Автор рисунка: Noben
— Акт 1 — Глава 3 — Вопросы в лабиринте — Глава 5 — Библиотека дракона

— Глава 4 — Парад принцессы

— Шайнинг Армор, я… не думаю, что он сдастся мирно…

— Принцесса Селестия не пошла бы на это, считая, что это не сработает, Твайлайт.

— Но… Мне страшно… Если у нас не получится, Селестия сказала, я буду должна… Что, если я не могу остановить его? Что, если не могу быть носителем элеме…

— Твайли, если до этого и дойдёт, ты справишься. И запомни, мы с Кейденс всегда будем рядом и поддержим тебя.

***

— Фотоаппарат?

— Зеркальная система со спектральной матрицей, если точнее, — с улыбкой на лице процитировала продавца Рарити, левитируя камеру в воздухе перед принцессой, чтобы та могла её осмотреть.

Твайлайт даже близко не выглядела так же воодушевлённо, как Рарити. Судя по тому, как она попятилась на несколько шагов, стало очевидно: чуждый объект её беспокоил. С другой стороны, то, как она навострила уши и наклонила голову, было явным признаком восхищения и любопытства, вызываемыми маленьким устройством.

Буквально пара щелчков, и у Рарити будет неопровержимое, неоспоримое и непоколебимое доказательство, что принцесса Твайлайт отнюдь не плод её воображения. Довольно осязаемое доказательство, чтобы его можно было предоставить самой принцессе Дензе. В конце концов, до поездки в Кантерлот, которую они с Флаттершай планировали неделями, всего несколько дней, и это отличная возможность попросить принцессу о помощи.

Единорожка опустила камеру и деликатно погладила её копытом, будто это был наитончайший шёлк из Седловой Аравии. В самом деле, учитывая ценник, это недалеко от правды.

Рарити левитировала к себе седельную сумку, достала инструкцию по применению к камере и бегло просмотрела страницы.

— Меня заверили, что это лучшая модель из имеющихся и она способна сделать снимки… — кобыла посмотрела на принцессу и лукаво улыбнулась, — совершенно чего угодно.

Единорожка едва успела договорить, как инструкция испарилась из её магической хватки и оказалась перед принцессой. Тут же возник пергамент, куда Твайлайт записывала незнакомые слова из журнала моды, и начал пополняться по мере чтения.

Рарити же решила не терять времени и опробовать камеру в действии, пока её призрачная фотомодель была поглощена чтением. Она навела объектив на принцессу, посмотрела в видоискатель и… никого не увидела?

— Принцесса? — подняла взгляд Рарити, но не нашла аликорна. Однако после беглого осмотра она обнаружила Твайлайт, прижавшуюся к стене с широко распахнутыми крыльями и шокировано уставившуюся на единорожку.

— О-ох, прошу прощения, я вовсе не хотела вас напугать!

Объектив камеры тут же опустился, а Рарити неловко прокашлялась. Возможно, наставлять неизвестные штуковины на бурно реагирующего аликорна, склонного швырять пони в книжные полки, не самая блестящая идея, приходившая ей в голову.

—… Это больно? — спросила принцесса, вновь поднеся к себе инструкцию и постоянно переводя взгляд то на него, то на камеру.

Хоть Рарити и понимала, почему Твайлайт беспокоилась, но подавить умилённый смешок было почти невозможно.

— Ничуточки! — с энтузиазмом заявила она, навела объектив на себя, улыбнулась и практически щёлкнула очередной снимок. Не то чтобы модница была против фотографирования своей юной красы, но возникла идея куда интересней.

— Почему бы вам самим не попробовать, принцесса Твайлайт? — сказала она, развернувшись к аликорну и левитировав к ней камеру. — Ознакомившись с теорией, должно быть, не терпится перейти к практике?

Лицо принцессы Твайлайт тут же засияло, и она осторожно перехватила камеру в свой магический захват. Рарити находила абсолютно умилительным то, с каким восхищением принцесса смотрела на аппарат, о чём единорожка не преминула бы упомянуть вслух, знай она аликорна получше. Тем временем Твайлайт, явно не замечающая завороженного взгляда Рарити, изучила инструкцию и направила объектив на близлежащий стол.

После щелчка кнопки, фотокарточка выехала из камеры прямо в копыто принцессы. Ещё в течение тридцати секунд аликорн не могла оторвать округлившиеся глаза от фотографии.

— Но... — не договорила она и повернулась к единорожке, развернув к ней изображение черного квадрата. — Ничего не происходит.

Принцесса Твайлайт ещё раз перечитала справочник и нахмурила брови:

— Почему она не работает?

Когда аликорн беспомощно посмотрела на Рарити, та захихикала, закусив губу.

«Ох, Денза, ну не мило ли выглядит принцесса, сбитая с толку новыми технологиями?»

— Наберитесь терпения, она не совсем мгновенная. Может стоит встряхнуть её? — посоветовала кобыла, сделав схожее движение копытом.

Слова явно не убедили Твайлайт, но она тем не менее потрясла фотокарточку, а затем поднесла её к лицу, наморщив лоб. Спустя пару секунд глаза принцессы округлились, а рот принял форму буквы «о», вместе с тем Рарити расплылась в улыбке.

— Это... как оно… что за магия... — слова принцессы Твайлайт определенно не поспевали за мыслями. Аликорн телепортировалась к единорожке и показала ей фотографию, продолжая исторгать кашу из неоконченных предложений.

— Ого! Какой хороший снимок стола, — воскликнула Рарити, взяв фотографию, чтобы рассмотреть поближе.

На самом деле стол был расщеплен посередине, но нельзя же просто так взять и стать профессиональным фотографом?

— Может, ещё одну?

Не успела единорожка закончить предложение, а принцесса Твайлайт уже начала искать, чтобы ещё сфотографировать.

— Так... — она с минуту смотрела на Рарити, и та, не сумев удержаться, приняла эффектную позу. Но, к её разочарованию, аликорн отвернулась и направила объектив на сидящую на столе Элару.

«Ну и ладно, я и сама могу сделать предостаточно фотографий самостоятельно» — с наигранной обидой подумала Рарити, всё ещё улыбаясь, хотя и уколотая досадой. Наблюдая, как принцесса Твайлайт, сделав снимок, начала яростно махать фотокарточкой, чтобы ускорить процесс проявления, единорожка едва могла сдержать смех.

Как только снимок проявился, аликорн тут же подбежала к Рарити за «экспертной» оценкой.

— О, какая прелесть! — воскликнула единорожка, восхитившись фотографией озадаченной Элары, смотревшей прямо в объектив.

Теперь, когда принцесса Твайлайт, похоже, впечатлилась концепцией фотографирования, у Рарити возник вопрос: не пора ли уже попробовать сделать снимок самой королевской персоны?

