Автор рисунка: Noben
Ночные тайны: Эппллуза

Ночные тайны: "Эквестрия исполняет мечты!"

— Кэнди?

Она чуть вздрогнула.

— Д-да, мой Во… Кхм. Э-э-эм. Да, Войс? — отозвалась она.

— Мне нужна твоя помощь. Мне необходимо побыть несколько часов в тихом месте. Просто любое тихое место, желательно, с чаем. Ты сможешь мне помочь в этом? — спросил я у неё.

Она задумалась. Если она поможет мне, то в благодарность за риск, о котором она, хвала Селестии, не знает, я точно отплачу ей какой-нибудь услугой.

— Ну… Единственное, что я могу предложить, так это побыть у меня дома. Думаю, мои родители будут не против вам помочь, — сказала она. — А что случилось-то, Войс?

— Голова разболелась, перетрудился я сегодня со всеми этими делами. Боюсь в Замок телепортироваться, а то куда-нибудь к принцессе Кэйданс точно улечу. — Я выдавил из себя улыбку. — А поезд последний уже ушёл.

— А. Ну… Может, тогда просто лекарство вам какое-то дать? — тихо спросила Кэнди.

— Не поможет, — я тихонько помотал головой. — Я аликорн, большинство даже сильнодействующих лекарств для меня просто сахар.

— Правда? Ну, тогда могу только так помочь, — выдохнула она.

— С радостью приму твою помощь. Только идти надо прямо сейчас, — поторопил я её.

— Сейчас? Но мне ещё полчаса тут быть… — она слегка испуганно посмотрела за меня, туда, где была лестница на второй этаж и директор. Я хмыкнул, ведь никаких работников, кроме неё и, кажется, охранника, тут уже и не было.

— Не думаю, что он будет против. И завтра его уже тут не будет, — сказал я слегка мрачным голосом. Кэнди тихо охнула.

— Вот как, значит… Тогда да, идёмте, Войс. — Она направилась к выходу.

— Подожди, — позвал я её назад. Кэнди развернулась ко мне и озадаченно спросила:

— Да?

Я помолчал пару секунд, чтобы правильно сформулировать то, что хотел сказать.

— У тебя… Есть особенный пони? Жеребец или кобылка? — максимально нейтрально протянул я. Получилось так себе.

— Ч-что? — кобылка краснела всё сильнее, постепенно осознавая вопрос.

— Как выглядит твоя пара? Внешний вид. Я могу замаскироваться, чтобы тебя не видели рядом с принцем, сейчас это небезопасно, — оборвал я эту нарастающую неуклюжесть в разговоре рассудительным тоном. — Скажу сразу, завтра на работу тоже лучше не выходить. Персонал всё равно скоро весь будет временно заменён.

— А-а… — выдохнула кобылка. — Ну, можно так сказать, что был. Брайтон, коричневая шёрстка, такая, соломенная грива.

— Пегас, земной, единорог? — уточнил я.

— Пегас.

— Ростом какой?

— Ну, на полголовы меня выше.

Я кивнул ей и задумался. Стараясь отгородить мысли от боли, я накачал магию в рог и стал создавать иллюзию. Волна заклинания охватила меня, и через секунду я внешне изменился.

— Вау, — тихо выдохнула Кэнди. — Грива и черты морды не те, но издалека и не различить.

— А другого и не нужно. Только сильно не касайся меня, когда пойдём. — Я показательно тронул копытом грудь. От копыта иллюзия всколыхнулась, проступила волнами синяя шёрстка.

— Поняла. Если что, по его имени тоже обращаться? — судя по тону, она стала додумывать и догадываться о том, что ввязывается в какое-то серьёзное дело. И вправду, приходит под ночь младший принц Эквестрии, идёт к директору, а потом просит помочь и говорит, что директора завтра уже не будет тут на месте. А, и ещё спрашивает о всяком личном. Я шутил про себя над этой ситуацией, это помогало мне бороться с болью.

— Да, — ответил я на её вопрос. — Зови меня Брайтоном.

