Посетители идут!

Сестра Редхарт наслаждается своим днем, попутно решая некоторые семейные проблемы. Подруги пытаются оживить обстановку в спальне? Поможем. Ревнивая жена? Без проблем. Вечный конфликт между поколениями? Ну, это только начало неприятностей.

Другие пони Сестра Рэдхарт Старлайт Глиммер

Космические шашки

Молодая кобылка Гринлэнд - единственная преграда на пути корабля, способного уничтожить целую планету. Но как маленький звёздный скаут "Серое облачко" может сражаться с грозным "Паладином"?

ОС - пони

Внезапная любовь

Порой любовь может вспыхнуть в самое неожиданное время в самом неожиданном месте.

ОС - пони Человеки

Стихи Ромуальда

Стихи на поньскую тематику

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Дерпи Хувз Другие пони Кэррот Топ

Не похожа я на глухую

После свадьбы Винил решает прогуляться прежде чем вернуться домой, к своей соседке, Октавии

DJ PON-3 Другие пони Доктор Хувз Октавия

Восхождение

Дэринг Ду отправляется в грандиозное путешествие, чтобы пересечь неописуемые края, покорить неприступные вершины и выйти за пределы себя.

Дэринг Ду

Винил и Октавия помогают музыкантам

Винил и Октавия - главные музыканты в Понивилле. Но Эквестрия огромна, а следовательно и разнообразных музыкантов в ней полно. И многие из них обращаются за помощью к понивилльской парочке.

DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия

Обелённая Развратность

Кто лучше разбирается в нечестивых тайнах сердца, нежели сама Принцесса Любви Кейденс? И как-то раз вернувшись домой, Шайнинг Армор обнаруживает на их с женой постели совсем не того, кого ожидал увидеть.

Твайлайт Спаркл Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Шестерёнки

Когда надежды уже нет, приходится чем-то жертвовать, идти на самые странные поступки, ведь ради своих близких мы готовы на всё. Грань между разумным и абсолютным безумием стереть легко, вот только, не всегда потом удаётся прочертить её вновь. Казалось, принцессы повидали на своём веку всё... казалось.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Приморский город

Думал долго — аж со вчерашнего вечера: выкладывать или нет. Эту незавершенную и эклектично-клочковатую историю написали, играя в ролёвку, два парня что когда-то были друг другу симпатичны. Документ с год пролежал на гугл-доках, пока второй, который его создал, не решил его удалить. Первый же, коим являюсь я — предусмотрительно сохранил его у себя на компьютере. Есть сюсюканья, встречается частое повторение названия вида поней в одном предложении. Но есть и пара интересных моментов, поэтому — выкладываю сюда, как единственный нынче обладатель. В рассказе он и она — так что не кривитесь заранее :3 Public domain. P.S. от 18.05.2021: «Не завершен» и уже никогда не будет завершен. Репкин Егор умер сегодня, в 05.00 по МСК. Спи спокойно, мой маленький пони, теперь ты в Эквестрии и навсегда останешься в моём сердце, лапа. Лунных сов.

Автор рисунка: MurDareik
По всем направлениям

Передышка

09.11.20… от Воцарения Сестёр
Эквестрия Павшая, Уайттейл
Время 10:06

Утро было приятным, стараниями погодных команд, солнечным и мягким. Только странные полосы в небе беспокоили городок и гарнизон, но пока никаких активных действий не принималось.
На ферме боевых зверей было непривычно пусто. Некоторые могучие создания в загонах и стойлах уже ревели, требуя кормёжки и ухода, но никто из рабынь не торопился.
Полупрозрачные силуэты, похожие на столбы горячего воздуха, быстро скользили по территории, останавливая, а когда и хватая экв и уводя прочь. В сторону леса, такого манящего и такого недоступного из-за заклинаний управляющего и зоркоглазых стражей на вышках. Правда, сейчас управляющий, иссиня-чёрный единорог с белым пятном на морде, лежал на крыльце своего дома с лицом, перекошенным в посмертной гримасе после психического удара. А стражи либо свисали с бортиков дозорных башен, либо лежали на земле убитые теми же пси-ударами.
Взвод повстанцев и взвод мобильной пехоты в спешном темпе эвакуировали с фермы экв, которых там держали. Освобождённые не понимали, почему туманные силуэты обращаются к ним эквинскими голосами, некоторые пугались, но кричать им не давали, мягко зажимая рот и шепча на ухо извинения. Некоторые повстанки даже ненадолго выключали маскполя и открывали забрала, чтобы сёстры убедились, что рядом друзья.
Когда же эквы осознавали, кто пришёл на звероферму и кто теперь увлекает их в лес, многие не скрывали слёз счастья. Выбраться из того кошмара, которым была работа здесь, желали многие. Особо несознательные «красные» пытались сопротивляться или кричать, но подпольщицы их быстро успокаивали либо тычками под рёбра либо злобным шёпотом с обещанием обрить налысо.