— Принцесса Твайлайт, может вы хотите, чтобы вас сфотографировали? — вопросила она, осторожно беря копытами камеру из магического захвата принцессы.

— Ну хорошо.

Сделав пару шагов назад, модница направила камеру на принцессу. Видоискатель явил Рарити чудной вид: принцесса Твайлайт стояла, вся напрягшись: ушки прижаты к голове, а один глаз закрыт.

Единорожка не смогла сдержать смешка, из-за чего аликорн одарила её пристальным взглядом.

— Прошу прощения, принцесса. Вы расслабьтесь, это вовсе не больно, я обещаю.

Слова явно не возымели должного действия, потому что принцесса всё ещё выглядела не в своей тарелке. Пряча половину лица за гривой, она готова была бежать сломя голову при первых признаках опасности. В этот раз Рарити смогла подавить вырывающийся смешок.

«Если кто ещё и считает меня вменяемой, то он определенно пересмотрит свое отношение, стоит мне рассказать, как невероятно могущественный дух испугался фотоаппарата», — улыбаясь, подумала единорожка.

— Принцесса, а теперь скажите «сыр».

— Сыр?

Помещение озарила вспышка, и камера исторгла из себя фотокарточку, способную насмешить кого угодно. Вот она – принцесса Твайлайт Спаркл, бессмертная пленница библиотеки под деревом, выглядящая так, словно ей на нос села муха. Закусив губу, Рарити передала фотографию своей модели, которая незамедлительно её взяла и после пристального осмотра бросила на единорожку укоризненный взгляд.

— Я выгляжу просто нелепо! — возмутилась аликорн, расправив крылья от явного негодования.

— Простите, принцесса, — ответила Рарити, не сумев сдержать пару смешков. — Не хотели бы... то есть... может, мне стоит сделать ещё пару фотографий? Уверена, стоит вам пообвыкнуться, и мы сразу запечатлим кадры получше.

Спустя минуту задумчивого нахмуривания бровей, единорожка уже начала бояться, что ответ будет отрицательным.

— Хорошо, но, если я снова выйду нелепо, я...

— В этот раз все будет хорошо, принцесса, обещаю вам. Просто представьте, будто вы на очень важном мероприятии и хотите показать себя в лучшем свете.

— Ла-адно.

Слова оказали куда большее влияние на принцессу, чем Рарити того ожидала. Неловкий страх, превративший первую фотографию в курьез, бесследно исчез. Твайлайт оценила несколько десятков поз, уделяя каждой не больше половины секунды. Наконец, она выставила одно копыто перед собой, расправила крылья и глубоко вздохнула:

— Готово, можно... нет, подожди...

Аликорн взмахнула крыльями пару раз и быстро их осмотрела прежде, чем ещё раз сделать глубокий вдох:

— Теперь всё... Я готова.

Улыбке она предпочла спокойное выражение лица, обрамлённое гривой. Даже казалось, будто сама шевелюра делает это осознано. Однако один мятежный локон болтался подле левого глаза.

Каким бы ни был замысел принцессы, Рарити была поражена.

«А она красавица, не правда ли?»

Целую минуту единорожка таращилась на аликорна, прежде чем заглянуть в визир и сделать две фотографии. Когда карточки проявились, Рарити с удовольствием обнаружила, что на них принцесса получилась такой же изумительной, как и в жизни. Сама принцесса Твайлайт Спаркл, одобрительно покачавшая головой, казалось, тоже была удовлетворена фотоснимком.

Взяв фотографии, аликорн проследовала к столу, где продолжила чтение инструкции. Теперь у Рарити появилась столь необходимая возможность сделать фотографии библиотеки.

— Я сейчас вернусь, принцесса, — объявила единорожка, и засим оставила её наедине с фотографиями и книгами.

Если Рарити намеревалась доказать Дензе, что принцесса Твайлайт не является плодом её воображения, то надо было раздобыть фотографии не только самого духа, но и библиотеки. Ощущая достаточную уверенность, чтобы побродить в одиночестве, Рарити пошла на фотоохоту: лабиринт, парящие канделябры, прочие элементы декора – всё и вся, способное помочь ей в этом деле. Когда единорожка уже почти закончила осмотр, она обнаружила маленький стол с пергаментами и перьями, стоящий в укромном месте на первом этаже.

— Рарити?

— Ах! — От столь неожиданного появления у кобылки чуть не случился сердечный приступ, но она быстро собралась и, прочистив горло, сказала с улыбкой: — Да, принцесса?

— Могу я снова одолжить сие устройство? — аликорн посмотрела на камеру.

— Ну конечно же, принцесса! Прошу вас, — ответила единорожка, передавая аппарат. — Рада, что камера вам так понравилась.

Твайлайт дежурно поблагодарила и снова телепортировалась, давая Рарити возможность осмотреть стол. Над ним висели календарь и часы – их единорожка принесла, чтобы принцесса могла следить за временем. Кобылке было приятно видеть, что аликорн уже заполнила квадратики текущей недели различными делами, хотя один и остался на удивление пустым.

Опустив взгляд, единорожка обнаружила свой экземпляр «Мифов и легенд Эквестрии», лежащий среди бумаг. Несмотря на протесты Твайлайт, Рарити всё равно принесла книгу, надеясь выудить из аликорна любую полезную информацию. Рядом лежал пергамент, весь исписанный комментариями, дополнениями и вопросами к содержанию легенды.

Другими словами то, что и было нужно единорожке.

— Так-так, — пробормотала Рарити, скосив глаза на текст. — Заметка номер тысяча шестьсот...

— Рарити!

От ужаса единорожка практически отскочила от стола, повернулась и увидела принцессу Твайлайт с весьма разочарованным выражением лица.

«Денза милосердная, ну почему я роюсь в её вещах? Просто прекрасно, Рарити, ты расстроила духа всесильной принцессы-аликорна. Отличное дополнение для твоего резюме».

— Пр-принцесса Твайлайт! — воскликнула Рарити, переводя взгляд с бумаг на аликорна. — Я... В-вы пришли показать мне ещё фотографий?

Принцесса быстро кинула взгляд на стол, а затем посмотрела на единорожку и покачала головой.

— Я... — начала она, но явно не знала, как закончить предложение. Рарити готова была поклясться, что на щеках аликорна появился румянец. — Ты скоро уйдёшь?

— Относительно скоро, да, — ответила модница, нахмурив бровь.

Не... перешла ли она где-то границы дозволенного?

— А что такое? Если надо я уйду прямо сейчас.

— Нет, — отрицательно потрясла головой принцесса. — Я просто... Не знаю, будет ли камера готова к твоему уходу, — сказала она и, по-видимому, расстроенно посмотрела на пол. — У меня возникли трудности с её сборкой.

— Со сборкой камеры? — приподняла бровь Рарити.

