Обыкновенное чудо

О том, как в поезде, рассекающем заснеженные долины Эквестрии, произошло самое обыкновенное чудо.

ОС - пони Чейнджлинги

Очередной гость

Порой так приятно побыть обычным посетителем какого-нибудь заведения, оставив за его порогом длинные титулы, бесчисленные достижения и извечные проблемы. Ничем не отличаться от очередного гостя.

Принцесса Селестия

Кубок Лунного Камня [The Moonstone Cup]

Твайлайт приглашают в Кантерлот, чтобы она, вместе с величайшими в мире волшебниками, приняла участие в в соревновании за Кубок Лунного Камня - самую почетную награду для самых сильных и искусных волшебников, единорогов и не только. Сможет ли она победить? С какими состязаниями ей придётся столкнуться?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Сказка в устах

В одних случаях реальность лучше постигается через вымысел, а в других же их едва можно отличить друг от друга. Подчас семья — очень сложный вопрос.

Принц Блюблад

Иная Эквестрия: Чёрное и белое

В этом произведении я попытался расширить привычные всем пределы Эквестрии, попытавшись воссоздать её прошлоё, расширить настоящее и предугадать её возможное будущее. Во многом это фанфик не по вселенной MLP, но мир в этой вселенной, значительно её дополняющий и раскрывающий. Предполагаемый размер моего творения, а также обилие поднимаемых в нём тем, сюжетных поворотов, персонажей, идей, событий, способны найти отголосок, по моему мнению, в немалом количестве людей.

Другие пони

Исполнить желание

Твайлайт вершит суд.

Твайлайт Спаркл Кризалис

Всего хорошего, и спасибо за пони

Более популярная, чем антология «Книга Селестии о вкусных и полезных тортиках», распродаваемая быстрее, чем «Пятьдесят три способа занять себя, будучи сосланной на луну», и вызывающая гораздо больше споров, чем печально известные «Кексики», как изменится история этой великолепной книги во вселенной полной... пони? Избежав уничтожения Эквестрии от рук каких-то вредин, Пинки Пай ведет своих друзей навстречу непонятным, невероятным и совершенно бессмысленным приключениям по галактике, где гармония в дефиците, но полно пришельцев, монстров и хаоса. Вздох! Они встречают странных инопланетных существ! Крик! Эмоции захлестывают наших героинь! Стон! Автор снова ломает четвертую стену! И что самое главное – БЕЗ ПАНИКИ!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк ОС - пони

Ночь Кошмаров Онлайн

“Ночь Кошмаров Онлайн”. Первая в мире полноформатная игра, основанная на новейшей технологии полного погружения. Миллионы геймеров в нетерпении сжимали свои нейрошлемы, ожидая даты релиза. Десятки тысяч получили заветный доступ в ее сверхреалистичный мир. Никто из них не знал, что эта ночь будет длиться вечно. Чудесная страна обернулась убийственной ловушкой. Сладкие иллюзии обрели металлический привкус. Сможет ли герой, запертый в теле молодого единорога Шейди Флейра, пройти сквозь тьму этого искаженного мира и выбраться живым из смертельной игры?

ОС - пони Человеки

Листопад

Каждый день неповторим, но похож на предыдущий. Каждый день учит нас новому, но при этом не сильно меняет нас. Каждый жеребёнок долгие одиннадцать лет учиться быть взрослым, дабы в один прекрасный момент, словно осенний лист, отделиться от ствола своих предков и наконец решить для себя - кто он?

Грэнни Смит Черили Другие пони

Повесть юных лет

Вы мечтаете оказаться в Эквестрии? И если да, то как именно: в виде пони или, быть может, захотите сохранить свою человеческую натуру? Желания трех друзей внезапно исполняются, но не совсем так, как им бы того хотелось. По крайней мере, одному из них...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Stinkehund

Хороший, плохой и Сентри

Глава 1

Память — забавная штука.

Некоторым старым пердунам достаточно нескольких звуков какой-нибудь старой песни, чтобы они вспомнили о своих лучших днях. Для других это не так — просто запах свежеиспеченного хлеба заставит их рыдать по своим матерям.

А для меня? Это карты.

В моей дряхлой старости бывают дни, когда я едва могу вспомнить, что я ел на завтрак (если вообще ел), не говоря уже о том, что делал десятилетия назад, в расцвете сил. А ведь у меня найдется еще парочка медалей, о получении которых я даже не помню. Причем важных. Опять же, вполне вероятно, я был в коме, когда мне их давали. Пока не помер, если хотите. Либо так, либо на церемонии награждения был открытый бар.

