Автор рисунка: Noben
Глава 4: Добро пожаловать в Рай Глава 6: Хорошая Ученица

Глава 5: Призрак прошлого

«Поделись улыбкою своей, и она ещё не раз к тебе вернётся»  

Зарядив новенький магазин в свой пистолет-пулемёт, я пол ночи я провела бредя в неизвестном мне направлении, озираясь и шарахаясь от малейшего звука. Без проводника эти места казались совсем чужими, будто меня здесь никогда не было. Бескрайние просторы увлекали меня в себя, вытягивая силы до последней капли. В конце концов, я просто села посреди пустошей, подложила сумку под голову и закрыла глаза на несколько секунд.

***

 Резкий порыв ветра разбудил меня, заставив испуганно охнуть.
Вокруг уже совсем посветлело и без лишних раздумий я двинулась дальше.

 Карта пестрила названиями и уведомлениями так, что я перестала обращать на них внимание. Меня интересовала только одна тонкая линия, обозначавшая мой последний маршрут. Главное не отклоняться от неё и всё будет хорошо.

 Я могла только гадать, каких тварей ещё придётся встретить на поверхности.

***

 Скрежет открывающейся двери передёрнул меня. Я судорожно рванулась магией к кнопке З.П.С, и торопливо, насколько позволяло замедленное заклинанием время повернулась, уверенно сжимая мыслью ПП направленный на закрытую дверь. Дверь оставалась закрыта.

 Недоверчиво смотря на неё, припоминая слышимый секунду назад звук, я  поняла, «это был только ветер». Обыкновенный ветер, ну конечно, кто бы сомневался? Пора бы привыкнуть. Это дребезжали ржавые железные листы покрывавшие основную стену. На самом деле стена была всего одна, так как с другой стороны эту палатку держал камень. 

 Я кое-как смогла испустить один волшебный всплеск, и осматриваясь в радиусе  десяти метров вокруг своего укрытия, находя лишь камни, одни только камни и песок, никак не реагировавшие на мои мысленные прикосновения. Вернувшись, я прикрыла глаза в очередной отчаянной попытке заснуть. «Нет. Спать нельзя» Даже частично отдалившись от своего тела, утопая в мыслях подобных куполам силового поля обступавшего меня, я по-прежнему недоверчиво охватывала слухом вой ветра, убеждаясь, что угрозы нет. Снова и снова не веря своей безопасности.

 Наконец я выпала из З.П.С, и прилегла обратно на пригретое покрывало. Частично укрывая мягким и сухим хвостом дрожащие бока, я потёрла ногой онемевшую от холода щёку. 

 Я больше не желала баловать себя кроватью, даже поиск гнилых матрасов стал бы неоправданным риском. Хвала Селестии хотя бы за то, что мне удалось наткнуться на ничейное сооружение из тряпок и досок, которое хоть как то сможет защитить меня от ветра и возможного дождя. Я сразу осеклась на этой мысли, когда поток холодного воздуха окатил мою шею, а произошло это потому, что прямо напротив меня в стене, образовалась дыра. Тряпку сорвало и задуло внутрь. Я поспешила собрать немного песка и присыпав край тряпки, устранила дыру в стене.

***

 На следующий день утром я добралась до какого-то пропускного пункта. Здесь высилась сторожевая вышка, наверное (надеюсь) пустая. Поднявшись по бетонной лестнице я нашла какой-то журнал с отпечатком чьей-то грязной ноги. С трудом разобрав крупный шрифт названия -«Снайперское оружие», я решила, что обязательно прочитаю это попозже, когда раздобуду очки.

 Опустив свою сумку на стол, я решила покопаться в своём снаряжении, которое удалось отыскать в вещах Фроста. У меня было два полных магазина к ПП и ещё тридцать 10-ММ патронов, что очень радовало. Пару десятков бутылочных крышек, заколки, отвёртка, фляги с водой, ещё кое-какие полезные в бою вещи вроде нескольких ингаляторов с дэшем и.. совершенно никакой еды. Зерно мы съели вчера. Всё, без остатка. «Что там говорила та кобыла, выходец из стойла? Вкусные седельные сумки?» Этот вариант оставим на крайний случай, а сейчас... зонтик от коктейля, что я нашла в сгоревшем самолёте. «Как он сюда попал?» Я не помню, чтобы брала его, собираясь в побег.

