Беседы о Тауматургии

Два пони в вечернем баре завели беседу о странной науке. В какие только дебри, в общем то, не заходят обычные светские разговоры.

ОС - пони

Сочная попка

Небольшой рассказик не несущий ничего кроме простой, легкой, обыденной истории из жизни пони. Любителям попок у пони посвящается.

Другие пони

Кристальная математика

Не все спокойно в Кристальном королевстве. Во всяком случае, 1000 лет назад точно было что-то не так. Дорвавшись до власти, король Сомбра превратил некогда счастливых жителей в рабов, а прекрасную страну в угрюмый оплот военной диктатуры. Кроме того, в его владение попало "Кристальное сердце" -- могущественный артефакт, способный влиять на поведение и самочувствие всех жителей Эквестрии. Удастся ли остановить правление Сомбры? И если да, то каким образом и какой ценой?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Кризалис Король Сомбра

Принцесса Луна носит крабов

Возвращаясь с рыбалки, старик увидел весьма примечательное зрелище...

Принцесса Луна ОС - пони

Рыцарь в Паучьем Царстве

Эра гармонии ушла. Времена единства канули в прошлое, а настоящее и будущее отравлено бесконечными трагедиями и войнами. В эту кровавую пору настал час новых героев и свершений. Великий Объединительный Поход принес свет в умы еретиков и сплотил разрозненные земли Эквестрии воедино. По воле древних Диархов, решивших отойти от ратных дел, бразды правления этой беспримерной компанией были переданы Твайлайт Спаркл, Принцессе Магии, ученице Принцессы Селестии и командующей Орденом, лучше известной среди участников похода под гордым именем "Защитница Королевства". Так говорят летописи, скрытые в глубинах архивов, но ни в одной из них нет ответа на вопрос: когда и где были запущены события, приблизившие неизбежный Конец Времен, связанный с возрождением зла куда более древнего, чем сам народ пони? Может быть, обратный отсчет был дан в тот день, когда Защитница не сумела остановить войну…

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Шестерёнки

Когда надежды уже нет, приходится чем-то жертвовать, идти на самые странные поступки, ведь ради своих близких мы готовы на всё. Грань между разумным и абсолютным безумием стереть легко, вот только, не всегда потом удаётся прочертить её вновь. Казалось, принцессы повидали на своём веку всё... казалось.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Голос сверху

Во время очередного похода пони расположились у костра, и настала очередь Твайлайт рассказать историю. И конечно, никто не хочет слышать очередной научной лекции, поэтому единорожка пробует свои силы в непривычной для себя области - страшной истории. Истории из её далёкого детства, когда она столкнулась с чем-то необъяснимым...

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони Шайнинг Армор

Великие герои против коварного злодея

Группа храбрых пони лицом к лицу встречается со злодеем.

ОС - пони Король Сомбра

Интимное в туалете на вокзале

На вокзале понька захотела секса. Наверное.

ОС - пони

Подземелья и драконы

Это концентрированная порнография с Эпплблум, Динки и огнедышащим драконом. А ещё кроссовер с Dungeons & Dragons, где две кобылки играли, играли и доигрались.

Эплблум Спайк Другие пони

Автор рисунка: Devinian

Сорняк

109. Сорняк ввозится контрабандой

Спускаясь по пандусу, Тарнишед Типот был ослеплен яростным светом вспышек. Он чуть не споткнулся и не упал, он бы упал, но Пинки Пай поймала его, двигаясь с такой скоростью, какая была только у Пинки Пай. Мелькающие фантомы оставались в его поле зрения, и он услышал крики, как свое имя, так и имя Мод.

Тарниш почувствовал, что его тащат вниз по пандусу, а вокруг него были тела. Он не мог определить, кто есть кто в этом хаосе, но слышал голос своей матери, Клауди Пай, Игнеуса, Марбл и Лаймстоун. Зрение начало возвращаться, но все, что он мог видеть, — это еще более яркие, мигающие вспышки света вокруг него, а его копыта стучали по гравию внизу.

