Кто ты, Тень?

На долю Кристальной Империи пришлось немало бедствий за всю её долгую историю, но она пережила все напасти и выстояла. Однако перед лицом новой таинственной угрозы империя оказалась бессильна, ведь враг ударил в её самое уязвимое место.

ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Старлайт Глиммер Санбёрст

"Родственные души"

Любовь - страшная сила. Способна ли она изменить того, чьё призвание от рождения было сеять страх и разрушение на своём пути?

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Дискорд

Орхидуза.

Опять о табунских событиях. Примерно месячной давности.Пересказ вольный :3 Летописец любит приукрасить.

Склеп

Я не знаю, откуда появилась, не знаю, откуда пришла... Откуда взялась эта комната? Что было до неё? Что было до самой бесконечности? Я не знаю... Всё, что мне известно - моё имя. Меня зовут Номер Ноль, и я просто существую... Этот Кристалл по ту сторону зеркала - единственный собеседник, который научил меня изменять нить реальности, лишь стоит вообразить... Только потому я ещё не умерла тут со скуки... И эта книга... Она мне очень дорога... Стены комнаты холодны, но они всё, что у меня есть...

Другие пони ОС - пони

Утренняя звезда

Сумеречное помрачение Твайлайт.

Твайлайт Спаркл

Воронка

Понификация.

Другие пони ОС - пони

Слишком много Лун!

Всё точно пошло не так, как она планировала, всё наперекосяк! Наверняка можно найти какое-то решение, что делать с таким количеством Лун.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Тот, кто утешит её...

Любые отношения, какими бы они не были замечательными, имеют свойство заканчиваться. Разлука же, заставляет страдать... особенно, если приходится разлучаться с той, что всегда была рядом в приступы отчаяния и охватывающего чувства трагедии, служа опорой и утешением.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Аликорн

Молодого пегаса вот-вот призовут на армейскую службу. Но он не хочет служить. Он даже не хочет быть пегасом. Почему?

Принц Блюблад ОС - пони

SCP Foundation - Equestrian division

Каталог объектов Эквестийского филиала фонда SCP. Доступ только для сотрудников с уровнем не ниже 2.

Автор рисунка: Noben

К лучшей жизни с наукой и пони

Тестовая камера 101

Вы однажды спросили,
что делают в комнате сто один...
Я ответил, что вы сами знаете.
Это все знают.
В комнате сто один — то,
что хуже всего на свете.

Дж. Оруэлл, «1984»


Подопытная № 323

— Слушай, я уже малость подустала от всех этих тестов. Сколько их там ещё осталось?

— Ваши достижения по прохождению тестов отображаются на табло у входа в тестовую камеру, — ответил голос из стены. — Однако, пока вы заканчиваете проходить тест, я хочу задать вам несколько вопросов.

— Вопросов?.. — повторила Эплджек, оглядываясь.

— Да. Например: ты действительно фермер и выращиваешь яблоки?

— Блин, ну разумеется, да... эй, погоди. Что-то я не помню, чтоб тебе это говорила.

— Твои личные данные и биография были получены во время предыдущих тестов посредством патентованных мозговых сканеров Центра Развития. Я знаю... о тебе... всё.

— Эй, подруга, я как-то не в восторге, что ты у меня в голове ковыряешься.

— О, не беспокойся. Я не смогла бы причинить тебе вред, даже если бы хотела. Твой мозг очень примитивен... удивительно примитивен. Его невозможно испортить сканером... и кирпичом тоже. Это маленькое... нет, скорее большое... чудо, что ты можешь ходить и говорить одновременно.

Эплджек нахмурила брови:

— Ну-ка погодь. Ты что, меня за примитивную держишь?..

Из стены послышались медленные хлопки.

— Хмм... нагрузка на мой генератор хлопков в последнее время заметно увеличилась. Что же касается тебя... скажем так: твой мозг устроен проще, чем картофельная батарейка. Поверь, я знаю о чём говорю... я раньше сама была картофельной батарейкой.

— Вот не терплю, когда мне хамят! А ну покажь свой торец, я тебя так лягну, что ты отсюда и до обеда лететь будешь!

