Автор рисунка: Siansaar
Просто зажми кнопки - и победа в кармане!

Эпический провал

Скуталу уже давно уяснила, что учителя бывают разные.

Одни предпочитали заниматься один на один с учениками, и такие были самыми лучшими. Они всегда уделяли внимание своим подопечным, пытались узнать их получше и найти индивидуальный подход. Рейнбоу Дэш была именно такой наставницей, потому что перед тем, как учить Скуталу летать, она выяснила, как чейнджлинги летают в своём истинном облике, чтобы знать, от какой печки плясать.

Другие вели целые классы. Такие учителя были, может, и похуже, но всё же неплохими. Они были не прочь разнообразить занятия или помочь ученику, если тот чего-то не понимал, но в целом пытались придерживаться учебного плана. И понятно, почему — когда у тебя несколько десятков учеников, ты просто физически не сможешь уделить внимание всем. К этой категории относилась Черили: она искренне хотела, чтобы все её ученики поняли материал и научились чему-нибудь новому, но иногда просто не замечала происходящего вне школьных стен.

Но были и третьи: нудные. Которые учили строго по плану, и без разницы, нравилось это ученикам или нет. Они учили так же скучно, как когда-то учили их самих, а на любые возражения отвечали одно: «Так учили всегда, и я не собираюсь из-за вас перестраивать всю программу».

По мнению Скуталу им было похуфф, поймут ученики программу, или нет. По крайней мере, единственного её учителя этого рода ничья успеваемость, казалось, не волновала. Притом в отличие от Черили, ему не надо было вести целый класс, нет. Он занимался со Скуталу лишь единожды в неделю один на один — и всё равно считал малейшее отклонение от программы смертным грехом.

Естественно, она его, мягко говоря, недолюбливала.

— …Которая связана с экзокринной системой желез, — монотонно бормотал чейнджлинг. — Это позволяет нам копировать феромоны, выделяемые другими расами. Конечно же, на пони их действие чрезвычайно слабо, однако исследования показывают, что длительное применение феромонов оказывает подсознательный успокаивающий эффект. Тем самым феромоны могут повысить эффективность маскировки на шесть процентов…

Скуталу лишь вздохнула. Ну вот как, КАК у него получалось скучно рассказывать о магии перевоплощений? И почему именно этот зануда стал её учителем? И какого Дискорда его план урока состоит из нескольких часов нудных лекций — и только двадцати минут настоящей практики?!

Не то чтобы раньше его уроки было так уж легко выносить, но сегодня сидеть на них было сплошной пыткой. Пока она сидела здесь, а её мозг от бубнежа этого престарелого идиота плавился в слизь, в улье творилась история! Королевский визит был в самом разгаре, и Скуталу не могла не слышать мысли других, более удачливых чейнджлингов.

«Этот жеребец смотрит прямо на меня! Что мне делать?»

«Проклятье, эта фиолетовая пони вообще когда-нибудь заткнётся?»

«Что за хрень напялила на себя Гус?»

Скуталу уже давно знала, что в день визита останется дома, так что терзало её отнюдь не это. Нет, её допекало, что горе-учитель — чейнджлинг их же улья! — долдонил так же скучно, как и всегда. А он ведь просто не мог не знать, что происходит! Его что, совсем не волнует, что их раса стоит на пороге новой эры?!

Он вообще осознаёт, что если чейнджлинги станут гражданами Эквестрии, необходимость в «идеальной» маскировке отпадёт? Неужто этот чудак настолько оторван от жизни и не понимает, что его программа вот-вот отправится в утиль?

— …Вот почему ты не имеешь права на ошибку. Облажаться с маскировкой — значит подвергнуть всю нашу расу угрозе истребления. Вся судьба нашей расы в твоих копытах, инфильтратор… — продолжал нудеть он.

Похоже на то. Скуталу ущипнула себя за щеку и с трудом сдержала стон. На этих уроках всегда скука стояла смертная, но сейчас... она была готова взорваться. Буквально.

«Что я вообще здесь делаю? Могла бы найти и способ получше переливать из пустого в порожнее. Смотреть на сохнущую краску, например. Да блин, даже Торакс мог бы научить меня куда большему, хоть он сам в искусстве маскировки тот ещё «умелец»! Нет, ну серьёзно, никаких сил уже нет», — подумала Скуталу.

— Вот почему важно использовать свои способности по максимуму. Только так ты сможешь поддерживать эффективную маскировку. А теперь давай поговорим об искажённой природе твоей арканиумной ткани...

Эта фраза стала последней каплей, переполнившей чашу терпения Скуталу.

