Подарок для Принцессы

Самый необычный способ приготовить самый обычный подарок. Ну или наоборот.

Твайлайт Спаркл Дискорд

Семейные ценности

Небольшой проступок Марбл заканчивается для её сестер ссорой, но способна ли эта ссора и этот поступок повлиять и на их дальнейшее отношение?

Лаймстоун Пай Марбл Пай

От судьбы уйдёшь

Обнаружив письмо, оставленное Стар Свирлом в далёком прошлом, Твайлайт вновь оказывается втянута в противостояние с силами, гораздо могущественнее её самой. Дабы иметь хоть какие-то шансы на победу, она должна отправиться туда, где ещё никогда не бывала, и заключить, казалось бы, невозможные союзы со старыми врагами. И всё это ради того, чтобы справиться с противником, который манипулировал ею всю её жизнь, и обрести контроль над собственным будущим.

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Трудно быть Пинкордом!

О том как Пинки Пай докучает Пинкорду(Дискорду), а он пытается избавится от её назойливого общества.

Пинки Пай Дискорд Человеки

Вечер первого снега

Снег... Белые небесные хлопья несут вниз стужу и радость, разнося о прибытии зимы свою многоголосую весть. И именно в этот момент стоит задуматься о том, что мы, по сути, даже и не замечаем...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Пять минут на воздушном шаре

Велики просторы Эквестрии, и они ждут не дождутся копыт отважного исследователя. Пинкамина Диана Пай — четвероногий доктор Фергюссон — собирается бросить вызов мрачным тайнам Вечнодикого леса. Пешая экспедиция таит в себе неисчислимые опасности, но для такой изобретательной пони, как Пинки, создать собственное средство передвижения — не проблема. Остается лишь собрать достаточно провизии в дорогу и найти себе надежного попутчика. В конце концов, кем был бы доктор Фергюссон без верного Джо? Этот рассказ был задуман как подражание повести Жюля Верна «Пять недель на воздушном шаре»: это касается не только сюжета, но и стилистики. Непростая задача для переводчика. К счастью, в детстве я очень любил его книги и часто их перечитывал.

Флаттершай Пинки Пай

Праздник урожая

Осенние хлопоты

Твайлайт Спаркл Эплджек

Жизнь, что я выбрала / The Life I Chose

Я странствую по открытым дорогам в любую погоду: в дождь, слякоть, снег или ветер. Я останавливаюсь в городах на моём пути, устраиваю небольшие представления и иду дальше. Почему? Может, я хочу что-то доказать? Может, я бегу от забытого прошлого, но обременяющего мои плечи? Может, я что-то скрываю? Или возможно, чисто теоретически, может, мне просто нравится открытая дорога?

Трикси, Великая и Могучая

Старлайт и Трикси сидят с Флари Харт

Если пользуешься гостеприимством Твайлайт, будь готов и предложить ей свою помощь. Впрочем, какое гостеприимство, такова и помощь - никто и никого не спрашивал...

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер Флари Харт

В свете луны

Когда-то все выдающиеся персоны начинают что-то впервые. Эта история о первом полете Рейнбоу Дэш.

Рэйнбоу Дэш Спитфайр

Автор рисунка: Stinkehund

Зеркальный ЛуноМИФ

Глава восьмая, в которой слон в зеркальной лавке

И вот команда героев двинулась навстречу рассвету и финальной битве. Их стальные взоры гнули медь и крошили кирпич, отражая жар их пылких сердец, кожа чёрных кожаных плащей из кожи скрипела, заглушая полные сдержанного юмора и несдержанного ума краткие реплики, кои обогатили бы своей несравненной мудростью и глубиной мировую историю, но увы… суровый до жестокости рок был против, подковы гремели по трепещущим от ужаса камням, которым лишь отсутствие ног мешало сбежать, но зато отсутствие сердца не мешало словить инфаркт…

— Тьфу на тебя, — я аж остановилась. — Я щас об штампы начну спотыкаться, изверг! И почему рок, а не хеви-метал?

— Потому что здесь он может быть без плеера?

— Хм… некоторая извратная логика в этом есть, — я перепрыгнула через обломок чего-то каменного от разбитой статуи и остановилась у подъёмного моста во дворец, по которому уже пару раз ходила.