— Хорошо. Мы теперь можем идти, Брайтон? — Кэнди кивнула головой на выход.

— Да. Охранник через полчаса тут всё закроет?

— Думаю, даже раньше. По идее, я должна была вместе с ним уйти, но если вы говорите, что это уже не важно… — протянула она в ответ и направилась к выходу.

Через пару секунд я отправился за ней.

По пути я решил завязать разговор, чтобы отвлечься.

— Давно в банке работаешь? — спросил я у единорожки.

— М? — отозвалась она. — А. Да не, даже месяца не прошло. Жаль, судя по всему, я даже денег за этот месяц не получу.

— Я напомню новому персоналу о том, чтобы сделать перерасчёт всем сотрудникам. В большую для них сторону, конечно же, — успокоил я её. Трудовым законом предусмотрена небольшая дополнительная выплата в том случае, если по воле Замка пони не мог быть на работе. Всю эту статью с процентами надбавок и условий я не помню, да и оно мне не нужно.

— Ну… Я, кстати, могу узнать, что вообще происходит? Или тоже лучше не надо? — спросила Кэнди. Я на пару секунд задумался.

— Ты же в курсе, что недавно был такой хороший рейд по бандитским группировкам? — задал я наводящий вопрос. Она угукнула в ответ. — Ну, если говорить совсем кратко, то вычищаем всех оставшихся причастных.

— Оу. И что, Ланс был причастным? — немного растерянно продолжила она разговор.

— Ну, немного. Сегодня ночью он со всей семьёй будет спрятан в надёжном месте. Больно уж он опасается, что дружки за ним придут, — хмыкнул я.

С одной стороны, я, конечно же, понимал все его опасения. А с другой стороны, как бы там ни было, он нарушил пару законов, это факт.

— Да ладно? — удивлённо выдохнула Кэнди. — Чёт неспокойно в мире в последнее время. Уж в Эппллузе если такие страсти происходят…

Я невольно улыбнулся её местному говорку, который проявился в немного более непринуждённом разговоре. «Чёт». Очаровательно.

— Ну да ладно. — Разговор по этой теме был исчерпан, и надо было перевести его в новое русло. — Чем думаешь заниматься после школы?

Обычно пони учатся в общих школах, а в пятнадцать лет, когда заканчивают их, могут или продолжить обучение по специализации на что-то такое сложное, как в Кантерлотской школе единорогов, или уйти в свободное плавание по призванию.

Есть, конечно, и исключения в виде музыкантов, которые с малых лет обучаются в музыкальных школах с эквивалентными программами, но с большим уклоном на музыку. И прочие частные случаи.

— Ну… Чёт не знаю, честно говоря, — хмыкнула она с толикой горечи. — Уже следующим летом выпускной, а я толком и не решилась.

— А чем хочешь заниматься? — Я и правда хотел это узнать. Вдруг я отплачу ей тем, что помогу исполнить её мечту? Тем более, сейчас она действительно мне очень сильно помогает. Для меня будет большой удачей в таком состоянии не устроить тут небольшой погром. Я знал, на что могу быть способен, абсолютно не желая этого.

— Да… Честно? — переспросила она.

— Честно. Врать принцу нехорошо. — Я не смог отказать себе в лёгком поддразнивании.

— Ха. Ну, да, я помню, «мистер Брайтон», — она выделила интонацией последние слова, а потом через пару секунд продолжила. — Да я… Просто конфетами заниматься хочу. Вроде дома и знакомые хвалят. Но чёт это немного бредовая идея.

— Почему же? — задал я вкрадчивый вопрос.

— Ну потому, что в Эппллузе конфеты не в моде. Почти каждая семья тут — фермеры. Они сами себе пекут сладкую выпечку к чаю или покупают её в таких же фермерских магазинчиках. Зачем им конфеты, когда всё и так хорошо? — объяснила она.

А. Ну, в этом есть логика.

— А переехать в другой город? — предложил я через пару мгновений тишины. — Уйти в подмастерье к кондитеру. Там уже подучиться всяким хитростям и набрать себе репутацию.

— Хм. А куда? — грустно хмыкнула она в ответ.

