Tarot

Победитель конкурса "Эквестрийские истории" Какое-то время данный рассказ оставался эксклюзивом сборника (за исключением нескольких счастливцев, которые успели сцапать его во временно открытом доступе за день до окончания сроков). Но весь первый тираж уже разобран, и, я думаю, было бы неправильно лишать возможности прочесть рассказ тех, кому сборника не досталось. Посему, с сегодняшнего дня рассказ перестает быть эксклюзивом. Надеюсь, никто не в обиде.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун

Навеки верная

В результате несчастного случая, произошедшего по вине погодной команды Клаудсдейла, Твайлайт погибает от удара молнии. Но завеса смерти относительно тонка…

Твайлайт Спаркл

Инструкция для путешественников в Эквестрию

В этом рассказе описывается проникновение человека в Эквестрию. И его пребывание там.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Человеки

Заговор, это хитрый и хорошо продуманный заговор...

Лира наконец получает шанс доказать всем реальность существования людей. Получится ли это у неё? Сможет ли она встретиться с этими загадочными существами, в которых никто не верит?

Свити Белл Лира Человеки

Letter

Просто история написания одного небольшого письма.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Сорен

Celestial Slayers

Страшная опасность угрожает Мейнхеттену и всей Эквестрии. И только один небольшой отряд из двух кобылок и пегасов смогут остановить ту чуму, которая способна уничтожить все население страны. Что же это может быть? Какие приключения ожидают героев? Какие тайны прошлого они скрывают? Все это вы узнаете в "Celestial Slayers"!

Принцесса Селестия Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Ночь Кошмаров и Никс

Прошло несколько месяцев после событий "Семьи Никс". Твайлайт привыкла быть матерью, а Никс с радостью стала (ну, В ОСНОВНОМ) нормальной маленькой кобылкой. Но сейчас они приближаются к одному из любимых праздников осеннего сезона, Ночи Кошмаров, о котором Никс никогда не слышала и абсолютно ничего не знает...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Земляника

Флаттершай и её подарок.

Флаттершай

Кобыла, что когда-то жила на луне

В мире бронзы и пара Твайлайт Спаркл думала, что с изобретением новой модели телескопа она сделала открытие, изменившее ее жизнь. К добру или к худу, но она была права. Ее открытие изменило не только ее жизнь, но и жизни тех, кого она нашла в своей отчаянной попытке связаться с единственным существом, таким же одиноким, как сама Твайлайт. Все было бы гораздо проще, окажись это кто-нибудь другой, а не та, кого Твайлайт могла назвать лишь Кобылой на луне. Значит, это определенно не в пределах пешей досягаемости.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Бессмертные

Прошли столетия. Твайлайт успешно построила своё государство из одних аликорнов; пони во множестве покидают Эквестрию, чтобы никогда не вернуться. Но однажды оттуда приходит юная, ей и пятидесяти нет, аликорна, желающая жить на земле предков... Продолжение фанфика "Смертные" , написанного в апреле 2013-го года, переведённого на русский язык в середине 2014-го. Данный текст был написан в сентябре 2013-го, на русский язык не переводился. Я это исправил. Беты, которые очень помогли мне: taur00\root, GORynytch

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца

Автор рисунка: BonesWolbach
2 4

Час пони

3

Через минуту дверь в медблок открылась. Вошедший был ей смутно знаком — не лицом, но манерой двигаться. А когда он заговорил, она узнала и голос.

— Привет. Я Шад, старший над этим детским садом. Есть десяток минут на разговор?

— Можно подумать, у меня есть выбор. — огрызнулась она. — Вы меня сюда притащили не спрашивая.

— Ну извини. — развёл руками Шад. — Дырка в лёгком и сердечной сумке не та штука, с которой есть время на уговоры. А попытка ещё и подраться вообще была не лучшей мыслью, ребят учат буйных глушить гиберпротектором не думая.

— Ваши проблемы. Я не просила меня лечить. И платить за вашу заботу не собираюсь. Верните одежду, и я свалю отсюда.

— Платить не надо. Одежду вернём... — Шад вопросительно посмотрел на Мару и та кивнула.... как только починим. Кстати, Мара, распакуй для неё покрывало. А вот со "свалить" сейчас будут проблемы. Ты... — он усмехнулся. — далековато от Гигаполиса. Давай так, сейчас ты со всеми остальными выслушаешь меня, и уже потом решишь, что делать дальше. Мара, поставь датчики и я её украду ненадолго.

