Я буду здесь

Возвращаясь из поездки, целью которой был отчаянный порыв найти себя, Сомбра возвращается в Кристальную Империю, но вместо любимой кобылки его встречает кристальное надгробие.

Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Посылка на день рождения

Дерпи уже предвкушала, как вернётся домой и отметит свой день рождения, когда внезапно ей подкинули работёнку. Доставить одну посылку - ничего сложного для такого опытного почтальона. По крайней мере, так думала пони, но у самой посылки были другие планы.

Дерпи Хувз Другие пони

Тысячелетний бой

В начале Селестия изгоняется на солнце и Луна остаётся одна. Но на следующий день на Эквестрию нападает инопланетное зло с Юпитера которое и заколдовало Селестию. Это зло является самым смертельным для Эквестрии , за этим стоит ужасающий демон-инопланетянин с великой магией смерти и войны. Но пони поможет один дракон который может всё.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Плач тьмы

Так сразу и сказал.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Энджел Совелий Другие пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Недотёпа (RGRE)

Простая сатира на сильный и слабый пол, в мире где кобылы считают себя сильным полом.

Твайлайт Спаркл Человеки

Кто мы такие

В разгар вечеринки у Пинки Пай приходит письмо от Селестии с тревожными новостями. Дружба пройдёт серьёзную проверку на прочность, пока Твайлайт пытается выяснить, которая из её подруг — не та, за кого себя выдаёт. (Есть шиппинг, но его не настолько много, чтобы ставить тег "Романтика")

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Её друзья и другие зве... пони

У Старлайт прекрасное настроение... пока.

Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Мои ошибки

Небольшая история одного человека, привычный жизнеуклад которого был разрушен появлением в компании его друзей новой личности, мотивы и позиция которой часто не давали этому человеку покоя.

Человеки

Расскажи мне про Эквестрию

Сказки - одно из самых чудесных изобретений. Потому что они остаются с нами даже тогда, когда всё остальное исчезает бесследно, а вокруг стоит такая тьма, что укрыться от неё можно только под столом.

ОС - пони

Чувства

Чувства, эмоции, аффекты - научные термины. Это всё присуще высокому интеллекту, и неважно, человеку или пони. Но именно чувства делают и тех, и других уязвимыми, а их разумы - хрупкими, готовыми треснуть даже от незначительного удара. Парадоксальное явление. Критическое мышление уходит на второй план дальше и дальше, не думать - это уже особенный стиль жизни. Вы думаете, будущее не за чувствами? Ошибаетесь.

ОС - пони

S03E05
3 5

Час пони

4

— Это... — послышался тихий голосок Скуталу. — ...жестокий урок. — Она покосилась на Дэш. — Очень жестокий.

— Молчала бы, малявка. — огрызнулась Дэш. — Когда за тебя взялся бы Алекс — тогда б поняла, что такое жестокий урок. А это... — она хрипло хохотнула. — ...была только... — ещё смешок. — ...тренировка. Для наивной дурочки. Всё, как у этих милых ребят. Взять глупых щенят и макнуть их в дерьмо мордочками, верно? А потом ещё и подкинуть им таких же щенят, из того же дерьма выловленных.... — пегаска попыталась привстать на передние ноги, скривилась, но продолжила с истерическими нотками в голосе. — ...чтоб уж точно запомнили!

— Да ты!... — вскинулась Скуталу.

— Брэк! — в кают-компании резко треснул пистолетный выстрел. Обе пегаски вздрогнули и присели, прижимая уши, пригнулись и остальные. И только потом они поняли, что это Шад просто так хлопнул в ладони. — Вы ещё подеритесь... горячие эстонские пони. Скут, моя личная просьба — оставь старые счёты на Земле. Миссис Дэш... — Шад не глядя протянул руку, ухватил носилки, и подтянув их к себе, взглянул всё ещё нервно всхлипывавшей пегаске в глаза. — Дамскую истерику принято прекращать поцелуем, пощёчиной или успокоительным. Для поцелуев мы мало знакомы, за битьё пациента мне Мара руки сломает, так что... — в пальцах Шада появился инъектор и он положил его перед Дэш. — ...справишься сама, помочь с уколом или просто успокоишься?

Несколько секунд пегаска играла с ним в гляделки, потом глубоко вздохнула.

— Убери. — она выдохнула. — Сама.