 Я взяла его и покрутила в воздухе, так, что красные вишенки на его белой, совершенно нетронутой временем фигуре слились в одну сплошную полосу, и вдруг мне показалось, что я только что съела клубнику.

 «Что простите?»

 Внимание вмиг устремилось к языку, ощущавшему сладковато-мягкий клубничный  вкус. «Невозможно… это бред!» В Стойле клубника была несказанной роскошью, по одной ягоде выдавалась в самые важные дни жизни, и вот вдруг её вкус оказался у меня во рту. Я начала вспоминать, «когда я последний раз получала удар по голове?», и зажмурилась, водя языком во рту от уверенности, что почудившийся вкус должен вот-вот исчезнуть, но вместо этого он стал только отчётливее. 
До моих ушей донёсся шелест воды, я ощутила вокруг тепло, и мягкость под собой, открыла глаза и замерла, поражённая видом раскинувшегося передо мной моря. «Море… Настоящее!»

 Волны набегали на усыпанный ракушками песок. Я повернулась, ведя взглядом по водной глади, и обнаружила, что лежу на голубом коврике, а рядом со мной, на раскладном столике из белого пластика стоял бокал с тем самым зонтиком, который я минуту назад пристально изучала. Деревянная зубочистка была опущена в ярко-красный сок.

 Пускай всё это не настоящее, но я хотела ощутить почти исчезнувший вкус клубники снова, и поддалась этому желанию.

 Я поднесла непривычно-изящный бокал к губам, отпила, и, поставив его на место, посмотрела вверх. Небо оказалось другим. Между облаками, подобными рассыпанному в левитационном поле песку виднелись небольшие ясно-голубые озёра. Облака все вместе двигались со стороны моря к зеленеющим горам, у подножия которых стояло множество разных домов.

 На меня нахлынуло чувство неопределённости между действительностью и этим видением. Было и тепло и холодно, и свежо и сухо. Всё это внезапное наваждение будто пыталось разделить собранные в моей душе в едино части сознания, воспоминания, разделить меня саму, открывая в бессмысленности окружавших меня серых стен величие собственного смысла, увлекая меня в глубину затаённых внутри этой хрупкой на вид вещицы, воспоминаний.

 Надо мной, на краю облака усилился свет, и яркий огненный шар выплыл на середину

 Я почувствовала его ласковый, согревающий свет кожей… «Пускай, не настоящее…», но это Солнце! И будь это память, галлюцинация или что угодно другое, но это намного более реально, чем рисунки в книгах. Борясь с ощущением жжения в глазах, я с замиранием сердца смотрела на яркий золотой диск.

 Неожиданно стемнело, что-то заслонило Солнце, и кто-то забрал у меня мой коктейль! От изумления я часто заморгала, и заметила, что передо мной стоит шоколадного цвета земная пони, чья белая грива выглядела как насаженный на голову пучок сладкой ваты.

 В памяти начали появляться прошедшие дни.Заполнение документов. Сборка багажа, и моя снежно-гривая, шоколадная подруга, с которой мы вместе, устав от офисной работы выбрались в отпуск.

…но какая-то тревога стояла в воздухе, предчувствие чего-то плохого не давало мне насладиться сказочностью всего происходящего.

 С наблюдательного берегового поста зазвучала сирена.

— Эй! Слышишь? – Спросила лежавшая рядом пони, вставая.

— Что это значит? — заговорила я.

 Несколько отдыхавших невдалеке от нас пони тревожно переговаривались.

— …Плевать на заложников!… – Прозвучал грозный мужской голос. Я обернулась, увидев бегущего к берегу единорога с микрофоном у лица. — Я знаю, блядь, всё знаю, просто убейте их нахуй! Всё равно как!

— Ох, не нравится мне всё это.

— Подать мне сюда всех бойцов быстрого реагирования, какие есть! Немедленно! – Продолжил он резко, что-то набрав на пипбаке, наступив в одну из лёгких волн, набежавших на песок.

