Сутки ужаса

Я хотел написать что-то пугающее или хотя бы просто волнующее. Решать вам, получилось или нет)

Другие пони

"Какая разница?"

Фанфик может показаться заумным, непонятным, незавершенным, скучным, унылым, не о пони и прочая. Но кто-то же должен писать о пони что-то, кроме клопоты или попаданцев?

Другие пони

И я спросила, почему

Ни один пони не остается прежним, оказавшись свидетелем гибели своего коллеги по работе, независимо от того, кем он для него был. Сегодня погиб молодой, целеустремленный новичок, недавно принятый на работу. В своем последнем издыхании он кричал так ужасно и душераздирающе, что все рабочие, слышавшие его, едва ли могли заснуть той ночью. И Рейнбоу Дэш не стала исключением. Но не спит она не только из-за этого. То, что тревожит ее теперь - намного, намного хуже: это ее слова, которые она сказала после.

Рэйнбоу Дэш

Не учи учёного

Взгляды канцлера Нэйсея на образование и другие виды существ в Эквестрии больше не совместимы с новой политикой, но Селестия не хочет терять такого ценного пони, как он. Поэтому она ставит ему в напарники Твайлайт Спаркл для взаимного повышения квалификации, и теперь два ненавидящих друг друга пони вынуждены контактировать каждый. Дискордов. День.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони

Путь Ненависти

Сила, что порождает саму себя. Она травит слабые сердца, меняет носителей как салфетки. Она ведёт за собой угнетённых, уставших бояться или терпеть. Война её второе имя. Она всюду. Великий разжигатель, губитель и кормилец. Я покажу им её!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Это не я

Неважно, что говорят другие, Свити Белль знает, что то, что отражается в зеркале, - это не она. Но это не значит, что она может что-то с этим поделать.

Рэрити Свити Белл

Игры судьбы

Рассказ о пони, который повествует о своей прошлой жизни и пишет себе новую жизнь.

Морковный заговор

Таинственные силы похищают часть урожая морковки, чтобы не дать Кэррот Топ стать успешной фермершей. Теперь ей нужно найти похитителя и разоблачить заговор.

Твайлайт Спаркл Кэррот Топ

Кибернетика 3

Эквестрия всегда напоминала эпоху средневековья, щедро разбавленной магией. Большинство даже не догадывалось о сложнейших технологиях, ходящих на четырёх копытах среди обычных пони. Как и биологическое, техногенное развитие тоже шло своим ходом, если первое контролировалось самой природой, то второе...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

В свете луны

Когда-то все выдающиеся персоны начинают что-то впервые. Эта история о первом полете Рейнбоу Дэш.

Рэйнбоу Дэш Спитфайр

Автор рисунка: Devinian

Три девицы у костра, и страшилки до утра

То ли буйвол, то ли бык, то ли тур...

— Флаттершай? — Кризалис расхохоталась. — Та самая, которая боится даже летать? Ну да, ну да, грозная няшка-стесняшка. Я в ужасе, о да.

— Как знаешь, — Дискорд безмятежно пожал плечами. — Можешь не верить, как тот несчастный драконь. Но на твоём месте я бы не гулял ночами поблизости от избушки у Леса на опушке… чтобы не проснуться невзначай в засолочной кадушке. Я уж молчу про сарай.

— Ой, да брось, — Кризалис отмахнулась. — Она даже перед тем, как бупнуть когопони в нос, извиняться будет.

— Ну, это, знаешь ли, зависит от подхода, — флегматично заметила Луна. Пока Дискорд троллил Криз, она успела пошарить магией в подозрительно зашуршавших кустах, и теперь держала в воздухе несколько дрыгающихся и пищащих ноздреватых шаров размером примерно в половину хуфбольного мяча. — Кажется, Зекора опять ходила в лес по грибы…

— О, сыроежки! — обрадовалась Эпплблум и кинулась к мешку. — Ща я котелок-от достану, сварим.