В это время отделение морпехов, десятеро экв и один эквин минировали постройки и трупы. Земляне проводили обучение на месте рассказывая и показывая основные фишки и приёмы сооружения взрывных ловушек. Повстанцы воспринимали «уроки» весьма охотно.
Хай Тауэр сцапал за рог зверя войны с помятой мордой и вытащил вибронож. Тварь забрыкалась, не желая отправляться на небесные пастбища, но к страшной силе бывшего каменщика сейчас добавлялось мускульное усиление лёгкой брони. Клинок, погрузившись в плоть и кости зверя, взвыл, обращая их в кашу. Казавшееся секунду назад могучим существо рухнуло наземь, навсегда обмякнув. Тауэр же направился в сторону стойл, намереваясь устроить забойный день. Однако, на плечо ему легла рука морпеха.
«Постой. Старлей приказал пока не уничтожать тварей,»
«Ты видел, к чему их натаскали. Твой командир тоже. Мы с тобой на носилки укладывали ту пегаску, всю окровавленную.»
«Мы их угандошим, но сделаем это с пользой.»
Солдат мотнул шлемом в сторону двоих товарищей, тащивших что-то из дома управляющего. Хай, пусть и обуреваемый глухой злобой, удивился на секунду. В руках пехотинцев были ведро со свисающими из него лентами презервативов и торчащими горлышками бутылок шоколадного сиропа, мешок сахара и канистра лампового керосина, который опознали датчики шлема.
По нейролинкам прошло общее обращение старшего лейтенанта, в этот момент объяснявшего эквам правильную закладку гранаты под труп на примере дохлого управляющего.
«Скидываемся по шашке пластита рядовому Чалову. У кого сверх нормы заначено- по две.»
Шашки пластиковой взрывчатки безо всякого уважения просто кидали в Чалого и его помошника, сдиравших с них обёртку. Солдаты вылили в ведро полканистры керосина и начали телекинезом замешивать лютый вуншпунш. Пластит, поглощая керосин, размягчался и приобретал консистенцию зубной пасты. Ещё двое выхватывали телекинезом шарики месива из ведра и фасовали их по презервативам, вставляя в каждый радиодетонатор. А затем обсыпали кульки сахаром и поливали сиропом для аромата.

Хай Тауэр, до которого быстро дошла задумка человеческих вояк, ощерился под шлемом. И сам взял несколько кульков, желая помочь в «минировании техники».
Звери войны глотали «лакомство» не жуя. Всё «минирование» заняло от силы минут шесть, а старлей, видя, что все радиодетонаторы отвечают, остался доволен приготовленной подлянкой.
Скоро на эту окраину городка стянутся карибу и стражи, проверить, что за шухер тут творился. И будет им очень весело.

09.11.20... от Воцарения Сестёр
Эквестрия, Кантерлот
Время 10:46
"Борей", мерно гудя движками, зашёл на полосу, коснулся и начал тормозить, даже выбросив парашюты. Капитан держал максимальный запас энергии в накопителях, ибо сейчас корабль вёз эвакуированных из отражения поней. Оттормозившись окончательно, Саммерэнд зарулил на площадку и открыл аппарели.
Пони из Дэндэлайн Филдс, приветствовали родную землю радостными криками и слезами счастья, поцелуями космодромной бетонки и травы вокруг. Целители из Королевской Больницы на себе узнали, каково это быть полузадушенными объятиями.
Когда медики погрузили на носилки и каталки самых тяжело пострадавших, рассадили поней, которые были более-менее целы по каретам и двинули в сторону госпиталя, к корвету лихо подрулили оружейные погрузчики. Сам корвет распахнул створки внутренних отсеков вооружения, в которые поняшки-техники подавали на подъёмниках контейнеры с ракетами и бомбами. Двенадцать «Рябинок» в конвенциональном снаряжении, два десятка «Стилетов», вольфрамовых ломов с маленьким маневровым блоком, четыре контейнера по десять «Абрикосов», корректируемых бомб среднего калибра. Капитан, энергетик и стрелок где инспектировали загружаемые боеприпасы, где помогали половчее подать контейнер в створ отсека.
На аппарели погрузчики загоняли контейнеры с амуницией для повстанцев, оружием и бронёй, полевыми медицинскими комплексами. Всё это добро частью пришло с эквестрийских складов, частью было доставлено сюда утром из Альянса, чтобы не дербанить здешние запасы слишком сильно. Инженер ОКС и штурман принимали груз и помогали крепить его в трюме.
Спустя двадцать минут «Борей» закрыл аппарели и отсеки вооружения. Мягко оторвался от земли на вертикальной тяге, убирая шасси и разгоняясь. Корвет закончил свою передышку и был готов снова встать на дежурство на орбите Павшей Эквестрии.

