Повелитель Плоти

Осторожно жёсткое пониво! Если вы чисты душой и мораль для вас не пустой звук, бегите отсюда. Здесь вас не ждет ничего кроме тьмы, боли и невыносимых страданий. Остальных же приглашаю читать дальше. Вечная Тьма собирается и вторгается туда, где её не ждали. Кто встанет на защиту невинности бедных поняшек? Кто остановит злодея и спасёт принцесс? Про него наверняка найдется с десяток тёмных пророчеств, но он об этом ничего не знает. И вообще, у него другие планы…

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Убежать от реальности...

Мы слишком долго убегаем от реальности и не понимаем, когда нужно остановиться.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Сдохни, ананас!

Не стоит угрожать принцессе Луне, даже если ты ананас!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

"Комик-труппа, состоящая из шести пони"

"Комик-труппа, состоящая из шести пони" торжественно клянётся, что не станет обижать принцессу Луну глупыми шутками о её тёмном прошлом.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна ОС - пони Старлайт Глиммер Чейнджлинги

Жёлтые пёрышки

Юная жительница небольшой деревушки получает в свои копыта необычное яйцо. В полном чудес мире Эквестрии такая находка может сулить как сказочные богатства, так и некоторую опасность… но что известно доподлинно — впереди её ждёт незабываемое приключение.

ОС - пони

Мраморное сердце

Кто знает, что может хранить в себе каменное сердечко?

ОС - пони Марбл Пай

Успех и фальшь

Винил Скретч. Богиня от музыки, одна из наиболее популярных пони в Понивилле, Кантерлоте, Мейнхеттене. Желанная гостья на любой вечеринке. Иными словами спортсменка, музыкантша и просто красавица. Однако, она не так счастлива, как казалось бы...

DJ PON-3 ОС - пони

Твай и Диана: Осенние дни

Казалось бы, какая мелочь — слезы Пинки Пай вдруг оказались сладкими. В конце-концов, это же Пинки Пай! Мало ли чего в ней странного. Она же состоит из странностей от носа до кончика хвоста! Так подумали бы, наверное, все... но только не Твайлайт. Единорожка не смогла справиться с любопытством и пошла понимать, в чем тут дело. И никогда бы не поверила, куда ее в конечном счете приведут эти поиски.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Трикси, Великая и Могучая Лира Мод Пай

Из портальной пушки на Луну/Lunacy to the Core

События первых двух серий с точки зрения Луны/Найтмэр Мун и Уитли, личностного ядра из Portal 2

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Эпоха Эрзацев

Добро пожаловать в ближайшее будущее! Будущее, в котором мечты становятся реальностью. Будущее, в котором любой персонаж любого мультсериала может быть материален. Добро пожаловать в Эпоху Эрзацев!

Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз Лира Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
1. Исчезновение

2. Бриллиант в грязи

Несмотря на то, что Твайлайт и Рэрити были знакомы уже продолжительное время, до сих пор они ни разу не виделись лично. Всё их общение сводилось к сухим деловым письмам, где одна запрашивала новую порцию камней, а другая — выставляла за них цену. И, в общем-то, все были довольны: одна получала сытого дракона, а другая — щедрую плату.

Но сегодня все было совершенно иначе. Твайлайт предстояло впервые встретиться с известной швеей, из-за чего она нервничала. Хотя нервничала, возможно, она скорее все-таки из-за того, что на нее была возложена важная миссия. Еще сюда можно прибавить и то, что она до сих пор не придумала, с чего лучше начать с Рэрити разговор. А еще: как к ней правильно обратиться? Как правильно вести себя? Чем больше колдунья спрашивала себя, тем сильнее ей становилось не по себе. Только бы не пришлось делать всё это в одиночку…

Внизу уже виднелся Мэйнхеттен. Высокие бетонные столпы вздымались к небу, тянулись, как будто пытаясь обогнать друг друга. Дороги, улицы, шоссе и перекрестки сплетались в хитрую, сложную, но организованную и поражающую своей выверенностью сеть. Это был самый настоящий муравейник — только жили в нем отнюдь не муравьи.

Спустя несколько минут они приземлились возле особняка. При первом же взгляде на него становилось понятно: Рэрити сколотила немалое состояние, а еще — про скромность она явно не слышала. Особняк был грациозен, как будто подражал своей хозяйке, и размашист, словно какое-нибудь бальное платье. Однако ко всей этой красоте было так просто не подойти: ее окружал высокий старомодный забор. Твайлайт поглядела на ворота, которые, наверно, высотой могли посоревноваться с вездесущими небоскребами, тяжело вздохнула и заметила неподалеку кнопку. Кнопка оказалась звонком. Тут же, как только раздалась короткая трель, с другой стороны ворот возник дворецкий.

