Солдат Удачи / Soldier of Fortune

Всем известны истории про "попаданцев" в Эквестрии, поскольку их много и они самые разные: начиная от таких героев, как Сэмуэл Стоун, и заканчивая лейтенантом Лукиным - обычным офицером. Однако, довольно мало рассказов о том, как жители Эквестрии оказываются в нашем мире - мире людей. Что ж, я попытаюсь исправить этот дисбаланс своим самопальным творением... Встречайте, "Солдат Удачи"!

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки Стража Дворца

С той стороны хрустального стекла

В Эквестрию путь неблизкий!© … лёгок путь через Аверн.© Иногда мечты сбываются, иногда мечты срываются. Иногда полёты кажутся и во сне и наяву. Иногда мне сны мерещатся, и в воде луна вдруг плещется, И тогда пойму, конечно же, кто я и зачем живу. Это краткий взгляд на историю о жизни и смерти, альтернатива легиону попаданцев и соплям в сахаре и мухам в янтаре. Надеюсь, что оригинален хоть немного, хотя заимствований энное число.

ОС - пони

Дракон из паралельного мира

Альтернативное название: "Дебошир в Эквестрии" Весь расказ - сплошной дебош. К двадцатой главе у него появляется необычный друг из вселенной "Скачок не туда", и они устраивают еще больший дебош.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Зекора Биг Макинтош Снипс Снейлз Черили Мэр Спитфайр Сорен Принц Блюблад Энджел Вайнона Опалесенс Гамми Совелий Филомина Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия Дискорд Пипсквик Танк Мистер Кейк Миссис Кейк

Главный герой

История о том, как с Мэри Сью сняли корону. Согласитесь, это интереснее обычной истории о Мэри Сью.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Человеки

Миг слабости

Иногда достаточно сиюминутного колебания сильного чтобы изменить ход истории...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Массаж для шерифа

Спасение всех земнопони от надвигающейся угрозы со стороны хитроумных единорогов - сложная и утомительная задача для любого, даже если речь идёт о новоиспечённом шерифе Спрауте. Поэтому, когда очаровательная Шугар Мунлайт предлагает защитнику города расслабляющий массаж, тот не видит причин отказываться. И вскоре он понимает, что у кобылки ловкие далеко не только копытца...

Другие пони

Принцесса Селестия в твоей стиральной машине

Прошло три месяца с тех пор, как принцесса Селестия появилась в твоей постели. Три месяца назад она взяла эту постель вместе с простынями и подушками. Три месяца, как она чуть не увела твою девушку от тебя. Но всё уладилось и теперь шло довольно гладко. Жизнь даже начинала налаживаться. До сегодняшнего дня.

Принцесса Селестия Человеки

Бюро Конверсий: Диалоговое Бюро

Как бы всесторонне процесс конверсии человека в пони не был бы изучен, до сих пор некоторые факторы вызывают от научного сообщества недоумение. Как вам такой факт? 1,83% людей заявляют, что во время конверсии они испытывают странный диалог. Наш герой - Джек Джепсен - тоже решил пройти конверсию и стать пони. Он уже закончил учёбу и сдал все экзамены, а теперь готов с головой окунуться в новый мир. Это было трудное решение, многие сомнения приходилось решать на ходу, или даже уже после всего. Станут ли его необычные убеждения преимуществом, или они окажут ему медвежью услугу?

Другие пони ОС - пони Человеки

Мой брат - зуб

Шайнинг Армор - зуб. На самом деле. Так сказала принцесса Луна.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Стража Дворца

Сборник рассказов: странных и неоднозначных

Сборник легендарных рассказов, читайте и наслаждайтесь мозг включать а так же относится к этим произведениям как к чему-то серьезному - не желательно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Автор рисунка: aJVL
41. Аз есмь… 43. Тёмное будущее

42. Заслуженное восхищение

Кто-то этого боялся, кто-то — ждал... И вот, этот день всё же наступил.

Чувствую себя как тогда, во дворце, стоя на подоконнике и глядя вниз.

Зараза…

Не, там, пожалуй, было даже проще.

Я, нервно вздохнув, опустил взгляд себе на грудь, обернулся взглянуть на спину и на бок…

Голубое с бирюзовым платье плотно облегало моё тело, струилось подолом по задним ногам, тускло блестело стразами в неярком свете лампы за кулисами… Красиво. Волшебно. На мне.

