Добро пожаловать и до свидания

Обычный парень, любитель спокойной и тихой жизни, оказывается в Эквестрии. Совершенно незнакомый ему мир магии, говорящих лошадок и мифических существ встречает его с распростёртыми объятиями, но сможет ли он найти дорогу домой? И, главное, захочет ли?

Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Человеки

Вновь и никогда

В далёком детстве крылатая пони увезла Меган в страну Понилэнд. А может, этого и не было вовсе — она давно не знает, во что верить. Только вот какое дело: в её колодец вновь угодил пегас.

Рэйнбоу Дэш Человеки

Немножечко астрономии

Был запущен в небо первый телескоп и с его помощью Твайлайт смогла увидеть миллиарды других звёзд...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Соседи по дому

Молодой парень по имени Алексей всегда мечтал о самостоятельной жизни вне семьи. Казалось, после покупки новой квартиры, его мечта, наконец, станет реальностью. Однако на свет выходят новые проблемы. Напрасно бывшая хозяйка этой квартиры предостерегала беспечного парня. Он ещё долго не будет один.

Твайлайт Спаркл Человеки

Smashing Down

Частичный кроссовер с Ace Combat: Assault Horizon. Российский отряд спецназа МВД, отправленный на важное задание в Москву, потерпел крушение, а экипаж потерял сознание. Через некоторое время они очнулись в неизвестном месте. Пока спецназ пытался определить свои координаты, обнаружилось, что они не одни: другие люди по всему миру тоже попали в подобные ситуации. Собравшись вместе и организовавшись, эти силы начинают борьбу за своё выживание против врага, которого они никак не могли ожидать...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Отчёты Принцессы Твайлайт

Твайлайт стала принцессой, и казалось бы, что её жизнь должна бы сильно измениться. Но осознав, что на деле ничего толком не поменялось, она решила продолжить писать отчёты своей наставнице о том, что с ней происходит, приправляя эти отчёты критикой.

Твайлайт Спаркл

Унеси меня на луну

Рэйнбоу Дэш спит. Пегаска видит звёзды. А потом, когда её навещает принцесса ночи, ей начинают сниться другие вещи, мгновения, которые, как уверяет Луна, дадут ответы и решат её проблемы. Если бы только их не было так больно переживать. И если бы Дэш знала, в чём именно Луна пытается ей помочь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Принцесса Луна

Жизнь особо опасного чейнджлинга [The Life of a Wanted Changeling].

Ты чейджлинг который потерялся в Вечнодиком (Вечносвободном) лесу после неудачного вторжения во время королевской свадьбы. Ты не яркий представитель своего рода, не аккуратен и за частую очень неуклюж. У тебя две задачи — это выбраться из этого леса и не быть пленённым, ведь в конце концов за ульем королевы охотится вся гвардия.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Мэр Дерпи Хувз ОС - пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Стража Дворца

Сингулярность

Человек устроен так, что ему всегда интересно то, что вызывает у него массу вопросов. И чем загадочнее эти вопросы, тем больше внимания он им уделяет. Но у всего есть подконтрольные грани, рамки и когда они нещадно рвутся, то наступает абсолютная неизвестность. Пугающая неизвестность. Насколько точна эта замечательная штука под названием «наука»?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Сладкое искушение

Грань между реальным миром и виртуальными наслаждениями подчас бывает слишком тонкой

ОС - пони

Автор рисунка: aJVL

Заколдованное королевство

— Глава 13 — Необычайное дело Цинамон Дроп

— Рэрити, мы дружим уже много лет, так?

Она рассмеялась.

— Дорогой, три недели вряд ли можно так охарактеризовать.

Жеребец лишь улыбнулся.

— Ах, но разве время не относительная величина? Хотя для нашей дружбы можно сделать исключение! — он нахмурился. — Мне кажется, для тебя и принцессы Твайлайт эти три недели показались вечностью.

Теплота во взгляде кобылы тут же исчезла. Мгновенно.

— О чём ты, Норт Ридж?

— Я всего лишь подметил, что ты, похоже, вернулась к скверным привычкам. Напомни, сколько тебе времени понадобилось, чтобы прочитать то одно-единственное письмо?


Если бы дело касалось только Рэрити, если бы это она шла по лесу, она могла бы сказать многое. Например, что знакомый путь дарил теперь не радость, а одну только боль. Она бы сказала, что звуки леса, вой древесных волков и эхо ветра больше не ободряли, а лишь пугали.

Или же она могла бы сказать, что тишина леса расслабляла, даже несмотря на то, что этот лес сделал с ней. Она шла бы гордо, с высоко поднятой головой, неся шрам на задней ноге не как символ слабости, но как символ пережитого.

Для Рэрити Вечнодикий лес был просто лесом.

Однако для Твайлайт Спаркл, что шла по нему со своими друзьями, этот лес был тем, чем он и являлся на самом деле.

Её тюрьмой, в самом прямом смысле.

Деревья нависали над землёй, преследуя одну единственную цель — спрятать принцессу от любого пони, который хотел бы её найти.

Солдаты погибали в этом лесу из-за неё. Кейденс рассказала об этом, когда Твайлайт спросила о последствиях её исчезновения, и если это было трагично само по себе, то тот факт, что золовка отказалась сказать точное число погибших, делало всё ещё хуже.

Одна лишь мысль, что Рэрити могла оказаться среди погибших...

— Дорогуша, — произнесла вышеупомянутая единорожка, чей голос заставил аликорна отвести взгляд от покрытой шрамами кьютимарки и посмотреть в дразнящие глаза возлюбленной. — Я знаю, что тебе нравится вид, но не могла бы ты на публике быть чуть более сдержанной?

Трусившая рядом с единорожкой Флаттершай не смогла сдержать хихиканья, хотя было и не ясно, смеётся она над комментарием единорожки или смущением принцессы.

— Я не из-за этого пялилась! — запротестовала Твайлайт.

И хотя её подруги поверили ей и вернулись к своему разговору без каких либо замечаний, принцесса не смогла так же легко избавиться от боли в груди.

— Рэрити, — позвала она, и когда две кобылы остановились и обернулись, Твайлайт очень сурово добавила: — Я серьёзно.

Единорожка смягчилась.

— Сердце моё, я знаю, — ответила она, искренне и с нежностью улыбаясь. — Я просто хотела поднять тебе настроение. Я знаю, как тебе сейчас тяжело.

Принцесса не смогла удержаться от ответной улыбки и поддразнивания.

— Тяжело что? Не смотреть на тебя?

— Именно! — со смехом воскликнула Рэрити и порысила глубже в лес. — А теперь идём, мы почти на месте.

Кобылы продолжили пробираться через лес, пока наконец не остановились перед столь знакомым огромным дубом. Было странно видеть его в лесу, а не посреди поляны. Может быть, из-за этого Твайлайт казалось, что это место больше не было её домом?

Да и тревога, стоило ей только увидеть дерево, нисколько не помогала.

Принцесса думала, что сможет без проблем туда вернуться, но теперь, когда она стояла совсем рядом...

— Где книга? — спросила Флаттершай, направляясь к дереву.

— Где-то в лабиринте, я полагаю? — ответила единорожка, уже стоя у люка. Она посмотрела на аликорна в поисках подтверждения. — Верн...

Она осеклась, и нахмурилась.

— Твайлайт?

Стоя далеко-далеко от дерева, принцесса нахмурилась.

— Что? — спросила она, очевидно, не стараясь держаться от библиотеки как можно дальше. Очевидно.

Выражение лица Рэрити смягчилось.

— Дорогуша... — она мягко улыбнулась и указала на место рядом с собой, побуждая аликорна подойти поближе. — Здесь больше нечего бояться.

— Мы здесь, с тобой, принцесса Твайлайт, — добавила Флаттершай, когда принцесса шла мимо неё, и получила в ответ нечто среднее между благодарным мычанием и тревожным завыванием.

— Твайлайт, — произнесла единорожка, когда принцесса наконец добралась до люка. — Я знаю, что тебе тяжело...

— Так и есть, — перебила Твайлайт, не из желания нагрубить, а чтобы Рэрити действительно поняла. Одного только взгляда на люк, одной только мысли о библиотеке хватало, чтобы к горлу подступил ком.

— Я знаю, знаю, — утешала единорожка, мягким, но решительным тоном. Она приподняла копытом подбородок аликорна. — Но именно поэтому ты должна пойти туда и встретиться со своим страхом лицом к лицу.

Твайлайт слегка улыбнулась.

— Ты говоришь прямо как Луна.

Рэрити затрепетала ресницами.

— Ты хотела сказать, что принцесса Луна говорит прямо как moi, — произнесла она, в очередной раз доказав, что её обаяния почти всегда достаточно, чтобы заставить принцессу действовать. Единорожка отошла в сторону, пропуская аликорна вперёд, и указала на люк. — После вас, ваше высочество?

Воодушевлённая Твайлайт наклонилась, чтобы напоследок потереться о возлюбленную носом, после чего повернулась к люку. Пока Рэрити здесь, рядом, принцесса найдёт в себе силы сделать что должно. Вздохнув, она потянула люк магией и...