— Если вы не дадите нам немного пространства, я прикажу Лаймстоун и Марбл выпнуть вас на луну принцессы Луны! — прокричал Игнеус толпе.

Как бы громко Игнеус ни кричал, Тарниш едва мог расслышать его слова. Он почувствовал сильный толчок, подталкивающий его вперед. Земные пони были сильными натурами, способными, а когда они были возбуждены, то не всегда осознавали свою силу. Тарниш понял это, находясь рядом с Мод и испытывая ее в различных состояниях спокойствия, волнения и возбуждения.

Зрение начало проясняться, и Тарниш увидел невдалеке здание, к которому они направлялись. Ему было интересно, что произойдет дальше и как они продолжат свой путь домой. Из всего, что сейчас крутилось в голове Тарниша, он думал о том, как им выбраться из Филлидельфии.


Как только губы матери прикоснулись к его щеке, Тарнишед Типот почувствовал, что краснеет. Он немного успокоился, удивляясь тому, как сильно расшатались его нервы после всего, что произошло. Чуть не потеряв Мод, он был немного потрясен. Он хотел быть подальше от города, от других пони, хотел быть там, где царит тишина и покой.

Тарнишед Типот хотел быть в дороге.

Не в поезде или на дирижабле, он хотел идти, проветривая голову, хотел оказаться в каком-нибудь месте, где единственными звуками были бы звуки природы, его собственные шаги копыт и, может быть, голос Мод. А может быть, только тяжелое дыхание Мод.

Группа сидела в небольшом офисе службы безопасности в терминале аэропорта, пока в аэропорту решали, что делать с толпой появившихся репортеров. Помещение было маленьким, без окон, плохо проветривалось, а стены были увешаны старыми, пожелтевшими, выцветшими плакатами с объявлениями о розыске. Если бы Тарнишед Типот был более внимателен к окружающей обстановке, он бы увидел фотографии Флима и Флэма Эппл.

— Мы стали знаменитостями. Мама, папа, каким-то образом я испортила свою жизнь. Мне очень жаль. — Ровный монотон Мод почему-то показался уместным для маленького, ничем не примечательного офиса службы безопасности.

Услышав слова Мод, Пинки Пай начала хихикать, ее глаза стали яркими и веселыми:

— Мод, у тебя всегда было отличное чувство юмора. Ты всегда знаешь, что сказать. — Пинки, ухмыляясь от уха до уха, наклонилась к Мод и ткнула ее в ребра. — Что ты собираешься делать дальше в качестве хедлайнера?

— Я не думаю, что аэропорт нам поможет… Я имею в виду, что как только мы окажемся вдали от аэропорта, нас опять ждет толпа. А я не хочу, чтобы нас атаковали. — Марбл, которая была немного застенчива, оглядела комнату, на ее лице появилось обеспокоенное выражение. — Мне это совсем не нравится.

— Если мы поедем на поезде, как планировали, нам придется пересечь город, чтобы добраться до вокзала. Филлидельфия — большой город. И тогда у нас возникнет проблема с теми пони с камерами, которые сядут с нами в поезд. — Лаймстоун, которая выглядела обеспокоенной, посмотрела на близняшку.

— Мне неприятно это говорить, но я думаю, что нам придется как-то выбираться из города на копытах. Возможно, нам придется дойти до Фолсом Спрингс и там сесть на поезд, если мы сможем сделать это незаметно, — обратилась Клауди ко всем окружающим ее пони.

— А что, если нас заметят? — спросила Марбл обеспокоенным, тревожным шепотом. — Что, если они придут к нам домой?

Игнеус скрипнул зубами, но ничего не сказал. Рядом с ним Клауди, нахмурившись, посмотрела на мужа, услышав, как он скрежещет зубами, и тоже промолчала. Пинни Лейн смотрела на Тарниша, на ее лице читалось материнское беспокойство, Пинки Пай все еще хихикала над словами Мод, Мод смотрела на Пинки, подняв бровь, и каждый раз, когда их взгляды встречались, Пинки испускала новый смешок.

