Бриз в крылья

Олимпийские игры в Филидельфии. Главное событие, впервые есть лётная спортивная программа, и лишь от участников зависит её успех и дальнейшее продолжение.

ОС - пони

Дёрг / Twitch

Порой в замке бывает так тихо...

Принцесса Луна

Ночь Согревающего Очага

Ночь Согревающего Очага любит преподносить сюрпризы. Не все из них можно обнаружить под елкой, споткнувшись о них с утреца пораньше, но тем не менее, именно в эту ночь просыпаются забытые силы, дремавшие весь год и готовящиеся к этому мигу… Что будет если почти самые обычные пони встретятся с ними в канун этого замечательного праздника?

Флим Флэм

My Little Pony: Oblivion

3 эпоха, год 433-й. В Имперский город приходит усталый путник. Что он найдёт в этом сосредоточении власти и коррупции, куда приведёт его путь и как это всё связано с одним Безумцем - всё это вы может быть узнаете, если начнёте читать это произведение.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Спитфайр Сорен ОС - пони Дискорд Вандерболты

Fallout : New Canterlot

Война. Прошлые поколения Эквестрии не знали даже значения этого слова. Но сейчас всё изменилось. Магическая радиация, разъедающая этот мир уже многие годы, снизилась до относительно безопасного уровня. Самые дальновидные смотрители убежишь - сумели ухватить момент и открыть тяжёлые двери для своих подопечных. В число таких убежищ входило одно укрытие под номером 30, в которое допускались лишь медицинские работники любых специальностей, рассчитанное на то, что когда мир снова станет безопасным для обитания – они обратят свои знания во благо и обучат будущее поколения своему ремеслу, но судьба распорядилась иначе. Во времена смотрителя Миколы Ред Харт убежище сделало огромный скачок вперёд, в области технологий, что создало потребность обучать подрастающее поколение не только медицине, но и науке. Убежище начало расцветать и расширяться, приобретая новые очертания, так не похожие на стандартную форму всех прочих. Второй переломный момент произошёл во времена не менее выдающегося смотрителя – Персеваля Блу Харт. Он первый осмелился направить экспедицию на поверхность, чтоб снять пробу с «нового мира». Экспедиция превзошла все ожидания. Период распада магической силы завершился, а её отложения, в последствии, смогли стать новой формой энергии, благодаря которой начал своё существование один из первых научно-медицинских центров на пустошах. Персеваль организовал строительство центра прямо над убежищем, при помощи роботов, функционирующих на продуктах распада магической радиации и в считанные годы все обитатели убежища смогли выйти из под земли, чтоб воочию насладиться своим новым домом. Так начала своё существование организация « Пурпурный Крест » а Персеваль стал её первым директором. Спустя два поколения пони – нынешний директор, имя которого не влечёт за собой ни капли смысловой нагрузки – объявил заведение закрытым от посторонних глаз. С его правления прошло уже 10 лет, «Пурпурный Крест» скатился до изготовления энергетического оружия и военной имплантологии, что не смогло не привлечь косые взгляды со стороны ещё одной организации – Братства Стали, которая не скрывала свою неприязнь к «Пурпурному Кресту». И вот, спустя год конфликта, в организации, считавшейся одной из сильнейших, прогремел взрыв, сметая всё величие великолепного сооружения с лица пустоши.Но это не конец нашей истории, а только её начало.

ОС - пони

Малоежка (переработанная версия)

Каденс и Шайнинг Армор опять заняты дипломатическими делами, и кто-то должен присмотреть за Фларри Харт. А кто справится с этим лучше бабушки?

Другие пони Король Сомбра Флари Харт

Йона уметь говорить с животными?

«Эмпатия — это способность видеть глазами другого, слышать ушами другого, чувствовать сердцем другого». Альфред Адлер.

Флаттершай Другие пони

Опустевшее гнездо

Вчера чета Кейков усадила Пампкин и Паунда на поезд — у них первый год в колледже. Вчера был трудный, неимоверно трудный день. А сегодня будет ещё труднее.