— В Понивилль, к примеру, — вновь предложил я. — Пинки Пай всё ещё принимает к себе в подмастерье пони. Конечно, там больше профиль по выпечке, но думаю, она и тебя может чему-то научить.

Кобылка вдруг шумно втянула воздух через ноздри и медленно, печально выдохнула.

— Мои родители не смогут оплатить это мероприятие, — в её голосе проявился грустный тон «суровой реальности». — Даже если я там устроюсь на какую-нибудь нормально оплачиваемую работу, что очень маловероятно, моя семья не потянет мой переезд и обучение у Пинки Пай. Я общалась с ней, когда тут был праздник местный. Они ещё с Эпплджек приезжали. Хоть у неё и весьма щадящая система, что я просто потом буду отдавать небольшой процент со своего дохода как кондитера некоторое время, плюс там небольшие расходы по материалам, и всё такое. Но всё равно. Переезд в город Понивилль встанет довольно дорого. Это раньше, когда он был небольшим городком, всё было куда легче.

М, даже так?

— Думаю, я могу помочь тебе с этим, — протянул я.

— Эм-м-м… Простите, что? — растерянно переспросила Кэнди.

— Услуга за услугу. Смотри, ты помогаешь мне сейчас. А я могу финансово поспособствовать твоему переезду и обучению у Пинки. О, или у другой пони, у Бон-Бон. Но всё равно через Пинки, та её лучше знает.

После моих слов Кэнди слегка зависла, двигаясь вперёд почти на автомате.

— П-принц Войс, вы сейчас не шутите?! — срываясь на шёпот, спросила она.

— Я серьёзно. Я могу отдать тебе несколько тысяч битсов для начала. И договориться с Пинки Пай. А там как-нибудь сама. — Я мотнул головой в жесте «ну, вот так».

— Вау. И что мне за это придётся сделать? Сколько десятков процентов отдавать от будущего заработка?

— Нисколько. Я не банк, — спокойно ответил я. И слегка помотал головой. Боль никуда не делась, но диалог отвлекал от неё.

— Нет, это не может быть так просто. За пару часов приёма в гости? Слабо верится, — теперь она помотала головой.

— Эквестрия исполняет мечты! — на чуть более восторженной ноте я произнёс крылатую фразу. Взятую с плакатов отделений, занимающихся иммиграцией грифонов. После давнишнего примирения Гриффинстоун теперь обязан спокойно отпускать желающих жить в Эквестрии грифонов. И что-то их приток ни капли не уменьшается.

Кэнди тихо хихикнула.

— Я не грифон. Ну правда, принц Войс. Такого не бывает. Говорите сразу, чего хотите взамен такой помощи?

Я поднял голову наверх и слегка раздражённо выдохнул. Едва видное облачко пара от дыхания быстро растворилось в воздухе. Холодает.

— Всё. Ты раскрыла зловещий план Замка. Мы собираем целую группировку лояльных власти к пони. С помощью этих агентов мы будем ещё сильнее распространять по всей планете Дружбу и Магию, — с толикой сарказма сказал я.

— Всё, я поняла, поняла. Это уже звучит по-доброму зловеще, — улыбнулась Кэнди.

— Но зато логично же звучит, — подметил я.

— Наверное. Но если вы правда хотите мне помочь… Большое спасибо. Я действительно буду в долгу перед вами. — Кэнди изобразила на ходу небольшой поклон.

— Осталось только тебе договориться с родителями, не забывай, — указал я на одно небольшое препятствие.

— А? А-а… — задумчиво протянула кобылка. — Ну, там, в Понивилле, есть у мамы хорошая подруга. Думаю, она поручится за меня по документам всяким. Да и в целом, им будет спокойнее. Да, вы правы, договориться надо.

Дальше разговор как-то оборвался. И через некоторое время мы подошли к одному из домов на окраине Эппллузы.

