Необычное нововведение

Однажды у лучшей в Понивилле медсестры появилась новая пациентка. Чуть позже Редхарт обнаружила, что в той есть нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Типа, гораздо большее. И даже самой Клауд Кикер этого не переплюнуть…

Другие пони Сестра Рэдхарт

Подарок для Мисти на День Согревающего Очага

С окончанием зимних праздников привычная жизнь постепенно возвращается в залив Мэритайм... а это значит, Мисти пора вернуться к своему привычному занятию — слежке за пони, живущими в Кристальном маяке. Но праздники ещё не совсем закончились, и у одной пурпурной единорожки ждёт своего часа ещё один подарок.

Другие пони

Копытун

Журналист Арчи Четыре Крыла, городок Копытун и древняя легенда...как-то так:)

ОС - пони

Куда бы ни занесло ветром

Пегаска по имени Глуми Аугуст, охваченная жаждой странствий, расправляет крылья и улетает, надеясь повидать мир и найти приключения. И это ей удается.

Твайлайт Спаркл Другие пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Я, мой брат и его счастье

На что мы готовы пойти, чтобы стать счастливыми? Чем мы готовы заплатить за счастье? И останется ли оно счастьем, если мы заставим платить других?

Флаттершай Человеки

Химера

Млечный Путь умирает. Галактическая Ассамблея уже давно существует лишь на страницах истории, пепел сотен триллионов разумных существ покрывает некогда густонаселенные миры, и, один за другим, целые спиральные рукава навеки замолкли в эфире гиперсвязи. Последним островком разумной жизни является Терранский Союз. Странное для стороннего взгляда единение двух столь различных идеологий и мировоззрений долгое время бросало вызов экстрамерному вторжению, и подобно неприступному бастиону отражало один штурм за другим. Но даже его падение является лишь вопросом времени, и в отчаянном стремлении преломить ход событий руководство Объединенного Флота решилось на проведение запретного проекта, не считаясь с ценой и преградами. Однако попытка создать бога может породить гораздо большую угрозу.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Человеки

Фантом стальной воли

Расти Скай был одним из самых выдающихся пегасов в академии, но все изменилось после смерти его отца. Он до сих пор так и не смог оправиться от этого горя, да и к тому же судя по всему заразился болезнью такой же какая была у его отца. Но спасение пришло. СтойлТек предложил ему лечение, а именно место в стойле, где каждый пони сможет найти своё спасение. Но Расти уже давно наплевать на свою жизнь. Всё чего он хочет это исполнить последнее желание своего отца. Однако на его путь не будут сопровождать радуги и фейерверки. Потому что он отправляется в Нордвест, далекую провинцию Эквестрии, населённую суровыми пони. И именно здесь произойдут события, о которых в глубине души мечтал Расти.

ОС - пони

Самое удачное покушение на принцессу Селестию

В один прекрасный солнечный день принцессу Селестию убили три очень знакомых нам жеребенка...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Другие пони

Полёт Лайтинг

Любопытство юной принцессы Твайлайт Спаркл вынудило Луну поведать ей об одном из самых страшных секретов аликорнов.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Триада Лун: глава 0

Перевод: Shai-hulud_16 Есть одна история. Одна — из многих историй. Или один мир из многих миров. Может быть, он не слишком гостеприимен. Так что... мы здесь. За высокими двойными дверями, в огромном городе, в зале мрамора и аквамаринового стекла. Уходящие вдаль ряды столов с письменными принадлежностями. За ними — изредка — пони. Они читают, сверяют записи, смотрят на полупрозрачные изображения. Иногда они сходят с лежанок, чтобы прогуляться или обменяться парой реплик с другими. Одна из них, неярко-синяя единорожка в очках, приглашает вас войти, и пройти чуть дальше.

ОС - пони

Автор рисунка: aJVL

Сверхнова

[Акт 1] Глава I. Что скрывается за дверью?

Не забывайте писать ваши отзывы о главе, а также аргументированную критику. Хорошие отзывы будут мотивировать меня писать дальше, а критика понять, где я мог допустить ошибку. Буду стараться ответить на все комментарии.

Приятного чтения!

Год назад

*Клац-клац-клац*

— Фух, — смахивая со лба пот копытом, произнес коричневый земной пони, — еще чуть-чуть.

*Клац-клац*

Этот звук удара об камень чем-то металлическим расходился из небольшой пещеры, вокруг которой стоял небольшой палаточный лагерь. Эта пещера была неглубокая и находилась в песчаном овраге. Но там даже не требовалось источников света. У выхода свет отражался от ярко-желтого песчаника, заливая собой половину пещеры, а другую половину освещал свет, проходящий через маленькую дыру на потолке.

Стоял полдень, середина лета. Еще только вчера лил проливной дождь, из-за чего раскопки пришлось отложить, так теперь на улице стояла невыносимая жара от солнца без единого облачка на небе. Вода просочилась в песок и глину, и теперь находки стало намного сложнее откапывать. Но это не помешало излишне любопытным и очень любившим свое дело пони наконец откопать хоть что-то, что они копали на протяжении целого месяца. Они надеялись, что их труды не пропадут зря. Или им снова придется браться за мелкие заказы и прочие малооплачиваемые поручения. Снова придется…

— Снова придется… — тихо и с небольшим оскалом проговорил про себя коричневый земной пони с зелеными глазами и черной гривой и хвостом. Он был немного больше среднего земнопони, а его меткой был маленький молоток. Он продолжал стучать похожим молотком, который был в его копытах, в определенных точках на камне, — На этот раз мы точно найдем что-то ценное. Я уверен в этом! И надеюсь на тебя, Кристи…

*Клац-клац*

Хоть воды от дождя в пещеру попало меньше, это не делало работу в ней легче. Наоборот казалось, что находишься будто в парилке. Вся влага за ночь не успела выйти наружу и теперь она грелась и испарялась в теплый воздух, создавая парниковый эффект. Обильно потея, земной пони все же продолжал работу, но он не был намерен останавливаться. Все таки это было его любимое хобби и дело всей его команды — нахождение древностей и артефактов.

*Клац-клац-клац*

— А теперь… — пони отложил молоток в сторону, взял большую кувалду в копыта и с размаху ударил в центр камня, на котором набивал небольшие углубления молотком.

*БАХ*

Огромный песчаный камень, который занимал почти всю стену пещеры, с грохотом стал разваливаться на мелкие кусочки. Поднялась пыль, от которой земной пони закрыл глаза и начал кашлять. Когда пыль улеглась, глаза пони распахнулись и от увиденного они стали еще больше. Сначала он не поверил своим глазам и снова стал протирать их. Но, когда снова распахнул их, он воскликнул от восторга:

— Да ладно!