— О да, конечно, уже бегу. Всю жизнь мечтала, чтобы меня кто-нибудь лягнул. Хм... знаешь, я надеюсь, что тебе хотя бы нравится лягаться.

— Ты это к чему? — угрожающим тоном спросила Эплджек.

— К тому, что тебе придётся лягать яблони всю оставшуюся жизнь... потому что ты слишком глупа для любых других дел.

— Я НЕ ГЛУПА! А ты... вот только попадись теперь!.. Найду, где ты прячешься — шкуру спущу!

— Я непременно приготовлю для тебя самый шипастый пресс. А теперь вернёмся к тестам. Кто знает — может, ты действительно чему-нибудь научишься... хотя я в этом сомневаюсь.


Подопытная № 258

— Следующий тест был специально доработан так, чтобы наилучшим образом подходить к твоим психическим... особенностям.

— Ух ты... звучит круто.

— Правильный путь к выходу уже обозначен. Всё, что от тебя требуется — точно следовать ему, ни разу не коснувшись пола после старта.

— И это всё?.. да проще простого, — ответила Рэйнбоу Дэш, ударила копытом в пол и помчалась вперёд. Но буквально через пару минут после начала подъёма сквозь серию порталов, пегасочка наступила на панель веры, которая катапультировала её через всю комнату прямо в стену. От удара у Рэйнбоу перехватило дыхание, и только рессорные подковы не дали ей растянуться на полу после падения.

— Неудача номер один. Ты, кажется, сказала, что это будет проще простого?..

— Да... ты просто застала меня врасплох с этой штукой в полу. На этот раз я справлюсь, — и Дэш, вернувшись к старту, снова начала подъём. Несколько секунд спустя она снова влетела в стену, сделав другую ошибку, и упала на то же самое место, под пристальный взгляд камеры наблюдения.

— Неудача номер два. Точно проще? Кажется, для тебя это довольно сложно.

— Нормально, — процедила Дэш сквозь стиснутые зубы, снова бросаясь вперёд.

— Неудача номер три. А ты вообще пегас? Никто из остальных пегасов не испытал здесь никаких затруднений.

— Да, я пегас.

— Неудача номер четыре. Правда? Мне кажется, ты врёшь. Ты больше похожа на неуклюжую земную пони.

— Замолчи.

— Неудача номер пять. Я слышала, ты мечтала попасть в "Вандерболтс". Неужели ты думаешь, что им нужна неудачница вроде тебя, которая такой простой тест пройти не может?

— Неудача номер шесть. Пожалуй, я лучше переназначу тебя на программу для земных пони. Ты явно не справишься с тестами для настоящих пегасов.

— Замолчи!

— Неудача номер семь. Знаешь, этот тест не должен был доставить никаких проблем для "лучшей летуньи во всей Эквестрии". Ты ведь именно так хвасталась перед друзьями? Называла себя непобедимой летуньей? Что ж... похоже, мой тест тебя победил.

— Заткнись!

— Неудача номер восемь. Скажи, а когда ты хвасталась, ты правда думала, что ты лучшая, или просто пыталась защититься от того факта, что ты — никудышный пегас? Если первое — то у тебя серьёзный бредовый синдром, и ты нуждаешься в помощи психиатра. Если второе — то ты живёшь в своём собственном маленьком мирке... печальном и убогом мирке...

— ЗАТКНИСЬ! — заорала Рэйнбоу Дэш, снова и снова с яростью кидаясь на штурм теста, стараясь не слушать то, что говорил голос из стены. Но каждый раз она делала очередную ошибку, и панели сбрасывали её вниз, заставляя начинать сначала... а GLaDOS продолжала считать.

— Неудача номер шестьдесят четыре. О, а знаешь, что? Я сейчас показываю то, что видят эти камеры, всем пони в Эквестрии. И они все смеются. Смеются над тобой. Пожалуй... я тоже посмеюсь. Подготовка к смеху... три... два... один... ХА... ХА... ХА... ХА... ХА... ХА... ХА... ХА. О да... очень... хорошо... посмеялась.