Обычный деревянный одноэтажный домик. Ну, может, чуть-чуть более ветхий, чем те, что рядом. Но живущие в нём пони явно старались ухаживать за ним по мере возможностей. Стены были выкрашены синеватой, ближе к голубой, краской. Старомодные деревянные окна тоже выглядели опрятно, несмотря на то, что им точно лет по тридцать.

— Кхм, эм… — кобылка притормозила за пять шагов до дома. — Я сразу прошу прощения, мы не самая богатая семья в округе, поэтому, ну…

— Всё нормально, я не привередливый, — я успокоил единорожку.

— Да? Х-хорошо. Может, тогда снимете образ? — предложила Кэнди.

— Как зайдём в дом, — кивнул я.

— О-ох, это будет весело, — протяжно выдохнула единорожка и явила из своего магического подпространства ключи.

Через пару секунд она первой зашла в дверь и зашаркала копытами по специальному коврику. На улице было пыльно, поэтому я подождал, пока она пройдёт внутрь, и зашёл за ней следом.

— Мам, пап, я пришла. И у нас гости, — объявила Кэнди о нашем приходе, пока я тщательно шаркал копытами, вызывая небольшие колыхания образа.

— Привет, м-и-и-лая, — протяжно раздался голос кобылки откуда-то из глубины дома. Зал, в арке противоположной стены виднелась кухня, в арке рядом — ещё небольшой коридор с парой дверей и сквозной комнаткой в конце. В стене справа от нас ещё несколько дверей.

Да, интерьер не шикует. Только всё самое необходимое. И не самое новое на вид.

Из того коридора к нам вышла взрослая кобылка, единорожка. Розовая шёрстка, на пару тонов теплее и насыщеннее, чем у её дочери. Грива у кобылки была бледного-бледного синего цвета, а так явно видно, в кого выросла дочь.

— Ой, Брайтон чтоль мириться пришёл? — тепло, но с насмешкой спросила она. Я был в полумраке коридора, поэтому она могла и не разглядеть различия моей иллюзии.

— Ну, как сказать… — протянула Кэнди.

— Сэнди, тут к нам жеребчик дочки пришёл! — кобылка повернулась назад, чтобы позвать мужа.

Я сделал пару шагов вперёд из коридора, разрушил образ и раскрыл крылья. Пусть сейчас я излишне артистичен, но реакция родителей моей новой знакомой будет прекрасным поводом отвлечься от всё сильнее нарастающей боли. Этот облик дорого мне дался.

Она повернулась обратно и, увидев посреди зала аликорна, испуганно вздохнула со вскриком и подняла левую переднюю ногу к груди.

— Мать моя Селестия!!! — воскликнула она на выдохе и слегка неуклюже грохнулась на круп. — П-принц Найт Войс?!

— Лили, чё случилось?! — дверь за ней открылась и к нам вышёл жеребец. Обычный земной пони песочного цвета шёрстки и со светлой короткой гривой. Он поспешил к своей ошалевшей жене, но стоило ему подойти достаточно близко, чтобы разглядеть меня, как он оторопел и остановился. — Принц Найт Войс?!

Я грациозно припал на переднее копыто, всё ещё держа крылья раскрытыми. Получилось как я и планировал — артистично и возвышенно. Слегка отойдя от шока, пони напротив меня вместе сделали глубокий поклон.

— Я прошу прощения, что нарушаю ваше вечернее спокойствие. Прошу простить меня за такую наглость, но мы можем все вместе выпить чаю? — я добавил максимум любезности в свой тон. Родители Кэнди испуганно переглянулись. И вправду, привела дочь гостя на ночь глядя…

— Д-да, к-конечно же. П-пройдёмте, — заикаясь, махнула в сторону кухни Лили.

Мы молча прошли на кухню. Я занял место у окошка, Кэнди села во главе стола. Испуганный и озадаченный жеребец сел напротив меня, а Лили засуетилась у плиты и чайников.

— Эм, прошу прощения, вас зовут Лили? — уточнил я у неё.

— А? — она на мгновение остановилась. — А, да. Т-тендер Лили. Можно просто Лили, да.

— Лили, будьте добры, насыпьте чай в заварочный чайничек и присоединитесь к нам. Я помогу. — Я взял большой чайник в магию и слегка приподнял его. Единорожка кивнула мне.