И почувствовала, как у неё подкосились ноги при виде тёмного туннеля, в который ей предстояло вступить. Какой бы храбрости она ни набралась, та очень быстро развеялась, остались лишь жалкие клочки, трепещущие на ветру.

— Твайлайт, — напомнила о себе единорожка.

— Я в порядке, — решительно солгала принцесса, обман был не сколько для возлюбленной, а скорее, для неё самой.

Внезапно она осознала своё тело, как её копыта упираются в землю, а ветер треплет шёрстку, и аликорну пришлось заверить себя, что больше она всё это не потеряет. Простой поход за книгой. Она не потеряет своё тело.

Твайлайт подняла копыто и медленно опустила его в темноту туннеля.

Голос Дискорда шипел в её разуме:

"Ты всё это заслужила".

Как только мысль завершилась, её копыто ступило на стальную лестницу, и раздавшийся звук, холодный, металлический, громкий, который немедленно заставил принцессу отпрянуть назад, словно марионетка хаоса рвалась наружу из туннеля. Не обращая внимания на возгласы возлюбленной, она захлопнула люк и бросилась прочь, оказавшись в итоге где-то за Флаттершай.

— Твайлайт! — позвала Рэрити. — Твай...

— Я не хочу! — откликнулась принцесса, изо всех сил выдавливая из себя слова, пока стыд, ужас и разочарование выжигали её изнутри. Она просто не могла вернуться в место своего заточения. Не могла. Не хотела. — Я не могу!

— Ох, принцесса, — сочувственно произнесла Флаттершай, и хотя она говорила со всей искренностью и добротой, которая только могла сыскаться в мире, Твайлайт восприняла эти слова совсем по-другому.

Жалость.

Принцесса заставила себя отвести взгляд от пегаски, выбросить из сознания её голос и повернуться к единорожке, обнаружив, что та всё ещё стоит около люка и с непроницаемым выражением лица смотрит прямо на неё.

Ни одна из них не сказала ни слова, рог Рэрити засветился, и её магия осторожно открыла люк.

Сердце аликорна забилось быстрее.

— Рэрити?

Единорожка не улыбнулась, не подбодрила.

— Я быстро, — произнесла она вместо того, и хотя она не сказала этого словами и явно сделала это не специально, в её голосе явно улавливалось нечто намного, гораздо худшее, чем жалость.

Разочарование.

Твайлайт смотрела, раздираемая болью, как Рэрити спускается в туннель, и в последнюю секунду, когда единорожка почти скрылась под землёй, принцесса её окликнула.

Удивлённая Рэрити повернулась обратно к аликорну.

— Да?

— Я... — Твайлайт осеклась и сделала выбор. — Прости.

Единорожка мгновение смотрела на неё, а затем без единого слова скрылась в туннеле.

— Отлично, — произнесла принцесса.

Она отвернулась от библиотеки и направилась к лесу.

Отлично, отлично, отлично.

— Принцесса? Куда ты? — встревоженно спросила Флаттершай.

— Мне нужно проветриться, — объяснилась Твайлайт, надеясь, что этих слов будет достаточно.

Хотя она намеревалась добавить, что это не займёт много времени, и даже успела произнести половину этого предложения, как её прервало резкое и внезапное землетрясение, сбившее аликорна с ног.

Она распласталась на земле, застигнутая врасплох, и повернулась к пегаске, когда та испуганно взвизгнула.

Как ни странно, землетрясение прекратилось так же внезапно, как и началось. Прошло буквально несколько секунд, но вот тот ужас, что последовал за ним, длился куда дольше.

Как только земля перестала дрожать, из туннеля в библиотеку раздался крик, полный ужаса.

— Рэрити?! — крикнула Флаттершай, вставая как раз в тот миг, когда Твайлайт уже промчалась мимо неё.

— Рэрити?! — в свою очередь крикнула принцесса, теперь в нескольких шагах от туннеля, уже готовая прыгнуть внутрь, и снова вид туннеля вызвал у неё тошноту, словно физически отталкивая аликорна.

У неё перехватило дыхание, сердце заколотилось в груди, и, казалось, на целую вечность она разучилась дышать.

— Принцесса?! — позвала пегаска, смущённая, отчаявшаяся.

— Я не могу, — прохрипела Твайлайт, несмотря на то, что хотела. — Рэрити?! Рэрити, ты...

Ещё один вопль перебил её, но звук голоса явно не принадлежал единорожке, да и звучал он всё же не как вопль, а скорее как разъярённый визг.

Земля вновь задрожала, и у аликорна едва хватило времени отползти назад, как из тоннеля появилось знакомое чудовище, такое же хаотичное и дискордоподобное, как и всегда.

— Нет! — ахнула принцесса. — Нет! Ты же была уничтожена!

Не обращая внимания на то, что должно было быть, а что нет, марионетка завизжала и впечатала кулаки в землю, посылая вибрации по земле и стряхивая ветви с окружающих деревьев. Но стоило этим ветвям коснуться земли, как вновь раздался визг, и они взмыли в воздух, меняя форму по требованию магии, вдохнувшей в них жизнь.

Окружённая древесными волками, столкнувшаяся лицом к лицу с существом, которое хотело либо её смерти, либо покорности, Твайлайт Спаркл почувствовала себя как никогда беспомощной.

— Принцесса! — позвала Флаттершай, и когда Твайлайт повернулась к ней, пегаска посмотрела на неё умоляющим, перепуганным взглядом. — Принцесса, как мы сюда попали?!

— Как... что? Флаттершай, какое это отношение имеет к...

— Как мы сюда попали?! — повторила вопрос пегаска. — Ты не помнишь?!

Твайлайт уставилась на подругу, сбитая с толку этим совершенно несвоевременным вопросом, и всё же он внезапно оказался самым важным на свете хотя бы потому, что как бы сильно принцесса ни пыталась дать на него ответ, никаких мыслей на ум не приходило.

Она понятия и не имела, как они сюда попали, и этот факт, как ни странно, был более мучителен, чем присутствие марионетки хаоса.

Расстроенное тем, что его проигнорировали, существо злобно взвыло и привлекло внимание аликорна, чей разум изо всех сил пытался решить, на чём сосредоточиться.

Что-то было не так, что-то было очень и очень не так, и это даже не марионетка или Рэрити, но как тут можно было сосредоточиться, когда лапы существа начали светиться, формируя огненный шар, чтобы бросить в Твайлайт.

Что оно и сделало.

Бросило огненный шар, быстрый, мощный и, несомненно, более горячий, чем лава. Принцесса стремительно наколдовала щит, чтобы закрыть себя и Флаттершай.

Но удара не последовало.

Твайлайт приоткрыла глаз и, подняв голову, обнаружила, что не только огненный шар и кукла застыли на месте, но и Флаттершай.

— Что... — спросила Твайлайт, и на её вопрос был незамедлительно дан ответ, когда рядом с ней появилась совершенно не впечатлённая и даже слегка разочарованная принцесса Луна.

— Думаю, на сегодня хватит.

Сначала пришло замешательство, колотящееся сердце в груди младшего аликорна пыталось замедлиться.

— Принцесса Луна? — напряжение в теле Твайлайт спало, и она осела на круп, пытаясь отдышаться. — Ох, слава звёздам, просто кошмар.

И не успела она договорить, как облегчение сменилось ужасом.

— Кошмар?! — воскликнула она и повернулась к принцессе ночи. — Но! Я же... Я же почти! Я уже почти поняла, что это сон! Вот немного оставалось!

Луна выгнула бровь.

— В который раз ты это говоришь?

— Неважно! Сейчас всё было по-другому! — запротестовала младшая принцесса. — Я догадалась, что что-то не так!

— Только догадаться мало, Твайлайт Спаркл, — серьёзно произнесла Луна. — Пойми, единственный способ осознать сновидения, это их контролировать, а если ты не можешь управлять даже своими снами, то попытка контроля над чужими обернётся истинным кошмаром.

— Знаю, — опустив голову, пробормотала Твайлайт.

— Никто не думает, что у тебя начнёт получаться всего за несколько недель, потребуется время.

— Которого у нас нет, — возразила младшая принцесса, не в силах сдержать негодования. — Ночь поисков всего через несколько недель! Всё над чем работала Рэрити зависит от того, справлюсь ли я, но мы ещё не начали само снохождение, а я уже не справилась!

— У тебя уже лучше получается. В прошлый раз ты даже не попыталась спуститься в библиотеку.

Твайлайт невесело рассмеялась.

— И? Единственная причина, по которой я попыталась, это то, что ты напрямую управляла конструктом Рэрити. "Ты говоришь прямо как Луна". Как я могла не догадаться?!

— Ты ошибаешься. Рэрити и Флаттершай были порождениями твоего собственного подсознания, я тут не при чём. Через Флаттершай ты сама пыталась себе напомнить о том, что спишь, — объяснила принцесса ночи. — Что касается Рэрити...

На лице аликорна появился намёк на улыбку.

— Уверена, её порадует, что даже во сне она подталкивает тебя к самоконтролю.

"Ну, а как же иначе?" хотела сказать Твайлайт. Она не знала такую Рэрити, что не стремилась бы помочь разобраться принцессе со множеством вещей.

— Хотела бы я, чтобы это и правда сработало, — проворчала Твайлайт.

