Судьба Аликорнов

Воспоминания Селестии о своем с сестрой прошлом и прошлом своей расы.

Принцесса Селестия

Кантерлотский детектив.

В Кантерлоте стали пропадать пони, а из далеких стран прибыл известный маг и аристократ, сразу же очаровавший все светское и магическое общество. Связанно ли это? Кто по ночам дергает перья из крыльев пегасов? Почему кошки так любят собираться у Малого Кантерлотского Театра? Новоиспеченному детективу, Бел Ван Сапке, придется разгадать и не такие загадки столицы Эквестрии.

Принцесса Луна Октавия

Над грифом «Секретно»

Взрослые герои. Недетские проблемы. Новая жизнь. Свёрстанная версия в .pdf доступна здесь: http://www.mediafire.com/?akvpib3hznu8ib2, в том же архиве можно найти запись песни из эпилога.

Рэйнбоу Дэш Спайк Гильда

Герой

Как Эквестрия героя призывала, дабы он со злом страшным сразился, да победил славно.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Легенда об Умнице (доработанная версия)

Давным-давно жила-была пони, чья верность, сила, ум и любовь создали новое царство. И звали её Кловер Умница

Родители Флаттершай

Ну, судя по названию, про родителей)

Флаттершай

Флаттершай против!

Сатирическая юмореска, пародирующая так называемые клопфики.

Флаттершай

Рэйнбоу Дэш и Вандерболты

Раз-два-три-четыре-пять, с детства с рифмой я дружу.

Рэйнбоу Дэш Спитфайр Сорен

Кочевник

Одинокий странник останавливается в Понивилле.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Голос гармонии

С приходом людей в Эквестрию жизнь сказочного королевства сильно изменилась. "Попаданцы" всех мастей каждый день оказывают влияние на жизнь волшебного мира. Но, как выясняется, не только они могут менять мир поняш. Брони, таинственные писатели "фанфиков" - кто они? Как влияют рассказы на мир Эквестрии? Твайлайт с подругами отвечают на этот вопрос в прямом эфире ток шоу на Human-TV. Писателям фанфиков и их критикам посвящается.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони

Автор рисунка: Noben

Меж Звёзд

Глава 2. Солнце моё.

Луна в доспехах:

Солнечные лучи рассекали тьму на части, в утренней туманке яркими полосами проникая вглубь светлой пещеры Древа Гармонии. На улице стоял сырой запах озона после прошедшей ночной грозы, а к мокрым копытцам так и липла грязь с песком после небольшой прогулки по влажному лесу. Так и хотелось сходить куда-нибудь да ноги сполоснуть, жаль места подходящего не было поблизости. Не в грязной же луже копыта мыть, верно?

Долго я сюда добиралась. Казалось бы, пещера Древа в десяти минутах ходьбы, а такое ощущение, будто ковыляла целых пол часа. Надеюсь, сестра не слишком сильно будет ругаться, если задержусь тут ненадолго. Очень на это рассчитываю… Столько раз мы ругались за последние дни, и так не хочется вновь брать и… Эх. Просто помирились мы в последний раз так, словно не по-настоящему. С одной стороны, всё закончилось хорошо, все проблемы уладили, а оставалось такое ощущение, будто не до конца отпустила она обиду… Тот приём был важен для Селестии, а я вновь всё испортила и подставила сестру под раздачу, на эмоциях слиняв прямо в разгар мероприятия. Не могла остаться я там, иначе, вероятно, всё было бы куда хуже: увидь аристократы, как представитель диархии ни с того ни с сего вдруг пускает слёзы… Тию бы это взбесило куда сильнее, чем просто внезапных уход. «С тебя берут пример другие пони! Ты должна быть сильной!», «Слабый правитель — слабое королевство. Ты обязана быть стойкой», «Покажешь волку свои раны — он тут же набросится». И всё правильно она мне говорила, всё до единого слова, только вот не получается у меня так, не стойкая я.

Совсем.

Убежала галопом в свои покои, приказав гвардейцам никого не впускать, даже Тию. Увидь она меня, ох… Совершенно не в состоянии тогда находилась для выслушивания очередных нотаций, выплеснуть нужно было всё накопившееся. Много разных вещей за те дни произошло, и слепились они все в одну огромную грозовую тучу, в один момент прорвавшись ливнем, когда стало туго держаться.

Самой последней каплей стали их безразличные неприязненные взгляды… За что они так? На меня смотрели как на пустое место, словно столь бездарную кобылу терпят здесь только из-за рога с крыльями за спиной. В тот вечер меня буквально выворачивало наизнанку от нахлынувшей бури, вновь лавиной закружились, словно карусель, тёплые воспоминания из прошлого, которые по идее должны были согреть меня… Только вот оказалось все совершенно наоборот. Как же хотелось подойти к сестрёнке и сказать ей: «Сестра, прошу, помоги мне. Я не справляюсь без тебя», но так и не решилась.