Но для меня достаточно взглянуть на карту, и все воспоминания нахлынут обратно. По большей части воспоминания о боли, но ведь это жизнь, не так ли? Покажите мне карту — любую — и чаще всего я смогу рассказать вам о чем-то ужасном, что случалось со мной. Дуэль со шрамами ради безумной миссии в Першертании. Укусы летающих бабуинов в Вечнодиком. Немного ожогов второй степени в Землях Драконов. Отмороженный нос в Як-якистане. Разбитое сердце в Понивилле. Несколько колющих ранений и сотрясение мозга в Коулуне. И так далее, и так далее, и так далее. Список удручающе длинен.

Честно говоря, я проливал кровь (пусть и неохотно) практически в каждом месте или королевстве, о которых большинство пони может только подумать, и еще некоторых сверх.

Из всех этих мест и всех этих ран ни одна не была так страшна, как та, что заполучил в Эпплузе.

Но я забегаю вперед.


Поезд с грохотом шел на запад.

Из всех заданий это было самым шикарным. По крайней мере, так казалось поначалу. Но в те дни я был еще молод, наивен и каким-то образом убежден, что пресловутой судьбе не нравится смотреть, как я страдаю. Хотя полагаю, раз вы все еще читаете мои побасенки, вам, вероятно, нравится смотреть (ну или читать), как я страдаю, садисты.

Хуже всего было то, что я действительно вызвался на задание добровольно. Видите ли, к тому времени мой совершенно незаслуженный статус Героя Эквестрии довольно хорошо укрепился. И на этот раз не было никаких надвигающихся угроз, готовящихся сбыться пророчеств или какой-то другой ерунды, с которой придется иметь дело. Я знал, что долго так продолжаться не будет, поэтому решил получить назначение как можно дальше от Кантерлота. Если я останусь в столице, то лишь вопрос времени, когда какой-нибудь очередной двинутый от магии маньяк снова попытается захватить город. Или Фэнси Пэнтс и другие безумцы из Эквестрийского Разведывательного Управления решат, что лучший способ разрешить какую-нибудь новую ужасную политическую неразбериху — «бросить в нее Сентри». Что они и продолжали делать, несмотря на (или, возможно, из-за) хаос, который неизменно следовал впоследствии.

Итак, когда я узнал об «обзорной инспекции» в Эпплузе, то потянул несколько ниточек, чтобы мое имя оказалось на первом месте в списке кандидатов. Должен сказать, это было довольно легко — все, что от меня потребовалось, это выпятить грудь и выдать героический бред о «нехоженых пустошах» и «поиске новых вызовов». И вот я оказался на поезде в 15:10 до Эпплузы, едва успев прихватить зубную щетку.

Конечно, я потянул еще за несколько ниточек, в результате чего мне достались купе первого класса и некая рыжегривая кобыла, с которой я мог ее разделить. Кэррот Топ (она же Специальный Агент Голден Харвест, мастер копытопашного боя) прижалась ко мне сбоку и смотрела в окно. Я видел ее лицо, отраженное в стекле, задумчивое и милое. А еще оно было спокойным. Это должно было оказаться первой мне подсказкой, что чего-то пойдет не так, но задним числом все умны.

— Ладно, хватит, — наконец произнес я.

— Что? — выпала из задумчивой мечтательности Кэррот.

— У тебя снова этот взгляд.

— Какой взгляд?

— Какой у тебя всегда бывает перед тем, как ты начинаешь говорить о миссиях, досье и прочих неприятностях, которые обычно пытаются нас убить.

— Я просто… задумалась, вот и все.

— О чем?

Кэррот моргнула, затем повернулась и посмотрела на меня краем глаза с выражением, которое к тому времени стало довольно знакомым.

Я все равно продолжал говорить.

— Я к тому, о чем тут думать? Все, что мне нужно сделать — явиться туда в парадной форме и выглядеть официально. Продемонстрировать флаг, так сказать. Просто чтобы напомнить селюкам, что Кантерлот о них не забыл. Я приду, пожму несколько копыт, подниму пару тостов за принцесс, и через день или два мы отправимся домой. Честно говоря, самой сложной частью будет написание отчета для принцессы Твайлайт. Она, наверное, будет ожидать чего-то с библиографией. Но даже несмотря на это, все равно все пройдет гладко.

