Хранители гармонии

Эквестрия хранима могущественной магией Элементов Гармонии, сущности которых ныне воплощены в шести пони. Они защитят свою страну от любой угрозы, будь то утративший разум чародей или сам Повелитель Хаоса. Они – хранители гармонии этого мира. Но кто будет хранить хранителей?

Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Страшная ночь

Страшная ночь настигла трех пони...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл

Переход

Казалось бы - типичная ситуация: брони после смерти попадает на аудиенцию к принцессам Эквестрии, только вот всё пошло не так, как ожидал человек.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Обратная сторона

Магия. Для единорогов, как и для аликорнов она упрощает многие повседневные дела. Но на события всегда есть другая точка зрения, и у каждого поступка есть обратная сторона.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Стражи Эквестрии 1 - Эпизод III: Путь обратно

Такие вот пироги друзья! Третья часть похождений Эдриана. Веселья больше, маразма меньше, больше магии и дружбы, меньше крови.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош Лира DJ PON-3 ОС - пони Октавия Дискорд Человеки Принцесса Миаморе Каденца Сестра Рэдхарт

Fallout: Equestria. Оperation:"TIME PARADOX"

1. О путешествиях одного единорога на эквестрианской пустоши и о том что он там нашёл помимо разрушений и рейдеров.2. О путешествиях и жизни возрождённого.

Другие пони

Ксенофилия: Вечернее свидание

Рэйнбоу Дэш не любит кобылок. Она любит Леро — своего жеребца-человека. Но так уж повелось в Эквестрии, что у одного жеребца почти никогда не бывает лишь одной кобылки… События рассказа происходят после "Исхода Блеклого Поветрия".

Рэйнбоу Дэш Лира Человеки

Путь Ненависти

Сила, что порождает саму себя. Она травит слабые сердца, меняет носителей как салфетки. Она ведёт за собой угнетённых, уставших бояться или терпеть. Война её второе имя. Она всюду. Великий разжигатель, губитель и кормилец. Я покажу им её!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Глубинный мрак

После событий рассказа "Властелин Колец: Содружество - это магия" прошло несколько лет. Обычную, повседневную жизнь нарушает видение, которое предвещает великие беды. Смогут ли подруги вновь остановить абсолютное зло, и спасти не только Эквестрию, но и вымирающее на останках своего прошлого человечество?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Когда закончится гроза

Иногда за окном идет дождь...

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: BonesWolbach

Погасшая Трикси

Глава 31

Мда...

Долго редачили.

Очень долго.

Надеюсь, хоть хорошо вышло...

Боль. Первое что почувствовала Трикси была боль.

Её грудь болела, постреливая вспышками боли при попытках дышать, подсказывая, что у Трикси сломано несколько рёбер и это было второе, что Трикси почувствовала, когда сознание постепенно просочилось обратно в её измученный полутруп. Третье — её шея так же болела, а ног она не чувствовала вовсе.

На удивление, вскоре это быстро сменилось тупой пульсацией холода, перетекающего по телу и ощущением насильно вливаемой ей в горло жидкости.

Смаргивая выступившие слезинки Трикси открыла глаза смотря на виднеющееся из пылевой завесы лицо Юры, скрытое под его стальной шляпой, похожей на надетый на голову щит.

Чувствуя, как в тело начинает возвращаться чувствительность вместе с тупой пульсацией боли в позвоночнике, вскоре перекрытой холодным онемением и ветерком в голове, прочищающем её от лишних эмоций.

— Времени приходить в себя у тебя немного. — увидев, что Трикси начала приходить в себя и потряхивать ножками, пытаясь перевернуться на живот, Юра тихо продолжил — Нам нужно уходить.

Неопределённо что-то просипев Трикси начала сплёвывать попавшую в рот пыль и таки вставать на копытца, осматривая местность вокруг, несколько изменившуюся с прошлого момента.

А если говорить откровенно, вокруг было много обломков, пылевая завеса и мало белого магического тумана.

Смотря на лежащую чуть в стороне башню, которая, отклонившись на пару десятков градусов могла и придавить безумную пару, Трикси, села на круп, поражаясь тому, что всю свою удачу на сегодня уже наверняка исчерпала.

— Эх… Бр-р!.. Всё, Трикси в норме! — сплюнув, Трикси, уже привыкшая к резким переходам со времён заточения в смертельных казематах, пусть и слегка потряхиваясь начала более осмысленно оглядывать округу. — А мы точно не единственные выжившие?

— Наверняка. — пожав плечами, Юра выглядывая из-за стены посмотрел в сторону огрызка, оставшегося на месте рухнувшей башни, рассматривая что-то не видное Трикси — Вон, бродят, диверсантов ищут и уцелевших под завалами.

Приподнимая себя телекинезом, чтобы посмотреть через накренившуюся стену, прислоняться к которой она не хотела рисковать, боясь, что стена упадёт на неё, Трикси посмотрела туда же, куда смотрел Юра и действительно увидела несколько небольших групп людей вполне заметно легко и средне раненых — в том числе и группу у уцелевшего угла базы что копошились с тяжелоранеными, которых им хромающие солдаты приносили на самодельных носилках, больше напоминающих несколько верёвок на которых клали тело.

Кивнув Трикси, со слабой улыбкой довольства от удачной гадости, поправляя порванную во многих местах шляпу, что не распадалась на куски ткани лишь из-за нескольких особо прочных ниточек, распласталась устало на трупе самого первого врага, что до сих пор лежал грузной кучей и даже реальный труп не напоминал и Трикси это бы даже не заметила бы, если бы серая, от налипшей пыли, кожа не разрезалась открытым провалом рта. Сейчас она была слишком уставшей как физически, так и психологически, чтобы отреагировать на это факт хоть как-то иначе, кроме как принять природу лежанки к сведению и проигнорировав это блаженно потягиваться, морщась лишь от железного запаха крови и её вкуса на губах. — И куда мы отправимся дальше?

— Ты упоминала, что поместье Гидеона тебе не внушает доверия? — задавая риторический вопрос Юра, оборачиваясь к Трикси продолжил — Пока мы шли от моста, я к югу от сюда заметил отблеск света благодати, воспользуемся им для перемещения к твоему новому дому.

— Ме-эгх… Чувствую себя вялым хлебушком… — пробурчав Трикси встав сморщилась, когда от резкого движения у неё потемнело в глазах и она споткнувшись упала мордочкой в лужу кровь. Тело Трикси предательски решило, что такая жизнь не для него и начало уходить в спящий режим, возмущаясь настолько воинственному образу жизни и отсутствию толкового отдыха уже сколько?.. — Пль-тьфу… а сколько я уже на ногах?..

Отряхиваясь и вытирая себе мордочку и всё остальное какой-то случайной тряпочкой, выпавшей из её духовного кармана по велению её воли, Трикси подзависла, пытаясь подсчитать.

Так… Среднее её время жизни в сражении с Костяным магом или неживой монашкой было минут семь… Погибла она раз эдак полторы сотни… Семь на сто пятьдесят это тысяча пятьдесят… А тысяча пятьдесят на шестьдесят это… Трикси восемнадцать часов находилась в казематах в беспрерывных боях?.. Плюс ещё день пути от моста на полуостров и несколько часов здесь…

— Трое суток?! — расширив глаза Трикси устало вздохнула, сама себе напоминая кряхтящую старуху — Пиздец…

— Молодец, научишься ещё на ходу спать и будешь напоминать не только средним умением боя, но и серостью лица с явно выраженной забитостью, типичного задрипанного гвардейца. — Если бы Юра не усмехнулся бы в конце, Трикси бы на фоне его серьёзного голоса не факт бы что об том, что он шутит, догадалась бы. — Ну да ладно. Не думаю, что у этих доходяг есть что-либо ценное. Выдвигаемся, чем быстрее выйдем, тем раньше ты сможешь отдохнуть…

Следующее, что Трикси помнила, было то, как она вваливается в свой дом в Форте Хейта и немедля, не озабочиваясь ни снятием с себя плаща, ни снятием бинтов, заваливается спать.

