Автор рисунка: Noben
Глава 10.1 Принцессы и Дискорды Глава 10.3 Hellbreaker

Глава 10.2 Безымянная

Ладно, пришло время финала. С некоторым огорчением подозреваю, что неожиданностью он окажется для многих. Итак... далее в этой главе два слова выделены жирным шрифтом. Они представляют собой название одного крайне примечательного произведения. И без его знания финал понять будет довольно сложно. Если вдруг вы никогда о нём не слышали — ознакомьтесь. Оно того стоит, несмотря на поистине впечатляющий объём и слегка отпугивающую шапку. А в этой и следующей главах ожидаются спойлеры в промышленных масштабах. Если слышали, и оно вам не понравилось, а этот фанфик чем-то привлёк — я извиняюсь. В первую очередь перед Oil In Heat, поскольку из обсуждения под этим фанфиком (который, если что, к финалу не относится, хотя и очень хорош) мне теперь точно известно, что ему "первоисточник" не зашёл. Однако в крайнем случае можно просто посмотреть мой комментарий в обсуждении под номером 100. Что же касается тех, кто моё восхищение разделяет — надеюсь, я окажусь достаточно убедительным в попытке связать скачку по разным мирам выше с финалом ниже. Я рассчитывал, что к 10.2 многие из тех, кто был в теме, догадаются, что ждёт впереди — ведь выстраивать на основе тех или иных зацепок теорию и смотреть, как она затем подтверждается, очень приятно. Возможно, на самом деле мои намёки были слишком туманны. Так или иначе, у вас всё ещё есть шанс.

Потому что по крайней мере половину событий 10.3 уже можно предугадать.

Кто-то бережно, любяще поглаживал Твайлайт по голове и шее.

— Видишь? Я же говорила, что это лишнее.

— Я обязана была убедиться. Ради блага Эквестрии. Ты слышишь меня, Твайлайт Спаркл из иного мира?

— Да, ваше высочество.

— Прости меня, если сможешь. Я была… жестока. Но прежде, чем давать добро на столь сумасбродный поступок, я должна была понять, что ты — действительно повзрослевшая и поумневшая версия моей Твайлайт. И ты не разочаровала меня.

— Я не обижаюсь, принцесса. Я понимаю, сколь многое вам придётся поставить на кон, дозволив освободить Дискорда. Я и сама опасаюсь верить ему. Но… есть ещё кое-что, и именно это склоняет чашу весов на его сторону!

— Что же, Твайлайт? — спросила Луна.

— Когда наш портал взбесился и меня забросило сюда… то я ощутила восторг и надежду, сильнее которых в жизни не испытывала. И я не желаю верить, что подобные ощущения можно передать, будучи злым по натуре. Я доверяю Дискорду.

— Тогда вернём его во имя блага Эквестрии, — заключила Селестия. — И будем надеяться, что ты не ошибаешься.

Вместе с принцессами и Элементами Гармонии Твайлайт вернулась в Понивилль и собрала вместе тех, кто уже давно был её друзьями в другой Эквестрии. Принцессы объяснили им суть происходящего.

— Кто ты и куда дела настоящую Твайлайт?! — набросилась на неё Рэйнбоу Дэш. Твайлайт лишь ехидно улыбнулась.

— Ты собиралась рассмеяться и сказать «Попалась!», не так ли?

— Вот же… вот же… злюка! Весь кайф обломала!

— А в твоём мире я так же сильно люблю кексики?

— Не-а. Наша Пинки любит их чуть сильнее…

— Не может быть! Ты точно злюка!

— … потому что, как говорят, истинная любовь с возрастом лишь крепнет!

— А-а-а…

— А я смогу стать лучшим дизайнером в Эквестрии?

— А я, эм, смогу избавиться от, ну, страха сцены и всего такого?

— А я…

— Девочки! Наши миры всё же неодинаковые. Но если вы действительно столь же сильно похожи на моих друзей, как мне кажется сейчас, то вас ждёт чудесное и замечательное будущее! Давайте займёмся делом.