Его тоже пытались раскурочить, но безуспешно — мост слегка обуглился с одного края и обзавёлся множеством мелких выщербин и зарубок от топоров. Зато подъёмный механизм от одного из неудавшихся поджогов качественно заклинило, приведя в итоге к противоположному от замысла результату.

Впрочем, дворец сейчас меня не интересовал. И никакой команды со мной не было, кроме, понятно, автора. Пресекая все возможные попытки Жасмин с приятелями впутаться в эту историю ещё глубже, я попросту уцепила всю едва позавтракавшую компанию за химок и отправила порталом в Изумрудный Город. Так что за них можно не беспокоиться… ну, если Элли их не пустит на ингредиенты. С неё станется.

Развлекая себя таким вот образом, я добралась до середины моста, скинула и спрятала бурнус, зарастила броню и прыгнула вниз, расправляя крылья. Не, ну правда, а чего вы ждали? Вода использовалась как зеркало задолго до появления самих зеркал.

За полтора десятка лет без присмотра вся эта система должна была бы забиться и засориться, вода в канале если не высохнуть, то зацвести и протухнуть, ан нет — всё работает, как часы, что для достаточно сложных комплексов, хоть технических, хоть магических, в общем нетипично — их нужно регулярно обновлять, настраивать, и так далее. И методы, которыми можно добиться такого результата, либо весьма продвинутые, либо весьма изуверские, либо одно другому не мешает. А мнение о здешних магах я составить успела вполне достаточное для неутешительных выводов.

Достигнув дна канала, я ожидаемо обнаружила дно канала. Некоторое количество стороннего мусора, немного ила и водорослей, облицовка в приличном состоянии и много магии.

— Внезапно, да.

— Очень. — Я выудила пузырёк с тёмной жидкостью, откупорила и отбросила. Помощь Жасмин действительно изрядно упростила дело. Алые туманные завитки поползли во все стороны из опустившейся на дно склянки. Несколько секунд ничего не происходило, потом кровь коснулась каменных плиток, вспышка света метнулась во все стороны, и я провалилась сквозь очередное отражение.

Вокруг поднялись стены зеркального каньона, играющие мириадами отражений, которые струились и менялись с каждым колыханием воды, что служила теперь причудливым потолком этого зеркального мира. Мира, что жадно дробил и рассеивал оригинал, разнимая его по частицам, заточенным в тысячах отражений. Повсюду вздымались причудливые сростки и друзы зеркальных кристаллов и лопастей, словно сверкающий безумный лес, усугубляя процесс.

Но со мной вышел у этого ужастика облом — кроме клочьев окутавшей меня Тени, отнимать было нечего. Не было ни формы, ни содержания — я была пустотой, кляксой чернил, пачкающей безукоризненную чистоту этой страницы ирреальности — и она безмолвно и яростно взвыла. Мечущиеся отражения начали обретать подобие форм, в них мелькали искажённые лица и конечности…

— Сейчас полезут.

— Да ну его, тратить на них время… — я скользила между переливчатыми кустами жуткого зеркального леса. — Ага, вот оно.

Впереди вздымалось подобие зеркального зиккурата, сияющего множеством граней. Я ускорила скольжение по бездонно-сверкающему катку. Тут из зеркальных граней полезло такое… Все фильмы ужасов нервно курят за плинтусом. В мареве чужой магии возникли точки напряжения, раздался глухой треск, и я отпрянула, переходя на зигзаги — зеркальная поверхность под ногами начала выплёвывать пучки блестящих лезвий. Иные приходилось разносить в пыль вибрирующими теневыми хлыстами-лезвиями — противник бил по площадям, и бил умело. Отовсюду лезли мороки, образуя сплошную массу, окружающую меня со всех сторон. Неплохая комбинация, если подумать. Впрочем, я уже почти у зиккурата, к нему меня и прижимают смыкающиеся заросли.