Проснулась Трикси, по ощущениям мгновенно, но спать ей уже не хотелось.

Скидывая с себя тонкое одеяло, укутавшись в которое Трикси и лежала, она, оглянувшись быстро поняла, что от усталости даже не спускалась в свой защищённой подвальчик и лежит на незнакомой циновке, расстеленной прямо на полу гостиной рядом с грудой разного хлама, в котором спустя секунду Трикси обнаружила содержимое своего духовного кармана… как и заметила непонятную хреновину, похожую на стойку для капельницы и того хрустального сборщика грёз, который ей передал Рико.

Переведя взгляд на свои копытца, свободные от бинтов (что, как спустя секунду заметила Трикси, лежали неподалёку на табуретке), Трикси с неопределённым взглядом посмотрела на, всё ещё едва под шерстью видные, светящиеся змеящиеся трещинки. Она думала, что эти ранки исчезнут через некоторое время, просто зарастя — в конце концов, они даже особо и не болели. Может, она спала не так уж и много?..

— …аррис… — Широко зевая Трикси вышла на звуки голоса и скворчания из кухни. Смаргивая сонную дымку с глаз Трикси обвела взглядом Рико оккупировавшего помещение.

Свою кухню Трикси так же сначала не узнала — например, кухонный стол был заставлен чем-то подозрительно напоминающим самогонный аппарат, что работал на полную, вываривая, выпаривая и выкапывая какую-то сероватую жижу в колбу из золотого стекла. Просыпающееся сознание с недоумением обнаружило в ней ту самую флягу с чудотворным снадобьем. Сам Рико тихо что-то бурчал под нос стоя у одной из низких тумб, на которой лежали разные свитки и книги.

— Что… Что здесь происходит?.. — сказала, нахмурившись, Трикси выходя в центр кухни, когда мужчина заметил её пробуждение.

— Изучал эту книгу Гарриса и твою метку. — спустя секунду голос подал пожавший плечами Рико, выглядящий как-то даже менее потрёпанным и… о шок!.. имеющий штаны. Этот мистический бомж начал эволюционировать! Что дальше, он расчешет свою бороду, причешется, помоется и заменит ржавый нагрудник на что-то более достойное?..

— Что ты здесь делаешь? И что ты устроил с МОЕЙ кухней? — вздохнув Трикси обвела копытцем помещение.

— Я пришёл через несколько часов после того, как ты вырубилась на входе. Я нашёл с твоим учителем общий язык и начал изучать твою проблему. — смерив взглядом Трикси Рико продолжил, кивая на установку — В установке синтезируется стабилизатор для твоего физического состояния на основе того чудотворного зелья, что у тебя было.

— И что у меня с физическим состоянием, что мне надо стабилизировать? — настороженно прищурившись Трикси отошла на шажок назад.

— Если твоя душа достаточно гибка для приспособления к энергиям Смерти, то вот тело совершенно нет. — щёлкнув несколько рычажков на установке Рико продолжил — Этот состав, имеющий некоторое общее с целебными общетонизирующими припарками повсеместно изготавливаемыми алхимиками, должен исправить положение, пусть и сделав конкретно для тебя ещё более выраженными недостатки использования конкретной энергии, а именно Смерти. То бишь, любое воздействие, что должно влиять на нежить, на тебя будет воздействовать еще сильнее, высоковероятно мгновенно убивая и отправляя на перерождение.

— А почему… — Почесав шею Трикси, уже намеревающаяся приподняв бровь спросить, а куда делся первоначальный план с тем, что она изучит книгу и уже после решит использовать смерть или нет, остановилась, вспомнив, что Юра с Рико сами прочли её книгу. — То есть, процесс с меткой не обратимый?

— Если бы это было в тот момент, когда ты имела не прижившуюся метку, удалить ее без вреда для твоей души было бы вполне возможно. — кивнув, Рико постучал по возвышающейся над горелкой керамической ёмкостью — Но ты её уже добровольно приживила и освоила слишком сильно, из-за чего с высокой вероятностью стоит даже попытаться её извлечь и у тебя начнёт отказывать тело, которое пытается подстраиваться под душу.

— То есть… Вариантов и нет, что ли? — вздохнув, Трикси обвела взглядом пожавшего плечами мужчину, что продолжил осуществлять броуновское движение по помещению, что-то делая и поглядывая в одну их книг. — А где Юра то вообще?

Переведя взгляд на окно на задний дворик, на которое кивнул Рико, Трикси увидела Юру, осуществляющего что-то похожее на разминочный комплекс какого-то боевого искусства, плавно перетекающего из стойки в стойку и ведущего танец с одному только ему видимым противником.

Фыркнув и подойдя к окну Трикси, залезая передними копытами на подоконник, начала рассматривать его тренировку более внимательно, понемногу начала окончательно просыпаться, окончательно убирая сонную негу из своего сознания.

Правда, момент, когда её живот возмущённо заурчал, требуя еды для Трикси был всё такой же неожиданностью, из-за чего она даже слегка вздрогнула.

Спрыгивая с подоконника Трикси оглядела помещение, пытаясь вспомнить куда же она положила съестные припасы.

Потратив пол минуты на это, Трикси, юркнув в ногах у Рико, открыла первый шкаф, доставая керамическую ёмкость для готовки и снедь в лице мешочка риса, специй и пары морковок.

Бросая вопросительный взгляд на Рико и на печь, в которой Трикси только заметила несколько горшков, стоящих над огнём, кобылка, задавая немой вопрос получила бессловесный же и ответ в виде подошедшего к печи Рико, что, отодвинув своё варево поставил ещё и горшочек с едой Трикси…

— Очнулась, бедовая?.. — заходя в дом, Юра сразу заметил увлечённо жующую Трикси, что с набитым ртом расспрашивала Рико о том, что он делает. Обернувшись к Юре Трикси невнятно поприветствовала его, пытаясь одновременно не выронить находящуюся во рту вилку.

— Ага! — энергично кивнув Трикси, что даже не хотела вспоминать о том, что происходило после первой встречи с Рико, так как психологическая усталость от того недавнего периода как будто нахлынивала вновь, стоило Трикси даже задуматься об этом, отодвинув от себя полностью пустую тарелку блаженно развалилась на столе. — Трикси чувствует себя медвежонком, вышедшим из зимней спячки…

— Непоседливостью и сопутствующим ущербом ты им и являешься. — усмехнувшись, Юра взял стоящую на столе ёмкость с понячьим аналогом здешнего плова и выхватив из воздуха ложку попробовал стряпню Трикси. — Пара идей о том, в какую сторону с тобой работать у меня появилась, поэтому завтра утром их и начнём проверять на практике.

— Есть Юра-сенсей! — шутливо воскликнула всё ещё лёжа на столе Трикси приподняв передние копытца над головой. После она оперевшись на стол приподнялась, взглянув уже на самого «сенсея», — А что за идеи то?

— Ничего особого, просто слегка переработанные стандартные начальные практики взаимодействия с внутренней энергией для самураев и шиноби. — пожав плечами, Юра продолжил — Часть из них ты делала и так, пусть и не понимая зачем.

— Ну хоть что-то помимо махания железом… — хмыкнув, Трикси ойкнула от несильного удара по шее.