— Шад!... — возмущённо воскликнула врач. — Я её только-только заштопала, а ты уже собрался тащить...

— Радость очей моих, пока хитрый Ник нагло дрыхнет в доке, вводную лекцию читать обеим группам и гостям приходится старому неспавшему Шаду. И ему страшно лень читать её потом заново, тем более что золотой час уже тикает, а девочка пролеченная, вполне бодрая, вот даже и огрызается. Так что хватит перестраховываться, налепи датчики и следи сколько захочешь. Девочка спокойно полежит, послушает, потом верну в сохранности, осмотришь ещё раз и выпишешь. Полежишь спокойно? — это было сказано уже ей.

Пегаска нехотя кивнула в ответ.

— Лентяй. Остальных потом притащить не забудь. — Мара покачала головой и сноровисто взялась за работу. Дэш не успела возмутиться, как на шее и на груди с обеих сторон уже красовались белые кружки датчиков.

— Кстати, миссис Рэйнбоу Дэш... — окончание фразы на миг неприятно повисло в воздухе, а потом Шад продолжил, пропустив фамилию-прим. — Несколько вопросов, если не возражаете, ответы желательно "да-нет", желательно правду.

— Валяй.

— Ты пыталась сбежать от владельца?

— Да.

— Ты когда-нибудь пыталась покончить с собой?

— Какое тебе дело?...

— Да-нет, пожалуйста. Это не праздное любопытство, поверь.

— Да. Не получилось.

— Вчера ты хотела убить Скуталу.

— Да.

— Ты убила Алекса Вендара.

— Нет.

— Врёшь. — Шад демонстративно развёл открытыми ладонями. — Не дёргайся, я уже в курсе что покойник этого заслуживал, и на вашу полицию нам плевать. Так что убила и убила, hren na nego. Ты насиловала Скуталу?

— Нет! — Дэш зло оскалилась. — Пошёл в жопу со своими вопросами!

— Отлично. — неожиданно дружелюбно улыбнулся Шад. — Извини за бестактность, потом как-нибудь расскажу в чём дело. Не будем заставлять всех ждать, — он снял со стены пакет и разложил его в носилки, зависшие над полом. — пора... — он потянулся к ней и замер посреди движения. — Даже так? — он поднял бровь и отступил назад. — Мара, будь так любезна, помоги девочке перебраться на носилки.

Дэш опять опоздала с протестами. Тонкие, изящные женские ладони подхватили её, словно пушинку и перенесли на носилки. Потом те же ладони накрыли её покрывалом, и пегаска машинально отметила для себя — ни в коем случае не лезть в ближний бой с этим милым врачом. Потому что эти тонкие, изящные ручки, похоже, могут без труда завязать узлом лом.


Шад вернулся, как и обещал, через десяток минут. Не один — на антиграв-носилках за ним вплыла Рэйнбоу Дэш. Пегаска лежала на боку, на шее, чуть выше укрывавшей её простыни, белел приклеенный кружок датчика. Для той, кто ещё вчера был готов убивать за косой взгляд и обидное слово, она вела себя удивительно мирно и спокойно.

И всё же она старалась не встречаться взглядом со Скуталу.

Рыжая пегасёнка, всё так же сидевшая у Виктора на коленях, ощутимо напряглась, увидев старую знакомую, но Шад, то ли случайно, то ли — скорее всего — намеренно, поставил носилки так, что между пегасками оказался столик, и он сам в своём кресле, и этого оказалось достаточно чтобы успокоить малышку.

— Итак, все наконец в сборе, и не надо никуда бежать. — объявил Шад, слегка разворачивая кресло. — Мара, радость моя, дай на экран вид с внешней камеры. Обзор и сопровождение — на твой вкус.

Освещение медленно потускнело, стена-экран за его спиной потемнела и, обретая цвет с объёмом, под аккорды тихой скрипичной мелодии распахнулась наружу, открывая бархатно-чёрный небосвод и лежащий на нём огромный, уместившийся на экране едва ли на одну десятую часть, шар, сверкающий белым и голубым, с просвечивающей из-под атмосферной дымки тёмной зеленью. Шар неспешно проворачивался навстречу, уходя под ноги, а впереди, из-за темнеющего горизонта, так же неспешно всплывал чуть приплюснутый, дымчатый, жёлто-оранжевый диск невероятно огромной и совершенно незнакомой луны.