Пинки Пай Мистер Кейк Миссис Кейк

Пергамент

Визит в королевство грифонов обернулся трагедией для Эквестрии – был узнан страшный секрет пергамента. Правда, он никогда не был секретом. Да и Эквестрии от этого плохо не стало, но принцесса Луна во чтобы то ни стало решила исправить положение и найти замену варварскому материалу.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

В справочном разделе он будет в безопасности

Выполняя тяжелейшее и опасное задание, Твайлайт и её подруги забрали у зебринского культа, возжелавшего уничтожить весь мир, могущественный артефакт, величайшее творение тёмной магии из когда-либо существовавших: книгу, полную зловещих, исковерканных заклинаний, специально созданных для того, кто осмелится заглянуть под обложку. Итак, что бы вы сделали с книгой о тёмной магии? Если вы Твайлайт Спаркл, то поставите её на полку в своей библиотеке. Ведь только так и следует поступать с книгами. В конце концов, они существуют лишь для того, чтобы их читали.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити

Автор рисунка: aJVL

Мир Сио: О монстрах

Часть 13: Мир Серебристый-86, Кантерлот

Кризалис немало удивили слова Спаркл, навестившей ее вскоре после последней беседы со странными аликорнами. Мягкая аликорна хотела от нее того, чтобы Кризалис отправилась вместе с иномирянами в качестве помощника в путешествие к месту ее собственного рождения. Стража, конечно, ко всему этому прилагалась. Но, в целом, Кризалис не была против: выбраться за пределы дворца и посмотреть на страну, которую она не видела вот уже много столетий, было заманчиво. Так что, аликорна согласилась на предложение Спаркл.
И вот теперь она стояла в окружении шестерки тягло… грузо… мужественных стражников, которым волей-неволей пришлось тащить на себе весь тот багаж, что собрала для нее Спаркл. В общем, Кризалис не понимала что такого нужно для путешествия, что понадобилось аж четверка увесистых чемоданов, попарно перекинутых через спины пары стражников (их собственное барахло несли на своих спинах оставшиеся королевские бесполезности), но да на месте разберется. Главным сейчас был пейзаж. Аликорна очень давно не была на Воздушных Причалах Кантерлота, и, нужно признаться, за это время они очень сильно изменились. Ну, в первую очередь, тем, что теперь находились в совершенно другом месте, вздымаясь над скалой Кантерлота как его новая вершина. Разговорчивый глава тюремщиков Кризалис, видимо, специально подобранный кем-то из мягких аликорн поболтливее, поделился со своей подответственной тем, что старые причалы до сих пор существуют, но принимают лишь прогулочные дирижабли — для новых воздушных судов они слишком малы. На свою память аликорна особенно полагаться не могла, но была вынуждена признать, что нынешние причальные трапы выглядят куда солиднее тех, что она помнила, а воздушные суда, похожие на каких-то плотно сбитых морских животных, а вовсе не на привычные дирижабли, настолько велики, что и она сама, если бы ее кто-нибудь спросил, предпочла держать такие массивные чудеса техники подальше от населенных кварталов. На что стражник, надувшись от гордости, просветил аликорну о том, что новые воздушные суда дирижаблям никакая не родня — держатся в воздухе они благодаря антигравитационных двигателям на основе левиума (Кризалис недоверчиво фыркнула: в ее времена эти ночные кристаллы ни на что, кроме как быть экзотическими украшениями, не годились), а в движение приводятся движениями своих “хвостов”, снабженных источниками артифициального телекинетического импульса. Присмотревшись повнимательнее к странным воздушным кораблям, Кризалис