— Что, блин?! Опять? — закричала она. — Хватит, задолбало! Я не собираюсь слушать, как ты гонишь ту же самую фигню, что и на каждом ляганом уроке за последние два хвостодраных года!

Учитель осёкся и с изумлением уставился на Скуталу, а в мыслесвязи поднялся гвалт.

«Ух ты, ну просто, блин, ого-го! Скуталу что, всё-таки заткнула старикашку?» — вопросил Уно.

«О да, счас будет жарко! Где там мой попкорн?» — подхватила Линкс.

«Давай, Скуталу, выбей из старого хрыча всю дурь! — заорал Твитч. — Эгей! Бей-убивай!!!

Наконец, учитель пришёл в себя и откашлялся.

— Скуталу, успокойся. Ты ведь прекрасно знаешь, что невозможно овладеть магией перевоплощений, не уяснив как следует теорию... — начал он.

Но Скуталу не дала ему договорить.

— Теорию?! — воскликнула Скуталу. — Да эта ляганая теория у меня от зубов уже отскакивает! Сколько мне, по-твоему? Два года? Или ты забыл, что у нас в улье есть трижды долбаная академия магии маскировки и перевоплощений? Я бы не сидела здесь, если бы не сдала основы!!! Какого горелого сена ты повторяешь одно и то же?

— Скуталу, академия нужна для того же, для чего у других рас существуют начальные магические школы и лётные училища. Там никто не учит жеребят пользоваться магией — в ней учат, как не навредить себе, пользуясь чарами. Лучше позволить жеребятам набить шишек во время обучения, чем если они наколдуют что-то не то или разобьются.

— Ага, конечно, — саркастически выплюнула Скуталу. — И как же, по-твоему, нас учили избегать опасностей? Тупо втирали про всяких-разных чейнджлингов, допустивших страшные ошибки и попавшихся? Так вот, я тебя разочарую — это был только второй урок. Тема третьего: «Порча, порча, порча»! Я прекрасно знаю про порчу и о том, как она влияет на мою магию, вот только твоей заслуги в этом нет.

— А, и ты, конечно, считаешь, что знаний, полученных тобой в жеребячестве, достаточно? — покачав головой, усмехнулся учитель. — Ты просто ещё слишком глупа для понимания, насколько сложна наша магия. Наша арканиумная ткань столь же развита, как и у любой другой расы пони, но…

— ...Но у нас она куда теснее связана с нервной системой, — закатив глаза, процитировала Скуталу, — отчего наши магические способности хоть и разнообразнее, зато слабее, чем у кого-либо ещё. Именно поэтому мы способны использовать магию остальных трёх племён, но в среднем уступаем им по отдельности в плане голого магического потенциала.

«Хм. Похоже, что-то она всё-таки запомнила», — прокомментировала Дав.

— А ещё есть трещины в моём хитине, под которыми находятся «пылающие» мембраны, пять законов фокусировки и бла-бла-бла. Это то самое, что я учила в академии. То, что ты повторяешь каждую неделю уже два года. Спасибо, блин! Я уже запомнила. А теперь — пожалуйста — может, перестанем страдать фигнёй, и наконец перейдём к практике? Там можно хоть чему-то научиться.

Учитель на миг потерял дара речи, но тут же опомнился и возмущённо фыркнул.

— Что ж, если ты и так всё знаешь, то давай, покажи технику шестьдесят три, — сказал он.

— Шестьдесят третью? — вскинув бровь, едко переспросила Скуталу. — Да легко! А ничего, что я вообще о ней знаю лишь из-за старшего брата, обожающего докапываться до меня на сей счёт? Как, хвост пачканый, я могу сотворить заклинание, если ты ни его матрицу мне не показал, ни времени потренироваться не дал?

— Всё строится на теории, — усмехнулся учитель. — Раз знаешь теорию — нет ничего невозможного. Если ты и впрямь знаешь её так хорошо, как бахвалишься — то без проблем исполнишь эту технику и без матрицы. И если у тебя получится, то я признаю, что твою учебную программу надо изменить. В противном случае уроки будут идти так, как надо. А теперь, пожалуйста, выполни указанную трансформу.

Гнев полыхнул в груди Скуталу с новой силой, но к счастью, не у неё одной.

«А-а, понячьи перья! — взвыла Гус. — Он там что, совсем крышей поехал? Это же полная чушь!»

«Он часами вдалбливает одну и ту же муть, а затем спрашивает то, чему никогда не учил? — переспросил Битл. — Он вконец ляганулся?»

«Беру свои слова назад, Скут, — сказала Бабблз. — Он таки худший учитель во всём улье».

