Aliversum

Давным-давно, в далёкой альтернативной вселенной... Чтож, представте себе мир, в котором эпоха расцвета канула в лету, а каждый народ ведёт борьбу за собственное выживание. Здесь нет места дружбе. Жизненной энергии этого мира с каждым годом становиться всё меньшее и меньше, будущее пугающе туманно, и никому нет дела до древних легенд. Но в нём ещё остались храбрецы, готовые бросить вызов судьбе, и несмотря ни на что вернуть былое процветание и гармонию.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Закон Эквестрии. Союз Пяти Фигур

Тучи поднимаются над бушующим мегаполисом Мэйнхеттеном. Преступный синдикат подвергает опасности жителей этого города, захватывая не только его многочисленные улицы, но и небо над высокими небоскребами. И только двое Стражей могут встать на их пути. Двое скромных представителей нового отдела Защиты Эквестрии. Они называют себя агентами Королевского Контроля.

Стража Дворца

Небо для пегасов

Пилотажное звено Вондерболтов во время тренировки случайно находит потерявшегося жеребенка. Выяснив все сопутствующие обстоятельства, капитан решает помочь маленькой кобылке в её проблеме.

Рэйнбоу Дэш Скуталу Спитфайр ОС - пони

Последний день лета Твайлайт Спаркл

Сможет ли Твайлайт провести идеально день? Или же нет...

Твайлайт Спаркл

По ту сторону

Над этим рассказом я работал почти год, но всё равно не могу сказать, когда же он закончится. То, что планировалось как небольшая зарисовка моих собственных мыслей превратилось в повесть в двести пятьдесят тысяч символов. Я не могу сказать ни слова о своём рассказе. Право оценивать работу того, кто пишет, имеет лишь читатель. Надеюсь, вы не зря потратите своё время.

Твайлайт Спаркл Человеки

Падение во тьму

Рассказ о человеке, попавшем в Эквестрию в поисках более совершенного мира для жизни. Но Эквестрия может оказаться слишком совершенной для того, кем он является.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Человеки

September

Фанфик написанный к песне "September" музыканта The Living Tombstone.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Триксе

Триксе. Однажды утром всё стало Триксе. Потому что Триксе.

Спайк Трикси, Великая и Могучая Другие пони Старлайт Глиммер

Одна из Эпплов

Эпплджек производит впечатление хозяйственной, надежной, уверенной в себе пони, у которой есть вопрос на любой ответ. Но депрессивные мысли порой посещают и ее...

Эплджек Эплблум

Две лучшие сестрёнки гамают в Bendy and the Ink Machine

Даже принцессам порой нужен отдых, а что может быть лучшим средством провести время в комфорте, но при этом с острыми ощущениями, как не видеоигры? А вдвоём играть ещё веселее!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Noben

Заколдованное королевство

— Глава 12 — План нападения

К тому времени, как все пони расселись за круглым столом в комнате планирования "Страны грёз", уже наступила ночь.

Ну, почти все пони.

— Спайк, дорогуша, тебе что-нибудь видно? — спросила Рэрити, глядя вместе с остальными на огромный глаз дракона, заглядывающего в окно.

— Что?! — прогремел голос снаружи.

Рэйнбоу покачала головой, подтрусила к окну и высунулась наружу.

— Она спрашивает, видно тебе что-нибудь!

— О! Видно — не то слово! То слово — вообще ничего не видно!

— Да говори ты потише, оглобля! Хочешь весь город перебудить?!

— Что ты там пищишь?!

— Спайк, да прижми ты уже ухо к окну, не глаз! Не тормози, чувак!

— Если позволите, — вклинился Эйв, — всё происходящее до крайности нелепо.

— Профессор, вам всё кажется нелепым, — добродушно подметила единорожка, убирая со стола всё лишнее и раскладывая на нём макеты, а также пергамент и ручки для Твайлайт. После чего водрузила посредине стола плюшевого мишку. — А теперь, когда все успокоились, мы наконец-то можем начинать.

