Рождение Королевы

А что, если Каденс и Кризалис были знакомы когда-то давно, еще будучи жеребятами?

ОС - пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Ремонт для Ипольджак

История о том, как фермер купил себе маленькую китайскую Эпплджек.

Эплджек Человеки

Грехи Прошлого

Кем ты можешь быть, когда весь мир видит лишь монстра?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Пинки не может найти обложку

Она буквально только что была здесь! Куда она могла подеваться? Небольшая юмористическая зарисовка, в которой Пинки — такая Пинки!

Пинки Пай

Статуя

Каменная статуя всегда безжизненна. И исключений быть не может.

Принцесса Селестия Дискорд

Шаг навстречу

Заклятые враги встретились в поле.

ОС - пони Чейнджлинги

"Эплджек, прости..."

История про то, как Эплджек из-за ошибки Твайлайт попала в мир людей...

Эплджек Человеки

Незаслуженная щедрость

Дарить подарки — огромное удовольствие. Но что если твои друзья не ценят твоего отношения, а возможно и не заслуживают твоих даров? Не лучше ли не дарить подарки вовсе? В особенности ТАКИЕ подарки.

Рэрити

Пустая победа

День выдался не очень... Орда чудовищ собирается где-то у гор Апалуза, а в Понивилль заявляется подозрительно дружелюбная странница, которая просто притягивает необычные события...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна ОС - пони

Аналемма

Раз в месяц, кобыла появляется на пляже, далеко от дома. Она играет, она читает, она спит, и она прожигает драгоценное, бесценное время.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Автор рисунка: Devinian

Сверхнова

[Акт 2] Глава IX. Местные странности

Приятного чтения!

*Спустя четыре дня после инцидента в Кантерлоте. Утро. Кантерлотские больничные палаты*

В чистом и белом зале с различным медицинским оборудованием, шкафчиками с зельями и небольшим количеством расписных картин на стенах, на больничной койке лежала ночная принцесса. Ее глаза зажмурились — луч солнца, пробивающийся сквозь окно, стал щекотать ее лицо. Но Принцесса Луна через пару мгновений медленно открыла свои глаза.

— Ч-что… Г-где я… — прошептала ночная аликорн, оглядывая белый зал больничной палаты. — Я что… в больнице?

Кроме нее в больничной палате больше никого не было — одна тишина. Лишь иногда до ее ушей доходили редкие завывания легкого летнего ветерка, который шелестел ветками и листьями деревьев за окном.

— «Лу-у…на… Луна? Ты очнулась?».

Ночная принцесса вдруг вздрогнула, услышав неожиданный голос у себя в голове. Но спустя миг она все же додумалась, кто это может быть, и шепотом ответила:

— Н-найтмер?.. Найти, это ты?

— «Ох, Луна!» — отозвался внутренний голос. — «Как я рада, что ты цела и невредима! Сколько же нервов и сил мне понадобилось, чтобы восстановить твои магические каналы…».

— Найти! Я тоже рада тебя слышать! — радостно, но негромко, отозвалась ночная аликорн, а в ее глазах на секунду показался еле заметный блеск. Она продолжила говорить шепотом своим чуть дрожащим голосом: — Как я… давно не слышала тебя… твой голос… Но что… что случилось с тобой? Куда ты исчезла?

— «Я… не помню…», — отозвался голос в голове после небольшой тишины. — «После того, как нас во второй раз ударили Элементами Гармонии — все стало для меня будто в тумане… Последнее, что я помню — боль и огонь вокруг…».

— Огонь?! — удивилась Луна, а затем ее глаза вдруг расширились. — Подожди… Я же должна была быть на сцене! Что случилось?! Почему я оказалась в больнице?

— «Хм-м…», — задумчиво промычал голос Найтмер. — «Что последнее ты помнишь, Лу?».

Луна поморщилась и призадумалась. Она попыталась вспомнить свое выступление и что было после него, но в ее памяти будто соорудили непроницаемую стену между тем и другим — ее разум больше не хотел ей ничего раскрывать. Спустя минуту раздумий Луна вздохнула и затем ответила:

— Помню, что я была на сцене и начала говорить речь, а потом… А что было потом?

— «Кто-то пытался убить тебя — вот что было потом!» — гневно отозвался голос Найтмер. — «И если бы не Дэйбрейкер, то у них бы это получилось, а вместо тебя…».

Наступило молчание, когда голос в голове вдруг затих. Спустя пару мгновений, не услышав продолжение, Луна спросила:

— Вместо меня бы что, Найти? И причем здесь Дэйбрейкер? Она же не может быть здесь…

— «Вот именно, что странно все это», — тут же отозвался голос. — «Но я видела ее своими глазами! Именно благодаря ей ты сейчас жива. В том числе — как и я…».

— Я… не понимаю, Найти… Что с тобой произошло? — взволнованно спросила Луна, но ответом было лишь молчание. Ночная принцесса стала думать, что та больше ничего ей не скажет или она снова вовсе исчезла, поэтому снова окликнула ее: — Найти, прошу, отзовись! Прошу, скажи мне, что произошло… Я не стану тебя осуждать.

— «Я-я… вышла из себя, Луна… — неуверенно и почти дрожащим голосом отозвалась Найтмер после недолгого молчания. — Прямо как тогда — тысячу лет назад… И если бы не Дэйби — кто знает, сколько пони пострадали бы из-за меня…».

Снова наступила неловкая тишина. Луна мрачно посмотрела в сторону открытого окна, с которого в этот момент подул легкий летний ветерок, тут же подхваченный вздохом ночной принцессы. Луна закрыла глаза и собиралась с мыслями. Через пару мгновений она, наконец, нашла что сказать своей внутренней сестре, и тихим и размеренным тоном стала говорить:

— Не вини себя, Найти… В этом виновата не ты, а тот, кто пытался использовать нас в своих злых целях. Я обещаю — мы найдем тех, кто это сделал!

— «С-спасибо… Лу, — неуверенно отозвался голос Найтмер, а затем решительно воскликнул: — Да, мы отыщем этих мерзавцев! И я обязательно помогу тебе в этом — можешь положиться на меня!

— И тебе спасибо, — улыбнулась ночная принцесса. — Спасибо, что помогаешь мне, Найти. Во всем.

И снова воцарилась тишина, которая, казалось, теперь будет длиться вечно. Но ночную принцессу это вовсе не смущало, а наоборот — своим внутренним чувством она почувствовала, как Найтмер улыбнулась ей в ответ. Однако это продлилось недолго — связь с ней вдруг стала угасать. Луна забеспокоилась и попыталась вновь дозваться до своей внутренней сестры:

— Найти? Ты еще тут?

Но вместо ответа Принцесса Луна услышала тихий скрип открывающейся двери. В этот момент в палату зашел молодой пони-единорог в белом халате, что-то напевая себе под нос. Он пошел вглубь палаты и даже не заметил очнувшуюся принцессу. Лишь дойдя до середины, он посмотрел вперед и вздрогнул.

— Ох, Принцесса Луна! — взволнованно воскликнул медпони, — Вы уже очнулись! Я сейчас же приведу Принцессу Каденс!

— Я… — Луна не успела сказать и слова, как медпони тут же вылетел из палаты. Долго ждать не пришлось — через пару минут он вместе с розовой принцессой вошли в палату и подошли к койке Луны.

— Тетушка Луна! — радостно воскликнула розовая аликорн, подойдя к Луне и приобняв ее. — Как я рада, что вы целы!

— Я тоже рада тебя видеть, Каденс, — ночная аликорн улыбнулась ей и ответила на ее объятия. Через какое-то время они отстранились друг от друга, и Луна заметила у той небольшие подпаленные и еще не обросшие шерстью участки кожи на теле. Ночная принцесса удивилась и встревоженно спросила: — Каденс, что с тобой произошло?!

Розовая аликорн шагнула чуть назад и смущенно стала прикрывать крылом некоторые подпаленные участки своего тела, а затем чуть тихо сказала:

— Не беспокойтесь, Луна, со мной все в порядке, — она отвела взгляд в сторону и с грустью в голосе продолжила: — По крайней мере лучше, чем вашей сестре…

— Селли? — тут же забеспокоилась Луна и хотела уже вскочить с койки. — Что с ней? Она в порядке?

— Прошу вас, принцесса, успокойтесь! — послышался голос медпони-единорога, который все это время стоял позади Каденс. — Вам сейчас не стоит делать никаких резких движений! Вы еще не полностью восстановились.

Ночная принцесса слегка кивнула и снова улеглась на койку, но ее беспокойство никуда не делось. Видя, какие ужасные раны получила Каденс, и, судя по ее словам, Луна просто не могла представить, насколько хуже было состояние Селестии. Луна предположила, что ее сестра сейчас тоже лежит в одной из палат.

— Доктор, — обратилась ночная принцесса к медпони, — мне нужно увидеть Селестию!

— Прошу вас, принцесса, держите себя в копытах, — спокойным голосом стал отвечать тот и подошел поближе к койке. — Вам не следует так волноваться, с Принцессой Селестией сейчас все в порядке. Ее состояние стабильно и на данный момент я бы не рекомендовал ее беспокоить.

— Доктор прав, Луна, — согласилась с медпони Каденс, — Тетушка Селестия сейчас без сознания, но с ней все хорошо — я посещала ее недавно. Сейчас более важно другое — насколько хорошо себя чувствуете вы… — она снова отвела взгляд и неуверенно добавила: — После случая в Мейнхэттене вам повезло, наверное, даже больше, чем вашей сестре…

— Что ты имеешь в виду? — с недоумением спросила ночная принцесса.