Коричневый пони тут же устремился вон из пещеры, оставляя за собой огромную стену в виде арки цвета песчаника с разными узорами и непонятными письменами.


Серая единорожка с оранжевой гривой и хвостом, с синими глазами и очками на них, и в коричневой ковбойской шляпе на голове стояла под крытым навесом возле столика и рассматривала найденные ранее древние скрижали. На них были буквы, явно бывшие в обиходе очень давно. Она знала это и пыталась их расшифровать, используя несколько сохранившихся старых документов, которые она «арендовала» в одном из музеев старинных ценностей.

Она часто так делала. Вернее, ей приходилось так делать. И она понимала, что она делает. Но всем говорила, что «берет в долг» или «по знакомству отдали». Почти безвыходная ситуация из-за худого кошелька и череды постоянных неудач, которые преследовали ее команду на каждой раскопке. Это не давало ей в полной мере снабдить экспедицию всем необходимым. Из-за этого она экономила практически на всем. Тех грошей, которые музеи давали за разные безделушки, хватало лишь на еду. Поэтому им приходилось пользоваться уже старыми и изношенными инструментами и часто просить в долг. «Если все так и продолжится, ” — с грустью думала серая кобылка, когда еще вчера лежала в палатке в дождливый день, — «то через полгода придется все распродать и искать новую работу».

— Так… если в этом слове «ХТЛОЫ» поменять местами первую букву с последней, а потом вторую с первой, то-о-о-о… Вот сено, все равно белиберда получается! Ладно, а если так… — не успев начать новую попытку, кобылка услышала чьи-то крики и повернулась в их сторону. К ней под навес бежал Дирт Хуф, тот самый коричневый пони.

— Кристал! Кристал! — забежав под навес и тяжело дыша, он стал оглядываться, — Клэр, а где Кристал? Я должен сообщить кое-что важное! Это срочно!

— Тише-тише, успокойся. Вот, выпей, — Клэр пролевитировала ему бутылку с водой, которую Дирт почти моментально иссушил. Дождавшись, когда он переведет дыхание, она продолжила: — Ну, вот теперь рассказывай. Что, снова ничего не нашел?

— Да! То есть нет! И Кристал это надо видеть. Нет, всем это надо видеть! Разве не ты сама хотела найти что-нибудь необычное?

— Пх-ха-ха, — засмеялась Клэр от его реакции, — Успокойся, я просто пошутила. Мы уже месяц копаем одни безделушные тарелки, вазы и эти вот, — она махнула в сторону скрижалей, которые горой валялись возле столика, — куски с каракулями. Поэтому даже какая-нибудь кость, да хоть что угодно, покажется лучшим произведением искусства, что мы находили.

— Я уверяю тебя, это действительно что-то невероятное! Я уверен, что это произведет фурор! Нет, это поглотит всю Эквестрию, словно пламя! В хорошем смысле, конечно же… — Дирт слегка улыбнулся и продолжил: — Я не знаю точно, что это, но это похоже на какую-то дверь… или стену. И на ней какие-то письмена и…

— Что?! Дверь? — Кобылка тут же оживилась, не давая тому договорить, хотя до этого слушала своего коллегу вполуха, — Я должна это увидеть! Показывай дорогу.

— Но как же Кристал и остальные?

— Никаких «но». Их потом позовешь. Ты сказал, что на этой стене какие-то письмена? Так вот, пока я буду их изучать, ты позовешь остальных.

— Вообще-то, это не совсем дверь. Она похоже на дверь, но кажется, что это просто стена… — немного замялся земной пони и стал чесать копытом под загривком.

— Неважно! — от ее крика Дирт чуть вздрогнул, — Пошли уже.

Коричневый пони рысцой помчался в сторону пещеры, а следом за ним и серая пони. Через пару минут обходов разных обвалов и камней они добрались до пещеры, а затем и до той самой находки. Перед ними предстала стена по форме, напоминающую арку, которая была как будто высечена в скале. На ней были разного вида узоры и непонятные письмена. Текст шел вдоль края арки слева направо, а в центре этой стены был небольшой текст, который был украшен узорчатой рамкой.

— Вот, — Дирт указал копытом на стену, — Она была сразу за этим обвалившимся камнем. Ну как, справишься? — не получив ответа, он посмотрел на Клэр. Та стояла с глазами, каждый размером с половину ее головы, и с открытым ртом смотрела на находку. Дирт громко окликнул ее, — Клэр!

— А? Что? — теперь уже Клэр дернулась от крика, — Ты что-то сказал?

— Вот вечно ты уходишь в себя… — тихо проворчал Дирт, а затем продолжил: — Я говорю: справишься?

— А, да, конечно, — улыбнулась серая пони, — Не беспокойся. Я и не такое разгадывала.

Оба пони стояли в тишине. Клэр Крис рассматривала письмена, а Дирт Хуф рассматривал Клэр. Иногда земнопони слышал тихий шепот с губ единорожки. После, примерно, пяти минут молчания, Дирту это надоело.

— Так это… Эм… Клэр. Клэр! — звал ее Дирт, но та так и продолжала молча смотреть на стену, — Клэр!!!

Единорожка снова вздрогнула.

— Что? Я и с первого раза услышала! — наконец отозвалась серая единорожка.

— Но я позвал тебя уже в третий раз!.. — вздохнул он, — В общем, так где Кристал, Бурн и Санни?

— А, сразу бы так и спросил. Кристи вместе с Бурном пошли к реке за водой, — послышалось ворчание со стороны Дирта, из-за чего Клэр выгнула бровь, — Я что-то не то сказала?

— Нет-нет, не обращай внимания, — махнул он копытом, — А Санни?

— Она была, вроде как, у палаток с провизией и что-то там искала. И да, можете не торопиться. Думаю, я здесь надолго. Будь так добр, принеси еще бутылку воды, щетку, те бумаги на столике и несколько булочек с яблоком. А, и еще стол с письменными принадлежностями и стул.

— Опять она со своим списком поручений… — чуть с иронией проворчал Дирт.

— Ты чего-то сказал? — не отрывая глаз от стены спросила серая единорожка.

— Хорошо-хорошо, я все принесу, — ответил Дирт, а после добавил с некоторыми нотками сарказма, — Ваше Величество Принцесса Клэр.

Коричневый земнопони, услышав от нее лишь какое-то невнятное бормотание, ухмыльнулся и направился в сторону выхода, тихо проговорив про себя: «Как обычно… Ушла в себя. Что бы ты без меня делала, Клэр?».

Руководить целой командой исследователей и искать различные артефакты — это была ее мечта. Мечта, которую она почерпнула из приключенческого романа про Деринг Ду. Но она думала наперед: «Зачем искать магические артефакты одному и рисковать своей жизнью, если этим можно заниматься с целым отрядом умелых пони?». Так вместе с мечтой у нее появилась и цель в жизни. Это подкрепилось еще и тем, что однажды в детстве она нашла на берегу реки под песком жемчуг.