Принцесса Твайлайт кивнула и предложила проследовать за ней. Они миновали ряды книжных шкафов и подошли к столу у парадного входа, на котором Элара сортировала части того, что тридцать минут назад было новой и дорогостоящей камерой.

— Я думала, что в книге, которую ты мне дала, будет инструкция к сборке, но...

Принцесса левитировала к себе детали и пристально на них посмотрела.

— Это... потому что... её не предполагается разбирать... — тихо сказала единорожка, наблюдая, как аликорн положила части камеры обратно на стол с подавленным вздохом.

Рарити, возможно, не смогла бы скрыть весь свой ужас, если годы, проведенные в индустрии моды, не помогли бы ей отточить искусство делать лицо кирпичом. Почувствовав нахлынувшую слабость, она левитировала детали камеры. Не стоили бы они тысячу битсов, она позволила бы им прямо сейчас упасть на землю, но вместо этого медленно положила их обратно на стол.

— Я... я... — она отшатнулась назад с дрожащими коленями, и не осела на пол только ввиду отсутствия рядом кушетки. Одному Духу известно, сколь долго в библиотеке не делали генеральную уборку.

Глубоко вздохнув, Рарити приложила копыто к щеке. Единственным утешением в сложившейся ситуации было то, что принцесса Твайлайт не знала, к чему могут привести её действия. Возможно.

— Полагаю, уже ничего нельзя поделать... Почти тысяча битсов коту под хвост...

— Тысяча битсов?! — ошарашенно спросила принцесса, переводя полный ужаса взгляд с разобранной камеры на единорожку. Аликорн начала махать копытом в воздухе, будто в попытке подобрать слова. — Но ты же могла купить... маленький домик рядом со дворцом за эти деньги! — выпалила она.

Даже несмотря на свое состояние, Рарити не смогла сдержать смешок при виде ужаса, охватившего принцессу.

— Уже нет. Боюсь, что за последние тысячу лет битсы серьезно потеряли в цене, — объяснила единорожка, окинув детали последним опечаленным взглядом. Больше продолжать разговор о ней не имело смысла, и Рарити быстро перешла к более важной теме.

А именно, к освобождению принцессы Твайлайт.

— Ну ладно, я, пожалуй, возьму свои карточки и пойду, — объявила модница и схватила стопку из тридцати карточек, на каждой из которых была переписана информация об одной из утерянных книг Твайлайт. — Уже достаточно поздно, а я пообещала маме, что возьму на ночь свою сестрёнку Свити Белль.

Учитывая, что обычно с ней увязывается ещё и Скуталу, то времени на сборы будет ещё меньше.

— Не забудь мою книгу! — в спешке добавила аликорн, левитируя огромный том позади Рарити.

Единорожка сморгнула. Она и думать забыла про эту книгу, в основном потому, что сама Твайлайт настояла на том, чтобы Рарити её взяла.

— Принцесса, это очень радушно с вашей стороны позволить мне взять столько книг, но я буду занята подготовкой к поездке, так что у меня не...

— К возврату через четыре дня, — перебила принцесса Твайлайт, настойчиво прижимая книгу к седельной сумке единорожки.

Отчего такая настойчивость? И почему количество дней продолжает сокращаться? В самом деле, после того как Рарити уже в срок вернула две книги, резонно было бы предположить, что принцесса начнёт больше доверять ей и увеличит количество дней, но никак не сократит.

— Вы же уже вернетесь из поездки к тому времени?

Рарити кивнула и, положив книгу в сумку, остановилась прямо перед входом в тоннель.

— Да! В субботу вечером, если точнее. Обещаю, что первым делом наведаюсь к вам утром воскресенья, если у вас нет возражений, конечно же.

Аликорн пару раз кивнула, затем пошла к столу с разобранной камерой. Левитировав детали, принцесса исчезла вместе с ними во вспышке света. Рарити уже привыкла к тому, что принцесса Твайлайт никогда не прощается, так что она просто пожала плечами и вошла в туннель.

— А, Рарити, подожди!

Единорожка замерла и оглянулась в библиотеку, где в нескольких метрах от неё стояла Твайлайт.

— Да, принцесса?

Аликорн на мгновение смущенно замялась, но потом произнесла:

— О, эм... до свидания.

Рарити не удержалась и захихикала.

— И вам, до свидания, принцесса Твайлайт, — немного поклонилась для пущего эффекта единорожка.

Засим принцесса кивнула и телепортировалась, побудив Рарити игриво покачать головой и наконец покинуть библиотеку.

«Значит, воскресенье».

***

Кантерлот был, вероятно, любимым городом Рарити. Одно извечное желание пожить внутри его белокаменных стен уже говорило само за себя.

Изысканный театр, впечатляющий стиль, экстравагантно элегантные магазины, архитектурно шедевральные рестораны, великолепные сады и сливки общества пони можно было найти в столице Эквестрии. И это не говоря о многочасовых походах по магазинам, музеям и просто прогулках по мостовым города с чувством собственной принадлежности к элите. По многим причинам одно пребывание в городе уже было для Рарити сродни мечте, ставшей явью, а уж с учетом её текущей миссии, она могла представить себя в роли протагониста новейшей эквестрийской сказки.

И эта сказка, как и любая другая хорошая история, начнется с аудиенции у монарших особ.

Давным-давно три принцессы были заточены в собственном королевстве. Легенда гласит, что принцесса солнца нашла свое пристанище рядом с бушующим водопадом, принцесса луны – в недрах ею же созданной горы, а последняя – во чреве подземной библиотеки.

Однако сейчас первостепенной задачей для Рарити был осмотр достопримечательностей.

Даже если она собиралась их искать, то для неё лично на них свет клином не сошёлся. У Рарити была своя жизнь, и, как бы ужасно это ни звучало, принцессам некуда было деваться. Так что пока у них с Флаттершай был распланирован весь день, и ради принцесс жертвовать им единорожка не собиралась.

— О, Флаттершай! Только взгляни на это ожерелье! — ахнула Рарити, возбужденно указывая на изумрудное украшение в витрине одного из крупнейших блошиных рынков Кантерлота.

Многочисленные ряды прилавков, предлагающих товары на любой вкус, расположились на необъятной площади. С учетом столпотворения – не то, чтобы Рарити считала это большой проблемой – потребуется как минимум несколько часов, чтобы обойти их все. Она надела своё лучшее сапфировое ожерелье, и, как Рарити и думала, все встречающиеся ей на пути кобылы, таращились на неё открыв рот. И модница не могла сказать, что не получает от этого удовольствие. Пусть она и из Понивилля, но это не значит, что она не может одеться как коренной житель столицы.

— О, это тоже прекрасно! — продолжила единорожка, указывая на рубиновое ожерелье. Ничего такого, чего бы она раньше не видела, но тоже вполне себе красивое.

Получив в ответ только хихиканье, Рарити оглянулась на Флаттершай, которая разглядывала одну из фотографий, сделанных в библиотеке. И было несложно догадаться какую именно.