Оно и к лучшему…

В ответ мне последовало бы то, что слышала уже очень-очень много раз.

Но я не в обиде на Тию, правда. Столько у неё всяких обязанностей, что на себя то времени совершенно не хватает, чего уж там говорить о том, чтобы ещё выслушивать какие-то малозначимые, по сравнению с целым королевством, проблемы одной единственной пони. Она — прирождённый лидер, готова хоть своей грудью Эквестрию защищать, подставляясь под прямой удар копья, если то потребуется. Кто, если не Селестия? Без неё грифоны махом бы смели эти земли себе, а бедные пони… Даже страшно представить, что ждало бы миролюбивых безобидных существ в лапах воинственных хищников, для которых убийства и возвышение над другими в абсолютном почёте.

Порой мне становится очень стыдно за себя. Тия из кожи вон лезет, дабы защитить своё государство. Порой ночами не спит за бумажной работой, а потом весь день сидит на кофе и энергетических коктейлях. А её горе-сестра, тем временем, сбегает с важных мероприятий, рыдает в подушку, заперевшись в спальне, из-за апатии испытывает трудности даже с украшением звёздного полотна, а про обычные королевские дела вообще промолчу. Навозилась со мной Селестия, конечно… За что ни возьмусь — копыта просто не делают работу. И всё! Ну не делают и всё на этом. Вновь начинается гигантская волна тоски, от которой хочется испариться из этого мира, не то что бы работать… А сестре потом разгребать за мной каждый раз. От этого становится только ещё хуже…

Глубокий вздох сам сорвался с уст.

Почему я пришла именно сюда? Честно, сама не знаю. Поиск уединённого места в лесу проходил глубоко в размышлениях, копыта сами привели меня к Древу, пока я находилась «где-то там».

Окинула взглядом кристальные ветви. Утренние лучи красиво переливались в хрустале, преломлялись и радужным спектром рассеивались разноцветными зайчиками по грубым стенам холодной пещеры.

Это место идеально подойдёт. Надеюсь, никто меня не вырвет из глубокого транса, пока буду медитировать.

Подхожу к Древу поближе и прислоняю копыто к кристальной глади толстого ствола, двух метров в ширину. Какие воспоминания… Спасибо тебе, Древо, если бы не ты…

Глубоко вздыхаю и усаживаюсь на холодный каменный пол, спиной прислонившись к холодному стволу. Закрываю глаза и проваливаюсь глубоко внутрь себя…


— Войдите, — сделав заключительный мазок кистью, ответила я на стук в дверь. Красиво получилось. Не хватает разве что только немного холодных оттенков в противовес тёплым.

— С добрым утром, Лу, — дверь отворилась, и я машинально обернулась на голос. — Как спалось? Ох, как красиво… — увидев мою работу, Тия подошла к холсту поближе.

— С добрым утром, сестра, — ответила я, отложив палитру и двенадцатимиллиметровую кисть на заляпанную красками табуретку в стороне, не сдержав затяжной зевок.

— Или же, спокойной ночи… Вновь всю ночь предпочла провести за красками? — с укором взглянула на меня сестра.

А ведь правда. Даже сама не заметила, как подняла луну, и вот уже наступила пора вновь опускать её за горизонт. Всего пол часа назад солнце встало? Или час? В состоянии потока порой целая ночь может пролететь аж за пару минут…

— Ну… Засиделась немного, — виновато улыбнулась, поджав ушки.

— Ох Вуна, — Тия не стала ругаться, заботливо приобняв меня крылом и ласково улыбнувшись. — Но, полагаю, оно стоило того, верно? — вновь Селестия мазнула взглядом по только что законченной картине, и в её глазах плескалось нескрываемое восхищение. — Это самая реалистичная иллюстрация Замка Платины до переделки, которую мне только доводилось увидеть. Странно, что у тебя нет ещё одной кьютимарки, — Тия, усмехнувшись, игриво посмотрев на меня.

На душе как-то повеселело, а мордочка сама растянулась в смущённой улыбке.

— Ну, мне просто нравится рисовать красиво, — как же хочется тебя обнять.

Тия сдавленно усмехнулась и, словно прочитав мои мысли, сгребла меня в объятия, укрыв огромными белыми крыльями.

— Ты мой талантливый ночной цветочек, — заключила сестра, и я приобняла её крыльями в ответ, внутри царила абсолютная радость, а душа была доверху наполнена любовью. — Как же я горжусь тобой, Лулу.

Я так и не придумала, что ответить. Да и зачем? Порой тёплые объятия могут сказать куда больше тысячестрочного послания. Как же тепло и мягко… Люблю тебя, сестра. Я тоже горжусь тобой, даже не представляешь, насколько сильно…

Так и просидели, наверное, целых… Ого, уже почти без пятнадцати восемь?