— Хорошо. — Шад забрал иньектор.- Кстати, браво. — Он обвёл подростков взглядом. — Учитесь, молодые люди, всё это, разве что за вычетом начала истерики, я должен был услышать от вас. Даже характерную ошибку она допустила именно там, где её постоянно допускаете вы. "Так всё это было подстроено?" — изобразил он удивлённый тон. — Нет. Даже то, что я сейчас рассказываю — заранее доступно в открытых источниках, но вы всегда обращаетесь к ним лишь после личного знакомства с Землёй. И нам нет нужды устраивать спектакль, подстраивать что-либо нарочно, и тем более кого-то подкидывать. Если вы постараетесь вспомнить историю нашего забега, или попросите у Мары записи с регистраторов других групп, то увидите что ни я, ни Ник, ни прочие инструкторы, никогда никуда не тащили. Мы лишь предлагали варианты — а выбор всегда был за вами. Вы всегда могли выбрать другой маршрут. Вы могли сказать "нет" и тогда, когда вас попросили помочь вытащить их. — Шад кивнул в сторону Виктора. — Но вы сами сказали "да". Да и тебя, Грай, никто не тянул в тот клуб, ты его выбрал сам, не так ли? — качнул он головой в сторону парочки из Лады и светловолосого.

Светловолосый Грай медленно кивнул.

— Я вообще наугад пальцем ткнул. Кто знал, что там такой гадючник окажется...

— Простите, — вмешалась Серафима. — Не понимаю, о чём вы?

— В этом выходе я вёл первую, младшую группу на восемь человек. Ник, это второй наш инструктор, который так ловко ушёл от работы и дрыхнет в медблоке, вёл вторую, из этих вот старших охламонов, которых тут трое из четырех. Четвёртый из них, Ян, сейчас в карантинной капсуле на станции. Обычный порядок — экскурсия по Белому Городу, потом забег по Серому, знакомство с местными порядками и развлечениями... Ребята прошлись, впечатлились по полной, а после Ник предложил им случайным образом выбранный список более-менее приличных ресторанов в округе, чтобы передохнуть и придти в себя. Выбирал Грай, и выбрал он, как оказалось, чересчур приличное заведение. Для важных персон местного разлива, благо финансы группы позволяли не особо обращать внимания на цены.

— И что? — непонимающе пожала плечами девушка. — Видала я такие... пару раз. Ну дорого, ну надутые снобы кругом, этикет, музыка от которой спать тянет, зато с живыми музыкантами — что такого?

— Для очень важных персон. Пусть они и местного разлива, но они стараются подражать действительно большим боссам. — подчеркнул Шад — Для которых просто снобизм, этикет, живая музыка, вино за безумную кучу кредиток и услужливые холуи — это пройденный этап. Таким важным, пресыщенным персонам начинает хотеться чего-то эдакого, остренького. Или с душком. Вообще-то инструктор изучает местность, куда выводит группу, и должен быть в курсе подобных вещей, но всегда есть место для неизбежных на море случайностей. Или, например, желания владельца внезапно поднять класс заведения. Короче, наша группа успешно сошла за компанию богатенькой золотой молодёжи из верхнего города, с телохранителем, которая ищет особенных развлечений, и их проводили в вип-зал, в самый разгар представления для тех, кто хотел почувствовать себя действительно богатым и пресыщенным.

— То, как вы это говорите... — осторожно протянула Серафима, покосившись на резко помрачневшую Гайку и таких же мрачных парней из старшей группы. -...что-то мне это представление уже не нравится.

— Так и ты не вип-персона. Тебе не понять, в чём кайф вкушать изысканные блюда под шоу "художественная резня по человеку", точнее — синтету... Только вот пол пачкать не надо. — добавил Шад, всё тем же спокойным тоном, для прижавшей к губам кулак Серафимы. — Мара расстроится. Словом смотрели ребятки на это шоу и на публику, долго смотрели, целых полминуты, а потом у Грая сорвало напрочь крышу и начал он нести добро и справедливость в особо острой форме, потом к нему подключилась остальная команда плюс инструктор. Ребята, пусть и с поддержкой инструктора, показали что учили их не зря, грамотно положили ближнюю охрану, довооружились, положили остатки охраны и шоумена живорезного жанра, от души накрошили эстетствовавшую публику, подхватили со сцены едва живую девчонку-фурьку и ушли. Им, правда, пришлось немного понервничать, поскольку оказалось что охраны у публики было нетипично много, и она крайне зла, но десять минут они продержались, а потом с преследователями случились я, и Глеб на турели дэка. Ник напоследок успел феерически глупо подставиться и получил шальной заряд в живот, Яну пожгло бок, но в целом всё закончилось хорошо, и даже хвостатую довезли живой. Грай, — Шад усмехнулся. — ты заварил эту кашу, ты и будешь просвещать свою крёстницу на каком она свете. Поверь моему опыту — лучше это делать под совместную трапезу.