— Грациознейшая из принцесс, — со смешком отметила единорожка, отворачиваясь обратно к прилавку. Пусть она и не могла показать эту фотографию принцессе Дензе по вполне понятным причинам, но это же не означало, что она не может оставить её себе.

«Приятный и веселый способ напомнить о начале моей... дружбы?.. с принцессой Твайлайт. Забавно, кто бы мог подумать, что когда-нибудь я назову призрака своей подругой».

— Ага, крайне грациозная, — кивнула Флаттершай, тихо хихикая.

Время в поезде Понивиль – Кантерлот подруги скоротали за разговорами о принцессе Твайлайт. А также Рарити рассказала Флаттершай о своём решении начать поиски и двух оставшихся аликорнов. Идея колесить по всей Эквестрии, находясь в потенциальной опасности, была ожидаемо принята без особого энтузиазма, хотя фотографии принцессы немного поубавили скептицизм подруги. Надежды единорожки относительно весомых доказательств существования принцессы Твайлайт оправдались: всякий, увидевший их, охотнее в неё верил.

— Следующим делом мы пойдем к Флорал Фауне? — спросила Флаттершай, отдавая фотографии.

Посещение магазина Флорал Фауны, специализирующегося на дикорастущих цветах, было единственным мероприятием пегаски в их плане; учитывая, что практически всё остальное время занимали дела, запланированные Рарити,  отказать ей было бы верхом неучтивости.

— Ну конечно же, дорогуша! А затем мы просто обязаны посетить это причудливое кафе-мороженое на пятой авеню. Говорят, их мороженое просто невообразимое.

Тут она заметила книжный прилавок чуть поодаль. Возможно, при должном везении, она сможет найти там одну из книг принцессы Твайлайт!

— Я пошла, Флаттершай! — крикнула Рарити и направилась к прилавку.

Ларьком с вывеской «Походные книги Винтер и Спрингс» заведовала старая пегаска, которой, несмотря на её преклонный возраст, удалось сохранить яркий охристый цвет шёрстки. Очки придавали ей изысканный и интеллигентный вид. Прилавок был без излишеств, оно и понятно, ведь его надо быстро собирать и разбирать.

— О, какое у вас чудесное ожерелье! — воскликнула кобыла, и, сложив копыта вместе, прищурилась в попытке получше рассмотреть его. — Никогда не видела ничего подобного!

— Да, тут не поспоришь, — рассеянно играя с украшением, Рарити начала осматривать товары.

Как минимум тридцать томов были аккуратно разложены на прилавке. Ну не чудесно было бы, окажись они все разом утерянными книгами принцессы Твайлайт? Достав карточки, Рарити начала сверять названия, пытаясь найти совпадения.

— Могу я вам помочь, дорогуша? — поинтересовалась кобыла, перекладывая книги, чтобы единорожка могла быстрее с ними ознакомиться.

— О, спасибо большое! — в ответ на помощь Рарити мельком улыбнулась и вернулась к сверке: — Очень любезно с вашей стороны, но я бы и сама справилась. Только... — подавленно вздохнув, она убрала карточки. — Только жаль, что у вас нет нужных мне книг.

Вообще, Рарити не могла сказать, что была полностью опустошена этой вестью, ведь не каждый день можно наткнуться на тысячелетнюю книгу, которая... Тысячелетнюю? Она осмотрела книги на прилавке: кожаные переплеты растрескались, страницы запятнались от использования. Тут-то единорожка и поняла, что у книг принцессы Твайлайт в принципе не было возможности пережить тысячу лет. Особенно, если они были просто разбросаны по всей стране, а не хранились с должным вниманием.

Рарити оцепенела. «Значит... значит ли это, что её невозможно освободить?»

— Дорогая, понимаю ваше огорчение, но ещё рано расстраиваться! Прошу, дайте взглянуть на ваши карточки, — попросила она, делая жест копытом.

Потрясённая единорожка отдала их, и кобыла начала тщательное изучение.

— Ох, боюсь, что большинство названий мне вообще ничего не говорит, — сказала она спустя минуту, но прежде чем с губ Рарити успел сорваться драматический вздох, кобыла продолжила: — Хотя вот это вроде бы мне знакомо!

Правда?

Она кивнула и переписала название на клочок бумаги.

— Сможете посетить меня в следующую пятницу? Мы с мужем в скором времени покинем город, но, если я найду её, то приеду вместе с ней.

— О, это было бы просто замечательно! — тут же просияв, воскликнула Рарити. — Вот только я не местная. Я приехала сюда из Понивилля.

— Из Понивилля, говорите? — улыбнулась кобыла и вернула карточки. — Мой муж очень любит Понивилль. Каждый год навещает его. Постоянно думаю, что пора начать ездить с ним, потому что он каждый раз оставляет там какую-нибудь книгу! Иногда мне даже кажется, что он их раздает просто так, — добавила она, шутливо покачав головой. — Что до книги, то, думаю, смогу встретиться с вами завтра в полдень, если это вас устроит. Только надо уточнить место и время.

— О, спасибо! Это очень любезно с вашей стороны! — сказала Рарити, стараясь напрасно не надеяться лишний раз. Она по настоящему обрадуется, когда увидит книгу, не раньше.

Утвердив время встречи и уладив другие вопросы, Рарити вместе с Флаттершай направилась дальше по своим делам. Точнее направились бы, но вдалеке раздались фанфары. Пони вокруг удивленно замерли и шустро побежали в сторону звуков, оставив подруг стоять в замешательстве.

— О, похоже, принцесса вернулась из Седельной Аравии! — воскликнула пожилая кобыла. — Вам лучше поторопиться, если хотите увидеть её!

Флаттершай ещё даже не успела выказать своей радости, а Рарити уже тащила её прочь, попутно благодаря старушку. Сама единорожка думала, что принцесса давно вернулась, но разве она могла упустить такую возможность, особенно когда до неё было… копытом подать, причём в прямом смысле.

Подруги продирались сквозь сборище туристов и местных жителей, единодушно желавших хотя бы мельком приобщиться к событию. Отдалённое звучание оркестра по мере их приближения становилось всё громче, заглушая гам восторженных пони и спешные извинения Флаттершай, непреклонно проталкиваемой Рарити сквозь толпу. Когда же они наконец дошли до края тротуара, где уже уселись кобылки и жеребята, то осторожно обогнули их и стали наблюдать.

Юные поняши забирались на родителей, чтобы получше разглядеть представление; кобылы млели и хихикали при одном виде гвардейцев; пони постарше брюзжали о монархии, превратившейся в чрезмерно напыщенное развлекательное шоу. Для Рарити буря эмоций вокруг оказалась заразительной. Это лишь приумножало её пламенное желание стать частью мира шоу и престижа, гламура и блеска.