09.11.20… от Воцарения Сестёр
Эквестрия Павшая, Эпплуза
Время 11:03
На вишнёвом ранчо, впервые за многие годы, царила атмосфера настоящего счастья. Кандалы, бондажные приспособы и фурнитура, инструменты наказания и пыток были свалены в одну большую кучу, которую жрало весело шипящее пламя коллоидного напалма.
Группы из города докладывали, что сопротивление полностью подавлено и Эпплуза в руках восставших. Это добавляло немалую долю к радости тех, кто недавно вкалывал на вишнёвых аллеях а сейчас отдыхал и вкушал долгожданную свободу.
На центральной аллее происходил небольшой кипиш с разгрузкой сброшенных контейнеров с нателкой и комбезами для вызволенных в городе подпольщиц. Створку одного из них подклинило и открывать пришлось при помощи лома в руках пегаски, пехотного сапога и такой-то матери. Но всё же разум победил бездушный композит и по рукам экв, которых всё ещё потряхивало от стимулятора, стали раздавать нательное бельё, подбронники и комбезы.
Оружие космонавты обещали скинуть через пару часов, чему облачающиеся в обновки только порадовались. Было время немного привыкнуть к новым костюмам, и той силе, что давали даже простенькие бронекомбезы. Симонов помогал эквам освоиться с новым оснащением, где советом, а где подстройкой комбеза.
Где-то в углу барака, куда согнали уцелевшее руководство ранчо, навзрыд плакала Черри Джубили. Едва не растерзанная Блюберри Крисп и Файн Трилл, когда ранчо взяли. Обе бывших пленницы этого места готовы были сотворить с Черри нечто крайне неприятное при помощи штыков и прикладов под молчаливое одобрение освобождённых и товарок. Но вмешались Сиарин и Морозов. Капитан сказал, что учит экв не для того, чтобы они уподоблялись карибу, а чтобы держали мир в чистоте. Нужно убить- убей, но не мучай.
Сиарин же вставила куда более мощного фитиля, пропустив мстительниц через сито с песочком. Заставила отпустить Черри и пнула в сторону кухни, помогать повару.
Потом Эрроу командирским решением вскрыла запасы ранчо, приготовленные для отправки и текущих нужд. Вишни и черешни брали свободно и повстанцы и освобождённые, без оглядки на опостылевших управляющих.
Кракед Боул, старый повар, со слегка трясущимися руками, вздохнул и пошёл в свою подсобку. Двое «залётчиц», помня доброту эквина, когда подкармливавшего самых заморённых, когда прикрывавшего в меру сил, отправились помогать охотно. Старина, видя, что эквяши не держат на него зла, прослезился, обнимая Блюберри и Трилл. Наказанные нарядом на кухню остались с Боулом, помогать организовывать нормальный обед для освобождённых.
Остальным же Сиарин позволила, помимо прочего, по бутылке вишнёвого сидра, что было встречено радостно. Не поставили только дежурной смене охранения, но они сменялись каждые четыре часа. Ортега своим подчинённым тоже не стал запрещать принять вместе с повстанками. Тем более, что для морпеха бутылка трёхградусной вишнёвой "газировки" была ни о чём. А больше Кайл запретил, в наглую пользуясь преимуществами солдатских психоматриц и единоначалия.

Ортега, сидевший в закутке, где разместили отдыхающую Фэйнт, просто наблюдал происходящее. Сержант уже не раз замечал на себе весьма странные взгляды кобылок. Когда благодарные, когда и заинтересованные, а пару раз и откровенно томные, сочетавшиеся с интересными жестами.
Фэйнт пришла в себя после перенапряжения и просто лежала, глядя в небо с довольной улыбкой, которая становилась всё шире по мере того, как колдунья читала сводку и рассматривала тактическую карту. Видя, что тёмная колдунья очухалась, человек протянул ей бутылку трофейного вишнёвого сидра.

— Ну, с добры утром, Фэйнт. Вижу, сводку уже прочитала?
— Ага. Эквяши шикарно выступили. Да и ты, сержант, тоже,
— Ты о чём? Бой как бой, не помню ничего такого. Кто действительно шикарно выступил, так это Карамел Крим.
— Да, Карамел отработала чётко. Сама вела группу, сама взяла ратушу и организовала грамотную зачистку. Скорее всего, как закончим, пойдёт в офицеры. А вот ты зарезал весьма непростого карибу, так что привыкай к томным взглядам, сержант,
— А не жирно будет, старому солдату глазки строить за какого-то педика в начищенных латах? Он что, настолько всех достал?
— Ты не представляешь как. И повстанцев и простых экв. Харвальд Ледяное Сердце был, даже по меркам карибу, больным садистом. Имел в сраке шило размером с Кантерхорн и постоянно мотался по стране, так что досталось от него очень многим. Но сражался, падла, отлично,
Ортега, вскрывая свою бутылку сидра, только рассмеялся. В памяти пронеслась вся военная карьера, от начала Последней и до нынешних времён. Сто двадцать лет под ружьём во всех мыслимых и паре немыслимых заварух оставили сержанту хороший багаж умений, сетку шрамов, полторы дивизии прошедших через его руки морпехов и "Стальной Венок" на груди. Харвальд рядом с этим выглядел откровенно бледно.
— Сражаться я не умею... Я умею убивать и учить как это делать,
Тёмная волшебница широко ухмыльнулась, поднимая бутылку. Сбив пробку телекинетическим импульсом, Фэйнт мимолётно поморщилась, но тут же провозгласила.
— И это хорошо, сержант. Ну, за свободу!

09.11.20… от Воцарения Сестёр
Эквестрия Павшая, Кристальная Империя
Время 12:09
В городе уже не стреляли, стихли уличные бои и крики.

Шаттред Турмалин сидела на мостовой и просто смотрела перед собой в одну точку. Разум эквы отказывался принимать произошедшее. Те, кто в последние шесть лет давали её жизни смысл, в ком она увидела по-настоящему достойных владык, были уничтожены без всякой жалости. И сейчас разоружённые кристальные стражи собирали на улицах трупы карибу и волокли на тележках за климатический щит, где сжигали. До Империи не долетало даже тени запаха горящих тел.
И со столбом чёрного густого дыма уходили те, кому Шаттред почти ревностно служила и прислуживала последние шесть лет. И она не замечала пары красных глаз старого кошмара, наблюдающего из темноты опустевшего дома рядом.