От переливов различных ярких красок на солнце на нем было не оторвать глаз, и он будто шептал ей на ухо: «Возьми то, о чем ты мечтаешь. Сделай это!». Так она получила свою кьютимарку в виде лупы над синим ограненным кристаллом.

В подростковом возрасте вместо «Деринг Ду и *что-то там*» она взахлеб читала справочники и энциклопедии про раскопки и археологию, и отмечала возможные места древних событий. После окончания факультета филологии и геодезии в Академии для одаренных единорогов, она начала делать первые шаги к созданию собственной команды по поиску древностей и артефактов. Сначала все шло отлично, но теперь им приходилось практически сводить концы с концами.


Земнопони по дороге к реке решил сначала зайти за Санни в большую палатку с продовольствием. В палатке хранилась еда, поэтому в ней требовался холод. Обычно команда Клэр не ставила палатку для провизии под землей, так как морозильных кристаллов хватало для поддержания необходимого холода. Но теперь из рабочих осталось только два, и те уже скоро будут истощены.

Зайдя в палатку, Дирт облегченно вздохнул холодный воздух. Он сразу же заприметил пегаску и стал смотреть на нее где-то минуту. Та держала лейку и поливала странного вида цветок в горшке. Зеленая пегаска с желтой гривой и хвостом даже при такой невыносимой жаре нашла место, где можно поставить горшок с цветком. Все таки это было ее увлечением: сажать и ухаживать за цветами, на что указывала ее метка в виде крупного красного цветка. Коричневый земнопони был готов бесконечно любоваться ее милой улыбкой и ее красивыми голубыми глазами, которые смотрели на него с теплотой, когда та разговаривала с ним. Тут до Дирта дошло, что он уже где-то с минуту просто стоит и тупо пялится на нее. Он тряхнул головой и заговорил:

— Привет, Санни! У меня отличные новости!

— О, привет, Дирт! — поприветствовала она его и, отложив лейку в сторону, подошла к коричневому пони.

Они обнялись, но Дирт почти сразу же отстранился. Он готов был придушить себя за то, что не подумал об этом раньше: «Нужно было сначала сходить на речку…».

— Ох, прости. От меня может плохо пахнуть, — потупив взгляд, сказал земнопони. Но, кажется, пегаска этого даже не заметила.

— Ничего. От этой жары и не такое может быть, ничего страшного, — улыбнулась Санни, а затем продолжила, — Так что у тебя там за «отличные новости»? Неужели камни закончились?

— Ах-хах, нет-нет, — засмеялся Дирт, — я наконец-то нашел что-то интересное, а не вот эти все вазы и прочую чепуху.

— Правда? Что ты нашел? — оживилась пегаска.

— Какая-то стена… или дверь. Дискорд его разберешь. На ней еще какие-то письмена непонятные. Клэр сейчас там и пытается разобраться с ними.

— Вау! Где? Я хочу посмотреть! — еще более оживленной стала пегаска и чуть ли не прыгала на месте.

— Конечно! Это там в пещере, где я работал. Помнишь? — пегаска покивала и Дирт продолжил: — Тогда собирайся и пойдем. Сходим сначала за остальными.

Пони вышли из палатки и Дирт вдруг резко остановился, из-за чего в него сзади врезалась Санни. Земнопони вспомнил про поручение и обратился к ней:

— Ах да, чуть не забыл. Клэр попросила меня принести ей пару пирожков и яблоко, — Санни вдруг хихикнула, и Дирт удивленно спросил — Что?

— Клэр что, собралась открыть дверь, измазюкав ее джемом от пирожков? — она рассмеялась и Дирт вместе с ней. Он понимал, насколько это глупо. Но смеяться вместе с ней ему всегда было весело.

— Да она скорее меня измазюкает ими, если я не принесу их ей.

— Точно! — вспомнила Санни, — ее же даже не было на завтраке. С самого утра сидела и разгадывала эти скрижали. Наверное, до сих пор голодная. Нужно ей обязательно чего-нибудь принести поесть.

— Если она еду вообще заметит. Ты же ее знаешь — будет что-то думать про себя, пока не упадет с голоду, — оба пони снова рассмеялись и Дирт продолжил: — Тогда можешь, если тебя не затруднит, взять пару пирожков и яблок с собой?

— А как же ты?

— А я схожу за Кристал и Бурном на речку.

— Может ну их? Они и так неплохо проводят время вместе, — улыбнулась Санни.

— Санни… — чуть прошипел Дирт, — и ты туда же.

— Да ладно тебе, Дирт. Я знаю, что ты беспокоишься за свою сестренку, но не до такой же степени. У нее своя жизнь впереди.

— Я понимаю. Но все равно… этот красный лентяй запудрит ей все мозги и та тоже станет такой же, — начал ворчать земнопони.

— А по-моему ты просто ревнуешь к своей сестренке, — подмигнула пегаска, а затем надула щечки, — лучше бы по мне так ревновал.

— Так, Санни…

— Ладно-ладно, хи-хи-хи. Просто пошутила. Так уж и быть, я пойду в палатку и возьму всем нам чего-нибудь поесть. Все равно обедать скоро. А ты иди — спасай свою Кристал Хуф. Я на это даже глаза закрою, — пегаска развернулась в сторону палатки и демонстративно вильнула хвостом, подняла голову и прошмыгнула внутрь палатки, откуда стал доноситься тихий смех.

Дирт лишь вздохнул и улыбнулся, и направился в сторону реки.

«Здорово, что она с нами», — подумал Дирт, — «Кажется, что даже в самую плохую эта кобылка найдет над чем подшутить».

Санни Райз, хоть и была одной из участниц их небольшой команды, тратила на раскопках не так много сил, но за все время, проведенное в команде, ей всегда нравилось находить что-то новое и необычное, чего она никогда не видела. Так было и с цветами.

В один прекрасный момент детства Санни наткнулась на поляне на красивые цветы, которые почти все до единого имели разные цвета, оттенок и запах. Пегаска так увлеклась, что не заметила, как собрала целый букет из этих цветов. Она решила подарить их родителям. Букет так им понравился, что она поняла: дарить цветы другим и радовать их красотой и запахом этих цветов — вот от чего у нее поднимается настроение и хочется жить дальше. В этот же момент у нее на боку появилась кьютимарка в виде большого красного цветка.

В команде, в основном, она следила за провизией и вела ее учет, а также закупала ее при необходимости. В остальном же, когда ей было нечего делать, либо ухаживала за своими цветами (которые всегда непонятно откуда брала), либо помогала с мелкими поручениями на раскопках. Казалось, что в команде она была самая малозначимая, но никто из членов команды так не думал.