— Замуровали, демоны… Ну, всё, пожалуй, хватит, — я теневыми вибролезвиями снесла очередной полезший из-под ног зеркальный кактус и вытряхнула из свёртки несложный, но громоздкий агрегат, попяченный с той самой башни. Позволила тени расступиться, и от души рванула канат. Тяжёлое било ударило в на совесть зачарованную бронзу — и бесчисленное количество раз отражённый колокол выдал такой «бом-м», что даже у меня под защитой в ушах зазвенело, невзирая на затычки. Зеркала завибрировали, мороки глючило, плющило и таращило, сбивая в бесформенный гоголь-моголь, я старательно трезвонила, как на пожар, раскачиваясь на канате, потом весь этот зеркальный винегрет пошёл светящимися трещинами, начал осыпаться…

— Ложись!

…И бабахнул. Стало очень светло, потом очень темно, потом я осторожно выглянула из теней. Ну что сказать… Хорошо, что это другой план реальности, а то пол-Ограбы вышло бы на орбиту. Даже осколков не осталось, всё вокруг успокоительно серое, включая зиккурат. А что у нас в нём? А в нём у нас то самое…

Я сняла шлем, прикрываясь Тенью, выковыряла из ушей вату и потрясла головой, пытаясь вытряхнуть малиновый звон.

— М-да. Славная получилась обедня… — откомментировала шиза.

— Поглядим, какова будет вечерня. — Я хмыкнула. — Эффект, надо сказать, определённо превзошёл ожидания. Сомневаюсь, однако, что им можно пронять того, кто сидит в этом пруду. Шлем на место, меч в захват, потопали… Кто не спрятался — я предупреждала.

А внутри зиккурата был туман. Сплошной, густой, как кисель, и совершенно непрозрачный. Судя по мерцающим искрам, состоял он из крохотных осколков того же зеркала и спустя миг доказал свою зловредность, вытянув в мою сторону щупальце и попытавшись загарпунить. Тени его рубанули, образовавшиеся облачка втянулись обратно… ничья.

— Надеюсь, это не прелюдия к гурму? — мрачно пошутила я, пальнув в туман молнией. Та распалась искристым сполохом, после чего облако шваркнуло в ответ пучком разрядов на порядок-другой мощнее. Тени свернулись в «Омут», переваривая подарочек — чего-то такого я и ждала. Неплохо подзарядилась, самое то…

— Не, всего лишь облако без штанов, — отшутилась шиза, пока я свернула из «Омута» «Ворпальное Копьё» и таки проделала им в тумане солидную дырку.

Туман заколыхался, вознегодовавши, вроде и попытался выползти наружу, выбросив новые щупалки, от только был один нюанс… «Копьё», как вариант пространственной свёртки, просто схлопнулось, проделав в тумане внушительную нору и уничтожив начисто её содержимое, но такому противнику удар одного из мощнейших бронебойных заклятий, рвущих даже пространство на составляющие, не очень-то страшен. А вот влетевший за ним обсидиановый шарик…

— Первой в помещение при штурме всегда заходит граната, — коньстатировала я, отходя в сторонку и вонзая в камень под ногами меч. Массивная гранитная плита с гулом поднялась перед входом, наглухо его перекрыв. Вовремя — внутри грохнуло так, что земля подскочила. — В данном разе совершенно дикая, а не ручная, зато какой эффект.

В зиккурате ревело, выло, грохотало, массивную ступенчатую пирамиду трясло, по стенам поползли трещины, осыпая песочек… Сцепившиеся чудовища старательно пытались стереть друг друга из реальности. Спасибо тому верблюду, вовремя подвернулся — и бомбу принёс, и свежую рыбку… кстати, жирную и вкусную. Очень полезный оказался тип, надеюсь, Элли его подлечит.

— Если не залечит.

— Да ладно, лишь бы не женились. Верблюд с некромантшей, они, если честно, не пара, не пара, не пара. Такого никакая крыша не выдержит.

Крыша зиккурата с грохотом взорвалась и улетела россыпью булыжников, из пролома с воем вырвался песчаный смерч с редкими рваными клочьями тумана, буравом вонзился в водяное небо и исчез, оставив разбегающиеся круги.

— Ну, — я проводила глазами беглое погодное явление, — кажется, два-ноль в пользу гостей.

Каменная плита плавно опустилась, открывая вход.