— Не мечтай. Оружие в этом деле не менее важно, чем тело. Ведь, рукопашный бой, не смотря на свою притягательность изготовления из своего тела самого главного оружия, крайне опасен, ведь любой противник с более длинным оружием чем твои кхм… копыта, будет иметь значительное преимущество и возможность наносить удары гораздо раньше, чем ты… Конечно, если ты не придумаешь или не найдёшь способ для значительного ускорения себя на коротких дистанциях, чтобы нивелировать это. — уйдя в дебри софистики Юра, казалось, сам себя начал запутывать, уйдя от изначальной темы, — В общем, просто прими как факт, что оружие важно, ведь оружейная сталь открывает простор для действий больший, чем при сражении полностью без оружия.

— Понятно… — на самом деле было нихуфигушечки не понятно, но понимая, что Юру в этом деле она не переспорит, Трикси решила просто согласиться…

— Хм… Трикси, хочешь выступить испытателем для нового снадобья? — покачивая в руке бутыль Рико обернулся Трикси и Юре — Теоретически, всё сделано правильно, но…

— А давай! — ощущая своё собственное бессмертие и понимая, что ей сейчас и сам Тирек не страшен Трикси быстро, чтобы не начать сомневаться, выпила протянутую бутыль и, икнув, замерла, начав как рыба хлопать ртом, чувствуя, как по пищеводу, а затем и венам, движется натуральное ледяное пламя. Встряхнувшись, смотря как на ранки на теле начинают исчезать, Трикси, чувствуя странную негу от того, что едва заметная, но нервирующая ноющая боль от них исчезла, стала напоминать амёбу, что с глупой улыбкой едва не навернулась со стула, лишь в последнюю секунду приняв более стабильное положение…

— Так… И проверка уязвимости… — В деле прихода в себя так же помог Рико, что заставил Трикси с коротким визгом таки навернуться со стула, когда, взяв в руки печать для молитв выпустил в Трикси небольшой тонкий золотистый разряд, что, попав ей в копытце вызвал короткую, но резкую боль.

— А менее болезненные способы ты не придумал? — хрипло спросила угрюмая единорожка, лёжа на спине и покачивая поражённую конечность, у которой с места попадания молнии сыпался пепел сгоревшей шерсти.

— Я мог бы использовать слабую молитву исцеления… Но тут, как я чувствую, ты бы сразу опала мясным мешком с костями. — пожав плечами, Рико спрятал печать в рукав и снял висящую на полке сумку Трикси, достав из которой багровою флягу и передав её Трикси, что, кивнув, отпила…

— В бою взгляд синоби не просто следует за клинком противника — он предугадывает его движения. Залог победы в этом — сохранять спокойствие, даже когда на тебя направлено острие клинка. — Сидя вместе с Трикси на лужайке за её маленьким поместьем Юра пытался в полу-философских полу-практических речах объяснить суть и целенаправленность техники. После того, как Трикси выпила бурду выданную Рико и он посоветовал Юре и Трикси объединить полезное с полезным и во время ожидания пока зелье, не вызывая интоксикации в организме, его адаптирует под магию смерти, устроить им начальную тренировку по внутренним техникам самураев, что не должны даже теоретически ухудшить ситуацию, а лишь улучшит её из-за особенностей применения заложенной у них в основе техники дыхания — Для этого используется специальная методика дыхания, используя которую, размеренным дыханием синоби увеличивает свои возможности. Поэтому запомни — основа всех техник тела требует правильного дыхания. — после секундного молчания, Юра продолжил — Тебе это освоить будет одновременно легче и сложнее, ведь твой магический дар гораздо выше, чем у любого синоби, из-за чего количество внутренней энергии у тебя хоть и не должно быть больше, но она гораздо качественней, что должно облегчить насыщение и управление… Но при этом тебе потребуется гораздо больший контроль над протекающей через тело энергией иначе ты рискуешь получить то, что среди синоби прозвано истощением тела. Они начинают отказывать один за одним, начиная со стремительно высыхающих мышц из-за чего человек теряет возможность двигаться и обречён на смерть от, собственно, истощения.

— Гхм… — крякнув, Трикси, пытающаяся сесть в позу лотоса всё же прекратила это бессмысленное занятие, задумавшись — У земных пони, как я слышала, тоже встречалась подобная ситуация из-за чего у них одна из наичастейших причин смерти это смерть от перенапряжения тела и травм, полученных на работе… Если Трикси не изменяет память общепризнанно что у них есть как раз таки сильнее всех выраженная магия внутреннего тела… Может они интуитивно осуществляют похожее?..

— Может быть. — пожав плечами Юра вгляделся в Трикси — Для начала, глубоко вдохнув воздух в грудь попытайся по пути следования воздуха в теле проводить вместе с ним небольшой поток внутренней энергии, что, пройдя вслед за воздухом в лёгкие должен после разойтись по телу по кровянистым каналам…

— Ты про кровеносные сосуды?.. — наклонив голову Трикси хмыкнула, на взмах рукой Юры — Ладно-ладно.

— Я не лекарь, поэтому точных терминов не знаю. Хоть и пытаюсь восполнять пробелы в своих знаниях. — пожав плечами седой как лунь мужчина продолжил — Энергия, пройдя по кровеносным сосудам, должна пройти обратный путь, выйдя вместе с выдохом. В начальном своём виде ничего особого это дать не должно, но на этой технике основаны практически все известные мне приёмы. Поэтому, начинай дышать, а я буду корректировать твои действия.

«Спустя четыре часа»

Ощущая странное ощущение в груди и начавшие расходиться из сердца… колебания Трикси радостно вскочила, думая, что у неё наконец что-то начало получаться и даже дало мгновенный прилив сил…

— Не надейся. Вновь неверно. Ты не насыщаешь лёгкие перед проходом потока, ты его не меняешь, а проводишь сквозь тело. С этим процессом связаны техники железной кожи, но для тебя они слишком рановаты. Освой сначала основы. — слова Юры были для Трикси ведром воды, обнадёжившим её в том, что она начинает двигаться верно, но… Всё ещё тычется вслепую в соседнюю стену не в силах развернуться. Может попробовать так?.. — Не так! Вдыхай медленно, а не быстро и часто.

«Спустя ещё четыре часа»

Вечер Трикси встречала уставшей психологически и физически, ломота в костях и болящая голова хоть они и смягчались тем, что она наконец поняла, как дышать.

И это было… странно. Хоть ей и приходилось тратить внимание на то, чтобы с каждым вдохом и выдохом проводить всё верно, но при этом в теле возникала такая лёгкость, что казалось, как будто и сознание прочищается, облегчая каждый следующий вдох.

Устало развалившись на диванчике Трикси, не смотря на усталость, не ощущая сна ни в одном глазу достала из духовного кармана уже давно вызывающую у неё тонну интереса книжку, которую забрала лежащей с кухонного стола.

Да, это была рабочая тетрадь Гарриса.

Трикси достала и свой дневник, приготовившись добавить в него несколько новых записей, игнорируя сопящего под окном Рико, от которого слегка несло перегаром.

Где она тогда была прервана?..

А, точно.

«Начнём с того, где Трикси остановилась в прошлый раз, читая и переписывая записи Гарриса.»

Например, я продемонстрирую вам историю об одном из множества даров, переданных Двуглавой Богиней Смерти её последователям, о даре вечной жизни, что сочетался с бездумным рвением.

Короткая повесть о том, как потребность в выживании в агрессивных снежных горах постепенно сменилась потребностью покончить с жизнью тех, кто притеснял живущих под сенью Древа Хелфена.

История того, как с этим желанием пришла великая сила.

