Автор рисунка: Siansaar
Затишье

Буря

"Господа, приготовьтесь защищаться!" – Сержант-Майор Бэзил Пламли.

------

20:20, 22.11.2015, ЗОНА ДИСЛОКАЦИИ XCOM, КАНТЕРЛОТ

– Спасибо, что дал мне забежать и повидаться со всеми, Мэтт, – произнесла Твайлайт, заходя вместе с ним в подконтрольное людям крыло замка. Двое человеческих стражей отдали честь, и Мэтт вернул им жест, прежде чем ответить на ее слова.

– Без проблем, Твайлайт. В конце концов, все в "Mente Materia" тоже с радостью с тобой повидаются, и сейчас самый подходящий момент, поскольку ни у кого нет никаких заданий, – ответил капитан, прежде чем поправиться: – Ни у кого за исключением Чжана. Он сейчас на встрече с грифонами. Но все остальные точно будут.

"И за исключением Виктора, но этот мост будет пересечен в другое время".

– Как дела у мистера Чжана?

– Так же как и обычно, – честно ответил Мэтт. "Китаец даже в лучшие дни был непроницаем как скала, но он всегда дает мне знать, если возникает проблема". – К слову, тебе кто-нибудь уже рассказал о его даре? – когда аликорн покачала головой, боец продолжил: – Он называет его "Пространственная осведомленность" и описывает как знание обо всем, что происходит вокруг, без необходимости зрительного контакта.

– Звучит полезно, хотя и немного утомительно, – задумавшись на пару секунд, ответила Твайлайт.

– Он не применяет его постоянно. Чжан использует один из "Нарушителей", чтобы держать свой дар под контролем, когда не находится на задании, – объяснил Мэтт. Вскоре пара достигла небольшого конференц-зала с несколькими людьми внутри, и дальнейшее обсуждение было отложено на потом. Майор Фуджикава сидела на одном из стульев, отклонившись на его спинку с усталым выражением на лице. Неподалеку от нее находилась Аннет Дюран. Джек Финч сидел за столом с одной из своих карманных карточных игр в руках. Однако каждый из них поднялся на ноги, как только аликорн и капитан вошли внутрь.

– Я рада, что нам довелось повстречаться вновь, пусть и не в самых мирных обстоятельствах, Принцесса, – склонилась Фуджикава в поклоне, и остальные последовали ее примеру. – Наш небольшой круг обладающих даром несколько возрос в числе с тех пор, как вы преподавали уроки на Земле.

– Это восхитительно! – обрадовалась Твайлайт. – Мистер Ромалов и мистер Родригес тоже придут? Я не видела их с тех пор как… ну, с тех пор как я была на Земле.

– Юрий остался дома и удерживает форт, но возможно ему удастся как-нибудь прийти с визитом, – ответил Мэтт и затем замялся. – Что же касается мистера Родригеса… его больше нет с нами, – и быстро сменил тему, прежде чем настроение присутствующих успело бы омрачиться: – А где Лана? Опаздывать на подобные мероприятия не в ее стиле.

Остальные люди в комнате лишь пожали плечами, прежде чем Финч произнес:

– Я видел, как она направлялась в твой офис пару часов назад. Но на этом – все.

– Твайлайт, ты не будешь против поговорить с майором и остальными, пока я сбегаю за Ланой? – спросил Мэтт. Аликорн кивнула, и он покинул небольшое собрание, направившись в свой офис.

"Я вообще нечасто в нем бываю из-за постоянно возникающей работы, – подумал капитан, и недоброе предчувствие начало закрадываться в его мысли. – Лана все еще не исполнила свое обещание о возмездии. Мне стоит поторопиться и разобраться в чем дело, прежде чем все станет еще хуже".

Дверь в офис тихо распахнулась, явив взору темную и безлюдную комнату без каких-либо следов засады. Огни – нечто вроде псевдо-электрических ламп, подпитываемых магией – начали оживать и медленно осветили помещение. Рабочий стол был безупречно чист, поскольку ему нечасто доводилось им пользоваться, и полка с письменными принадлежностями точно так же была в идеальном порядке. Единственным, что выбивалось из этой картины, была сама Лана, спавшая на диване.

Почти целую минуту Мэтт просто продолжал стоять в дверном проеме и смотреть на нее, после чего тщательно оглядел все помещение.
"Она избегала меня с нашего последнего разговора, а значит, она явно что-то планирует… но что? И где? Она должна была что-то задумать…"
– Лана? – произнес Мэтт, тихо подойдя к дивану. – Лана, Твайлайт пришла повидаться со всеми. Ты…

Сержант вскочила на ноги с такой скоростью, словно у нее над ухом раздался выстрел, и, заметив Мэтта, за долю секунды оглядела всю комнату покрасневшими глазами. Ее униформа была в беспорядке, а прическа напоминала воронье гнездо.

– Мэтт? Который сейчас час? Черт, кажется, я проспала.

– Лана, ты в порядке? Я тебя всю неделю почти не видел, – с беспокойством спросил Мэтт и едва не сделал шаг назад, когда собеседница бросила в его сторону ядовитый взгляд.

– Можешь пойти и спросить у своего другана, не дающего мне ни минуты передышки, – прошипела та сквозь зубы.

Кусочки мозаики сложились воедино.

– Кого, Файеркрэкер? Я ее тоже почти не видел. Она действительно тебе так надоедает? – спросил капитан и затем продолжил: – Ты не пробовала просто поговорить с ней? Или ты боишься что… – "Ох черт, это я зря сказал".

Взгляд Ланы, казалось, мог прожечь насквозь, и, мило улыбнувшись, она спросила:

– Скажи, Мэтт, тебе не хочется попробовать маленьких синих таблеток под названием "Виагра"? Тогда у тебя, наконец, получится переееееепривет Твайлайт, я не видела, как ты зашла, – за неуловимую долю секунды яд из ее голоса бесследно исчез и сменился чем-то напоминающим привычную жизнерадостность. – Сорри, я прикорнула на диване и немного потеряла счет времени.

– Лана, у тебя все в порядке? – спросила аликорн, и на ее лице явно было видно неподдельное беспокойство. – Может, тебе бы не помешало взять выходной? Ты и правда не очень хорошо выглядишь. Если хочешь, я могу порекомендовать одного очень опытного апотекария, который подберет тебе что-нибудь для более здорового сна…

Лицо Ланы стало чуть менее напряженным, однако прежде чем она успела бы ответить, в офис вошел еще один человек в униформе XCOM. Она была намного ниже Мэтта, и его взгляд мгновенно отметил ее завязанные в пучок огненно-красные волосы и ярко-зеленые глаза.

– Добрый вечер… – начала было новоприбывшая, прежде чем бесцеремонно запнуться и упасть на пол. – Две ноги и никакого хвоста для равновесия. И как вы только так ходите?

Ее голос стал последним недостающим кусочком пазла.

Файеркрэкер? – вырвалось у Мэтта. – Какого черта ты творишь?

"Я думал, что чейнджлинги ограничены понячьими пропорциями… н-да, еще больше головной боли для службы безопасности".

Взгляд через плечо подтвердил, что Лана уже бесследно растворилась в воздухе.

– Пробую кое-что новое. Мне доводилось в прошлом принимать вид алмазных псов и даже минотавра пару или тройку раз, так что я решила попытать счастья и с людьми, – ответила Файеркрэкер, уперевшись в пол руками для баланса. – Не волнуйтесь, у меня есть и гостевой бэйдж, и… – дальнейшие ее слова были заглушены ревом рога где-то неподалеку. Это был высокий, но в то же время трескучий звук, который не напоминал ни один из инструментов из всех, что Мэтту доводилось слышать. – Это… это боевой рог грифонов! Мы можем быть под атакой! – новоприбывшая исчезла во вспышке зеленого пламени, и миг спустя из человеческой униформы показалась ее более привычная форма. Потратив долю секунды на то, чтобы выпутаться на свободу, псевдо-единорожка скрылась в коридоре.