— Ты что, хочешь это есть?! — Скуталу опасливо отодвинулась подальше по бревну.

— Ну а почему нет, они же съедобные и, как я читала, вкусные, — Свити Белль меланхолично пожала плечиками, подсовывая в костерок ветки. — Правда, сыроежками их назвали потому, что они съедают всех, кого могут, живьём… так что это ещё и профилактика несчастных случаев.

— И вы ещё таки к питанию чейнджлингов имеете что-то на докопаться?! — выпучила и так немаленькие глаза Кризалис, брезгливо глядя на трясущиеся колобки. — Фу-у-у…

— «Фу-у-у» — это ты ещё кладовку Зекоры не видела, — Луна хмыкнула, хорошенько шлёпнула сыроежек друг об друга и уронила обмякшие грибы в подставленный Эпплблум котелок с водой. Скуталу сглотнула. — Вот уж кто умеет подходить к кулинарии творчески.

— И не хочу видеть! — поспешно открестилась Кризалис. — Эта ваша зебра вообще отбитая на всю голову!

— Все мы здесь не в своём уме… — Дискорд медленно растаял в воздухе, к Кризалис поплыла лишь его ехидная улыбка. — И ты, и я.

— Ты так уж точно, — Кризалис пересела на другое бревно. — И я, наверно, тоже, раз уж заигрываю с едой. Что сказала бы моя маменька…

— Она бы порадовалась, что к вопросу твоего перевоспитания не подошли более творчески, полагаю. — Улыбка Дискорда стала ослепительной и бабахнула фейерверком, рассыпая зубы. — Вон Луна знает.

Драконикус, как ни в чём не бывало сидящий у костра, подобрал ветку и превратил её в большущую ложку. Свити рассеянно вертела банку с маскотом, вяло перекатывающаяся по стеклу сонная клякса неохотно меняла цвета. Скуталу подозрительно косилась на покрасневшие грибы, култыхающиеся в закипающей воде. Эпплблум как следует посолила варево и накрыла крышкой.

— Малёхо потомить, и готова вкуснятина, — радостно потёрла лапки.

— И что же такого Луна знает? — с подозрением спросила Кризалис, не дождавшись реакции от принцессы, щурящейся на огонь с несколько мечтательным видом.

— А? — Луна вскинула на неё взгляд. — Ну, я знаю, что было бы в иноздесь и инокогда, если бы Тия применила…

Творческий подход

Небо было голубое, облака — белые и кучерявые, словно барашки, кусты зеленели, птички и пегасы чирикали, цветочки нагло занимались публичным кексом при участии мотыльков, пчёл, и прочих летучих органов, башни Кантерлота вздымались вокруг парка лесом праздничных леденцов…

— Дискорд, преврати их обратно, будь любезен. Жарко, пони к полам прилипают.

— Скучная ты, Лести, нет у тебя полёта фантазии… — печально вздохнул Дискорд.

— Полёт фантазии плохо оценивается в полёте с подтаявшей лестницы, не находишь?

— Эх, вот всегда ты стремишься обуздать души моей прекрасные порывы… — драконикус неохотно щёлкнул пальцами.

— Только если они слишком хаотичны для других. — Селестия сдвинула на нос тёмные очки. — Не все привыкли к твоим выбрыкам так, как Флаттершай, знаешь ли.

— Ну-ну… Кстати, да. Слышь, Тия… — Дискорд поскрёб бородку, глядя на уродливый тройной монумент. — А зачем ты на самом деле велела превратить их в камень? Да ещё чарами куролиска… Только не говори, что эта троица умудрилась своим смехотворным «захватом Эквестрии» аж настолько тебя допечь, или про консерву на будущее. Твоя верная Твайка слишком наивная и простодушная, она воспитает смену без твоих интриг и подставных чудиков. К худу или к добру, но…

— Кому, как не тебе, знать о многогранности магии и сущности, — пожала плечами Селестия. — Как ты думаешь, куда девались все злодеи, что были и до тебя, и после, но были либо не столь умны, либо попросту невменяемы? Следуя такому курсу, мы бы уже держали в парке целую армию статуй, не ломать же лишние.