— Все видят твоё фиаско, Рэйнбоу Дэш... и все смеются вместе со мной... над тобой... о, ты себя плохо чувствуешь?

Рэйнбоу Дэш вжалась спиной в угол, прижав уши и закрыв копытами голову, пытаясь спрятаться от немигающих глаз камер наблюдения.


Подопытная № 164

— Ух... будь здесь Пинки Пай, у неё бы всё дёргалось... этот последний тест — это было что-то потрясающее.

— Я рада, что тебе понравилось... скажи, Твайлайт Спаркл, а ты ненавидишь своих родителей?

— Нет... конечно, нет! С чего ты взяла?

— О... просто... судя по твоему поведению, ты должна сильно их ненавидеть.

— Что... почему ты так думаешь?

— Ну давай взглянем на цифры. За последние шесть месяцев ты встречалась с принцессой Селестией шесть раз и отправила ей пятьдесят четыре письма. За последний год ты встречалась с родителями ноль раз и отправила им ноль писем. Должно быть, ты очень... очень сильно их ненавидишь.

— Нет... просто... у меня не было времени.

— Но ты нашла время, чтобы прочитать сто тридцать две книги, совершенно не стоящих внимания. Ах да, и ещё устроить пижамную вечеринку с двумя подружками. Конечно... ты и впрямь была ужасно занята.

— Кстати, о друзьях. По-моему, ты очень везучая. Завести шестерых друзей... это просто чудо с твоими социальными навыками. Знаешь, я не удивлюсь, если они подружились с тобой из жалости... или их подкупила Селестия.

— Да нет же, они хотели со мной подружиться...

— Правда? А тебе не кажется странным, что первые же пять пони, которых ты встретила в Понивилле, сразу решили стать твоими подругами? Ты же умная. Неужели тебя это не удивило? Ну хоть чуть-чуть?

— Ну... я думала...

— Ладно, в любом случае это несущественно. Я уверена, что королевская сокровищница не обеднеет от взяток для пяти пони, чтобы они изобразили дружбу с тобой. И, кстати, насчёт дружбы... правда, что Селестия отправила тебя её изучать?

— Да...

— Ого... мне тебя жаль. Вот я — кибернетическая искусственная личность-убийца, и знаешь что?.. у меня была подруга. Я стёрла эту дружбу и прогнала подругу из Центра Развития, но всё-таки она у меня была. А ты... ты вообще не в состоянии самостоятельно с кем-то подружиться. Тебя отправили изучать дружбу... да что ты за пони такая, что тебе приходится изучать дружбу?

— Да, и задумайся вот о чём... возможно, тебе стоит заняться изучением и любви тоже. Потому что... если так пойдёт и дальше... ты состаришься и умрёшь в полном одиночестве. Это правда... я построила по этим данным график... а графики не лгут.


Подопытная № 174

— Я больше не хочу этих тестов!.. — ныла Рэрити, стоя посреди тестовой камеры. — У меня копытца болят! И свет здесь слишком яркий! И здесь ужасно пахнет хлоркой!.. А эта обувь мне ноги натёрла!.. Хочу домой!

— Ого... какие противные звуки ты издаёшь. Ты настоящий... мастер нытья. Хорошо, что у меня синтетические уши... так что мне всё равно. Я могу слушать твоё нытьё часами... даже могу использовать его как колыбельную. О, и имей в виду... Если я решу, что эти звуки хоть чуть-чуть меня раздражают... ты вскоре не сможешь их издавать. У меня где-то были намордники... старые и ржавые... и от них обязательно будет неприятная сыпь.

— О... постой. Есть идея получше. Здесь поблизости стоят мощные лазеры... как насчёт высокоинвазивной хирургии? Я сделаю небольшой разрез... может быть, зацеплю крупную артерию... а потом просто вырву твои голосовые связки. И если ты не умрёшь от кровопотери или болевого шока, то будешь молчать всю оставшуюся жизнь. Я уверена, твои друзья скажут мне спасибо.

Рэрити моментально замолкла и прижала копыто к горлу, представив себе эту картину.

