Дневники Селестии

Это дневник принцессы Селестии, в котором она расскажет как стала такой, какой мы её видим в сериале, расскажет почему она поступала так, а не иначе, расскажет всю свою жизнь от рождения и до самой смерти...Обложка

Принцесса Селестия Другие пони

Куриная богиня

Маясь от безделья и в надежде получить кьютимарку, Скуталу решает помочь Флаттершай присмотреть за животными. Но дела идут не по плану, когда курицы при виде Скуталу решают, что она их богиня...

Флаттершай Скуталу Другие пони

Понивильский террор 3: Машина для пони

Прошло ещё 5 лет после событий предыдущего фанфика. Понивильцы снова в опасности. Но на этот раз им будет противостоять "Радужная Корпорация" От Автора: (Фанфик не мой но перевод вот )

Рэйнбоу Дэш Скуталу Дерпи Хувз Другие пони Бабс Сид

Линия горизонта

Небольшой рассказ о зарождении особых отношений между Рэйнбоу Дэш и Биг Маком.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Биг Макинтош

Half-Life: Эквестрия

Что, если бы вместо переезда в Понивилль, Твайлайт покинула Кантерлот, чтобы работать в научно-исследовательском центре Пони Меза? Что, если бы вместо того, чтобы бороться с Найтмер Мун, она бы боролась против Каскадного Резонанса? И что, если бы вместо того, чтобы встретить своих друзей на подготовке к празднику летнего солнцестояния, она бы встретила их впоследствии этого Каскадного Резонанса? Это история о Твайлайт Спаркл, которая берет на себя роль всем известного Гордона Фримена из оригинального Half-Life, и друзьях, которых она встретит на своем пути.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Спайк Другие пони

Тысяча оглушающих слов

Твайлайт не знала что и сказать. На словах всё казалось таким лёгким: попросту не думать о вещах, которые делают тебе больно, — но эти мысли были всем, что у неё оставалось. Мысли — единственное, что было её собственностью, к счастью или сожалению.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Луна

Пастушка принцессы

Принцесса Фларри Харт влюбляется в одного жеребца и решается на рискованную авантюру, чтобы встретиться с ним. Для этого ей потребуется всего лишь одна служанка, её одежда и собственный клон. Что же может пойти не так?..

ОС - пони Флари Харт Санбёрст

Впервые

Ни приключений, ни магии.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Властелин Талисмана. Начало.

Катастрофа неизбежна. Из-за алчности людей Земля умирает. Вода и атмосфера загрязняются. И это лишь часть проблем. Люди понимают, что нужно что-то решать и вскоре находят планету, где есть всё необходимое для спасения. Студент, который не по своей воле оказывается втянут в это, также принимает участие в спасательной операции. Но всё ли так просто? Талисман на его шее недавно стал светиться, будто живой, а на базе стали пропадать люди. Это проделки кровожадных существ, коих величают «пони»?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки Шайнинг Армор

Не так далеко, как кажется

Твайлайт прогуливалась по лесу рядом с Кантерлотом, чтобы развеяться, но ей помешал один маленький озорной феникс, решивший покидать ей в голову скорлупой грецких орехов. Один очень знакомый маленький озорной феникс.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Автор рисунка: BonesWolbach

Эпплджек и Эпплблум, ежась от изредка капающих сверху холодных острых капель, сидели под кроной раскидистой яблони и пережидали непонятно откуда взявшийся проливной дождь.

— Вот Радуга! — ругалась старшая сестра. — Вот пони! Обещала же, бездельница, что все уберет! Обещала, что сегодня будет ясный день! И на тебе, пожалуйста — льет как из ведра!

— Может, у нее были какие-то другие важные дела? — прижимаясь к теплому сестринскому боку, спросила Эпплблум. — Может, она просто не успела?

— Да какие у Радуги могут быть важные дела?! — взъелась Эпплджек. — У нее есть только одно важное дело — разгонять тучи в небе над Понивиллем, чтобы не было осадков тогда, когда они не нужны! А что получилось? Смотри! Еще десять минут такого дождя — и все яблони в низине будут стоять в лужах! А мы только избавились от яблочной гнили!

Эпплблум решила больше не возражать сестре. Яблочная гниль действительно была большой напастью.

— Да еще мало того — у нас стоит вся работа! — продолжала ругаться оранжевая пони. — Мы должны поставить восемь тележек яблок Филси Ричу до завтра! А не собрали еще ни одной!

— Но, — решила все-таки сказать младшая сестра, — до завтра долго. А дождь же не будет идти весь день, верно?

Эпплджек посмотрела на небо, заволоченное синими тучами.

— Я очень на это надеюсь! Потому что если это будет не так, кое-кто очень сильно пожалеет!

Они обе молчали, слушая, как капли дождя стучат по листьям яблонь и по тачке неподалеку, которую Эпплджек в начале дождя предусмотрительно перевернула вверх дном.

— А ты говорила, что мама любила дождь, — сказала вдруг Эпплблум. — Ты даже рассказывала, что она танцевала под ним когда-то, а ты была маленькая и когда увидела это — засмеялась.

