Автор рисунка: Stinkehund
Переговоры Крылья для Аякса

От торговли к совместным проектам

Сергей Павлович Королёв, узнав о визите «гостей с другой планеты», был потрясён. Казалось, мир перевернулся. Он всю жизнь считал, что путь к иным цивилизациям лежит через космос, а оказалось, что на другую планету можно приехать на поезде, через гиперпространственный тоннель, о котором, в своё время, сливали дезинформацию американцам.

Под Москвой, в Подлипках (сейчас – г. Королёв.) принимали делегацию гостей. Хрущёв решил показать принцессе Луне, как научному руководителю делегации, не парадные залы Главкосмоса, а реальные заводы, где строились космические корабли, и Звёздный городок, где готовились к полётам космонавты.

Табун разноцветных маленьких лошадок, во главе которого изящно вышагивала Принцесса Ночи, проследовал через проходную. Следом за Луной торопливой рысцой цокала копытцами принцесса Твайлайт Спаркл, за ней – Рэйнбоу Дэш, Спитфайр, Соарин, Тандерлейн, Флитфут, а также с десяток лучших учёных Эквестрии. Визит на завод №88 специально назначили на субботу, когда на предприятии работала только «авральная смена». И всё равно почти все работники завода столпились снаружи возле проходной, чтобы посмотреть на первых в истории официальных гостей из другого мира.

Видеть их по телевидению и воочию, как оказалось – две большие разницы. И сейчас Сергей Павлович, постепенно отходя от первого шока, вёл на экскурсию по заводу маленькое стадо цокающих копытцами по бетону цветных лошадок. Впрочем, гости задавали более чем осмысленные вопросы, да ещё и на хорошем русском языке. И были не лишены чувства юмора.

Когда им представили Юрия Алексеевича Гагарина, как первого космонавта Земли, синяя рогатая лошадка, возглавлявшая делегацию, дружелюбно подала ему копытце и представилась:

– Аз есмь принцесса Луна Эквестрийская, первый космонавт Эквестрии. Хотя и не по своей воле.

После этих слов фиолетовая лошадка рядом с ней нервно хихикнула, а остальные начали беспокойно переглядываться.

– А ещё аз есмь самая старшая младшая сестра в Эквестрии, – выдала принцесса, разрядив обстановку.

Гостей провели в 39-й цех – высоченную застеклённую башню, где была устроена экспозиция космических достижений. Вдоль стен на постаментах стояли различные спутники, в центре могучим трезубцем высилась ракета «Союз-2.3», у её подножия в ложементе выложили космические корабли – «Север» (аналог 7К-Л1) и полноценный «Союз» в варианте 7К-ЛОК, да ещё и с удлинённым орбитальным отсеком. Гости расхаживали по залу, изумлённо задирая головы в попытках рассмотреть на многометровой высоте верхнюю часть ракеты, увенчанную головным обтекателем, задавали множество вопросов. Особенно любопытной была фиолетовая лошадка, представившаяся как Твайлайт Спаркл.

После экскурсии гостей проводили в конференц-зал. Там перед ними выступил Константин Петрович Феоктистов. Он коротко рассказал об истории создания космического корабля и о ближайших планах, включая полёты по программе «Интеркосмос», планируемый выход в открытый космос, запуск большой долговременной орбитальной станции и полёт к Луне. После его выступления Сергей Павлович обратился к гостям:

– Ну, вот, мы показали вам все наши основные достижения на сегодняшний день, – заключил Главный конструктор. – Что вы ещё хотели бы узнать?

– Вельми благодарны мы вам, Сергей Павлович, за сию занимательную экскурсию, – ответила синяя аликорн. – Просьба же наша будет такова. От имени народа Эквестрии желаем мы присоединиться к вашей программе «Интеркосмос», дабы побывать в космосе могли обычные пони, а не только такие магические создания, как аликорны.

Сергей Павлович едва не уронил челюсть.

– Ежели же полагаете вы, что мы всего лишь хотим покататься за чужой счёт, – улыбаясь, продолжала принцесса Ночи, – то мы предлагаем полноценное участие в вашем космическом проекте наших специалистов и технологий. У нас найдётся, что вам предложить.

