Fallout Equestria: Наука и Боль

Удивительно, как скоро существовавшие пони становятся легендой пустошей, которую передают из уст в уста уставшие путники в барах и салунах. Все знают дарительницу света, слышали про кобылу охраницу, кобылку с розовыми глазками застрявшую во времени, но одна легенда рассказывается намного реже других. Слышали ли вы о Призраке? Пони чьё имя до сих пор вспоминают с ужасом все, кто ступился на тёмный путь. Интересно? Тогда у меня есть для вас его Пип-Бак, где история записана из первых уст...

Другие пони ОС - пони

Юноша в саду

17 сентября 1862 года стало самым кровавым днём в истории Америки. Именно тогда во время Гражданской войны США состоялось сражение между федеральной армией и силами Конфедерации возле реки Энтитем-Крик, что рядом с городом Шарпсбург, штат Мэриленд. А вчера Флаттершай напевала что-то весёлое себе под нос, поливая сад. И эти события связаны между собой.

Флаттершай Энджел Человеки

Почему?

Я прожила всю свою жизнь среди льдов на полюсе со своим стадом. Я мало представляла себе мир за пределами границ льдов, и как кобылку меня это вполне устраивало. Но однажды приплыли стальные киты, и на своих спинах они несли существ, чем-то похожих на меня, но совершенно других. Пока я плавала в море, они ходили по льдинам и летали по воздуху. И все же они напоминали мне мой вид, такой любопытный, такой эмоциональный и такой же уникальный. Эти существа не привыкли сдаваться, и там, где они не понимали, они стремились учиться с глупым упрямством. Там, где они бродили далеко от дома, они протягивали свои копыта в знак дружбы с теми, кого даже не могли понять. Но однажды, все круто изменилось, когда они начали нападать друг на друга, и сражаться с дикой жестокостью, которая пугала меня. В момент, когда я крепко прижимала к себе дорогого друга, и слабое дыхание вырывалось из его рта, я хотел знать только одно. Почему?

Другие пони

Герой

Как Эквестрия героя призывала, дабы он со злом страшным сразился, да победил славно.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Осколки Эквестрии

Эквестрия проживает восемнадцатый век от Исхода. В целом все не так уж плохо. Анмар держится в сторонке и разве что изредка снабжает Эквестрию артефактами. И слава Искре: от рогатых, как известно, добра не дождешься, особенно от диких, благо тех Анмар все же отлавливает. Конечно, остаются сектанты, искренне верующие в возвращение "Принцесс", но на то, помимо анмарских разведчиков Внутренней Стражи, есть наш родной Департамент - он спуска смутьянам не даст. И сказки о том, что пегасы могут ходить по облакам - всего лишь сказки, которые просвещенному пони в наше время лучше забыть. По крайней мере, в Альвенгарде: мы здесь не любим истории о магии. Идите расскажите это в Церкви Искры, если уж так уперлись. А что до Нижнего Города... Альвенгард готов терпеть его до тех пор, пока они не переступили черту. Рано или поздно Департамент выжжет заразу с корнем. Выжжет, можете не сомневаться. Я вижу на вашем лице сомнение? Ах, мне показалось? Что ж, вы можете идти. ПОКА можете идти.

ОС - пони Дискорд Кризалис Чейнджлинги

Никогда

Ненависть и любовь причудливо мешаются в душе Луны, заставляя её превратиться в ту, что не знает пощады и хочет ввергнуть всю Эквестрию в вечный мрак – Найтмер Мун.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Ночь страха

Небольшая зарисовка событий предшествующих событиям эпизода Luna Eclipsed (2-й сезон 4 серия)

Принцесса Селестия Принцесса Луна

О чем лучше не знать

Твайлайт открывает, что с помощью зеркального портала можно заглядывать в другие миры. Но понравится ли ей и ее подругам то, что они там увидят?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Созвездие Лопаты

Посвящено небезызвестной среди нас пони-игре от кампании Геймлофт XD Шуточное посвящение и не очень шуточное повествование, тащемта... :)

ОС - пони

Кошмар

Что, если бы события тысячелетней давности пошли бы... немного по-другому?

