Гоззо-археолог и битва у Рога Хакона

Очередная экспедиция Гоззо-археолога обернулась неожиданным открытием

ОС - пони

Хэппилон

Обязательный рекламный слоган, посвященный прошедшему 10-летию My Little Pony: Friendship is Magic, 10-ым годам XXI-го века и прочая, прочая, прочая. Рэйнбоу Дэш вместе с повзрослевшей Скуталу заглядывают на проводимый в Лас-Пегасе ДэрингКон - городе, проблемы которого они не вправе и не в силах решать.

Рэйнбоу Дэш Скуталу ОС - пони

Небо без границ

Сайд-стори моим нуар рассказам "Страховка на троих" и "Ноктюрн на ржавом саксофоне". Присутствуют ОС. А может быть вовсе и не ос...

Другие пони

Жаль, нет плаща...

Что же... Дерьмовое место, это наша любимая Эквестрия... За последние пару лет всю укатилось далеко химере под хвост... И нынче ты начинаешь ценить свою шкуру, напрочь эгоистичную и продажную. Но очень способную к тем делам, которые не приветствуются нормальными пони...

ОС - пони

Fallout: Equestria. Time Turner

Эквестрия обратилась в руины. Великая война с зебрами окончена. Двести лет пони выживали в отравленных пустошах. Как и обычный единорог-техник Зен, живущий в глубинке. Вокруг него не происходит ничего интересного и он вынужден проживать день за днем, повторяя одни и те же действия. Но это продолжалось лишь до тех пор, пока в жизни Зена не появился некий стимул, подтолкнувший его отправиться в разрушенный город Понивилль.

Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Мемуары Флаттершай

Я расскажу вам свою версию жизни Флаттершай от начала до конца.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Зекора ОС - пони Дискорд

Заражение 3

Блеск клыков при лунном свете, страх и смятение. Нечто ужасное притаилось в темноте, а всё виной то же любопытство, которое было безрассудно проявлено в прошлом некой Твайлайт Спаркл

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош Другие пони

Transparency

Довольно очевидно, что Спитфайр неровно дышит к Рэйнбоу Дэш. В конце концов, она ее поцеловала. Только вот когда ты - пацанка, и еще у тебя грива цвета радуги, вопросы ориентации затрагивают тебя куда ближе, чем остальных. Сможет ли Дэш преодолеть свои страхи и все-таки признать свои чувства к Спитфайр - да и не то что Спитфайр, а вообще не к жеребцу? Или же мысли о том, что о ней подумают в Понивилле, слишком страшны для нее?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спитфайр

Прощай, Сталлионград!

История жизни маленького гражданина Сталлионграда, на долю которого выпал шанс помирить двух непримиримых соперников и спасти родной город от неминуемой гибели, а также история самого города, по злой прихоти судьбы превратившегося из города механических диковин в город тысячи пушек.

Другие пони

Пустота

Грустный рассказ о том, что иногда, чтобы обрести себя, нужно перестать быть музыкантом и стать слушателем. Хотя и не только об этом...

DJ PON-3 Октавия

Автор рисунка: Noben

Сорняк

85. Подъем в ущелье

Жуткое ущелье разверзлось перед ними, словно зияющий рот, когда Тарнишед Типот и Мод Пай остановились. Стены каньона образовывали короткий хребет, но становились все выше и выше, чем дальше в каньон они заходили. Из каньона вытекала вода, которая казалась слишком маленькой, чтобы быть рекой, но слишком сильной, чтобы быть ручьем, и впадала в болото Фрогги Боттом.

Здесь дорога развивалась: одна часть шла по дну ущелья, извиваясь вдоль текучих, пенящихся белых струй, которые переливались через многочисленные скалы. Другая дорога поднималась вверх по крутому склону, следуя по серии коротких, извилистых поворотов.

Последние три дня были спокойными, но трудными — дни после инцидента с окаменением. Мод почти ничего не говорила, но становилась все более ласковой. На следующий день с ними отправились Пинки Пай и Твайлайт Спаркл, которые старались подбодрить Мод и помочь ей.