Ну да, не первый, так выходит, раз: и примерки уже были, и даже небольшой пробный прогон с Рар делали… Но теперь предстояло в этом выйти к гудящей где-то там, впереди, толпе! И было на душе пилящее такое ощущение, что после этого мир для меня прежним уже не будет… Проклятье! Говорила же она на свой синяк и ту дыру в стене, что, де, «ничего страшного, забей»? Вот какого лешего не послушался, а? Ах, неудобно стало! А теперь удобно, да? Раздобыл бы бабла и рассчитался — и всё. А теперь?.. Ума нет — считай, калека, блин! Чувствую себя как… как!.. а-а… От одного словосочетания «Моё платье» — уже как-то…

— Найтмер, твой выход, — потыкав меня кулаком, констатировал Спайк и, повернувшись, ушёл, оставив меня в одиночестве страдать со своим платьем.

— Это, Найтмер… — высунулась вдруг из-за угла, за которым скрылся дракончик, голова оранжевой поняшки с непослушной тёмно-розовой гривкой. — Не волнуйтесь там, ага?.. И… Это… — замявшись и застеснявшись поспешила спрятаться обратно Скут.

— Спасибо, Скути! — ответил я, чуть нервно улыбнувшись.

Попробую, куда деваться… Я в напряжённом ожидании повернулся в сторону эшафота — подиума.

Долго, впрочем, оно уже не продлилось: кулисы поползли в стороны — и в глаза ударил слепящий свет софитов, а на уши навалились приглушённые до того гул толпы, музыка и звонко разносящийся над вечерним Понивиллем голос Пинки.

— Встр-р-речайте!!! Первое платье этой коллекции — «Голубые сумерки»!!! Моде-е-ель… Найтмер-р Му-ун!!!

Свет перестаёт слепить.

Сердце бухает где-то в висках, в горле пересохло.

Ноги подгибаются…

Соберись!

Как там Рарити гоняла?.. «Крылья приподнять, шею выгнуть»…

Ну…

Так, меньше шаг! Подол!

Пропихнуть этот клятый ком в горло — достал…

Идём…

Деревянной походкой я направился туда — к шуму и свету. На подиум. Демонстрировать платье.

А, да, ещё же надо улыбаться…

Губы растянулись в кривоватой нервической усмешке.

Без клыков! А то Рар съест меня прямо с моим платьем…

Накопытники гулко забухали по подиуму.

Пинки что-то вдохновенно вещала в микрофон, играла музыка… над толпой висела густая тишина.

Улыбаться!

Шею ровнее!

Шаг увереннее!

Бу-бух, бу-бух, бу-бух…

Взмахнуть хвостом.

Повернуться левым боком. Отставить ногу. Изогнуть шею.

Проглотить ком в горле. Улыбаться!

Повернуться правым боком. Раскрыть крылья. Вернуть обратно. Обратно, а не полностью сложить!

Всё та же ошарашенная тишина в толпе. Круглые остекленевшие глаза, упавшие челюсти.

Сердце бешено долбится где-то в ушах, словно пытается вырваться наружу. Горло, кажется, слиплось, язык — как наждачка.

Улыбаться!!!

Пинки вдохновенно вещает что-то на фоне всего происходящего.

Развернуться. Взмахнуть хвостом. Вильнуть крупом.

Бу-бух, бу-бух, бу-бух…

Рарити рядом с подиумом. Грызёт копыто, не отрываясь смотрит на меня. Я бы тоже от копыта не отказался сейчас…

В шатёр за сценой, используемый под гримёрку, я буквально ввалился: ноги едва держали.

— Н-найтмер, как ты?.. — сочувственно взглянула Флаттершай.

— Никак, — прохрипел я. — Воды!

Осушил поданный стакан. Ох, ё… В жизни не брал в рот сигарету, но сейчас отчаянно хотелось закурить. Были бы пальцы — тряслись бы… Чувствую, словно совершаю полное безумие…

Свити Белль, Флаттершай и спа-сестрёнки — Лотос и Алоэ — молча и как можно скорее стащили с несколько пришибленного бревна — меня — платье. А вон уже и новое разложено, и украшения к нему… Рарити, проклятье, в кого ты такая, блин, творческая? Я как восемь таких выходов переживу?! О, легка на помине…

Ввалившаяся в шатёр единорожка была не шибко краше меня.

— Рарити, ты как? — сочувственно взглянул Спайк.

— Ужасающе! — выдохнула та. — Воды!

Осушила поднесённый стакан.

— Я!.. Ох… Не думала, что твоё появление так всех шокирует… Я ужасно волнуюсь! А вдруг… вдруг это провал?!..