— А, — протянул он лишенным эмоций голосом, — знаменитая Твайлайт Спаркл и ее огнедышащий спутник Спайк. Госпожа не предупреждала меня о вашем прибытии.

— У нас к ней очень важное дело! — выпалила колдунья, чувствуя себя как на иголках.

— Как и у всех, — безразлично покивал дворецкий. — Боюсь, госпожа Рэрити не сможет вас сегодня принять. И завтра, вероятно, тоже. Равно как и на этой неделе. Я скажу ей, что у вас имеется дело, но вам придется дождаться своей очереди.

— Не просто дело! А дело государственной важности!

— Вы далеко не первая, от кого я это слышу. Цитирую слова госпожи: «Я не принцесса, чтобы ко мне обращались с подобным». Следуя ее велению, я попрошу вас уйти.

Твайлайт скрипнула зубами. Она не хотела этого делать, но другого выбора у нее не оставалось. Придется напомнить ему про Спайка.

— Иди и скажи ей, — процедила она, теряя терпение. — Или мы сделаем это сами! Думаешь, нас остановит дурацкий заборчик?

— К сожалению, госпожа сейчас в отъезде, — так же спокойно ответил дворецкий.

Твайлайт готова была поклясться, что он специально тянул с этой фразой! Ее терпение лопнуло, но проклятия так и застряли в горле — в спор неожиданно вмешался дракон, молчавший до сего момента:

— Тогда кто сейчас вышел на балкон?

Колдунья всмотрелась вперед и тоже увидела какую-то фигуру с, кажется, лиловой гривой. Больше увидеть она не смогла — картинка вдали была размытой. Впору было задуматься об очках…

Дворецкий тоже бросил взгляд на балкон, затем с нулем эмоций на лице сказал незваным гостям: «Пожалуйста, подождите», и ушел к госпоже. Через минуту он вернулся со словами:

— Следуйте за мной.

К этому времени все недовольство Твайлайт уже куда-то исчезло. Она поняла, что погорячилась и мысленно отругала себя. «Спокойнее… чего разнервничалась? Ну да, выдернули из привычной обстановки и нужно приспосабливаться, но не ругаться же со всеми теперь из-за этого, правильно?»

За забором их встретил роскошный сад с множеством пестрых ухоженных клумб, на которых росли самые разные цветы; многие из них, наверно, были экзотическими и очень дорогими. Познания Твайлайт о цветах заканчивались на ромашках да одуванчиках. Ах да, еще она знала про комнатные кактусы, был у нее один такой, но, оказывается, они любят солнечный свет…

Спайк ступал аккуратно, стараясь ничего не задеть. Колдунья, затаив дыхание, внимательно следила за ним — она уже успела нарисовать себе картину того, как Рэрити стряхивает с нее биты за потоптанные растения. К счастью, все обошлось, и они благополучно добрались до особняка.

— Удачи, Твайлайт, — сказал дракон, усевшись перед крыльцом.

Да уж, удача ей точно понадобится.

Внутри особняк казался как будто еще больше. Все блестело и сверкало чистотой, отчего даже болели глаза; должно быть, прислуга денно и нощно следила, чтобы ни одна пылинка не осквернила собой это дорогущее царство красоты.

Сначала был подъем по широкой лестнице, спустя коридор и поворот дворецкий остановился у двери, на которой висела табличка с каллиграфически аккуратной надписью «Не беспокоить». Отступив в сторону, он вежливо открыл дверь для Твайлайт.

— Спасибо, — тихо поблагодарила она и вошла в комнату.

Последнее, что Твайлайт ожидала увидеть здесь — это беспорядок. Он, конечно, вряд ли мог потягаться с тем, что она учинила у себя дома, но такой резкий контраст все равно удивил ее. Однако приглядевшись, она поняла, что это был несколько иной беспорядок. Его еще называют творческим — и разбросанные повсюду лоскуты ткани, клубки ниток, а также приодетые в незаконченные костюмы и платья манекены — подтверждали догадку.

А потом колдунья увидела ее. Неземной красоты кобылу с изящно завитой гривой, одетую в легкое летнее платье. Твайлайт аж впервые в жизни стало стыдно за свой внешний вид, что выразилось румянцем на щеках. Но Рэрити, похоже, поняла все иначе.

— О, я на всех так действую, leten-ma[1], — усмехнулась она и потрогала локоны копытом, как будто проверяя их пышность. На шее на цепочке у нее висели очки.

«Дорогая»… Твайлайт слышала, что швея обращалась так ко всем, кого мало-мальски знала. Известная каждому фразочка, что составляет часть ее образа.