Твайлайт никогда бы не подумала, что ей придётся во второй раз возвращать Дискорда из камня. И на месте настоящей Твайлайт из этого мира она бы ни за что в жизни на такое не пошла. Но всё сложилось так, как сложилось. И радуга Элементов Гармонии вырвала Дискорда из его плена. Совсем как в прошлый раз, он потянулся и принялся разминать лапы.

— Дежа-вю… — задумчиво пробормотал он, — я вижу перед собой ровно ту же компанию, какую раскидал среди миров. Однако лишь ты, Твайлайт, здесь единственная заблудшая душа.

— Что с моей ученицей, Дискорд?! — сразу взяла быка за рога Селестия.

— Да ничего страшного. Сидит в этом вот самом теле, только сделать ничего не может. Технически, я могу прямо сейчас её вернуть. Однако я сомневаюсь, что она или хоть пони-будь из вас станет меня слушать. Одна надежда на Твайлайт из другой Эквестрии. Кроме того, за ней вскоре явится спасательная команда, и мне не хотелось бы вновь пугать их.

— То есть, с моими друзьями тоже всё в порядке?

— В основном. До принцессы Селестии и Флаттершай они пока не добрались. Но остальные уже вернулись в Эквестрию, и с ними всё хорошо.

— Что же я должна для тебя сделать? И почему именно я?

— Какова самая сильная магия в мире?

— А при чём здесь это?! Магия Дружбы, разумеется!

— И она не исчезает бесследно, если только сама дружба сохраняется. Даже если ты отчего-то забываешь своего друга так, будто его никогда и не существовало. Лишь размолвка по-настоящему разрушает эту магию.

— К чему всё это, Дискорд?

— Как я уже сказал, моя цель — провести один ритуал. И подготовить его должна ты — Твайлайт Спаркл, принцесса Дружбы, попавшая в тело Твайлайт Спаркл, лишившейся друга, но не дружбы с ней.

— И как подготовить?

Дискорд зловеще улыбнулся.

— Да так, ничего особенного — вкопытную начертить на опушке Вечнодикого леса маленькую такую симпатичную фигурку площадью где-то с центральный зал твоего замка.

— Серьёзно?!

— Я с тобой, сахарок! Не переживай!

Вечером третьего дня Твайлайт доделала геоглиф, показавшийся ей куда больше, чем даже самые впечатляющие картины из пустыни Сан-Паломино. Хотя на деле, конечно, его размеры были весьма скромны. А вот форма оказалась довольно-таки затейливой: круг описывал изображение замочной скважины в форме сектора шириной в одну десятую оборота, открывающегося кругом меньших размеров. Граница следующего сектора изгибалась, чуть не доходя до центра, и продолжалась вдоль периметра меньшего из кругов, заканчиваясь на второй границе первого из секторов. Граница третьего сектора уже обрамляла центральный круг и границу второго — и так вплоть до десятого, по форме напоминавшего трапецию.

— Их — десять, Дискорд. Нас в зале тоже было десять. Это, конечно, не совпадение?

— Ну разумеется, нет. Десять нас, десять миров — если считать нашу Эквестрию. О, кстати, прибыла спасательная команда. Скоро будут здесь. Встретить их, что ли?

***

Последний портал оказался светло-розовым с жёлтыми, рыжеватыми и белыми нотками. Изо всех он был, пожалуй, самым красивым и умиротворяющим на вид. Чего же такого ужасного следовало ожидать Санбёрсту и Старлайт по ту сторону? Или всё дело в плане Дискорда? Который существует, не может быть озвучен и подошёл к концу?

— В этот мир вам предстоит идти втроём.

— С кем? — оживился Санбёрст. — Нам поможет Луна? Или Селестия?

— Нет, с вами отправится Сьюзен. И некоторое количество, кхм, багажа. Ну, кто здесь у нас джентльпони?

Дискорд навьючил на Санбёрста пару не слишком тяжёлых седельных сумок. Сьюзен же показалась ему понурой и задумчивой.

