Последний день Эквестрии...

За последние несколько лет Эквестрия выдержала множество испытаний: пришествие Найтмэр Мун и её вечная ночь, нападение чейнджлингов на Кантерлот, возвращение короля Сомбры, побег лорда Тирека, маленькая розовая пегаска с маниакальными наклонностями. Однако сегодня над ней нависла такая угроза, перед которой бессильны даже элементы гармонии...

Рэрити

Камнем по каске

После завершения карьеры расхитителей гробниц Дэринг Ду и Кабалерон устроились работать к Ауизотлю хранителями сокровищ. К сожалению, новый расхититель делает их работу куда более сложной...

Другие пони Дэринг Ду Флари Харт

Старлайт и кристалл

Маленький вбоквел к основному рассказу, написанный под влиянием сна. Сюжет, правда пришлось основательно переделать, чтобы получилось связное повествование.

Старлайт Глиммер

Ритм

Запала мне в голову мысль побаловаться писаниной на заданную тему, и уж если повезёт то хоть немного облагородить до смешного наивный мирок выдаваемый под личиной одной хорошей игры. В общем встречайте Ритм! Achtung! Фанфик содержит сцены насилия, а так же высказывания не цензурного, цинничного и верменами сексистского характера!

ОС - пони Флэм

Принцесса Селестия обожает чай.

Отсылка только в названии.Писался на табунский турнир, как обычно, переборщил с спгс, поэтому последние места, грустьтоскакактакжитьтеперь :3Тут более полный вариант 9урезал в потолок турнира 2.5к слов, а тут 3.3к).Enjoy :3

Принцесса Селестия

Fallout: Equestria. Заблудшие души

Рассказ о синем пегасе, чья жизнь была скучна и бессмысленна в постапокалиптическом мире, где все пони живут в закрытых от всего мира убежищах и совершенно не знающих, что творится снаружи.

Другие пони ОС - пони

Поросший двор

Семья фестралов решила поселиться на новом месте, но ведь ничего столь грандиозного, как переезд, не обходится без проблем, или им повезёт?

Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони ОС - пони

Viva la revolution!

Если путь к сердцам лежит через желудок, почему дорога к умам должна быть другой?

ОС - пони

Неизведанный мир

Рассказ про пони-археолога, который попал в новый мир будущего. Ему придется принять участие в глобальной войне против инопланетных захватчиков и найти способ вернуться в свой мир. Рассказ пишу первый раз, так что критику постараюсь принять четко=) Прошу указать на ошибки и писать их в комментариях=)

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Подарок для Принцессы

Самый необычный способ приготовить самый обычный подарок. Ну или наоборот.