— Мод, ты в порядке? — Тарниш сделал паузу, а затем топнул копытом. — Я знаю, что постоянно спрашиваю об этом, и я буду спрашивать до тех пор, пока не получу прямой, честный ответ. — Тарниш посмотрел на две дороги перед ними, широкую и узкую. Он не мог отделаться от ощущения, что жизнь снова стала символичной. Он услышал, как Мод вздохнула, затем послышалось звяканье упряжи, когда Мод начала отцепляться от повозки. — Слушай, я знаю, что что-то не так. — Используя телекинез, он заблокировал тормозной рычаг повозки — теперь он делал это без раздумий, по привычке.

— Нет, Тарниш, я не в порядке, — призналась Мод. Опустив голову, Мод еще раз вздохнула. — Но мне становится лучше.

— Что ты имеешь в виду? — Тарниш откинул свой шлем и внимательно осмотрел Мод, пытаясь найти какую-то подсказку, какой-то визуальный индикатор ее настроения.

— Тарниш… когда я встретила тебя, я была камнем. Камень — это одинокая, изолированная вещь. — Мод подняла голову, а затем повернулась всем телом, чтобы посмотреть на Тарниша. — С тех пор как я встретила тебя, я не одинока и не изолирована. Раньше меня никогда особо не беспокоила опасность в дороге. Моя семья была дома, в безопасном месте, и я чувствовала, что могу справиться со всем, что мне угрожает. Я контролировала все, что происходило.

— И то, что я рядом, что-то меняет? — спросил Тарниш, чувствуя растущее любопытство.

Глаза Мод несколько сузились:

— Значительно.

Помолчав, Тарниш перевел взгляд с Мод на текущую воду позади нее. Он прислушивался к звуку воды, когда она шлепалась и плескалась о камни. Где-то вдалеке пронзительно кричал орел.

— Сейчас я в таком положении, что не могу все контролировать. Ты можешь пострадать. С тобой могут случиться плохие вещи. Мне все это очень мешает. Ты значишь для меня все. — Мод сделала паузу и глубоко вздохнула, задержала дыхание, а затем медленно выдохнула, словно сдуваясь. — Это также означает, что я могу пострадать. Я бы отправилась в путь по этим дорогам, не беспокоясь и не заботясь ни о чем на свете. Я бы путешествовала без шума и причуд. А теперь я постоянно беспокоюсь.

— Я не знаю, что сказать, Мод. — Тарниш, чувствуя себя бесполезным, решил, что пора наполнить бочку водой. Он решил, что это самое подходящее место для остановки. Он поднял телекинезом на четверть полную бочку и вытащил ее из задней части повозки.

— Ты ничего не можешь сказать, — сказала Мод. — Мне нужно повзрослеть и принять некоторые вещи. Думаю, даже я могу измениться, хотя мне и не нравится это признавать. У меня есть потребности, как и у любого другого пони, и мне не нравится признавать это. Я совершила ошибку, Тарниш.

— Ты совершила ошибку? — Тарниш поднял бровь. В его груди была тяжесть.

— Думаю, отчасти проблема в моем одиночестве заключалась во мне. — Мод закрыла глаза. — Думаю, я держала других пони на расстоянии, включая моих сестер и родителей. Было проще поверить в то, что я просто странная, а потом продолжать жить своей жизнью. Я понимаю, что я другая, но сейчас… я не знаю, где заканчивается моя природа Камня и начинается место, где я просто сдалась. — Мод открыла глаза и посмотрела на Тарниша, впиваясь в него, как жаждущий пони пьет воду. — Я много думала об этом, пока тянула повозку и шла вперед. Последний день или около того был ужасным и неудобным, пока я делала для себя эти признания.

— Так вот что ты делаешь, когда молчишь… ты… выясняешь все эти вещи и… я даже не знаю, что сказать или как закончить это предложение. — Тарниш подошел ближе к Мод, мелкий гравий, рассыпанный по дороге, хрустел под его копытами. Он поставил бочку с водой на небольшие круглые камни рядом с порогом. Он снял свой шлем и бросил его в повозку.

— Пожалуйста, не говори, что ты чувствуешь себя глупо.

Услышав слова Мод, Тарниш поморщился:

— Я не собирался этого говорить, но я думал об этом. — Признание Тарниша причинило ему боль, но он чувствовал, что сейчас самое время быть честным. Мод была честна с ним. — Иногда ты меня очень пугаешь. В тебе столько стремления и преданности. Вся эта решимость. У тебя все в жизни продумано…

— Правда? — Мод покачала головой и несколько раз моргнула. Ее уши откинулись назад, затем поднялись вперед, а потом уши опустились по бокам ее лица. — Я только что закончила рассказывать тебе, какая я ущербная и как мне нужно во всем разобраться, потому что жизнь больше не имеет смысла.