Мэтт направился было вслед за ней, однако затем остановился и повернулся к Твайлайт. Он хотел было приободрить ее или, быть может, сказать ей спрятаться в его офисе, однако заготовленные слова так и не покинули его уст.

Твайлайт изменилась. На ее лице не возникло ни страха, ни нерешительности.

– Я знаю, где мне надо быть, – произнесла она, прежде чем исчезнуть во вспышке лавандового света.

------

Звук боевых рогов заполонил крыло грифонов, и вскоре вслед за ними начали трубить более басовитые эквестрийские аналоги. В коридорах замка стало не протолкнуться от закованных в гвардейскую броню жеребцов и кобыл, однако каждый из них без колебаний уступал место Алвару и мирмидону, которые бегом несли потерявшего сознание Чжана в лазарет.

Дыхание человека было неровным, хриплым, когда его носилки положили у одной из дверей, из, которой миг спустя появился единорог.

– Что случилось? – спросил врач, начиная обследовать Чжана.

– Яд диверсанта, пытавшегося имитировать внешний вид эквестрийца, – торопливо ответил Алвар. – Это был не чейнджлинг. Я подозреваю, что он являлся одним из пришельцев, – доктор отвернулся от грифона и, перекрикивая окружающий гам, начал отдавать указания другим врачам и медсестрам, собравшимся вокруг за это время.

Хотя Алвар был полон решимости оставаться рядом с Чжаном до тех пор, пока тот не получит необходимую помощь, он не мог не заметить череды лавандовых вспышек у входа. Не узнать эквестрийских Носителей Элементов было невозможно, однако темно-синий единорог и белошкурая кобыла с бело-пурпурной гривой были ему совершенно незнакомы. Спайк и троица Меткоискателей также были заметны посреди возникшей группы. И во главе этого небольшого табуна стояла никто иная как Принцесса Твайлайт Спаркл.

– Вам надо оставаться здесь до тех пор, пока я не вернусь. Снаружи небезопасно, – торопливо произнесла аликорн, прежде чем развернуться в сторону выхода.

– Ты хочешь, чтобы мы оставались здесь и прятались за спинами остальных? – голос Рейнбоу Дэш был немногим тише крика, и в нем явно слышались нотки удивления и обиды. – Я не могу этого сделать, Твайлайт. Не после того, что произошло в Клаудсдейле, Понивилле и Вечнодиком Лесу!

– Мы не солдаты, АрДи! – заявила в ответ Эпплджек.

Рэрити приподняла копыто и тоже присоединилась к спору:

– Но мы и не сделаны из стекла!

Флаттершай же сжалась в комочек и закрыла уши копытами.

– Они пустые… они совсем пустые… – начала она шептать, и Пинки Пай сжала ее в объятиях.

Эпплджек продолжила спорить с Рейнбоу Дэш, остальные Носители тоже начали принимать либо одну, либо другую сторону, и вся эта сцена была настолько странной, что на миг показалась Алвару плодом его воображения.

"Какой смысл не давать своим союзникам защищать твой народ?" – пронеслось в голове у юного грифона, прежде чем он заметил взгляд Твайлайт и замер на месте. Это был взгляд, который ему до этого доводилось видеть лишь дважды. Первый раз – когда его брат отдавал приказ об отступлении из Высшего Пика. Второй раз – когда его мать встала плечом к плечу с мирмидонами, в то время как остальные после немалых колебаний все-таки спасались бегством.

"Что бы заставило грифона остаться в подобном месте?" – спросил он себя, направляясь в сторону группы пони.

– Вы нужны вашей принцессе здесь, – слова сами собой слетали с его клюва, и миг спустя взгляды всех собравшихся скрестились на нем. – Раненые и молодые не могут защищать себя, и противник не упустит шанса нанести удар здесь, если он ему выпадет. – Эта логика показалась ему весьма резонной, и в кратком взгляде принцессы, который та бросила в его сторону, явно читались две гораздо более узнаваемые эмоции: благодарность и уважение.

"Я задам ей свои вопросы после боя, быть может она поможет мне понять значение этого взгляда и почему она отдала подобные приказы своим друзьям".

Негодование Рейнбоу Дэш заметно утихло, когда она краем глаза посмотрела на Скуталу и остальных Меткоискателей.

– Ладно, ладно, – наконец, смирилась пегаска, прежде чем метнуться к потолку, над которым миг спустя начало возникать зловещее черное облако. Замерев над ним, она подобно ястребу начала следить за входом в медицинское крыло.

Когда Твайлайт исчезла во вспышке лавандовой магии, Алвар развернулся к мирмидону и двоим гвардейцам, стоявшим подле него.

"Мне не ведомо, почему эквестриец не дает другу вступить в сражение, которого та ищет, но я не стану удерживать своих грифонов от боя".

– Вы трое окажете защитникам города помощь в его обороне. Не мешкайте! – приказал он со всей властностью, на которую был способен, учитывая, что его подчиненные были на множество зим старше его.

Ни один из грифонов не сдвинулся с места.

– Где будете вы, сир? – неуверенно спросил один из них.

– Я буду оставаться здесь. Лейтенант Чжан спас мою жизнь. Я удостоверюсь, что он не будет убит, будучи беззащитным, – ответил Алвар после секундного колебания. – Идите, вы получили свои приказы, – ни один из грифонов никак не отреагировал, посмотрев вместо этого на мирмидона, который с самого их прибытия не отрывал ни взгляда от дверного проема.

Каждая мышца в небольшом теле Алвара напряглась подобно струне, когда он понял что происходит.

– Разве я не ваш Верховный Коготь? Каждый солдат сейчас на вес золота, и я не нуждаюсь в вашей защите. Я приказываю вам оказать помощь в обороне этого города, немедленно. Услышьте мою волю и повинуйтесь.

Скрытая шлемом голова мирмидона резко развернулась к Алвару, и юный грифон оказался пригвожден к месту самым ужасающим из всех взглядом, что ему доводилось видеть за свою короткую жизнь. Оба грифона-гвардейца сделали шаг вбок, когда мирмидон направился в его сторону, и отвернулись прочь, когда тот вынул меч из ножен.

К чести Алвара, он продолжал стоять прямо, смотря прямо в глаза мирмидону, и вид ни клинка, ни когтей не заставил его зажмуриться.

"Неужели я только что подписал свой смертный приговор? – прошептал у него в голове тихий голосок. – У мирмидонов есть полное право на устранение Верховных Когтей, приказы которых столь бесчестны, что подвергают опасности всю Империю", – юный грифон высоко поднял голову и задержал дыхание.

Не произнеся ни слова, мирмидон развернул свой клинок и протянул его рукоятью вперед. Это положило конец их беззвучному поединку, и молодой правитель перевел взгляд на предложенное оружие, прежде чем взять его в лапу. Как только Алвар поднял меч, мирмидон резко развернулся и покинул медицинское крыло, оставляя своими когтями борозды в безупречном мраморе. Двое гвардейцев торопливо поклонились и затем направились вслед за ним.

Тяжесть произошедшего, наконец, в полной мере дошла до Алвара, и он вновь перевел взгляд на оружие, которое было ему доверено. Его клинок был заостренным с одной стороны и идеально прямым вплоть до легкого изгиба на конце. Лезвие было покрыто самой замысловатой вязью рун из всех, что ему доводилось видеть на металле, которые, казалось, испускали внутренний свет.

"Я принимаю то доверие, что ты мне оказал, – мысленно произнес грифон и, положив меч на плечо, перевел взгляд в сторону входа. – И я докажу, что достоин его".

