Будь моей, Гэбби

С тех пор, как я попал в этот удивительным мир, я не мог избавиться от навязчивого желания поближе познакомиться с этой удивительной грифонихой. Как же мне намекнуть ей о своих чувствах? Как?

Спайк Другие пони Человеки

Еще один день

Сборник небольших зарисовок про каноничных персонажей и не только.

Другие пони

Часть Души.

Что такое кьютимарка? И что сильнее: мечта или судьба?

Принцесса Селестия Другие пони

Откуда появляются маленькие пони?

Метконосцы решили сегодня узнать, откуда берутся дети. Смешной юмористический рассказ.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Пещера сокровищ.

Драконы охраняют сокровища - это знают все. И два, точнее две юных кладоискательницы как раз нашли подходящую цель для налета.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Статистика

Иногда, чтобы пролить свет на объект обсуждения, нам нужно всего лишь немного статистики.

Принцесса Селестия

Пленник Зебры

Флеш Сентри - герой, сердцеед... и трус, по собственному признанию. Он впервые сам рассказывает, как обрел незаслуженную репутацию героя - и несомые этой репутацией проблемы. Первая часть Записок Сентри.

Другие пони Кэррот Топ Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Чейнджлинги Флеш Сентри

Время пони

Объединившись, мы можем всё.

Другие пони ОС - пони

Мои маленькие принцессы: Королева Коробкии и ужасная Драпони

Вероломное нападение на жителей маленькой, но гордой страны Коробкии! Ужасная драпони Селестия кружит над городом в поисках печенья сокровищ. Только бесстрашная королева Луна и стойкие защитники государства, вооружённые смертельно точными подушко-катапультами смогут остановить вторжение!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Старое новое общество

146 лет назад группа пони переехала из Эквестрии на другой континент, спасаясь от некоей напасти. Они основали там собственное общество, разросшееся в большой технологичный город. Главная героиня - Эмма Ингрэд, королевская учёная. Ей предстоит разобраться в причинах побега и некоторых других тайнах прошлого...

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Noben

Venenum Iocus

51. Углубляясь туда, где не светит солнце

Без предупреждения Винил сфотографировала символ над дверью. Вспышка ослепила Тарниша, он пригнул голову, а затем застыл, моргая глазами и пытаясь восстановить зрение. Она сделала еще один снимок Тарниша, когда он торчал так, пытаясь прийти в себя, и ухмыльнулась. Октавия начала хихикать, а Мод стояла и молча наблюдала за происходящим сквозь полузакрытые сонные глаза.

Очарованная остатками каменной башни, Мод отвлеклась от группы и стала осматривать то, что осталось. Ее взгляд скользил по стенам, по упавшим обломкам, вглядывался в каждую трещинку, в каждую щель, и после нескольких долгих минут разглядывания она удовлетворенно вздохнула.

Камень был обтесан, как глина, и вылеплен в виде башни. Когда-то он был прекрасен и, несомненно, являлся символом имперского могущества, внушал уверенность всем, кто на него смотрел. Теперь же от нее остались лишь бесполезные обломки, упавший памятник забытой эпохе.

— Этот символ… Я думаю, он принадлежит Первым племенам, — сказала Октавия, разглядывая символ над дверью. — Не надо меня в этом убеждать. Я лишь немногому научилась. Солнце Селестии совсем другое. Это солнце зазубренное, более жестокое, солнечные лучи похожи на лезвия.

Тарниш, все еще моргая, кивнул — просто в знак признательности, а не потому, что знал.

Мод первой вошла в разрушенный дверной проем, за ней последовали остальные. Каменный пол был грязным, покрытым мхом и лишайниками. В центре было отверстие. Когда-то в далеком прошлом здесь, вероятно, был деревянный люк, но он давно исчез. Лестницы вниз тоже не было. Винил исчезла со вспышкой и хлопко́м и снова появилась на полу внизу. Тарниша подняли и понесли вниз. Когда его усадили, он поднял Мод, а Винил подняла Октавию, и обе кобылы быстро спустились с помощью левитации.

В центре находилось еще одно отверстие. Пол был покрыт грязью, обломками, грибами и старыми костями — несомненно, многие существа падали сюда и не могли выбраться обратно. Грибы слабо светились и были такого вида, какого Тарниш никогда раньше не встречал. Здесь было холодно, гораздо холоднее, чем Тарниш ожидал.

Они повторили процесс, спустившись на следующий этаж, который был похож на первый. Холод здесь был гораздо сильнее. На этом этаже было больше грибов, больше костей, в том числе очень крупных. Создавалось впечатление, что здесь сдох медведь. Холод был такой, что можно было видеть дыхание.