09.11.20... от Воцарения Сестёр.
Эквестрия, Кристальная Империя
Время 13:23
Мунлайт Вайолин цокала в сторону душа, когда её слуха коснулась мелодия. Фестралка, до того сонная, встрепенулась, беспокойно поводя ушками. Мотив она никогда не слышала раньше, но было в нём что-то до боли знакомое, до боли родное. Мохноушка собралась с духом и постучалась в комнату из которой доносились приглушённые переливы клавиш. Музыка сперва стала громче, как если бы источник приблизился, и оборвалась. Дверь открыла Торни, с интересов глядя на заспанную Мунлайт. В облаке телекинеза бывшей стражницы плавал комм, с которого, очевидно, и играла та мелодия.

— Утречка, Вайли. Чем обязана?
— Торни… Скажи, что у тебя сейчас играло?
— Это? Запись из кантерлотского Дома Офицеров. Такая же, как и мы, освобождённая эквяша концерт давала,
Сердце фестралки пропустило удар, а потом понеслось вскачь. Вайолин, безмолвно молясь Сёстрам, Фауст и Дискорду за компанию, посмотрела на Айви с просьбой
— Как её зовут? Торни, пожалуйста, прошу тебя! Можно ли посмотреть, как её зовут?
Стражница, чувствуя себя не очень уютно под взглядом фиолетовых очей, полных мольбы и доверчивого ожидания, разбудила комм.
— Пианистку? Так, секунду… А, вот, в описании. «Вельвет Кантата, благодарственный конце...» Ух! Твоя подруга?
Мунлайт, ощущая, как перехватывает дыхание, обняла Торни.
— Лучшая подруга. Спасибо!
Сжав объятия посильнее, белая фестралка отпустила бывшую стражницу и рванула в свою комнату, подняв при этом небольшой вихрь взмахами крыльев. Влетев к себе и чуть не сшибив с ног Харт Паззл, Вайолин не глядя кинула на кровать мыльно-рыльное, сорвала с себя полотенце и трясущимися руками начала одеваться.
Харт, собиравшаяся выйти в город, остановилась, глядя на метания подруги. Шоколадная единорожка, даже без встречи с Сомброй, была тонким эмпатом и хорошим психологом. И чётко видела, что Вайолин вздрючена не просто так.
— Тише, давай помогу с рубашкой. Вайолин, что-то случилось?
Несмотря на вернувшийся телекинез, Паззл мягко взяла сиренегривку за плечи и стала не торопясь поправлять её рубашку, которую та умудрилась застегнуть через две петли. Магкие прикосновения и тёплый тон подействовали на фестралку успокаивающе и она хотя бы перестала подпрыгивать на месте.
— Харти… Вельвет нашлась! Здесь, в Кантерлоте! Её тоже вытащили!
Единорожка, уже застегнувшая по-эквински рубашку Мунлайт, помогла заправить её в брюки. Руки у скрипачки тряслись так, что она бы не совладала с этой простой задачей.
— И как ты хочешь туда добраться? Поездом?
— Нет. Попрошу взять меня на катер. Они и так пассажиров берут на внутренние рейсы, что им стоит ещё и меня подбросить?
— Ты не возражаешь, если я поеду с тобой? Просто для подстраховки?
— Я… Ухххх. Спасибо, Харти. Спасибо,
Фестралка благодарно обняла Харт крыльями и прижалась к щеке. Её всё ещё потряхивало, но присутствие подруги немного успокаивало.
От общежития до диспетчерской эквы добрались быстро, Вайолин так и вовсе нарезала круги в воздухе, поторапливая Паззл.
Кристальная поняшка за билетной кассой несколько насторожилась состоянием Мунлайт, но, услышав, что та хочет попасть к давней подруге, расслабилась и выбила билеты на ближайший грузопассажирский рейс со всей возможной скоростью. Долететь от Кристальной до столицы оказалось неожиданно дёшево, что объяснялось тем, что пассажиров брали все, кто имел возможность. Это компенсировалось тем, что комфортными такие перелёты "на попутках" назвать было можно только с натяжкой. Правда, это было быстро.
Вайолин хотела дёрнуть кофе, но Харт отговорила её от этой затеи из опасения, что фестралка полетит не в катере, а рядышком, да ещё и толкать будет. Вместо этого единорожка увлекла подругу на лётное поле, где уже загружался борт, единственными пассажирками которого они были. Рейсовый "Снегирь", брат-близнец того, который вытаскивал экв из каменистых холмов, принимал на рампу контейнеры с кристаллами из шахт Империи. Пилот и штурман при этом активно помогали земнопоням заталкивать и крепить тяжёлые ящики. Заметив Мунлайт и Харт, команда ненадолго прервалась.
— Привет, девчонки. Вы на нашем "Снегирьке" летите? Харт Паззл и Мунлайт Вайолин?
— Да, это мы,
— Прекрасно. Три минуты, филледи, счас загрузимся и полетим. Можете пока садиться и пристёгиваться, если хотите,
Пилот махнул рукой в сторону открытой аппарели. Команда пропустила экв в катер и принялись крепить последний контейнер. Земляне и пони быстро втолкали груз на место, принайтовили его к полу и разошлись, распрощавшись. Пилот и штурман пробрались мимо уже пристегнувшихся экв в кабину, и заняли свои места. Зажужжали приводы, закрывая аппарель, зажглась над ней явно нештатная надпись "Не дымить! Работает брандспойт!".
Катер чуть дрогнул, вертикально отрываясь от земли и набирая высоту. Вайолин, которую била нервная дрожь от нетерпения и волнения, сцапала руку единорожки и стиснула, так как четырёхточечные ремни не позволяли обнять соседку.
Обстановка катера постепенно действовала на кобылок умиротворяюще. Интерьер из простых светлого цвета композитов, яркое бестеневое освещение, холодок и специфический запах регенерированного воздуха навевали какое-то непонятное облегчение, от которого едва слёзы на глаза не наворачивались. Вайолин постепенно расслаблялась, перестав стискивать руку Харт и даже начав мурлыкать под нос.
Паззл, чувствуя, как незаметно для себя успокаивается фестралочка, улыбнулась. Пусть Сомбра и стёр большую часть памяти о днях в рабстве, кое-что осталось, но лишь минимум. А вот память о моменте освобождения и принесённом им облегчении старый маг усилил, сделав первым, за что цеплялся разум. И катер был первым ярким опытом, став мощным положительным якорем.
Паззл усмехнулась своим мыслям, играя с ладонью Мунлайт.
Время текло незаметно. Катер миновал апогей траектории и начал снижаться к белокаменной столице. Сделав пару кругов в стратосфере над Кантерхорном, "Снегирь" пошёл на космопорт. Вскоре шасси коснулись бетонки и весело зашелестели по ней, когда катер тормозил. Пилот выполнил рулёжку и открыл аппарель, впуская внутрь солнце и свежий воздух.
— Ну, вот и прибыли. Спасибо, что составили нам компанию, филледи,
— Вам спасибо, капитан,
Не имея особого представления, где может быть сейчас Вельвет, Мунлайт потащила подругу к общежитию освобождённых, что так же, размещалось на территории космопорта. Экв никто не стал задерживать или расспрашивать и вскоре они оказались у дверей. В холле висел аромат готовящихся пирожков, на который не завтракавшая с утра Вайолин даже не обратила внимания. Но потом что-то щёлкнуло в фестралке и она направилась в сторону, откуда тянуло выпечкой. Если кто-то возится на кухне, он может знать, где сейчас Кантата. Бегать, как заполошной, по общежитию фестралке уже не хотелось, хотелось узнать, где можно найти подругу как можно скорее.
На кухне обнаружились двое земноэкв, занимавшиеся готовкой. Медовая, с фиолетовой гривой, оторвалась от защипывания пирожков с капустой и помахала гостьям.
— О, привет, эквяши! Я вас тут раньше не видела, ищете кого-то?
— Да! Да, ищем. Не подскажешь, Вельвет Кантата здесь?
— С утра была тут. На втором этаже её комната, третья от лестницы,
— Спасибо!
Не дав сказать ни слова в ответ, Вайолин стартанула как ракета, позабыв обо всём на свете, кроме желания увидеть Вельвет. Пара криков вдогонку не возымела никакого эффекта.