Она привёла меня к бледной имитации отголосков её благословения — это заклинание, которое может подчинять нежить воле того, кто сроднён со смертью так же как и они, создавая связь с тем, что делает их тем, что они есть.

И, отвечу на ваш не заданный вопрос коллега по изучению Смерти — высшая нежить — маги, что даже после смерти сохраняли часть своего разума и стремлений — так же владеет слабым подобием этого заклинания, которое является следствием их желания социализации, находящегося в истоках силы любого человека…

«Вспомнили, дорогой читатель? Ну и отлично. А теперь, собственно, сама легенда.»

Эту историю я услышал от души одной древней учёной титанической воли и не менее титанической любвеобильности, вследствие которой она даже в посмертии умудрялась находить себе спутников для постельных утех среди недостаточно сильных чародеев, пускай и с последующим фатальным итогом для последних.

Не буду скрывать, «контакт» с призраком был очень необычным. А жена моя, узнав про этот случай, неделю со мной не говорила.

«Почему бы?..

Но мужик, конечно, хорош.

Интересно, секс с призраком, считается онанизмом или некрофилией?..»

Оставлю историю здесь в оригинальном, вдохновившем меня тогда, стиле изложения.

Хелфен.

Ты спрашиваешь меня, каким он был, самоназванный повелитель тлена?

«От скромности он явно не умрёт.

А тот, кто поставит параллель между Великой и Могучей и им получит в нос. Копытце у Великой и Могучей не менее могучее.»

Под свой конец это был край благоденствия и изобилия, что стало возможно благодаря мастерству наших магов. По праздникам вино и мёд текли реками…

Иногда даже буквальными, когда вскрывали десятки бочек с различными напитками, и позволяли им литься, сливаясь с природными источниками.

Пред кем же провинился Хелфен, что с ним настолько жестоко обошлись?..

Ты знаешь на него ответ, маг. Как и я…

Когда то, наш край, не названный тогда ещё Жемчужиной Севера, представлял собой жалкое зрелище в виде сущих десятков хижин в паре хлипких деревушек, что когда-то были целым кольцом поселений первопроходцев, пошедших туда в поиске края для жизни. То плоскогорье, что было первым жителям убежищем, как позднее выяснилось, находилось между молотом и наковальней.

С одной стороны, нас истребляли Великаны и Тролли своими набегами, с другой… наше плоскогорье называли полем, для разбега гвардейцев Заморы.

Это был край, который каждые двадцать лет отстраивался из всё больше скудеющих ресурсов после того, как на плоскогорье в очередной раз сходились на поле брани воины обеих сторон противостояния, одинаково игнорирующих итог их сражений для деревушек Хелфена.

Именно Хелфен тогда был местом где совершались самые гнусные преступления. И именно в Хелфене происходили крупнейшие, в тот исторический период, баталии.

И сносил Хелфен их мужественно, покуда не пал ярл — Тестел’фор Седобородый.

Будучи сражённым в боях, не оставив наследника, он посеял смуту. И началась междоусобная война. В тот же момент с двух сторон бросились друг на друга и псы, в очередной раз стремясь разрушить всё вокруг в своей собственной войне религий. И в тот раз некому было уже защитить поселения и уменьшить ущерб.

«Молодцы ребята. Ослабить и без того слабое государство, зная, что скоро будет очередной набег…»

Но в тот день…

Когда пал последний солдат.

Первого числа Смерти, что стал основой для нового календаря…

Явилась Она.

Птица Смерти, вестница, из того мира, что между видимым и невидимым.

Она принесла с собой серое солнце, что воскресило погибших, дав им новую цель, и дар вечной жизни под четырёхпалой дланью новой повелительницы.

И прошли они тогда волной, не ощущавшей боли и страха, откинув обе стороны неприятелей. А на поле мертвецов был посажен призрачный росток, что быстро разросся и продолжал расти с каждой принесённой жертвой.

С Хелфеном начали считаться, и он начал разрастаться. Строясь на костях своих врагов.

Но нет уже сегодня сильного и независимого Хелфена, а лишь остатки жрецов, от горя вычеркнувших из памяти былое…

Но, кто знает…

История любит делать невообразимые петли, повторяя себя, не так ли?..

«Как шпарит-то! Как шпарит!

Прям представляется задорное подмигивание в этот момент.

Ну а если серьёзно… Как он на основе этой истории сделал заклинание?

Или тут, так же, как и во многих направлениях магии (кроме чар, конечно), так же есть примесь магии веры, что, как начинает подозревать Трикси, позволяет с минимумом затрат усилить или упростить заклинание?

У этого подхода должен быть какой-то подвох.

Но Трикси пока не может понять, что не так, из-за недостатка знаний.»

Ну, не буду дальше забегать вперёд, а начну с основ, чтобы вы, коллега, не потеряли нить изложения моей мысли, если я буду использовать придуманные мной самим термины.

Термин некромантия на самом деле не является конкретным направлением, но объединяет под собой довольно обширную совокупность магических практик, которые неизменно связаны со взаимодействием с энергиями соседнего плана бытия. В зависимости от типа практики адепт может как воскрешать мертвецов, так и взаимодействовать с серым огнём — прозванным так из-за соответственного внешнего проявления энергии на реальность.

Взаимодействия, связанные с мертвецами, подразделяются на следующие: простое возвращение к жизни тела в качестве пустой болванки при практически полном замещении когнитивных функций мертвеца собственной навязанной ему волей. Возвращение его в качестве нематериального, но способного ограниченно взаимодействовать с миром призрака, который зачастую на относительно длительное время способен сохранить рациональное мышление, либо использовать части тела и мозговые ткани покойника для получения его воспоминаний или иной прижизненной информации, либо на крайне ограниченное время воскресить свежее тело при сохранении разума.

Между миром, видимым и невидимым простирается план Смерти. Из-за него живые не видят мертвых, а мертвые не видят живых. Некоторые чародеи могут пробить границу плана Смерти и поговорить с умершими или вызвать их на краткое время в наш мир.

Также умершие могут сами пробить завесу и пробраться в мир живых. Однако если некромантами управляют воля и разум, то мертвецами — безумная и бездумная потребность, кою вызывает сильное чувство, такое как скорбь, тоска или гнев. Очень часто проводником этого чувства становится материальный предмет, связанный с этим чувством и важный для умершего. Подобными предметами нередко становятся обручальные кольца, любимые вещи или орудие убийства, от которого погиб прибывший из плана Смерти. Но подобные проводники крайне хрупки и после их уничтожения изгнание духа является делом техники.

«Стоит принять к сведению.

Трикси надеется, что дальше будет более подробная информация об том, как эти предметы определять и находить.

Что-то ей подсказывает, что встречаться с подобным она будет неоднократно.»

Некромантия, связанная с созданием слуг, обычно требует огромных затрат энергии, особенно второй и третий виды из перечисленных практик выше, а также ввиду перегрузок может оказывать очень тяжелый и иногда летальный эффект на организм самого некроманта. Также это искусство предполагает наличие у чародея огромной силы воли и высокого магического мастерства, чтобы подчинять себе воскресших, потому что вернувшиеся с того света несчастные, доступные для призыва и сотворения большинству слабосильных магов Смерти, невыносимо страдают от бесконечной, неописуемой боли и вскоре могут легко выйти из-под контроля некроманта — если мертвец сохраняет способность как-то мыслить и что-то чувствовать, то он вскоре тонет в ненависти к живым и безумии, теряя последние крупицы памяти и здравомыслия, если же разума в нем не оставалось изначально, то он подчиняется инстинктам и превращается в дикого безмозглого зверя.