Луна недолго помолчала, а затем произнесла:

— Ты можешь показать мне Холлоу Шейдс?

Младшая принцесса запнулась.

— Я... Снаружи? Настоящий Холлоу Шейдс?

— Нет. Здесь. Унеси нас из этого леса.

Понимая, что её проверяют, Твайлайт нерешительно оглядела Вечнодикий лес, точнее, реальность, что пыталась казаться лесом, и закрыла глаза, пытаясь представить себе деревушку. Она вообразила дома с изображёнными на них созвездиями, домики на деревьях, украшенные фонарями, пони, разгуливающих в плащах.

"Я в Холлоу Шейдс", — подумала она про себя, и её рог заискрил магией. — "Я в Холлоу Шейдс".

— Открой глаза.

И когда Твайлайт так и сделала, её охватило волнение, пейзаж сменился с Вечнодикого леса на Холлоу Шейдс и его призрачных обитателей, разгуливающих по деревне, живущих своей жизнью.

— Ты быстро учишься, Твайлайт. Ты только что сделала то, на что едва ли была способна всего несколько уроков назад. Скоро ты будешь готова.

— Но Луна, мне надо сейчас, — произнесла младшая принцесса, кратковременного трепета от того, что всё получилось, было недостаточно, чтобы справиться с волнением от возложенного бремени. — Скоро, это недостаточно быстро.

— Тогда, быть может, самое время вспомнить старую поговорку.

— Какую?

— Терпение и труд... — произнесла Луна и, заметив смущённый взгляд Твайлайт, объяснила. — Сегодня ты займёшься снохождением.

Твайлайт уставилась на Луну. Правильно ли она расслышала?

— Снохождение? Сегодня?

— Да, сегодня. Брейзнед Эйв уже был должен принести мои старые книги из замка. Полагаю, ты их прочитала?

— Да. Но что насчёт осознанных сновидений? Я же ещё их не освоила, и...

— Для снохождения это и не обязательно. Было бы проще, да, но можно обойтись и без него, — заверила принцесса. — Перечитай книги ещё раз. Изучи внимательнее, мы встретимся снова в полночь.

Рог Луны вспыхнул, и мир вокруг начал расплываться, голос принцессы затухал по мере пробуждения аликорна.

— Хорошего дня, Твайлайт.

И вот так, просто-напросто, без какой-либо торжественной церемонии, принцесса моргнула и проснулась.

Солнечный свет просачивался сквозь неплотно задёрнутые шторы, едва освещая часы на прикроватной тумбочке, которые сообщили, что полдень миновал тридцать минут назад. Твайлайт тихо застонала и потёрла глаза, обнаружив двух совят и их отца, расположившихся в шёрстке на её груди, вся троица крепко спала.

— А где...

Тихое уханье стало ответом на незаконченный вопрос, принцесса обернулась на звук и обнаружила Элару и Джинни, стоящих на блокноте, совёнок держала в клюве ручку.

— Точно.

Твайлайт взяла блокнот и записала всё, что смогла вспомнить об уже начавшем исчезать из памяти сне. Дописав, она осторожно села, к счастью, не потревожив сон сов, и оглядела книги, разбросанные по спальне Рэрити.

“Учёба”, — решила она, — “может подождать, сперва надо проветрить голову”.

Зевнув, она и две совы, которые теперь сидели на её спине, вышли из комнаты, где их временное уютное гнёздышко оказалось атаковано оравой визжащих жеребят.

— Принцесса Твайлайт проснулась! — ахнула кобылка.

— Эм-м, я, д...

— Ты видела принцессу Луну?! Ты сказала ей, что я сказала тебе сказать ей привет?! А она привет обратно передала?! — потребовал ответов жеребчик.

— Ну, я...

— А я могу поиграть с Джинни в куклы?! — взмолилась другая кобылка, уже вытягивая к сове копытца.

— Элара, не клюй жеребят!

— А правда, что мы скоро увидим принцессу Луну? — спросила ещё одна кобылка, дёргая Твайлайт за переднюю ногу. — Рэрити сказала, что мы поможем вызволить её!

— Да! — воскликнула принцесса, используя силу своей магии, чтобы левитировать жеребят в воздух и отставить их подальше, не то, чтобы их это хоть сколько-нибудь обеспокоило, скорее наоборот, обрадовало. Она пронесла их по воздуху далеко-далеко от себя и продолжила. — Я пойду к Рэрити, чтобы спланировать... план спасения?

Твайлайт осмотрелась, пытаясь найти, чем бы их отвлечь.

— А пока почему бы вам не... эм-м, спросить... Пинки? Спросите Пинки, что она делает в помощь принцессе Луне!

Идея оказалась удачной, и толпа жеребят наперегонки бросилась вниз по лестнице, напрочь позабыв о едва проснувшемся аликорне. Испытывая облегчение, и всё ещё с двумя совами на спине, Твайлайт собралась последовать за всеми вниз по лестнице, пока знакомая кобылка не потянула её за ногу.

— Принцесса Твайлайт? — произнесла она, опустив ушки. — А можно спросить?

— Конечно, Лемон Дроп. Что такое?

Кобылка уткнулась в пол, сосредоточенно нахмурив брови.

— Я... — она подняла взгляд. — Раф Нат сказал, что, эм-м, плохих пони сажают в тюрьму. Это правда?

— Да, это правда... По крайней мере сейчас так делают. В книгах по юриспруденции, которые дала мне Рэрити, я не нашла упоминаний темниц в замках, — принцесса села и осмотрела кобылку. — А почему ты спрашиваешь?

— А что должен сделать плохой пони, чтобы попасть в тюрьму? — спросила Лемон, игнорируя вопрос Твайлайт.

— Эм-м... ну, по-разному. Есть множество причин, по которым сажают в тюрьму, но если обобщить, то за нарушение правил.

Глаза кобылки расширились.

— Тебя посадят в тюрьму за нарушение правил?

— Да. Хотя перво-наперво будет суд, — ответила Твайлайт, осознав, что ей выпала прекрасная возможность пройтись по тому, что она узнала о современных законах. — Вообще, это очень интересный вопрос! Раньше принцесса лично вершила правосудие и решала, виновен пони или нет, но в настоящее время развилась принципиально новая система! Появился судья, это такой очень важный пони, который решает, виновен ты или нет, а ещё у обвиняемого, это тот, кто нарушил закон, есть адвокат, он помогает доказать невиновность на основе собранных доказательств. Это намного более детальный процесс, в отличие от того, что было у нас в столице Кантер, хоть и не без недостатков. Рэрити даже дала мне книгу, в которой было описано очень интересное дело, как невинно осужденный пони ошибочно провёл полжизни за решёткой из-за преступления, совершённого его братом-близнецом!

Принцесса перевела дыхание.

— Ну разве не здорово? — поинтересовалась она, а затем увидела выражение лица Лемон, что широко раскрыла глаза и распахнула рот, отчего Твайлайт вспомнила, что разговаривает с маленькой кобылкой и надо подавать материал попроще. Она неловко улыбнулась. — Давай объясню сначала.

— Нет-нет, не надо! — слегка дрожащим голосом выпалила Лемон. И, прежде чем принцесса успела сказать что-то ещё, кобылка сбежала вниз по лестнице.

— Спасибо, принцесса!

— Постой! — крикнула Твайлайт.

Она потрусила за ней, но кобылка уже исчезла, без сомнений, присоединившись к ватаге жеребят, посещающих "Страну грёз". Принцесса подумала, стоит ли поискать Лемон Дропс, но от этой идеи пришлось быстро отказаться, когда дверь в "театр принцессы Кейденс" с грохотом распахнулась и оттуда с громким смехом выбежал Рифт Шилд в облике жеребца.

— Ой, да ладно! — крикнул он в комнату, не заметив Твайлайт. — Где твоё чувство юмора? Это было весело.

— Весело?! — раздался визг Рэрити, за которым появилась и его обладательница, протопавшая в фойе, с очками, водружёнными на рог, и со свёрнутым свитком в поле магии. — Весело?! Сейчас я этим самым свитком покажу тебе, что такое "весело"!

— Рэр, прошу! — взмолился он, тщетно пытаясь, чтобы его голос звучал искренне, будто не наслаждался каждым мгновением происходящего. — Пощады!

И хотя принцесса ещё не разобралась как ей относиться к Рифту, он всё-таки понравился Твайлайт достаточно, чтобы помочь ему избежать гнева единорожки.

— Привет, — громко произнесла она, привлекая их внимание.

Веселье гвардейца мигом исчезло, и чейнджлинг немедленно выпрямился по стойке смирно и приложил копыто ко лбу.

— Принцесса Твайлайт! Добрый день! — официально поприветствовал он аликорна, с трудом сдерживая улыбку на недовольное ворчание Рэрити.

— Так-так-так! — воскликнула она, с нарочитой важностью направляясь к принцессе. — Уж не та ли это самая пони, что...

Единорожка оглянулась и свирепо посмотрела на Рифта.

— Что любит меня и уважает!

— В отличие от меня, — вежливо уточнил гвардеец.

— Да, в отличие от тебя! А теперь, звёзд ради, прекращай валять дурака и отнесись к работе серьёзно.