Розовая аликорн повернула голову в сторону медпони и обратилась к нему:

— Доктор, прошу, можно оставить нас наедине?

— Да, сию секунду… Ваше Высочество, позвольте только провести краткий медосмотр… — медпони достал из кармана черно-розовый кристалл и пролеветировал его к рогу Луны, — Принцесса Луна, извольте, пожалуйста, слегка коснуться вашим рогом этого кристалла.

— А зачем это? — поинтересовалась ночная принцесса и косо посмотрела сначала на кристалл, а затем на пони-единорога. — Насколько я знаю, эти кристаллы нужны для хранения магии…

— О, нет-нет, — тут же отрицательно замахал копытом медпони, — ни в коем случае! Это специальные медицинские кристаллы — они сделаны таким образом, чтобы проверить ваш магический резерв, только и всего! Не беспокойтесь — это самая обычная процедура!

Ночная принцесса хмыкнула, но больше не стала пререкаться, чтобы попросту не терять время. Она коснулась своим рогом кристалла. Он слегка засветился и в нем будто стали танцевать маленькие фиолетовые огоньки, которые становились все больше и больше. Через несколько секунд медпони пролеветировал кристалл обратно к себе и стал его рассматривать. Кристалл теперь был не полностью черно-розовым — в его сердцевине виднелся ярко-розовый огонек, который пульсировал фиолетовым светом. Медпони слегка кивнул и с улыбкой проинформировал двух принцесс:

— Могу сказать, Ваше Высочества, что выздоровление идет отлично. Даже лучше, чем предполагалось! Ваш резерв, судя по показателям кристалла, восполнился уже наполовину. Это просто чудо! Вот бы всем пони так быстро выздоравливать! — медпони неловко посмеялся и, увидев лишь пристальный взгляд двух принцесс, тут же поклонился и стал удаляться. — Что же… на этом разрешите откланяться.

Медпони развернулся и, не дожидаясь ответа, мигом выскочил из палаты, оставив двух принцесс наедине.

— Что это с ним? — спросила Луна, проводя взглядом медпони. — Он… немного странный. И не припоминаю я эту процедуру с кристаллом…

— Насколько я помню, — стала отвечать ей Каденс, — это новенький. Он впервые… работает с аликорнами. А на счет кристалла не беспокойтесь — меня тоже подвергли подобной процедуре. Кажется, тетушка Селестия говорила, что-то об этом — о каких-то изменениях в медицине… если я правильно помню…

— Понятно… — протянула ночная принцесса и, переведя взгляд на Каденс, затем спросила: — Так… что же случилось в Мэйнхеттене?

Каденс отвела взгляд от ночной принцессы и тяжело вздохнула, собираясь с мыслями. Через несколько секунд она снова посмотрела на Луну, а в ее глазах показалась тень страха.

— Вас пытались… взорвать… — чуть с дрожью в голосе ответила Каденс.

— Взорвать?! — удивилась ночная принцесса.

— А вы не помните? Удивительно, что вы вообще остались целы и невредимы после такого!

— Так вот что произошло… — Луна отвела свой тяжелеющий взгляд, который стал заполняться печалью, затем она почти шепотом заговорила: — А что с пострадавшими? Их было много возле сцены…

— Насколько я знаю, всех раненых удалось спасти и никто не погиб. Есть только тяжело раненые. Всем пострадавшим сейчас оказывают помощь в больницах Мэйнхеттена.

Луна слушала розового аликорна с задержанным дыханием и, услышав ее обнадеживающие слова, облегченно выдохнула, словно сбросив с себя тяжелые камни, а затем снова заговорила:

— Надеюсь, с ними все будет в порядке. А что с преступниками? Их удалось найти?

— Судя по описанию стражи — возле твоего тела они видели… огненного демона… — Каденс, вздрогнув, посмотрела вниз на свои копыта и тихо проговорила, опустив ушки: — …демона, который появился в Кантерлоте в тот день…

— Дэйби… — тихо промолвила Луна.

Каденс посмотрела на ночную принцессу и взволнованно спросила ее:

— Вы… вы знаете, кто это?

— Подозреваю, что так оно и есть… — полушепотом ответила та. — А что произошло в Кантерлоте? Подозреваю, что это тоже как-то связано с тем огненным демоном… и с тем, что ты и Селестия ранены.

— Все верно, Луна, — Каденс села на пол перед койкой Луны, а затем вздохнула, набрав в свои легкие побольше воздуха перед последующим за этим рассказом, и стала говорить: — Это произошло три дня назад…

Каденс пересказала все, что произошло в тот роковой день: как в тронном зале появилась загадочная единорожка; как та превратилась в огненного аликорна; как Селестия пыталась заточить ее и как этот огненный демон всего одним мощным заклинанием уничтожил почти весь тронный зал, чуть не убив ее и Селестию со всей стражей, что были тогда в тронном зале.

Затем она пересказала, что было после этого: огненный демон попытался сбежать, но за ним погнались; своей мощной магией он уничтожил почти весь отряд небесных колесниц, а затем проредил ряды эскадрильи «Чудо-молний». Она поведала, что огненного демона не удалось поймать, а сразу после его побега и в последующие дни в Кантерлоте началась паника, особенно после того, как стали разноситься слухи о демоне, который чуть не убил двух принцесс.

— …Когда вы, Луна, и тетушка Селестия оказались не в состоянии продолжить управлением страной, — продолжала говорить розовый аликорн уже более ровным голосом, который до этого дрожал, — Эквестрией стал управлять временный совет. Вот это все… что я видела своими глазами. И что смогла узнать.

Принцесса Луна слушала все это, затаив дыхание. Ее зрачки, казалось, становились все больше, а сердце начинало биться быстрее от того, чем больше она узнавала подробностей. После услышанного, Луну поглотили думы — она не понимала, что могло случиться такого, чтобы заставить Дэйбрейкер совершить подобное. И Луна даже не знала — была ли это она. Ночная принцесса просто не хотела верить в то, что этот «огненный демон» просто так хотел убить ее, Селестию и Каденс. Для нее произошедшее в Кантерлоте казалось обычным недоразумением. Но так ли это было на самом деле?

— Каденс, — обратилась к ней ночная принцесса, — как именно выглядел этот огненный демон?

— Как выглядел… — задумалась та, а затем воскликнула: — Как аликорн! Она была похожа на Селестию по размеру и цвету шерсти, но только ее грива и хвост словно пылали… а еще были вертикальные зрачки и клыки… — Каденс слегка вздрогнула от своих последних слов.

— И ты уверена, что все произошедшее действительно ее копыт дело?

— Конечно! — тут же воскликнула Каденс и встала с пола на четыре копыта. — Я лично все видела, пока пряталась за колонной! После взрыва она подошла к раненой Селестии и уже хотела… убить ее! А я… не позволила этого сделать… — взгляд Каденс будто потяжелел, и она снова наклонила голову вниз, смотря себе в копыта.

— Каким образом? Из-за этого у тебя подпалены на коже? — взволнованно спросила Луна.

— Нет… После вспышки колонна стала разрушаться, и я отпрыгнула от нее, чтобы не быть раздавленной, но меня тут же встретил поток огня. Я попыталась поставить щит, но он тут же разрушился, а меня охватило пламенем. К счастью, щит все же немного спас меня — мне только подпалило шерсть и кожу под ним…

Каденс тяжело вздохнула и, подойдя к окну, посмотрела куда-то в небо. Через пару мгновений Каденс развернулась от окна и теперь смотрела на Луну, сев на пол. По ее встревоженным глазам было видно, что этот рассказ давался ей тяжело.

— После вспышки огня я увидела, что вся стража была раскидана по всему тронному залу, а тетушка Селестия… Она лежала возле трона, а к ней уже подошел тот демон. Я вскочила на копыта, не взирая на боль, и встала над Селестией прямо перед ней… — ее голос стал дрожать, а ее розовые ушки снова прижались к голове. Она посмотрела на Луну с толикой страха во взгляде. — Этот ее вид… хищный взгляд, оскал острых клыков, полыхающая грива — точно огненный демон… А когда она говорила, то все вокруг будто дрожало… В тот момент я уже думала, что мне придется пожертвовать собой…

— Но… в итоге она тебя не тронула… — подытожила Луна.

— Так и есть. Она вдруг стала отступать от меня, а потом улетела через одно из разбитых окон, когда в тронный зал прибежали стражники. И еще, кажется, в тот момент она стала… потерянной?

— Вот значит как…

Услышав слова Каденс, Луна задумалась:

«Если это действительно была ты, Дэйбрейкер, то зачем же тебе это нужно было делать? Что тебя заставило чуть не убить свою сестру? И почему Селли не говорила мне ничего о ней раньше?».

— Но к чему все эти вопросы, тетушка Луна? — прервала ее раздумья розовый аликорн. — Неужели вы подозреваете, кто это мог быть? И почему этот демон выглядел как аликорн? Неужели в мире есть еще аликорны?