Твайлайт Спаркл Дискорд

Автор рисунка: Stinkehund

Мир Сио: О монстрах

Часть 17: Мир Серебристый-86, Место раскопок

Вечер прошлого дня Кризалис провела в расспросах сопровождавших ее горе-конвойных и местных “стражей Трона”, одновременно развлекаясь тем, как трусили златобронные в ответ на, с ее точки зрения, безобидные покусывания. В конце концов, если она все правильно помнила, то это был тот самый городок, который она, после предательства ее лживого и подлого “отца”, обратила в пепел и землю. Ну, конечно, стоял он не на том же месте (тут Кризалис со злорадством припомнила, что еще во времена роя, тот самый пятачок земли слыл между мягких пони местом проклятым и нехорошим, которое следует обходить десятой дорогой) и населен был совершенно другими пони, но… Воспоминания были не из приятных. Так что, ночью Кризалис спала плохо, перебирая в уме старые воспоминания и ругая себя за то, что еще тогда не поняла то, что же из себя представляет ее “отец”. Как казалось сейчас, с высоты прожитых веков, истинная морда этого монстра должна была быть очевидна любой, кто имела глаза и уши.
Утром же за ней пришли “нерожденные” аликорны: черная и “Луна”. Причем, их появление стало заметно задолго до того, как обе иномирянки вошли в крыло арестантов: переполох, который подняли стражнички, и крепчайший кофейный дух возвестили о гостях заранее. Выглядели аликорны соответствующе: как всю ночь не спавшие, но накофеиненные по самые кончики ушей. Предложение же агента воровки (в этом Кризалис теперь не сомневалась) отложить поездку Кризалис к месту ее рождения они отмели. Что искалеченную аликорну и порадовало, и огорчило.
В самой поездке не было ничего особенного (хотя, Кризалис было и интересно посмотреть на то, что теперь представлял из себя городишко, названный по имени очередного недалекого дружка, вернее, инструмента ее “отца”): аликорны и королевские недомерки погрузились в большой самобеглый экипаж, который проехал по каменной дороге почти до самого подножия памятного Кризалис холма, где и высадил своих пассажиров (идущая отсюда грунтовая дорога была этому транспорту не по нутру). Так что, оставшиеся две мили Кризалис наслаждалась неспешной (коротенькие ножки мягких пони, как бы они ни пытались держать марку сильных и закаленных жеребцов, не позволяли им сравняться с длинным шагом аликорн) прогулкой по лесу. Правда, за прошедшие века окончательно испоганенному все теми же мягкими пони: от былого грозного величия Большого Мира в нем не осталось и следа — так, парк заброшенный. Наверное, в нем теперь и зверя страшнее лисы не водилось.
А вот на вершине скалистого холма ее ждал немалых размеров сюрприз. Как показалось самой Кризалис, все те места, где она провела свое детство, теперь были сплошь заставлены какой-то чужеродной техникой, палатками и контейнерами. Даже скрытое озерко, что так любила Нимфа, больше не было скрытым — его выдавал белый кожух какого-то аппарата, бесстыдно торчащий над скалой. И всюду были аликорны. Кризалис даже не могла поверить в то, что на свете может быть такое число ей подобных!.. Пока не подошла к тому, что “Луна” назвала раскопом, и ей стало не до того.
Остов башни “отца”, некогда погребенный под ее же обломками самой Кризалис, теперь нагло торчал на всеобщее обозрение, будучи старательно расчищен и размечен разноцветными флажками и табличками. Вокруг него же раскинулась паутина траншей, обнажившая ранее скрытые (и в аликорньей ярости обрушенные) подземелья. И ненавистную дверь, которая теперь уж точно не могла никого остановить: некогда сорванные с петель самой Кризалис бронзовые створки лежали внутри гордо и бессмысленно противостоящего всему портала, по обе стороны которого зияли свежевыкопанные какими-то мощными машинами траншеи. Кризалис про себя усмехнулась: такой варварский подход к раскрытию его тайн “отцу” и в страшном сне присниться не мог.
— Харт! Зеркала! Квадрат Д6! — высунулась над краем одной из траншей голова синей аликорны, — Я все откалибровала — можно хоть сейчас приступать! Операторская тоже налажена!
— Синт! Я же просила! Это же мне в Среду входить! — возмутилась черная аликорна, шагавшая рядом с Кризалис.
— Ты долго копаться будешь. Волшебницы всегда долго копаются. Так что, я все без тебя под тебя настроила, — авторитетно заявила синяя, и исчезла в траншее, — Чумазые, по местам! Искророжки прибыли — готовность к сеансу!
Из траншеи послышалась оживленная возня и приглушенные голоса, о чем-то кратко рапортующие.
— Вот это мне в чумазых нравится: если дело дошло до дела, то никогда не тянут мыша за хвост. Нам бы надо этому поучиться, — довольно улыбнулась “Луна”, и аккуратно порысила по перекинутым через траншеи мостикам, — Королева, вы готовы? Я поддерживаю Бедствие, и хочу начать сеанс прямо сейчас, не откладывая до завтра.
— Не знаю, к чему быть готовой, но не вижу смысла откладывать, — фыркнула Кризалис, и последовала за “Луной”, уже спускавшейся по пандусу в одну из траншей, — А охранничков моих куда?
— Пусть отправляются в лагерь — отдохнут, обустроятся. У нас тут и так целых две бездельницы из Безопасности снарков выискивают, — долетело из траншеи, — Капитан Джентл Спир, можете считать это приказом: соответствующие пункты договора для отчета сами отыщете. Курт, включи щит, чтобы к нам бумажных претензий не было.
— Так точно, товарищ координатор! Купол будет установлен через пять минут! — тут же подхватилась одна из мышекрылых безрогих аликорн, стоявших на краю траншеи, и, дотронувшись ногой до устройства на своей шее, затараторила, — Лайм, включай щит! Приказ координатора!
Кризалис фыркнула: похоже, эта аликорна была зеленым новичком и какого-то почтения еще не заслужила. И вслед за “Луной” спрыгнула в траншею.