Она умела петь и играть на гитаре, из-за чего часто скрашивала вечера перед костром, когда у остальных кончались какие-нибудь байки, страшилки или истории. Но не только из-за этого они ценили ее. Ведь самое главное то, что она была их подругой.


Кристал Хуф и Бурн Лайт сидели у небольшой речки, прижавшись бок о бок друг к другу. Они о чем-то мило перешептывались и иногда посмеивались. Им определенно нравилась кампания друг друга. Это и заметил Дирт, когда он, чуть ли не подкрадываясь, подходил к речке.

Темно-синяя земная пони с фиолетовой и синей гривой и хвостом в полоску, у которой можно было увидеть метку в виде синего ограненного алмаза, и красный жеребец-единорог с желтой гривой и хвостом, и с пером и книгой на боку в виде метки, не обращали никакого внимания на окружение. Они даже не заметили Дирта, который уже подошел почти вплотную. И вот третий лишний видит, как ее родная сестренка и бестолковый недоединорог пристально смотрят друг на друга, их головы медленно становятся все ближе…

— Кхм-кхм, — громко заявил о себе коричневый земной пони.

Кристал и Бурн мигом отстранились и теперь смотрели на нарушителя их спокойствия. Если Кристал смотрела на Дирта с удивлением, то вот Бурн готов был испепелить того своими зелеными глазами.

— Ой, Дирт. И давно ты здесь? — удивленно спросила Кристал.

— Нет. Только пришел, — Дирт постарался показать равнодушие своим голосом, а затем спросил: — А мне казалось, что Клэр послала вас набрать воды, а вы чем занимаетесь?

Дирт стал обходить двух сидящих рядом друг с дружкой пони, чтобы оказаться у них перед глазами, но не заметил стоящие за небольшим камнем ведра с водой. Он увидел их, когда было уже поздно. Его копыто ударилось о камень, а вторым копытом он, стараясь удержаться на ногах, дернул вперед и угодил им прямо в одно из ведер. Ведро соскользнуло и теперь от падения его ничего не могло спасти. Коричневый пони всем своим весом упал на остальные ведра и перевернул их, расплескав всю воду.

— Брат! Ты цел? — забеспокоилась Кристал, подбежав к Дирту и помогая ему встать.

— Вообще-то, мы ее уже набрали, — грубо и немного со злостью отрапортовал Бурн, — пока кое-кто ее не разлил!

— Вообще-то, этого бы не было, если бы кое-кто отнес эту воду сразу в лагерь! — только встав, начал парировать земной пони.

— Вообще-то… — хотел было продолжить Бурн, но Кристал не дала ему договорить.

— Вы оба! Хватит! Почему, когда вы оба оказываетесь рядом, то всегда начинаются перепалки? — Дирт и Бурн переглянулись, но ничего не ответили, виновато отведя головы в стороны, — Так! Теперь вы оба залезаете в реку и снова набираете ведра водой.

— Но… — хотел было возразить Бурн.

— Никаких «но». Дирт, это я попросила Бурна остаться у речки и посидеть тут немного. Бурн, а ты мог бы помочь Дирту подняться, — стала отчитывать их Кристал.

— Ладно-ладно, — сдался Дирт, — все равно хотел освежиться.

Коричневый пони положил себе на спину два ведра и пошел в реку. Бурн лишь вздохнул, взял в телекинез остальные ведра и пошел следом за Диртом.

Отношения между двумя жеребцами были не самыми лучшими. Казалось, что они — две стороны одной медали. Дирт всегда был добропорядочным и трудолюбивым земным пони. А Бурн же…

Красный единорог собирался окончить Академию также, как и Клэр, но не смог. В подростковом возрасте он частенько увлекался опасными развлечениям и готов был подвергнуть себя опасности ради лишнего адреналина. И вот однажды он повредил себе рог, когда не вовремя раскрыл парашют и с большой скоростью свалился на дерево, чудом не сломав себе кости. «Лучше бы это были кости, ” — думал тогда про себя Бурн, когда не смог пройти заключительный экзамен по магии.

Его отчислили, когда на экзамене он не смог использовать сложную магию. Из-за повреждения рога некоторые важные магические каналы были нарушены и он больше не мог использовать сложную магию. Врачи сказали, что не могут ничем помочь и он останется таким всю оставшуюся жизнь. Хоть родители и поддерживали его и всячески пытались найти ему новое призвание, Бурн отчаялся. Ведь что это за единорог такой, который не может нормально колдовать? В какой-то момент он просто обленился и зачастую сидел дома и читал разные книги. Так бы и закончилась его история, и началась бы новая о затворнике и книжном черве, если бы в один момент он не получил письмо с предложением от своей давней подруги.

Клэр — его давняя подруга детства — без Бурна вряд ли смогла поступить в Академию. Почти все детство еще до поступления и до опасных развлечений, единорог увлекался историей мира, всяческими рассказами и мифами о древних богах и легендах. Поэтому он помогал Клэр на первых курсах по историческому предмету и подбирал полезные для нее книги.

В то время он был одним из тех, кого называли «пустобоким», из-за чего над ним частенько издевались те, кто уже получил свою метку. Но он не унывал и всячески старался найти себя. Он считал, что получит метку связанную с развлечениями или опасностями, которыми стал все чаще увлекаться, но какого было его удивление, когда он узнал, что его призвание — это писательство.

В Академии проводился конкурс по написанию собственного мини-приключения. Единорог не собирался в нем участвовать, но по просьбе Клэр все же решил попробовать. Когда он писал текст, его охватило озарение и в своем рассказе он решил совместить историю с мифическими созданиями. На его взгляд получилось не очень и он думал, что вряд ли займет хоть какое-то место. Но когда он зачитал свой рассказ публике на конкурсе, все пони были в восторге, а некоторые даже просили написать продолжение. Бурн получил первое место и денежное вознаграждение за свой рассказ. Но самым лучшим призом для него стало появление кьютимарки в виде раскрытой книги с пером над ней. Клэр была очень ему рада, хоть и не заняла призового места. После этого, помимо участия во всяческих опасных, и не очень, развлечениях, он стал заниматься сочинением рассказов, заточенных на мифах и легендах.