— Сентри. — решительно возразила Кэррот Топ. — Ты правда только что сказал, что будет легко? Разве не помнишь, что происходит каждый раз, когда ты говоришь что-то подобное?

— Эм, — меня свело желудок. Но я все равно постарался показать хоть немного оптимизма. — Но… Эпплуза — всего лишь какое-то грязное захолустье, не так ли? Конечно, там нет ничего такого, что вызовет хлопоты.

— За исключением песчаных бурь. И преступников. И холеры. По крайней мере, буйволы в последнее время ведут себя тихо, так что они, наверное, не будут пытаться в ближайшее время сравнять город с землей.

— Ты так говоришь, будто уже там бывала.

— Так и есть.

— И ты не подумала упомянуть об этой ужасной тайной опасности, прежде чем я вызвался на миссию?

Кэррот Топ пожала плечами и повернула голову, чтобы посмотреть на меня.

— В том-то и дело, Сентри. Всегда есть какая-то ужасная тайная опасность. Какой-то монстр. Какой-то культ. Какой-то заговор. Принцессы склонны решать важные дела, но что же делать со всем остальным? Это уже заботы таких пони, как ты и я.

— Именно поэтому Фэнси Пэнтс отправил нас сюда, — возможно, мой голос дрогнул, но Кэррот, похоже, этого не заметила.

— Если поможет, у нас сейчас нет активных дел в Эпплузе. Так что любые неприятности, которые мы обнаружим, будут... вне программы.

— Это... не совсем обнадеживает.

— Мне тоже так кажется, — вздохнула она.

— В таком случае, думаю, тебе не помешало бы отвлечься.

— Как же?

Я наклонился и нежно провел губами по самому кончику уха Кэррот Топ.

— Ах, — ответила она.

Я могу очень хорошо отвлекать, когда захочу.


Поезд замедлил ход, завизжал тормозами, и подъехал к станции Эпплуза. «Станция» — очень щедрый термин для ветхой хижины, служившей городской билетной кассой, но, опять же, «город» был чем-то вроде щедрого термина для Эпплузы.

У нас с Кэррот Топ было достаточно времени, чтобы привести себя в презентабельный вид до того, как поезд достигнет пункта назначения. Не то чтобы в этом была необходимость — Эпплуза состояла ветхих зданий, построенных из дешевой древесины. Широкая дорога через центр города была сухой, пыльной и на удивление многопонной, так как десятки земных пони в широкополых шляпах ходили туда-сюда по своим делам.

— Я возьму багаж. — сказала Кэррот, без всякого усилия надев свои тяжелые седельные сумки. Возможно, позволить ей это сделать было немного не по-джентльпоньски, но она явно была сильнее (да и куда упрямее) из нас двоих. — Ты можешь пойти поговорить с шерифом Сильверстаром.

— Ладно, — ответил я. И с этими словами Кэррот Топ исчезла в толпе пони, слоняющихся у станции. Я повернулся в другую сторону, сбежал по ступенькам и оказался на платформе станции.

Шерифа Сильверстара найти оказалось легко — он прислонился к столбу и ждал меня. Это был пони мрачного вида — прищуренные глаза, усищи и огромная шляпа. К его джинсовому жилету была прикреплена блестящая металлическая звезда, соответствующая его метке.

— Ты, значит, тот самый Флеш Сентри.

— Это очевидно? — заметил я.

— Меня звать шериф Сильверстар. Я забочусь обо всем здесь, — он внимательно изучил меня и, судя по сузившимся глазам, посчитал меня полудурком. Это означало, что он хорошо разбирался в пони. — Мы тут и без Кантерлота справляемся.

— И надеюсь, так и будет продолжаться, — улыбнулся я. — Так как моя инспекция всего лишь обзорная. И даже в этом случае я не ожидаю, что придется давать много советов. Кажется, здесь все хорошо и тихо.

— И думаю, мне бы хотелось, чтобы так и оставалось, — ответил Сильверстар, все еще настороженно, как будто боялся, что одно мое присутствие принесет в его грязный городок неописуемые бедствия. Это, опять же, означало, что он хорошо разбирается в пони. — А теперь пойдем, я покажу тебе город.