-----

Мэтт едва не столкнулся с Финчем, вбежав в арсенал XCOM. Все помещение было забито почти битком, и каждый человек способный держать оружие снаряжался для грядущего сражения.

– Минуту внимания! – прокричал он, и окружающий гам мгновенно стих. – Корабли противника направляются к столице, точное число неизвестно. Шайнинг Армор и отобранные им лично гвардейцы в настоящий момент направляются к центральному шпилю и создадут над городом энергетический щит. Если повезет, нам удастся разделить вражеский флот надвое. Принцесса Луна и отряды пегасов ликвидируют те корабли, что останутся снаружи щита. Орудийные расчеты Астериона сконцентрируют свой огонь на тех кораблях, что окажутся внутри. Нам же предстоит разделиться на четыре отряда и оказать любую посильную помощь в обороне.

– Отряд "Эйбл" будет состоять из Страйк-1, Страйк-2, а также меня, Спигеля и Финча. Нашей задачей будет обеспечить наземную защиту расчетам минотавров на северо-востоке, – Мэтт кивнул своим былым товарищам из ударного отряда, и затем продолжил: – Отряд "Браво" будет состоять из Страйк-3, Страйк-4, а также Дженкинс и Дюран. "Браво" будет обеспечивать наземную оборону для юго-восточных расчетов. Отряд "Чарли" будет состоять только из Страйк-5 и займет оборонительные позиции вокруг центрального шпиля. Вашей задачей является не позволить противнику добраться до Шайнинг Армора. Остальной персонал будет оставаться в резерве и займет позиции в самом замке. В случае нужды вы сформируете отряды и окажите эквестрийцам необходимую помощь. Вопросы?

– Смогут ли Луна и ее пегасы справиться со всеми кораблями снаружи щита? – спросил Виктор с ноткой беспокойства в голосе.

– Их задачей будет не столько ликвидация противника, сколько его задержка. Щит Шайнинг Армора не будет закрывать город до конца, что должно заставить вражеские корабли либо высадить наземные отряды за городской чертой, либо значительно снизить высоту у внешнего периметра. Последнее сделает их крайне уязвимыми к зенитному огню и минимизирует их возможности по бомбардировке города.

Следующий вопрос прозвучал от Патрика Карлока.

– Будет ли у нас поддержка МЭК?

– Тяжеловооруженные войска также вступят в бой в скором времени, – ответил Мэтт. Когда дальнейших вопросов не последовало, он продолжил: – Гражданские должны оставаться по домам, но в любом случае соблюдайте осторожность при ведении огня. Гоплиты минотавров окажут поддержку в обороне зенитных позиций, и каждый грифон, способный держать оружие, также будет в воздухе. Если больше никаких вопросов нет, отряды "Эйбл" и "Браво" выдвигаются немедленно.

В тот же миг помещение заполнилось суетой спешащих солдат, что позволило Мэтту сосредоточиться на своем собственном снаряжении. Его лазерная винтовка и пистолет уже дожидались его, вместе с полудюжиной батарей и магазинов, так что он перевел внимание на панцирную броню. Его взгляд не мог не отметить странной окалины на левой стороне грудной пластины, и с невольным ужасом он осознал, что это та самая броня, которая была на нем три недели назад. Когда он едва не… едва не…

"Сосредоточься, Мэтт! – мысленно отвесил он себе оплеуху, надежно закрепляя броню. Его левая рука начала невольно подрагивать, что несколько затруднило процесс. – Сосредоточься! – снова прикрикнул он на себя в голове и сурово посмотрел на искусственную руку, что лишь заставило ту начать дрожать еще сильнее. – Ты не можешь избежать этого сражения, Мэтт! Ты должен сохранять самоконтроль! В противном случае ты можешь…"

– Убить их всех?

Прозвучавший за спиной вопрос вызвал озноб по спине капитана, однако, развернувшись, он увидел лишь все то же помещение с готовившимися к бою людьми. Единственным отличием было только то, что каждый из них оказался абсолютно неподвижен, словно на картинке полароида.

– Полагаю, некоторая нервозность вполне объяснима, – снова прозвучал этот же голос, опять из-за спины Мэтта. – Ты прикоснулся к темным силам, которые лежат за пределами познания смертного разума. Говоря откровенно, я удивлен, что ты сейчас не дрожишь под кроватью в попытке спрятаться от пережитого.

"Я знаю этот голос… кто же это?" – Мэтт медленно начал поворачиваться вновь, однако некая примитивная, животная часть его сознания заставила его замереть на месте. Каждый инстинкт буквально кричал ему, что он не хочет увидеть стоявшее позади него существо.

– Кто я такой в настоящий момент не имеет никакого значения. Что имеет значение, так это то, что я могу для тебя сделать. Вы, люди, весьма неплохо умеете игнорировать назойливые голоса в голове, но я чую, что тебе нужно нечто большее. Итак, как насчет того чтобы я заглушил этот голос, навсегда? В конце концов, мне не впервой проводить эту процедуру.

Прошло несколько секунд тяжелой тишины, прежде чем голос заговорил вновь:

– А, так тебя беспокоит не просто этот голос, не так ли? Это страх. Страх, что ты потеряешь контроль, убьешь кого-то из своих товарищей и по-настоящему заработаешь прозвище "Мясник", – Мэтт против воли поморщился. – Хорошо, пусть будет так. Вы, сэр, умеете торговаться! Я заберу и этот страх тоже, однако взамен я попрошу об одной услуге.

Мэтт мысленно усмехнулся.

"Дай угадаю, все что тебе нужно – это малая, малая цена моей души?"

– Да что не так с вами, люди, и вашими душами?! Фу! Нет, капитан Харрис, Мне лишь нужно, чтобы ты сказал правильные слова в правильное время. О, и не забудь щелкнуть пальцами для полноты эффекта.

Мэтт почувствовал, как чья-то рука опустилась ему на плечо, и нечто начало тихо нашептывать ему на ухо. Чем дольше этот шепот продолжался, тем больше становились глаза капитана, и его нервозность все сильнее сменялась на ярость. Рука на плече исчезла, и человек резко развернулся.

– Сукин ты сын! – прошипел он…

– Эм, капитан? – медленно спросил Виктор, съежившись под взглядом, который, как ему казалось, был направлен прямо на него. – Что-то не так?

Мэтт моргнул и растеряно оглядел помещение.

"Я что-то говорил? Почему я чувствую неодолимое желание задушить кого-то? – спросил он себя, и не мог отделаться от ощущения, что забыл нечто очень важное. – Над этим можно будет подумать и после боя. Защита столицы гораздо важнее моих проблем".

– Ничего, капрал. Отряд "Эйбл", выдвигаемся! – прокричал Мэтт, закончив экипироваться и направившись к выходу.

От страха и неуверенности, что совсем недавно не давали ему покоя, не осталось ни следа.

------

Когда Принцесса Луна впервые раскрыла детали своего наспех созданного плана обороны города, ее верные гвардейцы поначалу были скептичны. В то время как выжившие Вондерболты и мобилизованные погодные команды будут исполнять роль кордона, ей предстоит в одиночку сразиться с большей частью инопланетных кораблей.

Они представляли собой ужасающее сочетание магии и технологии – факт, который, как считали ее маленькие пони, был ей неведом. Из вежливости Луна выслушала их протесты, прежде чем напомнить своим гвардейцам о том, что она более чем способна постоять за себя. Единственным из арсенала пришельцев, что могло бы вызвать у лунного диарха беспокойство, являлся эфириал во плоти, однако она не чувствовала ни одного из этих существ на снижающихся с орбиты аппаратах.