Пони, который хорошо разбирается в истории древних мифов и легенд, любитель опасных приключений, безработный, да и еще тот, кто нуждается в поддержке близких и друзей, казалось бы, идеальный кандидат для команды искателей артефактов. Клэр понятия не имела, насколько изменился Бурн после повреждения рога и отчисления из Академии. Вместо энергичного и оптимистичного единорога она увидела ленивого и замкнутого в себе пони. Тогда она поняла, что обязана помочь своему давнему другу, как он когда-то помогал ей с уроками, и приняла его в команду. Но спустя небольшое время она поняла, насколько тяжело ему давалась работа в команде. Он боялся проявить себя из-за своего рога. Думал, что его будут высмеивать, когда узнают, что он не может колдовать. Он часто замыкался в себе и в одиночестве занимался писательством. Думал, что его пропажу все равно никто не заметит. Но, когда команда устроила вечеринку, чтобы поддержать Бурна, он, чуть не расплакавшись, поблагодарил всех пони и стал заметно преображаться. Всего за несколько дней Клэр стала узнавать в Бурне именно того пони, которого помнила еще с начальных классов школы. Но не благодаря ей.

Инициатором вечеринки была Кристал. Она всегда старалась помочь всем пони в команде и просто не могла пройти мимо Бурна. Темно-синяя пони стала часто с ним общаться, особенно после вечеринки. Так и зародились их особые отношения. Ей нравились его рассказы и начитанность, ему — ее нежный голос, фиолетовые глаза, наполненные жизнью, и дружелюбие. Однако не все было так радужно, ведь его лень никуда не делась, отчего он часто отлынивал от работы.

Это заметил Дирт, который стал за ним присматривать из-за своей сестры. Видя, как он валяется на полянке или пишет очередной рассказ в палатке, Дирт гнал его работать и помогать остальным. Из-за этого их отношения становились все хуже и хуже. Как бы это ни было странно, но именно эти пони остались одними из последних участников команды Клэр.


Спустя, примерно, час все пони собрались в пещере. Дирт принес сложенный стол со стулом и сумки с письменными принадлежностями, Бурн левитировал документы для расшифровки, а Кристал принесла небольшой ящик с инструментами для археологии и старенький фотоаппарат, который висел у нее на шее.

В это время Санни уже была занята: она сидела посередине пещеры, что-то писала в маленьком блокноте под диктовку Клэр и аппетитно хрустела яблоком. Дирт заметил это и вспомнил, что Санни хотела устроить обед в пещере. В этот момент живот предательски заурчал.

— А, вот и вы, наконец! — обрадовалась Санни и, отложив в сторону блокнот, пошла в сторону корзин с продуктами, — Располагайтесь, сейчас будем обедать.

— Вау! Надо же. Никогда такого не видел! — Бурн вместе с Кристал стояли и с широко раскрытыми глазами смотрели на странную стену в виде арки.

— Бурн! Наконец-то! — оживилась Клэр, которая так и стояла возле стены и, по всей видимости, даже не отходила от нее, — Ну, на что похоже? Как думаешь, это просто стена с надписями или за ней что-то есть?

— Честно? Без понятия, — ответил Бурн, глазея на стену, — ничего подобного я нигде прежде не видел. Даже в старинных энциклопедиях не было ничего похожего.

После почти минутного молчания Клэр снова спросила:

— И это все? Может хоть какая-нибудь маленькая зацепка?

— Если так подумать… — Бурн подошел ближе и стал рассматривать непонятные надписи и узоры на стене, — то раньше в подобном виде украшали склепы…

— Склепы?! — тут же стушевалась Кристал и поднесла копыто ко рту.

— …Или сокровищницы.

— Сокровищницы?! — оживился Дирт, который в это время уже сидел на скатерти и поедал кусок яблочного пирога.

— Но нельзя исключать и того, что за этой стеной есть проход, — заключил Бурн.

— Значит эта стена все-таки может быть дверью… — задумчиво произнесла Клэр.

— Хей! А я знал, что Кристал не подведет! Столько времени провела в этой пещере и слушала эти песчаники… мне стало казаться, что ты к ним прирастешь, или даже станешь признавать в них родню, — рассмеялся Дирт вместе с остальными.

— И ведь точно! — подтвердила Санни, — Без Кристал мы бы не нашли эту стену!

— Да ладно вам, — смутилась Кристал, — я же все-таки делала свою часть работы и всего лишь указала, где надо копать.

— Успокойтесь, пони, — встряла в разговор Клэр, — нам бы еще разобраться дверь ли это вообще или просто бесполезная стена.

— А может просто попробуем ее сломать? — спросил Дирт.

— Балда! Вдруг это часть какой-то головоломки. Сломав ее, мы можем что-то упустить или и того хуже.

— Ладно-ладно, я просто предложил.

— Так, — продолжила Клэр и села за разложенный стол, на котором уже лежали документы для расшифровки, — а теперь все замолчите. Или просто говорите тише. После того, как поедите: Кристал — сфотографируй каждую часть двери, Бурн и Дирт — очистите ее от лишней пыли и грязи, Санни — поможешь им.

Все пони, которые уже расположились на скатерти и обедали, покивали, и после этого Клэр продолжила:

— Теперь мне надо подумать. Я почти поняла, как расшифровать первое предложение. Санни, будь добра, дай кусочек яблочного пирога…


Прошло уже два дня, а расшифровка символов почти не сдвинулась с места. Дирт, Бурн и Санни отполировали дверь почти до блеска, а Кристал сфотографировала чуть ли не каждый камушек на стене. Время уже давно ушло за полдень. Все пони, кроме Клэр, снова вместе сидели на скатерти и наслаждались поздним обедом.

— Она что, уже второй день сидит за этим столом и почти не выходит из пещеры? — спросил Бурн, закусывая яблоком.

— Так и есть, — ответила и вздохнула Санни, копошась вилкой в салате, — еще утром она сказала мне, что испробовала почти все свои методы: комбинаторику, расшифровку с постановкой, логику Гугля, магические переменные… почти все без толку.

— Эй, Дирт, — позвала своего брата Кристал, — может, ты поговоришь с ней? Это ненормально вот так сидеть и почти ничего не кушать.

— Я не…

— Давай, — перебила его Кристал и, просунув ему в копыта кусок яблочного пирога, стала толкать его в сторону серой единорожки, — Ты же сам прекрасно знаешь, что лучше всех понимаешь эту кобылку.

Дирт молча посмотрел на остальных и те лишь синхронно покивали.

— Ладно-ладно, уговорила, — вздохнул он и пошел в сторону Клэр, прихватив с собой кусок пирога, — но с тебя должок.

— Обязательно, — хихикнула земная пони.

Коричневый земнопони подошел к столу, за которым сидела серая единорожка. Стол был завален разными документами, перьями для письма и кучей скомканной бумаги. Сама Клэр тоже выглядела не очень: ее шерсть будто стала еще темнее, очки были наклонены, а под глазами уже виднелись мешки от недосыпа.

— Здесь что-то есть… Я точно что-то упустила, — слышались тихие шепоты от единорожки, — Где-то явно есть ошибка.

