Адрес неизвестен

Кажется, что каждый новый день Дерпи Хувс хуже предыдущего. Всю жизнь её воспринимают как ходячую катастрофу. Из-за косоглазия её считают бестолковой, странной, ломающей всё на своём пути пони. Как вообще она всё ещё надеется преодолеть свои беды и избавиться от всего, что ей навязали? В одиночку Дерпи не справилась бы, но судьба столкнула её с фиолетовой единорожкой. Станет ли эта встреча очередной неудачей или обернётся возможностью, которую она искала? И как эта возможность повлияет на её жизнь?

Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз

Дуэль страстей

Пьеса в стихах

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл

Диссонанс

Бывает так, что поссорившись с любимыми, мы забываем что-то важное. Будто теряем связь, будто музыка наших сердец уже не звучит в унисон. Это - диссонанс. Но как сделать так, чтобы всё вернулось на круги своя? Через что придётся пройти, чтобы понять простые истины?

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Кровь в вине

Медсестра Рэдхарт ожидает спокойный вечер с бокальчиком на диване, но к ней наведывается старая знакомая, которой нужна неотложная помощь.

Дэринг Ду Сестра Рэдхарт

Альтернатива бессонницы

На первый взгляд жизнь в Эквестрии добра, красочна и полна разнообразных чудес. Но все мы знаем, что под великолепной оболочкой может храниться нечто действительно драматичное. И данный рассказ познакомит именно с этой обратной стороной.

DJ PON-3 Октавия

Мои домашние пони

Говорят, пони чем-то похожи на кошек...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Человеки

Предатель

Мир Эквестрии давно забыл о насилии и войнах — под мудрым руководством божественных сестер, заботливо хранящих покой его жителей, это место превратилось в подобие рая, в котором счастье стало естественным и привычным. Уже больше тысячи лет аликорнам удавалось хранить этот мир от угроз, и теперь, когда Луна и Селестия вновь были вместе, казалось, ничто не могло им противостоять — на их стороне была сила элементов гармонии и магия духа хаоса, а два молодых аликорна в любую минуту были готовы прийти на помощь. Однако, вскоре Селестии предстоит убедиться, что даже этого может оказаться недостаточно — когда Эквестрию посетит странное и нелепое существо, гордо именующее себя человеком.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Человеки

Падение империи Твайлайт: Потерянная наследница

Самая великая война Эквестрии от лица Фларри Харт. Сумеет ли наша героиня пережить апокалипсис или её ждёт гибель?

Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Флари Харт

Быть злой легко, править - сложнее

Однажды Селестия ни с того ни с сего решает, что пора упиваться безграничной властью.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дэринг Ду

Я не маленькая, я аэродинамичная!

Сломав крыло и попав на несколько дней на домашнее лечение, Рейнбоу Дэш постепенно обнаруживает, что она гораздо меньше, чем ей казалось.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Автор рисунка: BonesWolbach