— Т-ты не волнуйся, Рарити! — погладил намеревающуюся скатиться в истерику модистку по боку дракончик. — У тебя, э-э… замечательные наряды! Очень… аппетитные! Ну, то есть, красивые… Они всем понравятся! Просто, э-э — без обид, Найтмер! — модель очень… ну…

— Лучшая, чем из тебя, мелкий, — вяло огрызнулся я, пока отряд кобылок во главе с, внезапно, Флатти разыгрывал команду техников «Формулы-1» на пит-стопе со мной в роли болида.

Сняли платье и украшения, промокнули влажную шёрстку…

— Ох, я!.. Да. Спасибо, Спайки! — выдохнув, благодарно улыбнулась Рар буквально засветившемуся дракончику. — Давайте следующее!.. Ага… Не забудьте поправить макияж! Он должен быть идеален! — влилась та в круговорот «техников».

Новое платье: прохладная ткань ласкает прикосновениями разгорячённое тело. Закрыть глаза: блин, в жизни бы не подумал, что за виртуоза косметики тут Флаттершай! Щелчки клипс на ушах: ну нафиг — прокалывать ещё! Быстрые профессиональные движения копыт по гриве. Приходится лежать, лишь изредка приподнимаясь по необходимости: стоячего аликорна обслуживать тяжко…

— Вставай, На́йти! Платье не помяли? Повернись! Ага… Всё, ладно, мне пора бежать! Не забудьте накопытники поменять! И макияж тоже не забудьте другой к пятому выходу! Найтмер… молодец, у тебя хорошо получилось! — чуть нервно улыбнувшись, модельерша поспешно вылетела наружу.

Ну ладно… Хорошо, коли так…

Последние поправки. Спайк выразительно смотрит на часы — пора, второй выход.

Минута — и снова стою перед закрытым занавесом, чувствуя, как учащается пульс.

Так, ладно… Первый раз, значит, неплохо…

Прохаживаюсь туда-сюда. Подол платья слегка щекочет задние ноги. Поправляю подвеску на шее. Блин, Рар, зачем вообще на груди эта штука ажурная? Не, красиво, конечно, но за неё подвеска цепляется!

— Найтмер, выход! — напоминает Спайк.

Приготовиться! И не забыть про улыбку!

Ну когда там?..

Последний выход. Восьмой наряд.

Поправил подол: как-то странно немного сидит… или так и должно быть?..

Серебристое с элементами густо-синего; похоже скорее на вечернее, чем на бальное — облегает, струится вниз невесомой тканью… Прекрасное платье. Серьги в виде полумесяцев, подвеска — полная луна, серебристая диадема и кольцо-украшение на роге. Последнее слегка нервирует… Накопытники, чем-то даже похожие на мои, от доспехов. Металлические на этот раз, а не из хитро обработанной толстой ткани, как большинство предыдущих.

— Найтмер…

— Ага. Я готова!

Улыбка сама возникает на лице. С клыками — всем уже пофигу. Все восхищаются. Мной.

Чужой страх бывает занятным, бывает раздражающим… Но это восхищение!.. Оно!..

Кулисы расходятся в стороны, выпуская меня под лучи софитов и прожекторов. Гремит музыка, объявляет очередной наряд Пинки… Глухо грохочут аплодисменты. Раздаются восторженные возгласы. Стробоскопами вспыхивают в ночи вспышки фотоаппаратов.

Да! Обожайте меня!

Иронично, да, Луна? Это ведь ты так жаждала признания! Известности! Восторженных взглядов! А досталось всё это мне, Найтмер Мун!

Принимаю эффектную позу, с удовольствием отмечая новые и новые вспышки камер.

Мной будут восхищаться! А ты, Луна, так и останешься никем в тени сестры!!!

Моя улыбка полна абсолютно искреннего счастья.

Поворачиваюсь то одним боком, то другим, раскрываю и складываю крылья — и наслаждаюсь топотом аплодисментов. Все эти пони словно в одночасье забыли, что перед ними страшная сказка из далёкого прошлого и теперь любовались и восхищались.

Замечаю, что внимание некоторых смертных переключается с меня. Кто?!.. Гневно оглядываюсь, прищурив глаза. Рарити. Останавливается рядом со мной: глаза единорожки сияют счастьем. Расслабившись, улыбаюсь: ей позволительно делить со мной этот триумф! Она многое сделала ради него… и ради меня.

— Спасибо! — искренне поблагодарил её на ухо, пробиваясь сквозь грохот, гвалт и музыку. Моя подруга подарила мне это ликование! Она достойна тоже купаться в их восторге!