— Эм… Клэр? — пытался достучатся до нее Дирт, — Клэр!

Серая единорожка не обращала на него никакого внимания и все также бубнила себе под нос:

— Еще раз… Если тут поменять местами, а тут попробовать совместить…

— Клэр!!! — почти на всю пещеру крикнул Дирт, отчего серая единорожка вздрогнула.

— Ох, Дирт, ты меня напугал. Я и с первого раза услышала.

— Но я звал тебя уже… — хотел было ответить он с раздражением, но не договорил и лишь вздохнул, а затем поднес ей кусок пирога, — Вот, поешь хоть.

— О, спасибо, Дирт. Я как раз забыла позавтракать, — единорожка взяла кусок пирога с помощью телекинеза и поместила его в рот. Почти не прожевывая, она проглотила его и продолжила расшифровку.

— У тебя уже получилось что-то расшифровать за эти два дня?

— А? Что? А, да. Всего пару слов, но и это уже прогресс! Давай покажу, — Клэр встала со стула и направилась к стене с письменами.

«Есть! Первый этап выполнен. Я заставил ее слезть с этого проклятого стула», — сказал Дирт в своей голове.

— Вот, смотри, — Клэр указала копытом в сторону двух слов в середине арки, которые были немного больше остального текста в центре, — Эти два слова должны быть заголовком всего остального текста в центре. Пока что я смогла перевести их как «Хранитель» и «Пламя». Но остальной текст… Как будто это просто случайный набор букв и символов, потому что я даже приблизительно не могу подобрать что-то внятное. Мне как будто что-то мешает. Как только у меня получается приблизиться к понятному слову, тогда следующее слово становится бессвязным с первым. И я до сих пор не могу понять эту головоломку. Неужели я такая глупая?

Под конец своих слов серая единорожка заметно расстроилась и опустила ушки. Но Дирт сразу же попытался ее успокоить:

— Успокойся, Клэр, — коричневый пони слегка приобнял ее, затем отстранился и продолжил размышления: — Наверняка это не просто обычная дверь, раз у тебя не получается понять эти символы. Все таки мы имеем дело с чем-то древним. Может быть, дело не в самом тексте, а, например… в самой двери?

— Нет, это… — промямлила Клэр и вдруг ее глаза расширились, и она воскликнула: — Ну конечно же! Как я сама до этого не додумалась! Дирт, ты — гений!

— Я обычный земной пони, — смутившись, ответил он, — и просто предположил возможный вариант.

Но Клэр уже не слушала его и зажгла свой рог, вокруг которого образовалась желтая аура, а затем применила несколько заклинаний на двери.

*Визуализация*

*Стабилизация*

*Перестановка*

Я решил попробовать писать, какая магия используется в том или ином случае. Возможно, в каких-то моментах это будет добавлять эпичности.

Остальные пони, заметив какие-то активные движения серой единорожки за долгое время, стали подходить ближе и образовали полукруг у двери. Спустя пару минут рог Клэр погас и она с надеждой в глазах смотрела на дверь. Остальные сделали тоже самое. Так они стояли какое-то время, пока Санни не выдержала и спросила:

— И что теперь?

Только Санни успела задать свой вопрос, как символы и узоры на двери стали светиться. Узоры стали красными, а текст — синим. Затем некоторые буквы стали исчезать, образовывая новые слова. Все пони ахнули и Клэр удивленно воскликнула:

— Невероятно! У нас получилось!

— У тебя получилось, Клэр, — уточнил Дирт и все пони согласились.

— Что ты сделала? — стал расспрашивать Бурн, — Что за магию ты применила?

— А, да так, ничего сложного, — махнула копытом Клэр, — обычная процедура магической переменной. Про нее я узнала на своем факультете на четвертом курсе. Если вкратце, то она помогает представить условное защитное заклинание и наложенные на нем чары шифра, а потом…

— Ладно-ладно, мы поняли, — перебил ее Дирт, — Так что, теперь то получится расшифровать эти надписи?

— Да, теперь точно получится! — воскликнула серая единорожка, — Я уже могу разобрать некоторые слова. Но чтобы перевести целые предложения, нужно еще время. Но с этим я быстро справлюсь!

— Ага, — согласилась Кристал, — Но после того, как ты нормально поешь и поспишь!

Кристал схватила Клэр за хвост одним копытом и потащила ее в сторону пикника. Единорожка стала сопротивляться и всеми копытами копала под собой песок, пытаясь двигаться в противоположную сторону.

— Нет! — вопила она, — Я должна закончить расшифровку!

— После того, как поешь и отоспишься! — уже почти без сопротивления Кристал тащила Клэр по песку, — И так еле на ногах стоишь. Еще и после такого сложного заклинания.

— Оно не сложное! — простонала Клэр и взмолила: — Пожалуйста, отпусти!

— Молчи и ешь! — Кристал усадила Клэр на скатерть и запихнула кусок пирога ей прямо в рот.


Мрак… Одна темнота вокруг…

Я будто плыву по бесконечной тьме…

Как рыба, плывущая против течения…

Я не могу добраться ни до куда…

Ни повернуть, ни ускориться…

Пустота…

Ни света, ни осязания, ни времени…

Одни эмоции…

Почему я чувствую печаль и злость, ярость и гнев?

И… голод?

Я… Не помню кто я…

Помню лишь пламя и разгорающуюся ярость…

Я помню силу огня, внутреннее пламя…

Огонь поглощает все вокруг. Свет поглощает меня…

Мое имя? Я… не помню его…

Селестия… Нет, это точно не я… Она другая… Но похожая…

Как все странно…

Но что страннее, я снова ощущаю себя… Я снова могу мыслить…

Почему? Что со мной случилось?..

Я чувствую огонек внутри себя… Он еще не погас.

Нет, он растет все больше и больше.

Чем больше становится он, тем сильнее становлюсь я.

Я заперта здесь! Я это точно знаю! Но где я? Одна тьма вокруг. Лишь бы свет… Хоть один огонек, что запитает меня. Но сколько времени прошло?

Я вижу что-то вдали. Что-то яркое и светится! Искра, что спасет меня! Я это точно знаю! Нужно двигаться к нему! Неважно, сколько это займет сил и времени. Я должна выйти отсюда!

10%


«1004 г. от ОК Основание Кантерлота 14-е число сезона Сбора Яблок.

