Автор рисунка: Siansaar
Эпилог 2: Джунбаг

Бонус: Отцовство

Чейнджлинг смотрел на жеребенка так, как космический исследователь смотрел бы на инопланетную форму жизни. Он с трудом сопротивлялся желанию потыкать его чем-нибудь.

Крошечный синий единорог лежал на больничной койке рядом с матерью. Кобыла-пегас быстро заснула, вконец измотанная родами. Чейнджлинг был более чем рад этому. Он прекрасно понимал, что сделка, которую он заключил три месяца назад, хорошей точно не была. Умирающий жеребец, чье место он занял, основательно его подставил. Всю любовь в этих отношениях постоянно отравляли скрытые потоки молчаливого негодования, и с его крайне ограниченным пониманием отношений между пони, чейнджлинг только сейчас начал понимать, почему.

Но он обещал, что присмотрит за ними. И даже если кобыла будет продолжать молча презирать его, жеребенок — совсем другое дело.

Флиттер, однако, понял, что он ничего не знает о жеребятах. Маленькая синяя штука смотрела на него широко открытыми глазами, излучая эмоции, странно похожие на голод. Вернее, чейнджлингский эквивалент голода. Жеребенок толкнул мать, но обнаружил, что она не реагирует. Он инстинктивно повернулся к другому обитателю комнаты, ища любовь, в которой нуждался.

Флиттер почувствовал странное родство с крошечным существом. Им обоим было отказано в любви кобылы, лежащей на больничной койке. Хотя он прекрасно понимал, что жеребенок, в отличие от него, легко получит всю необходимую ему заботу, как только она проснется.

Он протянулся телекинетической магией, которая пришла вместе с информацией из ауры Свифт Стара, аккуратно подхватил жеребенка с кровати. Чейнджлинг сел на пол и осторожно положил крошечное существо на передние ноги. Жеребенок смотрел на него, как все жеребята смотрят на мир, пытаясь опознать совершенно новые красочные формы вокруг них. Его непропорционально большие оранжевые глаза смотрели на замаскированного чейндлинга, чьи глаза, имитируя глаза биологического отца жеребенка, были точно такого же цвета.

По-видимому, удовлетворенный увиденным, малыш прижал голову к передним ногам своего суррогатного отца и быстро уснул.

Флиттер уставился на жеребенка, совершенно потрясенный тем, что он только что испытал. Он никогда бы не подумал, что такие сильные эмоции могут исходить от такого маленького и неразвитого существа.

Его взгляд смягчился, и чейнджлинг улыбнулся, нежно поглаживая копытом синюю шерстку крошечного существа. Даже во сне жеребенок отреагировал ласковым толчком в сторону заботливого копыта и новым потоком счастья.

Флиттер почувствовал себя обновленным. После месяцев пренебрежения, эти сырые незапятнанные эмоции чистой любви к родителю были именно тем, что ему было нужно.

Он медленно кивнул:

— Мы с тобой, малыш, прекрасно поладим.

...