— Давай-ка убираться отсюда? – Робко отозвалась пони с моим коктейлем.

 До меня донёсся негромкий гул. Из-за гор, в небо поднялись крылатые машины. Все замерли, смотря, как они несутся над океаном среди облаков.

Я различила голос кобылы, что-то докладывавшей единорогу.

— Мы… тспрф… …всё пропало!

– Мини? Что ты там Дискорд-побери делаешь?!

-... мы… …у него… — Было слышно, как тяжело и взволновано она дышит, и что-то ещё, похоже на треск крошащегося стекла или растущих кристаллов.

— Что? Ты прерываешься…

— …пожалуйста, нет!!! – раздался смазанный помехами вскрик.

Гладь воды, далеко в океане, за мгновенье вздыбилась горой до самого неба.

 По спине пробежала дрожь. «Бежать»

 Вмиг надувшийся пузырь побелел, и взорвался, выбросив громадный столб воды. Спустя долю секунды, столб растворился в разрастающемся ослепительно-ярком изумрудном фонтане огня. Я зажмурилась, чувствуя, будто мне в глаза воткнули по игле, отвернулась, ощущая нестерпимый жар.

— Твою!… Мать!… — проорал пони. – Операция провалена!!! Всем кто меня слышит: Убирайтесь отсюда немедленно!!!

Позади зазвучал глубокий рокот.

«Бежать. Сию секунду, развернуться и бежать!!!»

 И я побежала, забыв про всё.

 Чувствуя запах палёной шерсти, я заметила что на мне халат, который, кстати не защищает мою шею и голову. Кажется, грива дымится. Проклятие.

 Подул влажный ветер, нисколько не облегчая жар. Рокот нарастал и вдруг в одно мгновенье стал невыносимым, будто сама земля разверзла свою гортань и взревела от боли.

 Хотя я не знала наверняка, что послужило всему этому причиной, меня это не могло волновать в тот момент, когда потолок из кипящей воды, заслонивший солнечное небо, обрушился на меня. Все мысли мгновенно превратились в не выраженный вопль. Ввергнутая в агонию я разразилась криками и оказавшись в воде по голову, тут же ощутив как глотаю жидкий огонь. Вода пожирала меня изнутри. Она бросала меня на волнах из стороны в сторону, и грызла подобно бесформенному титаническому чудовищу.  Усилием воли я сделала рывок и поднялась над поверхностью, и вдруг кто-то выдернул меня из воды.

— Брось её идиот! Мы все погибнем!!!
Кто-то что-то кричал в ответ, но я уже не слышала. Не чувствуя ни боли, ничего, словно засыпая.

 Меня подняли на самолёт. Где-то что-то взорвалось. Пони и какие-то странные двуногие существа вокруг суетились и кричали, а я просто тихо лежала не в силах даже дышать, чувствуя что умираю.

 Взрыв. Огонь. Зонтик из-под коктейля упал к моим ногам, и всё исчезло.

 Я слышала свой крик, прорывавшийся сквозь сонное наваждение. Всё тело болело от напряжения. Я обернулась на свой бок, посмотрела вперёд себя, и заметила, что лежу в темноте, в луже какой-то горячей слизи, а повсюду кричащим эхом разносится треск моего пипбака. Я не понимала, что сейчас произошло и как я здесь оказалась, меня волновала только одна мысль: «РАДИАЦИЯ!!!»

 Я подскочила как ненормальная и вдохнув изо всех сил, тут же пожалела об этом. В лёгкие забилась какая-то колючая пыль и меня всю бросило в жар, начало жечь. Продвигаясь вперёд пещеры, щупая всё вокруг магией, я кое-как отделалась от слизи, прилипшей к моему боку, ногам и груди, смотала из своей тряпочной одежды кое-какую повязку на лицо, и сделав один вдох через неё, постаралась задержать дыхание. Повязка из порванного рукава не давала существенной защиты и не могла мне помочь.

 Я ощущала невидимый ветер, который колыхал жалобную искорку моей жизни, грозясь погасить её.

Ни единого вдоха больше. От первого лёгкие по-прежнему жгло.