Принцесса левитировала к себе пергамент и записала некоторую предварительную информацию, после чего подняла взгляд и с удивлением обнаружила, что её возлюбленная всё ещё стоит.

— Рэрити? Ты не будешь садиться?

— Нет, — ответила единорожка, левитировала к себе указку из шкафчика и начала вращать её в воздухе. — Мне лучше думается, когда я хожу по комнате.

— Ну ё... — произнесла пегаска. — Надеюсь, принцесса, тебе удобно, потому что сейчас Рэрити начнёт свой баюкающий монолог.

— О! Обожаю монологи! — воскликнула Твайлайт, которой уже не терпелось начать вести записи.

— Рэйнбоу! Принцесса! — возмущённо воскликнула Пинки. — Тс-с-с!

Без дальнейших церемоний, и явно игнорируя замечание пегаски, единорожка заговорила.

— Итак, давайте ещё раз пройдёмся по тому, что нам известно, — начала она, нарезая круги вокруг стола и говоря достаточно громко, чтобы всем было хорошо слышно. — Мы знаем, что принцесса Луна внутри одной из гор, окружающих Холлоу Шейдс, мы знаем, что Дискорд поместил принцессу Луну в похожий трансгрессионный стазис, и мы знаем, что единственное место, куда дотягивается её магия снов — это Холлоу Шейдс и окружающие его леса.

Рэрити левитировала указку к карте на стене и постучала по горе неподалёку от города.

— Бурить всю гору явно вариант не из лучших, особенно если учесть, что мы понятия не имеем, где принцесса точно находится, но... но как я уже и сказала, мы предполагаем, где она может быть.

Единорожка перестала кружить по комнате и выдержала драматичную паузу перед тем, как продолжить говорить.

— Она может являться во снах. Значит, сны и станут нашим самым главным средством к её освобождению.

Твайлайт нахмурилась.

— Сны? Но принцесса Луна не может попасть в сны большинства пони.

— Ах, но это же не совсем правда, так ведь? — ответила Рэрити, возобновляя свои круговые хождения. — Принцесса Луна не может войти в сны взрослых, а точнее, в сны пони, что в неё не верят. Они слишком закостенели в своих привычках, не говоря уже о том, что несколько десятилетий находятся под влиянием магии хаоса, поэтому...

Единорожка улыбнулась.

— Поэтому просто волшебно то, что нам не нужно ничего делать с ними. Мы, Твайлайт, будет работать с теми, на кого ещё можно повлиять. С жеребятами.

И снова принцесса усомнилась в логике единорожки.

— С жеребятами? Не понимаю, как мы при помощи жеребят освободим её? Что могут они, чего не могут взрослые? Принцесса уже многие века ходит в сны жеребят, и это никогда ничего не меняло, она всё ещё в ловушке.

— Да, это правда, — призналась Рэрити. — Принцесса Луна говорила с десятками, даже с сотнями поколений жеребят Холлоу Шейдс, но как только им рассказывают так называемую "правду о ней", что она не более чем сказка, любая построенная между ними связь умирает. Ну, и, если так подумать, в этом есть смысл. Как они могут верить, что она реальна, если она является только в заведомо непроверяемых снах, которые вызывает их собственное воображение?

— Никак? — предположила Твайлайт и почувствовала себя ещё более сбитой с толку, когда единорожка остановилась и с восторгом посмотрела на неё. — Что?

— Всё верно! Вообще никак! — игриво ответила Рэрити, снова возобновляя расхаживание. — Я просто хотела, чтобы мы все ещё немного над этим подумали. Давайте как раз воспользуемся моментом и хорошенько подумаем о снах. Эти глупенькие, маленькие эфемерные штучки, которые всегда где-то рядом, когда мы спим. Итак, скажи мне, что происходит, когда ты просыпаешься ото сна?

Принцесса лишь удивлённо моргнула.

— Я... я не совсем понимаю, к чему ты клонишь.