Грай молча кивнул.

— Мы немного отклонились от темы. — продолжил Шад — Да, наши крылатые гостьи были совершенно правы — это в первую очередь урок и тренировка для щенят, которые не хотят доверять школьной программе. Школьная программа, это не только попытка вложить знания в юные мозги, но и проверка того, что там осталось, и их, юных, умных, перспективных, не признающих авторитеты тщательно ведут. Их тестируют — ненавязчиво, но старательно. И, в зависимости от того, что показывают тесты — им предоставляют возможность испытать на практике то, к чему у них есть склонность. Если тесты дают показания к этому, то чрезмерно увлечённым Землёй теперь выпадает приз их мечты — экскурсия на эту самую старую Землю. Где им показывают уютный, чистенький мир Белого Города и Шпилей с его услугами и изысканным сервисом, который они видели в записях. Ну а потом им демонстрируют то, благодаря чему существует уют Белого Города, и то, чего в записях не показывают. И, как я уже сказал — нам нет смысла что-то подстраивать. Этот мир отлично справляется сам. Какой бы маршрут они ни выбирали, из каждого выхода наши... — он усмехнулся — ...наивные щенята, ткнувшись мордочкой в здешние реалии, всегда тащат с собой других выловленных из этих... реалий щенят. Вопросы?

На несколько минут в кают-компании повисла тягостная тишина.

— Шад... — наконец медленно проговорила Лиса. — А сколько таких экскурсий как наша...

— Как ваша — не так уж много. Экскурсии, это очень важная, но, в общем, побочная ветвь нашей деятельности. Основное занятие нашей резидентуры — это наблюдение плюс деликатный грабёж. Мы следим за деятельностью землян, а ещё — тащим с земли синтетов, иногда хомо, очень иногда — идеи и технологии. Резидентуры у нас не так много, возможности довольно ограничены, как уже говорил, но в целом получается довольно стабильный ручеёк. Меньше чем хотелось, но больше чем могло бы.

— В первую очередь это урок для нас... — Лиса посмотрела ему в глаза. — Есть и "во-вторую", "в-третью"?

— Во-вторую, как верно заметила миссис Дэш, те, кого вы тащите с собой, и те, кого вытаскивают наши резиденты — это ещё и напоминание. Для всех остальных. Долговременная прививка от иллюзий по поводу нашей старой родины. В-третью, как уже сказал — технологии. Мы можем прожить и без них, но иногда земляне выдают интересные...

— Шад. — перебил его голос Мары из динамика. — Прибыл курьер из солнечной. Только что. Пришло две записи для Виктора, и боюсь что для вас, Виктор, это плохие новости. После того, как мы вас подобрали, наш резидент вёл стандартную процедуру подчистки хвостов и сбора инфы о тех, с кем пересекалась группа. Он попробовал связаться по вашему домашнему адресу...

Панорама планеты исчезла с экрана, сменившись логотипом "Гигаполис-Линкс" и традиционным звуком гудка.

Автоответчик не брал трубку довольно долго, но в конце концов металлический голос произнёс:

- Вы позвонили в дом Виктора Стюарта. Он сейчас не может подойти. Оставьте сообщение после сигнала.

Виктор нахмурился. В отсутствие хозяина система должна была отвечать его собственным голосом. А такой ответ был настроен только на случай, если Виктор был дома, но занят. Наверное, произошёл сбой.

Неожиданно с экрана пропала эмблема "Гигаполис-линкс", сменившись лицом человека.

Очень знакомым лицом, которое Виктор привык видеть в зеркале по утрам.

- Стюарт, слушаю.

— Виктор Стюарт, верно? — проговорил невидимый собеседник. — Если вы не возражаете, я хотел бы поговорить с Лирой.

— Какой Лирой? Это что чья-то шутка?

— Лирой Хартстрингс. Она с вами?

- Это не смешно, мистер. Я не знаю никакой Лиры, и я очень занят. У меня важная встреча...

— Торопитесь на свидание, мистер Стюарт? — дружелюбно осведомился звонивший, и не дожидаясь ответа от смутившегося Стюарта-2, добавил. — Удачи вам.

— Не ваш.... Спасибо. Всего наилучшего.

Экран погас на секунду, а когда он включился вновь, на нём появилось лицо Деда.

В помещении почему-то было темно, и вообще проекция позволяла предположить, что Дед пользуется наручным коммуникатором.