— Прошу простить моего дворецкого. Он стар, может быть неприятен и очень серьезно относится к своей работе, и именно за последнее я его ценю.

Колдунья была не в своей тарелке, ее потихоньку начинало трясти. Чешуйчатой глыбы за спиной, с которой она чувствовала себя гораздо уверенней, поблизости сейчас не было. Нужно что-то ответить, а не глупо стоять и молчать.

— Ничего, — таки сподобилась Твайлайт, всем сердцем жалея, что сюда пришла. Почему она вообще взялась за это дело? Правильно, найти принцесс — это ее долг, но должен же быть какой-то иной путь! Путь, где не будет этих выматывающих социальных взаимодействий!

— О, leten-ma, ты выглядишь бледной. Kasi vra cie[2]. Пойдем, пойдем скорее!

Она вывела Твайлайт на залитый солнцем балкон. Твайлайт удивилась, увидев Спайка, а потом вспомнила, что балкон находится прямо над парадным входом. Тут же она заметно успокоилась и почувствовала уверенность. Рэрити опять же поняла все по-своему:

— Вижу, свежий воздух подействовал на тебя благоприятно. Это хорошо. Значит, мы можем наконец-то спокойно поговорить. — Она указала на столик с двумя стульями. — Пожалуйста, присаживайся.

Они сели друг напротив друга под ничего не выражающим взглядом Спайка. Швею его присутствие, похоже, нисколько не смущало. Твайлайт это казалось странным. Она ожидала, что Рэрити поведет себя иначе. Хотя, с другой стороны, что она про нее знала? Верно, ничего.

Рэрити стукнула в копыта и рядом с ними, словно из воздуха, в то же мгновение появилась служанка. По всей видимости, вся ее прислуга была наделена этой жутковатой особенностью.

— Холодный чай и закуски, живо! — скомандовала швея. Секунду спустя, однако, она жестом приостановила служанку и посмотрела на колдунью: — Leten, может, у тебя есть какие-то пожелания? Ты моя гостья, ни в чем не стесняйся. — Она бросила взгляд на Спайка: — Ты тоже мой гость, но, боюсь, мне нечего тебе предложить…

— Ничего не нужно, — отрезал дракон. Его интересовал предстоящий разговор, а не еда.

— Тоже ничего не нужно, — вторила Твайлайт. — На самом деле мы скоро уйдем, я лишь хотела кое-что спросить…

— Как и я, как и я! — оживилась Рэрити. — У меня скопилось к тебе столько вопросов, и все их я собираюсь спросить прямо сейчас. Я давно хотела поговорить с тобой — с самого первого присланного тобой письма. Кто же знал, что однажды ты заявишься ко мне вот так, без приглашения — даже без предупреждения! Но знай, я ничуть не сержусь. Наоборот: я рада и вся изнываю от любопытства. Ты такая интересная личность, Твайлайт Спаркл!

«Интересная ли?» — невольно спросила себя колдунья. Напротив, она всегда себя считала довольно заурядной личностью. Ну да, успехи. А убрать их — что останется?

— В общем… — начала Твайлайт, говоря с некоторой опаской, — причиной моего внезапного появления стало одно происшествие… — и замолчала, не зная, сказать ли Рэрити правду о принцессах или пока просто попросить посмотреть камень.

— Дело «государственной важности», да, я помню, но как это относится ко мне? Я ristika[3], Твайлайт, талантливая, известная на весь мир своими творениями, и все же ristika. Может, я и вьюсь в высшем обществе, но куда мне до всех этих государственных дел!

А она любит перечислять свои заслуги, подумала колдунья. И не меньше — использовать старую речь. Прямо какая-то вредная привычка.

— Duparn[4], я увлеклась. Так что ты хотела сказать?

Твайлайт вздохнула. Нет смысла утаивать правду. Всё равно скоро все узнают… если уже не узнали. К тому же, есть вероятность, что Рэрити оскорбится, если не ввести ее в суть дела, просто показать камень и попросить помощи. Так и представляется ее реакция: «Я работаю с настоящими драгоценностями, а не с грязью! Убери от меня эту гадость!»

— Принцессы исчезли, — сказала колдунья.

— О, — равнодушно отреагировала швея.

— Ты нисколько не удивлена?

— Полагаю, что нет.

— Неужели тебе все равно? — Твайлайт даже слегка подалась вперед.

— Ты абсолютно права, leten-ma, мне нет до них никакого дела. Да и должно ли быть? Вот то, что заказов у меня в текущем месяце больше, чем я смогу осилить — это да, это меня беспокоит. Но принцессы? От их исчезновения в моей жизни ничего не поменяется. Спрос на мои творения не исчезнет.