— О-о-о! Меня! Меня спроси! — воскликнула Пинки, размахивая копытом. — Ты их забываешь!

— Именно! — поддержала единорожка. — Ты забываешь их! Не целиком, нет, но точные детали и большая часть содержания чаще всего забывается. Тот мир, та принцесса, лишь несколько минут назад бывшие такими яркими, исчезают будто далёкое воспоминание, и какие бы чувства и впечатления у тебя ни были, они исчезают за первые десять минут после пробуждения.

Рэрити перевела дыхание и продолжила:

— Вернёмся к вопросу, как жеребята помогут с освобождением Луны. А зачем им сопротивляться и бороться с тем, что им говорят взрослые, когда у них, считай, и нет возможности доказать им, а в первую очередь и себе, что принцесса не плод их воображения? Но! Что, если нам под силу это изменить?

Как только эти слова были произнесены, Твайлайт навострила ушки, а её сердце пропустило удар, когда она заметила, как все пони в комнате заулыбались.

— Изменить? — осторожно поинтересовалась принцесса. — Каким образом?

— Что, если, — продолжая ходить вокруг стола, заговорила Рэрити, приближаясь с каждым кругом всё ближе и ближе к Твайлайт. — Что, если мы смогли бы вытащить что-то из этих снов? Что-то, что можно не только видеть, не только помнить...

Единорожка замерла прямо напротив Твайлайт и приподняла её подбородок копытом.

— Но и потрогать.

— Потрогать? — слегка задыхаясь, переспросила принцесса.

И вместо ответа Рэрити просто отступила и продолжила ходить туда-сюда.

— Босс, — рассмеялась Инкредентия. — Выжимаешь до последней капли?

Единорожка усмехнулась.

— Точно, дорогуша, — ответила она и затем левитировала к себе на прогулку плюшевого медведя. — Медведи, плюшевые! Такие очаровательные вещицы. Драгоценный друг любого жеребёнка, даже не сколько друг, сколько грозный защитник от любых ужасающих тварей, скрывающихся в темноте. Я ведь говорила тебе, Твайлайт, что этот очаровашка станет нашим ключом к спасению принцессы Луны? Что ж, мы начнём с того, что дадим всем жеребятам Холлоу Шейдс по плюшевому мишке.

Рэрити сделала многозначительную паузу, вне всяких сомнений, ожидая, что принцесса ахнет от осознания.

Чего не произошло.

— Ага... — произнесла Твайлайт, стараясь, чтобы её голос звучал вежливо. — И какое всё это имеет отношение к Луне?

— Всё просто! Она им их и подарит!

Тишина.

Принцесса моргнула раз, второй, третий.

— Она сделает плюшевых медвежат для жеребят? — уточнила она.

— Да, — с улыбкой ответила единорожка. — Всё так.

Осмотревшись, Твайлайт обнаружила, что никто, кроме неё, казалось, вообще не осознаёт абсурдности и невозможности этого утверждения.

— Ну хорошо. Как?

— Дорогуша, дай насладиться моментом, — ответила Рэрити, снова заполняя комнату своим певучим голосом. — Представь! Бедный жеребёнок, пострадавший от ужасного кошмара, и вдруг принцесса Луна утешает его во сне. Утешение, которое, к сожалению, продлится недолго, потому что всё позабудется по пробуждению! Вот только перед этим она даст с собой подарок. Прекрасного медвежонка, но не только даст, но ещё и попросит сделать его уникальным.

Единорожка левитировала красную ленту из шкафчика и завязала бабочку на шее медведя.

— Малыш хочет украшение? Пожалуйста! — затем из другого шкафа выплыл маленький синий войлочный костюмчик и окутал медвежонка, после чего голубая плоская шапочка опустилась ему на голову и закрыла уши. — Костюм? Синий? Как насчёт шапки?

К тому времени, как Рэрити закончила, медвежонок стал выглядеть довольно-таки щеголевато.