— Нет… не бери в голову, Каденс. Пока рано об этом говорить — я сама мало что понимаю, поэтому не хочу вводить тебя в заблуждение. Надеюсь, ты не будешь против…

— Конечно нет, тетушка Луна! Я прекрасно все понимаю. Просто… сейчас все пони в Совете обеспокоены этими вопросами…

— Тогда лучше ты ответь мне, Каденс… — Луна слегка призадумалась. Она хотела отвести тему про огненного демона в сторону, так как видела, что для Каденс разговор о подобном был для нее тяжел, да и она сама мало что знала о сложившейся ситуации, поэтому она воспользовалась моментом и задала другой вопрос: — Почему тебя не выбрали на роль временного правителя?

— Официально я теперь являюсь правителем другого государства. Не все бы восприняли мое правление в Эквестрии законным.

— Да, звучит логично… — задумчиво протянула Луна, — Аристократы вряд ли приняли бы тебя так просто… Особенно без моего указа или указа моей сестры… А что на счет Твайлайт? Она знает о произошедшем?

— Сейчас с ней все в порядке. Она была в Понивилле на тот момент, но сразу же прибыла в Кантерлот со своими друзьями. Твайлайт сказала мне, что они получили письмо от тетушки и прибыли сразу же, как только смогли. Они были очень сильно встревожены, узнав, что произошло. Твайлайт так вообще отказывалась отходить от меня, пока я не вышла бы из больницы, ну, а к Селестии ее не пускали. Думаю, она с силой прорвалась бы к ней через какое-то время. Благо я смогла успокоить ее и отправила их обратно в Понивилль. А что насчет ее замены… мне кажется, ее роль даже и не рассматривали…

— Что ж, неудивительно. Аристократы точно не приняли бы ее без официального распоряжения… Да и ей самой пока рано об этом думать. А что на счет светил? Кто ими управлял все это время?

— Так как из вас больше никто не мог управлять светилами — Академия одаренных единорогов взяла на себя ответственность по использованию ритуала передвижения светил. Но не обошлось и без моей помощи. И знаете, тетушка Луна, — розовая аликорн посмотрела куда-то в сторону от ночной принцессы — ее взгляд снова стал источать грусть, а ее голос полушепотом молвил: — передвигать светила невероятно непосильная задача для обычных единорогов… Чтобы передвинуть оба светила, ритуалом занимались сразу пятьдесят единорогов, не считая меня, и его нужно было проводить по два раза в день. Пришлось даже использовать самых способных учеников из Академии, чтобы ритуал прошел как надо. Но даже этого оказалось почти недостаточно… Каждый день от магического истощения в больницу попадало по десять единорогов… А то и больше…

— Значит мне точно не стоит больше отсиживаться здесь! — уверенно сказала Луна и убрала с себя одеяло. — Нужно созвать министров, Каденс. Объявить, что одна из диархов Эквестрии готова снова исполнять свой долг.

— Но, тетушка, — запротестовала Каденс, — ваша магия… Вы уверены?

— Я не чувствую слабости — этого достаточно, — Луна стала подниматься с койки и зашагала в сторону выхода из палаты. Розовая аликорн пошла следом, — Не нужно меня переубеждать, Каденс. Я сделаю все возможное, чтобы наши подданные прекратили страдать. И я надеюсь — ты мне в этом поможешь.

— Конечно, Луна. Я сделаю все, что в моих силах!


*Настоящее время. Следующим днем после вечеринки*

Следующий день выдался для меня тяжело. Нет, не потому, что лучи солнца били по моим глазам, заставляя меня тяжело приоткрыть глаза — треклятые пони всю ночь веселились! Пожелала бы я им гореть в Тартаре, если бы это были не пони! Эта Пинки… она привела целую толпу пони для того, чтобы всю ночь развлекаться и праздновать, а я не могла уснуть из-за этого, даже не смотря на то, что была очень усталой.

Сначала я дождалась, когда меня все поздравят с новосельем (не забывая иногда косо смотреть на меня, и я, кажется, подозреваю из-за чего), и потом, когда все ушли играть в какие-то глупые игры, я смогла улизнуть на второй этаж. Но даже спрятавшись на втором этаже, я не смогла спокойно заснуть — шум с первого этажа отгонял мой сон. Поэтому мне пришлось просто лежать, укутавшись в одеяло, в надежде на то, что сон все же заморит меня.

В какой-то момент ко мне в комнату зашла Твайлайт — по всей видимости, хотела узнать, почему звезда вечеринки прячется наверху и не веселиться с остальными. Заметив лавандового аликорна, я тут же притворилась спящей и смотрела на нее через маленькую щель между простыней и одеялом. «Лишь бы не заметила, что я не сплю» — думала я тогда, когда Твайлайт подошла к моей кровати и как-то с прищуром посмотрела в мою сторону. «Ну, все… Похоже, вечеринки не избежать», — проворчала я в тот момент, подумав, что она заметила, как я притворяюсь. Но затем услышала ее тихий голос: «Как я тебя понимаю, Нова… Моя первая вечеринка тоже не особо меня порадовала…». Она произнесла свои последние слова с толикой грусти и, как мне тогда показалось, хотела сказать что-то еще, но лишь слегка улыбнулась и вернулась к гостям. Иногда она бывает очень странной…

Через пару часов уже наступал тот момент, когда ночь прошла середину своего пути, и, казалось, те пони должны уже были уйти. Но нет! Они вдруг стали танцевать и петь. Ох… как я хотела в тот момент поджарить эту библиотеку! Не знаю, как я сдержалась… Видимо, меня все же преодолела усталость.

И вот теперь я лежу и чувствую, как сон сменяется головной болью. Мои глаза тяжело открываются и я вижу перед собой окно, которое беспощадно слепит меня лучами солнца. Вот же… и почему у нее в этой комнате даже занавесок нет? Мне пришлось встать. Подтянувшись, словно кошка, я подошла к окну и, открыв его, выглянула наружу.

Легкий теплый ветерок радостно встретил меня и стал растекаться вдоль моей белоснежной шёрстки, забирая с собой всю тяжесть Мира Грёз. Закрыв глаза, я глубоко вдохнула. Мои легкие наполнил свежий запах утренней росы и свежести, а уши стали улавливать природную мелодию звуков: шелест листвы, колыхание веток, шуршание ветерка, пение птиц… От наступившего блаженства из меня тут же ушли все тревоги, а жить стало куда проще.

Иногда задумываешься, как такие простые вещи могут побудить тебя жить дальше, почувствовать себя живой. Теплые лучи солнца, которые поднимают весь мир на ноги; легкий ветерок, который приносит жизнь в самые дальние уголки мира — они словно говорят тебе о том, что, даже не смотря на все тревоги, которые следуют за тобой и разрывают тебя на части, мир на самом деле не так уж и плох. Только обстоятельства заставляют тебя идти на риски; заставляют быть брошенной на произвол своим тревожным мыслям. А мир и его природа — они просто живут своей жизнью. Смотря на него, понимаешь — он всегда встретит тебя своими объятиями, какой бы ты не была. Я невольно улыбнулась и открыла глаза. Меня охватила легкость и я почувствовала, что готова двигаться дальше и ни за что не сдаваться от намеченного пути!

Я откинулась назад от подоконника и пошла на выход из комнаты, но вдруг краем глаза заметила на прикроватной тумбочке свой медальон. Только сейчас я поняла, что так и не опробовала его — забыла во всей вчерашней суматохе. Но он даже и не пригодился — ни сна, ни кошмара я так и не видела. То ли Луна постаралась в том кошмаре, то ли из-за шума, я не видела их. Во всяком случае, так даже лучше — я откажусь от сновидений, чем снова буду видеть те кошмары.

Я решила оставить медальон все также лежать на тумбочке, чтобы опробовать его как-нибудь в другой раз, и отправилась на кухню. После пробуждения есть захотелось просто неистово. Казалось, я могла съесть целого чейнджлинга. Оно и понятно — я ничего не ела со вчерашнего обеда. К моему счастью, на кухне оказался Спайк, который стоял на табуретке перед плитой и уже что-то готовил.

— С добрым утром! — поздоровался он со мной, помешивая поварешкой суп в большой кастрюле, который стоял на горящей плите. — Точнее сказать… с добрым днем!

«Уже день? А ведь точно! Я даже не знаю, сколько я спала. А я ведь обещала сегодня прийти к Эпплджек и помочь ей с ремонтом. Вот же…» — пронеслась мысль в моей голове.

— С добрым, — коротко ответила я, присаживаясь за стол на кухне. — Сколько я спала?

— Ну-у-у… я не знаю, — задумался он, продолжая помешивать суп. — Но сейчас уже полдень. И ты как раз вовремя! Скоро будет обед.

«Здорово я поспала…» — подумала я и только сейчас заметила, что лавандового аликорна не было на кухне. — «Значит, Твайлайт уже нет… Кажется, она собиралась сегодня отправиться в Кантерлот…».

— Твайлайт отправилась в Кантерлот? — решила уточнить я у дракончика и, дожидаясь от него ответа, взяла кусок нарезанного хлеба со стола и стала его есть.

— Да, — стал отвечать он, не оборачиваясь на меня, — она улетела еще сегодня утром и оставила мне записку, которую попросила передать тебе.

Спайк, закончив размешивать суп, спрыгнул с табуретки и побежал куда-то в гостинную со словами: «Сейчас принесу!». Через минуту он вернулся с небольшим свертком в лапе.

— Вот! — сказал он, отдавая мне сверток, и вернулся продолжать размешивать суп.

— Благодарю, — ответила я.