Рэрити обворожительно улыбнулась, как будто в ее словах не было ничего такого. Издевается, подумала Твайлайт.

— Enoved anme vas-mi[5]: что тебя побудило прилететь именно ко мне? Разве я похожа на ту, кто поможет тебе?

Твайлайт нырнула копытом в карман и достала камень.

— Ты хорошо разбираешься в подобных вещах, — сказала она.

Впервые на лице Рэрити промелькнуло нечто, похожее на недовольство или, скорее, отвращение.

— Duparn-mi, это какая-то шутка? — посмотрела она на Твайлайт, которая была ничуть не удивлена ее реакции. — Я разбираюсь в драгоценных камнях, но не в этом. Тебе стоит поискать кого-то другого.

— Думаешь, я не в своем уме? — фыркнула колдунья. — Подобрала с улицы и притащила сюда? Его нашли в покоях у принцессы Селестии. В шкатулке. Поэтому я хочу, чтобы ты посмотрела на него своим натренированным взглядом и сказала мне точно, заслуживает ли эта находка внимания или нет.

— М-м, — протянула Рэрити, глядя на камень; ей в голову пришла замечательная мысль, и она поспешила ею поделиться: — Если я выполню твою просьбу, тебя ничего здесь удерживать не будет. Rois on do[6]. Я ведь ни о чем еще тебя спросить не успела! Как насчет небольшого обмена? Ты пока что погостишь у меня, мы узнаем друг друга получше, а затем я помогу тебе с твоей проблемой! Что думаешь?

— Но мне нельзя терять время! — возразила Твайлайт. — Это важно!.. Целая страна… а ты!

Рэрити вновь улыбнулась и спокойно ответила:

— Тогда скорее соглашайся, а не спорь.

Будь Твайлайт драконом, она бы выпустила пар через ноздри. На деле же получился громкий фырк.

— Знаешь, — продолжала Рэрити, — ведь я отложила в сторону столько дел ради того, чтобы, наконец, поговорить с тобой, leten.

Это снисходительное обращение уже сидело у Твайлайт в печенках. Ей нечем было возразить. Она хотела вежливо напомнить Рэрити про огнедышащего спутника, который, пусть и молча, но наблюдал за ними и как бы тоже был участником разговора, но поняла, что так лучше не делать. За такой выпад швея запросто может оставить ее без камней — и чем тогда кормить Спайка?

В итоге все ее возмущение и нежелание уступать вылилось в следующее:

— Ты можешь перестать постоянно перепрыгивать на старую речь? — выдала она раздраженно. — Я в Кантерлоте не слышала столько, сколько от тебя. Даже принцессы не прибегают к ней так часто, хотя им позволительно!

Рэрити удивленно заморгала.

— Прошу меня простить, я думала, ты понимаешь меня.

— Rensak mi[7]. Но это первый и последний раз, когда ты слышишь меня, говорящей на старой речи. — Твайлайт скрестила ноги на груди и надула щеки, словно маленькая кобылка.

— Чем же вызвана эта неприязнь, позволь спросить?

— Это имеет большое значение?

— Конечно! Я хочу знать, почему должна говорить как жительница какого-нибудь Понивилля или еще какой деревни.

— Меня раздражает. Когда я слышу старую речь, у меня сразу возникает ассоциация с кантерлотскими обитателями, среди которых, похоже, хоть сколько-то нормальных пони вообще нет.

— А какие это «нормальные»? — Рэрити чуть наклонила голову вбок.

— Такие, — терпеливо объясняла Твайлайт, — что не посмотрят на тебя как на букашку, недостойную их внимания. Хотя сами из себя они при этом ничего не представляют. Та же самая букашка интереснее, чем всё их глупое существование. Все, все поголовно такие!

— Полагаю, я тоже попадаю в эту группу аристократических пони, на которых у тебя стойкая аллергия? — с любопытством в глазах спросила Рэрити. Она подперла подбородок копытами, упершись локтями в стол, и похлопала ресницами.

— Не знаю, — пожала плечами колдунья. — Я еще не определилась.

— Вот как… Но знаешь, я в общем-то согласна с тобой. Все действительно так, как ты сказала.

Твайлайт недоверчиво посмотрела на швею. Слова Рэрити прозвучали так, будто она специально встала на ее сторону, желая расположить к себе.

— Ты не веришь мне?

— Нет. Цитирую тебя: «Почему я должна говорить как жительница какой-нибудь деревни?» Ты сказала это с очевидным пренебрежением. Знаешь что? Я из деревни. Я прожила там четырнадцать лет, пока принцессы не забрали меня учиться в Кантерлот.