Принцесса Селестия Найтмэр Мун

S03E05

Высокие технологии в мире магии

13.11.2021

Я лежал на мягкой кровати и наслаждался последними минутами сна, что как известно, самые сладкие в это время. Ты находишься в этакой полудрёме, досматриваешь последний сон, можешь даже управлять им немного, прекрасно осознавая, что это сон. Тебе тепло и уютно в отличие от промозглой внешней среды, которая распространяется сразу за барьером тёплого одеяла. В общем-то, как и ожидалось от помещения, расположенного в холодном замке — тут было сыро и промозгло. И как только местные маги тут живут? А ученики? Вот как они учатся в таких условиях? Бедные дети!

Вставать в таких условиях мне совершенно не хотелось, так что я даже и не пытался. Снилось мне что-то приятное, вроде бы, что-то из еды, но я так и не понял, что именно. Просто нос щекотал приятный запах чего-то то ли жареного, то ли копчёного, с дымком, а рот заполняла невольно набежавшая слюна. Потом, правда, в нос проник запах палёной шерсти и ещё чего-то такого же мерзкого. Этот запах становился всё сильнее, всё назойливее. Наконец, запах стал таким сильным, что мне просто невозможно стало находиться рядом — это уже был не запах, а вонь! Вонь палёной шерсти не давала мне дышать!

Стягиваю с головы одеяло, открываю один глаз и… вижу перед собой пылающую морду рептилии, что одним глазом смотрела на меня, а другим внимательно высматривала что-то в стороне. Заметив, что я смотрю на неё, морда уставилась на меня обоими глазами, а потом… неожиданно заговорщицки подмигнула мне, словно мы оба знали какую-то тайну, неизвестную больше никому, и, широко раскрыв беззубую пасть, громко сказала:

— Ква-а-а-а!

В тот же миг я каким-то невероятным образом очутился на холодном, каменном полу, отбросив тлеющее одеяло в сторону. Ступни, коснувшиеся гранитных плит, неприятно обожгло холодом. А пылающая ящерица, огненной кометой полетела куда-то в угол, в полёте выражая своё недовольство обиженным кваканьем.

— Вот ты где, моя красавица! — с громогласным воплем в комнату влетел гигантский мужик с длинной окладистой бородой-лопатой.

Он подхватил пылающую ящерицу руками, одетыми в огромные кожаные краги покрытые мелкими чешуйками и, похоже, огнеупорные. Бородач поднёс пойманную ящерицу почти к самому своему носу, так что его борода и усы стали закручиваться от жара, и с умильным видом что-то наговаривал истошно квакающей ящерице. Надо сказать, у этого бородача всё было большое — я этому гиганту, грубо говоря, в подмышку дышал, а в ширину уступал вообще чуть ли не в два раза. И это при моём почти двухметровом росте и атлетическом сложении! Не знаю уж сколько я сейчас в плане роста, но когда-то давно, на флоте, мне записали рост в метр девяносто восемь. Так что Хагрид, судя по росту, это не мог быть никто другой, был не меньше двух с половиной метров ростом.

«Повезло ему, что тут высокие потолки», — подумалось мне, когда я наблюдал за тем, как он сюсюкается с этой «горячей штучкой».

— Вы извините, что я ввалился к вам без стука, — обратился ко мне Хагрид, насюсюкавшийся с ящерицей. — Просто я услышал шум и понял, что тут не обошлось без моей радости. И да, я Хагрид, присматриваю тут за живностью.

Он суетливо стянул с руки перчатку, засунул в неё ящерицу, а потом протянул мне голую руку для рукопожатия. Я машинально протянул в ответ свою, с опозданием поняв, что это, в общем-то, довольно плохая идея. Просто лапища великана была раза в два больше моей, и я закономерно опасался за сохранность своей руки. Однако рукопожатие Хагрида было хоть и крепким, но силу свою он контролировал.