Рог принцессы засветился, и прямо на длинном столе, за которым напротив друг друга расселись делегация Эквестрии и специалисты принимающей стороны, материализовалась большая картонная коробка.

– Мы захватили с собой несколько образцов, – продолжала принцесса. – Твайлайт, дорогая, тебе слово.

Фиолетовая лошадка рядом с принцессой телекинезом открыла коробку и достала первый «образец». Ажурный каркас в форме параллелепипеда, с клеммами на верхней крышке, содержал внутри крупный кристалл.

– Это – электромагический аккумулятор, рассчитанный на напряжение 27 вольт, в принятых у вас единицах. Его ёмкость больше, чем у любого из ваших аккумуляторов, габариты и масса – вполовину меньше, – Твайлайт подвинула аккумулятор сидящему наискосок от неё Борису Евсеевичу Чертоку. – Осторожнее, он заряжен.

(27 вольт – стандартное напряжение на борту космических кораблей)

Она достала следующий образец – почти невесомый кусок серого пористого материала, и передала его Королёву:

– Это – теплоизоляционный материал, который делается из дастолита и облаков. Получается пористый полимер, который у ваших учёных называется «аэрогель». Если его обернуть фольгой, получится почти идеальная защита от солнечного нагрева. Если его сверху дополнительно защитить, получится очень лёгкая теплозащита для космического корабля.

Собравшиеся специалисты зашумели, переглядываясь. Ничего подобного земная наука ещё не осилила. Твайлайт вытащила из коробки плоскую плату, напоминающую электронную схему, только вместе с микросхемами на ней были распаяны прозрачные кристаллы:

– Это – опытный образец вычислительного устройства, сделанный по типу ваших ЭВМ, с частичным использованием элементной базы эквестрийского производства, – с гордостью произнесла фиолетовая лошадка. – Вы, возможно, слышали, что мы умеем выращивать кристаллы, причём быстро и до больших размеров. Эти кристаллы на плате – устройства для хранения данных, то есть, память. У нас такие выпускаются для записи музыки, но оказалось, что на них можно записывать любую информацию в цифровом виде. Эту ЭВМ мы разработали вместе с вашими учёными. Разработкой руководил академик Лебедев.

Она передала плату Борису Викторовичу Раушенбаху:

– После совещания я помогу её подключить и опробовать.

Раушенбах с интересом вертел плату в руках, разглядывая аккуратные выводы и вчитываясь в обозначения на корпусах микросхем. Пони тем временем достала из коробки массивную стальную шкатулку с двустворчатой крышкой и поставила её на стол:

– Сейчас надо действовать особенно осторожно.

Она открыла створки шкатулки. Из стальной коробки высунулось что-то, похожее на сетчатую пирамиду. У её вершины, с усилием натягивая сетку, висел брусочек металла, похожего по цвету на алюминий.

– Что это? – удивлённо спросил Бушуев.

– Левиум. Металл, который падает вверх, – пояснила принцесса Луна. – Очень редкий, он добывается на летающих островах небесного архипелага Старспайр. Конечно, мы не будем ради его добычи разрушать обитаемые острова. Но в архипелаге есть несколько сотен мелких необитаемых островов, с высоким содержанием левиума. Их легко отличить – они парят выше всех остальных, на очень большой высоте.

– По своим механическим свойствам этот металл похож на алюминиевые сплавы, которые вы используете в авиации, – продолжила фиолетовая лошадка. – С одним отличием – он не притягивается к земле, а отталкивается от неё.

– Что-о?!! – изумился Королёв. – Это какой-то фокус! Так не бывает! Это противоречит законам физики!

– Ну, вы же сами видите – ответила Твайлайт. – Возьмите этот образец к себе в лабораторию и исследуйте.

Я хочу сказать, что если из такого металла сделать баки первой ступени ракеты, и правильно рассчитать соотношение левиума и обычных материалов в конструкции, ступень после выработки топлива и аэродинамического торможения останется висеть в воздухе, и её можно будет без особого труда посадить обратно на землю.

– Ого! А вы неплохо разбираетесь в ракетной технике! – удивился Бушуев.