— Что-то случилось? — спросил Санбёрст. — Не бойся! С нами ты будешь в безопасности.

— Ночью я говорила с Дискордом. И он сообщил, что… что… неважно. Всё будет хорошо. Забывать не страшно. Иногда вспоминать даже хуже.

— Сьюзен! — Старлайт явно встревожилась. — Дискорд! Если мы выручили эту несчастную кобылку только затем, чтобы…

— Я не собираюсь подвергать её жизнь опасности, Старлайт Глиммер. Но по истинно хаотично удачному стечению обстоятельств лишь то, что я планирую сотворить, способно сделать Сьюзен пони в полном смысле этого слова. А теперь — вперёд. У нас не так много времени. Твайлайт готова, и рассвет близок.

По ту сторону и впрямь стояла глубокая ночь. Но главное — ни Старлайт, ни Санбёрст, ни Сьюзен никак, совершенно никак не изменились, впервые за всё путешествие!

— Это альтернативная Эквестрия, — уверенно заявила Старлайт. — Но какая?

О, хороший вопрос. В определённом смысле… она похожа на многие из посещённых вами миров. Которые, как вы помните, в основном принадлежат людям. Эта Эквестрия более жёсткая, нежели привычная вам. В её истории немало кровавых войн, восстаний, смертей. Здесь можно повстречать поистине жуткие вещи, которые буквально заставляют вас забыть о них, настолько они ужасны. И всё же здесь более всего уважают ценности, близкие сердцу каждой пони — дружбу, любовь, доброту. Здесь есть свои, знакомые вам принцессы и Элементы Гармонии. На первый взгляд может показаться, будто главное отличие этой Эквестрии — то, что от нашей она отстаёт на несколько лет. Но на самом деле у этого мира совершенно иное прошлое, и его ждёт абсолютно другое будущее.

— Разве так бывает? — изумилась Старлайт.

Многие миры начинаются похожим образом, и многие приходят к до ужаса однообразному и печальному концу. Стоит ли удивляться, что у каких-то более всего схожа середина? Если бы вы лучше разбирались в теории Хаоса, то не задавали бы таких вопросов.

— Дискорд, мы достигли финала нашего путешествия! — воскликнул Санбёрст. — Не пора ли выложить карты на стол?

Не все. Но начать я могу. Только с чего?

— Обычно, — съехидничала Старлайт, — начинают с начала.

Это для пони, а не для духов Хаоса! Нет, начну я, пожалуй с утверждения. Мо… наша Флаттершай — самая лучшая пони среди всех миров.

— Так. Ты затеял всю авантюру ради блага одной пони! — догадался Санбёрст. — И эта пони — Флаттершай!

Не-а. Фигушки. Так вот… держу пари, никто из вас особо не задумывался, откуда я взялся в Эквестрии. И это нас сейчас не волнует. Однако когда я только осознал себя… то тут же ощутил в сердце пустоту. Она сводила с ума. Она не давала жить спокойно. Она заставляла меня творить хаос, невзирая на желания окружающих пони, лишь бы забыться. Она подталкивала меня к связям с такими, как Космос, в бесплодной попытке заполнить её. И лишь когда в моей жизни появилась Флаттершай — то пустота потихоньку угасла.

— Значит, в тебе изначально присутствовала тяга к любви и дружбе, как и у всякой пони, — заключила Старлайт. — Однако некая сила изводила тебя. Хм. С рождения?

Да, поначалу я тоже подумал так. Но ты верно подметила. Я решил копнуть глубже и разобраться, и пришёл к удивительному открытию: наши сознания, сознания Дискордов разных миров, духов Хаоса, соприкасаются, ибо Хаос — это вакуум Мультивселенной. По этой же причине, кстати, мне ничего не стоит создать портал в любой другой мир. А Селестии и прочим рогато-крылатым нужны зеркала и всё такое, и при этом они могут попасть лишь в близлежащие миры. Так вот, совсем скоро у меня получилось войти в контакт с сознанием Дискорда этого мира. Он, как оказалось, и послужил источником пустоты в моей душе, и, подобно мне, заинтересовался, отчего это она решила ослабеть. Он поведал мне удивительнейшую историю, зацепившую меня за живое. Наши сознания стали столь близки, что в итоге почти слились в единое целое. И вместе мы решили всё исправить. С помощью тех пони, на которых я мог положиться. У него бы с этим возникли проблемы, поскольку он лишь пару дней назад освободился из камня. Но в одном, Санбёрст, ты оказался прав. Изначально всё затевалось ради блага одной единственной пони…

— Ты… ты соврал мне! — ахнула Старлайт.