— Сестра Наша желает изречь, поелику… тьфу, блин, привязалось. Какого Дискорда все борзописцы вкладывают в уста Наши речь древнюю?.. А, кобылять! — вылезшая из-за куста хвостом вперёд Луна с досадой потёрла мордашку.

— Эй, тут уж я и вовсе ни при чём! — обиделся Дискорд.

— Короче, у куролиска чары специфические. — Луна только отмахнулась. — Обычный камень нельзя было бы превратить назад в живое — но куролиск замедляет резонансом движение наимельчайших частиц материи. Временно. На кой бы ему ляг сдался камень для еды, сам подумай? Этот же принцип применили и Элементы на более длительной основе — но в твоём случае играло роль то, что ты существуешь не только в одной реальности, у тебя есть и собственное карманное измерение, где ты частично пребываешь.

— Да что ж это за жизнь такая, все мои секреты повызнали… — Дискорд увял, теряя листья и лепестки, ветви его поникли. — Надо срочно придумать новые!

Он выхватил из уха свиток, озаглавленный «Секретнейший тайный список моих секретных секретов», и ожесточённо в нём зачиркал хвостом, превратившимся в вечное перо.

— Флаг тебе в лапы и перо на шляпу, — фыркнула Селестия, обходя статуи и примериваясь к ним «рамочкой» из перьев на манер фотографа. — Лу, ты всё принесла?

— Табуретка творческая — одна штука. Подушка для табуретки творческой — одна штука, — начала перечислять та, загибая перья на крыльях и выуживая магией из-за кустов поименованное. — Творческая задница творческой Селестии для творческого восседания на творческой табуретке — одна штука. Сама творческая Селестия прилагается в комплекте по творческому умолчанию. Зубило и молоток творческие для творчества творческой Селестии, творчески восседающей творческой задницей на творческой табуретке — две штуки. Творческое ведро с творческой глиной для вышеуказанного творчества вышепоименованной Селестии — одна штука. Мастерок, стек и ещё какая-то творческая ерунда для творческого колупания дырок в вышеозначенной творческой глине — три штуки…

— И всё?! — разочарованно покосилась на выставленное сестра, стоически проигнорировав периодически указующее на её тылы синее маховое перо.

— Ах, да, ещё творческий тортик и творческие печеньки, плюс творческий сок манго, половину которого я уже творчески употребила. Потому что нетворчески жарко.

— Творческая трагедия, — прокомментировал Дискорд, чей творческий список секретов уже начинал творчески путаться под ногами у принцесс.

— Да, никто не ценит нас, творцов… — пригорюнилась Селестия, отбирая у сестры остатки творческого сока. — Одни вредители, аж синие от зависти. Буль… буль… буль!

— Зависти? Ха! — Луна задрала нос. — Да я вам запросто такого наваяю!..

— Пх-х-х… — Селестия подавилась соком. — Кхе-кх-ха… Вот этого я и боюсь. Однажды ты уже… наваяла. Творчески.

— Ну а что, неплохо же получилось. — Луна окинула горделивым взглядом Дискорда. — Не развалился же? И даже польза в итоге вышла!

— Ч-чТо?! — У дИсКОрдА аж РЕгИстР сБилСЯ и свиток выпал из ослабевших лап. Выкаченные глаза намертво прилипли к ведёрку с глиной.

— Шутка! — хором сказали принцессы, фальшиво улыбаясь. Дискорд нервно икнул, заметив, как хвост Селестии сложился в подобие кулака и исподтишка погрозил Луне из-за спины. Судорожно погремев ржавыми шестерёнками в как-то разом опустевшей голове, драконэквус кое-как отодрал лапами выкатившиеся глаза от ведёрка и предпочёл развить тему подальше от ущемления своего в ужасе трясущегося эго.