— Итак, вот, у нас получился весьма очаровательный дорогуша, и наша принцесса дарит его маленькому жеребчику.

— Ага, — кивнула Твайлайт. — И?

— И жеребёнок просыпается, зевает, потирает сонные глазки, и представь себе выражение его лица, когда он увидит зажатого в передних копытцах... — единорожка положила игрушку перед принцессой. — Плюшевого мишку с красной бабочкой, синим костюмом и шапочкой в тон, держащего записку от принцессы.

Ответ аликорна был лаконичен.

— Что?

— Ты меня слышала, — ответила Рэрити, останавливаясь.

— Чт... но... Как это возможно?! Это невозможно! Нет вообще никакого способа вынести что-то из царства грёз в реальный мир!

— Твайлайт, конечно же это возможно, — покачала головой единорожка. — Потому что я сделаю это возможным.

Рэрити возобновила кружение, почти перейдя на трусцу.

— Я сделаю это, вложу игрушку в копытца, пока он спит, и впервые за тысячу лет у жеребёнка появятся реальные причины не только верить, что принцесса настоящая, но и бороться за своё мнение. На каждого взрослого, что скажет "нет", на каждое шипение магии хаоса, шепчущее "нет", этот маленький медвежонок скажет "да, да, да".

— Но... но что насчёт магии хаоса?!

Ответил ей другой голос.

— О! Кажется, мой черёд отвечать, — отозвался профессор Эйв, поднимая маленькую серую прямоугольную штуковину с антеннами, лампочкой и застеклённым индикатором со стрелкой для измерений.

— Что это? — спросила принцесса, подавляя желание левитировать прибор прямо из его копыт.

— Видите ли, принцесса Твайлайт, за те два года, что вас не было, я проводил эксперименты с магией хаоса! И это маленькое устройство может не только показать нам степень текущего влияния магии на пони, но и колебания воздействия. И оно меняется, — он повернул прибор к себе и повозился с настройками. — К сожалению, я определил, что магия становится лишь сильнее, чем больше фактов встают против этой лжи, но...

Жеребец кивнул в сторону расшагивающей швеи.

— Случай с Рэрити два года назад доказал, что с проклятием хаоса можно не только бороться, но и целиком его развеять.

Эмоции бурлили внутри аликорна. Благоговение перед тем, что её возлюбленная, очевидно, планировала всё это в течение двух лет, возбуждение от того, что это, кажется, действительно может сработать, а также... ну...

— Но потребуются годы! — воскликнула Твайлайт. — Может, даже века! Разве этот город не был проклят магией хаоса уже почти как тысячу лет? Понадобятся годы, чтобы отменить её воздействие!

Улыбка Рэрити не дрогнула.

— Да. Это действительно долгоиграющий план, — произнесла она и указала на Инкредентию. — Точно так же, как один очаровательный чейнджлинг, живущий среди пони, вряд ли заставит всю Эквестрию принять их расу буквально за год, так и всего одно поколение жеребят, что верят в принцессу, вряд ли исправит ситуацию. Вероятно, и всей жизни не хватит, но!

Единорожка ненадолго замолкла.

— Но, — повторила она. — Всё это не более чем наша второстепенная цель.

— Второстепенная цель? — с восхищением переспросила Твайлайт. — Есть что-то ещё?

— Ты меня удивляешь! Ты действительно думаешь, что я ограничилась бы столь малым? — Рэрити затрепетала ресницами. — Глупая кобылка.

Наконец единорожка прекратила свои драматичные расхаживания и села за стол прямо напротив аликорна.

— Твайлайт, пока тебя не было, у меня было просто ужасающе большое количество времени, чтобы подумать о том, что произошло в ночь, когда библиотека оказалась запечатана. Самое важное, к чему я пришла — это то, что магия хаоса не только реагировала на тебя... — Рэрити направила кончик указки в сторону аликорна, — но и влияла на тебя, разве нет? По крайней мере, ты именно так сказала, когда мы были в замке с принцессой Кейденс.