— Да, а я как раз думал о том, какой я глупый, но не собирался этого говорить. — Сразу после того, как он произнес эти слова, он пожалел о них. Он фыркнул и пожалел, что не промолчал. Он посмотрел на свой амулет, надеясь, что сможет свалить свою оплошность на магию, но амулет был мягкого голубого оттенка. Разочарованный, жеребенок снова фыркнул, теперь уже злясь на самого себя.

— Сейчас у меня такое искушение просто бросить тебя в реку, — сказала Мод Тарнишу.

— Да, но ты была бы права. Я все испортил, — ответил Тарниш. — Если хочешь, можешь бросить себя в реку. Мне жаль.

— Мне тоже.

— Почему тебе жаль? — Тарниш приподнял бровь.

— Мне показалось, что это правильные слова. — Мод поджала губы, принимая решение. Она двинулась вперед, ее спина напряглась, готовясь к двуногому передвижению.

Она схватила Тарниша, который издал испуганный писк, когда его подняли в воздух. Мод обхватила его передними ногами. Она топала по скользким камням, чуть не спотыкаясь, и пробралась к воде. Затем она опустила себя и Тарниша в бассейн, достаточно глубокий, чтобы в него можно было упасть.

Мод не отпускала его. Барахтаясь в стремительной воде, Мод цеплялась за пони, которого любила, и вода вынесла их на большой валун. Вода прижала ее спиной к раскаленному солнцем камню; вода была прохладной и чудесной, а камень — теплым от солнца.

Тарниш извивался в объятиях Мод, и она помогала ему, поворачивая его лицом к себе. Она видела его лицо, видела улыбку, и каким-то образом она знала, что им обоим стало легче.

— Любить тебя — значит принимать риски, — сказала Мод, ее морда прижалась к морде Тарниша. — Меня это ужасно пугает, но, полагаю, я готова принять это.

— Я постараюсь не забредать слишком далеко. — Тарниш обхватил Мод передними ногами. — Думаю, нам нужно держаться вместе. Я увлекся. Я пошел искать больше сланца и, честно говоря, не обратил внимания на свое окружение. Я ослабил бдительность, и это было глупо с моей стороны. Я сделал это не потому, что был глупым… Я просто делал глупые вещи.

— Я делаю глупости. — Мод прижалась к губам Тарниша. У нее возникло искушение поднять вопрос о том, что она регулярно делает Тарниш, но она промолчала. Сейчас было не время для подобного сарказма или язвительности.

— Ты вышла за меня замуж, — ответил Тарниш.

Мод фыркнула, обрызгав Тарниша каплями воды. Она сжала Тарниша достаточно сильно, чтобы дать ему понять, что он зашел достаточно далеко:

— Я специально дала гидре проглотить себя, чтобы потом избить ее до смерти. Изнутри.

Покачав головой, Тарниш не согласился:

— Нет, есть тонкая грань между глупостью и храбростью. Это было храбро.

— Я не согласна, — ответила Мод ровным монотонным голосом, который стал немного больше похож на ее обычный.

Она чувствовала, как Тарниш прижимается к ней, она прижалась к нему, радуясь, что он рядом, и ощущала между ними небольшой твердый комок. Валун вдавился в ребра Мод. Других твердых комочков между ними не было… пока. Маленький Боулдер был таким же источником утешения в последние несколько дней, как Тарниш и Пинки. Закрыв глаза и наслаждаясь водой, Мод почувствовала растущее чувство благодарности за то, что у нее есть в жизни.

— Что бы ни случилось, мы встретим это вместе… и я думаю, тогда все будет хорошо, — сказал Тарниш, прижимаясь к мокрой кобыле, которую он любил больше самой жизни. — Итак, что мы будем делать здесь, в Жутком ущелье?

Мод посмотрела в голубые глаза Тарниша и почувствовала, как ее сердце заколотилось в груди:

— Мы собираемся изучать источник магии для всей Центральной Эквестрии. Мы с тобой сейчас обнимаем друг друга в одном из переносчиков магии.

— Что?