— Пару мгновений, мой принц, я-я только табуретку себе найду. — Она поспешно вышла из кухни.

Жеребец напротив меня чуточку помрачнел.

— Мой принц? — спросил он. — Что-то случилось с…

— Давайте подождём вашу супругу, — мягко перебил я его. — И все вместе поговорим. Прошу прощения, можно узнать ваше имя?

— Санлайт Сэнд. Просто Сэнд, мой принц, — тихо ответил жеребец.

— Благодарю вас, мистер Сэнд. Прошу, обращайтесь ко мне по имени, без титула. Я Найт Войс. Просто Войс. — Я протянул ему копыто в дружественном жесте.

Он ещё сильнее помрачнел и бросил странный взгляд на свою дочь. Но через мгновение поспешил стукнуться копытами в ответ.

Мы подождали, пока Лили вернулась с такой же табуреткой, как те, на которых мы сидели, и расположилась рядом с мужем.

— Лили, я Найт Войс. Просто Войс, приятно познакомиться. — Я тепло улыбнулся ей. Она как-то нервно хихикнула в ответ и тоже бросила странный, полный паники взгляд на дочь.

— Эм… Войс? — тихо и вкрадчиво начал разговор Сэнд. — Кэнди что-то натворила в банке?

— Нет, нет. — Я придерживался абсолютного спокойствия, из-за чего пони напротив меня несколько нервничали. Пусть это и некий садизм по отношению к ним, но вскоре они узнают великолепную новость, что их знатно порадует. И я хотел увидеть этот момент. Мне правда нравилась эта реакция счастливого облегчения у пони.

— Тогда… Не в банке? Она… Она связалась с теми бандитами? — предположила взрослая единорожка. Я чуть-чуть выпрямился, и Лили, наверное, восприняла этот жест как знак «да». Отчего вскинула оба копыта ко рту в испуге и уставилась на свою дочь. — Святая Селестия!!! Вы пришли её арестовать?!

Выждав пару секунд и насладившись такой сценой, я шумно выдохнул и заговорил:

— Нет, конечно. Успокойтесь, ваша дочь ничего плохого не совершила. Напротив, она предложила мне помощь. Я прошу у вас прощения, что так напугал вас своим появлением на ночь глядя. Я приехал сюда в местное отделение банка по одному важному делу и так закружился сегодня, что буквально на выходе из банка получил хороший такой приступ мигрени. И обратился к Кэнди за помощью. Ну, в частности, к вам. Я могу немного побыть здесь? Пару часов, не более того. Как только мне станет легче, я телепортируюсь в Замок. Сейчас как-то вот боюсь.

Было буквально видно, как напряжение отпускает их с каждой моей фразой.

— Ох… Мигрень? Может, вам какое лекарство дать? — предложила Лили.

— Спасибо вам, но, к сожалению, они не помогут. Ввиду того, что я аликорн. — Я слегка приоткрыл крылья. И заодно бросил взгляд на стоявший на плите чайник. Тепловой кристалл только-только нагрелся, значит, вода закипит не скоро.

— А что, головная боль мешает телепортации? — удивлённо спросил Сэнд больше у своей жены, чем у меня.

— Ну, на такое далёкое расстояние вполне возможно. Я как вспомню, как училась телепортироваться даже на короткие расстояния, ох… — подтвердила мои слова Лили.

Вот так. Я и не соврал, и рассказал не всё.

— Но если вы против, я, разумеется, покину ваш дом, — продолжил я.

— Нет, конечно, оставайтесь, никаких вопросов нет. Угостим чем можем, да, Лили? — тут же с куда более тёплым тоном отозвался Сэнд.

— Да, конечно. У нас… О! У нас дочка сделала конфеты всякие. Не желаете попробовать? — встрепенулась Лили.