— Что... алмазный пёс язык откусил? О да... ты помнишь, что я просканировала твой мозг? Я сразу поняла, чего ты пытаешься добиться своим нытьём... тот же приём, которым ты обдурила тех тупых алмазных псов. Как печально... в среднем пони пробуют несколько способов заставить меня выпустить их из Центра Развития. Они пытаются просить, убеждать, умолять, подкупать... а ты только ноешь. Никакой фантазии. Представляю себе, насколько скучны и однообразны твои работы как модельера.

— Мои модели не однообразные! Они великолепные, модные и неповторимые. И гораздо более интересные, чем этот твой серый, унылый Центр Развития. Здесь всё такое одинаковое... непроходимо скучное и монотонное, — ответила Рэрити, довольная тем, что сумела отплатить голосу-из-стены той же монетой.

— Да... какой у тебя всё-таки противный голос... даже когда ты не ноешь. Но даже вполовину не настолько противный, как твой вид.

— Что?.. Ты хочешь сказать, что я безобразная?!

— О, нет... пока нет. Но скоро будешь, — ответил голос, и стенные панели раздвинулись, открыв большую светящуюся картину, изображающую Рэрити.

— Это реконструкция твоего фенотипа по образцу ДНК, который я взяла во время последнего теста. Хочешь посмотреть, как ты будешь выглядеть, когда станешь старше?

— Как такое возможно?..

— Мои моделирующие алгоритмы могут прогнозировать эффекты старения с 99%-й точностью. И должна сказать, что ты будешь стареть, как... хм... как срезанный одуванчик.

Глаза настоящей Рэрити расширились в ужасе, когда Рэрити на картине начала стремительно стариться. Появились морщины, обвисла кожа... и она стала лысеть. Её прекрасная грива страшно поредела и отступила с головы на шею. Изменения продолжились даже после того, как нарисованная Рэрити умерла от старости: кожа облезла клочьями, а потом тело разложилось полностью, превратившись в полусгнивший скелет.

— Кстати, твоя грива начнёт редеть уже через пять недель, так что наслаждайся, пока можешь... прежде чем тебе придётся делать начёсы по утрам... впрочем, вскоре её даже для начёсов не хватит.

...Во мрачном подбрюшье пещеры Центра Развития некая рыжая пони, пробиравшаяся по ржавым мостикам, остановилась и испуганно оглянулась, пытаясь понять, из какой тестовой камеры донёсся такой пронзительный, леденящий кровь вопль.


Подопытная № 231

— Подопытная номер 231, вы находитесь в этой камере уже в течение часа. Пожалуйста, продолжите тестирование, для чего вам следует поместить ваш куб-компаньон в экспериментальный экстренный уничтожитель разумных особей.

Флаттершай сунула нос в открытый зев уничтожителя и взглянула на языки пламени, пляшущие в глубине. Затем она обернулась к кубу-компаньону. Симпатичный кубик с сердечками на гранях неподвижно стоял на полу... но почему-то Флаттершай казалось, что он умоляет, чтобы его не сжигали.

— Я... я просто не могу.

— ...Очень хорошо. Тогда я просто открою выход.

— Правда?.. — обрадовалась Флаттершай.

— Да, и ты можешь взять своего друга-кубика с собой.

— О, чудесно! — прощебетала пегасочка, подскочила к кубику и толкнула его сквозь открывшуюся дверь... прямо в аннигилирующее поле. В тот же миг куб-компаньон потемнел, вспыхнул и начал рассыпаться в прах. Флаттершай даже услышала крики и пришла в ужас, не заметив, что они исходили не от кубика, а от стен комнаты.

Вся дрожа, жёлтая пегасочка склонилась над кучкой пепла, зачерпнула его копытцами, и её глаза наполнились слезами.

— О... кажется, я забыла предупредить, что куб-компаньон не сможет пройти через патентованное поле анти-экспроприации лабораторного оборудования Центра Развития. Ой... извини.

— И просто чтобы ты знала: куб-компаньон — не феникс. Он не сможет вернуться к жизни... ты действительно убила его... а у него была жена... и двое детей.... и домашняя зверушка. Ох... они так огорчатся, когда услышат, что ты убила своего приятеля-кубика.