— Да, мэм! — воскликнул он, шутливо отдав честь и потрусив обратно в театр, прежде чем у свитка Рэрити появилась возможность атаковать его.

Закончив закатывать глаза, единорожка снова надела очки и посмотрела на Твайлайт.

— Ты сегодня рано, — отметила Рэрити.

— Рано? Уже двенадцать часов дня.

Единорожка пристально посмотрела на аликорна.

— М-м, "ха-ха". Ты знаешь, о чём я. Ты закончила с уроками?

Твайлайт неловко поёрзала.

— Нет. Ну, пока что да.

Рэрити прикусила губу.

— И как прошло? Хорошо? Как оно там называется, хождение во сне?

— Снохождение, — поправила принцесса. — И нет, прошло не очень.

Единорожка сочувственно улыбнулась, потрепав аликорна по щеке.

— Ну, не унывай, дорогая. Уверена, скоро ты со всем разберёшься.

— Кажется, уже и не требуется, — с лёгкой горечью в голосе ответила принцесса. — Луна хочет начать снохождение уже этой ночью. Перейти сразу к сути.

Глаза Рэрити расширились.

— Снохождение? Снохожденное снохождение? — переспросила единорожка, в голосе которой слышалось... беспокойство? Она что, думала, что Твайлайт не готова?

— Да, снохожденное снохождение, — медленно повторила принцесса. — А что? Разве это не здорово?

Единорожка удивлённо моргнула.

— Здорово? Ну да, конечно! Да, я... ну, я просто, наверное, немного удивлена, поскольку принцесса Луна явно дала понять, что это займёт намного больше времени, — она прочистила горло и одарила аликорна обаятельной улыбкой. — Как бы то ни было, это здорово!

— А как насчёт тебя? — спросила Твайлайт, глядя поверх Рэрити в сторону "театра Кейденс". — Что случилось?

Единорожка тяжело вздохнула, отворачиваясь и направляясь внутрь комнаты.

— Боюсь, то же, что и вчера. Дела всё ещё идут медленнее, чем мне бы того хотелось.

Заинтригованная принцесса последовала за ней и сразу оказалась в какофонии звуков и всевозможных личностей, разделённых на группы. Помещение было целиком освобождено от напольных подушек, их заменили пластиковые столы разных размеров, за каждым из которых сидели пони и чейнджлинги, чем-то занимаясь.

Столики по левой части комнаты оказались заняты десятком переговаривающихся кобыл и жеребцов, все они работали над шитьём всевозможных плюшевых медведей, а Флаттершай неподалёку подбадривала их. Чуть дальше справа Эпплджек и её брат стояли над макетом книжного лабиринта, беседуя с плотниками. Наконец, у правой стены принцесса приметила Рифта Шилда, разговаривающего не с одной, не с двумя, и даже не с тремя Кейденс, а сразу с восемью, включая ту, что явно забавлялась наличием у себя на голове пяти рогов.

— Рэрити! О чём ты вообще? Это совсем не медленно! — воскликнула Твайлайт, следуя за единорожкой к сцене.

Прогресс был явно налицо! Настоящий, намного больше, чем принцесса могла бы сказать о своих успехах.

Единорожка не смягчилась.

— Да, кое-что уже проглядывает, признаю. И теперь, когда принцесса Кейденс направила больше помощников, всё идёт куда быстрее, но всё равно слишком многое ещё не готово.

Кобылы поднялись на сцену, где рабочее место Рэрити было завалено проектами, контрольными списками и официальными запросами.

— Что, например? — спросила Твайлайт, левитируя один из списков и пробегаясь по нему глазами.

— Ну, давай посмотрим, — ответила единорожка, выхватывая ручку и забирая список у аликорна. — Во-первых, я всё ещё жду отчёта от Эпплджек и Биг Мака по поводу материалов для книжного лабиринта, во-вторых, нам всё ещё надо, чтобы Рэйнбоу Дэш уточнила, протянет ли нам Клаудсдэйл копыто помощи с водопадом, в-третьих, нам с Пинки всё ещё надо придумать, как мы собираемся превратить это место в замок Кейденс, ну и вишенка на торте, нам надо найти время съездить в Троттингем за книгами.

Принцесса навострила ушки.

— Книги?

— Да, для книжного лабиринта. Я недавно подружилась с тамошним библиотекарем, и он предложил предоставить столько книг, сколько нам нужно, в обмен на небольшую оплату и рекламу его библиотеки.

Твайлайт не могла в это поверить.

— Эм-м, у меня есть книги, — произнесла она, нахмурившись. — Я не возражаю если мы воспользуемся моими.

— Твайлайт, я знаю, что у тебя целая би...

— Много книг.

— Да, дорогуша, я знаю, что у тебя много книг, но, понимаешь, до недавнего времени эти книги не были нам доступны, м? Хотя... — Рэрити постучала кончиком ручки по подбородку. — Книги весь день будут на улице, а на твоих есть защитное заклинание...

Она отложила контрольный список и подхватила ежедневник, листая до сегодняшнего числа.

— Что ж, я всё равно хочу взять часть книг у Рэд Лайнинга, поскольку он был достаточно любезен, чтобы сделать такое предложение, так что давай запланируем всё на эти выходные. Сначала давай сходим в библиотеку...

Она замолкла и слегка опустила ушки.

— Ну и? — спросила Твайлайт.

Единорожка вздрогнула.

— А? Ох! Извиняюсь, — она прочистила горло, а её щёки покраснели. — Как я уже говорила, я организую встречу с ним в ближайшее воскресенье в Троттингеме, в субботу же мы с тобой можем... можем пойти в твою библиотеку и забрать книги.

— Погоди. Мы с тобой? В смысле ты хочешь, чтобы я пошла с тобой в библиотеку?

— Ну разумеется, — ответила Рэрити. — Если, конечно, принцесса Луна не против и не возражает ненадолго приостановить твоё обучение, других помех совместной поездке я не вижу.

Увидев неуверенное выражение лица Твайлайт, единорожка приподняла бровь.

— Или они всё же...

— Что? Нет-нет, никаких проблем! С чего бы им быть? — быстро перебила принцесса, отгоняя мысль, что кошмары о библиотеке, вероятно, не очень хороший знак. Всё будет хорошо, особенно если Рэрити будет рядом. Если... — Если, конечно, ты не против, чтобы я поехала с тобой.

— Что? Я? Нет конечно! С чего бы мне быть против? Я не против.

— Ну, я тоже не против.

— И это здорово, дорогуша.

— Просто отлично.

Прошло несколько мгновений тишины, когда две кобылы абсолютно точно не пытались придумать, что сказать, пока наконец единорожка не водрузила очки на рог и улыбнулась.

— Дорогуша, я понимаю, что ты нервничаешь из-за возвращения туда, — мягко произнесла она, приподнимая подбородок опустившего голову аликорна.

— Луна рассказала тебе о моих кошмарах?

— Нет, — ответила Рэрити, опуская копыто. Она склонила голову набок и затрепетала ресницами. — Просто так получилось, что я очень хорошо тебя знаю, и... Ну что ж, как бы сильно мне ни хотелось, чтобы ты поехала со мной, если ты всё ещё не готова, то, быть может, будет лучше, если мы подождём.

Слова сорвались с губ Твайлайт сами собой.

— Это не то, что ты сказала во сне.

Единорожка нахмурилась.

— Я... что? В каком сне?

Разум аликорна наконец осознал сказанное, и принцесса попыталась оправдаться.

— О, эм-м... Ну, мне приснился сон... Я хотела сказать не ты "ты", а ты во сне. Она сказала, что именно потому, что это тяжело, я и должна пойти.

Рэрити никак особо не отреагировала.

— Так и сказала? Интересно, — она водрузила очки обратно на нос и пожала плечами. — В любом случае, дорогуша, как ты скажешь, так и будет.

— Я бы хотела поехать, — решительно заявила Твайлайт. — Я справлюсь.

Если единорожка и думала иначе, то она решила оставить своё мнение при себе.

— В таком случае, я всё приготовлю.

— Итак! — произнесла принцесса, осматривая комнату, ища, как поддержать разговор. — Что ещё тебе нужно сделать?

Рэрити точно так же огляделась по сторонам и приметила нескольких кобыл, требующих её внимания.

— Полагаю, помогать моей новоиспечённой великой армии швей, — она перевела взгляд на аликорна. — А ты чем займёшься? Подготовкой к сегодняшней ночи?

Когда Твайлайт кивнула, единорожка снова нахмурилась.

— Значит, войдёшь в кошмары?

— План именно такой, да.

— Понятно! Интересненько, — Рэрити облизнулась. — Ну, тогда до вечера.

Подруги погрузились в неловкое молчание, прерванное только тогда, когда принцесса решилась спросить, что уже давно было у неё на уме.

— И ты всё ещё не хочешь, чтобы я входила в твои сны?

Единорожка болезненно улыбнулась.

— Нет. Пока нет, дорогуша, — ответила она, и, хотя Твайлайт ничего не сказала против, Рэрити тут же начала защищаться. — Не потому, что я тебе не доверяю! Просто, знаешь... столько всего происходит, вся эта подготовка к Ночи поисков, и...