— Ох, прости, — Селестия тоже вслед за мной обратила внимание на часы. — Даже и не заметила, как пленила тебя на целых пол часа, — она смущённо улыбнулась, поспешив сложить крылья, и выпустила меня из затянувшихся объятий. — Я ведь зашла к тебе с приглашением на совместную трапезу, сестра. В столовой, наконец, переоборудовали мебель, и теперь она вновь введена в работу. Ну как ты, Лулу?

— Спрашиваешь… Я буду только рада! — вскочила я на копытца.


— Будешь что-нибудь? — заботливо взглянула на меня сестра с противоположного края стола.

— Давай вон того, — чуть приподнялась со стула и указала копытом на большую стеклянную пиалу с морковным салатом. — И сока ягодного.

Тия удовлетворённо кивнула и подхватила пиалу телекинезом, ложкой выкладывая салат на тарелку.

Уставший у неё взгляд. Такое ощущение, будто снова засиделась допоздна с очередным проектом, который подкинули ей члены аристократии уже в который раз.

Сердце разрывается смотреть на всё это со стороны. Используют её доброту и самоотречение так, как только возможно… Всыпать бы этим снобам по-хорошему, да вот копыто не поднимается.

— Я могу тебе чем-нибудь помочь, сестра? — спросила я с некой настороженностью. Не могу смотреть на её мешки под глазами…

— М? О чём ты, Лулу? — в непонимании подняла она бровь, передавая мне тарелку с салатом и стакан с соком.

— Тия, ты себя в зеркало вообще видела? — пронзительно взглянула на неё. — Пока я больше половины своего времени провожу как попало, ты трудишься, словно полевая лошадь в смену. Не доведёт тебя всё это вот, — я обвела копытом Селестию, — до добра. Прошу, дай мне разделить с тобой хоть какую-нибудь часть работы, позволь мне исполнить свой долг как сестры.

— Ох, Луна, — она грустно улыбнулась, опустив взгляд. — На то эта работа и моя, что выполнять её должна принцесса солнца. Тебе не стоит переживать за моё состояние, я не так уж и много на себя взваливаю, как может показаться со стороны.

— Я вижу, — с сомнением подняла бровь. — Особенно когда ты глаз не смыкала целых пять суток напролёт во время подготовки проекта по принятию Кристальной Империи в качестве протектората Эквестрийского Королевства. Да у нас потом день длился трое суток!

— То было двадцать три года назад… — вздохнула Тия, вновь подняв на меня глаза. — Прошу, Луна, не беспокойся за меня столь сильно. Я очень ценю твоё рвение помочь, но уверяю, в том нет такой серьёзной нужды. Ситуация, что вырисовалась в твоём видении, на самом деле, не такая уж и крайняя. Королевские дела порой и вправду не дают мне продыху, но подобные случаи весьма редки, ты сама это понимаешь. Если тебя так сильно гложет неравное распределение обязанностей, то, думаю, у меня есть небольшая идея, чем ты можешь себя занять и при том принести огромную пользу королевству, и, к тому же, сможешь немного разгрузить мой список дел.

— Правда? — я чуть-чуть подалась вперёд. — Рассказывай, сестра.

— Ты ведь читала доклады о неких пони уникальной расы, недавно пришедших в эквестрийские земли с юга? — в глазах Селестии на момент мелькнули искры решительности.

Пожалуй, я догадываюсь, о какой работе сейчас пойдёт речь. Честно, я сама хотела начать этот разговор рано или поздно.

— Фестралы? — вопросительно взглянула на Тию.

— Фестралы, — она кивнула, скользнув взглядом по опустевшей чашке. — Бедные пони всё никак не могут адаптироваться и найти своё место в новом обществе. Работу им давать не рискуют из-за глупых предрассудков, я уже молчу о гонениях в некоторых поселениях. Однако, на самом деле, как показывают наши наблюдения, фестралы — очень даже мирный народ, ничем не отличающийся от обычных пони Эквестрии.

Я закусила губу.

— Ты хочешь, чтобы я помогла им стать частью королевства? — спросила я, взглянув на сестру.

— Да, — кивнула она, посмотрев на меня в ответ. — Причём не только в переносном смысле, но и в буквальном.

— М? — я вскинула брови, приглашая её продолжить фразу.

— Как ты смотришь на то, чтобы сформировать свою личную гвардию? — её слова эхом отразились от каменных стен.

В столовой воцарилось молчание.

Её предложение абсолютно сбило меня с толку. Наверное, пару минут я просто сидела, уставившись на сестру пустым взглядом.

— Прости, я слишком тороплю события… — заметив моё замешательство, заключила сестра, вернувшись к салату. Слова Тии резко вернули меня в реальность, и внутри началась самая настоящая борьба между неимоверной радостью и страхом перед огромной ответственностью.

— Нет-нет-нет, Тия! — резко одёрнула я сестру, вскинувшись со стула и оперевшись передними копытами о стол. — Просто это было… Весьма неожиданно.

— Ничего страшного, если ты захочешь отказаться от этой затеи, — спокойно проговорила она.