«Его проблемы, — рыкнул Уно. — Если учитель играет не по правилам, то и класс не будет. Лови, Скут. Я отослал тебе матрицу».

«Спасибо, Уно! — подумала Скуталу. — Ладно... Здесь нет ничего сложного. Поехали!»

Она сосредоточилась — и её окутало зелёное пламя.

--------------------------

— И что было дальше? — с улыбкой спросила Свити Белль.

— Ну, оказалось, что у меня прирождённый талант к шестьдесят третьей технике, — с гордостью заявила Скуталу. — Получилось с первой попытки.

На следующий день после того урока Скуталу шла в школу и рассказывала Тораксу и подругам о случившемся. Она буквально светилась радостью, но не забыла перед рассказом бдительно осмотреться, убеждаясь, что их не подслушивают.

— Ого, — удивился Торакс. — Даже я про этого типа уже слышал, а ведь я в вашем улье всего ничего. Честно говоря, никогда не думал, что учитель может быть настолько зашоренным. И тебе что, действительно удалось заставить его изменить план уроков?

— Ага, держи карман шире, — пожала плечами Скуталу. — До него минуты три доходило, что я сейчас сделала. И первое, что он сделал, очухавшись — помчался жаловаться маме на моё «халатное отношение к урокам». Я не весь ответ расслышала, но фразу «не даёшь ей развить потенциал» уловила более чем отчётливо. Кажется, этот старый пердун и взрослым не очень-то нравится.

— Знаешь, учитывая, шо ты про него нарассказывала — я удивлена, чего его раньше не выперли, — сказала Эпплблум.

— А фиг его знает, — пожала плечами Скуталу. — Может, с политикой какая хвостня, или ещё что... Как бы там ни было, его уже нет, так что у меня наконец-то будет нормальный учитель. Вот говорю вам — пара нормальных уроков, и я покажу, насколько крутой может быть наша маскировка.

— Замётано, — сказала Свити Белль. — Кстати, а что за техника шестьдесят три?

Скуталу остановилась и со смущённой улыбкой посмотрела на подругу. Торакс же залился краской и отвернулся.

— Это… э-э-э… давайте, я просто покажу. Пошли, — сказала Скуталу и скрылась в кустах.

Эпплблум и Свити Белль неуверенно переглянулись, но в конце концов любопытство возобладало над любыми сомнениями.

— Ладно, — сказала Эпплблум. — Ток смотри, шоб никто чужой не увидал.

— Да ладно, — высунув голову из-за куста, закатила глаза Скуталу. — Я не настолько беспечна. А теперь идите сюда, пока нас никто не заметил.

Меткоискатели и Торакс скрылись в кустах. Скуталу в последний раз оглянулась и сбросила маскировку.

— Ну, как вам? — спросила пегаска, и тут же скрылась в вихре зелёного пламени.

А миг спустя на её месте оказался оранжевый жеребчик, и надо заметить — премилый оранжевый жеребчик.

Свити Белль и Эпплблум удивлённо захлопали глазами. Уж к чему-чему, а к такому они готовы не были.

— Ну привет, крошка, — подмигнула... нет, подмигнул Скуталу. — Ты такая горячая, что меня скоро тепловой удар хватит.

— Скуталу, — поёжилась Свити Белль. — Это самый банальный и дурацкий подкат, какой я только слышала. Ты это специально?

— Конечно, — дерзко усмехнулся Скуталу. — Интересно стало — вдруг моих чар хватит, чтобы ты забыла про своего кольтфренда?

— Он не мой кольтфренд, — хмуро ответила Свити Белль.

— Это пока, — с ухмылкой пробасила Скуталу. — Но скорее всего, никогда уже не станет. Раз с тобой я — у него нет шансов.

Свити Белль приложила копыто ко лбу и пробормотала что-то нечленораздельное.

— Серьёзно, Скуталу? — закатив глаза, спросила Эпплблум. — Мне, канеш, попадалась куча неудачных подкатов, но твой всё одно чуть не худший из тех, шо я имела несчастье слыхать. А ещё ты слишком переигрываешь. Ты больше смахиваешь на жеребца, что истово пытается корчить из себя жеребёнка, чем на когой-то наших лет. Мож, ты и выглядишь жеребчиком, да ведёшь себя больно уж карикатурно.

— Ну-ну, — поиграла бровями Скуталу. — Тогда почему твои глаза так бегают, когда я рядом? Признайся, тебе нравится то, что ты видишь.

Эпплблум выполнила лицекопытие.

Скуталу усмехнулась. Это было слишком весело.