Держа в зубах наполовину съеденный кусок хлеба, я стала разворачивать свернутую бумагу. На ней я прочитала следующее:

«Дорогая Нова Стар,

Пишу это письмо, чтобы предупредить тебя — я улетела в Кантерлот на одно очень важное дело и планирую вернуться завтра утром, поэтому пока ты предоставлена сама себе. Разумеется, ты вольна делать что хочешь, но я бы порекомендовала тебе прогуляться по городу и изучить его окрестности. Таким образом ты лучше запомнишь наш небольшой город и, следовательно, еще быстрее приживешься в нем. А, может, даже найдешь себе новых друзей!

Но помимо этого, я хотела бы попросить у тебя выполнить одну небольшую просьбу. После вчерашней вечеринки, все десерты в нашем доме были съедены. Поэтому, прошу, сходи к Пинки Пай в ее пекарню и забери кексы, которые я уже заказала у нее. Тебе просто нужно забрать их. А еще у нее для тебя есть сюрприз! Спайк поможет тебе — я специально оставила его дома.

Да, я помню, что ты хотела помочь Эпплджек починить амбар, но все же надеюсь, что моя просьба не останется незамеченной. Хотя бы ради нашей дружбы.

С уважением,

Твайлайт Спаркл».

Ничего себе записка… Да это же целое официальное письмо с небольшим намеком на то, чтобы я не сидела без дела. Думаю, отказываться от ее просьбы было бы не самой лучшей идеей, если я действительно хочу следовать плану Луны, но все же… Снова идти к этой розовой…

Я свернула лист бумаги обратно в сверток и стала доедать кусок хлеба. Одного куска мне явно было недостаточно. Я только потянулась за вторым куском, как вдруг Спайк поставил возле меня чашку с супом. До меня сразу же донеслись сладостные запахи того самого супа, который я ела вчера, а живот тут же закрутило от голода.

— Вот! — между тем сказал дракончик. — Угощайся! Приятного аппетита!

— Да… спасибо, — поблагодарила я его, подвинув чашку супа к себе поближе.

Спайк тем временем тоже взял себе чашку с супом и сел напротив меня, и теперь мы молча стали есть. Только звук ложек прерывал тишину — мы оба наслаждались обедом.

Зачерпывая очередную порцию супа ложкой, я снова задумалась: «Может, попросить Спайка самому сходить к Пинки? Ну, а что? Все равно ему придется все тащить на себе. Твайлайт же не просто так оставила его со мной».

— Скажи, Спайк… — обратилась я к нему, уже наполовину опустошив свою порцию супа, — Почему бы тебе самому не сходить к Пинки?

— Не-а, — он отрицательно повертел головой, — Твайлайт хотела, чтобы ты сама сходила к ней. У Пинки, кажется, есть какой-то сюрприз для тебя.

«Ах да… сюрприз…» — вздохнула я. — «Да, Твайлайт упоминала об этом в своем письме».

— Что еще за сюрприз? — спросила я Спайка.

— Не скажу, — ехидно улыбнулся он. — На то ведь он и сюрприз!

— Ох… — снова вздохнула я и закатила глаза, — ладно… неважно. Тогда после фермы зайдем еще и к Пинки.

Я решила, что после обеда лучше сперва закончить дела, с которыми я обещала помочь, а уже после — разобраться с остальными. Спайк вызвался пойти на ферму со мной. Сначала я хотела отказаться, но в итоге не стала — пока я буду искать дорогу до фермы, потрачу слишком много времени, а так Спайк хоть проводит меня.

Пообедав, мы стали собираться выходить на улицу. Перед выходом Спайк вдруг остановился прямо возле прохода и обратился ко мне:

— Ой, точно! Чуть не забыл… Твайлайт просила передать тебе небольшой мешочек с битсами. Сейчас принесу! — он тут же убежал куда-то на второй этаж. Долго ждать его не пришлось и уже через пару секунд он стал спускаться ко мне с небольшим мешочком в двух лапах.

— Хм-м… — я выгнула бровь и вопросительно посмотрела на зеленого дракончика, который протянул мне мешочек. — Как благородно с ее стороны…

— Не переживай, — протянул он, — у нас битсов в достатке. Твайлайт даже сказала, что можешь не возвращать. Но еще просила передать, что если ты останешься тут надолго, то тебе стоит подумать о том, чем ты сможешь здесь заниматься.

Ну, было очевидно, что рано или поздно мне дадут намек на то, чтобы я нашла себе какую-нибудь работу. Эх… даже жаль как-то, что мне придется идти зарабатывать деньги, как обычная пони. Но иначе это смотрелось бы подозрительно: меня за просто так содержит принцесса, а я сижу у нее дома и ничего не делаю. Не все так просто, Дэйбрейкер…

Попытавшись забрать с лап Спайка мешочек, я по привычке применила магию телекинеза, отчего тот немного поднялся в воздух. Благо я быстро осознала свою ошибку и сразу же отменила телекинез, а мешочек, соскользнув с лап дракончика, упал на пол. К счастью, Спайк оказался не совсем проницательным и не стал подозревать ничего странного. Он, похоже, подумал, что это он уронил мешочек — Спайк просто задумчиво стал тереть свою голову со словами: «Ой!». Между тем я быстро схватила мешочек копытокинезом и, выйдя из дуба-библиотеки, вздохнула. От привычек оказалось сложнее избавиться, чем я думала. Хорошо, что Спайк ничего не заподозрил.

Я подкинула мешочек в воздух — он оказался довольно увесистым. Мне стало интересно, сколько там было монет. Я открыла мешочек и заглянула внутрь. Что ж… мне это особо ничего не дало — там лежали обычные золотые монеты, ценность которых я до сих пор не знаю. Надо было догадаться спросить Клэр (или хотя бы Твайлайт) про нынешний курс. Но с другой стороны, почему бы не спросить Спайка об этом?

Когда зеленый дракончик вышел из дома и закрыл за нами дверь, я спросила его о том, что можно купить на эти деньги. К моему счастью, Спайк не стал интересоваться, с чего я задаю такие странные вопросы, и поведал мне — на эти деньги можно прожить неделю, если покупать только одну еду.

Вот значит как — у меня есть как минимум семь дней на то, чтобы найти способ зарабатывать деньги. Какая морока… Может, попросить Луну прислать мне битсов? Нет, так тоже вряд ли получится — мне тогда придется придумывать причину, откуда я беру битсы, а Луне оправдываться перед Селестией, куда она их тратит. Ей, конечно, еще нужно будет обнаружить пропажу средств из казны, но тут уже дело времени. Да и, к тому же, каким образом она их мне передаст без лишних на то подозрений в мою сторону? Короче говоря, тоже выходит та еще головная боль… Похоже, пока придется смириться и найти какую-нибудь работу. Хотя бы на время. Но с Луной нужно будет об этом обмолвиться при нашей следующей встречей.

Я поблагодарила Спайка за пояснения, и, положив мешочек к себе под крыло, мы стали отдаляться от дуба-библиотеки в сторону яблоневой фермы.


До Яблочной Аллеи мы добрались быстро — мне пришлось тем быстрее ковылять копытами, чем больше Спайк со мной говорил. Никогда не любила пустую болтовню ни о чем. Но изначально я все же слушала, о чем он говорил.

Сначала он решил рассказать мне немного о себе — как он вообще появился на свет. Оказалось, что он вылупился из яйца, которое использовали на экзамене для проверки магических способностей у экзаменуемых и которое изначально вообще не планировали вылуплять. Довольно жутко… И отчасти я его понимаю. Но одно дело не знать о том, что ты живой, и совсем другое — знать, что ты взаперти. Поэтому, можно сказать, ему повезло. К тому же, он оказался не в каком-нибудь диком племени драконов, а в цивилизованном обществе. Да еще и у будущей принцессы, к тому же.

На мой вопрос о том, для чего именно его использовали пока тот был в яйце, он пояснил — все пони, проходящие экзамен, должны были попытаться пробудить яйцо. Из всех сдающих экзамен только у Твайлайт получилось сделать это. Никто на тот момент представить не мог, как у нее получилось сделать что-то подобное, но Селестия сразу же увидела в ней потенциал и прибрала к себе под надзор. Что ж, теперь понятно, как моя сестра нашла ее. И учитывая то, что Твайлайт на вид всего около двадцати лет, а уже стала аликорном — она действительно очень способная ученица.

Затем Спайк стал говорить о всякой чепухе — я больше не стала его слушать. Лишь делала вид, что слушаю его, иногда кивая головой. Вот на кой круп мне было знать, кто кому что подарил на прошлой неделе? Хотя было забавным узнать, что Спайк смог вырасти в огромного дракона из-за драконьей лихорадки, которая заставляла его видеть все вокруг как свою собственность. И каким образом у него получилось вырасти до таких размеров? Скрытая внутренняя магия? На вид он совсем не похож на того, кто может вместить в себя огромное количество магической энергии.

И, кстати говоря, о ней. Все то время пока мы шли вдоль яблонь, я чувствовала те магические колебания, которые были здесь еще вчера. Казалось, на протяжении всего нашего пути они были одинаковыми, но в один момент я ощутила, как колебания стали учащаться — источник стал ближе. Но затем колебания стали угасать и снова становились такими же, как и раньше. Я запомнила то место, откуда усиливались колебания — потом нужно начать оттуда поиски. А между тем нас уже стал встречать большой красный амбар.

Когда мы дошли до него, возле его входа я заметила знакомую оранжевую земнопони. Эпплджек что-то перетаскивала с места на место и даже не заметила нас. Мы подошли к ней, и я поздоровалась с ней:

— Добрый день!