Стук в дверь заставил всех пони приостановиться и повернуть голову. Никто ничего не сказал, только уставились, каждое ухо было навострено вперед, ожидая, гадая, волнуясь, и только Пинни Лейн нарушила тишину.

— Да?

Дверь открылась, и в комнату вошел пегас в очках. Он был одет в стеганый лоскутный жилет и лоскутную шапочку, которая сидела на его голове с изящным наклоном. Его грива, выбившаяся из-под шапочки, была странной, веревочной и колыхалась при каждом его движении.

— Меня зовут Валрус, — представился странный, очкастый пегас с дредами. — Простите, что опоздал. Меня послали сюда, чтобы помочь вам.

— Кто тебя послал? — спросила Пинни, подойдя ближе, ее рог светился.

— Ух ты, у тебя паранойя… это, конечно, круто, но я здесь не для того, чтобы причинить вам вред. — Три Хаггер разговаривала с принцессой…

— Твайлайт Спаркл? — Пинни сделала еще один шаг вперед.

Валрус на мгновение выглядел растерянным, его губы сжались, а налитые кровью глаза моргали:

— Может, есть еще какая-то принцесса, о которой я не знаю? Я типа запутался.

— Неважно, — сказала Пинни, покачав головой.

— Ну, в общем, мы с Три Хаггер, Флакс Сид, Вит Грасс и я обсуждали, как нам лучше участвовать в жизни общества, и нас очень, очень впечатлило интервью о тебе в газете. Мы — Эко-воины… ну, мы думаем о том, чтобы изменить название… Вит Грасс, она, ну, ну, она становится действительно нервной из-за всего, что подразумевает насилие… — Валрус запнулся и замер, уставившись на нее. — Я что-то не то сказал?

— Ты можешь нам помочь или нет? — потребовала Пинни.

— О, да, конечно, — кивнув головой, Валрус усмехнулся группе, — нам нужно вытащить вас отсюда. Мы хотим вам помочь. Три Хаггер и Твайлайт Спаркл разговаривали, установили доверие и все такое… принцесса, она такая классная. Она такая вся фиолетовая и милая, и она… ну, она… она сошлась с Три Хаггер, чтобы показать, что она не против нас и что она заботится об окружающей среде и все такое.

Звук скрежета зубов Игнеуса наполнил комнату.

— У меня есть повозка для доставки. Флакс Сид, она здесь, в Филлидельфии, вместе со мной занимается доставкой. Они с Вит Грасс владеют центром "Новый Век Всего Натурального Здорового", и они продают разным клиентам в Филлидельфии мыло, натуральные продукты, одежду из переработанного сырья и прочее. Пони, которые хотят что-то изменить. — Валрус не обратил внимания на то, что Игнеус смотрит на него, и вместо этого сосредоточился на Лаймстоун, которой он улыбался.

— Мы с радостью пойдем с тобой, если ты сможешь вывести нас отсюда незамеченными, — сказала Клауди Валрусу, одарив пегаса нежной, вежливой улыбкой и ткнув мужа локтем в ребра.

— Ну, типа, повозка для доставки, это типа, большая крытая повозка, город, пони здесь сумасшедшие и воруют вещи, так что повозка защищена, и вас там внутри никто не увидит. Когда Флакс закончит с доставкой, мы можем погрузить всех вас в повозку и вывезти из города. Мы доставим вас в Фолсом Спрингс, а оттуда вы сможете добраться до дома. Мне очень нравится это делать, это как будто поможет полностью обновить мою карму.

— Не знаю, как насчет этого… контрабанды из города, — сказала Пинни, озвучивая свои опасения.

— О, это как бы очень круто… мы все время провозим контрабанду… э, ну, э, это как бы инкриминируется… э, это как бы совершенно неправильно делать природные вещи незаконными. Нельзя делать природу незаконной, это очень аморально, неправильно и все такое. Вот, например, Тарнишед Типот… он совершенно натуральный… он органический пони, и он совершенно классный… а некоторые настоящие жулики хотят сделать его незаконным, и это морально несостоятельно и неправильно.