«Трикси больше они казались похожими на молчаливые машины для убийств, но то, как себя вёл Костяной Маг в своей первой фазе костяного бублика, выглядит похоже на описание. Правда вторая его фаза повышала его мозг до такой степени, что десяток его голов взрывались от переполняющего их сознания и формировались в одно большое мега-сознание в мега-голове с факелом вместо гривы волос.»

Вопреки распространённому мнению соседний план бытия имеет многие грани реальности, которые приводят к неожиданным открытиям, что не даёт власти над мёртвым, но даёт прекрасную мощь иного плана, которую хоть и трудно контролировать, но древние мастера этого направления творили истинные чудеса магии.

«Трикси с последним встречалась неоднократно — в казематах Оридиса нежить использовала серый огонь, вызывающий стремительный и крайне болезненный некроз тканей. Её магия приняла схожие возможности, пусть и ослабленные. Но кусты высушиваются в хорошее топливо для костра довольно быстро.»

Управление стихиями смертного плана имеет два варианта использования, в некоторых случаях сливающийся в один.

Метод использования магии веры даёт возможность, основываясь на правдивых историях о событиях прошлого, связанных с действиями Внешних Богов, повторять их действия в ослабленном виде, но без того понимания процесса доступного богу.

В силу особенностей законов магии веры, не дозволяющих прямое агрессивное взаимодействие с разумными и не разумными обитателями мира, данное направление потрясающе сочетается с направлениями, связанными с воскрешающей гранью магии Смерти. Но не думайте, что монахи смерти безобидны, ведь им доступны косвенные влияния на реальность, что гораздо пластичнее для магии веры.

Магия веры — это Хаос, Искусство и Наука. Она — проклятие, благословение и прогресс. Всё зависит от того, кто, как и с какой целью пользуется магией веры. А энергия веры — всюду. Всюду вокруг нас. Легкодоступная. Достаточно протянуть руку. Она в воздухе, в воде, в земле, в огне.

Её легкодоступность притягивает и расслабляет. А ещё делает сознание мага уязвимым к воздействию энергий и опасно приближает его к Тем, кто вовне. Не всегда контакт с существами иных планов может привезти к новым откровениям, и зачастую является губительным для сознания колдующего, делая его разум и тело отличным вместилищем для демонов и им подобных.

Магия чар же раскрывает себя при полном понимании процессов и не даёт возможности для повторения действий богов. Но, в силу пластичности энергий, большая часть заклинаний магии блестящих камней вполне возможна для использования на иных энергиях, что даёт даже на начальных этапах большой простор для развития магии в области изменения того что уже существует.

Оба направления приводят к нескольким возможным вариантам для взаимодействия:

1)Огонь является наиболее опасной для использования стихией среди прочих. Особенно его аналог в магии Смерти. Так же, по распространенному мнению, он является самой легкой для освоения стихией смерти среди прочих. Энергия огня буквально льется в заклинание, однако в полной мере подчинять себе нестабильную природу Огня могут только сильнейшие маги.

Огромная Сила, наличествующая в этом элементе, в то же время несет с собой большую опасность. Обращение мага к огню дает тому за короткое время значительное количество энергии, с которой неопытный чародей порой не способен совладать, что приводит к печальным последствиям. Сила Огня зачастую используется для сотворения мощных и разрушительных заклинаний.

Наиболее известными заклинаниями, относящимися к смертной стихии Огня, являются Зов мести, Месть древних мертвецов, Взрывное пламя смерти, Призрачное оружие, Истощающее воздействие и Ураган душ. В силу, как предполагали учёные мужи, великой распространенности огня Смерти в ином плане, именно эта стихийная ветвь легче всего доступна для интуитивного взаимодействия даже для не сохранивших разум мертвецов.

2)Элемент Холода, в простонародье именуемый льдом, хоть и доступен для чародеев практически повсеместно, не является эффективным источником Силы и требует для её получения больших, и, по мнению некоторых магов, даже несоразмерных запасов энергии, поскольку Сила во льде почти всегда находится в статическом состоянии. Тем не менее, искусные чародеи, подчинившие себе стихию Льда, получают в свое распоряжение огромные силы.

Учёными, изучавшими это направление был сделан неожиданный вывод о том, что маги Замора — богиня Зимы которых никогда не выходила с ними на контакт, по крайней мере, в отличие от Двуглавой богини, задокументированных доказательств даже её внешнего вида, кроме, конечно, домыслов, нет ни единых — так же взаимодействуют с планом Смерти, но в силу своей ошибочной веры не могли продвинуться дальше льда, хоть и развили его довольно хорошо.

Наиболее известными заклинаниями, относящимися к стихии Льда, являются Ледяной туман, Ледяное оружие, Снежная буря Замора, Ледяной снаряд. К ним так же принадлежат любые иные Морозные воздействия на объекты живой и неживой природы и реальность.

«Оба направления невероятно интригуют, особенно при том, что так срослось, что Трикси в качестве основных атакующих заклинаний сейчас использует магию именно температур и создания огня и льда…

Интересно, выйдет ли усиление в случае магии единорогов, учитывая, что заклинания наполняются смертью сейчас без контроля Трикси.»

Как по этическим и нравственным, так и по вполне материальным причинам, связанным с непредсказуемостью, низким уровнем контроля над процессом и не вполне понятными и не изученными, но негативными последствиями для ткани реальности, Золотой Порядок запретил некромантию и объявил практикующих ее магов ренегатами, предусмотрев для них суровейшие наказания вплоть до квалифицированных видов казни. Тем не менее после злополучных событий Раскола Кольца Элден году не осталось никого, кто бы следил за соблюдением ограничивавших магов правил. Среди самих чародеев распространена профессиональная позиция, согласно которой они презирают и избегают некромантов, считая это искусство не просто опасным и запрещенным, но чудовищным и низким.

Привычно говорить, что магия не бывает ни добра и ни зла. Что выходит она за людские критерии морали, и что от чародея зависит, будет ли она использована для целей благородных, или же всесторонне позорных и бесчестных.

Даже оживление останков и иную магию Смерти вполне возможно использовать во благо. Мертвый человек может всяко скрывать тайны, которые живым смогут жизнь спасти. Ибо лучше в бой выслать армию тел оживленных, нежели рисковать жизнью тех, в чьих жилах еще кровь горячая течет. И более того, оживленного солдата можно бы всячески использовать многократно, покуда членов такому до конца не отрубили.

Хоть тяжело отказать в логике этим аргументам, практиковать некромантию все одно запретили.

«Идиоты. Множить жертвы из-за суеверий? Если бы они пускали с обеих сторон мертвецов и не ввязывали в дело живых, страдало бы гораздо меньше всех. Если уж здесь все такие воинственные и вообще не сражаться не могут, устраивали бы дуэли?»

Однако повлиял на это вовсе не суеверный страх толпы перед оживлением мертвецов, не сильных мира сего сопротивление, что опасались, будто убитые по их приказу могли бы под влиянием заклинаний дать показания, и не моральные разногласия старших звездоглядов, коих высмеивали в те времена как старообрядцев, а то, что Кольцо Элден, на тот момент принадлежащее Пласидусаксу, древнейшему повелителю Драконов, стало — по итогам неизвестного катаклизма, во время которого даже цвет светил и расположение звёзд сместилось — принадлежать Марике и Золотому Порядку, коий не желал видеть иных государств что могут взаимодействовать с Внешними Богами. Хелфен, а затем и Замора, были одними из них. Известными, но далеко не первыми и не последними жертвами.

«Любопытный экскурс в историю.

Про то, что Кольцо Элден раньше принадлежало драконам Трикси известно не было.»

Держа перо во рту и оставляя на листе пятна от капающих чернил, Трикси задумалась, смотря в окно на вечернее небо.