— Кто и какого чёрта?

— Я по поводу Виктора Стюарта. — сказал всё тот же голос. — Так получилось, что он и его зелёная подружка ввязались в мутную историю с данными, принадлежащими БРТО, и пересеклись с нами. Насколько мне известно, он связывался с вами...

- Вот как? - проговорил Стюарт-старший, - А я-то уже подумал, что он решил начать всё сначала.

- То есть?

- Он звонил мне утром и вёл себя так, как будто вообще не помнил ни о нашем разговоре, ни о своей лошадке.

— Да, я уже говорил с двойником в его квартире. Который ничего не знает, и похоже собирается на свидание...

- С одной из фиф его мамаши, - подтвердил Дед, гремя в полумраке каким-то железом. - Где настоящий Вик, и кто такие "вы"?

— Мы — ушедшие. Виктор с его компанией на нашем корабле, и по времени — уже в прыжке на базу.

— Вот как? — Дед совершено не выглядел удивлённым или непонимающим. — Предлагаешь поверить на слово?

— Da poher mne verish ty ili net. Zvonu tolko chtoby skazat — ne dostanut ego, nam zakon taiga, prokuror medved. Peredat chto?

— Считай что убедил. — усмехнулся Дед. — Короче так, внучек... Надеюсь, что этот парень не врёт и ты это увидишь. Постарайся устроить веселье БРТО, если получится. Кое-что полезное найдёшь в банке нашей семьи, в ячейке "зеро-зеро-зеро". Код — "Хрен вам всем, дорогие родственнички". Запомни хорошенько, потому что иначе ячейку открыть нельзя, а срок хранения — пятьсот лет.

Виктор нервно хихикнул. Дед был в своём репертуаре.

— Теперь обо мне. Мне отрубили ЕМП-зарядом всю цитадель и сейчас идут на штурм. Работают только приборы на батарейках, типа наручного коммуникатора. У меня для гостей будет несколько сюрпризов из двадцатого века, но в конце концов меня сомнут. Официально, скорее всего, спишут на сибирских рейдеров, но знай — это БРТО. Уж не знаю, чем ты их так разозлил, ради синтетских свадеб они бы так не взъелись... Ничего. Я всегда хотел сдохнуть эффектно. И знаешь, я хотел тебе сказать. Если и останется после меня кто-то из настоящих Стюартов — это ты. И папаня твой. Если из-под каблука вылезет.

Дед вдруг посмотрел куда-то в сторону. На экране было видно, как в руках старого Стюарта появились угловатые очертания древнего пулемёта. Блеснул желтоватый металл патронов в ленте, со стуком опустились неуклюжие сошки.

- Я всегда говорил, что бластеры — оружие для баб и педиков, - ухмыльнулся Дед, - А как вам старый добрый "двенадцать-и-семь"? С лязгом передёрнулся затвор, загоняя первый патрон в ствол. Дед чего-то ждал. Наконец, из темноты сверкнуло красным: лазерный луч прошёлся совсем рядом. - Что, хотите поиграть грубо? - осведомился Старший Стюарт и усмехнулся непонятно чему, - Тогда познакомьтесь с моим маленьким другом!

В следующий миг из динамиков видеофона грянул ритмичный грохот, а полумрак на той стороне разорвали рыжеватые вспышки порохового огня.

Виктор, не в силах оторвать взгляд, смотрел на отблески последней битвы Деда, и не мог сдержать слёз.

- Семь-ноль, козлы! - проорал Барт Стюарт, сделав паузу в стрельбе, - Только суньтесь, ещё не так получите!

Старший Стюарт вновь повернулся к экрану.

- Ты здесь ещё? Можешь посмотреть шоу, но коммуникатор я сломаю, когда почувствую кирдык.

Снова загрохотал пулемёт с красной звездой на ящике с лентой. Вик неуместно вспомнил, что Дед ласково называл оружие "Utes" и зачастую вытаскивал из хранилища, чтобы пострелять в мишени. А ещё — что пули крупного калибра рвали в клочья даже современную индивидуальную броню, предназначенную для защиты от лазеров.

Громыхнули древние гранаты, которые Дед с хохотом метнул через баррикады. Казалось, старый Стюарт просто веселится от происходящего.

Вскоре Виктор увидел, как алые лучи лазеров прошили насквозь и импровизированную баррикаду, и самого Деда. Барт Стюарт зарычал от боли, но не прекращал стрельбу, начав выкрикивать оскорбления в адрес наступающих.