Даже при медленном шаге Сильверстара не потребовалось много времени, чтобы увидеть все, чем могла похвастаться Эпплуза. Здесь были ратуша, универсальный магазин, телеграф, тюрьма и гостиница/салун. Последняя, естественно, была местом, где мы с Кэррот остановились. Не сказать, что там было роскошно, но, по крайней мере, за барной стойкой виднелась более-менее приличная коллекция бутылок со спиртным. С потолка свисала грубая люстра, сделанная из старого тележного колеса. Ее зажженные свечи освещали небольшую сцену в противоположном конце комнаты. К сожалению, было слишком рано, чтобы танцевать кобылам в сетчатых чулках и перьях, но, наверное, это и к лучшему.

Когда мы с Сильверстаром вошли, звенящая фортепианная музыка прекратилась, и все хмурые пони (а почти все пони в Эпплузе были в какой-то степени хмурыми) обернулись, чтобы поглазеть на нас двоих. Точнее, глазели они на меня — со своими крыльями и униформой я выделялся, как бокал для шампанского среди кофейных чашек.

— Эй, смотрите-ка! — сказала одна из кофейных чашек. — Это тот герой-пижон из Кантерлота!

Рядом со мной ощетинился Сильверстар. Не думаю, что могу его винить — пони, без сомнения, уже привык к своему положению. И вот прибыл Флеш Сентри, знаменитый Герой Эквестрии и перетащил все внимание на себя. К счастью, я точно знал, что сказать дальше.

— Герой? Я? Даже не думайте, — я подбежал и сел на барный стул, стараясь немного сутулиться. — Уверен, многие из вас сталкивались с гораздо большими проблемами — песчаными бурями, преступниками, холерой и всем таким — просто рядом не было принцессы, которая могла бы раздавать медали. Не позволяйте всему этому… — я указал копытом на свою униформу. — …заставить вас думать, что я лучше, потому что это не так. Я всего лишь простой жеребец, пытающийся выполнять свою работу. Хотя сейчас, думаю, мне придется ненадолго отвлечься. Знаете, путешествия вызывают жажду.

Я постучал копытом по перекладине.

— Барпони! Поставим всем по стаканчику, а? За счет принцесс.

Посетители салуна бурно зааплодировали. Если их не убедило мое отработанное смирение, то это сделала бесплатная выпивка. Я полагал, что бутылка или две виски с фронтира ЭРУ вполне способно взять на себя[1].

Барпони, щеголеватый тип в галстуке-бабочке и подтяжках, рисуясь расставил ряд стаканов и наполнил их янтарным виски. Бездельники из салуна с восторженным улюлюканьем и криками набросились на бесплатную выпивку. И так я из понаехавшего пижона стал одним из своих. Кто-то натянул на меня одну из местных шляп — все еще белую, несмотря на пыль и песок, которыми в Эпплузе, казалось, было покрыто все. Даже шериф Сильверстар расслабился, когда пришел к выводу, что я здесь не для того, чтобы указывать, как выполнять его работу.

Виски лилось рекой, играло пианино, и вскоре в салун по-настоящему разыгралось веселье. Я прислонился к стойке, потягивая виски, пока вокруг меня продолжалась вечеринка. Поездка на поезде (не говоря уже о том, как мы с Кэррот провели последнюю ее треть или около того) меня утомила. Это, а также роль невозмутимого героя войны только улучшили мой образ в глазах местных.

— Похоже, ты неплохо тут развлекаешься, Сентри, — то, что Кэррот Топ подкралась ко мне незамеченной, неудивительно, учитывая ее профессию. Однако эта Кэррот Топ подкралась ко мне в одной из широкополых шляп. Наверное, это какой-то камуфляж.

— Меня еще никто не пытался убить, — пожал я плечами.

— Так и времени прошло немного.

— Ненавижу, когда ты так говоришь, — я допил остатки виски и помахал барпони, хотя виски обжег мне горло. — Еще порцию, пожалуйста, — и он за считанные секунды налил еще один стакан. — А для леди…

— Как обычно? — барпони посмотрел мимо меня на Кэррот.

— Сидр, да. — ответила она.

Когда барпони поспешил за кружкой, я изогнул бровь и взглянул на спутницу.

— Я же говорила, что бывала здесь раньше.

— Достаточно часто, чтобы тебя узнавал барпони?

— Он хорошо справляется со своей работой. — заметила Кэррот. Барпони поставил тяжелую кружку на другой конец стойки и толкнул ее в нашу сторону. Кэррот, не глядя, ее поймала и сделала большой глоток.

— Понимаю. Что-нибудь еще, о чем мне следует знать?