Тройка кораблей класса "Истребитель" первыми появились в воздушном пространстве столицы, однако вскоре за ними последовала пара более крупных кораблей, и ловушка захлопнулась. Передовые элементы были отрезаны от остального флота, в то время как основная армада оказалась неспособна вести обстрел города и оказать поддержку авангарду. Погодные команды появились над пригородами Кантерлота, и Луна приступила к работе.

Благодаря невежеству или непродуманности плана, пришельцы решили начать атаку через несколько часов после того, как солнце Селестии зашло за горизонт. Благодаря невежеству или непродуманности плана, они начали атаку как раз в то время, когда силы Луны были в самом зените.

Принцесса надеялась, что большее количество кораблей окажется под щитом. Даже в этот час оставшиеся корабли будут непростым испытанием для ее сил. Тем не менее, времени на сожаления не оставалось. Ночь была молода, и ей предстояло преподать пришельцам урок об ошибках в их суждении.

------

– Чарли-Лидер – Центру. Подтверждаю присутствие пяти кораблей под куполом, – услышал Шайнинг Армор голос одного из лейтенантов, седеющего человека по имени Каланин. Секунду спустя тот торопливо добавил: – Они направляются в сторону центрального шпиля. Запрашиваю немедленную поддержку.

Прошла пара секунд, и в эфире прозвучал голос Фуджикавы:

– Принято, Чарли-Лидер. Зенитные расчеты докладывают о готовности начать огонь через четыре минуты.

Несмотря на то, что его лицо было закрыто шлемом, угадать эмоции Каланина было несложно.

– Принято, Центр. Огневая поддержка, в непосредственной близости, как можно скорее. Если они высадят десант на шпиле, нам потребуются подкрепления. Конец связи, – человек повернулся к Шайнингу: – Капитан Армор, противник…

– Я слышал, – перебил его единорог и, предупреждая вопрос, произнес: – Если я покину шпиль, щит над городом спадет. Сделайте все возможное, чтобы закрепиться на этой позиции и дождаться прибытия ваших подкреплений, – не тратя времени, лейтенант повернулся к группе остальных бойцов и начал отдавать приказы.

Шпиль Арканума, самая высокая из кантерлотских башен, с древнейших времен использовался для усиления заклинаний единорогов. За прошедшее тысячелетие в нем скопилось множество предметов обстановки, магических устройств и различных мелочей для удобства, которые бесчисленные поколения заклинателей приносили с собой. И всего лишь тридцать секунд спустя все, что не было приколочено к полу и могло хоть как-то использоваться в качестве укрытия, оказалось организовано в оборонительные позиции вокруг помещения.

"Я бы назвал подобную скорость впечатляющей, если бы они не были единственной линией обороны между мной и пришельцами, – подумал Шайнинг Армор, поморщившись. – И все это при условии, что те попросту не снесут башню вместе с нами".

– Лейтенант! Они… – успел крикнуть один из людей, находившийся возле окна, прежде чем исчезнуть вместе с участком стены в облаке зеленого пламени. Последовавший взрыв сбил бы Шайнинга с копыт, если бы не молниеносная реакция стоявшего рядом с ним гвардейца. Окруживший двоих единорогов щит с легкостью отразил как эту ударную волну, так и последовавшие, когда два новых взрыва сотрясли башню до основания. Весь зал оказался заполнен дымом и пылью, и огонь с инопланетных кораблей прекратился. Серия голубых вспышек осветила помещение, и миг спустя человеческие позиции захлестнули потоки плазмы.

– Центр! Отряд "Чарли" увяз в бою с мутонами! Нам нужна немедленная… – прокричал Каланин, не переставая вести огонь из своей лазерной винтовки, однако его слова были прерваны зарядом плазмы, испарившим большую часть груди человека. Стрелок показался из дыма, чтобы сделать второй выстрел, и единорог увидел достаточно для завершения доклада погибшего лейтенанта.

– Капитан Армор – Центру. Элитные мутоны проникли в Шпиль Арканума, их ведет полевой командир, – кратко доложил он в радиоэфир, заметив пришельца в белой броне. – Мы будем держаться столько, сколько сможем.

Мутон-командир спокойно направился к Шайнинг Армору и его стражу, словно вокруг не летали потоки плазмы и лучи лазеров. Его закрытая шлемом голова неотрывно следила за своей добычей, и он начал поднимать зажатый в массивной руке плазмопистолет. Окружавший единорогов щит начал поглощать один заряд за другим. Человеческие бойцы появились из-за укрытий и открыли огонь по пришельцу, однако их лазерное оружие не сумело преодолеть его броню прежде, чем плазма элитных мутонов вновь прижала их к земле.

Как только окружавший их щит замерцал в последний раз и погас, стоявший возле Шайнинг Армора единорог помчался в атаку. Классическим гвардейским маневром он в последнюю секунду резко развернулся на передних ногах, чтобы нанести сокрушающий удар без потери импульса. Однако лидер пришельцев оказался быстрее и, схватив единорога за ногу посреди удара, метнул его прямо через окно. Теперь, когда между ними не оставалось никого, мутон вновь повернулся к Шайнинг Армору и потянулся за боевым ножом.

И именно в этот момент появилась она.

Вспышка лавандового света едва не ослепила единорога, и когда зрение вновь вернулось к нему, их уже окружил новый щит, который отбросил пришельцев к противоположному концу зала. Возможно, он должен был удерживать свое внимание на вражеских бойцах, или даже проверить своих гвардейцев, однако он не мог оторвать глаз от развернувшегося перед ним зрелища.

"Кто эта кобыла и что она сделала с моей сестрой? – снова и снова проносилось в голове у Шайнинг Армора. – Моя сестра застенчивая, и очаровательная, и милая. Эта же кобыла… под ее шкурой скрывается закаленная сталь".

– Вы. Не. Пройдете, – чеканя каждое слово, произнесла Твайлайт Спаркл пришельцам, пришедшим в себя после ее неожиданного появления. Магия потоками исходила от нее и направлялась в щит, который отделял ее брата от противника. Так и не обернувшись к Шайнингу Армору, она заняла боевую позу и начала вливать еще больше энергии в свое заклинание.

С каждой секундой мутоны были вынуждены отступать все дальше, однако в какой-то момент расширение щита остановилось. До края башни, резко обрывавшегося в ночную пустоту, оставалось еще два метра. Проведя закованной в броню рукой по щиту, лидер пришельцев обратил свой взор на принцессу. Повесив пистолет обратно в кобуру, он молниеносным движением поймал брошенную ему плазменную винтовку и вместе с остальными мутонами открыл огонь по щиту.

"Почему Твайлайт не сбрасывает их со Шпиля? Или она боится убивать? – подумал единорог, прежде чем бросить взгляд на ночное небо. – Нет, дело не в этом. Корабли пришельцев не будут открывать огонь по щиту до тех пор, пока их полевой командир и элита находятся здесь. Это… чертовски умно, даже для Твайлайт".

И в этот миг в эфире раздались именно те слова, которые он надеялся услышать:

– Шайнинг Армор, соблюдайте осторожность. Огневая поддержка на подходе…

------

Как и во время своего первого опыта с эквестрийскими авиаперелетами, Лана мертвой хваткой держалась за края колесницы. Строения внизу проносились мимо слишком быстро для ее комфорта, в то время как они постепенно снижали высоту, приближаясь к артиллерийской позиции минотавров.

Их огневая точка состояла из трех орудий, расположенных на крышах приземистых домов, что были типичны для окраин Кантерлота. Сами же орудия очень сильно напомнили Лане старинные 88-миллиметровые Flak, которые ей доводилось видеть только на исторических каналах. Минотавры в черных доспехах торопливо носились между ними и одним из строений, явно выполнявшим роль склада боеприпасов, в то время как артиллерийские команды начали наводить свои орудия на цели.