— Привет, Эпплджек! — поздоровался с ней Спайк.

— Оу… — чуть вздрогнула она, видимо, не ожидая увидеть гостей. — А, Нова! Добрый день! Все же решила прийти и помочь? И тебе привет, Спайк!

— Конечно, — ответила я. — Я же сказала, что помогу!

— Вот это дело! — отозвалась та и восторженно махнула копытом. — Ты это как раз вовремя! Нам только пару часов назад привезли все материалы. Только вот проблемка тут образовалась… — она стала чесать гриву под шляпой копытом.

— И что это за проблема? — тут же спросила я ее, вопросительно выгнув бровь.

— Дело в том, что нам прислали связку досок и блок с черепицей — их нужно поднять на крышу. И, кажется, у нас возникли с этим проблемы…

— Почему бы тогда не поднимать материалы по отдельности? — поинтересовалась я.

— Понимаешь, Нова… — стала объяснять та, водя копытом в воздухе, — у нас нет магии единорогов и разом все поднять не выйдет, а тащить вверх все по одной штуке — слишком долго и тяжело. У нас есть небольшой кран, который мы хотели использовать, но он весь проржавел за годы бездействия. Мы уже думали дождаться Твайлайт, чтобы попросить ее о помощи, но раз ты здесь… — она с прищуром посмотрела на меня и поднесла копыто к подбородку, задумавшись, а затем, поправив шляпу на голове, воскликнула: — Но раз ты здесь, то я, кажется, знаю, как ты можешь нам помочь! Следуй за мной, я покажу тебе, что нужно сделать.

Эпплджек повела меня и Спайка на задний двор амбара, где лежали два блока с материалами. Возле них уже стоял какой-то красный земнопони, который тут же повернулся в нашу сторону, только заметив нас. Ну и здоровый же он. Наверное, будет больше Эпплджек раза в полтора.

— Нова, это Биг Мак — мой старший брат, — коротко сказала Эпплджек и указала копытом на красного земнопони, а затем указала в мою сторону, обратившись к красному здоровяку: — Маки, это Нова Стар. Она поможет нам с починкой амбара.

— Агась! — бодро отозвался красный здоровяк и в знак знакомства кивнул головой.

Я молча кивнула ему в ответ, а затем повернулась к Эпплджек и спросила:

— Так… и что у тебя за идея?

— Ты будешь помогать нам поднимать материалы по частям! Сначала доски, — она подошла к блокам с материалами и копытом указала сначала на один, а затем на другой блок, — а потом части самой крыши.

— Собственно, как я и предлагала сделать это вам… — протянула я.

— Да, но в твоем случае ты же можешь летать! Так получится намного быстрее, чем если бы мы сами все поднимали по лестнице. Но если тебе сложно…

«Нет… пожалуй, так не пойдет. Возиться со всем этим я точно не хочу. У меня есть другой план!».

— Хорошо… — тут же отозвалась я, — я подниму их на крышу…

— Отлично! Тогда можем приступать прямо…

— Но у меня есть другая идея! — перебила я ее. — Я сразу подниму эти блоки на крышу!

— Что? Но как? — удивилась Эпплджек и с прищуром посмотрела на меня, оглядывая с ног до головы. — А ты точно справишься? Я не уверена, что у тебя в одиночку получится поднять их наверх. Они довольно тяжелые…

— Не волнуйся об этом, моя дорогая. Это уже мои проблемы. — я подмигнула ей и пошла в сторону блоков с материалами.

Эпплджек и Биг Мак переглянулись, немного помолчали, а затем оранжевая пони, хмыкнув, сказала мне вслед:

— Ладно. Но учти, что я тебя предупреждала. До больницы тащить не буду!

— Этого не потребуется, — махнула я ей копытом.

Красный здоровяк хмыкнул и с прищуром посмотрел на меня. Точно ее брат, даже смотрит также, как она. Только странно, что он даже не говорит ничего.

Я подошла к двум блокам с материалами — они были связаны веревкой и, хоть выглядели не так громоздко, даже на вид было видно, что они явно тяжелее корзин с яблоками. Похоже, без магии тут все же не обойтись. Но сначала…

Я сконцентрировалась и пощупала свою ауру. Магия все еще восстанавливалась медленно, но резерва маны все же было достаточно, чтобы использовать несложную магию. Столько дней прошло, а мой резерв восстанавливается как у обычной пони… и с чего бы это? Но тут до меня дошли воспоминания погони над облаками и тех фиолетовых камней.

И что это за странные камни были такие? Кажется, я до сих пор ощущаю частички этого дурного фиолетового тумана у себя в лёгких. Видимо, именно из-за него мой резерв так долго восполняется. Не припомню я, чтобы раньше были такие камни… Новые разработки? Хорошо, что одного такого камня оказалось на меня недостаточно, иначе слегла бы прямо там — в облаках. Как бы то ни было, надеюсь, этот эффект не будет вечным.

Ладно, сейчас нужно думать не об этом… Главное, что магия все же медленно, но восстанавливается. Да и, к тому же, этот момент — неплохой шанс проверить, насколько эффективно я все еще могу использовать внешнюю магию.

Я подошла к блоку с досками и поднесла к нему свое копыто. Сначала я хотела использовать на себя заклинание усиления, но оно имеет довольно яркие побочные эффекты (да и магический резерв сократит довольно изрядно), а мне не хотелось привлекать настолько много внимания к себе. Поэтому я решила применить магию левитации. Почти то же самое, что и телекинез — требует не так много энергии, действует определенное время на цель, в зависимости от заложенной энергии, и почти не имеет светящихся эффектов.

Сконцентрировавшись, я направила частичку своей энергии в блок с досками и почувствовала, как он слегка приподнялся. Теперь мне нужно было взлететь в воздух и поднять этот блок на крышу, а затем повторить процедуру со вторым блоком. Да… выглядеть будет очень подозрительно, но другого выхода закончить это дело быстро просто нет, а потеть и расшибаться в лепешку, перетаскивая все по частям — особого желания нет. Надеюсь, эти деревенщины не почувствуют ничего странного.

Распахнув крылья и взлетев в воздух, я схватила двумя передними копытами небольшой узел на блоке досок. На удивление, они стали намного легче, чем я рассчитывала — я чуть не улетела вверх со всей скоростью. Это было бы уже чересчур. Надо же сделать вид, что они имеют хоть какой-то вес.

И что за чепухой я вообще тут занимаюсь… А они еще стоят и смотрят, будто в цирк пришли — Спайк, Эпплджек и красный здоровяк до сих пор стоят на своих местах и с нескрываемым интересом смотрят на меня. Похоже, им стало очень интересно посмотреть, как я, тужась, пытаюсь поднять тяжелые блоки, а затем с тяжелой одышкой сваливаюсь на землю. Ну уж нет — такого вы от меня точно не дождетесь!

Я стала бодро махать крыльями, изображая великую тяжбу груза, и, медленно поднявшись вверх, положила блок досок на крышу. То же самое произошло и с блоком с черепицей. Оставаясь в воздухе, я посмотрела на троицу, находившуюся на земле — теперь они стояли с широко раскрытыми ртами, а на их лицах было выражено непередаваемое удивление. И, наверное, из всех троих только Спайк был восторжен моим действом, тогда как те оба находились в недоумении. Видимо, они ожидали увидеть совсем другое — как я превращаюсь в лепешку.

— Вау! — воскликнул Спайк, — Это было круто!

— Как… — удивилась Эпплджек, а ее глаза теперь часто заморгали. — Как ты это сделала?!

— Это было… — стала отвечать я, приземляясь на землю, — …не так уж и просто. Но главное — иметь желание, и тогда все получится, — подмигнула я.

— Что ж… ладно… Это и вправду… было здорово! — ответила Эпплджек, все еще пребывая в недоумении и потирая голову копытом. — Думаю, дальше мы справимся сами. Спасибо тебе!

— Без проблем — всегда рада помочь.

«Но если снова придется применять магию, то нужно будет оказаться как можно дальше…», — пронеслась мысль в моей голове. — «Тратить магию на подобные мелочи…».

Я пошла в сторону Спайка мимо красного здоровяка, который все еще стоял с распахнутым ртом. Пройдя прямо перед ним, я махнула возле его морды хвостом, заставив его очнуться, и тот теперь просто смотрел мне вслед.

«Что ж… ладно…», — снова подумала я, — «…похоже, я все же немного перестаралась. Чувствую, мне об этом еще не раз будут припоминать и просить поднять вообще все подряд. Теперь я уже не совсем уверена, действительно ли разумно поступила. Надеюсь, они не будут рассказывать об этом всем подряд, а то, глядишь, и всему городу так помогать придется…».

— Ну что, Спайк, — обратилась я к нему, — похоже, теперь можно отправляться в пекарню.

Эпплджек проводила нас до тропинки, которая вела в город, а затем снова поблагодарила меня и, попрощавшись с нами, оставила нас. Я и Спайк отправились обратно в город. Следующей нашей целью была пекарня, в которой нужно было забрать заказ Твайлайт.

Мы стали отдаляться от амбара и теперь шли по тропинке вдоль яблочных деревьев. И только сейчас я поняла, как этот дракон-недоросток начинает меня бесить. И как только Твайлайт уживается с ним? Болтает без умолку… и о чем! Он стал рассказывать о каких-то супергероях, у которых есть невероятные суперспособности и которые сражаются против злодеев, защищая от них невинных пони. Можно подумать, что для того, чтобы сражаться со злодеями, нужно стать супергероем, а остальным — прятаться в домах, закрыв окна и двери. Нет, ну и сказки! И за что мне все это?