Вид на экране дрогнул, когда камера начала плавно поворачиваться, шары планеты и спутника уплыли вниз, и экран ненадолго полностью залило чёрным, с проступившими колючими искрами звёзд. А потом брызнуло ярким, яростным светом, почти сразу же приглушённым фильтрами, и сверху вниз прошёлся огненный диск солнца с чуть размытым по краям круглым пятном в центре — словно зрачок в оглядевшем их огромном сияющем глазу. Солнце скрылось, камера продолжала поворачиваться, и на экран уже вплывал блестящий отражениями и мигающими огнями, расчерченный резкими, ломаными тенями, металлический бок чего-то несомненно рукотворного. Вперёд, вниз и в стороны от него протягивалось несколько разнокалиберных ажурных ферм, блестевших прозрачными трубами внутри и вспыхивающих на концах алыми огнями. Одна из ферм, мелькнувшая на краю изображения, судя по всему заканчивалась где-то около камеры. На конце другой висел подмигивающий красными и зелёными огнями угловатый вытянутый силуэт. Панорама продолжала неторопливо вращаться и наконец застыла, демонстрируя узкую полосу чёрного пространства, и безостановочно уползающий вдаль бело-сине-зелёный планетный простор.

Где тоже не было знакомых очертаний.

На Земле точно нет такого места, где океан вторгается на материк тремя огромными параллельными заливами, которые выглядят так, будто гигантская лапа протянулась и пробороздила когтями сушу...

Виктор с трудом оторвал взгляд от экрана и обвёл взглядом остальных. Серафима с Лирой, Джерри с Гайкой были просто заворожены зрелищем, и восхищённо смотрели на проплывающую под ними планету.

Пегаски же — что затихшая на его коленях Скуталу, что приподнявшаяся на носилках и выгнувшая шею Дэш — были не просто заворожены видом. Эти синтеты были созданы чтобы летать, в их разум было намертво впечатано стремление ввысь, желание полёта и радость от вида открывающегося с высоты. Увидеть под собой не просто землю, но само небо... с таким могла бы сравниться разве что настоящая, увиденная собственными глазами Эквестрия. Обе пегаски застыли неподвижно, с совершенно одинаковым выражением восторга на мордочках, с широко распахнутыми глазами и приоткрытыми ртами.

Виктор взглянул на Шада. Тот сидел вполоборота к экрану, и слегка наклонив голову разглядывал их компанию. Встретившись с ним глазами, Шад усмехнулся освещённой экраном половиной лица и чуть приподнял кружку, словно салютуя ему.

— Это же... — внезапно охрипшим голосом проговорил Виктор. — ...не Земля?

— Браво! — Шад изобразил аплодисменты. — Пятьдесят первая Пегаса-четыре, она же Тайга, перевалочная станция "Заимка", борт лёгкого рейдера "Мара". Давление за бортом ноль целых хрен десятых, прогулки без скафандра не рекомендуются, в скафандре и с сопровождением — можно устроить, если кто-то не верит экранам и горит желанием посмотреть своими глазами. Крылатые, дышать не забываем?

Судя по судорожному вздоху, который синхронно испустили обе пегаски, ироничное напоминание было вовсе не лишним.

— Расстояние до Солнца примерно пятьдесят световых лет, до нашей столицы примерно втрое больше... — продолжил Шад. — Тайга та ещё окраина в наших реалиях, но из освоенных она самая ближняя к Солнечной системе.

— Так вы... Чужие? — подала голос Серафима. Голос был довольно дрожащий.

— Нет. Тоже, в общем земляне, и в какой-то мере "свои", хотя последнее — ну с очень большой натяжкой. — посерьёзневший Шад отхлебнул из своей кружки. — Ответ на традиционно следующий за этим вопрос "и кто же вы такие?" потребует некоторого экскурса в историю. Готовы слушать?

Все, включая Дэш, кивнули так одновременно, словно долго репетировали этот жест.

— Итак — начало всего этого. Время действия двести с длинным хвостом лет назад, начало века. Место действия — Земля, где тогда ещё были государства, и в частности страна по названию "Россия". Виктор, возможно ты мог что-то слышать от деда. Нет? Коротко — сейчас эта территория частично входит в Еврогигаполис, частично известна как пустые земли Сибири и Заполярья.

— Тогда же это было государство, которое вынужденно противостояло государствам европейской части континента. С переменным успехом, поскольку противостояние было постоянным, а вот с правителями ей везло не всегда. Тогда, в начале двадцать первого века, как раз был период "не слишком везло", а прочие тогда ещё государства вовсю готовились в очередной раз переделить мир, рынки сбыта и зоны влияния.