– Аскалон, это "Браво", – прокричал лейтенант Колсон в радиоэфир, как только колеса их колесниц соприкоснулись с выложенной булыжником улицей, и Лана с облегчением спрыгнула на твердую землю. – Мы приземлились восточнее вашего расчета и займем оборонительные позиции в течение тридцати секунд.

– ПРЕВОСХОДНО! – прозвучал слишком громкий ответ, либо из-за некорректной калибровки между человеческой техникой и ее аналогами минотавров, либо из-за нехватки знаний у командира о принципах работы радиосвязи.

"Или же он просто может быть полу-глухим", – пронеслось в голове у Ланы, когда она даже с такого расстояния услышала доносившиеся от артиллерийских позиций приказы.

– Правее, сорок градусов! Высота – двадцать градусов! Навестись на воздушные цели! – проревел командир минотавров, и даже сквозь ночной мрак Лана увидела, как стволы орудий начали разворачиваться в сторону замка и пятерых зависших над ним инопланетных кораблей. – Усиленный заряд, осколочно-фугасная боеголовка, неконтактный взрыватель! Всем расчетам, ОГОНЬ!

Лана не столько услышала, сколько почувствовала выстрелы, и ее шлем автоматически заглушил все звуки, спасая слух своего обладателя. Практически каждое окно во всем квартале раскололось, и несколько бойцов отряда "Браво" чуть не споткнулись, когда земля резко вздрогнула. Несмотря на всю спешку, большинство людей не смогли не повернуться к инопланетным кораблям, когда снаряды взорвались посреди их формации. Один из них, Лана не могла сказать наверняка, какой именно, начал заваливаться на бок и миг спустя ослепительно взорвался. Остальные летательные аппараты бросились врассыпную, и люди прибавили ходу, заметив, что двое из них направлялись к ним.

– Новая цель, класс "Истребитель"! – проревел Аскалон, и орудия начали разворачиваться в сторону приближающихся кораблей – Осколочно-фугасная боеголовка! Огонь по моей команде! – минотавр по очереди отдал приказы каждому расчету, и три снаряда понеслись к неприятелю. Истребитель как раз начал десантировать летунов, однако пришельцы были полностью сметены первым же взрывом. Самому кораблю удалось в последний момент увернуться от первых двух снарядов, однако благодаря либо удаче, либо умению наводчика, третий попал точно в центр инопланетного аппарата. Замерев в воздухе на долю секунды, тот подобно камню устремился к земле.

Увы, вызванная удачным попаданием радость была преждевременной, поскольку третий корабль, рейдер, все еще направлялся к ним.

– Вижу кибердиски, и, похоже, они также десантируют все наземные войска, какие есть на борту, – доложила она, заметив четыре серебристых силуэта, приближавшихся к их позиции, и синие вспышки под инопланетным кораблем.

Кроваво-красные лучи рассекли ночную тьму, направляясь в сторону дисков. Мгновенно изменив курс и рассредоточившись, те перешли в боевое положение и начали заливать позиции людей и минотавров потоками плазмы. Грохот сражения заглушил команды Астериона, однако даже под огнем противника артиллерийские расчеты продолжали демонстрировать свою дисциплину. Три новых выстрела вновь заставили землю вздрогнуть, и рейдер исчез во вспышке взрыва.

Несмотря на потерю корабля, кибердиски продолжали свою атаку. Меняя направления движения, они раз за разом избегали огня людей, однако с каждой секундой тот становился все плотнее. В какой-то момент удачный выстрел снес напоминающий крыло выступ первого из них, срезав маневрирующую поверхность и сделав инопланетный аппарат легкой добычей для лазерного огня. Второй был уничтожен потоком шрапнели, когда минотавры покинули свои орудия и приняли участие в обороне. Последние два продолжали свое наступление, и ужас заставил Лану на долю секунды замереть на месте, когда один из них потянулся хвостом к отсеку со взрывчаткой. Миг спустя граната приземлилась точно возле одного из зенитных орудий, и сдетонировавший боезапас осветил всю округу.

Второй кибердиск последовал примеру первого и раскрутил гранату, однако результат оказался совершенно иным. Нечто слишком быстрое для глаза перехватило снаряд прямо посреди полета и отшвырнуло его обратно к инопланетному аппарату. Кибердиск пережил взрыв, однако в следующую секунду два светящихся стержня длиной с руку Ланы пронзили его насквозь и взорвались, превратив противника в груду обломков

Единственный оставшийся аппарат попытался отследить нового противника и развернулся к земле. Десяток грифонов, вооруженных огромными арбалетами и связками металлических стержней, тут же бросились врассыпную, привлекая внимание кибердиска, что позволило неведомому союзнику вновь нанести свой удар. Единственным, что Лане удалось разглядеть, был сияющий наконечник копья.

Кибердиск успел заметить новую угрозу и начал разворачиваться, однако миг спустя копье уже пронзило его насквозь. Вес неприятеля и нанесенный его атакой ущерб заставил аппарат рухнуть на землю подобно камню, где он и исчез во вспышке взрыва. Неожиданный союзник, в котором Лана узнала мирмидона Алвара, появился секунду спустя из огня, как ни в чем не бывало. Копье так и осталось торчать из кибердиска как мрачное напоминание о короткой схватке.

– "Браво" – Центру, – произнес Колсон, появившись из полуразрушенного магазина и оглядывая поле боя. – Подтверждаю уничтожение двух инопланетных кораблей в районе нашей позиции. Подкрепления грифонов оказали нам поддержку, однако неизвестное число пришельцев сумели осуществить высадку неподалеку. Нам может пот… БЛЯДЬ! – отчет лейтенанта был прерван зарядом плазмы, выстрелившим из мрака между строениями и угодившим в стену лишь немногим выше головы человека. В ту же секунду боец нырнул обратно в укрытие. – Наземные войска противника атакуют нашу позицию! Колсон, конец связи! Дженкинс, Дюран, обойдите их через строения и выбейте на открытую местность!

– Выполняю! – ответила Лана и активировала свою наиболее часто используемую (и, говоря откровенно, не всегда по делу) способность. Выпрыгнув из укрытия, она устремилась прямо в развернувшийся на улице хаос. Рассекающие мрак лазерные лучи заливали позиции пришельцев, а поднявшиеся в воздух грифоны обрушили на чужих настоящий ливень сияющих стержней из своих массивных арбалетов.

В тот же миг когда выстрел пришельцев едва не обезглавил Колсона, Мирмидон вытащил свое копье из обломков и метнул его во тьму. Сияющий наконечник исчез во мраке переулка, и через долю секунды мирмидон скрылся в том же направлении. Хаотичные потоки плазмы из переулка почти сразу сошли на нет.

Пройдя вслед за грифоном, Лана обнаружила истекающего кровью мутона, который был прикован к стене копьем мирмидона и безнадежно пытался вытащить его из себя. Выстрел в голову оборвал его мучения, и Лана продолжила идти вдоль следа из трупов пришельцев.

"Хотела бы я знать, как дела у остальных, – подумала боец, перепрыгивая через обезглавленного берсерка. – Мэтт с Файеркрэкер те еще сволочи, но все же я надеюсь, что они переживут эту ночь…"

Она была настолько погружена в свои мысли, что даже не заметила нескольких трупов, ранения которых явно соответствовали ни одному из оружий защитников.

------

Ствол лазерной винтовки Мэтта был раскален докрасна, но он все равно продолжал вести непрерывный огонь по мехтоиду, который мчался прямо на его позицию. Однако несмотря ни на что, окружавший киборга щит продолжал отражать лучи когерентного света. Что оказалось гораздо более эффективным, так это уличный фонарь, который один из единорогов поднял в воздух своей магией и метнул прямо в противника. Импровизированный снаряд пронзил его ногу и заставил опрокинуться на землю. В ту же секунду на него обрушился поток лазерного огня и, после удачного попадания ракеты Финча, щит, наконец, замерцал и погас.