— Что? Нет! — выставила переднюю ногу в знак протеста. — Да я даже и мечтать о подобном не могла! Но это такая большая ответственность… А что если у меня не получится? Я ведь сделаю фестралам только хуже! Ежели народ увидит, как бэтпони вылетают один за другим со своих мест… — заметалась я, сама того не заметив.

Тия лишь ободрительно улыбнулась.

— Справишься, — кивнула она мне.

— Но…

— Луна, ты справишься, — Тия встала из-за стола и подошла поближе, вновь сгребая меня в объятия.

— Ох, — сорвался вздох с моих губ, и я покачала головой, пытаясь сбросить едкое волнение, прижимаясь к Селестии посильнее. — Сестра, ты ведь понимаешь, что мне ещё не доводилось работать над чем-то столь глобальным… А вдруг у меня не хватит опыта?

— Самое сложное — начать, Лулу. Первые ступеньки к вершине всегда самые скользкие, — почувствовала, как мягкое крыло поглаживает меня по спинке.

— Но в подобной ситуации нельзя допустить того, чтобы я поскользнулась! Любая ошибка может закончиться фатально! — совершенно не понимая спокойствия сестры, немного отпрянула и взглянула ей в глаза.

— Именно поэтому, подниматься ты будешь не в одиночку. Лулу, если что-то пойдёт не так, я поймаю тебя и не дам упасть вниз. Вместе ведь легче преодолевать трудности, чем взваливать на себя весь груз в одиночку, верно?

Внутри стало как-то гораздо спокойнее… Словно впервые на ногах стою настолько уверено. Я глубоко вздохнула.

— Ладно, Тия, убедила, — улыбнулась и посмотрела на неё с укором. — Но то же я могу сказать и про тебя. Теперь ты понимаешь, что мне приходится чувствовать, когда вижу тебя донельзя измученной? — игриво ткнула я копытцем ей в грудь, состроив выражение «Попалась!».

Селестия немного усмехнулась, прикрыв кончиком крыла рот.

— Всё-таки подловила, — покачала Тия головой.

— Обещай, что не будешь взваливать всё на себя, хорошо? — с надеждой заглянула ей в глаза. Прошу, сестра, ты не должна вот так вот истязаться…

— Обещаю, Лулу, — кивнула она, прижав меня к груди ещё сильнее. Как гора с плеч… — Но с одним условием!

— Каким условием? — уставилась я на неё.

— Ты перестанешь пренебрегать здоровым сном и наладишь свой режим, — заключила Селестия, коснувшись копытцем моего носа.

— Ничего не могу обещать, но всё же постараюсь. — демонстративно наигранно вздохнула я.

Скорее почувствовала, чем услышала, как Селестия хихикнула.

— Политики… Умеют же в свою пользу повернуть ситуацию! — утрировала я имитируемое негодование. Тия ничего не ответила, а лишь вновь прыснула.

Эх сестра… Люблю тебя. Только вот излишне мучаешь себя. «Один с сошкой, а семеро с ложкой» — так ведь говорится?

Вот и просидели мы вновь какое-то время. Никто из нас не хотел покидать тёплых объятий, даже не смотря на кучу дел впереди. Но вдруг двери столовой приоткрылись и в проёме появилась высунувшаяся голова стражника.

— Ваше Высочество, приношу глубочайшие извинения, но с наружных постов охраны пришло срочное донесение, пропустить посланника?

— Лулу, я ненадолго, ты не против? — взглянула она как-то виновато мне в глаза.

— Я присяду пока что, — одобрительно кивнула Тие и улыбнулась.

Мы с сестрой отстранились и она зацокала в сторону дверей.

Пока я ковыряла недоеденный салат, решила погреть уши на их разговоре. Интересно стало, быть может, помочь смогу сестре чем-нибудь? Эх, жаль только слова толком из-за двери не разобрать, но, судя по интонации стражника, он был чем-то весьма обеспокоен.

Спустя минут пять, дверь вновь отворилась, и я мельком обернулась, а когда увидела взволнованные бегающие глаза Селестии, сразу стало понятно, что что-то явно не так… Да она прямо-таки потеряно выглядит! Не знаю, что могло такого случиться, но внутри уже нарастала паника.

— Луна, прости, но завтрак придётся отложить, — сказала Тия, стараясь не встречаться со мной взглядом.

— Сестра, что случилось? — вскочила я с места и посеменила к ней.

— По дороге расскажу, дело чрезвычайной важности, — зашагала она к выходу.


— Ваше Высочество, пришло очередное сообщение о магической аномалии, — в дверях конференц-зала показался запыхавшийся стражник, уже раз десятый вынужденный бегать по лестнице на последний этаж.

— Откуда? — Селестия воинственно выставила уши вперёд.

— Старфолл, Ваше Высочество, — поклонился он.

— Даже на другом конце Эквестрии… — выпалила она, приложив копыто ко лбу.