— Я что хотел-то, — продолжил он, поглаживая высунувшуюся из перчатки ящерку. — Матильду вот вам принёс, саламандру огненную. Она в камине будет жить и никого не побеспокоит. Зато с ней в комнате будет тепло и сухо. Только её кормить надо, уголька с утра подкидывать. Но с этим и эльфы справятся, так что вам и вовсе никакого беспокойства — одна только польза.

— А чего тогда она… на одеяло-то? — пробормотал я, кивая на пол.

— Познакомиться хотела, — махнул ручищей великан. — Что поделаешь — молодая ещё, и трёхсот лет нет, всё ей любопытно. Но из камина она не вылезет, гарантирую — холодновато ей без огня.


После того, как в моём камине завелась Матильда, в комнате сразу стало тепло и уютно. А ещё я заметил, что мне нравится глядеть, как она резвится в пламени, изредка тихонько поквакивая от удовольствия. Сейчас, находясь в пламени, Матильда уже не казалась мне уродливой, а наоборот — огненная саламандра поражала своей красотой и грацией. Да и голосок её был уже не такой противный. Я даже выяснил, что ей нравится, когда кидал ей кусочек-другой каменного угля. Она такие подарки никогда не игнорировала, тут же ловя их на лету, не давая упасть углю на пол. А когда размалывала его своей беззубой пастью, то выпускала в трубу длинную струю пламени.

Правда, наши с Матильдой развлечения были прерваны визитом ещё одной особы, которая, однако, не стала бесцеремонно вламываться ко мне в комнату, а деликатно постучала, дождавшись разрешения войти.

— Да-да, войдите! — выдал я, и в комнату ко мне впорхнула довольно симпатичная женщина с розоватыми волосами, постриженными в аккуратное каре. Длинные локоны почти полностью скрывали левую половину лица женщины.

— Здравствуйте, — слова гостья произносила чётко, смотря на меня прямо и открыто, ни сколько не смущаясь и не робея. — Я Нимфадора Тонкс-Поттер. И я здесь для того, чтобы объяснить вам, зачем вы здесь.

— Поттер?! — невольный вопрос вырвался совершенно случайно, до того как я успел захлопнуть рот. Наверное, это от того, что я совсем не ожидал увидеть Нимфадору живой. Я не сильно спец по вселенной ГП, но всё же читал, что она погибла вместе со своим мужем во время битвы за Хогвартс. А тут она заявляется совершенно живая, а ещё, судя по фамилии, она имеет какое-то отношение в Гарри Поттеру?

— Да, — кивнула женщина. — Директор Поттер — мой муж.

— Но разве ваш муж не Римус Лю…

— Он погиб много лет назад, закрыл меня собой от смертельного заклинания! — прервала меня женщина, на миг в её глазах сверкнул гнев.

— П-простите, я не хотел напоминать вам об этом, — поклонился я.

Мне стало как-то очень неудобно стоять под взглядом этой красавицы с волевым взглядом. Вся её фигура, поза, говорили о сильном характере женщины.

— Ничего, я не обиделась, — ответила Нимфадора, обозначив улыбку чуть растянув уголки губ. — Я и сама не могу забыть об этом. Вот это напоминает мне о тех событиях, каждый раз, как я подхожу к зеркалу.

Волшебница отвела волосы с левой стороны лица, и я увидел уродливый шрам, похожий на кривую чёрную паутину, обезобразившую щёку женщины. Я невольно охнул, представив какого ей было, когда она получила эту отметину.

— Красота, не правда ли? — усмехнулась она, заметив мою реакцию и возвращая волосы на место. — Так что не беспокойтесь — я на вас не обижена.

Блин! Как-то не задалось наше с ней знакомство. Ладно, замнём эту тему и перейдём к тому, зачем меня сюда притащили. Тем более, что она сама сказала, что она тут именно за этим.