Чутка помедлив, всовывая перо в чернильницу, Трикси, с зевком потерев глаза, откинулась на диванчике.

— Эх-х… Пойти что-ли чайку заварить? — переведя взгляд на тёмный провал дверного проёма, ведущего на кухню, Трикси спрыгнула с диванчика, тихо бормоча себе под нос поднимая свечку — Надеюсь Рико не сделал из чайника аппарат для приготовления самогона…

Зажигая пару масляных ламп заклинанием Трикси, найдя чайник и начав разогревать печку, разожгя дрова, уселась за стол отодвигая в сторону разбросанные по столу непонятные сушёные травы и бутылочки с замаринованными штуками и какими-то отварами. В неровном белом свете ламп опуская глаза на книги Трикси продолжила чтение.

Перелистывая на следующую страницу Трикси видит нарисованную на развороте страниц руническую фигуру заклинания при полном отсутствии хоть каких-то пояснений для него. Поправка, пояснения были, но та-аким мелким шрифтом что Трикси приходилось щуриться чтобы хоть как-то разобрать написанное…

Следующий день Трикси встречала, заснув в какой-то момент сидя за столом.

Продирая глаза и отбрасывая в сторону надоедливую чёлку, которую Трикси постоянно укорачивает, а она возвращается вновь и вновь и надоедливо лезет в глаза.

Потягиваясь и промаргиваясь, Трикси посмотрела на сидящего напротив неё Рико, задумчиво потягивающего толи чай, толи кофе, толи алкоголь… толи всё это смешанное вместе и дополненное высокотоксичными энергетиками.

— Добренько… Добренько. — невозмутимо отхлебнув из кружки, сидящий с закрытыми глазами мужчина продолжил сидеть дальше.

— Ну, с добрым утром, допустим… — потирая отлежанную щёку Трикси, с полусоня не сразу понявшая, что вообще значит «Добренько». Переводя взгляд на протянутую вторую кружку, благодарно кивнув отпила бурды, на запах напоминающей какой-то цветочный отвар. После она начала неистово трясти головой. — Ух! Бодрит!

— Потому я это и пью… Правда эффект смазывается довольно скоро. Что меня безмерно печалит. — задумчиво кивнув Рико продолжил не-смотреть в пустоту с закрытыми глазами.

— Раз уж мы сейчас сидим… Можешь рассказать, что было до того, как я вчера проснулась? Последнее, что я помню это наш с Юрой отход с руин башни… — взмахнув копытцем, Трикси, помня пример пророка Корина и его рассказ об том, что возможно смотреть без глаз, невозмутимо посмотрела на Рико, понимая, что он сейчас не спит, а, наверное, сидит в каком-нибудь трансе, улучшающем сознание…

— Хм… Значится, было всё так… — после недолгого молчания Рико начал рассказывать. — Началось всё с того, что, возвращаясь со сбора редких трав я увидел крайне красноречивую вспышку взрыва со стороны моста. Собственно, идя к одному из мостов, сделанных деревенскими мужиками, я и врезался в вашу экстравагандную парочку.

— А гора моих вещей с какого… лежит на полу? — задумчиво кивнув, помня слова той девушки, имя которой уже забыла, Трикси махнула копытцем в сторону зала.

— Хоть ты и была затрахана сверх меры, но одна извилина на то, чтобы вывалить свои вещи с просьбой «посмотреть книжку» у тебя нашлась. — пожав плечами, Рико отхлебнул из кружки своё варево.

— Кстати! — хлопнув копытцами друг об друга, Трикси, воскликнув, подняла книжку — Расскажешь, как написанное стыкуется с твоими знаниями?

— Мужик явно переоткрывал направление магии с нуля… Но… — отхлебнув из чашки Рико замолчал, задумавшись.

— Но?.. — взмахнув копытцем Трикси, приняла вид одного большого уха.

— Среди хоть как-то выделившихся женатых магов, имеющих имя Гаррис я знаю только трёх. Археологами в той или иной степени можно назвать двоих из них. Но, один из них был рыцарем Луны Карии, из-за чего он отпадает — ведь этот Гаррис магию Карии в своих записях не упоминает. Методом исключение мы вышли на Гарриса Дэлавэра. — отхлебнув из кружки ещё раз Рико медленно продолжил — Но, он погиб ещё до запечатывания руны Смерти. Согласно отчётам исследовавших случай его смерти инквизиторов он сошёл с ума и устроил ритуальное жертвоприношение своей жены и детей с целью призвать неизвестное существо. Было признано, что он попал под контроль неизвестного демона, который попытался устроить свой призыв в бренный мир, чтобы вселиться в тело Гарриса.

— В твоей речи прямо-таки звучит ещё одно «но». Продолжай… пожалуйста. — устав ждать, пока Рико продолжит говорить, Трикси пересилив себя всё же вежливо его попросила.

— Как я могу предполагать, он попытался призвать в этот мир Птицу Смерти, либо неудачно, либо… частично удачно. В последних отрывках всё хоть и переходит на более высокую планку изучения науки, но при этом, судя по некоторым проплывшим оговоркам, они были сделаны уже после ритуала и про своих жену с дочерью он вполне себе писал там, пусть и не в том плане, который до конца понятен.

— И что это нам даёт? — недоумённо почесав копытцем затылок Трикси вернула взгляд на сидящего с закрытыми глазами Рико.

— Во первых, он нашёл покровителя, что привязал к себе Гарриса обещанием вынуть души его жены и детей из неизвестной клети и вдохнуть их души в новые сосуды.

Во вторых, упомянутые рассказы духов подтверждают некоторые теоретические выкладки Святой Трины о том, что после смерти, души не похороненных под Святыми Древами, попадают в отдельный план бытия. Но, при этом, как мне известно, души до эпохи Раскола не встречаются в нашем мире, что может свидетельствовать о том, что этот отдельный план бытия сейчас либо закрыт, либо переполнен, из-за чего новые душы туда попасть уже не могут. Из-за чего воскрешение мертвецов и происходит, как и появление в реальности прорывов, переполненных энергией смерти. — пожав плечами, Рико открыл глаза, поставив опустевшую кружку на стол — А остальные мои мысли… В них не уверен я сам, и для дальнейших выводов требуется большая выборка материала. Пока их опустим. Давай-ка ты теперь мне расскажешь о том, как получила первичную дымку Грёз? Судя по сильной примеси энергии смерти в дымке, ты подошла своеобразным образом к процессу сбора.

— Ну… Хе-хе… — нервно рассмеявшись, Трикси отвела глаза в сторону — Трикси показалось хорошей идеей собрать дымку Грёз с застывшего в корнях смерти тела огненной монахини по имени Сигрид.

— Хм… А откуда ты знаешь её имя?.. — заинтересованно привалившись к столу, Рико взмахнул рукой.

— Ну, после сбора дымки Грёз Трикси увидела последние мгновения её жизни… а после сбора, через какое-то время, корни смерти рассыпались и тело монашки ожило.

— Я не встречал подобный феномен… но я и не имею сродства со Смертью и не собирал никогда дымку Грёз с живых мертвецов… — задумчиво кивнув Рико недоговорил часть про то, что его инстинкт самосохранения, даже когда он бухой, выше чем у трезвой как стёклышко Трикси.

— Пф… Попробуй, не пожалеешь. — усмехнувшись, Трикси продолжила — НУ да ладно. Когда мы в прошлый раз виделись, ты мне дал бутыль с тем магическим снотворным…

— Судя по тому, что дымку Грёз собрать вышло, с рецептурой зелья я не ошибся. — начав заливать в пустой стакан коричневую жидкость из фляги Рико кивнул продолжать.