Эпплджек чуть-чуть запунцовела, вспомнив эту историю. Это было словно вчера… а сколько прошло лет с тех пор?

— Да… было такое, — ответила она. — Мне было гораздо меньше лет, чем тебе сейчас. Я была глупая, ничего не понимала. Папа осек меня, когда я стала тогда смеяться, взял к себе на спину, и мы пошли в сад, к маме. Он танцевал с ней, а я сидела у него на спине, глупая, мокрая, и только хлопала глазами от удивления. Дождь был теплый, даже приятный, не такой, как сейчас…

— А почему они танцевали?

— Воспоминания, Эпплблум. Воспоминания… — Старшая сестра вздохнула, но продолжила с улыбкой: — В медовый месяц наши родители поехали к тете и дяде Оранж в Мэйнхеттен. Они жили там где-то неделю, и как-то раз попали под дождь. Шли из какого-то модного бутика, решив приодеться там по последней моде — и тут дождь, просто ливень, даже сильнее, чем сейчас, наверно. Погодные пегасы не справились с графиком, или что-то такое — они так и не узнали. Все пони на улице побежали под крыши, мама с папой тоже, но дождь был такой силы, что они в одно мгновение насквозь промокли в своих модных нарядах. Добежав до толпы, стоящей под каким-то навесом, они поняли, что не хотят втискиваться туда, к тому же, наряды и так были безнадежно испорчены дождем и грязью. Ты представь — только вышли из магазина, и тут такое! Они посмотрели друг на друга, рассмеялись и, не сговариваясь, начали танцевать, прямо у этого навеса, под ливнем. Наш старый понивилльский контрданс, которому их учила бабуля. Они танцевали и танцевали, все смотрели на них, наверно, как на сумасшедших. Но они были настолько счастливы, что не замечали ничего — ни этого дождя, ни удивленных взглядов пони. Они танцевали — и весь мир был их. Весь мир был для них одной большой сценой.

Эпплджек замолчала, чувствуя, как по щеке у нее катится шальная слезинка. Она смахнула ее языком.

— Жалко, что мы этого не видели. Наверно, это было и правда забавно, — сказала Эпплблум, смотря, как капли стучат по дну тачки, превращаясь в брызги.

— Я думаю, это было красиво. Только представь — двое танцующих под дождем пони, на глазах у сотен других… Жаль, что там, наверно, не было никакого театрального режиссера, а то он непременно пригласил бы маму с папой выступить в каком-нибудь мюзикле! Ведь мама еще и пела хорошо. Да и папа тоже. У нас с Большим Маки их талант. Да и ты неплохо пела на прошлом сестринском фестивале, малыш. — Эпплджек потрепала младшую сестренку по красной гриве. Такой же красной, как у ее отца.

— Я знаю, что хорошо пою. Не так хорошо, как Свити Бель, но лучше, чем Скуталу, это точно. Она горланит так, что воробьи падают с веток. — Эпплблум посмотрела вперед. — Эй, Джеки, кажется, дождь кончается. Я же говорила, что он долго не продлится. Пойдем, поднимем вместе тачку?

Она встала с места и пошла вперед, не боясь промокнуть в маленьких лужицах в траве.

— Ты идешь? — спросила она недоумевающе, обернувшись и видя, как ее сестра, задумавшись, с грустной улыбкой на мордочке, смотрит ей вслед.

— Иду, малыш. — Она поднялась тоже. — Давай поднимем тачку. — Она наступила в лужу копытом и брезгливо поморщилась — вода была холодной, словно растаявший снег. — И пусть эта драная радужная грива не думает, что если я сейчас расчувствовалась из-за воспоминаний о родителях, ее ждет меньшая трепка за этот дурацкий ливень!..

Эпплблум засмеялась, уже держась копытцами за боковину тачки.

— Ну, прости Радугу, — улыбаясь, сказала она. — Она — хорошая пони. Просто забыла… или, может, уснула. Ты же ее знаешь. И к тому же, смотри, благодаря дождю ты рассказала мне еще одну хорошую историю про папу с мамой. Я прям почувствовала, что они рядом…

Эпплджек почувствовала, как новая слезинка катится по ее щеке. А может, это просто дождь?

— Они всегда будут рядом с нами, сестренка, — ответила она, а потом, сбросив остатки сентиментальности, воскликнула, приподняв голову, словно радужная пони лежала сейчас на облаке над ней и могла ее слышать. — На этот раз я тебя прощаю, Радуга! Но это был в самый последний раз, учти!

Эпплблум снова засмеялась. Не будем скрывать — посмотреть на то, как треплют радужную гриву, она хотела бы не меньше, чем на тот танец мамы с папой под мэйнхеттенским ливнем. Но еще не вечер. Кто знает, что Дэш успеет выкинуть до конца дня?

Комментарии (2)

+2

Мило, очень. Немножко грустно, но всё равно мило

Docfu
#1
+1

Хорошо написано. Понравилось

Oil In Heat
Oil In Heat
#2
Авторизуйтесь для отправки комментария.