В пару взмахов одолев коридор, рванула вверх по лестнице, помогая себе хватом за перила. Ей повезло, что никто в этот момент не спускался иначе был бы просто утащен за собой, будь это даже морпех в скафандре.
Враз забывшая про всё спокойствие фестралка, ощущая, как сердце готово выпрыгнуть из горла, срывающимся стуком затарабанила в третью от лестницы дверь. И пусть первым из-за неё донеслось возмущённое восклицание, Вайолин была готова расплакаться от счастья, узнав голос.
Плюнув на все приличия, фестралка повернула ручку и рванула дверь на себя, прямо из-под носа у охреневшей от такого Кантаты. Единорожка, уже готовившаяся сказать пару ласковых, сперва на миг застыла, узнав Вайолин. И была почти сбита с ног бросившейся на неё с объятиями фестралкой.
Мунлайт повисла на Кантате, расплакавшись от счастья. Огненный вихрь радости наполнил фестралку, кружа голову и подкашивая ноги, когда она наконец коснулась давно потерянной подруги. Когда наконец вновь обрела ту, что была ближе сестры.
Вельвет стиснула подругу изо всех сил, с трудом веря, что происходящее реально. Пианистка сейчас даже не делала попыток скрыть рыданий счастья, отчаянно прижимая к себе Мунлайт, будто бы боясь, что она может исчезнуть. Кантата отлично помнила прошедшие годы неволи, когда потеря грызла её не ослабевая, и тем радостнее была встреча. Единорожку буквально оглушило счастьем и близостью Мунлайт, весь мир сжался до ощущения её тепла, её реальности. До счастливых рыданий над ухом и объятий нежных кожаных крыльев.
Когда эквы немного выплакались и чуть успокоились, Вельвет потянулась и стёрла со щёк Мунлайт мокрые дорожки.
— Вайли, ты не представляешь, как я рада тебя видеть. Как ты меня нашла?
Фестралочка, с той же нежностью стирая слёзы с мордочки Вельвет, улыбнулась.
— Соседка по общаге слушала запись твоего концерта. Я твои мелодии ни с чем не спутаю, Вельвет. Ну и рванула,
— Вслепую, на одной удаче. Вайли, ты совсем не изменилась. О, как же я рада!
Кантата уткнулась носом в шею Мунлайт и тихонько сопела, не думая отпускать её. Слишком долго единорожка жила с вырванным куском души, чтобы вот так просто отпустить его. Слишком многое у неё отняли, сломав на глазах подругу. И Вельвет просто купалась в том океане облегчения и радости, что принесла с собой Мунлайт.
Вайолин же, усилиями Сомбры забывшая ужасы неволи, но помнившая о потерянной подруге, испытывала не меньшую радость. И для фестралки на место встал украденный фрагмент мира, которым была Вельвет. Мунлайт чувствовала, как заполняется в её душе пропасть, которая раньше саднила ежеминутно, настолько привычно, что фестралка почти свыклась с этой болью и почти перестала замечать. А сейчас эта боль растворилась в объятиях Кантаты.
Харт Паззл, которая осторожно поднялась вслед за подорвавшейся Мунлайт, тихонько закрыла дверь и пошла вниз. Сейчас скрипачку лучше было оставить наедине с вновь обретённой подругой.
Вельвет, поведя ушами в сторону закрывшейся двери, увлекла Мунлайт в сторону застеленной кровати, где села рядом с ней, просто прижимаясь к её плечу. Слишком многое хотелось рассказать и услышать в ответ, слишком сильно Кантата истосковалась по скрипачке, которая сейчас укутывала её крыльями. Единорожку колотила крупная дрожь, настолько сильная, что на ногах бы она не удержалась.
— Фухх, меня аж трясёт… Давно ты тут, Вайли?
— Дня три… Я плохо помню, Сомбра мне и ещё троим разум по кусочкам собирал…
— Чего?!
— Ооо, хоть я и забыла последние шесть лет, мне есть, что тебе рассказать, Вельвет!