– "Эйбл" – Центру, – прокричал Мэтт в радиоэфир, заряжая новую батарею в свою винтовку и давая ей пару секунд чтобы остыть. Однако прежде чем продолжить, он на миг остановился и проследил за очередным залпом орудий, расположенных за чередой строений позади него. Видневшиеся вдалеке инопланетные корабли постепенно облетали окружающий город щит. – Северо-восточная артпозиция под тяжелым огнем противника. Мы будем держаться столько, сколько сможем.

Мэтт едва успел нырнуть обратно в укрытие, на доли секунды разминувшись с зарядом плазмы от закованного в зеленую броню мутона, однако все же ему удалось расслышать полузнакомый голос:

– …покинуть орудия и вступить в бой!

Грохот стрелкового оружия минотавров эхом раздавался сверху, и Мэтт почувствовал, как земля вздрогнула, когда трое гоплитов спрыгнули с крыш и, разделившись, помчались на позиции пришельцев. Каждый из них с головы до копыт был закован в черную пластинчатую броню и вооружен боевым топором в одной руке и массивным круглым щитом в другой.

Чужие, похоже, разделили мнение капитана об эффективности подобного оружия, поскольку мутон, который едва не обезглавил его секунду назад, сделал лишь один залп в направлении нового неприятеля, прежде чем вновь переключиться на людей. И именно поэтому мутон оказался совершенно не готов, когда щит минотавра попросту поглотил заряд плазмы. Пришелец попытался развернуться и вновь открыть огонь, однако дымящийся щит выбил оружие из его рук, и миг спустя топор с влажным хрустом вошел в его череп. Этот процесс повторился еще дважды, прежде чем гоплит столкнулся с достойным противником.

Появившийся из переулка берсерк помчался прямо на гоплита и, прыгнув в последний момент, занес кулаки для сокрушительного удара. Закованный в черную броню минотавр увернулся, отпрыгнув назад, и тут же перешел в контратаку. Удар щитом пришелся чужому точно в закрытую шлемом голову, и, отшатнувшись, тот уже не успел перехватить молниеносное движение гоплита.

Однако клинок топора не сумел пробить шлем берсерка, и, не теряя времени, гоплит тут же высвободил свое оружие и поднял щит, закрываясь от обрушившегося потока ударов пришельца. Секунду спустя минотавр снова перешел в контратаку, и его топор ударил прямо под рукой противника, в расчете найти слабое место в его броне. Однако берсерк оказался быстрее, и, перехватив оружие в полете, вывернул его из хватки оппонента. В следующий миг та же судьба постигла и щит, которым минотавр вновь попытался выбить противника из равновесия.

Хук с левой руки, который смог бы раздробить череп медведя, оставил видимую вмятину на шлеме гоплита и заставил того отшатнуться назад. Берсерк помчался вперед, намереваясь воспользоваться этим моментом, однако в следующую секунду минотавр швырнул свой шлем прямо в голову чужого. Заставив своего врага на миг отвлечься, минотавр выполнил нечто отдаленно напоминающее приемы дзюдо, и берсерк оказался на земле. Хруст шеи пришельца Мэтт смог расслышать даже с противоположного конца улицы, однако гораздо сильнее его поразила личность гоплита.

– Расчеты, вернуться на позиции и продолжить ведение огня! – проревел Астерион и затем сплюнул на землю кровь, прежде чем поднять свой щит и топор. Возвратив себе свое оружие, он направился в сторону продолжавшегося в глубине улицы сражения.

Когда импровизированный взвод начал приближаться к одному из флангов чужих, один из эквестрийцев поднял копыто к небу и прокричал:

– Селестия с нами! Селестия защищает город!

Каждая пара глаз устремилась к пролетавшему в небесах солнечному диарху.

– Сражайтесь! – прозвучал ее голос над полем боя. – Ваши семьи и ваши близкие нуждаются в вас! Эквестрия нуждается в вас! Сражайтесь! – эффект от ее слов оказался мгновенным. Эквестрийцы начали практически самоубийственную атаку на позиции пришельцев, и ветераны Земли были на ее острие. Некоторые из них пали жертвами плазменного огня, но остальные попросту смели оборону чужих.

Однако дальнейшие наблюдения за полем боя оказались прерваны странным звуком, который начал разноситься сквозь шум сражения. Поначалу Мэтт едва не пропустил его мимо ушей, поскольку годы в вооруженных силах привили ему практически стопроцентный иммунитет против глухого стрекотания. Но в Эквестрии этот звук вклинивался в голову подобно боли от зуба, и он мог означать только одно.

– Центр, это Харрис, – произнес Мэтт по защищенной частоте. – Будьте осторожны, возможное присутствие агентов EXALT в театре боевых действий, и у них есть вертолетная поддержка.

Если бы Мэтт продолжил следить за Селестией, он бы заметил, как пара летунов попыталась перехватить ее. Их жизнь была оборвана лучом зеленой энергии.

------

В полном неведении для защитников города, MH-6 пролетал менее чем в трех метрах над крышами Кантерлота. Ни один габаритный огонь не освещал его силуэт, и в пылу сражения лишь немногие смогут расслышать рокот его мотора.

Перелетев окружавшие замок стены, он завис над одним из его балконов. Четыре закованные в черную броню фигуры торопливо спрыгнули вниз и затем скрылись в коридорах. Вертолет же направился обратно и несколько секунд спустя растворился во мраке ночи.

------

Пот начал стекать по шкуре Твайлайт, и все ее силы уходили на поддержание щита, окружающего уцелевших в Шпиле Арканума. Казалось, пришельцы уже несколько часов обрушивали один поток плазмы за другим на ее заклинание, и даже начали использовать более тяжелое вооружение, пытаясь пробиться сквозь него. И, несмотря на все ее усилия, щит начал медленно сжиматься, и теперь его едва хватало, чтобы закрыть остальных.

"Ты справишься, Твайлайт! Каждый, кто способен дать отпор, сейчас сражается за город. Ты должна защитить своего брата! – сказала она себе, продолжая вливать магию в свой щит. – Ты ничего не смогла сделать, когда эти монстры впервые здесь появились. Флаттершай чуть не погибла, потому что ты дрожала под кроватью, прячась собственной тени!"

"Это было бы гораздо проще, если бы ты просто столкнула пришельцев с края башни и затем уничтожила их корабли точно так же, как и раньше…" – прошептал темный голосок в ее голове, однако в ту же секунду он был заглушен ее решимостью. Даже в столь отчаянной ситуации, она не могла заставить себя вновь отнять чужую жизнь.

"Даже если это спасет твоего брата? И твоих родителей? Это было бы так просто…"

– Твайлайт! Осталось совсем немного! – прокричал Шайнинг Армор через шипение плазменных потоков, заливающих щит. – Помощь уже на подходе!

Аликорн стиснула зубы и сосредоточила всю свою волю на щите, но тот все равно продолжал уменьшаться. У нее оставалось в лучшем случае несколько секунд, прежде чем заклинание начнет распадаться. Она хотела сказать что-нибудь, что угодно своему брату перед концом, однако никакие слова не приходили в голову. Один из пришельцев направил пусковую установку в их сторону.

Рев, не похожий ни на что из того, что ей доводилось слышать до этого, заполонил зал, и чужой с пусковой установкой разлетелся на куски. Поток красных и пурпурных лучей со всех сторон начал летать вокруг щита и заливать позиции мутонов, которые отчаянно пытались перенаправить свой огонь на нового противника. Однако им удалось сделать не больше двух залпов, прежде чем что-то огромное промчалось мимо шокированного аликорна.

"Голем!"