К счастью, я смогла найти, чем отвлечь себя от подобных мыслей — проходя мимо того самого места, откуда я почувствовала изменение магических колебаний, мне вдруг показалось, что я заметила вдалеке небольшой голубой огонек. Я сразу же зацепилась за него взглядом. Он будто стал привлекать меня, словно свет привлекает мотылька, но не по его воле — я сама с нетерпением хотела узнать: «что за магия такая таиться в этом месте?». Больше я не могла терпеть, и это чувство усилилось — свет стал исчезать.

Я, не обращая внимание на оклики Спайка, быстро пошла в ту сторону, где я секунду назад видела голубой огонек. Я стала простираться вглубь чащи яблонь — меня интересовала только та странная магия. Пройдя некоторое расстояние, я почувствовала, как нити идут куда-то… под землю?

Уже перейдя на бег, я чувствовала, как источник становился все ближе — вот он теперь прямо под моими копытами. Я сконцентрировалась и напрягла свои глаза, пытаясь найти необходимую точку. И вот оно! Прямо подо мной струился огромный поток голубой магии, который паутиной шел в разных направлениях прямо по всей яблочной ферме. Вот почему эта ферма показалась для меня странной. Возможно, именно из-за нее яблони на этой ферме хорошо плодоносят? Но самый главный вопрос заключался не в этом…

Обычно цвет магии соответствует тому, к какому источнику он принадлежит. К примеру, этот голубоватый цвет означает то, что он исходит из чего-то паранормального и олицетворяет душу и чистоту разума. Это значит, что либо здесь когда-то проводили какие-то обряды, что маловероятно, либо же здесь находится место… упокоения?

— Нова! — послышался голос дракончика, который догнал меня и теперь переводил дух, — Нова… уф… Куда ты так убежала? Я… ух… еле угнался за тобой.

— Спайк, — обратилась я к нему, — скажи мне: знаешь ли ты, что здесь было до этой фермы? Или, может, Эпплджек и ее семья когда-нибудь находили здесь… что-нибудь необычное?

— Хм-м… какой… странный вопрос, — удивился Спайк, но все же озадачился и, водя лапой по подбородку, стал рассказывать: — Я не знаю, что здесь было до фермы, но как-то раз Эпплджек приносила в библиотеку необычные железки. Она говорила, что нашла их, когда они с Биг Маком рыли новый колодец.

— Дай угадаю — своей формой они напоминали старые чашки и ведра?

— Откуда ты знаешь? Неужели уже где-то видела такие?

— Да… приходилось видеть кое-что похожее… Но не важно…

Похоже, я оказалась права… но не совсем — это не место упокоения. Это поле битвы. Очень древней и очень большой битвы. Возможно, ей даже не меньше двух тысяч лет. Все таки удивительно, как за такой большой промежуток времени это место до сих пор не обнаружили. За это время тут зародился такой огромный источник энергии и смог превратиться в нечто… могущественное. Но у меня возник другой вопрос: почему этот источник имел именно такой цвет и от чего он питается?

Обычно подобные места несут в себе более… «темную» версию. Голубой же оттенок магии указывает на его «спокойную» природу. Видимо, тут было не все так просто… Может этот источник зародился здесь вовсе не из-за битвы и его питает что-то другое? Пожалуй, нужно запомнить это место и вернуться к нему позже.

— А почему ты вообще побежала сюда? — между тем спросил меня Спайк.

— Мне показалось, что я увидела здесь кое-что… знакомое, — расплывчато ответила я. — Не обращай внимания, Спайк — мне просто понравилась эта ферма! Давай лучше продолжим наш путь.

— Ладно… — он как-то косо посмотрел на меня. Видимо, стал что-то подозревать, — …как скажешь. Но в следующий раз лучше предупреждай. Я чуть не потерял тебя!


Выйдя из «Яблочной Аллеи» мы отправились в пряничный домик, который, как оказалось, назывался «Сахарный дворец». Довольно забавное название, учитывая то, что даже на дворец он не был похож. Но это название заставило меня слегка улыбнуться — я на миг представила лицо Селестии, если бы та увидела перед собой настоящий сахарный дворец. Да у нее бы сердце остановилось от радости! А после — от переедания сладкого… Жаль, что сейчас попробовать это выяснить уже не получится.

Вот же проклятье, и почему я снова думаю о ней?! Я всей душой не хочу с ней встречаться — меня то и дело начинает колоть изнутри, словно внутри меня начинают произрастать кактусы, но почему-то в меня постоянно лезут мысли о ней. Так почему? Неужели я настолько к ней привыкла?

Можно подумать, что я следую плану Луны для того, чтобы помириться со своей сестрой, но это совершенно не так! Я делаю это лишь затем, чтобы за мной не охотились! А что о прощении… О нем не может быть и речи. Я знаю Селестию, как свои четыре копыта — она не простит меня. Вряд ли простит… А я ведь так и не узнала, что я такого натворила, чтобы быть отвергнутой…

Я встряхнула головой, чтобы избавиться от дурных мыслей — сейчас думать об этом совершенно ни к чему, мне это никак не поможет. Только терзаю себя понапрасну.

К этому моменту мы уже подошли к пекарне и стали заходить внутрь. За прилавком стояло то самое розовое лохмато-пучеглазое недоразумение — она сразу же помахала нам копытом, только увидев нас, и радостно заговорила:

— Привет, Нова! Привет, Спайк! Вы пришли за пирожными? О! Нет! Я знаю! Вы хотите повторить вчерашнюю отпадную вечеринку?! — ее лицо растянулось в улыбке.

— Привет, Пинки! — отозвался дракончик и помахал ей своей лапой.

— Да, я тоже тебя рада видеть… — сухо протянула я, закатив глаза, и стала подходить к прилавку. Облокотившись передними копытами о прилавок, я все также равнодушно продолжила: — И нет, мы просто пришли забрать кексы.

— А, точно-точно! — тут же быстро закивала головой та. — Твайлайт говорила, что вы придете! Сейчас принесу ее заказ! И про сюрприз я тоже не забыла! Ждите здесь!

Розовая пони махнула мне копытом, подмигнув при этом, и умчалась в соседнюю комнату, что ее след простыл. Через пару мгновений она вернулась с двумя маленькими коробками на спине и одним ловким движением поставила их на прилавок.

— Вот! Это кексы, — она указала копытом на маленькие коробки на прилавке, — а теперь я принесу твой сюрприз!

Пинки снова умчалась в ту же комнату, а я, вздохнув, принялась ее ждать, посмотрев на дракончика, который тоже подошел к прилавку. Спайк взял коробки с кексами и со словами: «Я подожду тебя возле столиков», сел за один из столов, положив на них перед собой коробки. Он достал из них пару кексов и принялся их уплетать.

«Любит же он поесть». — пронеслась мысль в моей голове, и после чего я вернула свой взгляд обратно на прилавок, дожидаясь Пинки. Вдруг краем глаза я заметила кое-что странное — за окном на улице струились странные завихрения. Такие же, какие я видела на яблоневой ферме, только эти были другие — с фиолетовым оттенком. — «А они то здесь откуда?».

Я тут же перевела свой взгляд на окно и стала всматриваться, пытаясь увидеть магические нити, создающие эти завихрения. Но все было тщетно — их словно и не было вовсе, как и самих вихрей. Я стала оглядываться, пытаясь обнаружить хоть что-то подозрительное. Обведя взглядом все помещение несколько раз и трижды пристально посмотрев на Спайка, подумав, что тот снова начинает превращаться в гиганта, но, так ничего и не обнаружив, я немного успокоилась. Однако я почувствовала, как еле заметная дрожь стала охватывать все мое тело.

«Неужели… мне это привиделось?» — забеспокоилась я. Со стороны прилавка в это время послышались цоканья копыт, предвещающие скорое возвращение розовой пони. Я тут же перевела свой взгляд ту сторону, откуда слышались ее шаги.

— Вот твой сюрприз! — послышался звонкий голос Пинки и звук крупного предмета, поставленного на прилавок. — Жду не дождусь, когда ты его откроешь! Мне уже не терпиться узнать, что внутри! Хотя я и так знаю, что там… хи-хи. — хихикнула она и начала прыгать на одном месте.

Я медленно поднесла голову к краю коробки и понюхала его, пытаясь с помощью запаха выяснить его содержимое. Но все, что я смогла учуять — что-то сладкое и… шоколад? После попытки вынюхивания содержимого я все же не стала больше оттягивать неизбежное и положила одно копыто на верхнюю часть коробки. Но перед тем, как открыть ее… Я закрыла глаза и сконцентрировалась — внутри этой коробки не было ничего, что могло бы нести опасность или какую-то злую магию. По крайней мере, если меня не обманывают мои же чувства…

«Не уж то и вправду привиделось?», — подумала я. — «А если нет? Предчувствие так и говорит мне, что тут что-то не так… Но не буду же я бояться открыть всего лишь какую-то коробку… Ладно… была не была», — я распахнула глаза и быстро подняла верхнюю часть коробки, открывая перед собой ее содержимое.