— Сестра, у тебя есть догадки, с чем мы имеем дело? — с опаской проговорила я, попытавшись взглянуть ей в глаза.

— В том то и дело, что даже предположений никаких в голову не приходит… — она покачала головой, вздохнув.

Дело совсем дрянь. Всё вокруг буквально сходит с ума: трава ни с того ни с сего окрасилась в шахматную чёрно-белую клеточку, некоторые куски земли парят в воздухе, облака порозовели, при том далеко не от заката… Однако больше всего пугали слившиеся воедино солнце и луна, мы с сестрой потеряли ментальную связь со своими светилами, более не в состоянии ими управлять. Вот тут-то паника поднялась до небес, словами не передать наше состояние в те минуты… Благо, Тия быстро взяла себя в копыта и привела меня в чувства. Только положение остаётся воистину ужасным: как мы ни пытались бороться с аномалиями своими собственными силами, ничего не получалось, даже намёка на успех не заметили. Все эти странности будто вовсе не подвержены внешнему воздействию, такая обстановка окончательно сбила нас с толку, и мы потерялись в ситуации словно жеребята в ночном лесу…

Тут вдруг переговорный стол засветился и превратился в облако мыльных пузырей, заставив нас с сестрой ошарашено отшатнуться.

— Разве мыльные пузыри настолько страшные? Они же такие красивые! — эхом раздался чей-то мужской голос по залу, источник определить было невозможно. — Разве что, пока в глаза не попадают.

Что происходит?! Что ты такое?!

Те пузыри начали собираться в единую форму, а в следующий момент перед нами уже стояло жуткое существо, не похожее ни на одно знакомое создание. Его внешность внушала самый настоящий ужас… Его тело было собрано из частей тел других созданий.

Ох…

Почувствовала, как голова пошла кругом, а живот скрутило, чуть не вызвав приступ рвоты, который еле-еле удалось сдержать.

Что ты…

Потрясла головой, пытаясь прийти в себя. Неприятно отдало в затылок…

— Что ты такое? — донёсся слева звенящий голос сестры. Как с языка сняла.

Фух…

Набрав в лёгкие воздуха, медленно выдохнула, окончательно придя в себя. И вновь набралась сил взглянуть на это чудовище…

Стиснув зубы, силой подавила желание тела вновь выплеснуть всё наружу, поспешно отведя глаза.

И страшно до невозможности, и жутко… Ноги так хотели взять и сорваться в галоп, дабы оказаться где подальше, лишь бы не находиться рядом с этим…

— Дискорд, Ваши Высочества, — он демонстративно поклонился, сделав вид, будто снимает невидимую шляпу. — Подрабатываю Лордом Хаоса, даже духам необходимо жильё оплачивать, так что не серчайте.

Я отступила на шаг, и почувствовала тот же жест от сестры. Не понимаю, что происходит, от слова совсем. Мы с Тией настороженно переглянулись. Сестра тоже была не на шутку перепугана, но при том в её глазах зарождался огонь.

— Всё это — твоих лап дело? — явно пересиливая страх как только может, напористо сделала она шаг вперёд, взглянув в глаза Дискорду.

— Ой-йёй, принцесса, не сердитесь так, — поцыкал он языком, пальцем покачав из стороны в сторону. — Разве мир не стал разнообразнее и интереснее? — он махнул львиной лапой в сторону окна. — Вы только посмотрите: облака из сахарной ваты, шоколадные дожди… А эта Солуна… — уставился Дискорд на новое светило. — Жеребятам в самый раз резвиться, эгоистки, а вам лишь бы изысков каких…

Да как он… Да как ты?!

— Верни всё как было, немедленно! — Тия в сердцах топнула копытом. Да в её глазах же самый настоящий огонь горит…

— Принцесса, отведайте лучше пломбир. Ванильный, ммм… Самое то, дабы пыл охладить, — Дискорд протянул сестре взявшийся буквально из ниоткуда рожок, а она рывком ударила крылом по лапе существа, выбив мороженное из когтей.

— Как некрасиво… Где ваши хвалённые знания этикета? — покачал тот головой, разводя лапы в стороны. — Ну-с, вижу, тут мне совсем не рады. В общем, развлекайтесь, — не успели мы с сестрой окликнуть его, как Дискорд вдруг превратился в воздушный шарик и лопнул прямо у нас на глазах.

Снова тряхнула головой от наваждения… Всё это сводит меня с ума. Какой же мир вокруг ненастоящий… Агрх! Вцепилась в голову копытами, сдавливая с двух сторон словно стальные тиски. Не может быть вот так всё! Что происходит?! Аграааарх!

— Луна! — почувствовала цокот. — Сестра, что с тобой?

— Наш мир рушится! Вот что! — рявкнула я, отвернув голову.

И тут я почувствовала нежное прикосновение крылом к спинке, а затем тепло мягкой груди Селестии.

Внутри всё начало постепенно затихать.