Принцесса выгнула бровь.

— И тебе нужно время? — предположила она, и единорожка поморщилась.

— Твайлайт Спаркл, так не честно! — захныкала Рэрити. — Я дала тебе больше года, мисс "Я Не Хочу Говорить О Своих Тёмных Самокопаниях"!

Принцесса смущённо улыбнулась.

— Хорошо-хорошо! Я всё понимаю.

— Дорогуша, я знаю, что ты волнуешься, но не стоит. Мои кошмары — мои, и мне с ними справляться, и я справлюсь.

— Обещаешь?

— Обещаю, — ответила единорожка, подняв копыто и приложив его прямо поверх светящегося ожерелья на груди аликорна. — На самом деле, уже почти справилась.


Снохождение было сродни медитации.

Всё что нужно, это тихая комната и удобная подушка, на которой ничего не затечёт, пока сидишь часы напролёт, а также древняя руна из книги и магия аликорна.

— Хм, или это больше похоже на транс? — вслух размышляла Твайлайт, осматривая множество дверей, разбросанных по царству грёз.

— Транс не совсем верное определение, — ответила ей принцесса, сидящая рядом. — Мы не закрываемся от внешнего мира и не находимся в полусознательном состоянии. Тебе кажется, что ты спишь?

— Нет, — ответила Твайлайт.

— Тогда тест, пожалуйста.

— Тест? О...

Младшая принцесса закрыла глаза и сосредоточилась.

— Как ты сюда попала? — спросила её Луна.

— Я проснулась днём, сходила повидаться с Рэрити, мы поговорили о "Ночи поисков", затем решили сходить в мою библиотеку за книгами, после чего я пошла к Пинки Пай и пообедала с ней, затем встретилась с профессором, после чего вернулась к чтению до полуночи, уснула, встретила тебя, мы начали разговаривать, и я вспомнила всё это, так что я не во сне, — она глубоко вдохнула и открыла глаза. — Вот!

— Отлично.

Воодушевлённой небольшим успехом Твайлайт не терпелось приступить к изучению чего-то нового. Она мельком осмотрела десяток дверей, высматривая знакомые, после чего повернулась обратно к Луне.

— Что дальше?

— Ты с Рэрити в самом деле собираешься в библиотеку? — спросила принцесса.

— Да, на этих выходных.

— Вдвоём?

Младшая принцесса, сбитая с толку вопросом, склонила голову набок.

— Да?

Луна улыбнулась.

— Понятно.

— Что? Почему? Что понятно?

Принцесса грёз пожала плечами, осматривая множество дверей.

— Учитывая, что все твои кошмары происходят в библиотеке, я удивлена, что вы решили, несмотря ни на что, идти туда вдвоём.

Твайлайт сглотнула.

— Знаю, но всё будет хорошо. Я справлюсь, — решительно произнесла она, но решимость дрогнула, когда она повернулась к Луне и увидела, что принцесса выжидающе на неё смотрит.

— Что?

Хозяйка ночи улыбнулась, но больше ничего не сказала.

— Луна, почему ты такая... загадочная! Почему все пони такие загадочные?! Ты, Рэрити!

— Твайлайт Спаркл, я не загадочная. Всего лишь наблюдательная, черта, которая, похоже, у тебя развита не столь сильно.

Но прежде чем младшая принцесса смогла оспорить это заявление, Луна поднялась и неспешно направилась вперёд.

— Снохождение, — заговорила ночная принцесса тоном, который не подразумевал продолжение прошлой темы беседы, — это не просто погружение во сны пони.

— Строго говоря, так и есть, — отметила Твайлайт, вставая, чтобы тоже последовать за учителем. — Ты просто заодно исправляешь их кошмары.

— Наша работа не в том, чтобы "исправлять" кошмары, Твайлайт Спаркл. Мы должны помочь преодолевать страхи, а не приносить временное облегчение.

Луна остановилась, ударила копытом о землю, а младшая принцесса взвизгнула и отпрыгнула при виде огромного восьминогого существа, покрытого шипами, из ниоткуда материализовавшегося прямо перед ними. Все восемь глаз зверя опасно уставились на аликорнов, но само создание не сдвинулось ни на сантиметр.

— Кошмары берут начало из реальности. Питаются нашими страхами, — принцесса снова топнула, и чудовище взвыло и съёжилось, обратившись крошечным паучком, грозно машущим лапкой аликорнам. — Сноходцы могут изгнать их, это верно, но лишь тот, кто видит сон, может по-настоящему избавиться от кошмара.

Твайлайт кивнула, делая пометки свежепредставленным пером в такой же блокнот, не то, чтобы она смогла забрать с собой из сна эти заметки, но всё-таки.

— Угу...

Луна продолжила:

— Вот почему нам не следует эмоционально влиять на спящих.

Младшая принцесса подняла взгляд, проследив за тем, как хозяйка ночи вновь продолжила путь.

— В каком смысле?

— Мы лишь наблюдатели. Когда ты в чьих-то снах, ты больше не Твайлайт Спаркл. Да, у тебя есть её опыт, знания, мысли, эмпатия, но остальное? Остальное должно быть отброшено и позабыто. Для тебя должны остаться только эмоции, чувства и переживания спящих, а не твои собственные.

Луна кивнула сама себе.

— И именно поэтому мы, сноходцы, не должны входить в кошмары и сны наших близких.

Твайлайт утвердительно хмыкнула.

— Точно. Ты мне уже говорила, но... Мне кажется, я не до конца понимаю. Почему бы и нет? Мы же хорошо знаем наших близких. Кто лучше нас им сможет помочь? Я объективно смогу лучше разобраться в глубинных причинах их проблем.

Старшая принцесса замедлила шаг и задумчиво произнесла:

— Кажется так просто, да? Легко даже. Но помнишь ли ты, что я тебе ещё говорила? — Луна прожгла Твайлайт взглядом. — Готова ли ты увидеть самые тёмные страхи своих близких? Их самые мрачные мысли?

Твайлайт обратилась мыслями к Рэрити, и над ответом думать даже не пришлось.

— Да, конечно, — она выпрямилась. — Я люблю их. И смогу поддержать, чего бы они ни боялись.

Луна резко остановилась и сурово посмотрела на младшую принцессу.

— А помнишь ли ты, что ещё я тебе говорила? Что Пинки сказала тебе?

Твайлайт не нашлась с ответом.

— Эм-м...

— Скажите мне, Твайлайт Спаркл, что, если ты — и есть главный страх своих любимых? Что, если ты осознаешь, что именно ты и есть причина их боли и беспокойства? — выражение лица Луны немного смягчилось. — Зная, через что ты прошла, и видя твои сны, я уверена, что этим вопросом ты задавалась не раз.

Когда младшая принцесса не ответила, потому что её разум был захвачен осознанием, Луна продолжила путь.

— Невозможно испросить согласия у всех пони. Снохождение — это, по сути, вторжение в самое личное пространство каждой пони, именно поэтому, как я уже говорила, мы не можем быть сами собой, когда помогаем другим во снах, и поэтому сноходец во снах тех, кого знает, должен быть предельно осторожен.

— Потому что рискуешь не выдержать сама, — завершила предложение Твайлайт, испытывая много меньше энтузиазма от снохождения, чем раньше.

— Есть также кошмары, которые не требуют нашего непосредственного участия, — продолжила принцесса ночи, дойдя до лишь слегка потемневшей двери. Она прижала к ней копыто, и лёгкое сияние от него просочилось в дверь. Луна улыбнулась. — Страх Сильвер Твист перед пауками особого вмешательства не требует, как, я уверена, ты можешь догадаться.

Не прошло и мгновения, как дверь вспыхнула белым и вернулась к своему обычному нежно-голубому цвету.

— Не говоря уже о том, что у нас просто не хватит времени лично заниматься каждым кошмаром. Следует разделять приоритеты. Раньше, когда я ещё могла входить во сны взрослых, я бы сказала, что некоторым пони не помешает хорошенько перепугаться...

Луна нахмурилась, её взгляд устремился куда-то за Твайлайт.

— А потом, — принцесса ночи на мгновение замолкла, а затем заговорила вновь, как будто прошлого предложения и не было. — Для твоего первого урока...

— Что случилось? — спросила Твайлайт, слова старшей принцессы остались неуслышанными, поскольку любопытство завладело всем вниманием ученицы, заставив её зачарованно смотреть по сторонам. — Что ты... Принцесса!

Твайлайт встревожилась, там, вдалеке, запульсировала и преобразилась дверь, меняя свой цвет с белого на чёрный. Кошмар, и судя по насыщенности чёрного — довольно неприятный.

Это тревожило, да, но...

Но и восхищало.

Не спрашивая и не дожидаясь разрешения, младшая принцесса помчалась к двери, не обращая внимания на Луну, зовущую её по имени. Ужасный кошмар! Она ненавидела свои, но возможность изучить чужие никаких проблем не доставляла! Не то чтобы она хотела, чтобы пони снились кошмары, точно нет, просто с научной и даже психологической точки зрения не было ничего более сложного и в то же время интуитивно понятного, чем кошмары.

— Твайлайт Спаркл!