Наконец получилось! Вторая фаза раскопок и расшифровки двери (или стены) закончилась. Мне уже казалось, что мы зашли в тупик, но с помощью магической переменной мне удалось снять защитные чары с двери, которые затрудняли расшифровку (спасибо Дирту за помощь). Теперь мы переходим к третьей фазе, которая должна быть намного проще всех предыдущих. Без защитных чар символы удалось легко перевести на эквестрийский. Оказалось, что это зашифрованный древнеэквестрийский язык (не путать со староэквестрийским!), который, по моим предположениям, использовали культисты для обрядов и переписок. Основной текст посередине двери таков:

Владычица огня

Веками одаренная, покоится здесь та

Кто издревле хранил земли наши

От злостных сил и демонов проклятых

Кто даровал нам свет, надежду, силу мудрости

Был проводником во тьме

Открыл нам истину и путь наш главный

В Великом Пламени Очищения.

Даже гадать не буду, что все это значит. Мне еле удалось передать главный смысл, так как при прямом переводе все складывалось в нелепицу. Но все равно это так интригующе! Мы все-таки смогли найти не просто артефакт, а целое древнее сооружение! Ладно, мы пока еще не вошли внутрь (и не знаю, сможем ли вообще), и, судя по переведенным надписям, это все-таки склеп или усыпальница. Надеюсь, там не будет скелетов или призраков…».

Клэр сидела за столом в пещере и заполняла свой дневник. Продолжить писать ей не дали пони, которые пришли в пещеру рано утром и были явно недовольны столь ранним подъемом.

— Ну, и зачем ты нас позвала так рано? — с недовольством спросила Санни и зевнула, закрывая рот кончиком крыла, — Неужели уже все перевела? Прошел же только один день. И надо ли было так рано вставать…

— Наконец-то мы все собрались! — встала из-за стола Клэр и обратилась к своей команде, — Мне не терпится уже открыть эту дверь! И мне нужна ваша помощь!

— Так это все-таки дверь? — спросил Дирт, — И что мы должны делать?

— Для начала я прочитаю вам перевод всех этих предложений. Пожалуй, начну с центрального, — она пролевитировала дневник перед собой и вслух прочитала им ранее записанный перевод. После этого сказала: — Это, должно быть, просто описание того, что или кто здесь покоится. Так что не думаю, что он сильно важен. Ну, что думаете?

Пони какое-то время стояли и молчали. Спустя время Санни решила первой прервать тишину:

— Владычица огня значит? Кто это может быть?

— Из всего того, что знаю я: лишь демоны обладали силой огня, — стал отвечать на вопрос Бурн, а остальные пони внимательно стали его слушать, — но и то большая часть из них — это всего лишь миф и сказки. Единороги и прочие маги не в счет. Они просто могут манипулировать магией огня, но не владеть ею. Значит это либо тот, о ком история либо еще не знает, либо какой-то единорог, который смог подчинить волю огня и полностью ее контролировать.

— С чего ты решил, что это вообще единорог? — спросил Дирт.

— А с того, что в переводе говориться о том, что этот «кто-то» защищал наши земли — Эквестрию — от демонов и прочей нечисти. Не думаю, что кто-то защищал бы другую расу на их землях от таких могущественных врагов. К тому же, насколько я могу судить из исторических источников, раньше все расы были не так дружелюбны друг к другу. Даже три племени пони воевали между собой.

— Ва-а-а-у! — воскликнула Санни, — Ты так много знаешь!

Бурн выпучил грудь и сделал горделивый вид. Дирт лишь вздохнул и чуть было не пробил себе лоб копытом.

— Даже если и так, — встряла в разговор Кристал, — то это всего лишь догадки. Все равно мы ничего не узнаем, пока не откроем эту дверь. Или хотя бы не поймем, как ее открыть…

— А вот теперь мы переходим к самому главному, — начала говорить Клэр, — к загадкам! Сейчас я вам прочитаю перевод предложения на краю арки: «Узри путь истинный. Всепожирающий. Познай его. Прими в себя. Раскрой путь света, надежды, мудрости. И дверь укажет путь. И ты будешь благословлен!».

Пони стояли и внимательно слушали. После озвучивания перевода они переглянулись и стали думать. Дирт сидел и чесал копытом за загривком, Кристал что-то рисовала на песке, Бурн поднес копыто к подбородку, а Санни стояла и смотрела поочередно на всех пони. Все пони вздрогнули, когда Клэр вдруг воскликнула:

— Ах да, чуть не забыла! Я заметила еще один маленький текст у основания арки: «Молви «друг» и войди». Но как бы я не пыталась сказать это слово на разных языках, ничего не происходило, так что про этот текст можно забыть. Наверное, просто чья-та шутка, хе-хех.

— Так и что нам нужно делать? — спросила Санни.

— Разгадать загадку! — радостно воскликнула Клэр, — Поэтому я и позвала вас сюда, чтобы вы помогли мне понять, что именно нужно делать с этой дверью. Возможно, надо что-то принести, сказать какое-то слово, применить магию или вообще создать ритуал, до чего, я надеюсь, дело не дойдет. Вы же поможете мне? — после этого единорожка щенячьими глазами посмотрела на окруживших ее пони.

— Ну конечно мы тебе поможем! — ответил Дирт, — Мы же одна команда!

Все пони одновременно закивали и Клэр с улыбкой сказала:

— Я знала, что на вас можно рассчитывать! Что бы я без вас делала… — она указала копытом на листки на столе, — Можете взять копии перевода на моем столе и мы приступим к работе!

Так прошло еще несколько дней. Затем еще и еще, пока не прошла неделя. Пони превратили почти весь песок в пещере в гладкий песчаник, пока ходили туда-сюда. Они испробовали множество разных способов: приносили различные предметы, кричали, молились, использовали магию, танцевали… дошли даже до того, что использовали простейший ритуал открытия дверей и замков. Все было бестолку.

Санни проснулась ранним утром и поняла, что снова спит в палатке одна. Кристал — ее соседка — снова ушла помогать разгадывать загадку злосчастной двери. Зеленая пегаска уже давно почти не принимала участия в разгадывании. Ей хватило пару дней, чтобы понять, что она вряд ли чем-то поможет.

Из всей команды она была менее «мозговитой», как она сама считала. Поэтому изо дня в день она просто приносила еду в пещеру и подносила какие-нибудь предметы для других пони. Иногда она задумывалась, как она вообще оказалась в их команде. Чем обычная пегаска, которая выросла в деревне, без специального образования может помочь начитанным пони-археологам? К счастью, для нее сомнения дальше этого вопроса больше никуда не шли, так как команда всегда поддерживала ее, как и она их. Они были ее друзьями. Единственными друзьями. И еще был Дирт, который проявлял к ней не мало симпатии и каждый раз помогал ей.

Санни любила помогать им и всегда удивляться новым «прикольным штучкам», сидеть по вечерам с ними за трескающимся костром, петь с ними песни и играть им на гитаре. В такие моменты Санни чувствовала, что она тоже часть этой команды. Но сейчас…

…Почему-то именно сейчас она чувствовала себя одиноко и беспомощно. Все ее друзья приковались к двери, а она лишь сидела в палатке и ждала момента, когда она снова будет удивляться чему-то новому. «Почему в такие моменты я ничем не могу помочь своим друзьям?» — думала она.