— Даже когда всё вокруг сыпется на части, самое главное — что мы вместе будем до конца, каким бы он ни был, — удивительно спокойно проговорила Тия на фоне горячего пламени пару минут назад.

А ведь она права…

Тиски ослабли.

— Лулу, пора исполнить наш долг как правителей, взявших под крыло беззащитных подданных, как во времена войны с Королём Сомброй, — скользнула она кончиком пера по моему подбородку, полосой оставляя весьма щекотное ощущение. — Если оружейная ещё цела, то нам пора выдвигаться.


Яростным взмахом стальной боевой косы рассекаю летящее в меня бревно, превращая его в разлетающиеся щепки. Чувствую, как саднит горло от неимоверного рёва, как пульсирует кровь в висках, словно кипящее масло, а сердце в груди бухает словно огромный поршень парового двигателя.

— Убирайся с нашей земли, отродье! — проорала я. Как же меня раздражает его самодовольная ухмылка! Мы навсегда сотрём её с твоего уродливого лица, чудовище!

Схватка не из самых лёгких… Силы уже почти на исходе, однако ни мы, ни это проклятое отродье ещё не пропустили ни одного удара. Сложно пойти в атаку, когда в тебя один за другим пускают разные предметы с бешенной скоростью. Не подпускает он нас к себе, знает, что не станем в него заклинаниями пускать, увернётся и не заметит даже. При том его отношение к битве было каким-то совершенно несерьёзным, словно он просто заставляет нас побегать от постоянного потока летящих предметов, не пытаясь нас даже убить. Знает, что это бесполезно? Возможно…

Тем временем, заметила, как Селестия планирует с воздуха прямо за спину Дискорду, пока тот был отвлечён моей попыткой атаки. Она замахнулась огромной секирой, целясь прямо на серую шею уродливого существа, чтобы совершить фатальный удар. Да! Это победа!

Чтобы лезвие прошло прямо сквозь шею, словно через фантома, не нанеся абсолютно никакого ущерба…

Но как?! Почему…

Селестия, не ожидавшая такого поворота, с лязгом тяжёлых доспехов обрушилась на землю. Её позолоченный шлем слетел с головы и подкатился прямо к моим копытам, я всё никак не могла отвести от него взгляд.

Неужели, у нас всё-таки нет даже малейшего шанса?

Нервно отшагнула назад, чувствуя, как хватка телекинеза слабеет.

Отродье заливается хохотом…

Всё вокруг словно в толстой вате.

— Ооох… — отойдя от смеха, Дискорд смахнул слёзы с края глаза. — Видели бы вы свои лица! — новая волна хохота.

Внутри всё начинает пустеть, ноги онемели.

Вижу, как сестра поднимается на копыта, а в её глазах пылает самая настоящая ярость. Поравнявшись со мной, она подняла свой шлем и нацепила на голову, защёлкнув раскрывшиеся после падения фиксаторы. Взгляд Тии ни на секунду не сходил с чудовища.

Когда она приблизилась и встала рядом со мной, почувствовала, как уверенность вновь разносит доминирующее оцепенение в стороны, словно здоровый бульдозер. Мощный поршень внутри вновь заработал, прокачивая кипящее масло по жилам с неимоверным напором.

Дискорд тебя побери!

— Ещё одна попытка? — в пол оборота повернула я голову к Тие.

— До победного, — она мощно взмахнула крыльями, а я со всех сил, что есть мочи, подорвалась вперёд, занося косу над собой.


Подпалённые, треснувшие, помятые доспехи хаотично разбросаны по оружейной. Я обессилено распласталась по ледяному каменному полу, неприятно обжигающему своим колким холодом кожу. Мы с сестрой израненные, грязные, в засохшей крови и изнеможении решили отступить.

Внутри было пусто… Мы потерпели сокрушительное поражение. Впервые в жизни.

— Тия… — мой шёпот был адресован не столько сестре, сколько пустоте. — Всё кончено?

— Нет, Луна! — я оторопела от её возгласа, резко выдернувшего меня из прострации. — Сестра, нельзя теряться! Опустишь копыта — и мы сразу проиграли, понимаешь?! — сев напротив, она схватила меня за плечи, заставив усесться на круп, и заглянула в глаза чуть ли не вплотную поднеся лицо. В какой-то степени её порыв меня даже немного напугал. — Не сдавайся, слышишь меня?! — она немного тряхнула меня.

Внутри всё вновь зашевелилось. Перед глазами вновь и вновь появлялась та наглая улыбка… Зубы стиснулись. Ярость вновь стала подступать.

Как же меня этот самодовольный хмырь выводит из себя…

Зубы так и скрипели.

Но не можем мы ничего сделать с этим чудовищем! Всё! Приплыли мы! Конечная станция!

И это только больше начинало злить…

— Луна! — вновь она меня тряхнула.

— Слышу я! — оскалившись, прошипела сквозь зубы. И заметила, как Селестия дрогнула, еле заметно отшатнувшись.