— Не совсем, — Кэррот вытерла пену от сидра с губ.

— Уверена?

— Более чем.

— Потому что, знаешь, всякий раз, когда ты говоришь что-то подобное, чаще всего совершенно неожиданно обнаруживается маленькая деталь, которая внезапно кусает меня в…

— Кэррот Топ, ты ли это?

Молодой пони с взлохмаченной гривой в парусиновом коричневом жилете пробежал через быстро заполняющийся салун, не сводя глаз с Кэррот.

— Добрый вечер, Брейберн, — та в знак приветствия подняла кружку и выдавила улыбку.

— И стоило ж мне только подумать, что я больше эту красотку не увижу! — Брейберн плюхнулся на свободный барный стул рядом с ней. — Особенно после того, как ты так внезапно исчезла.

— Извини, что так вышло. Все было… сложно.

— Ты вернулась насовсем?

— Я просто заехала вместе с Сент… Флешем, — Кэррот с сожалением покачала головой, затем кашлянула, и в этот момент Брейберн наконец оторвал взгляд от нее и обратил внимание на меня. — Флеш, позволь мне познакомить вас. Это Брейберн, он... друг. И Брейберн, это Флеш. Мы вместе.

Чтобы подкрепить свои слова, Кэррот прижалась к моему боку и устроилась под крылом (что было своего рода достижением, учитывая шляпу, которую она носила).

— О, — Брейберн поник, и, клянусь, я услышал, как где-то разбилось что-то стеклянное. Но мгновение спустя на его лице снова появилась глуповатая улыбка, и он затряс мое копыто так сильно, что у меня чуть пломбы не повылетали. — Рад познакомиться, мистер Флеш! А вы счастливчик, знаете ли.

— Мне тоже так говорили.

— Просто будьте осторожны, ага? Эта маленькая леди может выглядеть как хрупкий цветочек, но во время заварушки с буйволами я видел, как Кэррот билась с буйволом голыми копытами. И победила!

— Серьезно? — я посмотрел на Кэррот и ухмыльнулся — только, чтобы за свою дерзость получить удар локтем по ребрам.

— Серьезно! — подтвердил Брейберн.

— Это было… случайно. — возразила Кэррот Топ своим лучшим голосом «невинной девушки». — Не знаю, что на меня нашло.

— Во время той заварушки все творили что-то безумное, — покачал головой Брейберн. — Нам просто повезло, что все утихло, прежде чем кого-нибудь из наших убили. Или какого-нибудь буйвола.

— Ага, — кивнула Кэррот. — Повезло.

— Буду иметь это в виду, мистер Брейберн, — согласился я. — И раз уж вы здесь, будет невежливо не предложить вам выпить.

Поскольку платила Корона, моя щедрость не знала границ.

— Не, не стоит. Я просто зашел, чтобы промочить горло. Не ожидал увидеть здесь Кэрр… всю эту суматоху, вот и все. Оставлю вас в покое, ага?

— Приятно познакомиться, — из вежливости произнес я.

— Мне тоже, — Брейберн приподнял шляпу и, бросив последний тоскливый взгляд на Кэррот, убрел в дальний конец бара, чтобы начать заливать свое горе. Это был бы один из тех грустных и печальных моментов, если бы не веселая фортепианная музыка и непристойные песни, доносящиеся из другого конца зала. Я подождал, пока он не окажется вне пределов слышимости.

— Ты? — посмотрел я на Кэррот. — И он? Реально?

— Ревность тебе не к лицу, Сентри, — выбралась она из-под моего крыла.

— Я не ревную. То есть, с чего бы мне?

Она прищурилась.

— Он же совсем не твой тип, вот и все.

— Мой тип, — ровно произнесла Кэррот.

— Я к тому, что он кажется… милым.

— И что это должно означать?

— Это значит, что когда я в последний раз встречался с одним из твоих бывших, он пытался меня убить[2].

— Голден Скай не был бывшим.

— Но он все же пытался меня убить.

— Он не один такой.

— Не напоминай, — еще один глоток виски заставил разлиться тепло по моим щекам. — Но в любом случае, если у тебя были прошлые… увлечения, это не мое дело. Чья бы корова мычала и все такое. Пока все в прошлом — все путем. Это... в прошлом, да?

— Я надеялась, что его не будет в городе, — Кэррот Топ посмотрела в свою кружку. — Я… наверное, разбила ему сердце, уйдя, как ушла.