Его броня была черных, красных и белых цветов от головы и до массивных ног, и первый мутон был попросту сметен с ног плечом аппарата. Секунду спустя второй был выброшен через окно молниеносным ударом наотмашь, и голем направился к закованному в белые доспехи пришельцу, который возглавлял этот отряд. Он замахнулся левой рукой и, к удивлению Твайлайт, заклинание начало формироваться вокруг его массивного кулака. Она едва успела определить, что оно было телекинетической природы, прежде чем кулак устремился вперед и ударил пришельца прямо в грудь. Заклинание активировалось, и мутон превратился в бесформенную массу из обломков брони, костей и плоти.

Уловив движение краем глаза, Твайлайт заметила еще двух големов, только что вошедших в Шпиль Арканума. Второй был выкрашен в зеленые и серые цвета и держал в руках массивное оружие, патронная лента которого опоясывала его торс и исчезала в контейнере за плечами, точно так же как и у первого голема. Третий же оказался бело-голубого окраса, и в его руках была странная винтовка, разделяющаяся посередине на две части. Три безликие фигуры повернулись к аликорну, и по ее спине пробежал озноб.

– Беовульф – Центру, – произнес по-английски красный голем монотонным голосом. – Зал Шпиля под контролем, Спаркл и Армор в безопасности. На месте присутствуют раненые, рекомендую немедленную отправку медицинской бригады, – краткая пауза. – Принято, мы с Геспенстом направимся к артиллерийским позициям и окажем помощь в их обороне. Эдельвейс останется на месте и обеспечит безопасность Шпиля, – и, не произнеся больше ни слова, зеленый и красный големы развернулись и выпрыгнули через дыру в стене, которую проделали пришельцы в начале своей атаки. Бело-голубой же взял проем под прицел своего оружия и неподвижно замер.

Твайлайт позволила щиту опуститься и тяжело осела на пол. Отчасти от усталости, отчасти – от того, что она увидела своими глазами. Ей удалось узнать те чары, что использовал голем для убийства лидера пришельцев. Они были очень сильно модифицированы, но все же в них без сомнений угадывалось одно из тех заклинаний, что она предоставила людям шесть месяцев назад.

------

Большинство обладающих боевым опытом гвардейцев либо находились на стенах замка, либо сражались среди улиц города, однако четверо добровольцев все же остались позади и охраняли двери в личные покои диархов. Комната Луны пустовала, если не считать разнообразных магических безделушек, собранных принцессой за свою долгую жизнь, но гвардейцы не теряли бдительности. Они знали, что являются последней линией обороны между атакующими город монстрами и солнечным диархом. Каждый из них прошел через огонь боев на Земле, и каждый из них был закован в характерные черные доспехи. И потому их реакция была молниеносной.

– ГРАНАТА! – прокричал единорог, когда из-за угла вылетело два цилиндрических предмета. Вспыхнувший в воздухе щит в ту же секунду окружил гвардейцев, а двое земнопони и пегас нырнули в укрытия. Однако ожидаемого ими взрыва так и не последовало. Первая граната оказалась светошумовой, и все помещение заполонилось болезненным грохотом и светом. Вторая же лишь издала едва слышный щелчок.

Щит единорога мгновенно погас, и все четверо гвардейцев рухнули на землю, вопя от боли. Эта пронзающая каждую клетку тела боль была столь невыносима, что они не смогли даже открыть глаз – не говоря уже об организации обороны – когда из-за угла появилось четыре человека в черной броне, которые направились прямиком к дверям в королевские покои.

– Что это был за шум? Эй, вам нельзя здесь…

Крак! Крак!

Два лазерных луча оборвали протест появившегося изнутри доктора. Хаос захлестнул помещение; кто-то из оставшихся врачей попытался организовать хоть какую-то оборону, кто-то попытался просто спрятаться в первом же попавшем укрытии, однако в конечном итоге никакие их действия не смогли помешать закованным в черную броню людям открыть двери в спальню Селестии…

…и обнаружить себя в приемной четырехзвездочного ресторана.

– Прошу прощения, господа, но все столики заняты, и мы не принимаем резерваций, – провозгласил Дискорд при виде новоприбывших. Проведя своим грифоньим когтем по безупречной официантской униформе, он продолжил: – Быть может, вы сможете вернуться в следующем году?

Крак!

Скучающее выражение так и не слетело с лица Дискорда, даже когда его голова разошлась пополам, пропуская луч когерентного света насквозь.

– Вы серьезно думали, что это сработает? – спросил он, приподняв бровь.

Не тратя ни секунды, нападавшие отправили в его сторону еще одну пару цилиндров.

– ПРЕКРАТИТЬ! – проревел аватар хаоса, щелкнув пальцами, и гранаты исчезли посреди полета. Еще один щелчок – и он вылетел через находившиеся позади него двери.

Нападавшие помчались вслед за ним… и оказались в абсолютно идентичном помещении, с закрытыми дверьми на противоположной стороне. Выбив их с ноги, они вновь увидели точно такую же комнату. Процесс повторился еще дважды, прежде чем они остановились и посмотрели назад.

Позади них простирался бесконечный коридор, и прямо перед их глазами бесчисленное множество дверей заменили стены, потолок и пол. Раздался еще один щелчок, и каждая из них открылась. Четыре бойца упали во тьму.

------

"Пришельцы наверняка считают себя невероятно умными, но эти псевдо-пони не обманут только слепого. Суставы совсем неправильны, не говоря уже о шкуре и глазах, – размышляла Файеркрэкер, в то время как пара чужих пробегала под ее укрытием. – Не говоря уже о том, что они совершенно пусты внутри. Ни страха, ни гнева, ни любви. У них ровно такое же количество эмоций, как и у растения в горшке".

Еще двое пришельцев появились внизу. Дождавшись их прохода, чейнджлинг полетела вниз. Устремив копье наконечником вниз, она увеличила свою массу для максимально эффективного удара. Копье пронзило чужого насквозь и приковало его к полу. Двое только что прошедших мимо пришельцев развернулись и помчались к ней, однако Файеркрэкер уже подняла свое телекинетическое оружие в облаке магии. Две золотые монеты, слившиеся в ночном мраке в едва уловимый проблеск, вонзились точно в черепа псевдо-пони, и те рухнули на пол без единого звука. Но, к сожалению, времени на гордость от идеального устранения у нее не было: из глубины коридора раздавались звуки сражения.

Труп одного из лже-эквестрийцев уже лежал окровавленной грудой плоти на полу, и мутон-берсерк активно доводил свою вторую жертву до схожего состояния, вбивая ее в каменные стены и потолок. Третий пришелец открыл было рот, собираясь плюнуть кислотой в берсерка, однако миг спустя труп второго диверсанта сбил его с ног. Не тратя времени, мутон устремился к последнему чужому и, подняв кулаки над головой подобно горилле, снова и снова опускал их на свою последнюю цель до тех пор, пока та не замерла безжизненно на полу.

"О нет", – пронеслось в голове у Файеркрэкер, когда она, наконец, сообразила, что происходит. Обернувшись и смерив ее пронзительным взглядом, берсерк выпрыгнул через ближайшее окно и исчез в ночи. Она галопом добежала до этого окна, однако "пришельца" уже нигде видно не было.

– Файеркрэкер – всем доступным отрядам в восточном крыле. Срочно выдвигайтесь к королевским покоям, диверсанты противника могут быть на подходе! – сообщила она в радиоэфир, и, развернувшись, помчалась в сторону лестницы. Как и остальным ветеранам Земли, ей была предоставлена черная броня из драконьей шкуры, с вставками человеческих "панцирных" пластин и радиогарнитурой. Единственным, что изменилось в ее экипировке со времен боев на Земле, являлось облако золотых монет, которое она теперь предпочитала использовать вместо стандартных телекинетических клинков.