Наконец, с невидимой для Виктора стороны прилетел сгусток синего пламени, на мгновение заполнившего экран. Очевидно, корпоранты решили задействовать плазменное оружие, не столь требовательное к точности попадания.

Экран погас, когда миниатюрное солнце расплавило всё в зоне попадания.

- Сбой связи, - сообщила система, - Желаете повторить звонок?

На экран вернулся вид с камеры.

Повисшее молчание первым нарушил Шад.

— Мои соболезнования, Виктор. Он ушёл достойно, и пусть его путь будет лёгок. Виру тебе заплатят головами.

— Что?

— В договоре, который мы в своё время заключили с Генеральной Ассамблеей, было обговорено — те, кого забираем мы, исключаются из всякого преследования. Эта процедура получила свой номер с допусками и была внесена в стандартные протоколы ГСБ, а я, используя свой допуск, под фиксацию, известил их спецназ об этом. С этого момента охота на причастных должна была быть прекращена. Похоже, они либо не обратили на это внимания, либо уже забыли как мистер Эм стал главой корпорации и пора напоминать... либо содержимое кейса ещё важнее, чем мы думали, и они пошли ва-банк. В любом случае БРТО в скором времени понадобится новый глава.

— Это не вернёт Деда. — глухо проговорил Виктор. — А я... меня, получается и вовсе нет. Как и Лиры. Мамочка будет довольна — я наконец-то взялся за ум, завёл себе хорошую девочку по её выбору. — он невесело усмехнулся. — И забыл про дурацких лошадок.

Лира молча прижалась к нему. То же самое, со своей стороны, сделала и Серафима.

— Кстати, насчёт "забыл". — Шад внимательно взглянул на Виктора. — Мара, ты можешь сравнить лицо нашего гостя и лицо на записи?

— Уже. Это не грим. Совпадение полное, мышечный и сосудистый рисунки одни и те же.

— Та-ак. То есть...

— Да. Синтет, с заранее снятой матрицей сознания, вероятность две девятки.

— Та-ак. Виктор, это важно. Постарайся вспомнить — ты мог как-то пересекаться с БРТО до всех этих событий? Любые персональные контакты, деловые, личные — что угодно, что как-то выбивалось из общего ряда.

Виктор потёр виски, честно попытался вспомнить, и помотал головой.

— Нет.

— То есть широкий охват, как минимум в Шпилях... — вздохнула Мара в динамике. — Интересно.

— И не говори. — согласился Шад. — Cольешь аналитикам?

— Уже.

— И добавь от меня высший приоритет. Чуйка подсказывает, что что-то такое тут... — Шад покрутил рукой в воздухе. — ...особенно смердящее.

— Уже. Ты ведь был бы не против?

— Ты умница и просто красавица. — улыбнулся Шад.

— Шад... — Виса и Лира начали на два голоса, переглянулись, после чего продолжила только Лира. — О чём вы? И что теперь будет с нами... с Виктором?

— Ни вам всем, ни самому Виктору, как обещал, ничего не грозит. А вот на Земле происходит... что-то крупное и грязное, похоже. Деда Виктора убрали, а вот самого Виктора, судя по этой записи, заменили на синтета со слегка подправленным разумом. Но если вырастить тело можно достаточно быстро, хоть это и дорого, то матрицу разума и воспоминаний надо брать с оригинала, чтобы эта копия могла худо-бедно устроить родственников. И если Виктор раньше не имел дела с БРТО, то значит, такие матрицы снимаются регулярно, если не со всех жителей Шпилей оптом, то как минимум с тех, кто влиятелен и состоятелен выше среднего. И от этого отчётливо тянет какой-то дрянью. М-да... — Шад потёр подбородок. — Сдаётся мне, что когда пакет данных расковыряют, нам не придётся пачкать руки. Корпораты сами справятся.

— Ххха. — хрипло рассмеялась позабытая на время всеми Рэйнбоу. — Ну и как, чистый мальчик, каково это — увидеть свою копию, недо-Виктора? Слу-ушай, а может вообще копия — это ты? И тебе просто загнали в чистенькие мозги воспоминания про жизнь в Шпилях, а? Отличная парочка получилась, пони с воспоминаниями про Эквестрию, и человек с памятью о Шпилях. Хххаа... Добро пожаловать в наш клуб, синтетик. Не хочешь попросить принцессу Селестию, чтобы она, х-хха, вернула тебя обратно?

Дэш помотала головой в ответ на продемонстрированный Шадом инжектор, и уткнулась мордочкой в носилки, продолжая содрогаться от злого смеха. В конце концов она успокоилась, и Шад, спокойно и внимательно разглядывая её, поинтересовался:

— Миссис Дэш, вас в последнее время часто так заносит?