— О, определенно, — произнес я. — Ты видела, как он на тебя посмотрел? Парень влюблен. И не могу его винить, хочу сказать.

— Не помогает, — она со вздохом огляделась вокруг, чтобы убедиться, что никто не подслушивает, а затем наклонилась ближе. — В последний раз, когда я была в Эпплузе, это было по заданию. Мне нужно было подобраться поближе к Брейберну, чтобы убедить его попросить кузена прислать ему дерево из Понивилля.

— Не вижу никакого смысла.

— А значит, это в порядке вещей в жизни специального агента.

— Логично.

— Я не хотела причинять ему боль…

— А вот это было бы впервые.

Сентри.

— Извини.

Кэррот Топ допила сидр и с грохотом поставила пустую кружку на стойку.

— Я не должна была…

— Не стоит из-за этого сильно заморачиваться, вот что, — заявил я. — Я к тому — кого волнует, что ты разбила ему сердце? Насколько я знаю, у земных пони на эту тему существует целый жанр музыки. Да ты ему практически одолжение делаешь. Пусть понибудь даст ему гитару — и к концу месяца он отправится в тур с Колоратурой или еще кем. Представь себе — увековечиться в песнях, как прекрасная, но загадочная кобыла, начавшая его карьеру.

— Я бы предпочла вообще не увековечиваться, — покраснела Кэррот. — Чем больше ко мне внимания, тем сложнее работать. Поэтому мне лучше не выделяться. Последнее, что мне нужно — ввязаться в любовную мелодраму маленького города.

— Честно говоря, если это худшее, о чем нам придется беспокоиться в этой поездке, я возьму все на себя.

— Спокойной ночи, Сентри. Постарайся ни во что не влипнуть.

— Ничего не обещаю.

— Так и думала, что ты это скажешь, — несмотря на печаль, Кэррот улыбнулась и погладила меня по щеке, прежде чем развернуться и уйти. Следующие несколько приятных минут я провел, любуясь покачиванием ее хвоста, как вдруг в салуне внезапно снова воцарилась тишина, а музыка и разговоры прекратились, как будто кто-то щелкнул выключателем.

Сначала я подумал, что это я виноват — но на этот раз было не так. Все взгляды в салуне были обращены на фигуру, вошедшую в дверь. Хотя он был одет по-эпплузски, тип в черной шляпе явно не был пони. Двуногая рептилия отдаленно напоминала дракона, правда, бескрылого и тощего. Его покрывала чешуя песочного цвета, а кончики клыков цвета слоновой кости торчали из-под верхней губы. Прищуренные желтые глаза оглядели затихший салун.

— Шшшто тут происссходит? — Рептилия шепелявила, как от него ожидалось.

Шериф Сильверстар шагнул вперед, выставив подбородок.

— Нам тут проблемы не нужны.

— Проблемы? А кто шшшто сссказал о проблемах? — существо улыбнулось, демонстрируя свои устрашающие зубы. — Я просссто хотел посссмотреть, шшшто у вассс тут, пони, происссходит. Это не противозаконно, не так ли?

— Думаю, да, — неохотно признался Сильверстар. Они продолжили разговаривать, хотя и осторожно, а остальная часть салуна расслабилась, хотя и слегка. Я воспользовался шансом подозвать барпони, который явно был достаточно сведущ.

— Что, во имя пламени, это за существо?

— Это Малыш Кобра. Один из банды Гремучек. Самые отвратительные змии, которых можно повстречать. Однако обычно они держатся Пустошей[3].

— И что тогда его сюда принесло?

— Меня спрашиваете? — пожал плечами барпони.

— …но тебе стоит беспокоиться не только обо мне, — шериф Сильверстар повысил голос. — Потому что в городе появился настоящий Герой Эквестрии. Так что не пытайся ничего сотворить, потому что я не знаю, что сможет сотворить он.

И с этими словами все взгляды обратились к вашему покорному слуге.

— А. Привет? — произнес я за неимением ничего лучшего. По крайней мере, барпони без всяких напоминаний наполнил мой стакан виски.

— Звучит впечатляющщще, — Малыш Кобра пробрался сквозь толпу, покачивая головой при каждом шаге, и посмотрел на меня своими безумными желтыми глазами. Я улыбнулся в ответ, хотя внутренности уже начали завязываться узлами. О, конечно, мне раньше приходилось сталкиваться с настоящими драконами[4], но у Малыша Кобры были ледяные глаза убийцы, и я был в пределах досягаемости его когтей. Часть его имени «Малыш», должна быть шуткой, поскольку в этом существе не было ничего маленького.