Снова спустились на другой этаж, потом еще на один, а потом…


Навстречу им поднялась светящаяся форма. В воздухе царил леденящий холод, от которого трудно было что-либо предпринять. Четверо пони прижались друг к другу, когда перед ними возник светящийся призрак. Рог Винил на мгновение засветился ярким светом, и послышался звук, похожий на шум порывов ветра.

— Кто вы такие, что беспокоите это место? — Эти слова вырвались из уст Винил, холодных как могила. Теперь она была покрыта бледно-голубым призрачным сиянием. Голос был со странным акцентом, но вполне понятным.

— Пожалуйста, не трогайте ее, — умоляюще произнесла Октавия. — Мы пришли сюда, чтобы исследовать. Мы нашли эту заброшенную башню. Мы не хотели причинить ей вреда.

— Я не причиняю вреда пони, если только это не требуется от меня, — сказал призрак через рот Винил.

— Кто ты? Что ты такое? — Октавия сделала шаг вперед к Винил, на ее лице появилось выражение сильного беспокойства. — Почему ты здесь, дух?

— Я дал клятву… — призрачная форма вокруг Винил замерцала. — Я дал слово, что буду защищать это место.

— От кого? — спросил Тарниш.

— От злобной ведьмы Катрины. — Последовала долгая пауза. — Это было так долго. Я уже устал. Расскажи мне, как идет война?

— Я никогда даже не слышал об этой ведьме, Катрине. Кем бы она ни была, ее уже давно нет. — Тарниш наблюдал, как призрачная форма вокруг Винил мерцает и тускнеет. — Эта башня превратилась в руины. Кажется, что прошли века. Башня рухнула, дверей нет, лестницы давно исчезли, защищать здесь нечего.

— Осталось хранилище, — ответил призрак. — Магические чары держатся, но по мере того, как я слабею, слабеют и они. — Призрак устало вздохнул. — Скажи мне, как обстоят дела в Пониленде?

— Пониленда больше нет, — ответила Мод. — Теперь эта земля называется Эквестрия. Ею правят две сестры-аликорна, мудрые и справедливые.

— Сколько лет прошло? — Призрак издал тихий стон.

— Много. — Тарниш склонил голову. — Я — Тарнишед Типот, рейнджер и покорный слуга короны. Я буду присматривать за всем, что находится в хранилище, и обеспечивать его сохранность. Я освобожу тебя от твоих обязанностей.

— В твоих словах есть убежденность. — Винил повернула голову и посмотрела на Тарниша. — Я охраняю драгоценную вещь… очень ценную вещь. Мощное оружие войны. Поклянись мне, что будешь хранить его… что убережешь его от зла.

— Я, Тарнишед Типот, будучи добрым и разумным существом, даю слово и клянусь, что буду хранить этот артефакт от зла. — Тарниш не знал, что еще сказать, и почувствовал дрожь. Кто бы это ни был, его клятва связала его с этим местом на века. Это знание внушало ему страх перед собственной судьбой.

— Я принимаю твою клятву, — ответил призрак. — Освободи меня!

— Спи, дух… Я приму твой долг. Иди и обрети покой. — Тарниш склонил голову.

Мерцающее свечение вокруг Винил стало тускнеть, раздался треск, а затем свет потускнел и исчез. Винил встряхнулась и, казалось, не получила никаких повреждений. Страшный мучительный вопль наполнил темный подвал, и ветер зашуршал по полу обломками.

— Ой, кажется, я обмочилась, — прошептала Октавия.

— Все в порядке, мы никому не скажем, — ответила Мод.

— Винил, ты в порядке? — Тарниш потянулся и ткнул носом кобылу рядом с собой.

Она кивнула, поправила очки, сделала глубокий вдох и еще раз встряхнулась. Иней падал с ее шкуры, как снежинки, мышцы дергались и вздрагивали, ее била дрожь. Она вздохнула, затем повернулась и указала на металлическую дверь в стене.

На двери не было ни ржавчины, ни признаков гниения. Она была железной, но пропитанной магией. Перед дверью лежала груда хорошо сохранившихся костей, поблескивавших в свете рогов Винил и Тарниша. Тарниш приблизился к костям, опустил голову и тихо вздохнул.

— Надо забрать его кости и похоронить, — сказал Тарниш.

— Посмотри, как хорошо они сохранились. — Октавия сделала шаг вперед и встала рядом с Тарнишем. Она подняла голову и посмотрела на свою спутницу. — Винил, милая, ты в порядке?

Винил снова кивнула.

— В центре двери хранилища есть маленькая дырочка, — сказала Мод, указывая копытом.

Взмахнув хвостом, Винил подошла к двери, повернула голову, наклонила ее на одну сторону и осмотрела отверстие. Над ним красовался стилизованный символ короны. Под ним — символ, который они видели над дверью башни.