— Тебе спасибо, дорогуша! — почти прокричала она в ответ и смахнула радостные слёзы.

— Найт, Рарити! Это было!.. У-ух-х!!! — вылетела откуда-то из самой толпы прямо на подиум перед нами Пинки Пай. — Я таких суперкрасивенных нарядов давно не видела! Найтмер, ты в них совсем-совсем-совсем бесподобна-пребесподобна!!! Рарити! Это… Ух! Это супервеликолепно!

— Спасибо, Пинки! — обняла ту Рар, плюнув на сохранность своей причёски.

— Обнимашки! — охотно ответила на это Пинкс.

Я, с улыбкой качнув головой, задумчиво уставился на свои копыта.

«Обожайте меня»?..

Последние три выхода прошли на каком-то непонятном кураже, прямо-таки… Прикованные ко мне прифигевшие и восторженные взгляды, отпавшие челюсти, аплодисменты до сбитых копыт — это внимание… опьяняло. Сейчас же, когда всё слегка успокоилось и наваждение спало… Это ведь точно, сто процентов было не моё. То есть, моё, но… Нет, как бы не совсем моё, а…

Уже не важно. Верно?..

Я, в любом случае…

— Найтмер, ты… не будешь против немного пообщаться с гостями? Ответить на вопросы и… — неуверенно дотронулась до меня единорожка.

— Не против… — немного заторможено отозвался я, выныривая в реальный мир.

Не против. Их страх мне надоел.

— Ох, это абсолютно чудесно! Спасибо, Найтмер! — расцвела Рар.

— Здорово! — в унисон с единорожкой, подпрыгнула на месте Пинки. — Я как раз два микрофона взяла! — пони вытряхнула из гривы на копыто пару достаточно внушительных блямб с зажимами, на манер петличных микрофонов, и споро прицепила их нам на платья, на грудь.

— Найтмер, — прошептала Рарити, когда я наклонился к ней по её знаку, — умоляю: обойдись без леденящих угроз и своих жутких шуток! Пожалуйста! Не распугивай всех, очень тебя прошу!

— Постараюсь, — со вздохом пробормотал я, выпрямляясь.

Постараюсь.

— Вы всё? Пора включать! — взглянула на нас Пинки и, выйдя вперёд, театрально взмахнула передней ногой: — Леди и джентелькольты! Не спешите расходиться — это ещё не всё! Прямо сейчас у вас есть невероятно невероятная возможность замечательно поговорить и позадавать вопросы этим великолепным пони: Рарити и Найтмер Мун! Уверена, их у вас сегодня много!

— А Н-найтмер… Ну… — неуверенно прянул ушами жеребец в первом ряду, взглянув на меня с осторожным интересом.

— Не «ну»! — мотнула кудрявой гривой Пинки. — Видели же все, что она замечательная! Просто не спрашивайте её про луну и всякое стародавнее прошлое — и всё будет хорошо! Ну, погнали! И для начала: Найт, как тебе этот феерически улётный вечер?

— Феерично, — неопределённо усмехнулся я. — Такого со мной пока не случалось.

— Понравилось?

— Да, вполне…

Да, зараза!.. Ну а смысл кривить душой и себе врать, когда вот только натурально тащился от происходящего?.. А-а…

— Я… Знаешь, вообще немного поражена, как быстро и чётко Рарити всё организовала, — постарался переключиться на что-нибудь другое. — Сцена, музыка, реклама… Такое ощущение, что всё было готово заранее и нужно было лишь моё согласие да наряды, — я подмигнул чуть зардевшейся единорожке.

— Ну, кое-какой опыт у меня был уже… — взяла слово та. — Не столь впечатляющий и более на вторых ролях, но всё же был. Ну и, конечно же, этот великолепный вечер не был бы возможен без друзей, протянувших мне копыто помощи! Эпплджек и семьи Эппл, что очень помогли мне со сценой!..

— П-жалуйста, сахарок! — по-доброму усмехнулась Эпплджек из первого ряда. Надо же, только сейчас её заметил…

— …Тебя, Пинки, за то, как прекрасно всё организовала и провела!.. — Рар с благодарной улыбкой обозначила поклон.

— Тебе понравилось-припонравилось? Это здорово! Рада была помочь! — подпрыгнула на месте счастливая земнопонька.