Вовсе нет. Надо было слушать внимательнее. Кроме того, один мудрый пони, вернее, человек, сказал как-то: «Тот, кто спасает одну жизнь, спасает целый мир». И в нашем случае это как никогда верно. Поскольку чтобы означенной пони помочь, этот самый мир ненароком не уничтожив, придётся такого наворотить, что даже духу Хаоса спятить не зазорно!

— Знаешь, когда ты столь серьёзен, то пугаешь меня, — Санбёрст вздохнул.

— И впрямь! Меня тоже! Так недолго и совсем прозрачным стать! Неужели не мог рассказывать в нашей обычной манере, а?

Санбёрст попятился. И как он умудрился не заметить местную версию Дискорда?! Тот подмигнул.

— Я бы поздоровался, но я и так вас всех уже знаю! А теперь в темпе, в темпе идём отсюда! Чего доброго, меня заметят принцессы или назойливая пятёрка.

— Так, по-моему, мы кое-что забыли! — воскликнула Старлайт. — Где наша Твайлайт?

— В одном теле с местной, конечно же! И она вас уже заждалась.

— Почему мы должны скрываться от принцесс? Они тут что, злые? — Сьюзен нахмурилась.

— Нет, нет, просто план, про который вы только что услышали, подразумевает ритуал в одном специально подготовленном месте. И так уж вышло, что при взгляде на него оно немедля выпадает из памяти у каждого, кто находится снаружи! Потому принцессы сейчас невероятно озадачены. Ну, за мной!

Вскоре, и совершенно неожиданно, перед Санбёрстом возник опрятный деревянный домик. Он не слишком хорошо знал Понивилль, но, кажется, в их Эквестрии такового на этом месте не существовало. Стоял самый тёмный час перед рассветом. Повеяло холодом октябрьской ночи.

— Входите, — сказал Дискорд, будто это был его собственный дом. Хотя ему удалось бы войти в хижину, лишь сильно пригнувшись. — Только не забудьте закрыть дверь. Здесь и так слишком холодно.

Санбёрст первым вошёл внутрь и сразу заметил Твайлайт. Так странно было видеть её без крыльев! Она, кажется, поглаживала кучу подушек и одеял на кровати. Что за нелепица? Санбёрст встряхнулся и осознал, что на самом деле перед ним вторая пони — измождённая, дрожащая и спящая. Цвет её шёрстки напоминал одну или двух жительниц Понивилля, но Санбёрст, если честно, никогда не испытывал особой тяги к общению с малознакомыми фоновыми пони. Увидев знак отличия, он про себя назвал неизвестную единорожку «Минти Скейтс».

— Твайлайт! — воскликнула Старлайт. — Как же я рада наконец-то встретить и тебя! Что ты здесь… кто это с тобой?

— Я не знаю. Но Дискорд сказал, что он затеял всё ради неё, — Твайлайт обернулась, и Санбёрст заметил слёзы на её лице. — Ей так… холодно.

— Дискорд? — Старлайт нахмурилась. Голова драконикуса пролезла в дверь.

— А теперь все дружно поднимите нашу бедняжку и отнесите, куда я укажу. Можно вместе с кроватью.

Твайлайт фыркнула и приподняла незнакомку магией, ничуть даже не потревожив её позы. Старлайт помогла ей, и даже Сьюзен, успевшая немного освоиться с телекинезом, присоединилась.

— Ну, как хотите. Пойдём.