— В общем тогдашний мир весело катился к очередной большой войне, когда в один прекрасный день в той России объявился новый правитель. Никто не знал откуда взялся он сам, где и как он раздобыл кучу козырей в рукаве и набрал свою команду, но уже через пару месяцев оказалось, что спорить с ним в общем-то никто не хочет, а из тех кто хотел бы — уже некому. И что даже те большие дяди, что сидят в других странах, старательно делают вид что ничего не происходит и утираются дорогими платочками, радуясь что их не задело мегатоннами компромата и просто приватных сведений, которые кто-то вдруг вывалил в открытый доступ, и что не они оказались в числе нескольких внезапно скончавшихся знаковых фигур. Назвался этот тип, не без чёрного юмора, просто "Тираном". Как он сказал — всё равно так назовут, так что лучше успеть первым.

— Время тогда было то ещё, к доверчивости не располагавшее. — Шад отхлебнул снова и покачал головой. — Однако же репутацию он себе заработал очень быстро и очень серьёзную. Пропустим несколько следующих лет, там не было ничего особо интересного, одна проза жизни, разгребание авгиевых конюшен и большие стройки; cейчас, впрочем, наши историки начали называть этот период "холодной гражданской войной". Где-то они правы — тогда общество вовсю делилось на тех, кто доверился ему и шёл за ним, и тех кто хотел жить, как жили, в обществе примерно того же рода, что сейчас на Земле.

— Потом этот период закончился, и внезапно оказалось, что козыри у Тирана в рукаве были интересные, и, как это говорят, закрывающие. Но также оказалось что наномедицина, чистая энергия, антиграв-транспорт и прочие вкусности — они задаром только для тех, кто с ним, по рыночным расценкам остальным, ну а чужим и вовсе ничего. Ещё несколько лет после этого прошло в подвешенном состоянии, а после лощёные господа из-за границ старательно забыли про страх, постарались обезопаситься от угроз компроматом, что-то там помудрили у себя со структурой правления, и начали настойчиво намекать что владеть такими технологиями одной стране нехорошо и она должна поделиться со всем миром, читай — с ними. По такому случаю они даже перестали грызться между собой.

— Но Тиран опять успел первым. Он не стал снова пугать их или сражаться — он и его подданные просто ушли. Тиран вытащил ещё один козырь: открылись порталы в иной мир. Пара сотен порталов, антиграв-транспорт работавший по всей стране... исход занял чуть больше полугода, даже при том что уходящих было около пятнадцати миллионов.

— После этого наши заклятые друзья могли праздновать победу — они наконец-то избавились от давнего... не то что конкурента — скорее неудобного соседа. Вот только порадоваться толком у них не вышло. — Шад криво усмехнулся. — Случилась третья мировая война. Стоило уйти общему врагу, и те самые большие дяди немедленно сцепились меж собой. Сначала за наше возможное наследство, а потом, когда поняли, что Тиран, уходя, тщательно зачистил всё что мог, и от его технологического наследства им остались крохи, вроде антигравов — за территорию, где хотя бы можно поискать что-то им забытое. За ресурсы на этой территории конечно... ну и всё прочее, что к этим территориям прилагалось. Полноценного Большого Праздника, впрочем, не вышло, каким-то чудом — аналитики до сих пор спорят, как это могло быть возможно — они удержались от полномасштабной свалки, договорились, ну а дальше начинается эпоха ваших Гигаполисов.

— Наша же земная история на том заканчивается, — Шад опять скосил глаза на лежащий планшет. — ...и начинается эта. — он провёл рукой, указывая на окружающее. — Сначала было освоение Руси, той планеты, куда вели порталы, а сейчас — и остальных известных нам планет Терранского Пояса. Переход, как выяснилось, готовился не первый год и ушедшие попадали не в чистое поле — в города, подготовленные к приёму поселенцев. Транспорт, связь, энергетика, товары, продукты — это всё делается легко и просто, когда есть фабрики наносборки, очень много энергии, и не надо оглядываться ни на рынки, ни на секретность, ни на прочий бред под названиями "экономика" и "политика".

— Далее Русь, естественно, стала и остаётся сейчас столичной планетой с самым большим — около двадцати миллионов — населением. Когда мы более-менее обустроились там — начали разведывать окрестности, постепенно нашли ещё девять планет, как это называем — Терранского Пояса, начали обживать и их. Тиран ещё несколько раз запускал порталы — так что на вновь колонизированных планетах сейчас в сумме ещё около десятка миллионов народа.