Солдаты всех родов и званий маршировали по улицам ровными шеренгами, ведомые трубами королевского оркестра. А какие наряды и обмундирование: их безупречно сшитые, безупречно сочетающиеся дизайны; как же Рарити завидовала пони, ответственному за королевский гардероб. Её сердце будто билось в такт с громким цоканьем солдат; в надежде уловить появление монаршей кареты как можно раньше, взгляд вперился в край улицы.

И ей – чему она позже удивилась – захотелось, чтобы принцесса Твайлайт была здесь и могла увидеть зрелище своими глазами.

Мысли единорожки, однако, тут же развеялись при громогласном звуке фанфар и воплей толпы, возвещавших о прибытии королевской четы.

Принцесса Каденза Армор Десятая и её муж – принц Сильвер Лэнс в роскошной золотой колеснице въехали на улицу. Принц – изумительный единорог с прелестной лазурной шёрсткой и перламутрово-белой гривой – поднял копыто, вследствие чего его плащ соскользнул с плеча. В толпе воцарилось молчание – все пони до единого пристально смотрели на пару.

И вот принцесса Денза поднялась внутри колесницы, сердце Рарити замерло. Конечно, Твайлайт тоже была, ну, принцессой, но от неё по спине единорожки не бежали мурашки так, как от Дензы. Она была принцессой, о которой Рарити слышала всю свою жизнь, с которой мечтала встретиться и для которой, улыбнись ей судьба, хотела бы день за днем придумывать элегантные наряды.

— Она така-а-ая красивая, — с придыханием молвила кобылка у ног Рарити, с открытым ртом смотря на Дензу, словно та была фарфоровой куклой.

Принцесса унаследовала бледно-розовую шёрстку от её матери и бабушки. Казалось, шерсть сверкает под лучами солнца; она неподражаемо дополнялась плащом из серебряного шёлка, висевшим на её теле и закрывающим кьютимарку. Лиловая грива была заплетена в мудрёно выглядящий пучок, скрывающий розовые полоски, украшающие гриву и видимые лишь в редчайших случаях, когда принцесса распускала волосы на публике.

Денза изумительно улыбнулась и помахала копытом; восхищённые возгласы вырвались из восторженной толпы, среди которой были и Рарити с Флаттершай. Принцесса и принц махали народу с грацией и утончённостью, ожидаемыми от них. Сильвер Лэнс наклонился и что-то прошептал своей жене, на что та рассмеялась и прижалась к нему на мгновенье. Ах, как же они безупречны – королевская чета.

Конечно, она никогда бы в этом не призналась, но Рарити ох как им завидовала. Разве не было это мечтой большинства кобыл? Как же она желала оказаться в этой золотой колеснице, сидя бок о бок с прекрасным принцем – любовью всей её жизни и помахивать обожающей толпе. Как же она мечтала о своём принце, шепчущем ей на ушко, заставляющим её смеяться и ощущать непередаваемое блаженство в каждом аспекте жизни.

Это было бы чудесно! Разве нет?

Звуки трубы вырвали её из мира грёз и Рарити продолжила наблюдать, как парад уходил вдаль. Её взгляд был прикован к принцессе до тех пор, пока колесница не исчезла за поворотом. В отсутствие монарших особ сборище начало разбредаться. Большая их часть не увидит принцессу до следующего торжества. Но Рарити?

Она уже скоро встретится с ними вновь.

***

Конечно же, как только посетит магазин, куда хотела зайти Флаттершай.

— Думаю, мы почти у площади, о которой говорил стражник, — объявила пегаска, ведя подругу через один из многочисленных переулков Кантерлота.

Им подсказали, что магазин можно найти около статуи «Наставник», но пока им этого не удавалось.

— Он сказал, что статую тяжело не заметить.

Следует признать: Рарити была не в состоянии помочь в поисках. Её мысли беспрестанно возвращались к Дензе, она снова и снова прокручивала в голове её красноречивое обращение, которое должно будет убедить принцессу помочь… другой принцессе. Верит ли Денза в легенду? Разве она не потомок одной из принцесс? Из всех пони в Эквестрии, уж она-то должна верить.

— Вот же он!

Голос Флаттершай выдернул Рарити из размышлений. Она обнаружила, что они пришли на небольшую площадь с внушительного размера статуей в центре. Там было на удивление мало пони, особенно если учесть, что шёл разгар туристического сезона Кантерлота. Но Рарити вовсе не жаловалась. Ну разве что чуть-чуть, ведь это значило, что некому восхищаться её ожерельем.

Пегаска незамедлительно помчалась к магазину, оставляя подругу позади. Полевые цветы никогда не были страстью единорожки, так что она решила получше осмотреть величественную мраморную статую. Подойдя ближе, она приметила бледную голубую ауру магии, обволакивающую статую. Без сомнений, это было средство защиты от разного рода повреждений.

На монументе были изображены прекрасная принцесса аликорн и маленькая кобылка. Королевская особа сидела на задних ногах и с благожелательной улыбкой на лице смотрела на кобылку, аккуратно охватывая своим крылом юную пони. Хотя это лишь мрамор, принцесса выглядела так, словно была готова ожить в любое мгновение.

Юная единорожка же глядела на аликорна со светлой улыбкой. «Любопытно… Она выглядит крайне знакомо…» — подумала Рарити, наклонив голову и прищурив глаза. Если бы не отсутствие крыльев и кьютимарки и сам факт того, что кобылка искренне улыбалась, она имела бы поразительное сходство с принцессой Твайлайт. «Возможно, её причёска была писком моды в те далёкие времена». Основание статуи было украшено резными изображениями солнца, а также надписью.

«Наставник»

— Любопытные статуи. Вы согласны?

Рарити повернулась и увидела пегаса-стражника, стоящего рядом с ней. «Откуда он взялся-то?»

— Ах, эхм, конечно! Они и вправду достойны внимания.

Их глаза встретились, жеребец снял шлем и явил взгляду тёмно-синюю гриву, великолепно сочетающуюся с его белой шерстью.

— Вы, должно быть, не местные. Выглядели вы с подругой слегка потерянно: дважды прошли мимо моего поста немногим ранее, — пояснил он, нахально ухмыляясь. — Ещё раз, и я бы остановил вас, чтобы предложить помощь.

Щёки Рарити раскраснелись. Замечательно, она вела себя перед привлекательным стражем, как бестолковая туристка. Без сомнений – она на правильном пути к встрече со своим прекрасным принцем.

— Ах, видите ли, последний раз я бывала здесь довольно давно, — выговорила она, нервно посмеиваясь и поигрывая гривой. — Но мы всё же нашли, что искали! В спасательной операции необходимости нет!

При виде ухмылки жеребца Рарити отвернулась к статуе, пока её щёки не раскраснелись сильней.