Санбёрст вышел из хижины и спросил:

— Ты не собираешься рассказать нам больше? Почему нужны столь огромные усилия для помощи этой несчастной… эм… мы кому-то помогаем? Откуда здесь этот дом? Где Старлайт?

— Прямо за тобой.

— Ой! Я тебя потерял. А кто это с вами?

— Та, кого, судя по всему, всякая пони забудет, едва отдалившись от неё немного или отведя глаза. Даже заметить её очень сложно.

— Но я сразу увидела её! — воскликнула Сьюзен.

— Всё верно. Ты забыла наш разговор? Ты пока ещё не в полной мере пони. Но скоро мы это исправим.

Санбёрст последовал за Твайлайт, Старлайт и Сьюзен, нёсших… хм… пожалуй, «Минти Скейтс» — отлично подходящее имя.

Вскоре их процессия достигла каких-то слабо светящихся неглубоких траншей с концентрической структурой. Они возникли перед глазами совершенно неожиданно. Должно быть, ритуал, который упоминал Дискорд! Сьюзен к концу пути уже совсем извелась и разозлилась. Интересно, отчего? Неужели так тяжело втроём передвигать телекинезом одну бедную пони? Кстати, кто она вообще и откуда тут взялась?

— Стоп! — скомандовал Дискорд. Санбёрст подумал, что фигура на земле, окружавшая его и друзей в данный момент, похожа на замочную скважину. — А я же предупреждал, что надо было с кроватью тащить!

Дискорд прищёлкнул пальцами, и на краю фигуры возникла кровать.

— Для кого она? — нахмурилась Старлайт. — Мы будем проводить ритуал во сне?

— Как с Тантабасом? — присоединилась Твайлайт.

— Девочки, — проникновенно воскликнул Дискорд, — мне льстит ваше внимание, но зачем вы отвели от неё глаза? Посмотрите, как тяжело приходится бедной Сьюзен одной!

Санбёрст повернулся и увидел, как донельзя напрягшаяся Сьюзен тащит телекинезом какую-то пони в сторону кровати под звёздным небом. Он эту пони не узнавал, но, раз уж та спит и потому вряд ли расположена к разговору, пускай пока побудет «Минти Скейтс».

— Санбёрст, — сказал Дискорд, — в твоих седельных сумках — те маленькие трофеи, которые вы натащили с разных миров. И пришло время им занять положенные места.

— Ты ограбил наших друзей? — изумилась Старлайт.

— Не ограбил, а на время позаимствовал вещи, которые вы брали совсем для иного. Но не беспокойся, скоро я верну их обратно. А теперь, Санбёрст, будь добр перешагнуть границу — для тебя правую — и положи на тот пьедестал излучатель доброты Флаттершай.

Он так и поступил.

— Займи своё место, Сьюзен Певенси, — попросил затем Дискорд. — Санбёрст, в этом секторе тебе делать нечего, он для Сьюзен. А в следующем, как ты, наверное, догадался, должна быть рогатка Пинки Пай.

— Да, я понял систему… — Санбёрст нахмурился. Что-то было неправильно. Но он разместил рогатку в следующем секторе. Затем настал черёд дневника, волшебной палочки, компьютера, похожего на гобелен, изысканного платья и светового меча. Мешок не опустел.

— Ну же, — поторопил Дискорд, — последний предмет — из вашей родной Эквестрии.

Им оказалась маленькая золотая лира. Санбёрст не помнил, чтобы когда-либо видел такую раньше.

— Вот и всё, Дискорд, — доложил он, — теперь мешки точно пустые, но и сектор впереди — тоже! Ой, или нет… кто эта пони?

— Скоро узнаете. Твайлайт Спаркл! Ты очень помогла мне, но, боюсь, дальнейшее развитие событий требует здесь присутствия твоего двойника из этого мира. Не беспокойся, твои друзья тебе потом всё-всё расскажут. А чтобы у них язык узлом не завязался, можешь пока поговорить с теми, кого они спасли. Все они ждут тебя в твоей Эквестрии.