— А-а-а… Э, я так и подумал, да. — Столь же фальшиво улыбаясь до ушей, он ввинтил глаза обратно и наспех погладил эго по голове. — Стоп… то есть глина…

— Ну да, вырожденная материя основы плюс так же обработанная глина, плюс немного магии подобия… обычно хватает даже желания, если ты маг. А магов у нас… — Селестия прикинула на перьях. — Да почитай, все по-своему. Но мало кто знает про этот фокус, да и ума у большинства хватает не лезть в Вечнодикий и тем паче ставить опыты с его обитателями.

— Не считая двух уникумов с ручными куролисками на подхвате, — хмыкнула Луна.

— Ой, не напоминай, — Селестия закатила глаза. — Как вспомню, чего мне стоило уговорить Твайлайт избавиться от… лишнего, и сколько заплатить этой синей прохвостке за неразглашение, и чтобы она не брала патент на магическое изобретение…

Драконикус ощутил острую боль от зависти. Открыв дверцу на груди, он вытащил оттуда здоровенную жабу. Жаба тут же попыталась его задушить, и духу Хаоса пришлось постараться, чтобы оторвать её от глотки.

— Это н-не та… аналогия… — прохрипел Дискорд, воюя со зловредно квакающей амфибиоморфной асфиксией. — Брысь!

Получившая пинка жаба ушла по баллистической траектории к облачку-ягнёнку в небе. Облачко разинуло клыкастую пасть, схряпало жабу и поплыло дальше, сыто урча и темнея. В Вечнодиком Лесу явно ожидались осадки из лягушек.

— Ф-фу… Дискорд утёр трудовой пот с мозолистого и своего лба. — Это даже хуже, чем когда в тебе открывают каналы с конфами и устраивают зачитки фанфиков… Даже не спрашивайте! — тут же замахал головами и замотал лапой под заинтересованными взглядами сестёр. — Это слишком мозговыносяще даже для меня!

— Поверю на слово, — пожала плечами Селестия, умащивая творческий зад на творческую табуретку, берясь за творческий мастерок и начиная помешивать творческую глину.

— Просто добрые морды им наваяешь, как Урфин Джюс, или целиком переделаешь? — Луна телепортировала откуда-то мраморную глыбу, оценивающе прищурилась и стремительным ураганом магических лезвий усыпала траву вокруг грудами осколков, в четверть минуты вырубив из неё копию тройного памятника жадности и тупости. Дискорд нервно сглотнул и потихоньку отошёл подальше. — Халтура, конечно, но для сельской местности…

Селестия критически обозрела обе скульптуры и кивнула.

— Сойдёт. Нет, думаю, репу они себе прокачали в минус настолько, что одни морды дело не поправят, от них долго ещё будут шарахаться. Будет полный рескульптинг.

— Угу, минус тыщупиццот к отношениям со всеми фракциями — это не шутка, — хмыкнула Луна, доставая из хвоста игровую приставку.

— Эй! — приглядевшийся Дискорд вскинулся и негодующе ткнул в неё пальцем. — Это же моя старая приставка! Это ты её спёрла тыщу лет назад!!!

— Ну надо же мне было чем-то на луне развлекаться? — Луна пожала крыльями. — А у тебя остался минотаврогочи.

— Он копыта откинул через неделю! — Дискорд попытался выхватить приставку, но Луна отскочила и показала ему язык.

— Обломись. Моя прелес-с-сть!

— Ах ты ж ворунья синекрупая! Отдай сейчас же!!! — Дискорд кинулся за Луной, та со смехом исчезла в телепорте, и оказавшись на стене, дразняще помахала приставкой и опять исчезла.

Селестия закатила глаза, потом улыбнулась. Постаравшись отрешиться от азартных воплей и сполохов телепортов всех видов вокруг, принцесса придала лицу одухотворённое выражение, зачерпнула мастерком увесистый ком глины, и с огромным удовольствием шмякнула его на оскаленную пучеглазую морду Кризалис.

Продолжение следует...

Вернуться к рассказу