Рэрити вдруг залилась звонким смехом. Остановившись, она сказала:

— Прости, но это просто до невозможности забавно. Ведь я тоже, тоже из принцессами забытого места!

— Ты-то? — пуще нахмурилась колдунья.

— Троттингем, слышала когда-нибудь про такой поселочек на севере?

— Не верю.

— Но так и есть. — Швея негромко прочистила горло. — Мне всегда нравился высший свет и всеобщее внимание, но ничего этого не было бы, не копайся я буквально в — прости, противно даже говорить это слово вслух! — undro[8] ради своих первых платьев. Оказывается, среди глины и мокрого песка может таиться нечто по-настоящему прекрасное, если как следует поискать. К счастью, больше мне никогда в жизни не придется снова замарать копыта — теперь это делают за меня другие, тогда как я полностью сконцентрирована на шитье.

Она сказала это с гордостью, даже с некой высокопарностью и поглядела на Твайлайт как-то странно, как будто ожидала услышать одобрение или увидеть хотя бы согласный кивок.

— Что ж, могу тебя только поздравить, — буркнула Твайлайт. — Хотя как по мне, в твоей жизни ничего не поменялось.

— Прости? — Рэрити вопросительно приподняла бровь. — А как же этот особняк? Как же моя известность? Да меня знает даже тот, кто не носил ничего красивее резиновых сапог! Перед тобой сидит законодательница мод! Каждый в этой стране одевается в мою одежду!

— И ты по-прежнему, как ты выразилась, «копаешься в грязи».

Недоумение исчезло с лица Рэрити почти сразу:

— Ах, ты об этом. Знаешь, прежде я не смотрела на свою жизнь с такой стороны… — задумчиво проговорила она.

Тут пришли слуги; «Давно пора!» — обрадовалась хозяйка. Они поставили на стол различные закуски и наполненный доверху пузатый графин. Пока из него по прозрачным стаканам разливали чай, колдунья ужаснулась многообразию непонятных столовых приборов, что аккуратно положили перед ней. Она стала спешно вспоминать уроки этикета, которые давала ей принцесса Селестия, но, ничего не вызвав в памяти, благополучно плюнула — в конце концов, она ведь не на балу.

Когда слуги ушли, Рэрити сказала:

— Так на чем мы остановились?

Твайлайт коротко пожала плечами, надеясь, что Рэрити потеряет нить разговора и переключится на что-то другое.

— Да, точно, — вспомнила швея, — я не собираюсь тебя переубеждать, будто аристократия вовсе не такая, какой ты ее представляешь, по крайней мере, не все пони, принадлежащие к этому сословию, такие

— И все же твои слова звучат сейчас так, будто ты пытаешься доказать мне обратное.

Рэрити насупила носик из-за того, что ее беспардонно перебили, не дав закончить мысль. Она магией подхватила с блюдечка какое-то миниатюрное произведение искусства из фруктов и элегантно отправила его себе в рот.

— В общем, ты намекаешь на себя, я поняла, — добавила Твайлайт. — Это стало понятно еще с того момента, когда ты начала рассказывать про свои начинания. Вот только зачем? Что мне с того?

— «Зачем»? — искренне изумилась Рэрити. — Дорогая, разве ты не заметила? Мы с тобой очень и очень похожи.

— Мы-то? — с сомнением переспросила колдунья. — Ни разу.

— Нет-нет, похожи! Мы две простые пони, что достигли вершин благодаря таланту и труду.

— Ладно, — закатила глаза Твайлайт, — но на этом наши сходства заканчиваются.

— Я хочу сказать, — продолжала Рэрити, как будто не услышав замечания колдуньи, — такие пони, как мы, должны держаться вместе.

— Я пас. Оставим все, как есть. Я продолжу исправно платить тебе, а ты будешь и дальше отправлять мне камни.

— Твайлайт, дорогая, — усмехнулась швея, — сколько мы уже с тобой… м-м, сотрудничаем? Два, нет, — три года? Мы уже большие друзья. У меня много связей, но ты одна из самых ценных. Скажи, разве не этим прекрасна дружба?

— А-ага, — только и могла сказать Твайлайт.

— Как я рада, что ты согласна со мной! Только представь: мы двое на знаменитом балу в Кантерлоте, и все смотря на нас, внимательно слушают нас, сколько новых связей можно построить, сколько… — Рэрити, вырвавшись из объятий сладких грез, резко перескочила с одной мысли на другую: — Нам стоит задуматься о наряде для тебя, Твайлайт. Пусть это будет подарок, все-таки мы уже довольно давно сотрудничаем, а твой наряд еще многократно окупится…

— Не нужен мне никакой наряд, — отрезала Твайлайт.

— Ну не пойдешь же ты в этих лохмотьях!.. — возразила швея.