внутренне согласилась со стражем: действительно, отходившее в плавание судно двигало себя осторожными взмахами длинного хвоста, снабженного парой горизонтальных “плавников”, вокруг которых светилась знакомая волшебная аура. Озорства ради, аликорна сотворила заклинание боевого зрения: как и следовало ожидать, машины были полны слабых мест, а пара участков внутри их массивных корпусов прямо светились звездами одновременно уязвимости и огромной опасности. Кризалис подобное сочетание заинтриговало… Но тут вмешался болтливый страж, беспардонно вырвавший аликорну из размышлений очередной своей тирадой. Теперь от Кризалис требовали обратить внимание в противоположную от причалов сторону — туда, где располагались здания вокзала, кафешек, магазинчиков и гостиниц. Черная аликорна недовольно подчинилась этому требованию. Но, как ни удивительно, не была разочарована. В стороне, куда указывал отиратель королевских паркетов, обнаружилось целое поле, вымощенное искусственным камнем и размеченное белой, желтой и красной краской, на котором стояли небольшие, но очень странные машины. Каждая из машин представляла из себя незамкнутую сферу из трех металлических колец, внутри которых была подвешена открытая гондола, передняя часть которой предназначалась для пассажиров, а задняя, похоже, содержала в себе двигающие машину агрегаты. Машины (“гимбалоид” — незванно подсказал мягкий “стражник”) были летающими, что Кризалис видела собственными глазами: в воздухе постоянно присутствовало несколько этих аппаратов, или отправляясь к городу, или заходя на посадку. Летали они, похоже, за счет металлических колец, которые, когда машина начинала свою работу, превращались в мерцающую сферу (магия? или они так быстро вращаются?). И вот это и преподнесло Кризалис неожиданный сюрприз. Сферы гимбалоидов становились полностью прозрачными лишь тогда, когда машина садилась на землю и прекращала свою работу, до этого же ее пассажиры были скрыты от посторонних глаз, представляясь наблюдателю размазанными силуэтами. Так что, то, что пассажирами одной из машин оказались странные аликорны (Харт Стинг и еще двое, ранее незнакомых), стало для Кризалис неожиданностью. Впрочем, им требовалось пройти от посадочной площадки машин-сфер до Кризалис и стражников какое-то расстояние, которое еще и удлинялось нагруженным на всю троицу багажом. Так что, время подготовиться у аликорны было.
— Лейтенант Харт Стинг, приветствую. И ваших спутниц, — чуть склонила голову в приветствии Кризалис, внутренне довольная тем, что опередила и размазню-гвардейца, и самого странного аликорна.
— Мои приветствия, принцесса Кризалис. Мои приветствия, капитан Джентл Спир, — ответил учтивым поклоном подошедший Харт Стинг (Кризалис немало удивилась тому, что аликорн знает имя королевского ничтожества), после чего представил своих спутниц, — Инженер-лидер Синтета Хартстингс. Чаресса Хартплеер Лавнет.
— Мои приветствия, королева, — склонилась в поклоне черная аликорна, представленная Харт Стингом как Хартплеер Лавнет, и выглядящая почти как он сам: такой же аликорн-”перевертыш”, но рыжегривая и женского пола.
Глава стражников в ответ склонился в подобающем поклоне, и, явно спеша успеть хотя бы вперед третьего гостя, произнес уставное приветствие королевских подпирателей дворцовых стен. Кризалис это немного повеселило: видимо, у этого златобронного имелась какая-никакая гордость. Впрочем, оставалась еще и третья иномирянка…