– О, я всего лишь прочитала книги Циолковского и Штернфельда, которые смогла найти в ваших библиотеках, – засмущалась фиолетовая лошадка. – Все, которые они написали, я проверяла по библиографии...

– Основательный подход! – маститые академики и доктора наук заулыбались, переглядываясь.

– С ума сойти... – произнёс Сергей Павлович. – Давайте сделаем небольшой перерыв. Мстислав Всеволодович, – обратился он к президенту Академии наук и научному директору Главкосмоса. – Можно тебя на пару слов?

Пока возбуждённые специалисты передавали образцы из рук в руки, обмениваясь мнениями об их возможном использовании, Королёв и Келдыш вышли в соседнюю комнату:

– Ты чего творишь, Мстислав Всеволодович? – накинулся на Келдыша Главный конструктор. – Сначала мне женские экипажи навязали! А теперь ещё лошадь на орбиту возить? Это что за цирк?

– Не кипятись, Сергей Палыч. Решение политическое, – успокоил его Келдыш. – Эти инопланетяне как союзники для нас очень важны. И они – такие же лошади, как мы с тобой обезьяны.

Королёв понял, что решение принималось на самом верху:

– Напомни мне попросить Никиту Сергеича не запускать в космос слонов, носорогов и жирафов, – проворчал он, возвращаясь в конференц-зал.

– Уважаемые гости! – заявил Главный конструктор, прерывая обсуждение. – Мы очень благодарны вам за предложенные вами, действительно фантастические технологии. Но мы не можем использовать их в конструкции наших космических кораблей.

– Почему? – удивилась Твайлайт. – Они же сделают ваши корабли намного лучше!

Остальные пони из делегации тоже были неприятно удивлены.

– Таковы правила, – ответил Сергей Павлович. – Все компоненты ракеты и космического корабля должны быть произведены в нашей стране. Если мы спроектируем корабль или ракету в расчёте на использование ваших технологий, а через какое-то время связь с вашим миром окажется прервана, например, по каким-то природным причинам, мы уже не сможем использовать ни корабль, ни ракету. Понимаете? Вся работа пойдёт коту под хвост, придётся переделывать корабль заново. Но мы с удовольствием можем использовать ваши наработки в наземных системах, где не требуется такая жёсткая увязка по массе, как для летающей техники.

Гости переглянулись между собой и заулыбались. Они поняли.

– С вашими учёными и инженерами мы с большим удовольствием пообщаемся, и поработаем вместе. Обмен научно-техническими знаниями пойдёт на пользу обеим сторонам, – продолжил Королёв.

– Очень хорошо! – радостно объявила синяя аликорн. – Тогда я, принцесса Луна Эквестрийская, властью, дарованной мне тремя народами пони, назначаю руководителем космической программы Эквестрии принцессу Твайлайт Спаркл, как достойнейшую из достойнейших.

В зале на мгновение воцарилась мёртвая тишина. Все смотрели на жутко смутившуюся фиолетовую лошадку. Затем Сергей Павлович слегка усмехнулся и первым хлопнул ладонью об ладонь:

– Поздравляю вас… принцесса Спаркл. Надеюсь, мы сработаемся.

И тут зааплодировали все – люди захлопали, пони, как у них принято, с грохотом затопали передними копытами по полу. Главный конструктор встал, перегнулся через стол и протянул руку Твайлайт. О том, что надо сжать кулак для «брохуфа», его не предупредили, и донельзя смущённая лошадка просто положила копытце на тёплую, мягкую ладонь человека, вызвав тем самым новый шквал аплодисментов.

– Что же до участия в программе «Интеркосмос»... Решение об этом принято на правительственном уровне, но, должен предупредить, требования к здоровью и уровню физической подготовки космонавтов весьма жёсткие. – предупредил Королёв, когда аплодисменты утихли. – И, скажу прямо, у меня нет уверенности, что кто-то из вас сможет им соответствовать. Но это будут решать врачи.