Надо сказать, то, что было внутри этой коробки — меня малость удивило. После того, что со мной происходило до этого, я ожидала увидеть что угодно: злую шутку, внутренности из кошмаров, чью-то голову, просто пустую коробку, да хоть Дискорда, в конце концов… Но я не ожидала увидеть огромный шоколадный торт, верхушку которого украшала надпись: «Добро пожаловать в Понивилль!».

— Оу… — только и смогла произнести я, открыв коробку и поставив ее верхнюю часть на прилавок, — торт… надо же.

— Та-да! — воскликнула Пинки и просалютовала конфетти над собой. — Это тебе! Я хотела подарить его тебе еще на вечеринке, но тебя будто след простыл. Поэтому теперь я дарю его тебе сейчас! Ну как, нравится?

«Ну конечно же это торт! Что же еще мне стоило ожидать от пони, работающей в кондитерской? Ох, Дэйбрейкер… так ты точно скоро параноиком станешь…».

Но все же, несмотря на мое беспокойство, это событие… оказалось довольно милым — никто никогда не дарил мне торты. Да если бы и дарил хоть кто-то — их всегда бы съедала Селестия… Все же стоит отдать розовой пони должное — она немного подняла мое настроение, а плохие мысли тут же улетучились, забрав с собой и беспокойство. Да чего там… стоит только посмотреть на лицо Пинки. Да она вся будто светится! Сразу видно — она любит приносить всем добро и радость, и сама становится при этом счастливой. Смотря на нее, я почувствовала, как моя дрожь стала отступать, а на лице непроизвольно стали образовываться морщинки. Шоколадный торт, улыбка на лице и искренняя доброта того, кто дарит подарки — никогда не думала, что смогу радоваться таким пустякам.

Возможно, этого мне и не хватало в последнее время — обычной доброты и того чувства, что ты хоть кому-то неравнодушна; самой обычной радости от того, что тебе делают подарки и пытаются сделать тебя счастливой; самого обычного общения, будто ты обыкновенная пони; самого обычного общения, будто ты обычная знакомая ей пони. Или даже… друг?

Но то, что происходит прямо сейчас вокруг меня… Для меня это лишь игра, в которой я могу только прятаться и скрываться за маской обычной пони. Но все же… так мне казалось раньше. Так ли я считаю теперь?

— Спасибо, Пинки, — сказала я ей с нескрываемой улыбкой. — Это… очень приятно.

— Ну конечно! — воскликнула та. — Мои сюрпризы никогда не бывают неприятными! Я знала, что тебе понравится!

— Вау! — удивился подошедший к прилавку Спайк. Его глаза прямо-таки светились от изумления и страстно смотрели на торт. — Какой крутой подарок!

— Хочешь? — спросила я его, догадавшись о его прихоти.

— А… можно? — посмотрел он на меня умоляющими глазами.

— Не стесняйся — угощаю, — улыбнулась я ему.

— Ура! Спасибо!

— А можно мне тоже попробовать? — обратилась ко мне Пинки с такими же умоляющими глазами, какие были у Спайка.

— Раз ты так просишь… — фыркнула я, — Угощайся с радостью!

— Ура! Тогда сейчас я его разрежу! Пока располагайтесь за столики! — воскликнула Пинки и умчалась в другую комнату. Спайк, тем временем, сел за тот же столик, где лежали коробки с кексами и принялся ждать.

Я думала, что она примчится также быстро, как и в прошлые разы, поэтому просто стояла возле прилавка. Но ее не было уже минуту, затем две, три…

«И чего это она там так долго?», — я развернулась и хотела уже присоединиться к Спайку за стол, но отчего-то вдруг перевела взгляд на окно.

Не знаю, что я собралась увидеть там — на улице — но там было явно что-то, что привлекло мое внимание. Простояв так где-то с минуту, глазея на улицу, я услышала, как Спайк позвал меня. Только я хотела повернуть голову в его сторону, как краем глаза все же заметила кое-что странное.

«Хм-м… Птица, как птица», — стала рассуждать я, когда обратила внимание на пролетающего ворона возле окна. — «И что в ней такого? Погоди-ка, а почему она…».

Этот ворон, как казалось, просто летел вперед, но мое внимание привлекло другое — он просто парил в воздухе без какого-либо движения и даже не двигал крыльями. Он будто просто замер в воздухе.

«Что это с ним? Может игрушка? Но никаких веревок не видно…», — я присмотрелась и теперь обратила внимание на другие детали на улице — все пони просто замерли. — «И какого Тартара тут происходит?».

Меня тут же охватило беспокойство, а нутро почувствовало что-то неладное. Я тут же позвала Спайка:

— Эй, Спайк, ты тоже это…

Я обернулась в его сторону. Его не было.

— Спайк? — позвала я его, обводя взглядом все помещение. Так и не получив от него ответа, я тихо прошипела: — Какого Дискорда…

Я стала обводить взглядом все помещение, но ни Спайка, ни Пинки, которая вот-вот должна была подойти к прилавку, не было. Одни лишь цокоты моих копыт прерывали тишину вокруг. Когда я повернулась спиной к прилавку и захотела выйти наружу, я почувствовала чей-то пристальный взгляд, исходящий со стороны прилавка. Я тут же обернулась и увидела, как передо мной парят два глаза — черных и безжизненных. Они словно источали безжизненную пустоту; они смотрели на меня и словно пожирали своей беспросветной бездной.

Я хотела отвести от них свой взгляд, но не смогла. Они будто приковали меня, а их чернота стала словно поглощать мое тело. Мой взор перестал видеть все, кроме темноты. Из нее стали выходить тонкие нити, что стали окутывать мой разум и плотно его сжимать, словно клешни. Мрак стал окутывать меня в свою всепожирающую тьму. Моя воля… она стала слабеть…

Я тут же начала сопротивляться — попыталась отогнать тлетворное влияние из своего разума. Но все было бестолку — чем упорнее я пыталась высвободиться от пагубной силы, тем больше чувствовала, как темные клещи сводятся все сильнее. Я стала ощущать, как становлюсь все слабее. Эта Тьма… она будто вытягивала из меня все соки. Затем я услышала шипящий голос в своей голове:

«Дэйбрейкер… Открой свой разум! Ты можешь стать сильнее! Мы даруем тебе силу! Тебе больше не нужно прятаться! Дэйбрейкер…».

Я чувствовала, как Тьма с каждым произнесенным им словом, словно яд, сочилась в мою душу — она стала вселяться в нее. Я пыталась убежать, отвести голову, закричать… Но тело не слушалось. Казалось, что мне уже не спастись… Я была не готова к этому. А голос… Голос, пропитанный ядом, все так же звал меня — подчинял своей воле:

«Дэйбрейкер… Хватит прятаться! Ничто не спасет тебя! Твой огонь скоро погаснет! Ты будешь принадлежать нам!».

Голос зазывал меня — отрезал мой разум от моей души. Он зазывал меня принять Тьму. Я с новой силой стала противиться ему, но мои силы уходили прочь. Из меня выжимали все соки. Я пыталась выбраться, но сил больше не оставалось. Меня стали охватывать паника и отчаяние, и лишь затем я поняла, что бездна сама дала мне шанс на спасение. Только одно могло меня спасти!

Взяв всю свою оставшуюся волю в копыто, я попыталась разжечь искру внутри себя. Но, пытаясь разжечься, искра то вспыхивала, то угасала — Тьма явно не хотела быть съеденной пламенем. Между мной и Тьмой началась борьба. Казалось, что мрака было намного больше — он окружал меня и продолжать давить, сжимая мое тело, словно в тисках. Но огонь, как бы он ни был мал и слаб, всегда сможет отогнать тьму. Особенно мой огонь. Мое пламя! Я не собираюсь сдаваться какому-то жалкому демону!

28%

Через несколько мгновений, я, накопив ярость, выложила свои последние оставшиеся силы на поддержание искры. Теперь та стала разгораться с новой силой и становилась с каждым разом все больше и больше, а мрак стал отходить прочь. Я снова услышала голос, но тот был теперь не зазывающий, а умоляющий:

«Нет! Прекрати! Поддайся своей воле! Ты станешь сильнее! Пламя скоро погаснет! Тьма будет вечной!».

Я сконцентрировалась и еще сильнее стала разжигать искру внутри себя. Маленькая искра стала превращаться в огонь, а огонь — в пламя. Ярость стала окутывать меня, а пламя все сильнее разгоралось внутри, прогоняя из меня тьму. Я чувствовала, как мрак стал отступать, а мои силы возвращались обратно. Пламя разгоралось до тех пор, пока оно полностью не вытолкнула из меня тлетворное влияние Тьмы, и лишь затем мой очи очистились от мрака. Наконец, я смогла избавить себя от тьмы, освободившись от контроля разума, и теперь увидела образ, нависающий передо мной.

Передо мной стояла Пинки. Но не та Пинки, которую я видела несколько минут назад — ее глаза… они были полностью черными; они были словно бездной во тьме… А ее лицо… оно стало будто плоским — от носа не было и следа. Она просто стояла и улыбалась мне. Пинки была похожа на куклу. Куклу, в которую ее превратили живьем…

— Пинки? — чуть неуверенно спросила я, недоумевая от происходящего. И только сейчас по всему моему телу начал проходить холодок. — Ч-что… с тобой?