— Тогда — до свидания. И удачи вам, для чего бы это не затевалось.

Санбёрст и Старлайт отправили душу Твайлайт, принцессы Дружбы, домой, позволив прийти на её место здешней Твайлайт, которая всё ещё была единорожкой. Она испуганно заозиралась.

— Может, ты и убедил остальных, Дискорд — но не меня! Зачем вы трое ему помогали? Вы знаете истинную суть ритуала? Вдруг он нужен для того, чтобы погрузить всю Эквестрию в хаос?!

— Оглянись, Твайлайт Спаркл, — потребовал Дискорд.

— Что? Заче… эм… кто это? Почему я чувствую, будто она — мой друг?

— Потому что стоишь в центре ритуальной фигуры, которую начертила Твайлайт Спаркл, принцесса Дружбы, своими собственными копытами. И потому, что Магия Дружбы… эх… это самая могущественная магия в мире. И я думаю, что сейчас твоему другу не помешает немножко сочувствия.

Твайлайт приблизилась к странной измождённой единорожке, которую звали, наверное, «Минти Скейтс» или как-то наподобие. И та вдруг проснулась.

— Где я?.. Кто я?.. Что это за место? Твайлайт… Спаркл? Я, кажется, только вчера прибыла в Понивилль, а теперь… погоди. Лейлинии. Это какой-то ритуал? По сдерживанию Найтмер Мун?

— Это всё затеял Дискорд. Я не знаю твоего имени. Я вижу тебя впервые. Но почему-то чувствую, что ты — мой друг.

— Я… — незнакомая единорожка вздрогнула и заплакала. — Я и сама не знаю своего имени. Кто я? П-пони-будь скажет мне? П-пожалуйста! Холодно…

Твайлайт подошла к незнакомке и обняла её. Санбёрст задрожал — настолько неправильным ему казалось происходящее.

— Старлайт, я… думаю, пришло время нам вспомнить те подземелья.

— Что? А, да. Конечно!

Голубые и оранжевые огоньки окутали безымянную единорожку и склонившуюся над ней Твайлайт.

— Старлайт, Санбёрст, ваше место — в центре фигуры. Встаньте рядом со мной, — попросил Дискорд. — Скоро всё начнётся. Рассвет не за горами.

— Дискорд! — воскликнула Старлайт. — Может, объяснишь уже наконец? Кто эта пони? Зачем нужны артефакты? Чего ты пытаешься добиться?

— Ритуал, который мы вместе сейчас проведём, создан для манипуляций с памятью. Помните, я говорил о шумных или сильных мирах? Миллионы, даже миллиарды людей, пони и других в десятках разных вселенных читают, смотрят или играют в события, однажды произошедшие в том или ином мире. И каждая частичка подобного мира, особенно связанная с личными переживаниями, заключает в себе немалую силу. С другой стороны, одно лишь изображение многих из артефактов, которые вы собрали, способно вызвать бурю эмоций или воспоминаний. Располагая такой силой и правильно исполняя ритуал, можно заставить всех, кого следует, вспомнить то, что следует, а кое-кого, напротив, окончательно забыть то, что она почти никогда и не знала. Разумеется, я чрезмерно упрощаю. На деле всё куда сложнее. Обещаю, вскоре последние белые пятна будут стёрты из этой истории, пока же лишь надо чуть-чуть подождать.

— Чего подождать? — спросил Санбёрст.

— Музыки.

Он поглядел на Старлайт, пожал плечами и обнял её. Небо на востоке едва заметно посветлело. И тогда золотая лира засветилась, и заиграла мелодия. Струны лиры остались при этом недвижны. Санбёрст определённо не считал музыку безгранично прекрасной, лишь просто красивой. Но ему отчего-то всё равно хотелось назвать её идущей из-за пределов этого мира.

В Эквестрии, что познала восстание Тирека, пришествие принцессы Дружбы и множество других событий, единорожка с мятного цвета шерстью вздрогнула, приподнялась на постели, сонно заозиралась, зевнула, пожала плечами, обняла подругу и вновь заснула.