В иной ситуации, чейнджлинг могла бы приостановиться на миг, вспоминая, как она освободила эти монеты из хватки двух алчных баронесс, но сейчас у нее не было на это времени.

"ОНА здесь. Я должна предупредить стражей Селестии!"

Чем дальше Файеркрэкер пробегала по коридорам, тем больше солдат возникало за ее спиной. Зебринский следопыт мчался чуть правее, периодически бросая подозрительные взгляды на ее маскировку. Слева бежала пара грифонов со своими массивными арбалетами. Замыкающими в образовавшемся отряде были капитан Сонг и несколько избранных представителей эквестрийского аналога сил специального назначения, а также тройка солдат XCOM для ровного счета.

"Нет! Мы опоздали! – пронеслось в голове у псевдо-единорожки, когда за углом показались двери в королевские покои. Четверо гвардейцев были живы, но без сознания, и медсестры, которые до этого следили за здоровьем солнечного диарха, старались перенести раненых внутрь. Вопрос о том, почему их вообще потребовалось передвигать, получил свой ответ лишь секунду спустя: подойдя к дверному проему, чейнджлинг почувствовала, как что-то начало высасывать ее магию. С каждой секундой поддерживать маскировку ей становилось все сложнее, но, к счастью, ей удалось заметить нечто вроде гранаты на полу прежде, чем ее магия бы окончательно иссякла. Странный эффект исчез в тот же миг, когда она с силой опустила копыто на зловещее устройство.

– Оцепить коридор! Никого не впускать и не выпускать без моего одобрения! – пролаял капитан Сонг, бросив в сторону Файеркрэкер настороженный взгляд. Чейнджлинг кратко кивнула, и пара прошла внутрь помещения. Не считая раненых стражей, шокированных медицинских пони и закрытого простыней трупа, все выглядело в полном порядке, за исключением сидевшего в противоположном конце комнаты Дискорда. Подойдя к ближайшей медсестре, капитан Сонг спросил: – Селестия в безопасности? Что произошло?

Судя по всему, медсестра была на грани нервного срыва, и просто продолжала смотреть на закрытое простыней тело. Только почувствовав одобряющее копыто на своей спине, она смогла хоть немного прийти в себя.

– Они убили его, просто потому что он стоял перед ними, – произнесла она, все еще не веря в произошедшее. – Я думала, что они наши друзья!" – на этом ее выдержка подошла к концу, и она захлебнулась рыданиями. Капитан Сонг продолжил успокаивающе поглаживать ее по спине, и демонстративно указал глазами чейнджлингу на Дискорда.

Аватар хаоса сидел в им же созданном кресле, и все его внимание, казалось, было поглощено маленьким зеркалом в руке. Он никак не отреагировал на подошедшую Файеркрэкер, попросту игнорируя ее до тех пор, пока она не произнесла:

– Дискорд, что здесь произошло? Кем были нападавшие?

– О, эти неотесанные грубияны? Я бы сказал, что они… – протянул тот, надевая здоровенные солнцезащитные очки. – …выбрали дверь номер три. И четыре, и пять, и шесть! – чем больше цифр называл драконэквус, тем больше очков появлялось на его лице, и когда он слегка потряс ручным зеркалом, из него раздались тихие крики.

– У нас нет времени на твои игры, Дискорд! – сорвалась Файеркрэкер. – Где они?

Все следы веселья безвозвратно исчезли с лица аватара хаоса, и его взгляд, казалось, пронзил саму ее душу.

– Ничего хорошего не выйдет из твоей настойчивости, мой маленький чейнджлинг, – прошептал Дискорд. Однако когда псевдо-единорожка вновь открыла рот, собираясь повторить приказ, он ее перебил: – ЛАДНО! Как хочешь! Забирай все мои игрушки! Как будто они мне нужны! Но знай – все последствия будут исключительно на твоей собственной совести, – и, не произнеся больше ни слова, драконэквус швырнул зеркало в центр помещения.

Когда оно разбилось, на его месте появились изломанные тела четверых людей.

– Синие небеса, что все это значит?! – вырвалось у одного из грифонов.

– Какого... ох черт, – не смог сдержаться один из людей.

Тишина! Вы все дали клятву тайны, и по закону разглашение увиденного здесь будет считаться изменой в военное время, – прозвучал голос капитана Сонга. Бросив взгляд на тела, он вновь повернулся к остальным в помещении: – Свяжитесь с майором Фуджикавой и капитаном Армором. Это не чейнджлинги.

"То, что это не чейнджлинги, не означает, что чейнджлингов здесь нет", – подумала Файеркрэкер. – "Если эта атака не была делом ЕЕ копыт, то где же ОНА тогда?"

------

Мэтт был изнурен в абсолютно каждом значении этого слова, направляясь обратно к воротам замка. Последняя батарея от лазерной винтовки была наполовину пуста, а к пистолету оставался лишь один магазин. Вольфрамовые шарики, которые он использовал в сочетании со своим телекинезом, были раздроблены и находились в трупах разнообразных пришельцев, убитых его отрядом во время обороны зенитных орудий. Тупая боль набатом пульсировала у него во лбу от чрезмерного использования магических способностей этой ночью. Впрочем, Мэтт являлся не единственным, кто был выжат досуха этим сражением. Все – от артиллерийских расчетов минотавров и до покрытых как своей, так и чужой кровью эквестрийцев – разделяли этот безразличный и несколько рассеянный взгляд.

"Держу пари, Шайнингу сейчас совсем хреново, – подумал капитан, с трудом подавив усмешку. Закрывавший город щит напоминал своей формой зонтик и в конечном итоге выполнил свою задачу. Ни один корабль из атаковавшей флотилии не смог осуществить массовую высадку пришельцев в городе или выполнить бомбардировку столицы. Мэтт не был уверен, сколько именно кораблей было сегодня уничтожено, но перед началом сражения ему удалось заметить многочисленные обломки, скатывающиеся по щиту в сторону окружавших гору полей. – Шэнь и его инженерные команды наверняка будут вне себя от счастья, разбирая возникшую вокруг города свалку…"

– "Эйбл", это Центр, – прозвучал голос Фуджикавы на офицерской частоте.

– "Эйбл" на связи, слышу вас хорошо, – ответил Мэтт, снова надевая шлем, чтобы посторонние уши не слышали их разговор.

– "Эйбл", соберите всех кого сможете и как можно скорее выдвигайтесь в тронный зал, – приказала майор, и боец не мог не заметить напряжения в ее голосе.

– Понял вас, Центр. Какова обстановка?

– На текущий момент неизвестно. Эквестрийцы стягивают все свои силы в замок и располагают их вокруг тронного зала, но больше они ничего не сообщили.

– EXALT?

– Выполняйте приказ, "Эйбл". Центр, конец связи.

Резкое окончание разговора лишь еще сильнее подогрело опасения Мэтта, и он обернулся к остальным выжившим бойцам своего отряда.

– Финч, Спигель, за мной!

Несмотря на усталость, трое людей довольно быстро добрались до указанной цели. В коридорах вокруг тронного зала было не протолкнуться от эквестрийских гвардейцев, которые знали не больше самого Мэтта. Однако вскоре им все же удалось протолкнуться и войти в сам тронный зал.

Никто иная как сама Селестия занимала трон, и около десятка единорогов в безупречных доспехах стояли вдоль стен. Доброжелательно улыбнувшись вошедшим людям, она произнесла:

– А, наконец, шанс поговорить с друзьями Твайлайт. Я рада, что вы смогли прийти.

Прежде чем Мэтт успел бы ответить, Шайнинг Армор с отрядом гвардейцев ворвался в зал.

– Назад, капитан! Это не Селестия!

Аликорн на троне продолжала улыбаться, но в ее глазах не было ни доли тепла.

Продолжение следует...