Ее рот стал медленно становиться все больше, а улыбка стала расширяться и теперь растянулась до самых ушей. Та стала напоминать ужасную тряпичную куклу, сотканную из разных частей. Ее голова вдруг резко наклонилась вбок и стала проворачиваться по часовой стрелке лицом ко мне — противные хрустящие звуки заполонили все пространство вокруг. Ее глаза все еще пристально смотрели на меня, а ее лицо так и не изменило своей жуткой гротескной улыбки. Она сделала полный оборот и после этого послышался голос. Но не ее. Это был совершенно другой — шипящий и дрожащий голос:

— Х~в~а~т~и~т п~р~я~т~а~т~ь~с~я, Д~э~й~б~р~е~й~к~е~р!!!

— Какого Тартара… — я несколько раз встряхнула головой и стала отходить назад. Меня стала охватывать дрожь — пламени, что разгорелось внутри меня, стало тесно внутри, а наполняющая меня ярость так и просила высвободить эту пылающую силу наружу. Почувствовав, как моя грива стала искриться, я смогла лишь промолвить: — Изыди, демон…

30%

— С~к~о~р~о… с~о~в~с~е~м с~к~о~р~о… п~р~и~д~е~т н~а~ш ч~а~с!

Я ощутила, как мои глаза начинали гореть, отчего я непроизвольно закрыла их, а грива уже почти запылала. Внутреннее пламя стало высвобождаться, планируя сжечь демона передо мной. Так бы все и случилось, если бы я снова не услышала голос.

— Что, Нова? — послышался жизнерадостный голос Пинки. — Ты что-то сказала?

С меня словно спала пелена — я тут же встряхнула головой, отгоняя назад высвобождающееся пламя, и посмотрела перед собой. Передо мной за прилавком стояла Пинки. Нормальная Пинки. Я мигом обернулась в сторону Спайка — он сидел все на том же месте за столиком, дожидаясь, когда разрежут торт. Я облегченно вздохнула. Но не от того, что все закончилось, а от того, что смогла вовремя остановиться. Но мое пламя… его становилось сдерживать все сложнее!

Пинки в это время стояла и ела кусок разрезанного торта как ни в чем не бывало. Я медленно подошла к прилавку и неуверенно спросила ее:

— Скажи, Пинки… сейчас… что-нибудь происходило?

— Конечно происходило! — тут же воскликнула она и улыбнулась мне. — Всегда что-то происходит, глупышка!

— Нова? — обратился ко мне Спайк, который подошел к прилавку и взял кусок разрезанного торта. — А ты не будешь пробовать?

— Н-нет… То есть, да… Я не… — я все никак не могла связать ни слова. Мое тело начинало трясти. Все то пламя, которое я разожгла в себе, хотело выплеснуться наружу — ему стало тесно внутри этой оболочки. Мои глаза забегали, и я стала медленно отходить назад. Я чувствовала, как температура в пекарне стала повышаться. Шоколадный торт передо мной стал медленно растекаться в краях. В этот момент, по всей видимости, заметив мое обеспокоенное состояние, Пинки тут же обратилась ко мне:

— Эй, Нова… Что с тобой? Ты стала… какой-то другой!

— Что? Нет… со мной все в порядке, не нужно… — попытавшись найти выход из пекарни, я обернулась и обратила внимание на свою гриву, которая немного изменила расцветку. Да она почти парила на ветру и словно искрилась маленькими огоньками! Я сразу же быстрыми шагами стала отходить назад от прилавка к выходу. Всеми силами сдерживая пламя, я передала свои последние слова перед уходом: — Прости… Пинки. Я тут вспомнила… мне нужно срочно кое-что сделать! Спайк, прошу, возвращайся домой без меня.

После этих слов я тут же развернулась и побежала прочь из пекарни, оставив в недоумении Пинки и Спайка. Те двое проводили меня взглядом, а розовая пони только и смогла чуть грустно промолвить:

— Ей что… не понравился мой подарок?

Выйдя из пекарни, я сразу же взмыла в воздух и понеслась в сторону Вечнозеленого леса. Мне нужно было срочно найти уединенное место.

«Проклятье! Из-за этого облика мою силу сложнее контролировать — чем больше она становится, тем сильнее просится выйти наружу… И почему я узнала об этом только сейчас?! Мне нужно срочно сбросить с себя лишнее пламя, иначе мой облик тут же спадет!».

Сделав небольшой крюк вокруг Понивилля, я устремилась в сторону большого леса. Пламя внутри меня разрослось до такой степени, что моя грива и хвост уже словно пылали, а из крыльев стали расходиться искры. Я чувствовала, как облик стал трещать по швам — мне пришлось контролировать не только свое внутреннее пламя, но еще и маскировочный образ.

Пролетев достаточное расстояние на огромной скорости, я заметила под собой небольшую поляну посреди леса, в середине которого рос старый дуб, лишенный листьев. Я стала снижать скорость и стремительно понеслась вниз прямиком к старому дереву.

Оказавшись возле него, я быстро оглянулась, чтобы убедиться, что возле меня больше никого не было и что за мной не следили. Убедившись в этом, я подошла к дереву.

— Прости меня… но без этого не обойтись. — сказала я дереву на прощание и положила копыто на его старую кору.

Я закрыла глаза и сконцентрировалась — все ненужное пламя, что хотело высвободиться, стремительно потекло по всему моему телу, устремляясь к копыту. Словно проводник, мое копыто стало перенаправлять накопленную во мне силу пламени, а из-под шерстки показалось еле заметное оранжевое свечение. Вся энергия, которая шла вдоль моего копыта, стала переходить в уже давно засохшую кору, которая стала постепенно тлеть. Через пару мгновений кора заискрилась, и по всему стволу коричнево-серого дуба, словно кровяные сосуды, стали расходиться огненно-оранжевые трещины — всё высвобожденное мной пламя перешло во внутрь старого дуба и теперь пожирало его изнутри, словно он был тем самым демоном.

Перенаправив всю лишнюю энергию, я стала отходить от дуба. Отойдя на приличное расстояние от него, только сейчас я заметила, насколько завороженный вид открылся передо мной — дуб стал похож на серую статую с маленькими трещинами, которые переливались красно-оранжевыми красками огня. Ветви дуба, которые так и стремились прикоснуться к небу, обгорели и стали полностью черными. Они тлели, испуская из своих концов дым. Теперь эти ветви стали похожи на корону с черными зубьями, которая по-королевски украшала эту пламенную процессию. Весь дуб горел изнутри, источая приятное тепло и звонко потрескивая.

В этот момент меня словно пронесло — я тут же сделала глубокий вдох и выдох. Я подняла копыто, чтобы протереть лоб и попытаться избавиться от наступившей мигрени, но заметила, насколько сильно внутренняя тревога дала о себе знать — мое копыто заметно трясло, будто его бьют молнией. Я села на землю и попыталась успокоиться, снова сделав глубокий вдох и выдох. Закрыв глаза, я запрокинула голову к небу.

«Спокойно… все обошлось».

*Вдох*

*Выдох*

«Уже все закончилось — я успела побороть пламя».

*Вдох*

*Выдох*

Сердце, которое до этого бешено колотилось, стало успокаиваться и теперь билось в гармонии с моим дыханием. Дрожь прекратилась, а энергия пламени внутри — пришла в норму. Я смогла успокоить себя — свое тело. Но мои мысли… они стали сочиться в мою голову:

«Вот же… проклятье! Галлюцинации, да? И с чего бы это вдруг? С чего вдруг демон Тьмы вылез наружу?! Не уж то вместо кошмаров во сне меня ждут кошмары наяву? Или я просто… обезумела?» — я фыркнула и встряхнула головой. — «Нет… я еще не настолько выжила из ума. Может, это все шутки Дискорда? Нет… тоже вряд ли — я бы увидела его магические завихрения. Проклятье! А ведь эти демоны всегда обитали только в Мире Грез — в образе кошмаров! Происходит что-то очень странное… Нужно как можно скорее найти способ связаться с Луной и рассказать ей об этом!».

Я кинула последний взгляд на почти полностью обгоревший и почерневший дуб и, распахнув крылья, взмыла в воздух. Беспокойство словно преследовало меня — только я забывала о своих тревогах, как на меня, словно камень на голову, падали новые проблемы.

Но теперь я точно знаю одно — я не должна больше расслабляться. Я должна сохранить все то, что дорого другим: сохранить все те улыбки, которые приносят радость; весь тот смех, оживляющий города; все те мелочи в жизни, которые так необходимы для самой обычной жизни. Ведь этим я и занималась почти всю свою жизнь. А теперь то, чем я занимаюсь сейчас… это только замедляет меня. Мешает мне!

Прости, Луна, но следовать только по твоему плану я не смогу. Не уверена, что смогу… мне нужно придумать запасной план. Такой вариант, который поможет мне избавиться от всех проблем, что преследуют меня, и который поможет мне вдолбить в голову своей глупой сестре то, что я не опасна. Я нужна ей. Нужна всей Эквестрии!

Раз демон Тьмы вылез наружу, то это значит, что в мире явно происходит что-то необычное. Что-то очень странное. Не удивляюсь, если все это началось после моего пробуждения. Видимо, снова настает тот момент, когда нужно готовиться. Готовиться защищать Эквестрию и всех живущих в ней пони. Не из-за этого ли мне позволили вернуться обратно? Но почему тогда меня изгнали? Это все никак не дает мне покоя! Аргх! Вот проклятье… бесполезные вопросы и мысли так и лезут в мою голову. Нужно… нужно решать все постепенно. Пожалуй, пока нужно возвратиться в Понивилль, а затем найти способ связаться с Луной.