И фестралочка поведала охреневшей второй раз за пять минут подруге историю своего вызволения и лечения. Как в память врезался бег по каменистому склону, когда её и Дип Дезайр тащил на себе морпех, а за спиной раздавались очереди а потом и громовой взрыв. Как в тумане прошёл полёт до Кристальной Империи и размещение в тамошнем госпитале. И как восприятие вдруг обрело цельность и чёткость в комнате, где она и ещё трое бывших сломленных сидели напротив поняшного Сомбры, инструктирующего их по поводу дальнейшей жизни с установленным блоком воспоминаний. Маг тогда дал всеобъемлющие объяснения на тему того, что можно, а что нельзя, с охотой отвечая на любые вопросы об этом. Но, когда Айс Крик спросила Сомбру, почему он им помогает, тот лишь поморщился и сказал, что заключил сделку с Каденс, и больше на вопросы о мотивации не отвечал. Но после его работы все пережитые ужасы накрепко забылись, Мунлайт и другие бывшие сломленные помнили только то, что в плену было очень плохо, без связанных с этим «плохо» конкретных образов и эпизодов. Старый маг халтурой не занимался.
Потом была пара дней в общаге, когда Вайолин немножко собирала глаза в кучку и определялась с тем, что делать дальше и куда себя деть, после вызволения из рабства. В планах была сперва хоть какая-нибудь скрипка и игра хотя бы в парке. Мунлайт попросила помочь одного из «опекающих» морпехов, но их куда-то сдёрнули и человек не успел найти инструмент. А потом она услышала запись концерта Вельвет. И рванула, чуть рубашку задом наперёд не надев.
Вельвет, прижимая фестралочку к груди и медленно гладя её по гриве, слушала не перебивая. Рассказанное Мунлайт, с одной стороны, смотрелось фантастически, но с другой, пианистка и сама за последние дни видела и делала то, что бы пару месяцев назад сочла бы невозможным.