Я заставил себя остаться на месте, продолжая играть роль крутого и простого героя, как бы сильно мне ни хотелось просто вскочить и сбежать. Дело было не столько в том, что мне нужно поддерживать репутацию, сколько в опасении, что любые резкие движения могут пробудить у Малыша Кобры хищные инстинкты. Если бы я попытался свалить, то немал шанс, что эти ядовитые клыки вонзятся мне в задницу. И, естественно, поблизости не было Кэррот Топ. Поэтому, за неимением других вариантов, я продолжал сидеть.

— И как же ссстановятссся Героями Эквессстрии? — прошипел Малыш Кобра, воняя из рта падалью. Я понятия не имел, чем питаются змии, и не имел никакого желания выяснять.

— Борьба с монстрами, спасение принцесс. Что-то в этом духе, — каким-то образом мое копыто не задрожало, когда я взял стакан с виски, чтобы сделать бодрящий глоток.

Малыш Кобра какое-то время смотрел на меня, а затем рассмеялся. Или, ну, я надеялся, что последовавший за этим хриплый звук был рептильным эквивалентом искреннего смеха.

— Вот так? Нассстолько просссто! Значит, ты сссущество дейссствия?

— Полагаю, можно и так сказать.

— А как насссчет карт?

— О, балуюсь иногда. Во что играете вы?

— Покер, — Малыш Кобра достал из своего жилета колоду карт. — Сссыграем?

Теперь я был в своей стихии. Не то чтобы я считал себя великим умельцем, но обращаться с колодой умел. По крайней мере, наличие карточного стола между мной и Малышом Коброй не давало меня укусить. Так что я просто пожал плечами.

— Почему нет?

И вот так мне пришлось играть в карты с одним из самых опасных преступников Эквестрии. Вскоре мы оба погрузились в ритм тасовки карт и ставок. Вначале инициатива была за мной, но довольно скоро Малыш Кобра набрал преимущество и удерживал его, постепенно увеличивая кучу денег перед ним. Я подумал, что это просто полоса невезения...

Пока я не увидел, как он мухлюет.

И действительно, когда Малыш Кобра посмотрел на свои карты, он просто дернул запястьем, шестая карта материализовалась из глубин рукава и скользнула ему в лапу. Это было очевидно. Вопиюще. Как будто он пытался дать себя заловить...

…и тогда я понял, что это именно так.

Стоило об этом подумать, как я понял, что он обдирал меня весь последний час. Малыш Кобра, должно быть, действовал все более откровенно, проверяя, насколько сильно он сможет на меня надавить. Не то чтобы это имело значение — я никогда не был особенно жадным и, опять же, решил, что всегда могу просто списать все на «деловые расходы» или что-то в этом роде. По крайней мере, у ЭРУ определенно имелся на это бюджет. Чем больше Малыш Кобра меня грабил, тем меньше ему нужно было меня убивать, так что меня вполне все устраивало. Проще было бы сразу дать ему взятку, но что поделаешь.

— Две пары. — выложил я карты на стол.

— Ссстрит-флэшшш, — раздвоенный язык высовывался между его губ. Он улыбнулся своей змеиной ухмылкой, затем наклонился вперед, чтобы сгрести выигрыш.

— Ну и ладно, — произнес я с веселой улыбкой, сорта «не мои денежки». — Полагаю, я не настолько хороший игрок, как мне казалось.

— Погодите-ка, — прорычал шериф Сильверстар. Он протиснулся сквозь табун пони у стола и ударил копытом по плечу Малыша Кобры — достаточно сильно, чтобы он качнулся… и из его рукава выпала пара тузов. — Этот мерзавец — шулер!

Кричать «шулерство» во время игры в покер — все равно что орать «пожар» в переполненном театре (к сведению, я и это проделывал). Как и следовало ожидать, разразилось столпотворение. Малыш Кобра бросился за своим выигрышем, но шериф Сильверстар нанес тяжелый удар змию в челюсть. Преступник пошатнулся, расшвыривая карты и монеты по салуну.

Малыш Кобра сунул одну когтистую лапу в сумку на боку. Кто-то крикнул: «У него змея!». А затем, быстрее, чем я смог уследить, змий дернул запястьем, швырнув свернувшуюся змею через комнату. Меньшая змея выпрямилась и пронеслась по воздуху, вцепившись клыками в шею Сильверстара. Шериф поперхнулся и рухнул.