— …Лотос, Алоэ и Флаттершай, которые очень помогли с нарядами! Спайка и свою сестру, Свити Белль, всецело поддерживавших меня в этом начинании! И, конечно же, Найтмер Мун, без которой этого праздника моды просто не состоялось бы! Честно — не думала, что ты согласишься, дорогуша. Сложно выразить словами, что для меня это значит, — единорожка снова благодарно кивнула, на этот раз — мне.

— Да… Пожалуйста… — не нашёлся с ответом я. Искренняя благодарность тронула.

— И вы все, Понивилль! Спасибо, что пришли сегодня! — в завершение обозначила поклон толпе модистка и эффектно встряхнула гривой, с радостной улыбкой принимая загремевшие аплодисменты.

— Тебе спасибо, Рарити! Это было феерично! А теперь, думаю, Понивилль тоже уже хочет присоединиться к нашей игре в вопрос-ответ! — подмигнув нам напоследок, розовая земнопонька буквально нырнула в толпу. — И, для начала!.. О! Найтмер, похоже, тебе хочет сказать пару слов подруга! Ну же!

— Э-э… Да не, я… Я бы просто, а не… — замялся неуверенно знакомый голосок.

— Ой, не нужно стесняться! Найт рада будет тебя услышать! — ободрила Пинкс.

— Уф-ф… Ладно… Это, Найтмер… Просто поддержать хотела… В общем, красиво очень было, вы зря волновались.

— Спасибо, Скут! Ты — лучшая! — от души поблагодарил я пегасёнку, не сдерживая улыбки.

Отчаянная она. Вот так, на весь город… Спасибо, Скути.

— Ты и правда лучшая! Вот, держи кексик! За счёт заведения! …Ой, пустяки! На здоровье! Поддерживать друзей — это очень-очень-очень правильно! Поприветствуйте — Скуталу!

Я присоединился к аплодисментам, гулко грохая накопытниками по сцене, и снова улыбнулся. Похоже, кое-кто тоже неожиданно получил минутку славы… Ай, да Пинки, а!..

— Пр-р-родолжим!!! И-и-и свой вопрос задаст!.. О! О! Давай ты! Ты смелая и вопрос у тебя есть!

По уже чуть поутихшей толпе прокатились неуверенные смешки. Мы с Рар тоже улыбнулись.

Понеслась. Ну, жги, копытное!

— Э-э… Здравствуйте… Я х-хотела бы задать вопрос, который… волнует, наверное, всехпони: Найтмер Мун, вы… устроите Вечную Ночь?.. — последние слова вопрошающая пони едва ли не прошептала, но микрофон исправно сделал свою работу и донёс их до всей площади, на которой моментально повисла напряжённая тишина. На мне скрестились, кажется, абсолютно все взгляды, да такие, что даже неуютно стало немного…

— Ну… — задумался я над формулировкой. Не выкладывать же напрямую всё! — Вечная Ночь — это… она никогда не была для меня самоцелью. Но пони, ради которой… она была нужна, убедительно продемонстрировала, что таких усилий не заслуживает. Поэтому, отвечая на вопрос: нет, не устрою. Лично мне это попросту ни к чему.

Площадь немного оживилась, народ явственно выдохнул. Местами послышался топот аплодисментов, раздался выкрик «Спасибо!» Я спрятал улыбку наклоном головы.

— Вот… Да, спасибо, — послышалось бормотание из колонок: микрофон перешёл к следующему оратору. — Найтмер Мун! Наверное, в какой-то мере продолжая эту тему… Как вы относитесь к принцессе Селестии?

— Ответ тебя, определённо, удивит, — усмехнулся я, поправив платье. — Хорошо отношусь. У нас с ней сложились вполне приятные и тёплые отношения, и надеюсь, что в скором времени у меня ещё появится возможность навестить её снова.

Площадь поддержала мой ответ короткими аплодисментами и улыбками. Напряжение заметно спало, вопросы тоже пошли бодрее.

— Найтмер! А вы правда живёте у Рарити? Что вас с ней связывает? Спасибо!

Я кинул взгляд на стоящую рядом белоснежную единорожку.

— Рарити — мой близкий друг. И да, она пригласила меня к себе на какое-то время, пока… видимо, пока не раздобуду себе жильё, — неуверенно пожал я крыльями.

— Оставайся сколько пожелаешь, дорогуша! Тебе я всегда буду рада, — на весь Понивилль призналась Рарити в свой микрофон, подарив мне тёплую улыбку.

— Вопрос к вам, Рарити! Можно, да?.. Хорошо! — получил спросивший великодушный кивок модистки со сцены. — Как? Просто: как? Каким образом вы так сдружились? Да ни с кем-нибудь, а с Найтмер Мун!