— А если да, то тебе какое дело?

— Ваше здоровье, в том числе и душевное, мне небезразлично. Я поручился за вас, приняв под защиту Соглашения и вы, все вы, сейчас находитесь под моей ответственностью.

— Твои проблемы. — фыркнула Дэш. — Мне-то что?

— Как вы сказали, с каждого выхода наши... наивные щенята подбирают кого-то и тащат домой. Ин совьёт раша щенок подбирает тебя, как могли бы пошутить когда-то. А тут, дома у нас, на десять планет нас всего-то считай тридцать миллионов, так что места и дела хватает всем. Если вы захотите этого — вы можете остаться у нас. Все вы. — он оглядел гостей, остановившись на Дэш. — И если да, то вы нужны нам со здравым рассудком.

В кают-компании повисла тишина. Взгляд алых глаз пегаски неотрывно упирался в невозмутимое лицо Шада.

— К этому ты всё и вёл? Идите к нам, детишки, у нас хорошо. Чем мне платить, добрячок? У меня одежды и той нет, вы забрали, голой задницей расплачиваться?

— Насчёт "добрячка" вы очень интересно заблуждаетесь. — спокойно ответил Шад, и что-то такое мелькнуло у него в голосе, что заставило пегаску на миг отвести взгляд. — Что же до платы — вы слушали меня невнимательно. Нас мало. Нас тридцать миллионов. На десять планет. На столичной планете около двадцати миллионов, остальные — на оставшихся девяти. Здесь, на Тайге, и вовсе где-то едва тысяч триста, на всю планету. Нам нужны люди, и у нас их ценят куда больше, чем на Земле. Это и есть наша плата.

— При чём тут мы, синтеты?

— У нас не делят разумных на хомо и сотворённых. Все мы — люди. Решите остаться — вас примут. Приставят адаптаторов... — Шад коротко взглянул на Виктора с Серафимой, и пояснил. — Те, кто будет сопровождать вас, объяснять что здесь и как, и вообще учить как здесь живут. Тут не Гигаполисы, многое может быть непривычным, и даже опасным, сплошной фронтир всё-таки... Язык изучите, пройдёте адаптацию — осмотритесь, подберёте занятие по душе. Вы, могу заверить, вовсе не первые, кому предлагают остаться, и кого мы принимаем к себе, процедура уже отработана.

— У нас в школе в начальных классах Твайлайт преподаёт уже года три. — вставила Виса. — Малышня неизменно в восторге, едва что не дерутся за то, кто будет помогать Тёте Твай...

— И не малышня тоже, глядя как ты в Лиру вцепилась, верно? — усмехнулся Шад. — Итак. — он поднялся, на ходу превращаясь в Шада-командующего — Я предложил. Думайте. Нам предстоит ещё три дня в карантине, пока мы и корабль проходим наносептику, так что время на раздумья у вас есть. Пока прервёмся, вас я загрузил и теперь надо слегка придти в себя, а нашим ребятам надо позавтракать, хотя скорее уже пообедать. Та-ак, теперь вы, хе-хе... щенята, обедаем, потом, как я закончу, бегаем к Маре осматриваться, а заодно думаем — о чём я не сказал, где в моих выкладках натяжки, и о чём меня стоит спросить. Ужин будет общий, здесь же. Виктор, Сима, — думаю, вам сейчас стоит поговорить наедине, в своей каюте. Остальное же ваше, хм, семейство, я пока забираю в лазарет — Мара настаивает на осмотре, а с врачами не спорят. Верну в целости. Идём? — махнул он рукой Скуталу и Лире, одновременно подтягивая к себе носилки.


До медотсека маленькая процессия добралась без происшествий. Хотя рыжая пегаска и старалась всё время держаться так, чтобы между ней и носилками был их проводник — Дэш не пыталась ни цепляться к ней, ни спорить с Шадом. После пары вспышек в кают-компании у неё, казалось, закончились запасы злости, и радужная пегаска лежала на носилках, подобрав под себя ноги, вытянув шею и лишь иногда шевелила ушами, да бросала настороженные взгляды из-под полуприкрытых век.

В медблоке за время её отсутствия ничего не изменилось. Так же неподвижно лежали под шевелящимся мехом фигуры в двух капсулах, и даже Мара стояла на том же месте.