К сожалению, хоть Скуталу и не забывала внимательно следить за подходами, она не смотрела вверх. А в это время некий никем не любимый пегас-адвокат пролетал прямо над ними. Он не смотрел вниз, но для Скуталу в этот момент всё было кончено.

— О, привет, Свити Белль! — воскликнул появившийся, казалось, из ниоткуда Баттон Мэш. — Что это ты тут делаешь?

Тут его взгляд упал на Скуталу.

— Ой, а ты кто?

Все подскочили, Скуталу побледнела.

«Блинский хвост!! — подумала Скуталу. — Ладно, без паники. Надо просто заставить его куда-нибудь свалить на пару секунд, и тогда я смогу по-тихому вернуть старый облик. Вряд ли это будет сложно...«

----------------------------------

— Всем привет. Меня зовут Скутер, я кузен Скуталу из Клаудсдейла. Мои родители работают весь день, так что сегодня я буду учиться с вами.Что бы она не делала, ей никак не удавалось заставить Баттон Мэша уйти достаточно надолго, чтобы успеть сменить маскировку. И поскольку, когда прозвенел звонок, он всё ещё был с ними, ей пришлось в таком виде тащиться в школу.

Скуталу снова задалась вопросом: «Ну вот как я вообще умудряюсь влипать в такие ситуации?» Но ответа, как обычно, не нашлось.

— У Скуталу есть кузен? — удивился Рамбл. — А почему она про тебя никогда не говорила?

— А ты про свою кузину много рассказываешь? — спросила Эпплблум.

Скуталу с благодарностью улыбнулась подруге. Ситуации-то бывали всякие, но к счастью, у неё были друзья, которые помогали из них выбираться.

— Резонно, но где тогда Скуталу? — спросил Рамбл.

Скуталу глубоко вздохнула. Самое время проверить на практике все те уроки о импровизации в маскировке.

Надеюсь, это будет звучать не слишком глупо.

— Собственно говоря, из-за неё мои родители сюда и приехали, — сказала Скуталу. — Кажись, чё-то там про репетиторство, не вникал.

— Правда? — спросила Черили. — А Скуталу ничего об этом не говорила.

— Так она сама только сегодня узнала, — пожала плечами Скуталу. — Мои родители и расписание — вещи несовместимые. Они просто смотрят, до кого сейчас ближе, и едут к ним. И мне приходиться ездить с ними, остаться-то не с кем. И вы даже не представляете, как это бесит.

Черили удивлённо вскинула бровь, но потом покачала головой и улыбнулась.

— Понятно, — сказала учительница. — Ну, тогда присаживайся. Надеюсь, тебе у нас понравится.

Скуталу облегчённо вздохнула и медленно потрусила к своей парте. Несколько одноклассников удивлённо проводили её глазами, но никто ничего не сказал.

«И почему это всегда случается именно со мной?» — простонала Скуталу.

«Потому, что ты утратила бдительность, — упрекнула её Синяя Морфо. — Я понимаю, что тебе не терпелось поделиться своими новыми заклятиями, но серьёзно, ну нельзя же так».

Скуталу поморщилась.

«И что теперь? — подумала она. -У меня большие проблемы?»

«Нет, не думаю, — сказала Синяя Морфо. — Но я надеюсь, что ты сможешь выпутаться в одиночку».

Скуталу снова вздохнула, но теперь куда увереннее.

«Ладно-ладно, всё в порядке, « — сказала себе Скуталу. — Это всего на день. Просто прикинусь жеребёнком, и постараюсь особо не привлекать внимания. Держу пари, через пару дней они забудут, что Скутер вообще существовал».

Она расслабленно откинулась на спинку стула и окинула класс взглядом. Большинство жеребят уже вернулись к уроку и теперь слушали очередной рассказ Черили. Только Динки Хувс все ещё смотрела на неё щенячьими глазами.

«Погодите, а чего это она на меня так уставилась?» — пронеслось в голове чейнджлинга.

А затем она учуяла сладкий и сытный чувственный аромат, буквально клубившийся вокруг Динки.

Это означало только одно: Динки в неё влюбилась.

----------------------------------------

«Эй, ребят, слыхали? Скутс таки довели до матной ручки».

«Ого... Я лет пять уже не слышал, чтобы кто-нибудь так материл судьбу. Ох и влетит же ей».

«Думаешь? На неё запала другая кобылка, которая не знает, что она кобылка, так что…»

«Поддерживаю. Может, я выразился бы помягче, но здесь маты были в тему.

«Ой, да ладно. Я слышала фразы и похуже, а это… ух ты! Беру свои слова назад.

«Блин!»

«Яблоки конские!»