— Рай земной не построили, люди у нас не ангелы, но живём, в общем, неплохо. Хочешь что-то спросить? Спрашивай, не стесняйся.

— Если бы не всё это... — Виктор покрутил пальцами. — ...сказал бы что бред. Была спрятана целая страна. Инопланетяне среди нас и никто ничего не знает. Земля беззащитна перед пришельцами. Точь-в-точь заголовки в жёлтом издании.

— Верно. Но неправильно. — усмехнулся Шад. — Целую страну никто не прятал — только население и только часть. Причём не большую. Оставшиеся, кто пережил войну и чистку, жили себе, тщательно старались забыть про "ужасы правления Тирана", вливались в мировое сообщество и растворились в нём в итоге, всё было вполне естественно и документированно. А точные цифры — кому они интересны? В те мутные времена ещё и не такое можно было спрятать в статистике. Ну а сейчас — мы просто неинтересны. Мы, как сказано, не инопланетяне, та наша техника, которая появляется на Земле, не так уж отличается от вашей. И можешь поверить, те, кому это нужно и интересно — про нас вполне могут узнать и уже знают. Другое дело, что это неудобное знание они предпочитают не афишировать и не крутить весь день по всем каналам, а потому его как бы и не существует. Такого хватает и без нас. Вот ты, например — много ли ты знал хотя бы о жизни того же Серого Города, до того как попал в эту историю? Часто ли интересовался? Часто ли видел в новостях подробности? А ты Серафима — часто интересовалась древней историей или всё было не до того, надо было на жизнь зарабатывать? Ну или взять тебя, красавица... — обратился он к Гайке. — ...часто ли твой шеф рассказывал историю того, как он стал главой концерна "Синтезис"? То-то. Люди не любят напоминаний про неприятные вещи, и с удовольствием про них... не то чтобы забывают — перестают вспоминать, и высмеивают тех, кто вздумает им напомнить. Особенно когда эти неприятные вещи не претендуют на изменение миропорядка и ничего, в общем, не требуют. А особенно — когда они, ко всему этому, могут стереть Гигаполисы с лица Земли, вот в этом всё верно.

Виктор поёжился. Гостеприимный, заботливый дядюшка Шад на секунду куда-то исчез. Голос был таким же ровным и спокойным, но что-то убеждало: тот, кто сидит сейчас на его месте — не пугает. Он просто констатирует факт, и сделал бы это, не колеблясь ни секунды.

— Итак, с предысторией практически всё. История же куда короче — тридцать лет назад мы смогли уделить несколько больше внимания бывшей родине. Тиран наверняка не выпускал её из виду всё это время, но своими данными он не делился, на что у него, как обычно, были свои резоны, так что этим занялись, скажем так, не без его участия, но в общем порядке. В один прекрасный день в Солнечной финишировал наш рейдер, вывесил спутники слежения, через пару месяцев высадились разведчики, а ещё через неделю большим боссам в просторных кабинетах сделали предложение, от которого они не смогли отказаться. С тех пор мы относительно регулярно навещаем Землю — и по своим делам, и с подобными экскурсиями, местные боссы нас старательно не замечают, и все довольны. Идиллия, можно сказать.

— Зачем? — тихо проговорила Лира. — Зачем вам Земля, если у вас есть, как говорите, десять планет, и у вас всё и так хорошо? И зачем вам понадобилось спасать нас?

— А вот тут... — усмехнулся Шад — ...и начинается вторая часть нашей лекции. Вот, кстати и первые ласточки. Не стойте за дверью, заходите. — он чуть повысил голос.

Дверь открылась, впуская Глеба и слегка растрёпанное очаровательное создание, в котором только по рыжей шевелюре можно было узнать вчерашнюю Лису.

— Шад. — начал с порога Глеб. — Вчера ты говорил про вопросы...

— И? — кивнул тот.

— И мы хотели бы знать — зачем...