— Ну… — кинув на меня несмелый задумчивый взгляд, потупилась Рар. — Многие тут помнят, наверное, как я, тогда ещё без кьютимарки, скиталась по Понивиллю в поисках работы. Спасибо всемпони, которые тогда, кто словом, а кто — делом, поддержали меня! Быть одной посреди чужого тогда ещё города, не зная, куда пойти и к кому обратиться за помощью… Это тяжело. А кто бы взялся помочь самой Найтмер Мун, оказавшейся в такой же ситуации?.. Когда эта мысль пришла вдруг мне в голову — я поняла, что просто не могу ничего не сделать. И… И приобрела друга. Чуткого, доброго и…

— Рарити! — шикнул я… на всю площадь. Забыл про микрофон…

По пёстрой толпе прокатились неуверенные короткие смешки.

Зараза, а!..

— Чуткого, доброго и капельку стеснительного друга! — коротко хихикнув на моё шипение додавила своё Рар. — Она не любит трусости, и с ней, бывает, непросто общаться, но… Я искренне счастлива, что нам довелось познакомиться. На́йти… Спасибо тебе за всё! — обозначила лёгкий поклон в мою сторону единорожка.

— Ага, и тебе тоже… Это… — смешавшись, пробормотал я… опять забыв про микрофон. Да блин, а…

— Найт замечательная! Просто надо узнать её получше! — подвела итог Пинки. — А потому — давайте вернёмся к вопросам! И-и спрашивать буде-ет… О! Вот ты!

— Так, э-э… Найтмер, а у вас есть кто-то… особенный? Рарити вам друг или… кто-то больший? — кажется даже с какой-то затаённой надеждой прозвучал из колонок голос кобылки.

Задолбали!.. Вот нечего больше спросить, правда?.. Ну сей…

Ответить я не успел, получив чувствительный рывок за хвост, а недовольно обернувшись — столкнулся с… очень эмоциональным взглядом Рарити.

«Не вздумай ей угрожать!» — красноречиво блеснули из-под длинных ресниц сапфировые очи единорожки.

— Я, э-эм… — поспешно отвернувшись, попытался сформулировать что-нибудь подходящее я. — Не… не готова пока рассматривать подобного рода отношения, вот…

— Но почему?

Так, что тебе в моём ответе непонятно было, чуч…

— Прошу вас, не стоит об этом, дорогуша, — снова бессовестно дёрнув меня за хвост, взяла инициативу Рар. — Найтмер… ещё нужно время, чтобы привыкнуть к тому, как изменилась Эквестрия за столько лет…

— …поэтому вопрос каких-либо близких отношений, думаю, я стану рассматривать несколько позднее, — подхватил я, благодарно кивнув подруге. — Сильно затягивать, пожалуй, не стану: полагаю, чтобы более-менее освоиться мне хватит пятидесяти-семидесяти лет, — постарался подвести я эффектную черту в стиле аликорна, чем заслужил округлившиеся глаза Рар и некоторых из гостей, и даже чей-то откровенно разочарованный вздох. Чей — разобрать не вышло…

— Найтмер Мун! Извините, если мой вопрос покажется бестактным… Честно говоря, ваша репутация… м-м… не сочетается с сегодняшним событием, и это не очень укладывается в голове… Да даже Рарити, вон, сама не очень в это верила! Так всё же: почему вы согласились?

— Рарити много раз мне помогала, — неуверенно повёл крыльями я. — Захотелось сделать что-то для неё в ответ — и только.

— Хорошо… А какое платье из этих лично вам понравилось больше всего?

Пф-ф, да уж… Возьмись я придумывать себе вопросы и ответы перед показом — категорично отрезал бы на этот: «Никакое!», а теперь… Это всё ещё женские платья — с поправкой на анатомию. Но прикованные ко мне взгляды, восхищение!.. Проклятье. Боюсь, я уже слишком Найтмер Мун, чтобы так ответить… К сожалению или к счастью?..

— Третье. Да и не только мне, верно? Оно явно произвело на всех неизгладимое впечатление!

Толпа согласно загудела, обсуждая и приветствуя мой выбор.