«Кхе-хем. Кто-нибудь объяснит мне, откуда моя дочь узнала столь… красочные метафоры?

«Ой, блин...»

«О да-а... Кой-кому сегодня хорошенько влетит».

«Заткнись, Твитч!»

--------------

Каким-то чудом остаток учебного дня прошёл относительно спокойно. Пару раз Скуталу ловила на себе не то заинтересованные, не то удивлённые взгляды одноклассников, и всякий раз, когда она пересекалась взглядом с Даймонд Тиарой, та, казалось, едва сдерживалась, чтобы не засмеяться в голос, но в прочем не было ничего интересного. Всё могло быть и куда хуже.

Но всё равно — этот день был одним из худших в жизни Скуталу. Её не покидало чувство, что вот-вот понибудь поймёт, насколько глупо она вляпалась. И честно говоря, ей было немного стыдно: придумать настолько дурацкую «легенду» надо было ещё суметь. Хотя опять же, не то чтобы раньше ей было с кем попрактиковаться.

Но хуже всего была Динки: стоило Скуталу лишь посмотреть в её сторону, как единорожка заливалась краской и отворачивалась. Не будучи дурой, Скуталу прекрасно понимала, что худшее ещё впереди, и едва занятия окончатся, как её пригласят на свидание. Кому-то другому она, может, и смогла бы отказать, но только не Динки. Получив отказ, единорожка могла расстроиться или даже заплакать, а обидеть Динки было страшнее смертного приговора. Даже Даймонд Тиара никогда её не дразнила, хоть у той и не было метки, и причина тому была проста — Дерпи.

И будто всего этого было недостаточно, в тот день Скуталу пришлось узнать ещё кое-что о любви: её очень трудно игнорировать. Любовь Динки была как терпкий аромат духов, разлитых по классу. Как Скуталу ни пыталась не обращать на него внимания, не замечать его было просто невозможно. К счастью, Черили сегодня, казалось, не собиралась вызывать её. Хоть какой-то плюс.

На перемене Скуталу удалось выскочить из класса и уединиться в туалете. Как оказалось, жеребцовый туалет был ещё противнее, чем она представляла.

«Вот говорила же я, что ты гонишь, Уно. «Жребцовый туалет охрененен, ты просто тама никогда не была», ага, как же». — мрачно подумала Скуталу.

«Это у вас в школе какие-то неправильные туалеты, — возразил Уно. — В улье всё круто. И ты никогда не докажешь обратного!»

---------------------------

Наконец учебный день подошёл к концу. Даже не дожидаясь, пока Свити Белль и Эпплблум встанут из-за парт, Скуталу устремилась к двери в отчаянной попытке сбежать.

И само собой, не успела она миновать и пару рядов парт, как её окликнули.

— О, привет, Скутер! Меня зовут Динки. А куда это ты так торопишься? — спросила Динки, преграждая Скуталу последний путь к отступлению. Её голос звучал очень влюблённо.

Скуталу вздрогнула. План «А» провалился к Дискорду в первые же секунды, и кобылка искренне понадеялась, что план «Б» наяву будет выглядеть лучше, чем в голове.

— У вас занятия идут дольше, чем я рассчитывал, — сказала кобылка. — Мои родители ожидают, что я уже должен вернуться. Не хочу, чтобы они волновались.

Увы — но наяву план оказался ещё хуже.

— Жа-а-аль, — печально протянула единорожка, хлопнув ресницами. — Просто у нас в городе есть одно классное местечко, «Сахарный Уголок» называется, и я надеялась, что мы с тобой туда сходим, поедим мороженого…

Скуталу едва подавила желание взвыть в голос. Всё шло очень, очень плохо. С этими щенячьими глазками и сплошным потоком любви спорить было попросту невозможно.

— Ну-у… э-э-э… то есть я… — заикаясь, всё же попыталась выкрутиться она.

— О, придумала, — прервала её Динки. — Давай ты быстренько заскочишь домой, поговоришь с родителями, а потом мы встретимся у «Сахарного Уголка». Свити Белль и Эпплблум расскажут, где это, они со Скуталу там часто бывают. Увидимся.

С этими словами Динки в последний раз обаятельно улыбнулась и вышла из комнаты.

Скуталу так и осталась торчать посреди класса, уставившись в стену, пока остальные ученики выбегали вслед за Динки. Краем уха кобылка услышала, как хихикают Даймонд Тиара и Сильвер Спун, но сейчас ей было не до них — она отчаянно пыталась придумать, что делать дальше.

— Ну прост клёво отмазалась, — сказала Эпплблум. — Долго думала?