Зеркальный ЛуноМИФ

Глава пятая, в которой благотворительность продолжается

В городе тоже было весело. Некая компания — судя по всему, остатки городской стражи, которые теперь заправляли среди местных криминальных элементов, поддерживая на ещё жилой части Ограбы подобие порядка, осаждала мою башню, пафосно и красноречиво угрожая порезать в лоскуты того самого жеребчика, которого я послала за детьми, если им не выдадут либо Жасмин, либо явно немалую сумму в полсотни динаров.
— А позвольте спросить, уважаемые, за что, собственно, вы собираетесь взыскать с рекомой Жасмин такие деньги?
— Кто ещё?.. — грозно рыкнул здоровенный бугай-минотавр, обтянутый ремнями с кучей оружия, оборачиваясь на мой голос — и осёкся. Рыпнувшаяся было компания его подручных как-то разом скисла и начала отползать, пытаясь сделать вид, что они тут просто мимо гуляли, стыдливо пряча за спины свои железки. Жеребчик, не будь дурак, тут же метнулся ко мне за спину.
— Я ещё. — Моё Высочество изволило блеснуть клыкастым оскалом из струящейся тьмы, лениво обшаривающей улицу тонкими языками и окружающей всю компанию. — И я всё ещё жду ответа. Пока ещё.
— Многовато «ещё» за один заход, — попеняла моя шиза.
— Они первые начали. И у нас тут не литературный вечер. — Я пожала плечами. — Ну?!
— Э-э-э… Так это… — минотавр затравленно огляделся, но отступать было некуда. — За защиту же, почтенная дэви! Все платят! Иначе никакого порядка не будет. А ихняя шайка не платит. И мой кинжал эта бешеная спёрла! От дедушки достался, семейная, значит, реликвия…
— Реликвия?! — завопили ухосверлящим дискантом из башни. — Да ты его из султанской сокровищницы украл, ухват бродячий, чтоб тебе гиена свершила неприличность на лысину!
— Одно другому не мешает! — огрызнулся минотавр, поспешно поправляя потрёпанную чалму. — И я не лысый, слышишь, ты, незаконная дочь шакала! Или деньги платите, или пусть ваше змеиное отродье отрабатывает!
— Каким именно образом? — мой новый вопрос, вроде и заданный мягким тоном, заставил всю компанию опять затрястись. Лениво клубящиеся вокруг волны призрачной темноты резко сжали круг, обдав дружно завывшую стражу ледяным холодом.
— Нет, нет, почтенная дэви, это не то, что вы подумали! — минотавр судорожно сглотнул. — В городе остались… ну, места, где раньше жили колдуны, там до сих пор охранные чары… а она может их снять, и если там найдётся золото, а оно там обычно есть, или ещё что… Да и кто бы в здравом уме согласился разделить ложе с этим отродьем скорпиона? Не загрызёт, так обворует!
— Кто бы говорил про здравый ум! Да говорила же я тебе, баран ты рогатый, что остались только дома, с которыми я не справлюсь! Что толку, если я там сдохну? Тебе от этого золота прибавится?!
— Покоя — уж точно! — заорал минотавр, и получил в ухо куском подгнившей репы. — Уй, женщина, не зли меня ещё больше, покарай тебя пророк, или плохо тебе будет!
— Так, хватит, — я неторопливо проследовала к башне вместе с жеребчиком. — Суть вопроса я уяснила. Жасмин, верни почтенному, э…
— Таурад-ибн-Шахид, капитан дворцовой стражи, — представился бугай, потирая ухо и злобно зыркая на дверь. — Хоть и бывшей…
— Говорящая фамилия…
— Хм… Да, так вот, верни доблестному капитану ибн-Шахиду его кинжал, а с остальным я разберусь. — Я отрастила на защите мембраны и жестом отправила зебрёнка в башню.
— Я его продать хотела и еды купить, где мы этому проглоту пятьдесят динаров бы взяли, если у нас и пяти на всех не наберётся? Чтоб ты им подавился! — сверкнувший резной золотой рукояткой ханджар пролетел над головой лезущего по возникшим «ступенькам» жеребчика, заставив того испуганно прижать ушки, и упал к моим ногам. На лезвии виднелась капелька крови — наше юное дарование впопыхах порезалось.
— Там же, где и всегда — кого-нибудь бы обокрали, — буркнул Таурад, пока я, подобрав кинжал и аккуратно «слизнув» Тенью кровь, осматривала его. Ну что сказать — дедушка капитана явно жил на широкую ногу… по крайней мере, самоцветы круглой огранки были настоящими и крупными. Видимо, уловивший мой скепсис капитан засопел и пояснил:
— Мой дед подарил его когда-то деду султана. Тогда он ещё не был султаном, а дед — не был главой его стражи… говоря по правде, почтенная дэви, они тогда караваны грабили вместе. Мы когда во дворце… когда ещё пытались что-то сделать со всем этим…
— То есть громили зеркальные машины и пытались сжечь дворец? — уточнила я.
— Истинно так, — кивнул капитан. — Но это не помогло, уважаемая. Машины разбили, но проклятое зеркальное колдовство осталось. Я был в походе, когда это случилось, мы охраняли караван. А когда вернулись — в городе уже хозяйничали мороки. И вот уже потом мы нашли в тронном зале одежду и доспехи султана и магов… но не их самих. Все тела куда-то исчезли, не было ни крови, ни костей. Вот там я и нашёл этот ханджар, и это единственное, что оттуда унесено, на нём точно не может быть никакого зла… мы с султаном Фархудом вместе росли и в детстве дружили. Хоть какая память…
Великан резко сжал кулачищи. Я покосилась на башню, но та хранила безмолвие. Тем лучше. Тем более, что «вкус» собранной чарами крови оказался весьма… любопытным. Кое-чего наш капитан явно недоговаривает.
— И слишком много хочет «за услуги», да.
— Теперь хоть понятно, почему.
Я вручила капитану его собственность.
— Итак, поскольку местных денег у меня нет, капитан, где же тот дом, который вы хотели вскрыть? И не стоит отказываться, пара часов до заката у нас ещё есть, а у меня возникли… свои, так скажем, вопросы.