— Здравствуйте. Можете называть меня просто Бедствие. Меня, рано или поздно, все так начинают называть, — совершенно не смутившись выкрутаса стражника, вместо привычного приветствия выдала лишенная крыльев аликорна синей масти, представленная Харт Стингом как Синтета Хартстингс. Судя по ее непосредственному поведению, она была либо глупа, либо, что вероятнее, обладала таким высоким статусом, что и не думала обращать внимание на мелкие выходки всякой пыли.
Подтверждая последнее предположение, следующее обращение Харт Стинга было адресовано как раз синей сородичу.
— Товарищ Синтета, вы продолжаете настаивать на том, чтобы я завершил выполнение моих обязанностей именно здесь? — судя по тону жеребца-аликорна, этот вопрос уже ранее обсуждался и ожидаемого ответа бескрылой он не одобрял.
— Да, — твердо кивнула синешерстная. После чего извиняющеся продолжила, — Мы, промпони, лучше себя чувствуем, когда Безопасность не лезет в наши дела. Вы, кхм… Как бы сказать? Вы мешаете.
— Вполне вас понимаю. Хотя и хочу вам напомнить, что безопасность важна. Особенно в вашем случае, товарищ Синтета, — в ответ разочарованно кивнул Харт Стинг. За чем составил объемистые контейнеры со своей перевязи на землю перед королевскими стражничками, а их главному передал папку из розового пластика, — Мы не считаем, что в этой миссии нашим представителям угрожает какая-то опасность. Тем не менее, формальности должны быть соблюдены. Капитан Джентл Спир, вот бумаги и краткие характеристики — кобылицы Синтета Хартстингс и Хартплеер Лавнет теперь поступают под вашу ответственность. Впрочем, вынужден вас разочаровать: власти над Синтетой Хартстингс у вас нет почти никакой. Как, впрочем, и у меня.
— Наслышан, — королевский бесполезник мрачно взглянул на висящие в телекинетическом свечении документы, потом — на тех, кого только что отдали под его ответственность, и со вздохом забрал папку с бумагами. Синяя же аликорна, услышав слова сородича, наоборот, вся просияла.
— Подождите, Пакостницы, что, никакими особыми полномочиями вас не снабдили? — судя по заблестевшим глазам мягкой иномирянки, та уже задумала что-то, что очень не понравится тому, кто только что взял за нее ответственность. Видимо, предложение называть ее “Бедствие” строилось не на песке.
— Синт, я Майнд обо всем нажалуюсь — она тебя вместо пирожного съест, — намекающе проворковала черная аликорна, до этого тихо стоявшая в тени сородича-жеребца.
Синяя аликорна недовольно насупилась, — Харт, вот почему?!..
— Потому, что про тебя уже и в Серебристом-86 знают, — подпустив в голосе выверенную долю недовольства, шагнула в сторону королевских стражничков черная аликорна, четко давая понять товарке, что пора заканчивать бесполезные пререкания и возвращаться к путешествию, — Лейтенант Стинг, спасибо вам, что сопровождали нас. Удачи вам и любви!
— До свидания, — подозрительно быстро вернула себе хорошее расположение духа синяя аликорна, и тут же пристроилась под бок к черной сородичу, — Меня не теряйте — я по техническим палубам скайцета полажу. Интересно же.
— Никаких технических палуб! — от слов бескрылой иномирянки лицо Харт Стинга тут же перекосило, — Синтета, за вас пони отвечают!
— То есть, Пакостницы решили меня совестью ограничить… Аликорны хитрые, — скривила мордочку синяя, но тут же снова повеселела, — Идемте уже: чем быстрее отправимся — тем быстрее прибудем. А там нас дело ждет.
— Глаз с нее не спускайте! — напутствовал, видимо, сразу всех Харт Стинг, теперь пребывавший не в лучшем расположении духа.
На этом Кризалис рассталась с черным знакомцем: королевские стражники, увлекая с собой и ее саму, и ее новых спутниц, двинулись к одному из причалов, к которому был пришвартован механический левиафан, а Харт Стинг остался на месте, напряженно смотря вслед синей аликорне.