— Зачем всё это было? Правильный вопрос, хвалю. — Шад кивнул, и чуть повысив голос объявил, явно для трансляции. — Та-ак, мальчики и девочки, все проснулись, у всех появились вопросы и все жаждут ответов, я прав? Подтягивайтесь в кают-компанию, всё там и всем сразу. Присаживайтесь пока. Так вот, Лира... — продолжил он. — ...что касается вас, и почему за вами припёрлись именно мы... Я ночью толком не спал, после всех этих плясок, изучал историю ваших метаний. Честно сказать, я искренне восхищался. Тот самый случай, когда дилетант мечется, совершает глупости... и уходит от профессионалов, которые не представляют, что можно сделать такую глупость. Впрочем, и со стороны охотников поиски ваши тоже были той ещё клоунадой. Но, так или иначе, к моменту нашей встречи лимит вашего везения уже закончился. Однако вам успело повезти в главном — ваши метания и шевеления БРТО подняли волну в Сети, заинтересовавшую нашу резидентуру. Они смогли понять, что с вами что-то достаточно ценное и смогли вас отследить по полицейским переговорам. И связались с нами, поскольку я и мои подопечные были на грунте уже третий день и — на ваше счастье — как раз неподалёку. Вообще-то, это было совсем не наше дело, но возможности нашей резидентуры довольно ограничены, и ребята сказали "надо помочь". Тогда мы рванули за вами всей компанией на гражданском флаере, ну а остальное вы сами видели. Кстати ты молодец, девочка. — он повернулся к Дэш. — Отличный боец.

Пегаска хмуро посмотрела на него.

— Издеваешься? Я там сдохла. Сам же говорил — дырка в сердце, хана поняше.

— Даже просто задержать полубоевого синтета, который запросто перебил наряд полиции — это уже очень и очень здорово. Иначе мы могли и не успеть. А вот тебе, Виктор, совет: хочешь долгой, спокойной жизни — не забывай про контрольный выстрел. У боевых и полубоевых серий очень часто улучшена анатомия. Живучи бывают до изумления.

— А если бы чистенькому мальчику не повезло? — оценивающе прищурилась Дэш. — Ты рисковал, здоровяк.

— Нет, на самом-то деле. — Шад пожал плечами. — Обязанность инструкторов — сделать всё, чтобы подопечные вернулись живыми, так что наш инструктор вроде меня может отвернуть голову и полноценному боевому синтету, не то что этому недоделку.

— А как вам удалось отбиться от спецназа? — заинтересованно блеснула глазами Гайка.

— Я их уговорил. — улыбнулся ей Шад. — Специально для таких случаев, чтобы не приходилось долго объяснять, ГСБ выдало для наших групп свои, серийные совершенно официальные и легальные идентификаторы, а связываться с ГСБ и всеми остальными корпорациями в её лице не хочет даже БРТО. Сейчас они наверняка уже выяснили, кто именно увёл их добычу, но легче им от этого не стало, могу заверить. Так что я предъявил им иды, задавил наглостью и авторитетом... ну а пока мы болтали, Кати привела на точку десантный катер, и проблема разрешилась сама собой. Потому что в дуэли дэка и дохленького бтра выживает тот, кто убежал от бтра подальше.

— А кейс...

— Информацию с кейса мы слили на месте и сразу же отправили на рейдер. Их лейтенанту я сказал, что кейс прострелил их бешеный синтет, так что пусть теперь БРТО сама гадает — врал я им, не врал, считали оттуда что-то, не считали, а если считали, то сколько и кто именно... Они обойдутся без нашей помощи, согласна?

— Как слили? — большие глаза Гайки стали вовсе огромными. — Такие массивы данных отправляют на носителе, потому что...

— Я в курсе. Поэтому я его и оставил. — кивнул Шад. — У нас своя связь с рейдером, она ещё и не то пропустить может. Проблема могла быть со считыванием, но на это у нас была Кати.

Виктор потёр лоб, собираясь с мыслями.

— Вы ещё не ответили на вопросы Лиры. — напомнил он.

Шад усмехнулся.

— Молодец, наблюдательный. Не буду убеждать, что мы такие добрые и бескорыстные — нам в первую очередь были интересны данные с кейса. Но ввязавшись в эту гонку из-за данных, и получив их вместе с вами — я не собирался бросать вас на съедение волкам из БРТО. Неправильно это, да и ребята меня бы не поняли. Ну и потом, всё нам на пользу что врагу во вред — пусть корпораты получат один лишь горелый кейс, без похитителей и посильнее ломают голову над всеми неувязками истории. А вот зачем мы оказались на Земле — сейчас подтянется вся компания, и буду рассказывать всем сразу.

В кают-компанию тем временем просочилась Виса, кивнула всем собравшимся и устроилась на диване рядом с Лирой. То, что девушка тут же начала гладить её по гриве, единорожка восприняла спокойно и не без удовольствия, судя по тому, как она выгнула шею, подставляясь под ласку.

— Простите. — вежливо напомнила о себе Гайка. — Пока все собираются... что это за история о моём шефе?