— Практически сразу Трикси увидела непонятное лиловое облако, которое, попеняв тебя в торопливости, знания мне и передало, а после исчезло утянутое какими-то кровавыми нитями… Что это за хуфня была?

— Вообще, я туда сгрузил часть своих воспоминаний… — замерев на секунду Рико, уставившись в пустоту, медленно вернул взгляд на Трикси — Так, погоди-ка… Лиловое облако, попенявшее меня за торопливость?

— Да, а ещё говорящее какую-то муть про то что он станет моим семенем… — ощущая всю пошлость этого высказывания Трикси, фыркнув, стушевалась.

— Ты… Ты… — не зная, что сказать, Рико начал неистово тереть глаза — Так, давай повторим… Ты легла в медикаментозный сон для усвоения знаний, так? — смотря на кивок Трикси Рико медленно продолжил, с протяжным вздохом уставшего от жизни баклана — И в этом сне ты умудрилась встретить проекцию Трины? Вот просто… Эх… — махнув рукой Рико откинулся на кресле — Ладно, допустим. И, после этого облако утянули кровавые нити, говоришь?.. Хм… В мире снов ни что не случайно… Ты не видела нигде в том мире ничего сделанного из дерева или конкретно деревьев, целых, частично сгнивших, сгоревших или ещё каких?

— Хм… Трикси помнит какой-то ледник с полупрозрачными пингвинами, какой-то колодец и кусочек пустыни с торчащим из него расписным столбом… А вот деревья… — задумчиво кивнув Трикси перевела взгляд на Рико, пытаясь понять, к чему он ведёт, не найдя в его глазах объяснения Трикси медленно продолжила — А знаешь, вспоминая сейчас Трикси кажется что перед тем как проснуться она заметила, что облако утягивало в пещеру, внутри которой виднелось озеро из красной жижи которого торчали столбы похожие на деревья…

— Не знаю такого места. — покачав головой Рико начал тихо бормотать себе под нос, как будто перебирая сходные области мира. — Может, один из подземных городов?..

— Здесь под землёй есть города? — выловив часть его бормотания Трикси вскинулась.

— Да… Я там ни разу не бывал, но слышал, что окружающие их города сталагнаты напоминают деревья со стороны… Спасибо. Если увидишь, или вспомнишь, что-то новое, расскажи мне, это поможет в поисках.

— Ладно. — пожав плечами, Трикси кивнула, помня, тираду Рико о его интересах ей помогать. — В своих видениях, ты не видел ничего связанного с ледниками, пустынями и колодцами?

— Ледник с призрачными пингвинами, вероятно, связан с Вершинами Великанов… Я не слышал, правда, чтобы кто-нибудь там видел призрачных пингвинов, поэтому это может быть и аллюзия на план смерти. А остальное даже сказать не могу… — задумчиво смотря в пустоту Рико задумался. — Но, возможно, кусок пустыни — это песочный пляж с вытекшей водой? В Замогилье чаще всего на континенте встречаются именно песочные пляжи, а не отвесные склоны… Да и арочные конструкции, оставшиеся после попыток искусственно расширить континент в стороны… Стоит повнимательнее изучить южную сторону континента, может там найдётся подсказка?..

— Что обсуждаете? — вздрогнув, Трикси обернулась к Юре, вышедшему со стороны двора.

— Сны Трикси. — приветственно кивнув Юре, Рико, отхлебнул из кружки — Судя по всему, моя ставка на неё начинает окупаться стремительным образом.

— Давно уже не вижу снов, поэтому понять, как одно связано с другим не могу. — критическим взглядом осмотрев помещение и найдя чайник с остывшей заваркой Юра, не заморачиваясь с разогревом налил себе остывший чай.

— Ты просто не помнишь сны. — пожав плечами, Рико отхлебнул своей бурды. Поворачиваясь к Трикси, он продолжил, — Ну да ладно. Перейдём к более практической части. На тридцатой странице, как ты могла заметить, находится Глиф вместе с боевым заклинанием на основе энергии Смерти. В пределах Форта подобное лучше не тренировать — чтобы исключить несчастные случаи среди местных. Вчера, пока вы с Юрой полировали свой даньтянь… или чем там познающие тело занимаются… Я поспрашивал жителей форта об окрестностях и приметил подходящую площадку для тренировок.

— И что это за площадка такая? — вспоминая как магия Смерти уничтожает материалы и органику Трикси здраво решила, что безлюдное место действительно будет подходящим решением.

— В двух часах пути от форта попытались начать новую вырубку леса, да лесников всех перебили. Так как это произошло сравнительно недавно, информации немного, но на месте всё станет понятно.

— Сойдёт. — кивнув, Юра неспешно продолжил — Хоть и тренировка в тепличных условиях.

— Не вызывает у меня доверие эта затея… — почесав подбородок, Трикси задумчиво продолжила — Лесники хоть воскресли уже, выйдет их опросить?

— Не. Да и не вспомнят они ничего. После смерти сутки-два у обывателей всегда теряется из памяти. — стукнув вновь пустым стаканом по столу Рико энергично встал. — Что-же, не будем медлить!

Идя в сторону примерного расположения вырубки, имея в качестве ориентира лишь домик одинокого лесника, мимо которого мужики не пройти не могли, Трикси оглянулась на своих спутников.

На Юру, своего… наставника, друга?.. Трикси сама не знала…

На его потрёпанную одежду и броню, покрытую несчётным множеством царапин и затёртостей, малыми местами сохранившую налёт чего-то вроде зелёного лака, с ярко выделяющимися яркими серебристыми прорехами проглядывающей сквозь швы кольчуги и посверкивающей на лучах солнца, как выяснила Трикси, шляпы под названием хаори. Охотник даже в движении походил на большую, тяжёлую статую.

Снедаемую десятком горьких, давящих на мозг тщательно скрываемых отчаянных мыслей. Тоска, горечь, ненависть и тянущая боль…

Ему было тошно смотреть, как загибается родной мир, как всё знакомое и родное теперь обращено в руины. Понимая, что в его стране сейчас происходит бессмысленная вечная мясорубка с окрашенными в красный цвет реками…

И подспудно ощущая и постоянно отбрасывая от себя мысли о том, что его охота бессмыслена, ведь он бьётся со следствием.

Трикси посмотрела на Рико, этого неоднозначного алхимика, вызвавшегося ей помочь в смутной надежде на то, что она сможет сделать, по его же мнению, невозможное, неопределимое.

На его потрёпанную кирасу и привязанные к поясу перчатки, сделанные из неизвестного ей материала, так похожего на давно потерянный где-то в подвале кинжал из Эрдстали, про который Трикси в дурости своей забыла и вспомнила только сейчас. На висящую у него за спиной котомку, заполненную пахучими травами, части из которых он на ходу собирает даже сейчас.

Он был человеком неоднозначности. Безрассудный, но желающий всё продумать. Упрямый как охотничий пёс, но способный прислушиваться к чужому мнению и идти на компромиссы. Неразговорчивый, иногда хамящий, но умеющий расположить к себе собеседника. Имеющий весьма резкий, даже взрывной характер, но не обделённый терпением.

Трикси не думала, что он до становления погасшим имел боевые шрамы на теле, но после… После она уверена, он получил огромное количество незаживающих шрамов на душе, ноющих и по сей день.

В конце концов, топятся в алкоголе не от хорошей жизни…

Трикси бросила взгляд на тёмно-свинцовое небо, сквозь прорехи в котором били прожекторы лучей солнца. Небо, готовившееся в любую секунду разверзнуться вспышками молний, оглушающими раскатами грома и льющим, словно из ведра, ливнем.