Колдунью переполнило раздражение:

— Во-первых, я никуда не иду. Никаких балов, никаких званых вечеров, ноги моей там никогда не будет! Во-вторых, это не лохмотья! Это подарок от родителей. И мне наплевать, насколько плохо он выглядит, и что вы все о нем думаете. Я не перестану его носить. А теперь давай поговорим о чем-нибудь другом. Например, о моем камне.

— Мы обсудили не все, что я хотела…

— Ну так давай. Я не собираюсь торчать здесь весь день и выслушивать про свой внешний вид, — откровенно нагло ответила колдунья. Она схватила стакан и сделала большущий глоток. Горло занемело от холодного чая. Твайлайт кашлянула и отставила стакан подальше от себя.

— Прости, — вздохнула Рэрити, — я не хотела задеть тебя. Значит, твоя мантия дорога тебе? На самом деле у меня тоже есть несколько старых платьев, которые и выкинуть жалко, но и не наденешь уже… И да, пожалуй, меня занесло не в ту сторону. Слушай, а давай я сошью тебе точно такую же мантию? Мне просто больно смотреть на тебя…

Раздражение Твайлайт сошло на нет.

— Не знаю. Меня все устраивает.

— Нет-нет. Ты мой постоянный покупатель — будем считать это своеобразной благодарностью. А носить или нет, уже решишь сама.

— И что теперь? Мерки снимать? У меня нет времени.

— Это не потребуется, дорогая. Я сделаю на глаз. А глаз у меня, поверь, наметанный.

Колдунья не стала спорить.

— Позволь вопрос, Твайлайт. Я правильно понимаю: ты покупала самоцветы для дракона? — Рэрити посмотрела на Спайка, но почти тут же вернула взгляд к Твайлайт.

— Ну да, он их ест. А зачем они еще?

— Поначалу я думала, что они нужны тебе для неких магических опытов, но ты просила их все больше и больше… Надо же, я полагала, что у драконов… иной рацион.

— Заблуждение. Как думаешь, почему они живут в горах? Там легче всего достать пропитание. Видела их когти? Они ими горы курочат в поисках всяких драгоценных камней. Да и выдыхаемый ими огонь той же цели служит.

Рэрити снова посмотрела на Спайка, как бы ожидая от него подтверждения. Он не стал ни подтверждать, ни опровергать сказанное Твайлайт. То были лишь ее догадки, и он не собирался разрушать ореол таинственности, окружающий его племя.

— Как ценительница прекрасного я не могу не отметить присущую тебе природную красоту, Спайк. Не сочти за лесть, я говорю от чистого сердца. Нет ничего приятнее для меня, чем отметить чью-то красоту, ведь красивый пони — или дракон — радует своей притягательной внешностью не только себя, но и других.

Спайк не придумал, что сказать на эти слова, потому промолчал. Наверно, ему следовало ответить взаимностью, но он посчитал сию затею глупой и недостойной. К тому же, он не знал, как это делается — у драконов не принято делать комплименты друг другу. Чего говорить, они про слово-то такое не знают.

Рэрити, между тем, продолжала с любопытством рассматривать его:

— Какие могучие крылья… а если их расправить? Наверно, весь город накроет тень, как туча! («Ты преувеличиваешь», — вставила колдунья.) О, а этот крепкий хвост, длинная шея… и гребни вдоль спины… и какая изящная мордашка!

Спайку начинало это надоедать. К счастью, на помощь пришла Твайлайт.

— Отстань ты от него уже.

— Ой, меня снова понесло. Не каждый день видишь настоящего дракона, к тому же так близко.

— Как-то ты запоздало начала восхищаться.

— Ты полностью увлекла мое внимание, дорогая. Я ничего не могла поделать с собой.

— Как скажешь, — очевидно, не поверила колдунья.

— Я позволю себе еще один нескромный вопрос…

— Скромность это вообще не твое, а?

— Пожалуй. Мне любопытно: что вас связывает? Как так вышло, что вы оказались вместе?

Прежде чем Твайлайт успела открыть рот, Спайк ответил:

— Она помогла мне. Я возвращаю долг.

— Большая была проблема, раз ты до сих пор с Твайлайт. Ну ладно, дальше я свой нос не суну, не волнуйтесь.

— И на том спасибо, — сказала колдунья и спросила с нажимом: — Ну, мы закончили с вопросами? Можем мы, наконец, перейти к делу?

Рэрити протяжно вздохнула:

— Это далеко не все, о чем я собиралась спросить, но, похоже, придется отложить остальное на потом, ибо я и вправду начинаю злоупотреблять вопросами. К тому же, уговор есть уговор, а я никогда их не нарушаю. Ну, давай посмотрим на твою вещичку, — она надела очки.