Когда Вайолин закончила, Кантата зарылась носом в её макушку и с упоением вдохнула аромат гривы. Чмокнула легонько, вызвав лёгкий смешок.
— Ну, давай и я тебе расскажу, как тут обреталась после освобождения…
Вельвет пересказала фестралочке события последних восьми дней. Как проснулась среди ночи от разрывающего уши шума и вспышек, как оказалась на воздушном корабле и попала в госпиталь, о котором и мечтать не могла, получив обратно магию. Как потихоньку пробовала жить не питая ненависти ко всем окружающим и как ей в том помогла та, кого она раньше считала чуть ли не за мусор. Как бегала стрелять на полигон, как училась писать мелодии на комме, чуть не сломав приборчику мозги в процессе. И как нашла кое-что, чего не ожидала вообще.
— Да ладно? Вельвет, чтобы ты добровольно сошлась с жеребом, пусть и чужим? Да тут реально чудо должно было произойти! Как ты вообще умудрилась?
— Сигарету у него попросила. Ну, и как-то само собой всё дошло до… Ну, ты понимаешь,
— Ха, Вельвет, и ты не изменилась. Твои приключения всё так же начинаются с сигаретки,
Кантата со смехом лизнула Мунлайт в щёку, за что была ухвачена за нос клычками с шутливым рыком. Единорожка счастливо вздохнула, опуская голову на плечо подруги.
— Прости, что сама тебя не отыскала, Вайли... Хорошо, что ты теперь здесь,
— Вельвет, не волнуйся. Как ты вообще могла знать, что я тут окажусь? Ты уже продержалась шасть лет, ты не сдалась. Знаешь, это стоит того, чтобы немножко самой побегать,
Единорожка только благодарно вздохнула, покрепче стискивая Вайолин в объятиях. А потом решительно поднялась с кровати и увлекла подругу за собой.
— Ну, раз уж ты здесь, пойдём знакомиться с нашими лично.
В коридоре им попались Уисп и Глайди. Чувствительная полукровка мгновенно поняла, кто идёт в обнимку с Кантатой, и шепнула пару слов на ушко Грейсфул. Пегасочка приветливо улыбнулась и раскинула крылья для объятий. Мунлайт с большой охотой притянула к себе Грейсфул, тихонько хихикнув. Уисп не долго смогла сопротивляться искушению присоединиться к коллективным объятиям.
Вниз спускались уже вчетвером, и так же застали Харт Паззл, уже разговорившуюся с Бэльми и Ти Лиф. Шоколадная единорожка и тут смогла стать если не душой компании, то мгновенно влиться в коллектив. И то, с каким выражением счастья появилась перед ней Мунлайт, согрело душу тёплой волной.
Четверо прибывших перехватили по чудом уцелевшему пирожку, и пошли дальше по общежитию, знакомить Вайолин. Застать удалось немногих, большинство экв были кто где. Вибрант была в мастерских, Сиарин, Саммер и Лилак летали в погодном патруле. Сильвер всё ещё не вернулась из Мейнхеттена, лишь послала Вельвет смску, предупреждая, что появится не раньше восьми вечера. Фриски и Рокет опять мутили на полигоне что-то пиротехническое под присмотром кого-то из инженеров.
И отсутствовали «опекающие» морпехи, сдёрнутые на выход.
Зато Ти, Орчад, Бэльми и Цитрин были в общежитии. Эквы расположились в холле второго этажа, где было несколько удобных диванчиков, и устроили коллективные посиделки. Эквяши-огородницы ради нового знакомства даже отложили обычные дела и зависли с гостями. Цитрин, корпевшая над одним из первых своих заказов в этом мире, сперва согласилась прийти, но потом залипла. Уисп пришлось чуть ли не за уши оттаскивать от инструментов и заготовки. И теперь ювелир сидела у неё на коленях и показательно дулась, пока Уиллоу извинялась и ласково покусывала её за ушки под сдержанное хихиканье Грейсфул.
Кантата не отпускала от себя Мунлайт, так же не горевшую желанием размыкать объятия. Фестралочка же весьма охотно общалась с новыми знакомыми, обсуждая события последних дней и делясь своими историями. Харт порой дополняла её рассказы и сама находила что-нибудь интеренсое.
Наговорившись всласть, и устроив напоследок для Паззл и Мунлайт коллективные обнимашки, эквы потихоньку разошлись по своим делам. Цитрин порхнула к себе, доделывать брошку, Орчад, Лиф и Бэльми решили, что огорода на сегодня хватит и можно сходить погулять в ботаническом саду города.
Вайолин, Кантата, Харт и Уиллоу с Глайди, недолго думая, решили продолжить в комнате у полукровки и пегаски, чтобы не мешать отдыхать Сильвер по возвращении. Вельвет притащила недопитую прошлым вечером бутылку вина. Бокалов было всего два, так что разливали в простенькие стаканчики, найденные у Уисп в тумбочке. Получейнджлинг была особой компанейской и помимо них вытащила ещё бутылочку. Единорожки прикинули примерную дозу, прикинули своё состояние и решили, что сегодня- можно. Красное вино наполнило простые углепластиковые стаканы с весёлым принтом и беседа потекла дальше, постепенно становясь всё более интимной.
Особенно распалилась Мунлайт, и исскучавшаяся по подруге и настолько отвыкшая от алкоголя, что пара бокалов заставили заблестеть глаза.

Грейсфул сидела под боком у Уисп, обняв ту крылом и неспеша потягивая вино. Пегасочка разговорилась с Харт, то делясь историями труппы, где выступала, из времён до Падения, то наоборот слушала истории без имён, которые рассказывала психолог, от просто забавных, до довольно пикантных. Общество кобылок расслабляло и успокаивало Глайди, спокойно разговаривавшую на темы, которые в иной ситуации были бы довольно трудными. Если вовсе не спровоцировали бы приступ паники.
Мунлайт всё наседала на Вельвет, как та умудрилась поладить со своим ефрейтором. Но на этот вопрос затруднялась ответить даже сама пианистка.