— Наставник и его ученик, я полагаю. Редко встретишь статую аликорна, изображающую не принцессу Дензу.

— На самом деле, есть ещё две статуи аликорнов. «Хранитель снов» здесь неподалёку. Она моя любимая, — он остановился, чтобы кивнуть в сторону одного из переулков.

— Я мог бы проводить вас туда, если хотите! И вашу подругу тоже, конечно же, — поспешно добавил он.

«О-ля-ля! Как знать, Рарити, может ты ещё и найдёшь своего прекрасного принца!»

— Ох, дорогуша, но разве вы не на службе? — ответила единорожка, приподняв бровь и улыбнувшись. — Мне вовсе не хотелось бы втягивать вас в неприятности!

— Ах, это… — начал сторож, залившись румянцем и потирая шею.

— Полагаю, предложение может остаться в силе и после конца моей смены? — спросил он, получив в ответ лишь хихиканье. Жеребец прокашлялся и покрутил на копыте шлем. — Так что же привело вас в столицу?

— Что ж, если желаете знать, мы с лучшей подругой уже давно планировали эту поездку, — распрямившись, объяснила она и, сделав паузу для драматизма, добавила. — А ещё я надеюсь удостоиться аудиенции у принцессы Дензы.

— Правда? — при этих словах лицо стражника приняло серьёзное выражение. — В такое время? Я буду сегодня среди эскорта гостей.

— Эм, ахм, видите ли… Я ещё не записалась в очередь на аудиенцию, — призналась единорожка и неловко перешагнула, при виде его поднявшихся бровей.

— Ещё нет? Как же так? Вы рассчитывали заявиться в замок и своим обворожительным видом и очарованием добиться встречи с принцессой Дензой? — на его лицо вернулась ухмылка.

Рарити наигранно хихикнула в ответ на завуалированный комплимент.

— Быть может…

По правде говоря, она подумывала вынести это на заседание королевского двора, но решила, что не стоит обсуждать принцессу Твайлайт в присутствии стольких пони. Слушания затянутся до самого воскресенья, пока она будет показывать фотографии всем присутствующим.

— Вы, случайно, не подскажете, где я могла бы записаться на аудиенцию сегодня?

— Мне жаль, — жеребец покачал головой и прикусил губу, — но сегодня уже поздно: записаться можно только в полдень. Я бы посоветовал подождать до завтра и направиться в замок пораньше. Главный секретарь всегда в вестибюле в это время, вам нужно лишь поговорить с ним.

От таких новостей уши Рарити поникли.

— Но… мой поезд отправляется завтра вечером! Мне придётся встретиться с принцессой в течение нескольких часов после записи. Это ведь почти невозможно!

— Почему бы вам в таком случае не задержаться до выходных? Полагаю, ваша подруга не будет против остаться ещё на денёк?

Как бы ни прельщала идея задержаться в Кантерлоте ещё на день, Рарити знала, что этому не бывать.

— У меня не получится, — ответила она, покачав головой и тяжело вздохнув. — Дома у меня запланирована встреча на воскресенье. Было бы несказанно грубо с моей стороны нарушить данное обещание.

Единорожка застонала и положила копыто на лоб. Организация ещё одной поездки в столицу будет той ещё головной болью, и всё сильно осложнялось недавними внушительными затратами на… разобранный фотоаппарат.

— Не вешать нос! — ободряюще заявил стражник, надевая шлем и подмигивая. — Как знать, быть может, удача благоволит вам!

— Полагаю, «удача» – это намёк на ваше имя? — спросила Рарити с поистине обворожительной улыбкой на лице.

— Не совсем, — рассмеялся жеребец и отрицательно помахал головой. — Я Рифт Шилд. Но уверен, обязательно найдётся язык, с которого это переводится как удача. Увы, но мне пора.

Тут он поклонился, добившись тем самым от Рарити очередной вереницы смешков, и начал вышагивать прочь.

— При следующей встрече я лично отведу вас к принцессе, мисс Заплутавшая Туристка!

— Знаете, у меня тоже имя есть!

— Не терпится его узнать!

С этими словами Рифт Шилд скрылся в переулке, разминувшись с Флаттершай на доли минуты. Восторженная пегаска вышла на площадь, неся не меньше трёх сумок, под завязку набитых садовыми принадлежностями. Она осторожно поставила их на землю у статуи и принялась пересчитывать содержимое. Теперь, когда Флаттершай вернулась из магазина, они могли отправиться за тем особым мороженым! И, может быть, даже заглянуть в театр или прогуляться по парку, раз уж этим вечером не будет встречи с принцессой Дензой.

Рарити дождалась, когда подруга закончит проверять содержимое.

— Ты готова, дорогуша?

— Как никогда! Я купила всё, что хотела, — восторженно объявила пегаска и благодарно улыбнулась, когда Рарити подобрала сумку поменьше. — Извини, что я так задержалась! Там было столько всего интересного, и услужливый продавец дал мне так много советов по садоводству.

— Милая, не беспокойся об этом! У меня была очаровательная беседа с весьма выдающимся городским стражем. Теперь я понимаю, почему все кобылы на параде так млели от гвардейцев. Не смотри на меня так, я не одна из них! — запротестовала единорожка и фыркнула в ответ на дразнящие смешки подруги. — Вернёмся к нашим планам: давай поспешим, пока очередь за мороженым чересчур не растянулась.

— Разве мы не должны сначала заглянуть в замок? — предложила Флаттершай, идя рядом с Рарити и аккуратно привязывая пакеты с покупками к седельным сумкам. — Это ведь важнее мороженого?

Единорожка наигранно вздохнула и грациозно помахала копытом в пренебрежительном жесте.

— Похоже, сегодня никаких замков. Мне подсказали, что мы давно опоздали на запись, теперь мне придётся идти завтра до полудня. Не самое удобное время, на мой взгляд, но откладывать ещё дальше у меня нет никакого желания.

— Хочешь, я пойду с тобой?

— В этом нет необходимости, моя дорогая, но я благодарна за предложение. Это не должно занять много времени, ни в коем случае не хотелось бы лишать тебя осмотра достопримечательностей из-за моих дел.

Делов-то было: прийти, записаться на аудиенцию, помолиться судьбе, чтобы принцесса не была занята, встретиться с ней, убедить в существовании принцессы Твайлайт, составить план по спасению, а затем отправиться домой и насладиться чашечкой чая. Проще пареной репы.

«Что может пойти не так, в самом деле?»

К сожалению, ответом было: очень многое.

***

В точности как посоветовал Рифт Шилд, она направилась в замок ещё до двенадцати, намереваясь добиться встречи как можно скорее. Уверенной походкой Рарити следовала к своей цели, пока не показался главный вход с двумя охранниками у закрытых ворот.