Стыд опалил Твайлайт.

— Да, — ответила она, пытаясь не слишком много думать об этом. — Я действительно так сказала.

— Ну что ж, — продолжила единорожка, отклоняясь назад, — самый важный вопрос таков: что, если с принцессой Луной всё так же? Что, если она в какой-то степени может быть не готова признать, что тоже играет определённую роль в своём собственном заточении?

Твайлайт чуть ли не вскочила.

— Вот, именно это я ей и сказала!

— И она всё отрицала, так? Точно так же, как отрицала это и мне, и Пинки, и Рэйнбоу, и Спайку, и всем пони, что пытались донести до неё эту мысль, — Рэрити одарила аликорна пристальным взглядом. — И точно так же, как и ты когда-то.

Принцесса вновь ощутила, как стыд окрашивает её щеки, но если единорожка это и заметила, то виду не подала.

— Но, — заговорила вместо этого она, — если мы сможем переломить привычный ход вещей, даже если это будет всего несколько жеребят... одно поколение жеребят, что верят в неё, как Пинки, как ты, этого хватит, чтобы убедить Луну, дать ей надежду, а затем...

Рэрити улыбнулась.

— А затем нам, может, и не понадобится наш долгосрочный план.

Это было сложно осознать.

Казалось, план слишком... прост?

Слишком прост, не говоря о том важном факте, что единорожка не объяснила одну важную деталь.

— Постой, если ты запланировала всё это так давно, то почему не приступила к плану раньше? И какое всё это отношение имеет к Ночи Поисков?

Улыбка единорожки наконец погасла.

— Ну, вот тут-то как раз мы и напоролись на... загвоздку.

— На загвоздку, — повторила Твайлайт. — В каком смысле?

Рэрити облизнулась и нахмурилась.

— Ну, чтобы провернуть нечто подобное, нам понадобился бы не только повод для того, чтобы уложить десятки жеребят в одном и том же месте, но и нанять множество швей. Как бы талантлива я ни была, я не смогу пошить столько игрушек за отведённое время.

Принцесса старалась, чтобы её голос звучал как можно более вежливо, озвучивая очевидное.

— Так... наняла бы?

— Ну, для начала это не очень-то и дёшево, — произнесла Рэрити, и снова Твайлайт почувствовала, что её слова прозвучат слишком грубо, но всё же нахмурилась и заговорила.

— Тогда почему бы Кейденс не оплатить их услуги? — спросила принцесса, сомневаясь, что её золовка не сделает всё возможное для скорейшего освобождения Луны.

— Она могла бы, — осторожно ответила единорожка. — Нанять достаточное количество пони не проблема. Но всякая швея не подойдёт. Нам понадобится с десяток из тех, что верят в легенду и которых сможет навестить принцесса во сне. Как же иначе они воспроизведут дизайн, если не смогут его увидеть?

— Но Рэр...

— Вот поэтому, — перебила единорожка, — нам нужно сделать это во время Ночи Поисков. Это единственная ночь в году, когда у нас реальный шанс найти пони, которые готовы и желают поверить, и это единственная ночь, в которой магия хаоса сталкивается с целым табуном пони, что верят. Именно поэтому я и создала "Страну Грёз", Твайлайт. Это не просто бутик, пекарня и развлечение для жеребят. "Страна Грёз" — это тренировочный лагерь, а Ночь Поисков — грядущее поле битвы.

Рэрити указала на макеты игровых площадок для жеребят.

— Холлоу Шейдс славится тем, что буквально построен вокруг мифа о четырёх принцессах, а о его праздничных мероприятиях слышали во всех уголках Эквестрии, и теперь мы можем проектировать, изменять и использовать праздник, чтобы влиять на других.

Единорожка указала на макет библиотечного лабиринта Твайлайт, жеребята бродили внутри, а пегасы поднимали книжные шкафы в воздух.