Твайлайт вновь положила на стол камень. Рэрити подхватила его магией и приблизила к глазам. Сощурилась и внимательно изучала его со всех сторон на протяжении нескольких минут. Колдунья молча наблюдала за каждым ее движением, затаив дыхание. Сердце ее колотилось от волнения.

— Странно… — пробормотала Рэрити. — Это всего лишь базальт, но что-то мне в нем не нравится, кажется неправильным, но что — я никак не могу понять… Знаешь, когда ты что-то забыла и у тебя вертится это на уме, но никак не вспоминается — вот у меня сейчас такое же чувство… Говоришь, он был в шкатулке у принцессы?

— Да.

— Ну, это никакая не драгоценность, скажу тебе с абсолютной уверенностью.

— Ага, я заметила. Я могу как-то помочь?

— Возможно, возможно… но прежде я должна кое-что проверить для себя. Пойдем в дом. Спайк, приятно было поговорить с тобой, — Рэрити вежливо кивнула ему. Дракон молча проводил кобыл взглядом.

Когда они оказались внутри, Рэрити села за рабочий стол, сгребла правой ногой нитки и рулоны ткани в сторону, а на освободившееся место левитировала с полки толстенную книгу. «Справочник горных пород» — гласила золотистая надпись на обложке.

— Может, мне нагрело голову, и я что-то путаю… — бормотала она, листая страницы и сверяя картинки с камнем в своем копыте. В таком состоянии она провела больше часа. Всё это время Твайлайт ждала, изнывая от нетерпения и не зная, куда себя деть. Ее пробрала холодная дрожь, когда она поняла, что снова осталась с Рэрити один на один, однако неподвижная тень, виднеющаяся снаружи, присмирила панику. Потом колдунью все подначивало поторопить Рэрити, но она боялась сбить ее с какой-нибудь важной мысли, и потому молчала.

— Не понимаю, — цокнула языком швея. Она резко захлопнула книгу и отпихнула ее в сторону. Подперла щеку копытом и с хмурым взглядом смотрела на камень, плавающий в облачке магии перед глазами. — Ну и задачку ты мне подкинула.

— Что-нибудь узнала? — с надеждой спросила Твайлайт. — Это оказалась совершенно другая порода?..

— Нет, у нас по-прежнему базальт. Сто процентов, что он, никаких сомнений. Однако есть большое «но», которое не дает мне покоя. Все камни — неважно, драгоценные или простые, — имеют определенный цвет, эмоцию или звук. Я ощущаю это, когда прикасаюсь к ним, в них присутствует частичка магии — как и во всем в нашем мире. Но этот камень… он абсолютно пустой. Безжизненный. Лишенный души. Никогда не видела ничего подобного.

— Есть идеи, почему он…

Твайлайт оборвалась на полуслове, когда Рэрити легонько замотала головой.

— Нет. Только отчетливее стало чувство. Как будто я гляжу на пришельца из другого мира.

— Да уж, — нахмурила лоб Твайлайт. — Как такое возможно? В смысле, я про то, что в нем нет даже малейшей частицы магии? Все в мире состоит из магии, это какой-то нонсенс!

— Ты спрашиваешь меня, дорогая? Может, я и отмеченная звездами, как и ты, но я все-таки швея, а не королевский маг.

— Меня не отмечали звезды. Я развила способности сама.

— Так ты настоящий раритет! — в глазах Рэрити загорелся восторг. — История знает лишь двух или трех пони, которые родились без магии, но обрели ее потом, через упорные тренировки…

— Неважно, — перебила Твайлайт. — Вернемся к делу. Ты точно уверена, что в нем нет магии? Может, тебя что-то обмануло, не знаю, все-таки камень хранился у принцессы. Может, она навешала на него какие-то скрывающие заклинания?

— И снова, Твайлайт, ты обращаешься не к той пони. Разве это не твоя область знаний? Конечно, я знакома с несколькими чарами, но с тобой мне совершенно не сравниться.

Пожалуй, Рэрити права. Колдунья тяжело вздохнула. Она уже пытала камень всякими раскрывающими заклинаниями, пока летела в Мэйнхеттен, но он ни на что не поддался. Возможно, она просто искала то, чего не было. Но не попробуешь — не узнаешь, верно? Так вот, она перепробовала весь свой арсенал. Хотя нет, вообще-то в голову только что пришла новая идея… Что если подобраться с другой стороны?

Твайлайт забрала камень у Рэрити и сконцентрировала на нем мысли.

— Что ты делаешь? — полюбопытствовала швея, чуть вытянув шею.

— Ш-ш.