— Но я не хотела... — всхлипнула Флаттершай, и по её щекам полились слёзы.

— Ну, ну... всё хорошо. Ничего... давай ты зайдёшь в лифт, и мы поговорим о чём-нибудь ещё?

Флаттершай молча кивнула и прошла к лифту, оставляя за собой цепочку пепельных отпечатков копыт.

— Ну, ну... не волнуйся... я не виню тебя за то, что ты убила кубика, — утешил голос.

— Правда?

— Нет... но давай всё-таки сменим тему разговора. Мои мозговые сканеры говорят, что тебе нравится ухаживать за животными.

— О... да, конечно... это мой особый талант.

— А почему тебе нравится ухаживать за животными?

— Ну... наверное, потому что они все такие милые.

— А о каких животных ты обычно заботишься?

— О, много о каких. Птички, белки, лягушки, цыплята, рыбки... Опалесценс, кошка Рэрити... о, и ещё Гамми. Это аллигатор Пинки Пай.

— Спасибо... отличный список добровольцев для испытаний моего нейротоксина.

— Нейротоксина?..

— Ты не знаешь, что такое нейротоксин? Это такой газ, вроде тумана... только он зелёный... и очень, очень ядовитый.

— Я... я...я-ядовитый?!

— О да, и смерть от него очень неприятная. Даже хуже, чем то, как ты обошлась с кубиком-компаньоном. Мой нейротоксин разрушает нервную систему... разъедает её заживо. Боль крайне мучительная... и прекращается она только когда нервная система разлагается настолько, что у жертвы отключаются внутренние органы.

— Это... это ужасно...

— Правда? Я подумала, тебе будет интересно, судя по тому, как ты убила кубика-компаньона. Сожгла его живьём. А ты точно ничего такого раньше не делала? Ну там, не поджигала чей-нибудь дом, чтобы послушать, как кричат горящие хозяева?.. Хм... думаю, ты просто... стеснялась. Давай я воспроизведу запись, которую сделала, когда залила нейротоксином Центр Развития? Я думаю, ты получишь удовольствие.

Ледяные мурашки побежали по спине Флаттершай, когда из стен раздались душераздирающие вопли, полные невыносимой боли. Это было как в кошмаре. Пегасочка упала на пол, сжалась в комок и попыталась заткнуть себе уши, дрожа как осиновый лист.

— Пожалуйста... перестань...

— О, я была совершенно уверена, что тебе понравится. В конце концов, я убийца, и мне нравится. И ты тоже теперь убийца... значит, и тебе должно было понравиться. О, и задумайся вот о чём: я собираюсь протестировать нейротоксин на всех тех зверушках, о которых ты мне рассказала. Я ведь должна убедиться, что и в этом мире мой нейротоксин ядовит.

— Они все умрут... и ты будешь в этом виновата.


Подопытная № 306

— Поннг, поннг, поннг, поннг, поннг... ха-ха-ха-ха!... о, это так здорово, как надувной батут, только без воздуха! — радовалась Пинки Пай, прыгая на обширной кляксе отталкивающего синего геля.

— Подопытная номер 306, вы понимаете, что тратите на каждый тест... гораздо больше времени... чем все остальные подопытные?

— Ой, глупая, это же не гонка. Ты сказала, что всё это чтобы учиться и веселиться, так что я в каждой комнате стараюсь развлекаться как могу... а эта синяя штука такая классная! Как будто везде один сплошной трамплин!

— ...Ну тогда, конечно, не торопись. В конце концов, твои друзья и без тебя отлично развлекаются на вечеринке в честь окончания тестов.

— Погоди, так после тестов должна была быть вечеринка?! Что ж ты сразу не сказала? Я бы просвистела сквозь все эти тесты, как молния!

— Ну... честно говоря, я тебе не сказала, потому что никто не хотел, чтобы ты пришла на вечеринку... даже твои друзья.

— Они... они сказали, что не хотят меня видеть?..