«Не дыши.. ещё немного.. осталось чуть-чуть» — уговаривала я себя. «Ты же большая девочка, потерпи»

 Вдруг в темноте мелькнула чья-то тень. Я включила подсветку пипбака и не поверила своим глазам. «Мурлыка? Что она тут делает»

 Кошка блеснула на меня глазами, и побежала мимо, исчезая в сыпучей темноте подземного коридора. Я рванулась вслед за ней, стараясь не терять её крохотный силуэт из виду. «Где-то же здесь должен быть выход»

 Тонкая полоска мира просияла светом, когда я свернула в небольшой коридор, заставленный деревянными подпорками, в потолке которого виднелся кусочек облачного неба. «Поверхность!» Кошка взметнулась вверх по одной из балок и исчезла в дыре. Я попробовала ухватится за края дыры, но они обваливались, и я начала намеренно осыпать потолок, образуя всё большую и большую насыпь под собой, когда наконец смогла подняться наверх.

 Выбравшись на поверхность я начала срывать с себя одежду и кататься по песку, счищая остатки коричневой радиоактивной дряни. Моя пышная грива вобрала в себя серьёзную массу этой слизи, и обнаружив себя у противоположного входа в сторожевую вышку я бросилась к своим вещам, и схватив нож поспешно срезала волосы настолько коротко, насколько хватило остроты ножа, а голову и лицо обмыла питьевой водой, не пожалев воды и для всего тела.

 Тем не менее, даже при всех моих усилиях, пипбак всё ещё не прекратил трещать и я замерла, прислушиваясь к себе. Жжение в лёгких осталось, хотя в остальном я чувствовала себя вполне нормально.

«Что теперь со мной будет?»

***

 Фрост был прав. Я погибну, смерть терпеливо ждёт меня, зная, что я никуда не денусь. Здесь, или у входа в стойло, где угодно. Рано или поздно я погибну. Это очень пугает. Что я здесь делаю? Хороший вопрос. Если я пришла умирать, то мне лучше бы вернуться в стойло, где я по прежнему нужна.

 Вельвет Ремеди?.. Она ушла. Бросила меня! Зачем мне такая сестра? Пусть решает свои проблемы сама. Пошла она к Дискорду. Пошла она нахуй!

***

 По-прежнему шёл этот проклятый дождь. От него одежда потяжелеет и налипнет на тело сковав движения, и с лёгкостью вытянет драгоценное тепло, заберёт всё без остатка. Редкие раскаты грома будоражили слух. Пока идёт дождь, мне ничего не остаётся, только ждать здесь. А где я собственно нахожусь и как сюда попала? Смутно помнились очертания железнодорожных вагонов, суровые лица городской охраны, встревоженные жители. Я куда-то шла, но, что-то было не так. Что-то объединяло всех пони вокруг. Они боялись меня.

***

 Я помнила прошедшие несколько часов как одну сплошную кашу из красок. Словно у художника было столько вдохновения, что он написал сразу несколько картин на одном холсте, одну поверх другой, и ещё раз, и ещё раз...

 Я помнила, как стучала в дверь Стойла Два, разбивая измученные передние ноги о холодный металл. Помню изорванный пульт управления дверью, с которым ничего не удалось сделать, и видеокамеру, которая безразлично смотрела на меня всё это время.

 Я посмотрела в неё с болью и досадой.

 Неужели у того, кто стоял с другой стороны, действительно нет ни капли сочувствия? Хламка была права, и сейчас наверное смеётся надо мной с небес. Ситуация казалась настолько абсурдной, что у меня не было слов. «Это же мой дом! Впустите меня!!!»

 На краю подсветки пипбака виднелся череп единорога, потрескавшийся и иссохший.

 Хотелось плакать, но слёз не было. Хотелось пить, есть и больше всего спать. Силы истощились.

 Я могла лечь и уснуть, навсегда, остаться костьми под дверью собственного дома, но сделала иной выбор.

 «Я не сдамся. Не стану просто лежать и ждать смерти! Я буду драться. Если я всё же сдохну, я сделаю это вопя и хохоча. В таком случае, моя смерть не будет считаться поражением»

 Я помнила, что до Новой Эпллузы оказалось совсем близко.