Внутри траншея оказалась коридором подбашенного подземелья: изрядно разрушенным, но вполне узнаваемым. Кризалис поцокала вслед за “Луной”, с любопытством рассматривая дела рога своего и времени, лишь отчасти задрапированные новенькими кабелями, шлангами, лампами и ящиками.
— Королева Кризалис, мы наметили пять географических точек хроновизионирования, соответствующих наиболее приметным комнатам подземелья, — остановили ее слова “Луны”, — Но на их обработку понадобится значительное время. Так что, я хотела бы предложить вам указать те комнаты, где происходили наиболее значимые для вас события, и еще раз уточнить их временной период.
— Со временем я не могу сказать ничего нового, что бы не сказала Харт Стингу: все было слишком давно. Но комнаты укажу, — осклабилась Кризалис, пытаясь разобраться с собственными чувствами: если это сейчас произойдет, то она этого не хочет. Но жаждет, — Давайте пройдем туда, где была наша колыбель.
— Мои вам благодарности, — склонила голову в вежливом поклоне “Луна”, — Бедствие, ты готова?
— Да, готова! Харт в Среде, техники на станциях, питание на единице, — из-за изгиба траншеи на Кризалис вырулила синяя аликорна, теперь обвешанная какими-то приборными досками и тащащая за собой толстый пучок разноцветных кабелей, — Только мне план исследования нужен…
— Не дам! — тут же взвилась “Луна”, — У тебя копия есть! Ты и так, наверняка, уже что-то напакостила!
— Ты из-за меня всего раз по-крупному пострадал! И то, это давно было, — надулась синяя. Но тут же переключилась на Кризалис, — Начинаем?
— Следуй за мной, — кивнула Кризалис, кажется, начиная понимать то, как следует разговаривать с этой странной аликорной. И уверенно направилась к камере, где некогда стояла ее колыбель, мышцами вспоминая расположение тоннелей.
— Тут? Начинаем? — спросила синяя, когда Кризалис остановилась, найдя то, что искала: ныне пустую и разрушенную дыру в земле, но где она некогда появилась на свет.
— Начинаем, — уверенно кивнула Кризалис.
— С первого раза не получится. Потребуется корректировка. Говорите мне в какую сторону смещаться и, желательно, на сколько — мы с Харт подкорректируем слой считывания, — предупредила синяя аликорна, — Смещение.
Кризалис погрузилась во тьму. Вокруг пахло землей, старой гарью и сыростью. Про себя усмехнувшись, она сотворила заклинание ночного зрения. Ничего не поменялось. Кризалис хмыкнула, и использовала магию пространственного ощущения. Вокруг была земля. Неоднородная, да, с множеством воздушных карманов, но земля. Кризалис была погребена заживо.
— Я нахожусь под землей. Все засыпано. Это слишком позднее время, — не теряя самообладания сказала Кризалис. Интересно, ее услышат?
— Вас поняла. Смещение, — прозвучал голос синей, — А, да, забыла сказать: все, что вы чувствуете, его нет. Это только сенсорная проекция с хронослоя. Не бойтесь. И извините. Забыла сказать. Я же говорила, что я — Бедствие.
Перед Кризалис предстала знакомая камера и знакомый рогатый силует. Кризалис поморщилась: “отец” за своим колдовством. Каким по счету? Впрочем, что-то тут было неправильно…
— Так, значиты, ты жива… Это все осложняет, — вздохнул силует, отрываясь от разглядывания чего-то у себя под ногами, — Придется возвращаться к старым проектам…
— Ах, ты!.. — задохнулась Кризалис, разобравшись в неправильности: стены камеры и сама колыбель были закопчены. Это тот самый момент, когда этот беспринципный мешок подлости решил создать Луну и Селестию! Чтобы убить ее, свою последнюю “дочь”, Кризалис! Но эмоции сдержала, — Бедствие, слишком поздно. Нужно более раннее время. Где-то лет на восемнадцать.
— Смещаю, — из неоткуда прозвучал голос синей аликорны.
Кризалис почувствовала под ногами что-то живое, и, отшатнувшись, взглянула вниз. Внизу оказался симпатичный жеребенок лет шести черной масти.
— Привет, – сказал жеребенок, спускаясь по лестнице в круглую камеру рождений.
— Привет, — ответила Кризалис, отчаянно пытаясь сообразить то, чему же соответствует это видение.
Но жеребенок не ответил. Лишь весело посеменил к центру комнаты. Кризалис подняла глаза, и присмотрелась к цели его путешествия. Там стояла ее колыбель, напоминая шестиконечную звезду, каких никогда не бывает на небе. Из центра колыбели к потолку поднимались всевозможные трубки, по которым текли магические эликсиры, подводимые к шести стеклянным цилиндрам. Жеребенок спустился на решетчатый пол, и обошел волшебную конструкцию по кругу. Взгляд Кризалис, до этого следивший за жеребенком, зацепился за шесть табличек, что были прибиты под стеклянными цилиндрами: “Nauplius. Nymph. Chrysalis. Instar. Imago. Zoea.” Это сбило Кризалис с толку. Впрочем, через мгновение она отбросила эту странность в сторону. Много ли ей было известно о предыдущих экспериментах “отца”? Только то, что они были, и что кончились очень плохо для его жертв.
В это же время жеребенок, сделав еще один круг вокруг колыбели, остановился, и принялся присматриваться к чему-то в одном из цилиндров. Кризалис насторожилась. И не зря. Колыбель издала смутно знакомый звук, и вокруг колбы зажглись холодные белые огоньки. А потом, она со скрипом отделались от громады колыбели, и опустилась на пол. Мутно-зеленая жидкость хлынула из стеклянного узилища потоком, извергаясь водопадом куда-то вниз, сквозь решетку пола, оставив после себя черный комок чего-то живого.
Жеребенок затаил дыхание. Несколько секунд он смотрел на оставленное колбой существо, после чего осторожно приблизился к нему.
— Привет, Имаго, — прошептал жеребенок.
Черное существо резко вскинуло голову, продемонстрировав полупрозрачные иголки зубов, и издало громкий, скрипучий визг.
— Выключай! — в ужасе прокричала Кризалис.
Подземелье исчезло. В глаза ударил солнечный свет.
— Врача! — донеслось до затуманенного сознания Кризалис.