При их виде энергичности поубавилось, шаги стали не такими твёрдыми и более неспешными. Всего пять минут назад казавшаяся безупречно отрепетированной речь теперь выглядела дефектной, недоработанной и она не могла вспомнить от неё и половины. Единорожка остановилась, чтобы достать фотографию. Хоть «достойная» фотография Твайлайт и была вдохновляющей, но успокоиться и вернуть хоть какую-то уверенность помогло именно смехотворное изображение. Рарити убрала снимки обратно в сумку и продолжила путь, вдохновлённая «элегантными» выражениями принцессы на фотографии.

Или стоять у дверей было куда менее приятно, чем патрулировать город, или же ей просто повезло при встрече с Рифтом. Но не в пример ему стражники у ворот вовсе не выглядели дружелюбно.

— Цель визита, — спросил стоявший слева стражник при её приближении.

Странно, разве Рифт не говорил, что за посетителей отвечал секретарь? Неужели ей нужно пройти предварительное тестирование, только чтобы получить возможность на запись к принцессе Дензе?

— Я бы желала попасть на аудиенцию у принцессы Дензы. У меня есть… информация, способная помочь в решении многолетней… затруднительной ситуации?

— Затруднительной ситуации значит? Да ещё и многолетней? — спросил сторож, приподняв бровь.

— Эм, ну... — смогла лишь в ответ вымолвить Рарити. Она вдруг осознала, как нелепо будет звучать правда из её уст, а подобающей лжи, которая помогла бы ей добиться аудиенции, единорожка не заготовила. Ей осталось только достать фотографии из седельной сумки: — Ну, я...

Взглянув на фотографию, стражник издал мучительный вздох и закатил глаза:

— Опять двадцать пять.

Рарити могла поклясться, что услышала, как второй сторож застонал. Стражники переглянулись, и стоявший перед единорожкой спросил:

— Не хочешь ей заняться?

— Ну уж нет, сейчас твоя очередь.

Стражник вздохнул и посмотрел на Рарити:

— Пройдемте.

Он провел её по коридору мимо множества дверей в комнату, увешанную разного рода изображениями.

— Выкладывайте всё что есть на стол.

По сравнению с фотографиями Рарити, представленные в комнате «доказательства» казались просто смешными: расфокусированные, плохо отпечатанные картинки, которые могли бы с равным успехом подтвердить существование снежного пони. На паре изображений, однако, можно было даже различить кобыл, но было очевидно, что их крылья, если и не были поддельными, то, по крайней мере, какими-то неестественными. Сколько же пони приходило сюда, уверяя, что нашли потерянных принцесс? Говорил ли хоть кто-то из них правду или всех их проигнорировали, прямо как сейчас саму Рарити?

— Но мои доказательства реальны!

— Ну, конечно же, мисс, — фыркнул жеребец, закатив глаза. — И где вы её нашли? — он содрал одну из фотографий со стены и грубо плюхнул её на стол перед единорожкой.

— У себя в подвале? — затем ещё одну. — А может она чудесным образом материализовалась у вас прямо в ванной? Или она всё это время пряталась у вас под кроватью? Не хотите дождаться следующего желающего объявить о находке принцесс и сравнить ваши рассказы, а? — снова фыркнул он и покачал головой. — Послушайте, мисс, у нас нет на всё это времени, и могу вас заверить, что у принцессы тоже. Не знаю уж, кем вы там себя возомнили, раз считаете, что мы в самом деле вам повери...

— Но я говорю правду! — воскликнула Рарити, топая копытом. Она взяла фотографии и показала стражнику. — Хотите сказать это подделка?! Зачем вообще мне их подделывать?! Какой мне от этого прок?!

— Чтоб меня, — проворчал он, беря фотографии. — Они и впрямь хороши. Моё уважение. А это у нас что такое? Библиотека? — спросил он, разглядывая фотокарточки.

Подземная библиотека, — поправила Рарити. — В центре Вечнодикого леса.

Вечнодикого леса?! Вы слонялись по Вечнодикому? Пфф, леди, вы должно быть совсем сбрендили, — воскликнул он и положил фотографии на стол. — И почему же принцесса оказалась именно там?! — снова фыркнул он. — Чем же вы таким занимались, что аж «нашли» её?

Рарити не знала сколько ещё сможет терпеть подобное отношение. Оставалось лишь надеяться, что он не доведет её до срыва.

— Значит подземная, да? Как волшебно! — ухмыльнулся жеребец как-то неуместно снисходительно. — Спорю, вы её и во сне видели? — продолжал он, срывая новое изображение со стены.

Когда он положил его на стол, Рарити увидела похоже детский карандашный рисунок улыбающегося синего аликорна с кьютимаркой в форме полумесяца.

— «Принцесса Ву-у-у-уна» и ваши кошмары прекращает?

Рарити прикусила губу. «Будь выше этого, Рарити. Будь. Выше». Хоть жеребцы и вели себя по-хамски, не в её интересах было проявлять неуважение, если кобылка надеялась на сотрудничество с их стороны.

Она слегка улыбнулась и мягко оттолкнула его копыто в сторону.

— Боюсь нет, но…

Как только его нога опустилась, он настойчиво поднял её вновь, пихая рисунок к Рарити.

— Знаете, эта пони слала нам письма годами. Может подсказать вам адресок, чтобы вы вместе «отыскали» ещё принцесс? Что скажете? — С каждым словом он подступал к ней всё ближе, заставляя пятиться. — Может и клуб сыщиков принцесс вместе соберёте? Здорово же будет?

— Прекратите вы нако…

— А перестанете нам докучать? Разве не весело будет?

Тут Рарити врезала по столу: с неё довольно.

— Ах, да замолкнешь ты уже, остолоп?! — рявкнула она, толкнув стражника прочь с такой силой, что тот покатился кубарем по полу, попутно топая по упавшему следом рисунку. Лишь когда он ошарашенно посмотрел снизу на единорожку, она осознала, что натворила и на кого напала.

Хранитель порядка выглядел, будто получил смачную пощёчину, хотя учитывая обстоятельства, она была к этому близка. Он поднялся на ноги, высоченный и устрашающий, и прищурил глаза.

— Не стоило этого делать.

Рарити отступила, прижав уши, сердце колотилось в груди, а страх струился по венам. Но всё уже сделано.

… Конечно, он был чрезвычайно груб. Единорожка стояла на своём, но всё же тяжело сглотнула.

Однако, к сожалению для Рарити, жеребец пересёк комнату и схватил какие-то чёрные ключи, висевшие на стене. «О, не-не-не, — в панике пронеслось у неё в голове. — Он ведь не посадит меня за решётку? Флаттершай ведь будет волноваться! Да она там с ума сойдёт!» — единорожка отшагнула несколько раз от стражника и жалостно потрясла головой.

— Пожалуйста, подождите! Не стоит горячиться!

— А об этом надо было думать прежде, чем нападать на меня, дамочка, — рявкнул он, выдвигая ящичек из стола поблизости и доставая оттуда кандалы.