— Пони прибудут на мероприятие и пройдут через книжный лабиринт принцессы Твайлайт, пытаясь найти два элемента Гармонии, запрятанные в книгах, несмотря на то, что пегасы будут изменять его каждые тридцать минут. После чего...

Она указала на большой макет водной горки, ведущей прямо в бассейн, с сундуками, полными сокровищ на дне.

— В своём смелом приключении по спасению наших героинь они должны спуститься по водопаду принцессы Селестии и нырнуть вниз в поисках ещё пары Элементов Гармонии, которые она спрятала. Как только они найдут их...

— Бум! — внезапно воскликнула Рэйнбоу Дэш, ставя на стол фигурку Спайка. — Они взберутся на крутецкого огнедышащего дракона, что собирается бесчинствовать в городе!

— Что?! — возмущённо воскликнул гигант. — Я на такое не соглашался! Я думал, что буду охранять лабиринт!

— Дорогуша, это только намётки! — отозвалась Рэрити, бросив на пегаску неодобрительный взгляд. — В любом случае, как я уже говорила, как только они найдут Элементы...

Единорожка указала на дом, украшенный так, чтобы выглядеть точно как часть Кантерлотского замка.

— Они должны войти в замок, и... — она левитировала крохотную фигурку чейнджлинга. — Оказавшись внутри, они услышат, что Дух уже проник в замок, и чтобы защитить принцессу Дензу...

— Рэрити, Рэрити! — перебила Пинки, подскочив с места. — Я хочу рассказать, что будет дальше!

И, не дав возможности единорожке ответить, земнопони схватила фигурку чейнджлинга и продолжила:

— Значится, чтобы защитить принцессу Дензу храбрые чейнджлинги приняли её облик, чтобы Дух не узнал, кто настоящая, но теперь мы не знаем, кто есть кто! А что, если мы тоже Духи?! Так что нам потребуется разгадать шифры на стенах, чтобы узнать, кто из них настоящая Денза, и вот после этого она скажет "всё верно!", и мы такие скажем "агась!", и тогда мы узнаем, кто такая Денза, после чего...

— Пинки, дорогуша, ты ведь помнишь, что не мы будем принимать участие, а жеребята, правда?

Земнопони отвернулась, надув губы.

— Ага...

Рэрити прочистила горло.

— И, наконец, как только принцесса Денза передаст им свои Элементы, жеребята бросятся к...

Широким жестом и соответствующей улыбкой она указала на последний макет, на нём жеребята принимали участие в чём-то, что можно было описать только как большую пижамную вечеринку.

— "Захватывающее царство грёз принцессы Луны".

Единорожка ловко левитировала устройство профессора к себе, слишком быстро, чтобы тот успел что-то возразить.

— Жеребята соберутся внутри "Царства грёз", и им скажут, что принцесса Луна попала в ловушку в своём собственном сне, и им предстоит отправиться туда и найти её. Как только они это сделают, она сообщит им местоположение последних элементов, а немногим избранным назначит личную охрану от ужасного духа.

— Плюшевого мишку, — произнесла Твайлайт.

— Плюшевого мишку, — повторила Рэрити с почти маниакальной улыбкой. — Итак, пока родители отдыхают, а их жеребята спят несколько блаженных часов, я и другие швеи будем воплощать их мечты в реальность в соседней комнате.

И снова, второй раз на ночь, принцесса не знала, как реагировать.

— Рэрити... ты всё это придумала?

— Да, — ответила единорожка, каждое слово словно светилось безудержной гордостью. — Да, сама. Что думаешь?

Твайлайт озарила мысль, что ещё никогда прежде она не чувствовала подобного влечения к Рэрити, но решила, что эту мысль лучше отложить до того момента, когда они останутся наедине.

— Эм-м. Вау.

— Спасибо, — произнесла единорожка. — И это ещё не всё.

И наконец-то не одна принцесса оказалась удивлена, судя по тому, как все пони за столом переглянулись, после чего посмотрели на Рэрити.

— Что? Не всё? — спросила Рэйнбоу Дэш.