Мелодия перешла в новую. Лира замерла и потускнела, передавая эстафету световому мечу. Теперь у Санбёрста не осталось сомнений — музыка играла сама по себе. Голос Дискорда раздался в голове — тихий-тихий, видно, чтобы не потревожить чудесного звучания.

Для нашей королевы крутости, потрясности и всего такого я подобрал самый подходящий ей мир. Думаю, ей понравилось. И, как мне кажется, она в своё время ощутила там воодушевление и готовность сворачивать горы на пути. Поверьте, неспроста.

Обри Уин расправилась с очередным дроидом и вдруг рассмеялась, преисполнившись уверенности в том, что война близится к завершению и окончится счастливо. Странно, если подумать — разве у войн бывают счастливые концы?

Настал черёд третьей мелодии.

Один из необходимых мне миров оказался весьма тёмным и опасным. Почему я выбрал Рарити? Она, к счастью, этого не продемонстрировала, но её особая способность — защитная магия, которая сработала бы в любой ситуации, даже попытайся её пони-будь сжечь или, кхм, сожрать. Ведь Рарити в любом случае суждено было попасть в оковы и испытать беспомощность.

Холод и ужас сковал Трисс Меригольд, ибо Дикая Охота явилась в этот мир, и предстоял бой не на жизнь а на смерть. Трисс вдруг вспомнила забавные рассказы Лютика о пони, пожала плечами и принялась плести заклятье.

Очарование четвёртой мелодии Дискорд отчего-то решил нарушить.

— Всепони, чего бы ни случилось, оставайтесь на своих местах и не пугайтесь!

Вскоре Санбёрст совершенно ослеп.

Для принцессы Луны я подобрал очень сложный мир, проблему которого лишь она и могла разрешить. И ему ещё предстоит сыграть свою роль — как в воплощении моего плана, так и в её будущей жизни. Но, конечно, не дело ей было выполнять свою миссию слепой — поэтому она, с вашей помощью, завершила её во сне.

Саманта Трейнор рыдала, уткнувшись лицом в подушку. Отчего-то именно сейчас, в самое тёмное предрассветное время, она особенно ярко вспомнила принцессу Луну. Но коммандер Шепард потихоньку разбиралась с бардаком, воцарившимся в Галактике. Быть может, вскоре придёт черёд отпраздновать победу как следует?

Началась пятая мелодия, и Санбёрст прозрел. Вокруг тоже посветлело. Горизонт всё сильнее розовел.

Выбор мира для Эпплджек был очевиден. Её родители однажды попали в очень неприятную ловушку чейнджлингов… и та же магия, которую вы могли видеть на свадьбе Кейденс и Шайнинг Армора, в тот раз сработала крайне необычно. Приключению Эпплджек суждено было стать наполненным как радостями, так и горестями. Но завершилось бы оно на минорной ноте — если бы не Сансет.

Уже завтра Хогвартс-экспресс отправлялся в Лондон. Сегодня же Дамблдор решил устроить бал по случаю окончания непростого учебного года. И радостная Джинни танцевала с Гарри под звёздным небом Большого Зала.

Шестой мелодии Санбёрст ждал с нетерпением.

Всем свойственно ошибаться. Даже мне. Меня должен был насторожить сам вид портала. Так или иначе, похоже, не один лишь я среди всех духов Хаоса испытываю склонность помогать коллегам. Шеогорат подобрал для Спайка — и для моего плана — очень подходящий мир. Мир, где люди пытаются драконов подчинять. Хотя дружба в этом плане работает лучше.

Слабое, едва заметное эхо ритуала доходило даже досюда, до мира, который совершенно не был с ним связан. Шеогорат усмехнулся.

— Поздравляю, коллега.

Седьмая мелодия. Санбёрст поёжился и крепче прижался к Старлайт. Затем взглянул на двухцветные огоньки и улыбнулся ей.