Скуталу подпрыгнула и обернулась. Позади неё с абсолютно спокойными мордочками стояли Свити Белль и Эпплблум. Зато стоящий рядом Торакс казался весьма обеспокоенным.

— Нет, я, конечно, понимаю, что ты не хотела расстраивать Динки и всё такое, но серьёзно — неужели так трудно было сказать: «нет»? — спросила Свити Белль. — Всего три буквы — «Н», «Е», «Т» — и никуда не надо идти. Что сложного-то?

— Агась, — кивнула Эпплблум. — Скутс, ну ты и, блин… ну, сама знаешь кто? Чего оправдания-то такие фиговые? Тебя что, в энтом виде так ейная краса отвлекает?

Скуталу возмущённо фыркнула и наклонилась поближе.

— Ну извини, что меня учил круглый идиот, — прошипела она. — И нет, проблема не в красоте. Динки весь день любила меня всеми способами. Ты же помнишь, что я так питаюсь, да? Вот ты сможешь не смотреть на вкусную еду прямо у себя под носом?

Свити Белль и Эпплблум покачали головами, но спорить больше не стали.

— И что ты собираешься теперь делать? — спросил Торакс.

— Ну, сначала я пойду и поговорю со своими якобы родителями. Надо обсудить, что будем говорить, если у кого-нибудь возникнут вопросы. А потом…

— А потом ты пойдёшь на свидание с Динки, — закончила Эпплблум.Скуталу снова вздохнула.

— А если кто-нибудь из улья тебя подменит? — спросил Торакс. — У других-то ваших ведь есть опыт в подделке личности?

— Одно из главных правил улья Клаудсдейла, Торакс: «сам кашу заварил, сам и расхлёбываешь». Ну, конечно, если каши не слишком много для одного чейнджлинга. По мне, так внезапное свидание — не та причина, чтобы отрывать кого-нибудь от работы, так что не катит, — поморщилась Скуталу. — Так… э-э-э… Свити, есть какие-нибудь советы? Просто ты единственная из нас, у кого есть кольтфренд, и…

— Мы с Баттоном не встречаемся, — раздражённо процедила Свити Белль. — Мне опять включить систему наведения?

— Э-э-э, не, пожалуй, не надо, — потёрла загривок Скуталу. — Но серьёзно, можешь хоть что-нибудь?..

— Ну, во-первых, не переживай, — сказала Свити Белль. — Просто наслаждайся мороженым, и если Динки захочет поговорить, будь вежливой и пытайся как-нибудь поддержать разговор. И вообще, чего ты у меня спрашиваешь? Разве не ты советовала мне, что делать в прошлый раз?

— Куда тяжелее вспомнить ноты, когда у тебя на носу концерт, — смущённо улыбнулась Скуталу.

----------------------------

«О Праматерь, упаси меня от этого кошмара», — мысленно взмолилась Скуталу.

Увы, но Мать Всех Сущих не соизволила ответить на её призыв. Зато Скуталу могла бы поклясться, что кто-то над ней посмеивается.

Погодите-ка…

«Я не тебе молюсь, Дав», — телепатировала Скуталу.

«Знаю, — тут же пришёл ответ. — Потому-то я просто смеюсь, а не требую от тебе обильных жертвоприношений».

Скуталу уже в двухсотый раз за день вздохнула и, смирившись со своей судьбой, зашла в «Сахарный Уголок». Как она и ожидала, он был набит битком. Десятки разномастных пони весело общались и наслаждались едой.

Несмотря на это, Скуталу очень быстро отыскала взглядом Динки. Та, кажется, тоже её заметила и приветственно махнула копытом.

Скуталу в последний раз вздохнула и неохотно присела за её столик.

— Чего изволите? — спросила внезапно возникшая рядом Пинки Пай.

— Я буду ванильное мороженое без присыпки, — сказала Динки.

— Я тоже, — пробормотала Скуталу, уставясь на столешницу.

Сейчас у неё было не совсем то настроение для вкусовых экспериментов.

— Ну тогда вот! Веселитесь! — с этими словами Пинки водрузила перед ними поднос с двумя вазочками мороженого и умчалась прочь.

Динки пролевитировала к себе ложку и принялась за лакомство. Скуталу же упорно продолжала сверлить взглядом стол.

«Ну вот, приплыли. Свидание уже началось. Теперь мы будем просто сидеть и есть, пока понибудь не начнёт разговор. Да уж... И это точно буду не я. Что ж, подождём, может, Динки что-нибудь скажет», — подумала Скуталу.