 Удивлённое лицо торговца. Моё дрожащее копыто, тянущееся к волшебному противорадиационному лекарству, и эти слова. Липкие, мерзкие: 

- Уберите её от меня.

 Если у меня был враг в пустошах, то теперь его больше нет.

 Грохотала стрельба. Пипбаки курлыкали заклятиями прицеливания. Какая-то пони носилась вокруг словно тень, подставляя охранников под выстрелы их же товарищей, нанося удары ножом и посылая смертельные очереди из ПП тогда когда нужно и туда куда нужно. Всё произошло само собой. Я не помнила подробностей, как буд-то это была и не я вовсе, а совсем другая кобыла.

 Я помнила испуганное лицо Вельвет Ремеди, стоящей среди убитых охранников магазина. Она о чём-то хотела поговорить со мной, но какие-то разозлённые пони, бывшие с ней, помешали нам. «Они забрали у меня мою Вельвет»

 Помню, как я что-то доказывала подоспевшей на стрельбу городской страже. Помню, как ввязалась с ними в драку, и под угрозой расстрела меня выгнали из города. Поверили они мне хоть немного или нет, сейчас уже не имело значения.

***

 По крыше барабанил ливень. На языке ощущался привкус крови. Что-то затекло прямо в лёгкие, заткнув их изнутри. Я испуганно схватилась ртом за воздух и прокашлялась, освободив дыхание, выплюнув какую-то горько-сладкую мерзость.

«Ох, что произошло?»

 Я облизнула верхнюю губу, увлажняя свербящие трещинки, и поднялась на ноги. Тысяча игл ударила в голову, и всё почернело.

— Ах-х-х Селестия, — простонала я, сжимая разгорячённую башку передними копытами. Я очутилась на полу. Меня всю трусило.

«Башка, что с тобой? Пока ты болишь, будешь башкой, так что прекращай»

 Тяжело дыша, я смотрела вдоль пола перед собой. Да мне и не хотелось смотреть куда-то ещё. Давящее ощущение разошлось по всему телу, заставив моё восприятие сосредоточится на животе. Что-то там внутри дёрнулось, забурлило и рванулось вверх. От испуга я поднялась на ноги, и тут же наклонилась, раскрыв рот, не сопротивляясь, когда через моё горло пронёсся жидкий поток, разбиваясь о пол. Меня будто вывернуло наизнанку. Внутренность успокоилась, но почему-то лучше мне не становилось.

 Живот болел от напряжения. На ноги налипли ещё тёплые брызги этой жижи. Меньше чем через минуту меня стошнило снова, и наконец, после этого, я почувствовала облегчение.

 Боль постепенно стихала, но видела я по-прежнему неважно.

 Моя мысль потянулась в сумку, перекопала несколько полных магазинов к ПП, гору крупнокалиберных картечных патронов, лечащие зелья и РадЭвей, но не нашла там ингаляторов с дэшэм. «Куда они делись?» В сознании, вместе с уколом головной боли возникло запоздавшее воспоминание: «В самом деле, почему бы и нет? Здесь нужно даже больше одного… скажем… ТРИ»

 Я действительно это сделала? Три за раз? 
На моём лице была кровь, но, похоже, не моя.

 У грязно серой стены стояло какое-то оружие. Я присмотрелась, и увидела магические символы, скупо источающие лунный свет. «Дробовик рейдерши? Откуда он здесь?»

 Изображение подёргивалось перед глазами. Когда я переводила взгляд, картинка запаздывала, оставаясь в прежнем месте ещё около секунды.

 Вся дрожа от холода и изнеможения, я просто валялась на полу весь день.

«Вельвет… я ведь нашла её. Она. Была. Здесь»

 Заметка: Новый уровень! 

  Мутация. Одна из ваших особенностей превратилась во что-то другое.

  Потеряна особенность: Очкарик.

  Получена особенность: Стрельба навскидку — стреляешь немного быстрее, не тратя времени на лишнее прицеливание. Что-нибудь уж точно прилетит куда нужно. Кроме того, стрельба очередями занимает столько же очков действий, как и одиночный огонь.

...