— Я не знаю, Вайли. Просто рядом с людьми вообще, а с Ветровым особенно, по-другому чувствуешь себя. Защищённой. Да, тоже чувствуешь превосходящую силу, но вместе с тем и то, что эта сила всецело на твоей стороне. Что защитит и поддержит,
Грейсфул, до того почти не участвовавшая в обсуждении «личных жеребчиков» и просто млеющая в объятиях Уисп, внесла свою лепту.
— Согласна полностью. Рядом с Марком такие же чувства возникают. Даже у Уиллоу, она мне сама рассказывала!
Полукровка, делая вид оскорблённой в лучших чувствах, фыркнула.
— Глайди! Вот ведь! Ам! За ушки! Ам! Кого-то сейчас! Ам!
Грейсфул брыкалась и пищала от щекотки, пока Усип, наконец, не сочла, что компенсация достаточная. Пегаска же сощурилась и, извернувшись кинулась на Уиллоу, опрокинув ту на спину и запустив пальцы под мышки. Получейнджлинг взвыла от смеха, вяло пытаясь отпихнуть раздухарившуюся Глайди, которая теперь вдобавок ко всему щекотала её ещё и перьями.
Харт Паззл, усмехнувшись возне Грейсфул и Уисп, уже почти икавшей от смеха, вздохнула.
— Вы обе правы, эквяши. С людьми рядом действительно комфортно, даже если они держат дистанцию «чисто рабочие отношения». Даже когда понимаешь, что перед тобой солдат, который десяток карибу голыми руками разорвёт, нет ни капли страха. Я не расспрашивала их специально, но, уверена, дело в их психосилах и ментальном фоне. Интересно, как люди обучаются тренируют такое?
Каната пожала плечами.
— Как приедет Сильвер можешь поспрашивать её, если она будет в настроении. Она мне что-то рассказывала о менталке людей,
— Вельвет, менталка никуда не убежит. Расскажи лучше, как у вас с Ветровым всё прошло в первый раз?
Пианистка одарила скрипачку долгим взглядом, но не смогла устоять перед молящими фиолетовыми очами, которых она не видела шесть лет. Прижав к себе Вайолин, розовогривка тяжко вздохнула.
— Вымогательница мохноухая. В общем, после концерта, запись которого ты слышала, я была слегка на взводе. Ну ладно, не слегка а очень сильно на взводе, первый выход на сцену за шесть лет всё-таки получился,
— Ага, «получился». То-то ты меня просила помочь с бельём. Причём аж классический комплект собра...
В Уисп прилетела подушка, метко пущенная Кантатой. Видя недобрый прищур последней, полукровка подняла руки, капитулируя. Но было поздно. Даже Грейсфул заинтересованно повела ушками при упоминании классического комплекта, а уж мохноушку стало и вовсе не удержать.
— Ве-ельвет. А покажись мне в этом комплекте? Пожалуйста! Ну пожа-алуйста-а!
Кантата даже не стала спорить или вздыхать. Просто чмокнула Мунлайт в нос и вышла за дверь, пообещав «мохноухой вымогательнице» скоро вернуться. Вайолин решила ловить момент, пока единорожка не могла отказать скрипачке в мелких капризах. Харт Паззл, наблюдавшая всё это, сладко потянувшись, усмехнулась.
— А вечер приобретает интересный оборот… Эх, жаль, мне нечем похвалиться. А ведь раньше было…
— Да ладно, Харти? Ты и постельные эскапады?
— Я умею совмещать «хочу» и «надо», Вайли,
По прошествии нескольких минут, вернулась Кантата, но не одна, а в сопровождении Сильвер Рэдианс, тут же радостно зажамканой всеми присутствующими и получившей штрафной бокал вина.
Пианистка же, накинувшая банный халат, встала перед Мунлайт, ухмыляясь во всю мордочку и развязывая пояс.
— Ну, Вайли, только ради тебя… Что скажешь?
Вместе с упавшим на пол халатом упала и челюсть Вайолин, да и не только её. Грейсфул и Харт тоже смотрели на пианистку во все глаза, благо было на что. Сильвер окинула наряд Кантаты оценивающим взглядом и уважительно хмыкнула.
Фестралочка, с трудом контролирующая норовящие расправиться во всю ширь крылья, сглотнула и наконец нашла в себе силы.
— Вот э-э-это да-а! Вельвет, выглядишь в этом сногсшибательно! Ёлки колючие…
Бельё Кантаты успешно справлялось с тем, чтобы делать обладательницу центром внимания. Не важно, кого- ошарашенного и влюблённого морпеха или же компании экв, собравшихся за парой бутылок вина. Даже Глайд попросила разрешения поближе посмотреть и потрогать «вышивку» корсета. И с этого Вельвет мягко перевела внимание на происхождение наряда. Уисп, уже понявшая, куда ветер дует, ухмыльнулась.
— Эквяши, вы будете смеяться. Но всё то роскошество, что на Вельвет надето, сделано в мастерской по ремонту скафандров. Заплатить пришлось даже меньше, чем при заказе через сеть и ждать не нужно,
Рэдианс, обходящая красующуюся Кантату, покачала головой.
— Нет, я слышала, что люди предпочитают универсальное оборудование. Но чтобы и бронескафандры и шикарное бельё на одних и тех же станках? Уиллоу, а не осталось ли у тебя контакта?
— Этот контакт зовут Вибрант Аберрейшен. Так что, как вернётся в общагу- хватай и тряси. Правда, о цене придётся договариваться на месте,
В один момент «звездой» стала уже Уисп к её вящему удовольствию. После выяснения подробностей, как и с какой скоростью можно разжиться чем-то шикарным или попросту милым для ежедневного обихода, посиделки перешли в более спокойное русло. А Кантата накинула халат обратно, впрочем, не запахивая наглухо. Давая своей Мунлайт возможность смотреть и даже трогать.

Продолжение следует...