Первый выход прошёл, за исключением музыки и Пинки, в гробовой тишине. Ко второму народ немного отмер и пришёл в себя, но чувствовало большинство себя явно не в своей тарелке. На третий плотина рухнула. Там и платье было — отвал башки, и Пинки сумела, наконец, завести толпу… Аплодисменты, поначалу робкие, но распространившиеся как лесной пожар, взгляды, восторженные выкрики… Это просто кружило голову, наполняя меня каким-то куражом. Походка перестала быть деревянной, улыбка — вымученной, платья — сковывающими движения ненавистными тряпками. К четвёртому выходу ожидание за кулисами уже показалось невыносимо, несправедливо долгим…

— Мисс Найтмер, простите за такой вопрос… Но об этом весь город говорил, и я не могу теперь не спросить: а что там на самом деле вышло с грифоном, который у нас тут теперь лечится? Сплетни ходили всякие… Мне для себя понять!

Осторожное поглаживание по ноге, умоляющий взгляд Рарити.

Да мне что? Вопрос как вопрос…

— Не надо на меня «мисскать», хорошо? — усмехнувшись, ответил я. Вроде, постарался дружелюбно, но толпа как-то разом попритихла. — Насчёт вопроса же… Тебе во всех неприглядных подробностях пересказать или вкратце?

— Э-э… Л-лучше вкратце…

— Ну, если коротко, то Гильда посмела вредить моим друзьям, за что… была наказана.

Рарити явственно вздрогнула.

— Позднее я навестила её и извинилась за то, что отправила её в больницу, помогла, чем смогла. В целом, расстались мы без претензий друг к другу. Вот, если вкратце.

Закоренелая у меня репутация… Все углы сгладил, какие смог, но народ всё равно явственно напрягся, и по возможности позитивная концовка ответа помогла, похоже, слабо. Я почувствовал нарастающее раздражение: ну, и где ваши восторги и обожание, которыми вы меня осыпали пятнадцать минут назад?..

— Это… Тут слухи ходили, что вы собирались… у… убить принцессу Луну… — решил окончательно добить атмосферу праздника какой-то дятел.

Раздалась тишина. Кажется, на её фоне даже музыка как-то утихла и потерялась. В брошенном на меня взгляде Рарити плеснулась отчаянная мольба.

Достали. Ну и кому нужен был весь предыдущий балаган, если вы, сволочи, опять стараетесь невзначай отодвинуться от меня подальше? Где ваше восхищение?! Им без разницы, что я отвечу: они все запомнят лишь этот вопрос — и продолжат разбегаться и прятаться, как раньше! Ничтожества!

— Вопросы по поводу моего конфликта с Луной все желающие могут адресовать самой Луне! — с трудом сдерживая досаду, раздражение и какую-то бессильную тоску выплюнул я. — Что-то ещё? Если всё, то…

— Не знаю, что она там собиралась, — раздался совсем неподалёку от меня зычный голос Эпплджек, прекрасно слышимый в практически мёртвой тишине, — но она тогда, если я всё верно поняла, вынесла раненую принцессу Луну на себе! Вот эт имеет значение, а всякие там ссоры ихние…

Что? Эпплджек?! Как? Откуда она?!.. Я!.. Я же…

Я замер в неустойчивой позе с поднятой для шага ногой, чувствуя, как из головы стремительно испаряются мысли.

Вот теперь тишина воцарилась действительно мёртвая. Даже музыка заткнулась совершенно по-настоящему…

— Найтмер… Это правда?.. — потрясённо прошептала на всю площадь Рарити, глядя на меня полным надежды и, одновременно, опасения взглядом.

— Н-ну, да… Так вышло… — развернувшись обратно к толпе, потеряно промямлил я. Тоже на всю площадь…

— Значится, права я была, когда ток одну цепочку следов, чо там были, на тя списала, — в голосе фермерши, на этот раз прозвучавшем уже в микрофон, явственно почувствовалась улыбка. — Я ж там была и принцессу тож видала. Крепко её высоч-ству досталось, пропала б она без тебя…

— Ю-ху-у! — из толпы на сцену вынырнула Пинки, и, без капли стеснения, сграбастала в объятия, повиснув у меня на шее. — Найт! Я знала, что ты классная! Классная же? — повысила она голос.

По толпе прокатились согласные голоса, кивки… Кто-то затопал — и это стало камешком, спустившим лавину.

В следующую секунду площадка утонула в овациях.

— Ух! — довольно выдохнула розовая земнопони, только что с энтузиазмом топавшая вместе со всеми, когда аплодисменты начали постепенно стихать. — Кажется, у нас кончилась пластинка в граммофоне — придётся продолжить без музыки!

Фраза, брошенная совершенно ни к селу, ни к городу, почему-то заставила меня отмереть от того ступора, с которым я смотрел на толпу вокруг сцены, и неуверенно улыбнуться.