Лаймстоун подняла правое копыто в воздух и крикнула:

— Боритесь с властью!

Игнеус, нахмурившись, повернул голову и посмотрел на свою дочь:

— Лаймстоун, заткнись.

— Прости, папа. — Лаймстоун опустила копыто на пол, ее уши поникли, а хвост спрятался между ног.

— Мы пойдем с тобой, — сказала Мод, ее безэмоциональный монотон прорезал напряжение как нож. — Если вы сможете доставить нас в Фолсом Спрингс, то оттуда мы сможем добраться домой самостоятельно, главное, чтобы нас не заметили. Мы с радостью примем твою помощь. — Мод повернулась и посмотрела на своего отца. — Разве это не так, папа?

Нахмурившись, Игнеус закрыл глаза, зажмурившись, и ничего не ответил.


Внутри повозки пахло мылом и чем-то еще. Тарниш не мог точно определить, что это такое, но оно щекотало ему нос и вызывало желание чихнуть. В задней части крытого фургона было тесновато, но все они как-то уместились внутри.

Ехать было немного неровно, Тарниш чувствовал булыжники под колесами повозки, а подвеска была не очень хорошей. Не было ни окон, ни возможности выглянуть наружу, и единственный свет исходил от рогов Тарниша и Пинни.

Наклонив голову назад, Мод отпила еще из бутылки, которую ей дали. Флакс Сид, пони, который сейчас тянула повозку, дала Тарнишу и Мод что-то под названием комбуча. Какой-то перебродивший напиток. Флакс настаивала, что это варево поможет им почувствовать себя лучше после столкновения с вулканом. Тарниш попробовал немного, напиток оказался кисловатым и неприятным, но Мод, похоже, очень понравилось. Тарниш продолжал потягивать свой, в нем было что-то такое, странное ощущение, что в нем есть что-то, чего жаждет его тело, хотя на вкус он был как… ну, Тарнишу не хватало словарного запаса, чтобы описать это хоть как-то осмысленно.

— Нравится нам это или нет, но пони должны начать обращать внимание на экологические последствия того, что они делают, — сказала Клауди своему мужу.

— Я это знаю, но эти хлюпики лишают меня доверия со всей своей новомодной чепухой, — проворчал в ответ Игнеус. Старый ворчливый жеребец несколько раз пыхтел и отдувался, расстроенный и совсем не довольный своим нынешним положением.

— У них хорошие намерения. — Клауди прислонилась к мужу и положила голову ему на шею. — Однако они слишком много внимания уделяют органике. Я сталкиваюсь с этим при продаже продуктов питания.

— Я только что вдохнула целую кучу натуральных природных токсинов и вулканического пепла. Они появились из земли. Это чуть не убило меня. Серная кислота и пирокластические облака на сто процентов все натуральные и природные. Ядовитая шутка тоже полностью натуральна и органична, но я не вижу, чтобы пони выстраивались в очередь, чтобы поваляться в ней. — Высказавшись, Мод чмокнула губами и сделала глоток из бутылки с комбучей и лавандовым отваром. Она повернулась и посмотрела на Тарниша, моргнула один раз и опустила бутылку, держа ее в ноге. — Я могла бы поваляться в какой-нибудь ядовитой шутке.

— Модлин Персефона Пай, ты доведешь своего отца до приступа конвульсий. — Клауди подняла бровь на свою дочь, пока ее муж сидел, брызгая слюной.

— Мне скучно, — объявила Пинки Пай, к ужасу всех остальных пони. — Скучно, скучно, скучно. Так скучно. Так скучно, что аж больно. — Пока она говорила, один из ее локонов обвис, рассыпавшись по лицу длинной безвольной прядью. Секунду спустя еще один длинный локон обмяк, упал и приземлился на нос Пинки. — Так скучно. Я сейчас умру.