Тишина затягивалась, неловкое молчание начало действовать на нервы Скуталу, и она заставила себя отведать мороженое. Оно было довольно вкусным, но к сожалению, успокоиться никак не помогло.

Наконец, Динки решила заговорить.

— Ну и как это случилось? — спросила она.

Скуталу пару раз удивлённо моргнула и подняла взгляд на единорожку. Кто так вообще начинает разговор?

— Ты о чём?

Динки мягко улыбнулась.

— Как ты стала жеребчиком?

Скуталу поперхнулась мороженым.

— Кха-кхе… ч-что?! Эм… то есть… я понятия не имею, о чём ты говоришь, — кое-как выдавила она.

— Я знаю, что это ты, Скуталу, — закатила глаза Динки. — Скутер? В самом деле? Дальний родственник? Без обид, но это была самая дурацкая фальшивка, о какой я только слышала. Ты вообще пыталась придумать хоть сколько-нибудь вменяемый обоснуй?

Несмотря на пелену страха, застилавшую глаза, Скуталу почувствовала, что её пытаются оскорбить. Ну да, с импровизацией у неё не всё гладко, но не настолько же!

— Знаешь, как трудно придумать хоть что-нибудь толковое, когда нет времени? — вскипела она. — Да и вообще… Скуталу нет, значит, надо как-то объяснить её отсутствие, а я слишком похож на себя настоящую, так что и должен быть её родственником. Все знают, что брата-близнеца у неё нету, значит, остаётся кузен. В многодетных семьях отпрыскам часто дают похожие имена, так что тот факт, что нас зовут почти одинаково, не должен никого удивлять. Логично же!

— Логично, да. Но всё равно — слишком очевидно. Готова поспорить, все уже догадались, кто ты такая.

При этих словах Скуталу сразу скисла.

— В-все? — промямлила она. — Даже…

— Да, Скуталу, — кивнула Динки и отправила в рот ещё одну ложку мороженого, — даже Снейлз.

В тот день маленький кусочек Скуталу навсегда умер. Умер от невыносимого стыда, осознав, что её маскировка не смогла обмануть даже самого тупого ученика во всей школе. Остатки же Скуталу полным отчаяния взглядом уставились в пустоту.

«Ладно, это уже чересчур», — заметил Битл.

«Ну да, она же впервые импровизировала, — добавила Линкс. — И не её вина, что старик ничему её не учил».

«Ага, Линкс права, — сказала Поппи. — Не переживай ты так, Скут».

Скуталу несколько раз глубоко вздохнула и отковырнула кусочек мороженого. Ну правда же, ничего серьёзного не случилось, и надо просто…

Стойте.

Скуталу едва не подавилась мороженым, непонимающе воззрившись на Динки.

— Погоди, так ты знала, что это я, и всё равно пригласила меня на свидание?! — выпалила она. — Зачем?

— Как я уже сказала, что Скутер — это ты, знали все, — искренне улыбнулась Динки. — И Даймонд Тиара тоже. Да она весь день думала, чего бы такого отчебучить! И тут я приглашаю тебя на свидание. Сама понимаешь, Даймонд Тиара просто не посмеет к тебе цепляться, пока я рядом, так что у тебя будет время вернуть всё, как было. Ну, по крайней мере, я решила, что куда бы ты ни вляпалась, это поправимо, иначе ты бы просто призналась.

— Оу, — удивлённо моргнула Скуталу. — Спасибо, Динки! Ну да, к завтрашнему дню я вернусь в норму. Вот только… если ты хотела просто потусить, почему нельзя было прямо об этом сказать? Зачем было звать меня на свидание?

«И почему тогда ты меня весь день «любила»?» — мысленно добавила пегаска.

— Скуталу, ты хоть представляешь, насколько милый из тебя получился жеребчик? — улыбка Динки разрослась в самодовольную усмешку. — Даже зная, что ты — не «он», мне всё равно хочется тебя затискать. Нет, конечно, ты не первая, от кого я умиляюсь, и уж точно не последняя, но было приятно хоть раз поддаться этому чувству, не задумываясь об дальнейших отношениях. Ну и ты же знаешь, что говорят про оранжевых пегасов... — закатив глаза, добавила единорожка.

Скуталу не знала, что говорят про оранжевых пегасов, но решила не уточнять. Эта версия объясняла любовь Динки так, что ей уже не хотелось рвать на себе гриву. С её плеч наконец-то рухнула гора, которую она таскала весь день.

— А, ну и любой повод разделить счёт за мороженое — того стоит, — с ухмылкой добавила Динки, съев ещё ложку своего ванильного лакомства.

Скуталу усмехнулась в ответ. Поступок Динки её немного смутил, но не более того.