— Найт, я просто взорвусь и засыплю всё вокруг конфетти, если не спрошу о том, как это было! — снова подскочила вибрирующая в предвкушении Пинки. — Ты же можешь это рассказать, правда? Можешь? Можешь?!

— Да как было… — неопределённо повёл я крылом, пытаясь собрать мысли в кучу в изрядно опустевшей голове. — За подробностями — к Луне. Да, из леса я её вытащила… пусть и без особого желания, честно… По пути ещё и от мантикоры пришлось отбиваться. Сильно, знаете, повезло, что её яд аликорнов берёт плохо, — кривовато усмехнулся, задумчиво изучая сцену под ногами. — С трудом помню, как вообще из леса выходила. В себя более-менее пришла уже в Кантерлоте, — я снова повёл крылом.

Толпа загудела, обсуждая. Кто-то коротко поаплодировал, даже донёсся крик: «Спасибо!»

Да пожалуйста… Надеюсь только, мне это мягкосердечие боком не вылезет впоследствии…

— Это было очень благородно, дорогуша! Я восхищена до глубины души! Но почему ты раньше этого не рассказывала?

— Да… как-то к слову не пришлось, — задумчиво отозвался я.

— Найтмер, Рарити! Вы готовы продолжить вечер и нашу замечательную игру в вопрос-ответ? — прервал толком не начавшийся разговор предвкушающий голос Пинки из колонок.

Ну и что?.. Я обвёл взглядом толпу. Взгляды: радостные, восхищённые, заинтересованные — они смотрели на меня. Ждали моих слов. Изнутри, смывая неуверенность и усталость, словно поднялась волна, приглашающая меня вновь встать на её гребень.

— Едем дальше! — я улыбнулся. Рарити рядом, кинув на меня быстрый взгляд, согласно кивнула.

— Чудесненько! Тогда-а-а… Слово вам!

— Газета «Понивилльский фермер»! Здравствуйте!

О, так и знал — есть тут акулы пера!

— Мы уже слышали, что с принцессой Селестией вас связывают дружеские отношения. А знакомы ли вы с принцессой Каденс? И, если не сочтёте неприятным — поясните, пожалуйста, какие всё же отношения между вами и принцессой Луной?

Снова Луна, да?..

— С Каденс знакома. Была изрядно удивлена, — я усмехнулся, вспомнив наше всамделишное, а не показательное, знакомство. — Мы общались не очень много, но сейчас не без взаимного удовольствия, полагаю, ведём переписку. Отношения с Луной же, мне кажется, прекрасно описали до меня, вопросом на тему того, что я пыталась её убить. Не вижу смысла добавлять что-то сверху.

— Так значит, в этом вопросе была доля истины?

Тихо обречённо вздохнув, я окинул взглядом толпу, с удивлением отметив неприязненные взгляды, бросаемые некоторыми пони за спину, куда-то в сторону спросившей.

— Любите же вы лезть в бутылку… Ничего нового я вам не скажу! Любые вопросы подобного рода адресуйте Луне! Точка! Пинки, следующий вопрос, пожалуйста!

— Здравствуйте! Прэзистент Дискавэр, газета «Столичный вечер»!

О-па… Ещё пресса, да не местная! Хорошо!.. Я не сдержал торжествующей улыбки: значит, скоро Луна тоже увидит мой триумф!

— Возможно ли рассчитывать получить ваше интервью? Спасибо!

Хороший вопрос…

— Возможно. Только заранее подберите сотрудника не из робких! И, к слову, что привело сюда репортёра столичного издания?

— Подберём, непременно! А привела меня сюда исключительно сенсация ну и немного удачи — попасть в Понивилл именно сейчас! Слухи отсюда добирались разные, но наши конкуренты оказались недостаточно предприимчивы, чтобы озаботиться их проверкой! А учитывая, что наше издание, не сочтите за рекламу, уже удостаивалось интервью с принцессами Целестиэй и Кэйденс, упустить возможность встретиться теперь и с вами, Найтмэр, просто не могло себе позволить! — с явственным самодовольством усмехнулся понь.

— Что ж, полагаю, поездка того стоила, — вернул я довольную усмешку в микрофон. — Смотри только, не переври ничего в репортаже на радостях!

— Как можно?!.. — делано возмутился тот. — Спасибо ещё раз!

— Пожалуйста, — кивнул я. — Следующий вопрос!

— Найтмер Мун, а скажите пожалуйста!..