Голос Луны эхом разнёсся по пустоте, и вскоре после этого её тело материализовалось прямо напротив мигающей двери, она широко расправила крылья, словно ставя барьер перед чужим вторжением. Младшая принцесса с пробуксовкой остановилась, подняла глаза на синего аликорна и смущённо улыбнулась.

— Прости. Я увлеклась.

Луна приподняла бровь.

— Страданиями пони увлекаться негоже.

— Ну. Да. Но... с точки зрения исследователя... — выражение лица принцессы быстро заставило её замолчать, и Твайлайт решила попытаться исправить положение, она прочистила горло, выпрямилась и гордо, определённо не увлечённо, заявила. — Так давай же поможем!

Луна даже не пошевелилась, её глаза всё ещё были прикованы к Твайлайт. О чём она думала, младшая принцесса даже не пыталась угадать, и быстрое размышление о всём сказанном и сделанном не выявило серьёзных ошибок, поэтому она слегка расслабилась и снова прочистила горло.

— Принцесса?

Но та снова промолчала, лишь опустила крылья и отступила в сторону, открывая взгляду Твайлайт три знакомых голубых бриллианта, украшающих дверь.

И вот тогда, и только тогда, энтузиазм Твайлайт по-настоящему зачах.

— Рэрити? — произнесла она, удивлённо поначалу, словно ей не приходило в голову, что у её возлюбленной вообще могут быть кошмары. Следом пришло беспокойство, побуждающее сделать ещё пару шагов к двери. — Рэрити?! У неё кошмар?!

Копыто Твайлайт метнулось к двери.

— Нам нужно...

Она резко остановилась, стиснула зубы и заставила себя отступить.

— Полагаю, разрешения войти в её сны ты не получила, — произнесла принцесса, слова звучали как вопрос, но тон констатировал факт.

— Не получила, — ответила Твайлайт, и её ушки опустились. Она взглянула на принцессу, чьи прищуренные глаза и слегка склонённая набок голова были восприняты Твайлайт как осуждение её отношений с Рэрити, и младшая принцесса снова начала оправдываться. — Я уверена, у неё есть на то причины!

— Наверняка.

Луна повернулась и приложила копыто к двери. Оно засияло магией, но вместо того, чтобы устранить проблему и вернуть двери нормальный цвет, оно вообще ничего не сделало. Проход продолжал переливаться из белого в чёрный.

Выражение лица ночной принцессы омрачилось.

— Потребуется моё личное вмешательство.

— Что не так? — спросила Твайлайт, сделав шаг вперёд и тоже приложив копыто к двери, словно таким образом она могла как-то помочь или получить ещё горстку сведений. — Как она?! О чём её кошмар?!

Луна снова пристально посмотрела на неё, и Твайлайт попятилась с нервной улыбкой.

— Ты не ответишь мне, потому что это личное, я поняла.

— Ты быстро учишься, — с лёгкой улыбкой произнесла принцесса. Затем она огляделась и указала на дверь вдалеке, которая слегка потемнела. — Это — сон Лемон Дроп. Помоги ей справиться с кошмаром, а я позабочусь о Рэрити.

— Подожди, я? Одна? — нервно спросила Твайлайт. — Ты хочешь, чтобы я исправила... эм-м, провела её через сон сама?

— Это будет простой сон, Твайлайт, — заверила её принцесса. Она указала на вызванный блокнот младшего аликорна. — Ты уже знаешь, как создавать вещи и ситуации, и мне кажется, повлиять на жеребёнка не покажется тебе трудной задачей.

— Я... Но...

— Ты очень способная, — с улыбкой произнесла Луна. — Мне ещё не встречались пони, что считают иначе. Так поверь же в себя сама.

Твайлайт выпрямилась и сделала глубокий вдох.

— Да. Я справлюсь.

— Хорошо. И помни, мы не исправляем кошмары. Мы помогаем пони понять, почему они им снятся.

Сказав это, Луна обратила внимание на дверь и приоткрыла её достаточно широко, чтобы младшая принцесса смогла мельком увидеть что-то вроде леса. Однако прежде, чем она смогла увидеть больше, Луна шагнула в сон и закрыла за собой проход, оставив Твайлайт снаружи.

— Лес? — нахмурившись, пробормотала она.

Вот только какой? Был ли это Вечнодикий лес? И тут принцессу осенило. Конечно же! Наверняка Рэрити снится день, когда на неё напал древесный волк!

Она оглянулась на дверь, сделала шаг и снова прижала копыто к двери. Так легко надавить чуть сильнее и войти. Так хотелось просто быть там, с Рэрити, чтобы хотя бы во сне спасти её от шрамов, исправить то, что не удалось сделать в реальности. Так просто.

Но Твайлайт не стала этого делать.

Она отошла от двери, бросив на кьютимарку Рэрити последний, почти извиняющийся взгляд, а затем развернулась и потрусила к двери нуждающейся в помощи маленькой кобылки.

Принцесса открыла дверь, и тут же на неё обрушилась какофония яростных, едва различимых воплей. Она шагнула в сон, и дверь за ней растаяла, оставив Твайлайт хмуро смотреть на толпу, окружившую ратушу Холлоу Шейдс. Кобылы и жеребцы сбились в кучу, и отдельные выкрики было невозможно разобрать из-за общего гомона.

"Покарайте его!", кричали одни, другие призывали: "Правосудия! Требуем наказания!", некоторые зашли так далеко, что требовали: "Изгнание! Ему не место среди нас! Изгнание!".

— Кого изгнать? Кого покарать? — спросила Твайлайт ближайшую кобылу, которая её просто проигнорировала в пользу дальнейших криков.

Для будущего это норма? Тысячу лет назад, при правлении Селестии и Луны, разъярённые толпы были чем-то привычным, но, честно говоря, Твайлайт рассчитывала, что настоящее будет... как бы так сказать, чтобы не прозвучало как у Рэрити... более воспитанно?

Когда дальнейшие попытки принцессы заговорить с кем-то из пони не дали никаких результатов, она двинулась вперёд, проталкиваясь через толпу, пока не оказалась в первых рядах.

И хотя Твайлайт Спаркл не раз наблюдала, как принцессы ведут суд, такого современного зала суда, как этот, она ещё не видела, по крайней мере лично. Она читала о них только в книгах по юриспруденции и судебных новеллах, одолженных Рэрити, но сейчас она впервые увидела, как нынче вершится суд.

Или, по крайней мере, пытается вершиться.

— Суд? Но ч... — принцесса замолкла, разум подкинул ей воспоминание о недавнем разговоре с кобылкой. Неужели Твайлайт невольно стала причиной кошмара?

— ТИШИНА! — прогремела старейшина Муншайн, перепугав принцессу. Старейшина сидела на неприлично огромном стуле в глубине комнаты и стучала молотком по столу. — Тишина!

Вместо того чтобы подчиниться, толпа лишь повысила голос, заставив ушки Твайлайт прижаться к черепу. Стремясь поскорее прервать этот шум, она осмотрелась и увидела Лемон Дроп, съёжившуюся за столом слева.

— Лемон! — крикнула принцесса из толпы, и, к её облегчению, кобылка осмотрелась и заметила аликорна.

— Принцесса Твайлайт! Принцесса Твайлайт! — позвала кобылка, размахивая копытцем. — Ты пришла!

И только сейчас толпа не только затихла, но и обратила всё своё пристальное внимание на аликорна, десятки глаз следили за каждым её движением.

— А-агась, — неловко произнесла она, делая шаг, направляясь к Лемон.

"Почему все затихли?", — думала Твайлайт, оглядываясь на толпу. — "Почему только теперь на меня обратили внимание? Может, потому что кобылка узнала обо мне?".

Это ли имела в виду Луна, когда говорила о влиянии на сон?

— Стража! — взревела старейшина Муншайн. Она указала на двух пони в плащах, капюшоны которых закрывали лица. — Приведите подсадного!

— Подсадного? — пробормотала Твайлайт. — Разве она не имеет в виду подсудимого?

— Принцесса! — позвала кобылка. — Скорее!

Твайлайт поспешила к ней и заняла место за столом, призвав стул для кобылки, чтобы та могла сесть, а не прятаться под столом.

— А где адвокат? — спросила затем принцесса, оглядываясь по сторонам в поисках названного пони. Она повернулась к Лемон и, увидев, как выжидающе смотрит на неё кобылка, поняла какая ей уготована роль в этом сне. — Ох.

— Тишина! — снова прогремела старейшина Муншайн. — Подсадной прибыл!

Толпа на трибунах ахнула и зашепталась, когда пони в капюшоне вернулись, неся за собой клетку с жеребёнком внутри.

— Цинамон! — в ужасе крикнула Лемон.

— Лемон Дроп! — крикнул в ответ жеребчик, вытягивая сквозь решётку клетки копытце. — Помоги!

— Цинамон Дроп?! — ахнула Твайлайт, вид беззащитного малыша в клетке навевал неприятные воспоминания. — Почему он в клетке?!

— Он ослушался взрослых! — ответила старейшина.

— И за это его надо посадить в клетку?! — раздражённо выпалила принцесса.

— П-принцесса Твайлайт, — со слезами на глазах позвала Лемон. — Зачем ты кричишь? Они только ещё больше разозлятся!