Что касается меня, я точно знал, что делать — бежать.

Или, точнее, улетать. Я взмахнул крыльями и метнулся прямо вверх, стремясь увеличить расстояние между собой и Малышом Коброй. К сожалению, я так спешил, что не смотрел, куда лечу, и поэтому ударился головой о люстру из тележного колеса, висевшую прямо надо мной. Поспешно отступая, я набрал достаточную скорость, чтобы шаткая штука закачалась на цепи, а затем с металлическим щелчком ржавое крепление лопнуло, и люстра упала вниз.

Прямо на Малыша Кобру.

Колесо ударило его достаточно сильно, чтобы сломались спицы, лишив его сознания и заключив во внешнее деревянное кольцо. Не то чтобы я сам это видел — люстра была настолько твердой, что у меня из глаз посыпались искры. К тому времени, как они рассеялись, казалось, что в салуне собралась вся Эпплуза и смотрела на меня. Судя по их потрясенным и восхищенным лицам, сообразил я, многие подумали, что я специально сбросил люстру. А когда Малыш Кобра оказался побежден, это сделало меня героем дня.

Шикарно.

— Так, все в порядке? — Я опустился на пол, хотя и на приличном расстоянии от находящегося в отключке змия.

— Н-нет, — передо мной появился Брейберн со слезами на глазах и шляпой в копыте. — Он… он убил шерифа Сильверстара.

— Вы имеете в виду, что он… — я оглянулся, и, конечно же, барпони и Кэррот Топ уже накрывали тело шерифа старой скатертью. Лицо Кэррот было профессионально мрачным. Было бы неплохо, если бы она появилась раньше, но я предполагал, что все произошло так быстро, что даже Специальный Агент Голден Харвест не смогла объявиться вовремя.

Брейберн всхлипнул.

— Малыш Кобра так быстро швырнул в него своей гремучей змеей, что уже ничего нельзя поделать.

— Ну, эм. Это не ваша вина, — немного неуверенно произнес я. — Просто... часть работы, думаю.

— Нам повезло, что вы оказались здесь и смогли так же быстро скрутить этого змия. — ответил Брейберн.

— Э-э, верно. Опять же... это часть работы, — я посмотрел туда, где лежал Сильверстар, и с трудом подавил дрожь. Если бы я не взлетел, Малыш Кобра мог бы метнуть свое смертоносное змееоружие в меня. Опять же, никто бы никого не убил, если бы Сильверстар не решил, что ему нужно вмешаться и помочь мне.

— Но вам нужно быть осторожным, мистер Сентри. Теперь, когда вы поймали Малыша Кобру, готов поспорить, что его старший брат явится вместе с остальными членами банды Гремучек.

— Брат?

Брейберн кивнул.

— Тип по имени Босс Хисс. Он еще крупнее, злее и быстрее, чем этот Малыш... но не волнуйтесь, я с гордостью поддержу вас, мистер Сентри, — он снова надел шляпу. — Мы все это сделаем, не так ли, ребята?

Последовали новые улюлюканья и крики, хотя теперь уже с гораздо более агрессивные. И вот так, после смерти шерифа Сильверстара, у всего проклятого города появился новый герой, который их сплотил, и целая банда метателей змей, о которых нужно беспокоиться.

И я еще думал, что все будет просто.

Стоило догадываться.

Здесь Сентри прав. Фактически, в некоторых рассекреченных документах из бухгалтерии ЭРУ все — от растений в горшках до вечериночной артиллерии — описано как «непредвиденные расходы». В сравнении с этим выпивка в салуне на фронтире вряд ли стоит внимания, — Дж.М.Ф.

Смотрите Пятеро добрых, — Дж.М.Ф.

Банда Гремучек, происходящая из Кладжтауна, была одной из самых известных банд той эпохи. Считается, что рептильная биология позволила им процветать в суровых условиях эквестрийского фронтира. Их похождения были лучше всего описаны в короткой серии малобюджетных фильмов — таких как «За пригоршню битов» или «Быстрый и смертоносный». По иронии, учитывая небольшое количество змиев в киноиндустрии пони, многих членов банды Гремучек играли молодые драконы, что привело к развитию неверного стереотипа, — Дж.М.Ф.

Смотрите Одиннадцать друзей Октавии, — Дж.М.Ф.