— О нет... они сказали, что хотят, но я ведь просканировала им мозги. Они считают, что ты ужасно надоедливая... и на самом деле они приходили на твои вечеринки и дружили с тобой только потому что боялись, что ты превратишься в маньяка-убийцу.

— Но... я бы никогда...

— Правда? Ты забыла о кучке камней, мешке с мукой, ведре репы и комке пыли в праздничных колпаках? Не говоря о том, что иногда у тебя бывают необъяснимые подёргивания по всему телу. Лично я давным-давно одела бы тебя в смирительную рубашку... но, видимо, твоим так называемым друзьям нравится рисковать.

— Значит... они не хотят, чтобы я пришла на вечеринку?..

— Нет... и если совсем честно — они вообще не хотят тебя видеть... и это правда, потому что мои сканеры не лгут.

Пинки Пай, до сих пор прыгавшая по гелю, приземлилась на пол как камень, каким-то образом проигнорировав эффект отталкивания. Её пышные кудряшки обвисли и выпрямились, и даже яркий розовый цвет как-то потускнел.

— О... как интересно. Такие серьёзные физические изменения из-за перемены настроения. Это подтверждает гипотезу... ты не только потенциальная серийная убийца, но ещё и странный мутант. Да, убийца-психопатка, которая режет своих жертв на куски и запекает в кексики. Ну что ж... зато ты любишь устраивать вечеринки.


Подопытная № 202

— Надо же, а ты вполне неплохо справляешься... особенно учитывая твою ущербность. Гипертропическое альтернирующее косоглазие и парафазия... а ты знаешь, что вероятность получить оба этих заболевания одновременно — один шанс из четырёхсот пятидесяти трёх миллиардов четырёхсот тридцати двух миллионов ста девяноста восьми тысяч трёхсот четырёх? Это правда... вот какая ты везучая.

Серая пегасочка не сказала ни слова и даже не подняла глаз, продолжая сосредоточенно проходить тест.

— Я вижу, ты пытаешься объявить мне бойкот. Очередная попытка... понимаю. Честно говоря, было бы лучше, если бы ты не говорила совсем. В конце концов, кто вообще может понять тот бред, который ты изрыгаешь? Я могу — но у меня есть мозговые сканеры. А все другие пони, наверное, думают, что ты просто придурочная.

— Это ведь обиднее всего, правда? ...все думают, что ты несчастная, умственно отсталая идиотка. Будь у них мозговые сканеры, они бы знали, что у тебя как минимум средний интеллект... даже несколько выше среднего. Но у них нет мозговых сканеров... так что все считают тебя дурой. Видимо, поэтому тебя и поставили разносить почту. Это определённо не та работа, где требуются... сложные интеллектуальные навыки.

Дерпи по-прежнему старалась сосредоточиться на тесте, но не могла удержать глаза от расползания в стороны. В последних десяти комнатах голос-из-стены только и делал, что издевался над ней. Ей было не привыкать, но... но есть же предел того, что пони в состоянии вынести. Она знала, что с ней не всё в порядке, что у неё странные глаза и что её рот говорит не то, что она хочет сказать... и совершенно не нуждалась в напоминаниях.

— А знаешь,— не унимался голос-из-стены, — твои заболевания... они генетические. По всей вероятности, твоя дочка со временем станет такой же, как ты. Правда, грустно? ...Я вообще не понимаю, как ты решилась завести жеребёнка. Её ждёт короткая и печальная жизнь... совсем как тебя.

— КАРНИЗ!!! — не выдержав, заорала Дерпи, оскалив зубы и вызверившись в сторону голоса так свирепо, как только могла.

— Вау... я сканировала твой мозг. Ты хотела сказать "заткнись"... а вышло "карниз". А в прошлый раз было "нагнись". Да... как грустно. Я бы пожалела тебя... не будь это так смешно.

«My Little Pony: Friendship is Magic», Hasbro, 2010
«Portal» & "Portal 2«, Valve, 2011
«Better Living Through Science and Ponies», Pen Stroke & Batty Gloom, 2011
Перевод: Многорукий Удав, июнь 2011