— Интересно, кто такая Катрина? — спросила Октавия.

— Может быть, Твайлайт узнает, — ответила Мод.

Винил наклонила голову и вставила свой рог в отверстие в двери хранилища. Он засветился розовым светом, бледно-розовым цветом рассвета. Внутри двери что-то щелкнуло, раздался скрежещущий звук, затем мягкий треск.

Когда Винил вынула рог, дверь распахнулась, петли заскрипели и поддались. Все четверо пони засуетились, пытаясь разглядеть, что там внутри, но стараясь не наступить на кости хранителя. Рог Винил засиял с большей силой, давая больше света, чтобы заглянуть в хранилище.

Внутри оказалось небольшое витиеватое серебряное кольцо с вкрапленной в него чешуйкой какого-то бледно-оранжевого драгоценного камня. Оно мерцало на свету. Серебро не потускнело, оно сверкало, как будто его только что отполировали. Винил опустила голову, чтобы посмотреть на него, затем отдернула голову, чтобы Тарниш мог лучше рассмотреть.

— Что это? — спросила Мод.

Потянувшись вверх передней ногой, Винил постучала копытом по своему рогу.

— Кольцо на рог? — Мод посмотрела на кольцо, потом на Винил, которая стояла и кивала.

— И что оно делает? — Октавия отошла в сторону, пока Винил собирала кости хранителя.

Винил пожал плечами.

— Потом разберемся, — сказал Тарниш, поднимая кольцо. — Давайте уйдем отсюда. У меня от этого места мурашки по коже. Я хочу снова оказаться на солнечном свете. — Он оглядел окружавших его кобыл, на его лице была видна озабоченность и беспокойство. Винил все еще была покрыта инеем, и это его беспокоило. Он не был уверен, что верит ей, что с ней все в порядке. Ему станет легче, когда он выведет ее на дневной свет, подальше от этого места.

В любом случае заклинание, несомненно, истощало ее и, вероятно, отняло у нее много сил.


Вновь оказавшись под солнечными лучами, Винил наколдовала широкий зонт, чтобы укрыться. Она стояла в тени зонта и улыбалась, пытаясь уверить остальных, что с ней все в порядке. Она даже постаралась написать это на своей доске и держать ее над головой.

Мод подобрала небольшой отколотый кусочек каменной башни, чтобы сохранить его на память. Она стояла, рассматривая его, прищурившись, изучая мельчайшие детали, которые могла видеть только она, поднеся его к носу.

Тем временем Октавия обследовала свою подругу, тыкаясь в нее носом, потираясь о нее и не обращая внимания на раздраженное фырканье Винил. Движения Октавии были почти кошачьими, на ее морде читалась глубокая озабоченность.

Стоя в стороне, Тарниш тоже хотел ткнуться носом в Винил, чтобы проверить, все ли с ней в порядке, но он уважал ее пространство. Он не хотел быть слишком контактным, это было бы плохо. Он также был в восторге от магии Винил — она продемонстрировала ослепительную силу, и, если говорить по правде, Тарниш почти сгорал от желания поговорить с ней об этом. Она сотворила нечто такое, что он даже не мог понять, — заклинание, позволявшее говорить с духами.

Без такого заклинания в темноте под развалинами башни все могло бы пойти совсем не так, как хотелось бы. Тарниш кое-что понимал: есть много вещей, с которыми он может сражаться в бою, но экстремальные магические угрозы, такие как разгневанные духи, он не представлял, как с ними бороться. Это только подчеркивало тот факт, что его магия в лучшем случае была неадекватна. Против опасных угроз, действительно опасных угроз, магических врагов, он был бесполезен.

От этой мысли он почувствовал пустоту внутри и позавидовал магии Винил.

— Нам пора возвращаться в лагерь, — предложил Тарниш. — Винил, наверное, хочет поесть. — Когда Тарниш заговорил, Винил кивнула головой, нетерпеливо покачиваясь вверх-вниз. Он посмотрел на Мод, потом на Октавию и Винил. Он думал о волшебной безделушке в седельной сумке, ему хотелось узнать, что это такое. Какое-то великое оружие, какой-то великий артефакт войны, какая-то реликвия ушедшей эпохи.

Если он не мог обладать мощной магией, Тарнишу пришлось бы довольствоваться мощными артефактами. Он дорожил теми, что у него были, но, по правде говоря, какая-то часть его души жаждала большего. Он надеялся, что в ходе исследований удастся найти забытые реликвии прошлого. Они были там, повсюду, спрятанные в старых руинах, забытые в старых гробницах или спрятанные в древних хранилищах. Они ждали тех, кто был достаточно силен, чтобы завладеть ими.

И он, Тарнишед Типот, был полон решимости заполучить их…