— А, это. — Шад усмехнулся.- Учти, если надумаешь возвращаться — мистер Эм тоже не слишком любит напоминаний о прошлом. Ты не задумывалась, как вообще могло случиться так, что синтет, существо в ваших реалиях по определению, без вариантов, второго сорта, по сути не раб даже, вещь — выбился в руководители пусть не слишком большой, но всё же значимой корпорации? И как это стерпели и терпят остальные?

Виктор поймал себя на том, что он и сам не задумывался над этим, и ему стало понятно внезапно растерянное выражение на личике маленькой шпионки.

— В первый же год после того, как мы вышли на контакт с большими боссами и заключили договор о нейтралитете, нас ожидаемо попытались проверить на прочность. Наши аналитики в один голос твердили что так и будет, расходясь только в прогнозах кто окажется самым шустрым самоубийцей, так что попытка захвата нашей группы сюрпризом не стала и нападавших, практически без ущерба для нас, кого прибили, кого захватили. После чего начался наглядный урок.

— Через час экстренного потрошения пленных и сетей, с дежурного рейдера связались с боссами из Ассамблеи и затребовали виру головами виновников. А чтобы думалось лучше и быстрее, посоветовали проконсультироваться с астрономами. Ещё через час радостно взвыли астрономы. Ещё бы, точно зная время и место, наблюдать на Луне крупный импакт — это просто праздник для науки и учёные степени тем, кто поверил и подсуетился. Через полчаса, выслушав радостных астрономов, взвыли уже большие боссы, от жути. Ударный кратер, на десяток километров диаметром, это интересно и познавательно, когда оно на Луне. Но когда тебе убедительно обещают, что следующие будут уже на Земле, и на месте их штаб-квартир — становится неуютно.

— Потому Ассамблея, ГСБ, и все прочие дружно отвернулись, сделали вид что всё в порядке, и они не слышат доносящиеся из-за спины выстрелы, хрипы и удары сапогами, и в той корпорации без помех пошла весёлая забава под названием "зачистка". Головное здание блокировали и отряд десантников пошёл отстреливать высшее руководство прямо в их же кабинетах. Глава, с подачи которого заварилась эта каша, разумеется попытался бежать. Шустро бегал, сволочь, погоняться пришлось. Но, на свою беду, он плохо знал Серый Город. В один прекрасный момент он внезапно потерял сознание, а когда пришёл в себя обнаружил, что его преследователи спокойно обсуждают с какой-то уличной бандой вопрос того, кому нужнее его голова. Глава банды, который и отоварил нашего клиента битой по черепу, был синтетом. Умным, здраво мыслящим, много знающим, с напрочь сорванными стоп-скриптами, и он поучаствовал в экспресс-допросе, подкинув несколько нужных вопросов. Наши-то местную специфику знали не в подробностях... В общем капитан десантников подумал, его сообразительность и иронию ситуации оценил, и решил пошутить сам, а юмор у него, как и полагается, был простой и тяжёлый, как лом по голове.

— Уцелевшее начальство средней руки и сотрудников, кого поймали, согнали в один зал и торжественно представили им нового главу компании. "А кому не нравится, что он маленький и ушастый — того пополам порву." сказал капитан "Вот так." Что характерно — порвал, мощи в десантном скафе немеряно.

— Ша-ад. — укоризненно протянула Виса, обнимая Лиру. — Ну как не стыдно детей пугать. Смотри, она уже вся зелёненькая.

Единорожка сглотнула и начала закатывать глаза. Похоже, она наконец поняла — что именно порвал тот капитан.

— Лира-Лира-Лира! — затормошила её Виса. — Не надо бояться, дядя Шад хороший и добрый. Главное шутки его после еды не слушать.

— Там тоже все очень впечатлились, вот так у "Синтезиса" и появился новый, пусть не без тихого скрипа, но признанный глава. — невозмутимо закончил Шад. — Шустрый — через пару недель на всех значимых постах уже были новые кадры, сплошь обязанные именно ему лично, и умный — ещё через неделю он связался с нами и передал в помятом, но всё же говорящем виде пару типов по этому делу, которых пропустили наши аналитики. Вот с тех пор старый мыш и заправляет в корпорации. Он, конечно, та ещё сволочь, но достаточно вменяем и у него хорошая память.

— Так это вас благодарить надо?... — прошипела Дэш с носилок.

Шад спокойно пожал плечами.