Единорожка покачала головой.

— Есть и другая причина, по которой нам нужно так много швей. Сны забываются. На каждого сделанного медвежонка нам понадобится по меньшей мере четыре швеи во сне, чтобы увидеть его, а затем сверить детали, которые они запомнили.

Твайлайт нахмурилась.

— Кажется не очень-то эффективным.

— Так и есть, именно поэтому мы планировали взять всего с десяток жеребят или около того для нашего первого пробного забега, но... но теперь в этом больше нет необходимости. Теперь у нас есть пони, что может не только погружаться в сон, но и в точности запоминать дизайны.

— Что?! — воскликнула принцесса. — Кто?!

И когда Рэрити просто улыбнулась, а все лица в комнате одно за другим повернулись к Твайлайт, она поняла.

— О-о... — она поднялась и попятилась. — Погодите, но... Я же... я же ничего не знаю о снохождении! Мне только предстоит научиться, и я даже примерно не могу представить, сколько времени на это понадобится и успею ли я до Ночи поисков!

— До неё ещё несколько недель, Твайлайт, — произнесла единорожка. — И я уверена, что столь одарённая пони, как ты, быстро всему научится. Да и принцесса Луна, как нам известно, помочь в этом не откажет.

Твайлайт пристально посмотрела на возлюбленную. Неужели принцесса Луна тоже думает, что снохождению можно научить всего за несколько недель?

— Что-то я, Рэрити, сильно в этом сомневаюсь.


— Всё хорошо, Твай, — произнёс маленький дракончик, ласково погладив обессилено рухнувшего аликорна, в царстве снов Холлоу Шейдс. — Однажды ты научишься не искушать судьбу.

Принцесса собралась с силами, чтобы поднять голову и как следует посмотреть на него.

— Если собираешься быть таким умником, Спайк, я могу попросить принцессу вернуть тебя в твой собственный сон, — пригрозила Твайлайт, после чего снова опустила голову и застонала. — Как я могу быть такой уставшей? Я думала, что во сне невозможно устать.

— Когда ты только начинала, ты говорила, что рада учиться! Ты прочитала все те книги, что принёс профессор из замка, за сколько там? За два часа?

— Это было несколько недель назад.

— Твай, это было два дня назад.

Она ахнула.

— Два дня назад?!

— Твайлайт Спаркл! — прогремел чей-то голос, и Твайлайт вздрогнула, когда перед ней появилась Луна. — Возлежание на земле не входит в твоё обучение! Мы должны использовать всё время, что у нас есть, дабы ты была готова к Ночи Поисков!

Принцесса ночи топнула копытом, и вдалеке Твайлайт увидела версию себя под властью магии хаоса.

— Принцесса, — заговорила Твайлайт, снова поднимая голову. — Мне кажется, процесс обучения не предполагает собой чтение книг в уюте и борьбу с кошмарами по ночам?

Луна очень довольно улыбнулась.

— Тебе кажется правильно.

Младшая принцесса закрыла глаза и отпустила голову, готовясь к тому, что станет первым из многих, очень многих событий, что произойдут с ней в последующие недели.

— Ох...


Перестук копыт жеребца оглушал, пока они мчались по лесу.

Они бежали и бежали, пока окрики гвардейцев не затихли вдали и Рэрити не позволила ему отдохнуть.

— Как... — спросил жеребец, пытаясь отдышаться. — Как они нашли нас?

— Это бэтпони, — произнесла единорожка более чем сурово. Она повернулась к нему, расстроенная. — Норт, твои сны.

— Что с ними?

— Я тебе снилась? Я появлялась в твоих снах, хоть раз?

— Нет, — тут же ответил жеребец... пока память не подкинула ему фрагмент сна. — Ах... Ну... Возможно... Один раз. Вчера.

Увидев выражение лица Рэрити, он стал защищаться.

— Но я же не могу контролировать свои сны!

Выражение её лица смягчилось.

— Да. Не можешь.