— Может вы найдёте ещё одну принцессу в темнице: что б не скучно было.

***

Запись в журнале №2015

Рарити сегодня принесла очень любопытное устройство. Оно называется фотоаппарат и способно создавать невероятно яркие и реалистичные иллюстрации чего угодно менее чем за минуту. Правда, похоже, что они чрезвычайно дорогостоящие. Я разобрала это устройство, чтобы получше изучить его механизмы, но, боюсь, Рарити была не в восторге от моего решения.

После этого она ушла готовиться к поездке в столицу Кантер, ныне именуемую Кантерлотом. Во главе там сейчас потомок Шайнинга и Кейденс. Я была бы несказанно рада, сделай мне Рарити несколько её фотографий, но, в силу обстоятельств, это теперь невозможно.

Сейчас важнее всего починить её аппарат. Мне нужно увидеть, как выглядит мир по ту сторону стен. Рарити вроде бы выглядит нормальной, и она не упоминала ничего необычного касательно окружающего мира. Единственный способ проверить мои предположения касательно легенды – это факты, и Рарити не является надёжным источником. Не то чтобы я не доверяю её рассудительности (хотя есть у меня некие сомнения: как бы ни было это приятно, до сих пор не понимаю, зачем она вернулась после столкновения с книжным шкафом), но она может быть предвзятой. В самом деле, как она может называть ненормальными странности, ставшие нормой современности?

Мне также понравились остальные вещи, которые она принесла. Время-отслеживательный прибор и календарь уже показали свою чрезвычайную полезность. Я распланировала две следующие недели и, надеюсь, это поможет вновь стать организованной. Нужно рассортировать книги в библиотеке в поисках карты. Думаю, буду искать шифры, раз уж не помню, когда делала это в последний раз. Начну с перебора первых букв каждой главы каждой книги, вдруг найду ключ. Времени должно хватить до возвращения Рарити в воскресенье.

Целый день свободен от планов и дел, чтобы полностью сосредоточиться на её визите. У меня подготовлен ряд интересующих меня вопросов, и я отыскала несколько книг, которые могут её заинтересовать. Надеюсь на это. Жду не дождусь её возвращения. Даже странно: не припомню, чтобы с таким нетерпением ждала чего-либо с момента появления в библиотеке давным-давно Совелия и его приятеля.

Всё же, как бы много времени ни было в моём распоряжении – следует сосредоточиться на ремонте аппарата Рарити. Хотелось бы сделать несколько корректировок, чтобы он работал лучше прежнего. Надеюсь, они приглянутся ей.

***

Если в Кантерлоте и было место, куда Рарити не хотела бы попасть и уж тем более там спать, то это тёмное, грязное подземелье замка. Ради всех принцесс, там так грязно, холодно и мрачно; ужасно бессердечно – приговаривать кого-либо к ночи в столь отвратительном месте.

Она прохаживалась по камере, и цоканье копыт вместе с эхом от бормотания разносились по каменным коридорам. Кобыла-охранник, стоявшая на страже, недоброжелательно поглядывала на Рарити, после того как убедилась, что шикать на неё было бесполезно: напротив, единорожка каким-то образом начинала топать ещё громче. Хоть у неё и было право хранить молчание, она упорно им не пользовалась.

Сколько часов она уже торчит здесь?

По ощущениям не меньше вечности, да и  судя по едва видимым из её зарешёченного окошка потемневшим небесам, прошло уже далеко не пара часов. По крайней мере стража была достаточно цивилизованной, и они сообщили Флаттершай, что её подруге будет нездоровиться до следующего утра – то есть, совершенной случайно, до момента, когда её выпустят. Хотя бы  волноваться о встрече с кобылой из книжного магазина не нужно: её подруга обещала об этом позаботиться..

— Унизительно, — пробормотала Рарити, скрежеща зубами, и остановилась. Унизительным было обращение с ней.

— Именно так и есть.

И всё же, она жалела лишь о том, что из-за её действий Флаттершай осталась одна в этом большом городе.

Мысли единорожки вернулись к сторожу и её эмоциональному срыву. Жалкий охраннишка даже не дал ей договорить и объяснить ситуацию. Она едва вставила слово, прежде чем он начал свой обстрел унизительными заявлениями. Кто вообще дал ему хоть какие-то полномочия?

Но больше всего, сильнее унижения и оскорблённости, она была разочарована и подавлена. Прямо как тогда, когда ей не поверила Флаттершай, но теперь втройне. Вот значит, как ощущала себя принцесса Твайлайт целую тысячу лет, запертая в своей библиотеке и неспособная что-либо сделать для собственного спасения? Или для Рарити это было и того тяжелей, ведь у неё были возможности рассказать остальным, но ни один пони ей не верил?

Может, поэтому никто раньше и не «находил» принцесс. От них всех так же отмахивались? И в итоге они сдавались и бросали найденных ими принцесс? Как же ужасно: до конца жизни маяться с этими знаниями, но не иметь возможности что-либо сделать.

Она села на пол и, вздохнув, уткнула лицо в копыта.

— Почему вообще я это делаю?

«Это ли не вопрос на миллион?»

Здесь, в заточении, где единственное занятие – это копание в своей голове, она наконец задумалась над своей ситуацией. Менее месяца назад лишь идея о пропавшей в лесу принцессе была бы отброшена в сторону, как бесполезная сказка и не более того. Но сейчас она строила планы по убеждению правительницы Эквестрии в существовании принцессы в библиотеке посреди Вечнодикого леса.

Неужели она позволила духу приключений затмить здравый смысл? Неужели поддалась искушению и помешалась на мысли об участии в грандиозной сказке наяву? Неужели Твайлайт каким-то образом её заколдовала и заставила ей помогать?

«Принцесса Твайлайт…»

И почему Рарити угодила в темницу лишь ради какого-то призрака? Призрака принцессы, между прочим, напавшей на неё и сломавшей дорогущую камеру! Заставившей её почти три часа блуждать по проклятому лабиринту!… А также принёсшую свои извинения за нападение… Поблагодарившую её за предложенную помощь… Даже остановившую её, только чтобы попрощаться…

Мысли Рарити унеслись к очаровательному любопытству принцессы к фотоаппарату, и кобылка с трудом сдерживала улыбку. Конечно, улыбка исчезла в тот же миг, как она вспомнила о теперь уже нарушенном обещании. Поезд наверняка уже тронулся в путь, и она искренне сомневалась, что им удастся урвать билеты на утро воскресенья или хотя бы на полдень.

— Она ведь не расстроится? — прошептала себе под нос Рарити, сиротливо сверля взглядом пол. «Нет, конечно же, нет. Она будет занята со своими книгами и камерой и вряд ли заметит, что я вернулась позже обещанного!»

Читать дальше

...