— Да уж, и не поспоришь, — кивнула кобылка. — И нет, я не против, конечно, если ты знаешь, что ни в какие отношения это не перерастёт. Но ты же понимаешь: если все знают, что я — Скуталу, многие могут решить, что тебе нравятся кобылки, ставшие жеребцами. Так?

— Ну, тогда я просто скажу правду, — пожав плечами, ответила Динки. — Это же не любовь или что-то наподобие. И вообще, если у кого-то с этим проблемы — пусть держат своё мнение при себе.

— И то верно, — согласилась Скуталу.

Следующие несколько минут они молча наслаждались мороженым, пока Скуталу не почувствовала, что надо что-нибудь сказать. Может, это и не свидание, но просто сидеть и молча пялиться друг на друга — явно не вариант. Кажется, именно об этом говорила Свити Белль.

— Ну и… как жизнь, Динки? — спросила наконец кобылка.

— Потихоньку-помаленьку, — пожала плечами единорожка. — Магию изучаю, помогаю маме по дому, жду, пока метка появится… В общем, ничего особенного.

— Кстати, напомни, почему ты к нам раньше не присоединилась? — спросила Скуталу.

— Ну, во-первых, я не хочу расплачиваться за ежедневное разрушение города, — хмыкнула Динки. — А во-вторых, в отличие от вас, я не одержима поисками кьютимарки.

— А, точно, — потёрла загривок Скуталу. — Мы вроде как тоже уже забили на метки.

Теперь настала очередь Динки поперхнуться мороженым.

— Кха-кха, что?! Вы «забили» на поиск меток? Это с каких пор?

«С тех самых, когда поняли, что никогда их не получим», — подумала Скуталу.

— Да уже с середины лета. Мы просто подумали и решили, что кьютимарки никуда от нас не убегут, можно и подождать. Эпплблум вон до сих пор пытается придумать нам новое название.

Динки откинулась на спинку сиденья и покрутила головой.

— Ого. Никогда не думала, что это когда-нибудь случится, — сказала единорожка. — Хотя-а-а... это объясняет, чего вы в последнее время не цапаетесь с Даймонд Тиарой. Знала бы ты, как она из-за энтого бесится.

— Её проблемы, — пожала плечами Скуталу и вернулась к мороженому.

-------------------------------------

Вскоре это «свидание» подошло к концу, Скуталу и Динки здорово повеселились и разошлись, решив остаться просто друзьями. Убедившись, что на горизонте чисто, Скуталу приняла свой нормальный облик.

«Ну, слава Селестии, это закончилось, — подумала она. -Впрочем, всё могло обойтись и куда хуже».

«Верно, — сказала Синяя Морфо. — И я надеюсь, сегодняшний ценный урок ты усвоила как следует, мой маленький светлячок».

«Ну ессно, — сказала Дав. — Ты так облажалась, что тебя ажно дразнить было жалко».

«Заткнись, Дав!» — протелепатировала Скуталу. — «И да, мам, кажется, я поняла, о чём ты. Ну, помимо того, что нельзя терять бдительность. Это и так понятно. Никогда не следует заранее предполагать, что о тебе думают другие пони, верно?»

«И это тоже», — подумала мама Скуталу. — Но вообще-то я имела в виду главное правило романтичных отношений».

«Это которое»? — заинтересовалась Скуталу.

«Никогда не приглашай пони на свидание только из-за смазливой мордашки, — хихикнула Синяя Морфо. — Ибо за милой внешностью могут скрываться ужасающие тайны!»

Скуталу едва подавила скорбный стон. Иногда мама бывала просто невыносимой.

«Погодь-ка, а это случаем не цитата из Кодекса Улья?» — спросила Битл.

Синяя Морфо пару раз смущённо кашлянула.

«Ну не то чтобы прямо уж цитата... Я немного перефразировала отрывок про свидания, и…»

«Фьюу-у-у!» — послышался тут же чей-то осуждающий свист.

«Мам, сделай нам всем агромадное одолжение и перестань пытаться быть пони-загадкой, а? Всё равно у тебя ни бельмеса не выходит».

«Понятия не имею о чём ты, милая. А, да — ты наказана».

«Но это же правда, мам!»

«А вот и нет, и ты всё равно наказана!»

«Кстати, мам, а это случаем не ты в детстве вылетела из драмкружка, а?»

«Я же говорила — это всё выдумки моей сестрицы. И ты тоже теперь наказана!»

Скуталу глубоко вздохнула и заглушила мыслесвязь. Ещё один прекрасный день в улье Клаудсдейла...

Продолжение следует...