Вдруг в голову пришло осознание, и я поникла, разжав челюсти.

— Прости меня… — отвернула голову в сторону. Она ко мне с поддержкой, а я на эмоциях тут… — Я словно здоровая баржа на волнах, то туда заносит, то сюда… — с губ сорвался глубокий вздох. То ярость, то потерянность… Из холода в жар, из жара в холод. — Не контролирую себя почти, — заметила, как Тия заботливо улыбнулась. На душе тут же стало куда приятнее.

— Ничего, милая, — она прижала меня к себе, укутав крыльями. — Весь мир вокруг сейчас заносит то туда, то сюда… — она вздохнула и вновь заглянула мне в глаза. — Именно поэтому мы должны взять себя в копыта и вернуть наш дом. Понимаешь?

Я неуверенно кивнула.

— Дискорд — не единственное бессмертное существо в этом мире, — Селестия не отводила глаз. — Только вот он один, а нас двое, сестра, — закончив, она улыбнулась и кивнула мне.

Тия… Ты не представляешь, как же мне нужно было услышать эти слова!

Улыбка сама растянулась на лице. Я смахнула краем крыла подступившие слёзы, прижавшись к сестре поближе.

— Ты очень сильная, Лулу, очень… — она погладила меня копытцами по спинке.

Так и просидели какое-то время, пока я не решила отстраниться, дабы продолжить идти вперёд, а не сидеть сложа копыта и смотреть как за окном летают розовые облака, своим существованием буквально унижающие нас с сестрой.

Решительности отправить это отродье куда-нибудь на тот свет у меня было хоть отбавляй…

— Пора продолжать наши поиски, — Селестия поднялась вслед за мной.

— Но раз он бессмертен, как нам одолеть его? — я взглянула на сестру, будто пытаясь найти в её глазах ответ.

— Уничтожить мы его не можем, как и он не в состоянии убить нас, — сделав небольшую паузу, она продолжила. — Теперь это битва интеллектов, сестра, — она резко развернулась и поцокала к выходу.


— Тия, быть может, мы не там ищем? — захлопнув очередной свод по самым мощным боевым артефактам повернулась я к Селестии, что-то внимательно пытающейся высмотреть в старой книге с пустым серым переплётом без обложки.

— Луна, я уверена, оно должно быть где-то здесь, — она перелистнула страницу, не поднимая глаз. — Наш учитель Старсвирл никогда бы не стал оставлять подобных посланий просто так.

— А что если то было просто метафорой? — усомнилась я.

— Луна, — она всё-таки подняла глаза на меня. — Поставь себя на место нашего учителя. Стал бы он отпускать своих учениц в свободное плавание, тут же исчезнув без следа, даже не оставив им хоть какого-нибудь наследства на случай, подобный этому, — она махнул копытом в сторону окна возле книжной полки.

— Возможно, ты права… — я вздохнула.

«Шесть элементов, что вас объединяет. То и есть ключ к миру» — вспомнилась та самая последняя фраза Старсвирла перед тем, как тот неожиданно исчез на следующий день. Двадцать три года уже прошло… Как же нам тебя не хватает, ты всегда показывал нам правильный путь, даже в самой, казалось, безвыходной ситуации.

Эх… Быть может, Тия права, и ты на самом деле не бросил нас здесь?

— Но что значит «Шесть элементов»? — обратилась я к сестре.

— Это я и пытаюсь понять… — покачала она головой, не отрываясь от текста. — Казалось, речь идёт о наших личных качествах, что объединяют тебя и меня. Но вряд ли это именно то, что хотел донести нам Старсвирл.

— Шесть столпов? — сделала попытку я, буквально наугад бросив первое пришедшее в голову суждение.

— Шесть столпов… — Селестия оторвала взгляд от книги, уставившись в пустоту, и задумчиво приложила копыто к губам. — Шесть столпов… Древо! — она вскинулась с места, оперевшись о стол передними копытами. — Он говорил о Древе Гармонии, Луна!

— Ты уверена? — не разделила я озарение Тии. Хотя…

— Нет, — честно призналась Селестия, — но что-то внутри меня подсказывает, что наш учитель говорил именно о Древе, посаженное шестью столпами много лет тому назад.

— Но Древо Гармонии — не более чем живой мемориал, оставленный нам с целью почтить память ушедших героев, когда тех заберёт старость? Разве не в том его главная суть? — подошла я к сестре поближе.

— Может и так, я не уверена в своих суждениях, Луна, — встав из-за стола она направилась к выходу. — Но мы просто обязаны сходить к Древу и попытаться понять, в чём же заключается его сила, если речь шла именно о нём… — она немного поникла, опустив уши. — Если Древо Гармонии ещё на месте…


— Сестра… — я смотрела на потерянную Селестию, отчаянно пробующую на Древе одно заклинание за другим. — Тия, побереги силы, прошу тебя…

— Но почему?! Я была уверена, что ответ лежит именно тут! — она осела на круп, растерянно уставившись на кристальный могучий ствол. В её глазах с каждой секундой таяла и таяла оставшаяся надежда. — Почему? — спустилась она уже на шёпот, опустив голову.