Вспомнив, где она находится, при помощи как и самого вопроса, так и слёз, принцесса подавила свои эмоции. Предполагалось, что она будет объективным наблюдателем, а не начнёт менять сон по своему желанию, учитывая, какая роль ей досталась в этом сне, и в одном она уже провалилась.

— Извини, я... — Твайлайт прочистила горло и повернулась к старейшине Муншайн. — Эм-м, защита просит выпустить подсудимого из клетки!

— Подсадной в наказание поставлен в угол, — ответила старейшина, подкрепляя свои слова ударами молотка.

— Нельзя выйти, пока не отстоишь наказание! — прошептала кобылка на ухо принцессе.

— Но... — Твайлайт нахмурилась, её взгляд метался между клеткой и Лемон Дроп. Если принцесса хочет повлиять на сон, значит, нужно повлиять на саму кобылку. Поэтому Твайлайт прочистила горло, схватила лежащую рядом книжку-раскраску и пролистала её страницы. — Так и есть, однако здесь сказано, что согласно Пятому закону о справедливых наказаниях, жеребёнок должен в комфорте предстать перед судом.

Муншайн нахмурилась.

— Ну что ж... — она стукнула молотком и проревела, — Принято!

После чего повернулась к страже и указала на клетку.

— Выпустить подсадного из клетки!

— Тут корректнее сказать, задержанного, ну да ладно, — произнесла принцесса, по большей части для себя самой.

Стражники открыли клетку, и хлюпающий носом Цинамон вышел наружу, усаживаясь на маленький синий стульчик, появившийся рядом с ним.

Твайлайт улыбнулась.

— Благодарю. В чём обвиняют моего клиента?

Ответа старейшины ждать не пришлось.

— Нарушение правил!

— Да, я поняла, спасибо, — вежливо ответила принцесса. — Прошу уточнить, какое именно правило он нарушил?

Уже позже, вспоминая этот момент, Твайлайт признавала, каким впечатляющим было зрелище — как пожилая кобыла, уважаемая старейшина и лидер Холлоу Шейдс мрачнеет, прищуривает глаза и безапелляционно заявляет:

— Он съел все печеньки из банки.

В зале суда воцарилась тишина, нарушаемая только вздохами и бормотанием толпы, а затем и самой Твайлайт Спаркл.

— ЧТО?!

— Нет! — сквозь рыдания говорил Цинамон со своего места. — Я не ел печенья, правда!

— До последней крошки! — продолжила Муншайн, выбивая дробь молотком. — Даже с изюмом!

— Его судят за съеденное печенье?! — изумлённо спросила принцесса. Весь фарс из-за... — Печенья?!

Лемон схватила переднее копыто Твайлайт и потрясла его.

— Что?! Почему?! Ему даже суда не положено?! Сразу изгнание?! Пони, съевших печенье сразу наказывают?!

Поражённая принцесса повернулась к кобылке.

— Погоди, что? С чего ты...

БУМ!

И, прежде чем она успела договорить, сон исказился и изменился, металлический лязг эхом разнёсся по комнате. К ужасу Твайлайт, Цинамон снова оказался в клетке, на этот раз она была в разы меньше предыдущей, так ещё и внутри клетки жеребчик был закован в цепи.

— Виновен! — взвизгнула старейшина, ударив по столу с такой силой, что, должно быть, по нему пошли трещины. — Виновен! Виновен!

— Погодите! — взмолилась принцесса.

— Нет! Я не виновен! — кричал Цинамон, вцепившись крохотными копытцами в прутья клетки. — Я взаправду не ел эти печенья!

— Лжец! — взревела Муншайн. — Ты разочаровал меня, Цинамон.

Вспышка, и внезапно в зале суда появились рыдающие кобыла и жеребец, которые, несмотря на невыносимую боль предательства их родной кровинки, обнимали друг друга.

— Ты разочаровал родителей! — очередная вспышка, и к ним присоединилась рыдающая в платок принцесса Денза. — Разочаровал принцессу!

— Нет! — кричали Лемон и Цинамон.

Ещё одна вспышка, и в зале суда появилась Пинки, из её широко раскрытых глаз лились комично огромные слёзы.

— Ты разочаровал Пинки! И Инкредентию! — вспышка, и несчастный чейнджлинг смотрит на Цинамона с невыносимой болью. — И Рэрити!

Вспышка, и вот и она, тихая, стойкая, с тем же выражением лица, что видела Твайлайт в своих собственных кошмарах.

— Стойте! — рыдала Лемон, её глаза уже опухли и покраснели. Она бросилась к Твайлайт и обняла её, ткнувшись лицом в шёрстку. — Пожалуйста! Скажи им... скажи остановиться.

Принцессе не нужно было повторять дважды.

— Хватит! — скомандовала она, встав со стула и ударив копытом по столу гораздо громче любого молотка. — Старейшина, достаточно!

Как только Муншайн замолчала, Твайлайт попыталась восстановить подобие контроля.

— Требуется минута, подумать в тишине, — сообщила она, и когда никто не заговорил, принцесса с облегчением выдохнула. — Спасибо.

Она повернулась, чтобы успокоить плачущую кобылку, пытаясь понять, что вообще происходит. С чего бы ей могло сниться, что её брат отправляется в клетку за поедание печенья? Как такое вообще могло...

— Погоди-ка.

Может ли быть такое...

— П-принцесса? — Лемон подняла взгляд на принцессу.

— Подожди немножко, — ласково произнесла Твайлайт, ожидая, пока кобылка отлипнет, после чего повернулась к старейшине. — Старейшина Муншайн! Защита просит дать время поговорить с сестрой подсудимого!

Старейшина впечатала молоток в стол.

— Принято!

— Что мы будем делать? — спросила Лемон, когда принцесса повернулась к ней обратно.

Твайлайт взглянула на клетку.

— Нам нужно доказать невиновность Цинамона, чтобы он не был несправедливо наказан.

— Ой-ёй!

— И для этого нам понадобятся неопровержимые дока... — увидев выражение лица кобылки, принцесса начала предложение заново. — Нам надо назвать, эм-м, весьма важную причину, почему он не виновен.

Твайлайт припала на передние копыта, чтобы посмотреть кобылке в глаза, и спросила:

— Лемон. У тебя есть какие-нибудь доказательства того, что это не Цинамон съел печенье?

Кобылка посмотрела на принцессу, и её глаза сами собой наполнились слезами.

— Я... я...

— Лемон, — снова произнесла Твайлайт, так мягко и терпеливо, как только могла. — У тебя есть какие-нибудь доказательства того, что не Цинамон съел печенье?

Кобылка неуверенно кивнула.

— Какие?

Прошла одна, две, три секунды, и Лемон разрыдалась.

— Прости! Это я, я съела все печеньки! — взвыла она, пряча лицо в копытцах. — Они были такие... такие вкусные, честное слово, я не собиралась есть вообще все! И... и я не хотела, чтобы Ц-Цинамона посадили в клетку! И я сама не хочу в клетку!

Кобыла бросилась к принцессе и прижалась к её передним копытам, извергая сквозь слёзы череду отчаянных и неразборчивых извинений.

Твайлайт обняла её, не сдержав крохотной победной улыбки. Она подождала, пока плач сменится на простое хлюпанье носом, после чего твёрдо, но доброжелательно произнесла:

— Лемон, никто сегодня не пойдёт в клетку.

Кобылка подняла взгляд.

— Но... но туда сажают всех плохих пони!

— Это правда, но ты не плохая пони. Тюрьма для по-настоящему плохих пони, тебя не посадят только за то, что ты съела печенье.

Лемон отступила назад, протирая глаза.

— Правда?

— Правда.

Зал суда вокруг померк, старейшина Муншайн и остальные постепенно исчезали из сна, пока не осталась только Твайлайт и Лемон на кухне.

— Ещё кое-что, — продолжила принцесса, многозначительно глядя на кобылку. — Ты должна рассказать родителям правду.

Лемон опустила взгляд и вскопала копытцем пол.

— Даже если они меня накажут?

— Даже если накажут, — Твайлайт снова припала на передние копыта и улыбнулась. — Может, тогда в следующий раз у тебя возникнет меньше желания съесть все печеньки?

— Хорошо! — кивнула кобылка. Мгновение спустя кобылка погрузилась в раздумья, после чего робко подняла взгляд на аликорна. — Принцесса Твайлайт? А ты во мне... не разочаровалась?

Твайлайт облизнула губы, обдумывая вопрос и вспоминая свой собственный кошмар, признаться честно, её собственный глубоко засевший страх каким-либо образом разочаровать Рэрити. Да, она боялась этого, но сейчас осознала, что рано или поздно это случится.

— Ну, немного я разочарована, — увидев потрясённое выражение лица Лемон, принцесса приподняла копытом её подбородок. — Но я в тысячу раз больше горжусь тобой, что тебе хватило храбрости поступить правильно. Ты попыталась стать лучше и взять ответственность. Именно так и делают хорошие пони.

— Хорошие пони, прямо как ты! — воскликнула кобылка и бросилась в объятья Твайлайт, не заметив, как её глаза слегка заблестели от слёз.