И работала очаровательная докторша точно так же, как и раньше. Внимательный взгляд, видящий словно насквозь, уверенные команды, лёгкие и выверенные прикосновения, и очередной пациент из "здорового" становится "достаточно хорошо обследованным". Шад, ожидавший здесь же, ухмыляясь, рассказал им эту шутку, и заработал демонстративно тяжёлый вздох от Мары.

Впрочем, реальной работы ей досталось не так много. Джерри ненадолго отправился в капсулу, подлечить найденную пару мелких трещин в рёбрах, Лире и Гайке дали выпить чего-то, по словам доктора "тонизирующего и общеукрепляющего", а мелкой пегаске, несмотря на протесты, достался укол в шею и прицепленный на переднюю ногу дозатор.

— Витаминные таблетки, комплекс составлен специально для тебя. Джерри, присмотри, чтобы не забывала добавлять в еду. Три раза в день, по одной штуке за раз, здесь запас на месяц, а потом будет нужна коррекция состава.

Ответ Джерри из-под мехового одеяла не услышал никто, кроме Мары, врач же благосклонно кивнула.

— Пожалуйста. В крайнем случае, попросишь Шада или кого-нибудь из ребят помочь. Они с удовольствием подержат.

— Вот ещё... — возмущённо воскликнула Скуталу. — ...таблетки всякие...

Хриплый голос Дэш заставил её осечься.

— Уймись, малявка. Врачей не слушать себе дороже. И вообще, среди людей, разве что врачам ты и можешь доверять. Тем более что этот милый врач ещё и не совсем человек. — она внимательно взглянула на Мару, потом вопросительно — на Шада.

— Умница. — кивнула ей Мара. — Как и когда догадалась?

— Я дралась на Арене. — повела плечами пегаска. Там всё просто: не умеешь сразу подмечать детали — не выживаешь. Вы двигаетесь... немного не так. Слишком точно. Слишком правильно. И вы чересчур сильная. Кто вы?

Шад усмехнулся.

— В некотором смысле, Мара моя родственница. За правильный вопрос хвалю, но можешь подождать с этим вопросом до ужина? — он покосился в свой планшет. — Тема слишком объёмная, объяснять её удобней всем сразу, а наши юные друзья сейчас несколько, хм, заняты. Пока что могу предложить экскурсию по кораблю. Мара, отпустишь девочку прогуляться?

Мара, всем своим видом выражая сомнение, осмотрела её ещё раз, прилепила ещё две пары датчиков у основания шеи и на спине, и наконец помогла ей спуститься с носилок.

— Полежать тебе ещё полдня хотя бы... Но ведь не усидишь же?

Пегаска кивнула и необычно робко поинтересовалась:

— А одежда?

— Никогда не понимала этой тамошней подвинутости на одежде. — покачала головой Мара, направляясь к шкафчику. — Ладно бы сами, но... Извини, девочка твою одежду надо зашивать, после того как я торопилась уложить тебя в капсулу. Пока что вот. — она вытащила пакет с чем-то, напоминающим синего плюшевого осьминога. — Не шевелись...

Через пару минут возни с застёжками "осьминог" превратился в удобный комбинезон обхвативший ноги, торс и оставивший на свободе крылья с хвостом.

— Резких движений не делать, самой не летать, при любом — слышишь? вообще любом необычном ощущении в груди или боли, отдающей в плечо — сразу же лечь там, где стоишь и сказать Шаду. Ясно?


— Итак. — уже знакомым лекторским тоном начал Шад, когда они оказались в коридоре. — Мы на борту лёгкого рейдера "Мара". Полный штатный био-экипаж шестнадцать человек — по четверо на четыре смены, ресурс автономности с полным экипажем два года. Конкретно этот корабль слегка модифицирован в пользу количества пассажиров, поскольку работает Мара под наши нужды, вывозя такие вот экскурсии на Землю. Палуб четыре, мы сейчас на второй, она начинается стыковочным ангаром на четыре десантных катера и шлюзом к нему. — махнул он в сторону закрытого люка. — Дальше идут два лифта на первую, третью и четвёртую палубы, медблок, столовая, каюты и кают-компания. Два красных люка посередине коридора — спасательные капсулы; по тревоге — бежать туда. Эта палуба вам уже более-менее знакома. Прошу за мной.

Хоть лифт оказался не слишком велик, но места в нём могло бы хватить всем. Если бы Скуталу не попыталась и тут втиснуться так, чтобы кто-то был между ней и Дэш. В конце концов Шад, с усмешкой наблюдавший за ёрзаньем пегаски, чуть нагнулся и поймал её за гриву. Та тут же замерла, прижавшись к его ноге.