— Благодарю вас. — Я сделал медленный глубокий кивок, сымпровизировав поклон за столом. Даже такое медленное движение отозвалось неприятными очагами боли на общем фоне. Бедная моя голова…

На этот раз я никак не препятствовал Лили, и вскоре она поставила на стол большую пиалу, имитировавшую конфетницу и наполненную холодными самодельными шоколадными конфетами. Я взял одну копытом и целиком положил её в рот.

А недурно. Мы один раз с Райз были судьями на конкурсе кондитеров, специализировавшихся на конфетах. В принципе, даже с таким навыком моя новая знакомая как минимум бы получила право поучаствовать в нём.

— Кстати, Кэнди, они вкусные, — похвалил я будущую кондитершу. Она немного измученно улыбнулась в ответ.

— Старалась, Войс, — кратко ответила она.

К слову о ней.

— Но если говорить честно, у меня есть небольшой разговор к вам по поводу Кэнди, — обратился я к её родителям.

— Так всё же натворила что-то? — с небольшим волнением переспросил Сэнд, но затем слегка нервно хихикнул, показывая, что он не всерьёз и это шутка.

— Хм, ну, можно сказать и так, — усмехнулся я в ответ. — Она недавно была на празднике местном, где пересеклась с Элементом Гармонии, Пинки Пай. Та оказалась очень довольна её конфетами и хвалила её при мне много-много раз.

Я придумывал на ходу, поддерживая полушутливый-полусерьёзный тон. Лили с небольшим удивлением посмотрела на дочь.

— Правда? — спросила она у неё.

— Да я… Ну, да, правда, — со смущённой улыбкой ответила Кэнди.

— Так вот, — я вернул на себя внимание. — Пинки Пай очень хочет взять её в подмастерье к себе. В Понивилль. С последующей помощью в становлении собственного дела.

Взрослые пони напротив меня раскрыли рты от удивления. Затем переглянулись.

— Это… Это очень хорошая новость! — первой подала голос Лили.

— Да, но боюсь, что будет трудно с переездом в Понивилль, — подхватил Сэнд, немного тяжело выдохнув.

— Ой, да ладно тебе! — Лили вдруг повернулась к нему и зашепталась. Потом поняла, что шептаться глупо и перешла просто на тихий тон. — В долг вон возьмём, отдадим. Ты подумай, у самой Пинки Пай! Мы в жизни не сможем никогда так продвинуть нашу дочь. Другого шанса не будет!

Сэнд хотел попробовать препираться с ней, но я вмешался в их разговор.

— О, не стоит таких жертв. Как младший принц Эквестрии я помогу финансово вашей дочери, — словно невзначай сказал я.

Сэнд и Лили вдруг замолчали, повернулись ко мне и удивлённо уставились на меня.

— Вы поможете с переездом в Понивилль? — спросил Сэнд.

— Да. Финансово, на несколько месяцев. На вас ляжет только бумажная волокита. Разрешение на переезд и поверенный взрослый пони там. Пока ей не исполнится семнадцать, кому-то придётся в Понивилле документально отвечать за неё.

Я явил из подпространства на свет банковский бланк и перо. Быстро и привычно заполнив его, я поставил в строке «сумма выдачи со счёта» довольно крупную сумму, семь тысяч. Для начала ей хватит за глаза, месяца три-четыре точно проживёт в абсолютном спокойствии, а там пусть сама уже выкручивается. Как-никак, она же мне не Мелоди.

Хоть я и знал, какому риску Кэнди подвергает сейчас себя и свою семью. Мой приступ имеет маленький шанс развиться дальше, и тогда бедняг будут хоронить в закрытых гробах. Я хотел как-то пошутить над этим про себя, чтобы сгладить ужасные мысли чёрным юмором, но ничего не получалось.

Слишком хорошо вся моя семья изучила эти приступы у меня и у Райз. Слишком хорошо.

Я поставил магическую роспись и протянул бланк родителям Кэнди. Те потеряли дар речи, увидев сумму.

— Святая Селестия… — выдохнула наконец-то Лили. — Это… С-спасибо вам, конечно, но… Так много? И за что?!

— Как за что? За вкусные конфеты! — Я взял из пиалы ещё одну. — Эквестрия исполняет мечты!

Продолжение следует...

...