Смотря на Селестию, меня словно что-то загрызло изнутри. Эх, сестра… Когда слишком многое отдаёшь и не получаешь ничего взамен, можно и вовсе опустеть… Теперь моя очередь отдавать, Тия.

Я пристроилась рядом с ней и обняла так крепко, как только смогла, не жалея ни капли любви в своём сердце. Тебе сейчас силы куда нужнее… Забирай всё, до последней капли.

Послышался всхлип.

Яркая вспышка.

Древо…


— Ох, ну почему же вы такие серьёзные? Словно на похоронах, честное слово. Разве вы ещё не прониклись весельем вокруг? — он обвёл лапой просторы хаоса. — Неужели вы настолько бессердечные, что готовы до смерти бороться за ту мрачную и хмурую Эквестрию? — закончил он, принявшись доедать что-то похожее на семяна растений.

— Порой за хмурыми тучами тебя ждёт яркое солнце, а иногда за радугой прячется надвигающийся торнадо, Дискорд, — парировала сестра.

— Глубоко, глубоко, браво! — восседающее на троне чудовище похлопало в ладоши, и внезапно телепортировалось к Тие, закинув одну лапу ей нашею, оперевшись на принцессу, а затем щёлкнуло пальцами. У Селестии на шее появилась золотая медаль с гравировкой «Премия за научную работу в философском направлении. Принцесса Селестия», и букет роз в правом копыте. Дискорд вновь щёлкнул пальцами и телепортировался на трон, небрежно развалившись на подлокотниках, и завалил ногу на ногу.

Принцесса телекинезом сняла медаль, отшвырнув её в сторону, и букет роз полетел вслед за ней.

— Покончим с этим, сестра? — взглянула я на Тию, улыбнувшись.

— Как я и говорила, до победного, — улыбнулась она мне в ответ.

Элементы Гармонии телепортировались к нам и выстроились в ровный круг, завертевшись по часовой стрелке словно большое колесо.

С трона раздался заливистый смех.

— Охо-хо, очередные бесполезные блестяшки? — восстанавливая дыхание после волны смеха, проговорил Дискорд. — Мне даже интересно посмотреть, что произойдёт на этот раз, — встал он с седалища, разводя лапы в стороны, и закрыл глаза, мол «Делайте, что хотите».

— Быть может, мы и могли бы стать друзьями, Дискорд. Прости, но ты не оставил нам другого выбора, — поставила точку Селестия, и колесо Элементов Гармонии завертелось с бешеной скоростью. Энергия буквально чувствовалась в воздухе…

Вспышка.


Чувствую, как мышцы ужасно ноют от долгого сидения в одной позе, а шёрстку на мордочке неприятно стягивает. Ох… Попыталась встать я на копыта и ощутила, как по телу разогналась кровь, ударив теплом в затылок. Томно зевнув, потягиваю спинку и расправляю крылья в стороны, вызывая приятный хруст. Глаза не хотелось открывать.

Что это было? Видение? Скорее воспоминания былых времён… Но при том уж очень непохожие на обычный сон, решивший прокатить меня по задворкам памяти. Будто сама пережила всё вновь наяву. Нет, сны не бывают настолько конкретными, уж мне то не знать. Быть может, Древо решило напомнить мне о моменте, как мы, наконец, нашли наследие Шести Столпов? Всё возможно…

Сколько же лет прошло, а чувствуется, будто та битва была только ещё в прошлом году. Пришествие Дискорда значится шестьдесят третьим годом с момента основания Эквестрии: целых девяносто три года… Порой, меня так сильно пугает бессмертие… Осознание того, что жить ты будешь миллионы миллионов лет буквально выносит мозг, аж холодок по спине прошёл. С другой стороны, наше с Тией бессмертие не такое уж и бессмертное. Есть как минимум одно исключение — лишь другой аликорн способен убить себе подобного… Очень жутко. Тем не менее, откуда мы с сестрой обладаем такой информацией? Честно, сами представления не имеем. Возможно, светила вложили нам в головы всё необходимое, чтобы знать свою природу без загвоздок, ведь мы первые аликорны в этом мире, нам не удастся подчерпнуть нужную информацию из существующих знаний пони без выявления всех особенностей на личном опыте. Скорее всего, наши хранители таким образом пытаются уберечь своих детей от возможных глупостей, которые могут закончиться абсолютно фатально.

Аж крылья дрогнули от таких мрачных мыслей… Ну его. Как бы то ни было, мы бы не стали даже думать о подобных экспериментах, уже не говоря о вероятности их практического исполнения…

Агрх, жутко думать о подобном!

Я яро тряхнула головой, избавляясь от ушедших совсем не туда мыслей и, наконец открыла глаза.

Ладно, пора возвращаться к королевским делам.

Снова…