Где-то там, вдалеке горизонт очерчивала кривой линией огромная башня и великое древо. Серые, холодные, утратившие свою былую красоту, мёртвые, как и всё в этом мире. Брошенное умирать в одиночестве и тишине. Этот мир был мёртвым и холодным даже если казался живым. Он был изуродован и выжжен дотла чужими амбициями, жадностью и жестокостью.

Это не был мир Трикси.

Тогда почему ей так тошно?

Почему сердце разрывалось на части от тоски и горечи?

Трикси отбросила свои мысли, когда, в очередной раз мазнув взглядом по округе, она заметила деревянную стену. Радостно воскликнув — из-за того, что она сможет отвлечься от внезапно нахлынувших неприятных мыслей — Трикси быстро процокала к, как выяснилось, сараю в котором сидело несколько козочек.

Оббежав строение Трикси увидела собственно домик лесника.

Мужики, идущие за кобылкой, показательно немного отстали.

Фыркнув, Трикси подошла к низкому дому, как будто утопленному в землю, рядом с которым стояла лошадь, впряжённая в телегу с тюком накрытых тряпкой инструментов. Задрав носик, на удивлённый взгляд девичьих глаз увенчивающих миниатюрную головку, выглядывающую из небольшого окна, Трикси подошла к двери домика и постучав по двери копытцем, едва не попыталась открыть дверь телекинезом лишь в последний момент вспомнив про разрушительную константу, появившуюся в энергии её телекинеза. Взяв дверь копытцами Трикси с грузным скрипом пойдя на задних копытцах, открыла огромную дверь, уставившись на бородатого мужика в тканной рубахе, что, держа в руках тяжёлый топор настороженно смотрел на Трикси и стоящих за ней Юру и Рико.

— Привет! У вас лесорубы недавно не проходили? Нас разобраться что их убило послали… — быстро начав расставлять приоритеты, чтобы не накалять обстановку, Трикси увидела верность своих действий, когда мужик слегка уменьшил градус настороженности, слегка опуская топор.

— Хм… Да. Проходили. — кивнув, мужчина положил топор на плечо — Их разрушенный лагерь находится ближе к скале.

— Хорошо, ты там был? Ничего странного не замечал? — покрутив копытцем намекая об расширении его слов, Трикси махнула в сторону примерного расположения вырубки.

— Только странные следы, выглядящие как будто их оставили крабы из озера Эгхила. Тел не было. — пожав плечами лесник почесал бороду — Инструменты и подобное не утащили, поэтому это не разбойники. Но вещи разъедены непонятно чем. Можете глянуть, я отвести назад в форт их с часу на час собирался.

— Хорошо. — Бросая взгляд на Юру и увидев его малозаметный кивок, Трикси вышла из непритязательной хижины. Выйдя и закрыв дверь Трикси вернула взгляд на мужчин. — Крабы в лесу? Серьёзно?

— Не думаю. Они любят влагу. Возможно, какой-нибудь новый подвид гигантских пауков… Обычно они малозаметны и не опаснее одичалых собак, но всё бывает в первый раз. — подходя к телеге и вынимая из неё изъеденную какой-то кислотой лопату Юра начал изучать её древко, продолжая, показывая Трикси и Рико поперечные полосы как будто древко пытались разрубить огромными секаторами — Следы жвал. Точно насекомое. Но какое?.. Идём до места, посмотрим эти «крабьи» отпечатки…

— Звучит как что-то похожее на план. — кивнув, Трикси пошла в сторону домика козочек.

Вышли путники на место расположения лагеря лесников только через полтора часа, но сама Трикси — от однообразия окружающего её всего замылившая свой взор и уткнувшаяся в записи Гарриса, изучая формулу заклинания — заметила изменение обстановки лишь вляпавшись в что-то липкое. Настороженно опустив голову Трикси поняла, что это засохшая кровь, скопившаяся в углублении в земле, оставленном отпечатавшимся следом от чьего-то ботинка.

— Пришли? — задавая риторический вопрос, попытавшись вытереть копытце об траву, Трикси оглянулась, осматривая остовы нескольких палаток — точнее, скелеты палок, на которых висели обрывки каких-то тряпок.

— Да. Хм… — присев около с виду не примечательного места, Юра показал подошедшей Трикси потемневшую землю и траву, а затем на обломанные ветки у ближайшего куста — Здесь истекало кровью тело, а потом его потащили куда-то за кусты.

— А вот это… отпечатки? — осматривая странные углубления в земле, в области тёмного пятна, Трикси сморщилась от странного кислого запаха.

— Верно… Судя по положению лап и их количеству, это не пауки и не крабы. Тело вытянутое, с шестью лапами, увенчанными двумя когтями… — указывая Трикси на следы и показывая примерное расположение тела в движении Юра задумался.

— Я знаю лишь одно инсектоидное существо с подобным описанием. Оно здесь жить никак не может, но… — Рико, стоящий слегка в стороне, и вертящий в руке подобранный с земли неровный янтарь — Муравьиный камень говорит об видовой принадлежности насекомых краше ваших слов. Это гигантские подземные муравьи. Как мне известно, они обитают лишь в пещерах… И руинах, оставшихся от подземных городов. — Задумчиво произнося свои слова Рико медленно обводил лагерь взглядом, как будто пытаясь найти подсказку. Остановив взгляд на лежащих под одним из деревьев разломанных инструментах — Для чего лесорубам могут потребоваться лопаты, при том не в одном экземпляре? И… — подойдя поближе и подняв с земли разъеденный практически на две половины ещё узнаваемый остов кирки Рико продолжил — И кирки? Это точно лесники, а не расхитители гробниц?

— Раскопали чью-то гробницу и разворошили улей муравьёв? Если это так, то до логова насекомых будет вести вытоптанная ими тропа. — кивнув своим мыслям Юра оглядел лагерь и пройдя по его невидимой границе остановился у едва видимой притоптанной травы, ведущей вглубь леса.

— Нам туда. — Оглядывая лес, Трикси вскоре заметила, что найденное первым делом место где лежало одно из тел и следы из поломанных веток вели куда-то в ту же сторону. Сделав шаг в ту сторону Трикси недоумённо посмотрела на Юру, что рукой показал ей подождать.

— Не так быстро. Насекомые никуда не убегут, а заклинание ты так и не опробовала. Мы отойдём в укрытие, на случай самонаведения у заклинания.

— Ха… Да ты прав. — Кивнув, доставая посох Трикси отошла в сторонку, усевшись на остов одной из палаток. Проведя взглядом отошедших в сторону людей, что укрылись за ростовым щитом, который достал из духовного кармана Юра, Трикси, раскрыв книжку на нужной странице начала сосредоточенно вычерчивать посохом сигил, следуя инструкции данной в книге. Конечно, может быть, что Гаррис описался и начальный сигил нужно создавать так же, как и сигил заклинаний магии блестящих камней…

Но сначала лучше-таки подействовать по инструкции…

Так, на всякий случай…

Когда из засиявшего в воздухе полукруга вылетел десяток небольших призрачных метеоров, что с закрчивающейся траекторией устремились вверх, Трикси, нервно икнув провела взглядом упавшую в ворохе листтев и перьев птицу.

После секунды тишины Трикси энергично создала заклинание еще раз, провожая восторженным взглядом мелкие снаряды, устремившиеся на этот раз в большое дерево, рядом с ней. Хоть маленькие метеоры и частично промазали, расстаяв в воздухе преодолев незримую границу, да и не высушили дерево полностью… но выпущенный в манящий серый полукруг, появившийся на дереве, снаряд блестящих камней сделал так…

Что Трикси пришлось со смехом и криками убегать, ведь дерево, накренившись, начало падать ровно на неё…