Больше Рэрити не смела нарушать тишину. Она терпеливо дождалась, пока Твайлайт закончит. А закончила та изумленным «Мамочки…» Рэрити тут же встала и быстро подошла к колдунье, которая застыла в задумчивости.

— Дорогая, тебе удалось что-то узнать? Право, мне уже самой любопытно, что с ним не так…

Твайлайт ожила:

— Я попыталась узнать его возраст.

— И…

— Только еще больше запуталась! Такого попросту быть не может!

— Так какой у него все-таки возраст?

— Около трех тысяч лет, Рэрити. Я позже еще перепроверю себя, но не думаю, что я ошиблась.

— Три? Но миру не больше тысячи! Как там говорилось в школьных учебниках… Селестия и Луна спустились с небес, дабы сотворить земли и моря для первых поселенцев…

— Я тоже ничего не понимаю. — Твайлайт раздосадовано фыркнула. — Ни-че-го! В камне нет магии, хотя везде — даже в этом, блин, полу, — она топнула по нему дважды как бы в подтверждение, — магия есть! А еще он старше целого мира! Что это все значит? Что мне делать дальше? Вдруг я вообще занимаюсь какой-то ерундой?

Как все сложно! Как же было хорошо сидеть дома наедине с книгами. От внешнего мира одни только проблемы!

Тут Рэрити посетило озарение:

— Ах, ну конечно же! Твайлайт, дорогая, я все поняла!

Колдунья посмотрела на нее неуверенно.

— В твоем копыте — метеорит. Пришелец, самый натуральный пришелец! Старый и бездушный камешек из космоса!

— Ты ж пять минут назад клялась, что это гранит, — с укором ответила Твайлайт.

— Базальт. И я от своих слов не отказываюсь. Но согласись ведь, что мое предположение звучит крайне правдоподобно!

Пожалуй. Сейчас это самое логичное объяснение его странностям. Но что это дает? Поможет ли найти принцесс? Есть ли смысл и дальше возиться с камнем или лучше отложить его в сторону и поискать другой путь? Ничего непонятно. Но проверить, правда ли это метеорит, лишним все-таки не будет.

«Рэрити всё хвасталась связями, но найдется ли среди них та, что будет хоть немного мне полезна?» — задалась Твайлайт вопросом. В итоге она так и не рискнула спросить, опасаясь, что швея снова предложит обмен, который будет совсем не равноценным.

— Спасибо за помощь, — сказала она. — Мне пора.

— О, Твайлайт, тебе правда стоит уходить? Мы так хорошо проводим время!

И тогда колдунья выдала железный, как она считала, аргумент:

— Ты отложила дела ради меня. Заказчики сожрут тебя, если сорвешь сроки. Не хочу потом чувствовать себя виноватой, — так она сказала, но на самом деле ей было все равно.

И тогда Рэрити ответила:

— Не беспокойся обо мне, всегда можно пожертвовать сном. Будто в первый раз! К тому же, клиенты знают, что для качественной вещи нужно время…

— До свиданья, Рэрити, — отрезала Твайлайт и мысленно взмолилась, чтобы они никогда больше не увиделись. Дело было не в том, что она как-то невзлюбила Рэрити, — ей просто не нужны были новые «связи». Ее вполне устраивало их устоявшееся общение через письма — если это, конечно, можно назвать общением, — и она не видела никакого смысла что-либо менять. Она яростно отстаивала свою привычную жизнь.

Твайлайт вышла на балкон, однако швея не собиралась так легко отставать.

— Я жду повторного твоего визита, — заявила она, слегка повысив тон, как будто надеясь тем самым затормозить Твайлайт. — Отказ не принимается! — ее голос смягчился: — В следующий раз мы поговорим нормально! И ты тоже спрашивай меня — обо всем, что придет в голову, не стесняйся!

Колдунья не стала уж говорить, что не испытывает взаимного интереса к ее персоне. Она телепортировалась к Спайку на спину.

— Куда летим? — повернул он к ней голову.

— Подальше отсюда.

Несколько мощных взмахов крыльев — и особняк остался далеко внизу.

Когда дракон исчез за горизонтом, Рэрити по-прежнему смотрела в вечернее небо с разочарованным взглядом.

— Молодец, Рэрити, — вздохнула она. — Упустила такой шанс! Что я сделала неправильно? Разве она не понимает, сколько плюсов сулит наше партнерство? Мы можем стать замечательными друзьями, но она как будто нарочно не замечает моих попыток… Ничего, я еще добьюсь своего. Вот увидишь, Твайлайт, что ты не права!

моя дорогая

Здесь вправду душно

швея

Извини

У меня снова вопрос

Так не пойдет

Я понимаю

грязь

Продолжение следует...