— Королева, извините за это представление, но с моей сотабунницей иначе нельзя, — через минуту прервала молчание черная аликорна, шагавшая рядом с Кризалис (ее синяя товарка в ответ недовольно фыркнула). После чего обратилась уже к королевскому стражничку, — Уважаемый кольт Джентл Спир, я знаю, что у вас много своих обязанностей — я пригляжу за Синтетой. Тем более, что вас она, все равно, слушать не будет: наши чумазики никого не слушают без официальной бумажки.
— Это было бы очень любезно с вашей стороны, — с явным облегчением ответил королевский бесполезник, — Вы не могли бы сказать мне, какие каюты занимаете? Все-таки, раз теперь я и за вас отвечают, мне придется хотя бы один раз прийти с проверкой.
— Каюту. Двенадцатую по палубе А. Специально подальше от машинного отделения! — недовольно проворчала синяя аликорна, с тоской глядя на висящие в небе порта небесные суда.
— Понятно, — кивнул златобронный, — Вы, наверняка, уже знаете, но для порядка: мы располагаемся в каютах двенадцать, тринадцать и четырнадцать по палубе Б.
— Мы с удовольствием навестим королеву. Если вы позволите, конечно, — улыбнулась стражничку черная аликорна, — Путешествие, конечно, не предполагается долгим, но, думаю, укоротить его дружеской болтовней и чаем будет не так уж и плохо.
— Это решать конвоируемой, — хмыкнул полицай-ея-фиолетового-еличества, — Мне, в общем-то, совершенно все равно где и с кем стеречь подконвойную.
— Королева, вы не против небольшого полуденного чаепития на верхней палубе? — черная аликорна вопросительно взглянула на Кризалис.
— Если это приглашение, то я его принимаю, — утверждающе кивнула Кризалис, в целом, бывшая отнюдь не против сделать это путешествие в гости к своему прошлому чуточку поприятней.
— Давайте, лучше на прогулочной! — влезла что-то задумавшая синяя.
— Синтета, нет! Никакой прогулочной палубы! Никаких попыток убежать на технические палубы! Ты будешь вместе с нами, и никаких отговорок! — прицокнула копытом на товарку черная аликорна, — Мало нам с Майнд твоих выходок? Не позорь нас перед королевой!
Синяя недовольно надулась, но промолчала. Что было весьма кстати: вся компания подошла к месту посадки на борт воздушного судна. С одной стороны, пассажиров тут было не густо (Кризалис заподозрила, что прибыли они сильно загодя), но, с другой же, при появлении аликорн вокруг мгновенно образовалась галдящая толпа из мягких пони. И, хотя, Кризалис не видела в этих ничтожных родичах “отца” угрозы, но раздражали они изрядно.
— Капитан Королевской Гвардии Джентл Спир, — глава златобронных сунул под нос стюарду, вместе со всеми пялещемуся на аликорн, пачку билетов и очень официального вида бумажку, — Именем Трона, требую досрочной посадки на борт моего отряда вместе с подконвойной и вот этих вот “нерожденных”.
— Минуточку, я уточню у капитана, — скрепленная печатями бумажка и гвардейский значок вмиг привели корабельного пони в рабочее настроение, и тот, оставив галдящих зевак на попечение двух матросов, исчез в небольшом павильончике, отведенном для служащих порта.
Кризалис задалась вопросом: И как этот безрогий собирался связаться со своим капитаном? Или с прежних времен мягкие пони совсем расхлябались, и старшие корабельные офицеры гуляли где попало перед самым отплытием? Впрочем, долго гадать ей не пришлось. Ибо, синяя аликорна, состроив недовольную мордочку, пожаловалась своим товаркам: “Телефон! Такое старье!.. Почему они комы не носят? Технологии же тут есть! Те же понифоны!” В ответ черная аликорна раздраженно шикнула на синешкурую товарку, и бросила опасливый взгляд на королевскую мелкоту, с важным видом ожидавшую капитанского ответа. Сама же синешкурая тихо проворчало что-то, что усиливающее слух заклинание разобрало как “Традиции… Под хвост мне эти традиции!”. Кризалис такое поведение иномировых спутниц развеселило.
Через где-то минут десять вернулся взволнованный и весь мокрый стюард, и, опасливо косясь то на Кризалис, то на черную аликорну, пропустил всю чесную компанию за бордовый шнур, отделяющий зону ожидания от дороги к трапу. Стражнички, сделав суровые морды и сверкая броней, тут же построились клином вокруг Кризалис и двух иномировых аликорн, и, “мужественно” сопя и сверкая глазами по сторонам, потопали к кораблю. Кризалис не удержалась, и скорчила рожицу оставшимся в зоне ожидания мягким пони. Те, почему-то, перепугались. Кроме одного малыша, который в ответ показал аликорне язык. Что уж совсем развеселило Кризалис и, похоже, синию аликорну, шагающую рядом, которая ответила жеребенку симметрично. За что удостоилась телекинетического удара по ушам со стороны товарки и ее вздоха “Бедствие!..”.