Проблему с Космос надо было решать. Я, признаться, недооценил её — нужно было уделить вам обоим больше внимания, но у меня нашлись другие дела. Пугать двоих пони одновременно — каково?! Не ожидал от неё. Кстати, как вы убедились, Пинки Пай идеально подходила для противостояния Космос — ведь у считанных земных пони проявляется врождённая склонность к магии Хаоса. И лишь такая замечательная пони, как Пинки, смогла бы без особых для себя последствий пережить ужас, который полюбила нести Космос всякому встречному.

Беверли Марш вскрикнула и проснулась. Пускай Луна помогла ей — но кошмары ещё не до конца покинули её. Иногда она видела, как рассыпается в прах её дружба с шестью замечательными парнями. Иногда — то ли кошмар, то ли… не совсем, который она считала невероятно неправильным и странным.

Восьмая мелодия. Санбёрст сглотнул. Старлайт заплакала. Дискорд, кажется, этого не замечал.

Принцесса Селестия правит Эквестрией уже многие века. Я решил столкнуть её с тем, подобием кого она бы никогда не захотела стать, чтобы лишний раз разжечь её желание быть просто особенной пони. И попутно в Эквестрии появилась ещё одна особенная пони. Однако, вынужден признаться… испытания, выпавшие Селестии, не были в рамках песни. Но её скорбь по Сансет Шиммер и по миру, погибшему у неё на глазах, искупили всё.

Сьюзен воспарила над землёй и посмотрела на собственные копыта — те сияли. Вот и настал её черёд… время принести неожиданную жертву во имя мира, в который она попала. Дискорд прошлой ночью всё объяснил. Какая-то её часть пока ещё принадлежит Аслану, и если этого не исправить, Сьюзен не стать пони в полной мере.

Восьмая мелодия подошла к концу. Сьюзен вновь опустилась на четыре копыта. Всё ещё помня старую себя, она внезапно обнаружила в памяти глубокие провалы. Интересно, что такое «Нарния?»

Девятая мелодия звучала как-то иначе. Санбёрст готов был поклясться, что она ему знакома! Но чем? Он прежде не слышал ничего подобного, никогда! А россыпь огоньков над парой пони впереди тем временем слилась в два больших, они потанцевали друг вокруг друга и тоже образовали очень знакомый узор.

Я был несказанно рад, когда один из необходимых для ритуала миров оказался тем, который так нравится Флаттершай. И никогда бы не подумал, что пережитое ею и вами там будет настолько опасным! Меня лишь утешает то, что ей, кажется, всё равно понравилось. Но главная причина выбора мною того мира — его связь с нашим, и нашего — с ним.

— Ты не отходишь от компьютера целую ночь! Не пора ли немного расслабиться?

— Покой нам, — Пашка зевнул, — только снится, Алиска!

Внезапно от откинулся на спинку кресла и захрапел. Алиса, сдерживая смех, подошла к компьютеру и начала читать.

Десятая мелодия ознаменовалась яркой полосой на востоке. Незнакомая единорожка, которую обнимала местная Твайлайт, засветилась и изумлённо воззрилась на всех вокруг.

— А? Твайлайт? Что-то происходит?

Роликовые коньки на боку незнакомки сияли особенно ярко. Два огонька над ней окончательно слились в один и утонули в свете восходящего Солнца. Дискорд вдруг вытолкнул Санбёрста и Старлайт вперёд.

— Сейчас здесь станет слегка жарковато. Вот, нормально, тут вы уже в безопасности.

Торжественно и громко играла десятая мелодия. Из центра, совсем рядом с Дискордом, в небо вдруг ударил столп яростного белого пламени. Но Санбёрст ощутил лишь приятное тепло.

— Больше не… холодно? — изумилась незнакомая единорожка с мятной шёрсткой.

Солнце уже лишь слегка касалось горизонта нижним краем.

— Что ж… для завершения ритуалу не хватает самой малости, — Дискорд вздохнул и прищёлкнул пальцами. — Старой доброй жертвы.

Он шагнул в столб белого пламени. Музыка стихла. И бесконечно яркий свет, который не ослеплял, залил всё вокруг.