– Об этом не беспокойтесь, – заулыбалась Твайлайт. – У нас есть кандидаты, которые по своей физической и лётной подготовке превосходят всех остальных пони. Прошу, знакомьтесь! Рэйнбоу Дэш и Соарин, пегасы из пилотажной группы «Вондерболтс»

Две крылатые лошадки, как на подбор, голубого цвета, поднялись и поклонились. Следом за ними встали несколько учёных и инженеров из состава делегации. Они по очереди представились и сообщили, в какой области науки и техники они работают.

– Ой, а я знаю одного очень талантливого инженера, Аякса Слайма, – вдруг сказала Рэйнбоу Дэш. – Он даже сделал такую двухколёсную машину с реактивным двигателем, и на ней обогнал меня по земле! Можно, мы его тоже пригласим?

(см. замечательный фанфик «Faster than Rainbow» https://ponyfiction.org/story/262/)

– Э-э... да! Как же мы о нём не подумали! – фиолетовая принцесса даже стукнула себя копытцем по лбу чуть ниже рога.

– С реактивным двигателем? Гм… Я бы с ним побеседовал, – в глазах Главного конструктора мелькнул огонёк интереса.

– Я обязательно его приглашу, – пообещала Твайлайт. – Только... он инвалид. Он пегас, и у него в детстве была тяжёлая травма крыльев.

– Ну, так не головы же! – слегка грубовато пошутил Королёв. – У нас, кстати, есть технологии, которые, возможно, могут ему помочь.

– Оу, это было бы чудесно! – заулыбалась фиолетовая лошадка.

– Так, ну, раз у вас уже есть кандидаты в космонавты, тогда вы двое – прошу за мной, – пригласил генерал Каманин.

Рэйнбоу Дэш и Соарин следом за начальником отряда космонавтов проследовали на медосмотр. Тщательное медицинское обследование должно было занять несколько недель, но уже после прохождения первых специалистов стало ясно, что оба кандидата находятся в отличной спортивной форме, ничуть не уступая молодым и наиболее тренированным космонавтам из числа военных лётчиков. Более того, Рэйнбоу, как оказалось, практически не уступала более крупному и с виду более сильному жеребцу по всем силовым тестам, а по ловкости, пожалуй, и превосходила.

Для упрощения адаптации Николай Петрович Каманин назначил каждому из новых, столь необычных членов отряда космонавтов личного куратора. Соарину помогал освоиться в незнакомой обстановке Евгений Хрунов, а Рэйнбоу поручили заботам Алексея Леонова.

По этому поводу извечный зубоскал Попович отпустил ехидное замечание:

– Гм... Поговорка «Кому и кобыла – невеста», похоже, приобрела новый смысл...

Соарин вместе с Леоновым едва успели схватить взбеленившуюся Дэш. Пунцовая от ярости понька размахивала в воздухе всеми четырьмя ногами, била крыльями и вопила:

– Пустите! Дайте мне только до него добраться! Я ему кьютимарку на лбу подковой поставлю!

– Паша! Беги! Долго я её не удержу! – крикнул Поповичу Леонов. – Она брыкается!

Попович счёл за благо побыстрее убраться. Соарин без церемоний отвесил радужной забияке подзатыльник:

– Научись держать себя в копытах, дура! Здесь тебе не Понивилль! Хочешь, чтобы нас обоих выперли из-за твоей бешеной глупости?

– А чего я?! Он первый начал! – взвилась Рэйнбоу.

– Вообще-то за драку в первый же день Каманин точно выгнал бы, – спокойно произнёс командир основного экипажа Павел Беляев. – Так что, или вы сдерживаете эмоции, или никуда не летите.

– Есть! Поняла, командир, – Дэш ответила по-военному чётко. – Больше не повторится.

А в это время в лаборатории Феоктистов и Бушуев озадаченно смотрели на потолок, к которому прилип вынутый из шкатулки с сеткой брусок левиума. Он с неожиданной силой вырвался из рук и взлетел вверх. Теперь инженеры пытались найти завхоза, чтобы выпросить у него стремянку.

Визит завершился подписанием договоров и соглашений. От Эквестрии все соглашения подписала принцесса Луна. По её виду в этот момент было заметно, что она очень довольна доверием, оказанным ей старшей сестрой. После подписания документов синяя аликорн с большей частью делегации отбыла на поезде обратно в Кантерлот.

...