— Вот этот дом, почтенная дэви, — минотавр указал на массивное здание, занимавшее целый угол квартала. — Здесь жил Маграб Темнослов, один из лучших придворных магов султана и один из богатейших ослов в городе.
— И один из немногих, кто ставил защиту сам, без султанских артефактов… — пробормотала я. — Хотя стекло и зеркала, выплавленные в дворцовых мастерских, были абсолютно чисты, не так ли? Чары на них накладывал уже сам маг… но ваш Маграб и зеркала и всё прочее тоже делал сам. Впрочем, если у вас паранойя, это ещё не значит, что за вами не следят…
— Истинно так, почтенная дэви, ваше мастерство впечатляет, — коротко поклонился капитан. — Действительно, хотя зеркала и хрусталь из наших мастерских были лучше, но Маграб не взял их. Он был старым ворчуном и всех подозревал… во всём. Султану стоило немало трудов уговорить его переселиться в Ограбу. Могу ли я спросить?..
— Причём тут ваша заноза в пятке? — я подошла к двери дома. — Да всё просто — в то стекло, при всей его чистоте, добавлялся небольшой такой, крохотный довесок. Секретный ингредиент, если угодно. Капля крови султана. Таким образом, все построенные на этой основе чары имели известную уязвимость и могли быть… обойдены. Либо султаном, либо, скажем, его дочерью.
Минотавр окаменел.
— Успокойтесь, я не собираюсь вредить вашей… подопечной, которую вы так упорно пытаетесь вытащить из неподходящей компании, или разглашать, кто она, — я продолжила изучать потускневшие вуали чужих чар. — У меня здесь совершенно другие, свои дела, которые попросту случайно пересеклись с вашими. И так получилось, что вся эта пляска отражений моим планам некоторым образом мешает. Кстати, а что случилось с её матерью и кем она была?
Таурад поколебался, потом устало махнул рукой и сел на обтёрханный ветром булыган уже неведомого назначения.
— Как ни странно, почтенная дэви, но я не знаю. И никто не знал. Султан часто уезжал из города, иногда надолго, в одну из таких отлучек он привёз с собой маленькую кобылку, заявил, что это его дочь, а её мать умерла, и на этом всё закончилось. Магия при обряде наследования подтвердила, что в Жасмин течёт кровь Фархуда — но чья ещё, неизвестно. Может, сам отец ей и сказал, но больше — никому. Да никому особо и не было любопытно — самая обычная кобылка, шкодливая, как все дети, ничего необычного. Мало ли, кого там султан в молодости объезжал в дальних странах.
Минотавр развёл руками.
— Вот и выросло… такое. Как я ни пытаюсь за ней приглядывать, всё толку мало. Спуталась с этим воришкой Салахом и его подручными, детишек этих «благородно» на себя взвалили… да я бы и их забрал, но куда там. Втрескалось это чудо в Салаха, и весь сказ. Хоть топи его, поганца, ночью в арыке, так она же не простит, а то и сама утопится вдогонку. Один ветер у девки в голове, тьфу…
Он тоскливо вздохнул. Я нащупала зазор между ослабевшими охранками, и Тенью расширила его, аккуратно раздвинув и формируя следящие нити. Соваться напрямую, с риском нарваться на очередной сюрприз — дурних нема. Судя по мерзостям, которые охранные чары обещали незваным гостям, дедок был тот ещё склочник и пакостник. Да и прозвище «Темнослов» как бы намекало.
— Однако, Санта-Барбара, — отметил Глас Свыше.
— Угу. Не пришлось бы ещё от маменьки спасать чадо, или от прочей родни… — проворчала я, прощупывая уже почти выставленную хату. — Магия у неё в наследстве… в общем, такое легко бы не померло. Что наводит на мысли.
Дверь клацнула и со скрипом отворилась. Особой радости на удручённой морде Таурада-ибн-Шахида, впрочем, не появилось. Он встал и подошёл ко мне.
— Прошу, — я кивнула на проём. — Всё, что здесь — ваше, кроме книг и записей, если таковые найдутся, это убедит ваших товарищей в подлинности сделки. Может, в этих записях будет нечто, что прольёт немного света на мои вопросы. Что касается Жасмин — не волнуйтесь, я за ней присмотрю.
— Да благословит вас пророк, дэви, — минотавр с плохо скрытым облегчением поклонился, затем обернулся и зычно заорал, призывая своих бойцов, мнущихся поодаль.
Расколотив несколько пирамидок сторожевого контура, кривовато отлитых из довольно мутного стекла, я большей частью отстранилась от весьма сноровистого процесса обнесения магового обиталища, предоставив работу с имуществом профессионалам и занявшись магическими тайниками. В итоге местная стража стала богаче на приличную тележку барахла с разновеликим содержанием драгоценных камней и металлов, а я — на ворох пожелтевших листов и тетрадей, покрытых цифрами и неудобоваримыми закорючками. Книг оказалось на удивление немного, зато нрав у них был явственно столь же пакостный, как и у почившего в бозе старого осла. На этом мы с капитаном и разошлись в разные стороны. Солнце как раз коснулось горизонта, когда я сомкнула за собой защитные чары башни.