— Хорошая пони, как я, — прошептала принцесса.

— Странно, — раздался чей-то чужой голос, — вспоминается, что сестра моя не раз ловила тебя за копыто в кладовой, Твайлайт Спаркл.

— Принцесса Луна! — ахнула кобылка, отлипая от Твайлайт и бегом направляясь к старшей принцессе. — Ты здесь!

— Истинно так, — произнесла принцесса и бросила на Твайлайт многозначительный взгляд. — Волнующий тебя вопрос разрешился.

Аликорна омыло облегчение. Отлично.

— А что касается тебя, малая кобылка, — продолжила Луна, поднимая Лемон в воздух. — Я надеюсь, ты познала важность воздержания от сладкого перед сном, дабы не страдать от ночных кошмаров?

— Даже одну конфетку нельзя?! — в умоляющем жесте сложа копытца, спросила кобылка, задрожав нижней губой.

Принцесса ночи тяжело вздохнула.

— Одна небольшая сладость, полагаю, допустима, если родители тебе дозволят.

Луна опустила Лемон Дроп на пол, и Твайлайт без промедления зажгла рог, кухня растаяла, превратившись в причудливую игровую площадку, идеально подходящую для кобылки.

— Впечатляет, — произнесла Луна, наблюдая, как Лемон помчалась играть.

Твайлайт позволила себе самодовольную улыбку.

— Твой совет кобылке тоже оказался весьма впечатляющим, — добавила принцесса ночи.

— Спасибо!

— Попробуй и сама последовать ему.

Твайлайт зарделась и кашлянула.

— Хорошо... я... так и сделаю.

Луна рассмеялась и села, наслаждаясь видом.

— Ты отлично справилась, сестра бы тобой гордилась.

— Ага, — ответила младшая принцесса. Она же и правда неплохо справилась? Конечно, была пара ошибок, но в целом всё прошло хорошо. Она справилась! — Жду не дождусь, когда смогу рассказать Рэрити.

Твайлайт повернулась к аликорну.

— Ей лучше?

— Лучше, — осторожно ответила Луна. — Однако ей многое ещё предстоит, и...

Глаза принцесс встретились, и Луна умолкла.

— И? — подсказала Твайлайт.

Принцесса отвернулась.

— Последствия действий Дискорда... Они сказались на ней столь сильно, что мне кажется, даже она этого в полной мере не осознаёт. До такой степени, что даже я этого не ожидала, — Луна невесело улыбнулась. — В каком-то роде вы с ней поменялись местами, во многих смыслах.

— Что я могу сделать? — с болью в сердце спросила Твайлайт. — Как ей помочь? Она столько для меня сделала, и...

Младшую принцессу тут же охватил гнев от одной только мысли, сколь сильно Дискорд навредил её возлюбленной.

— Луна, я должна ей помочь. Я не позволю ему...

“Изменить её, — хотела сказать она. — Изменить и ранить ещё больше”.

Она не могла допустить, чтобы с Рэрити случилось что-то ещё.

Принцесса молчала, как Твайлайт казалось, вечность.

Наконец Луна заговорила.

— Твайлайт, ты должна поработать над собой. Если хочешь быть рядом с ней ради неё, как она была для тебя, значит, усерднее работай над тем вредом, что причинил тебе Дискорд.

— И это поможет ей?

— Да. Даже снохождение подготовит тебя к тому, чтобы помочь ей, когда придёт время.

Принцесса отвела взгляд, устремив его на кобылку вдалеке, играющую в песочнице, и Твайлайт пожелала, чтобы её жизнь была такой же простой. Чтобы решение проблемы Рэрити было так же просто, как решение проблемы Лемон. А ещё хотелось побольнее ударить Дискорда, и сама идея того, что это было возможно, утешала.

— Мы продолжим занятия завтра, — произнесла Луна. Те же слова, что она говорила в конце каждого урока; она кивнула Твайлайт, и рог ночной принцессы засветился, а мир вокруг начал исчезать. — Спи спокойно, Твайлайт.

И вот так младшая принцесса закрыла глаза и сосредоточила магию на пробуждении.

Это заняло всего мгновение, но в конце концов у неё получилось, она открыла глаза и осмотрела мастерскую Рэрити. Твайлайт встала, потянулась, после чего громко зевнула и протёрла заспанные глаза, изгоняя остатки сна.

Она не была уверена, который сейчас час, но, какой бы он там ни был, принцесса решила, что самое время ей пойти и поспать уже по-настоящему. После быстрого посещения кладовой и ужасного лицемерного преступления — похищения двух целых кексов для себя одной, Твайлайт поднялась наверх и увидела свет, просачивающийся из-под двери спальни.

— Хм?

Она открыла дверь, вошла внутрь, обнаружив, что её возлюбленная не спит, а читает в кровати книгу.

— Рэрити?

— О, Твайлайт, дорогуша! — произнесла единорожка, откладывая книгу и жестом приглашая принцессу к себе. — Что-то случилось? Уже закончила с уроками?

— Да, только что, — ответила Твайлайт, забираясь на кровать и садясь рядом с Рэрити, на мгновение приветственно прижавшись к ней, после чего продолжила. — А ты как? Почему не спишь?

Единорожка негромко рассмеялась, выпрямилась и откинула чёлку принцессы.

— Дорогая, я уверена, что ты уже знаешь ответ.

Твайлайт вздрогнула.

— Кошмар? Я в него не заглядывала! — быстро добавила она.

— Я знаю, — произнесла Рэрити с искренней улыбкой. — И я это чрезвычайно ценю. Я знаю, что... что для тебя это нелегко, но я... ну, ты знаешь.

— Ох, всё хорошо.

Принцесса осторожно подбирала следующие слова.

— Я продолжу работать над собой, чтобы суметь помочь тебе, — неуверенно добавила она.

— Славно! Иного я от тебя и не ожидала, — воскликнула единорожка с ослепительной улыбкой. — Как и следует ожидать от нас обеих.

Восприняв положительную реакцию возлюбленной как хороший знак, Твайлайт решилась на ещё один вопрос.

— Ты хочешь поговорить о своём кошмаре?

Рэрити прикусила губу, обдумывая вопрос, и наконец отложила книгу. Принцесса слегка попятилась, пытаясь дать единорожке чуть больше пространства, стараясь не слишком сильно радоваться тому, что единорожка может открыться.

— Я... что, если... — слова поначалу звучали отрывисто, но всё же они прозвучали. — Я боюсь, что...что, если Ночь поисков не сработает?

Вспомнив свой урок, Твайлайт постаралась быть объективной.

— Что ты имеешь в виду?

— Ох, я даже не могу слов подобрать, — продолжала единорожка, в её словах явно слышалось раздражение и разочарование. — Что, если ничего не сработает? Сам праздник, жеребята? Вообще всё? Я... я боюсь всего. Что, если у нас не получится?

Ответ не требовал времени на обдумывание.

— Получится, — ответила принцесса, выпрямляясь. — Всё получится.

Рэрити с сомнением посмотрела на Твайлайт.

— Ты не можешь этого знать.

— Могу и знаю! — настаивала принцесса, не обращая внимания на вопросительно приподнятую бровь единорожки. Твайлайт опустила взгляд на простыни и собралась с мыслями. — У нас всё идёт по плану. У нас есть контрольные списки, планы, не один десяток помощников.

Она подняла взгляд обратно на Рэрити.

— Сработает, — принцесса укрепилась в своей решимости. — Дискорд тебе больше не навредит.

— Дискорд? — прошептала единорожка, её взгляд был нечитаемым, вне всякого сомнения, из-за того, что разум блуждал по воспоминаниям о причинённой им боли.

— Да. Я не позволю ему причинить вред ни мне, ни тебе, ни кому-либо ещё.

Рэрити пристально посмотрела на аликорна и спросила, прямо как Лемон Дроп во сне.

— Обещаешь?

Твайлайт приподняла подбородок возлюбленной копытом.

— Обещаю.

Между ними сгустилась тишина, и губы единорожки изогнулись в любящей улыбке.

— Охо-хо, Твайлайт, — прошептала Рэрити. Её любящая улыбка превратилась в ухмылку. — Крадёшь мои маленькие хитрости, м?

— Что?! — воскликнула принцесса, убирая копыто. — Рэрити, я серьёзно! А ещё это не твоя хитрость!

Смех единорожки наполнил комнату.

— Ох, не будь глупой кобылкой! Уже и подразниться нельзя! — отсмеявшись, произнесла она, используя магию, чтобы вернуть к себе возмущённо отпрянувшую Твайлайт.

— Я не глупая кобылка, — проворчала принцесса, когда грубые и непреодолимые внешние силы заставили её обняться.

Как только Твайлайт смягчилась и позволила заключить себя в копыта белоснежной единорожки, упомянутая пони продолжила:

— Спасибо, дорогуша. Я правда ценю твои действия, и ты права, теперь всё будет только лучше. Итак! Вместо того, чтобы дуться, может, расскажешь мне, как прошёл сегодняшний урок с принцессой?

— Хорошо, но... но тебе уже точно лучше?

— Да, — и голосе Рэрити действительно слышалось облегчение, — особенно теперь, когда ты рядом.