Лифт негромко загудел, пол попытался уйти из-под ног, за дверным срезом проплыла металлическая стена, и они оказались в длинном коридоре, похожем на верхний, с таким же рядом дверей, но сверкавшим в ярком освещении голым металлом стен. В десятке метров от них поперёк коридора стояла переборка с задраенным люком-дверью, посередине же протянулся выпирающий на полметра угловатый короб.

— Первая палуба. — пояснил Шад выходя из лифта. — Сердце и прочие внутренности нашего корабля. По бортам идут складские отсеки, дополнительные баки воды, запасы воздуха и прочее, там — он указал в сторону перегораживающей зал переборки. — грузовой шлюз и основные склады автономности, после них бронестена защиты и основной проход в двигательно-реакторный отсек. Точно так же — красные люки посередине ведут в спасательные капсулы. А это. — он похлопал по выступающему из пола горбу. — Его зубы. Главное орудие, кидается релятивистскими снарядами. Полкило вольфрама в полевой свёртке это очень весомый аргумент.

— Вы с кем-то воюете? — поинтересовалась Рэйнбоу, наклонив голову.

— Нет. Но чем больше калибр за твоей спиной — тем проще вести мирные переговоры, если что. Вот и стараются наши оружейники, тем более что есть основания. Действительно Чужих мы не встречали. а вот следы их деятельности вроде бы есть.

— Не понимаю...

— Расскажу как-нибудь, а не успею — дам плашку почитать, хорошо? Так, мы тут в неудачное время, сейчас тут показывать особо и нечего. Если будет желание, sudarynya Гайка, вас сюда потом проводит отдельно кто-нибудь из ребят, посмотрите как работают кибы-ремонтники. Следующим пунктом у нас палуба три, там будет интереснее.

Опять загудел лифт, пол мягко толкнулся под ноги и вскоре они стояли в светлом коридоре, здорово похожем на такой же палубой ниже. Вот только был он заметно уже, короче и дверей по бокам коридора было только две — знакомые красные люки к спасательным капсулам.

— Палуба-три. — объявил Шад выйдя из лифта и поманив за собой. — Для начала — тут у нас главная рубка корабля.

Распахнувшаяся перед ними дверь открыла четыре массивных кресла-ложемента в просторном зале, с уже знакомыми серыми стенами-экранами. Сейчас экраны были погашены, широкие изогнутые подлокотники кресел с рукоятями, кнопками и прочими, довольно старомодно выглядевшими устройствами управления, были сложены и задраны вверх.

Впрочем старомодным тут выглядело не только управление. Позади кресел, на противоположной от входа стене обнаружились даже не старомодного — архаичного, резко диссонирующего с футуристичной обстановкой, вида застеклённый шкафчик и небольшой столик под ним. В шкафу, в узкой секции слева, за дверцей с толстым стеклом, или, может быть, бронепластиком, сияла благородной бронзой пара массивных стрелочных хронометров в прозрачных боксах, справа, на так же застеклённой полке стоял ряд толстых книг. На корешке первой в ряду была пара слов золотым тиснением, на корешках других были просто напечатаны слова и какие-то цифры.

— Удивляешься? — поинтересовался у Гайки их проводник.

— Да. — мышка зачарованно разглядывала хронометры. — Звездолёт и механические часы. Так... необычно.

— Это ещё что... — Шад постучал пальцем напротив особенно толстого тома. — Если покопаться в судовой описи, то там есть запись о том, где на корабельном складе лежит положенный по уставу арифмометр, две штуки. Механическая счётная машинка. — пояснил он. — Калькулятор с ручкой, ты её крутишь — он считает. И методичка по навигационным расчетам на нём вручную. По цифрам из этих вот базовых лоций. — он провёл рукой по стеклу вдоль ряда толстых томов.

Гайка неверяще помотала головой.

— Это что, шутка?

— Реалии большого пространства и подстраховка. Космос велик, неизучен и богат на сюрпризы, поэтому штатно на кораблях, конечно, работают с электроникой, но экипаж должен быть готов обходиться и без неё. Потому и копии судового журнала с лоциями на керамобумаге, и хронометры механические, и арифмометр на складе. Мара, конечно, работает на хорошо изученном маршруте, тут это не так актуально, но вот у разведчиков бывает всякое. Был как-то один тёмный случай когда вся эта архаика пригодилось на всю катушку, так что шутники на её тему резко перевелись... Если будет желание посмотреть как всё это работает — можете забежать сюда завтра. Первый день после выхода — расслабленный, на приход в себя. А завтра тут наших щенят гонять будут на симуляции.