— А ты в самом деле думаешь что есть разница, кто сидит в самом высоком кресле? С волками жить — меняй диету. Старый крыс, в отличие от его предшественника и многих прочих высокопоставленных, хотя бы понимает — когда и кого надо пугаться. Он время от времени подкидывает нам беглецов, и ему хватает ума не пытаться подкинуть сюрпризы. Другим на это ума не хватало.

— Что за сюрпризы? — чуть спокойней поинтересовалась пегаска.

— Синтет с колонией боевых нанитов внутри, например. Или с двойной личностью, активирующейся спустя некоторое время. — Шад поморщился. — Мы устраиваем выходы нерегулярно, маршруты выбираем случайно, инфоприкрытие на выходах отработано так, что подсунуть нам сюрприз сложно. Но можно, в принципе — если можешь наштамповать и после утилизировать кучу подсадных синтетов ради одного подсунутого. Хотя толка от этого всё равно нет — после выхода проводится карантин, обследование, наносептика...

— ...ведётся слежка. — продолжила фразу Гайка.

— ...и слежка тоже. — легко согласился Шад. — Ненавязчивая, могу заверить. А главное тут, что такой сюрприз оставляет столько следов, что найти потом организатора и оторвать ему всё подряд нет никакой сложности. Было дело, оторвали, хватило, чтобы отучить.... по крайней мере, на время. Но вот кто им не давал сообразить это до, а не после?

За время рассказа в кают-компании постепенно собрались остальные.

Они отчётливо делились на две группы — тех, кто уже был знаком Виктору, смешанную группу из восьми подростков лет пятнадцати-шестнадцати, которых опекал Шад, и троих парней постарше, лет восемнадцати-двадцати, ему незнакомых. Видимо это была группа того самого Ника, что сейчас лежал в лазарете. Кроме Глеба с Лисой среди них оказалось ещё две парочки — Кати, с тем парнем что вчера распоряжался в отсутствие Шада, и Лада с одним из старших парней, который выделялся среди остальных очень короткой и очень светлой шевелюрой. Несмотря на то, что все были одеты почти по-домашнему — за плечами у Кати почему-то был тот же рюкзачок, что и вчера. Парочки уверенно оккупировали второй диван, вынудив остальных устраиваться на вытащенных из шкафчика раскладных стульях, или на полу.

— Итак, вторая традиционная часть нашей лекции. Тема "что мы там делали и зачем мы туда припёрлись". Во время великого переселения с земли ушло около пятнадцати миллионов подданных Тирана. Сейчас нас в сумме по всему Поясу уже около тридцати миллионов. Продление жизни у нас делается всем, оно здорово сокращает рождаемость и здорово растягивает смену поколений, но тем не менее, перед нами уже начинает во весь рост вставать старая проблема отцов, детей и коррозии идеалов.

Шад сделал паузу, чтобы плеснуть в свою кружку сока.

— Уходившие с Тираном были сыты по горло Землёй, тамошними порядками и тамошней грызнёй всех со всеми. Здесь мы строили и строим свой мир... — он взглянул на экран, где по простору океана бежало отражение солнца. — ...и получается, вроде, неплохо. Но, как кто-то когда-то верно подметил — "То, за что умирали отцы, безразлично детям и смешно внукам." — прошло время, у ушедших появились и выросли дети, внуки, а у кого и правнуки уже, и вот уже появляются юнцы новой генерации — умненькие, недоверчивые к ворчанию старых пердунов, юнцы, которые росли в мире, покое и безопасности, и для которых это само собой разумеется. Которые жадно выискивают всё про старую Землю и задаются вопросом — а так ли она была плоха, как нам говорят? Может быть, это просто мы не поняли, и это мы неправы? Может быть, стоит приглядеться к их опыту, тем более что их больше, значит и опыта у них побогаче? И может это нам надо что-то у них перенять? — Шад говорил негромко, но веско, обводя тяжёлым взглядом собравшихся из своей группы, и те отводили глаза. Даже Виса, и та смутилась и уткнулась лицом в гриву Лиры. Единственной не смутившейся была Кати, та встретила взгляд их лектора с несколько отрешённым выражением.

— При этом, увы, подобные мысли почему-то обязательно приходят в головы именно умненьких, талантливых и перспективных юнцов. Именно тех, кто так или иначе будет определять пути развития, когда вырастет. Это страшная ловушка, в которую угодил далеко не один социум — среди них, к слову, были и наши предки в конце двадцатого века. Тирану это отлично известно, и это одна из причин того, что когда тридцать лет назад мы начали контактировать с Землёй — в итоге мы начали устраивать экскурсии, подобные этой. Итак, кого уже осенило — зачем мы были там?