— Сегодня я точно им помогу! — пегаска встала с лежанки, сделала утренние процедуры и, набрав корзинки едой, отправилась в пещеру.

Войдя туда, она увидела следующую картину: Клэр, как обычно, сидела за столом и протирала свои очки, а рядом с ней стоял Дирт и что-то записывал под ее диктовку; Бурн сидел перед дверью и читал какие-то книги и иногда что-то записывал в блокноте, пока Кристал, которая тоже сидела рядом с ним, играла с его гривой.

— Всем доброе утро! — поприветствовала Санни всех пони и подошла к столику Клэр.

— Санни, доброе утро! — ответил ей Дирт и обнял ее, — Как спалось? Ты сегодня рано. Что-то случилось?

— Нет, все отлично. Просто проснулась я сегодня опять одна, — Санни покосилась на темно-синюю пони.

— А, прости, Санни, — ответила ей Кристал, — просто ты так мило спала…

— Ты говоришь мне это уже целую неделю! — недовольно, но без злости, ответила пегаска.

— Упс. Прости-прости, — посмеялась земная пони.

— А что это у тебя за корзинки? — спросил Дирт.

— Я решила, что вы голодные и принесла еды.

— Ах, вот оно что… — сказала Кристал, — Извини, Санни, но мы уже позавтракали.

— Вот как… — пегаска чуть приуныла и Дирт, заметив это, решил хоть как-то ее поддержать.

— Не знаю, как вы, ребята, но я бы не отказался от второго завтрака!

— Дирт, ну ты и обжора! — в шутку обозвала его Санни, но затем улыбнулась и передала ему корзинки, земной пони отошел к дальней стене пещеры и стал раскатывать скатерть, — Так, может, тогда я могу чем-нибудь помочь?

Санни посмотрела на всех пони, но никто ей не ответил. Лишь Кристал отрицательно покачала головой, как бы давая понять, что ей с Бурном помощь не требуется. Тогда Санни вздохнула и промолвила:

— Эх… снова я стою в стороне. Я опять бесполезная…

— Эй, — вдруг очухалась Клэр, которая до этого сортировала бумагу, — никогда не говори так, слышишь? — единорожка подошла к ней и положила копыто ей на плечо, — В нашей команде нет бесполезных пони. Каждый играет свою роль. А тебя никто не считает здесь бесполезной, кроме тебя самой. Так что хватит думать о плохом.

— Л-ладно…

Клэр призадумалась и сказала:

— И, между прочим, у меня как раз появилось для тебя задание, — пегаска тут же оживилась и стала чуточку бодрее.

Клэр взяла со стола несколько бумаг и дала их Санни.

— Вот. Тебе нужно сходить в навесную палатку и взять оттуда несколько скрижалей. На бумагах написано, какие именно. Потом вместе попробуем расшифровать их и совместить переводы с надписью на двери.

— Хорошо, я все сделаю! — отрапортовала Санни и улыбнулась единорожке, затем пошла к выходу, по дороге читая список на бумаге.

Уже проходя мимо Кристал и Бурна, Санни остановилась и посмотрела на песчаную дверь с надписями. Она пробежалась глазами по краевому предложению и стала вспоминать перевод:

— Узри путь истинный… Света, надежды, мудрости… Дверь укажет путь… Будешь благословлен…

Затем она посмотрела на центральный текст и, тоже вспомнив его перевод, совместила все вместе:

— Путь истинный… Света, надежды, мудрости… Путь наш главный… В Великом Пламени Очищения.

Пегаска молча стояла и думала, а через пару минут ее глаза расширились от озарения. Она ахнула и обратилась к Клэр:

— Клэр! Как будет на древнеэквестрийском слово «пламя очищения»?

— А? Чего? А, да… Это-о-о… Как там… «Fflam y puro». А что?

Пегаска ничего ей не ответила и стала смотреть на дверь, которая никак не изменилась. Спустя несколько секунд Санни вздохнула и промолвила:

— Ну вот… А я уж думала…

Вдруг дверь на миг ярко моргнула белым светом. Все пони зажмурились, а затем с удивлением посмотрели на дверь. Символы и узоры стали менять свои цвета на ярко красный, а затем они вспыхнули и загорелись. Все надписи стали исчезать, будто медленно сгорая. Как только дверь стала полностью гладкой, пламя исчезло и послышался скрежет камня. Дверь стала симметрично раздвигаться в разные стороны, открывая за собой коридор, в котором стали зажигаться кристаллы на стенах, освещая путь в глубину.

— Ва-а-ау! — воскликнула Санни и стала подходить ближе, — Это просто…

— Невероятно! — продолжила за нее Кристал.

— Как? — все еще удивленно моргала Клэр, поправляя шляпу, — Как это возможно? Мы испробовали столько вариантов слов, а на деле разгадка была у нас перед носом!

— Молодец, Санни! — похвалил пегаску Дирт, — Просто невероятно! Как ты до этого додумалась?

— Вот видишь, — сказала за нее серая единорожка, обращаясь к ней, — каждый играет свою роль в команде и ты сегодня это доказала!

Клэр ткнула копытом в смущенную Санни, а затем обратилась к красному единорогу:

— Бурн, твои записи больше не понадобятся, можешь их выкинуть. Как, впрочем, и мои тоже…

Единорог, который до этого все еще с удивленными глазами наблюдал за дверью, теперь молча упал на спину, растопырил копыта и тяжело вздохнул, понимая, что все его труды были напрасны. Все рассмеялись, а после этого Клэр радостно обратилась к своей команде:

— Ну что, пони, готовы узнать, что за секреты таятся за этой дверью?

— Да! — хором ответили все пони.


Огонь разгорается внутри меня… Я чувствую это! Еще немного…

Тот свет… Он становится ближе. Или больше…

Эти чувства… они начинают очень сильно раздражать меня. Особенно этот голод… Я почти подавила его, но чувствую, что он еще даст о себе знать.

Ничего. Скоро я выберусь отсюда. Осталось совсем чуть-чуть.

20%


— Это не похоже ни на что, что мы видели ранее, — удивленно сказала Клэр, рассматривая стены.

Пони шли по коридору парами, кроме Клэр. Она шла впереди, позади шли Кристал и Бурн, а за ними Дирт и Санни. Их путь представлял из себя коридор, уходящий вниз под небольшим наклоном, на стенах которого в небольших отверстиях стояли ярко светящиеся кристаллы. Сами стены были исписаны различными красивыми узорами, а иногда даже рисунками. Пол был покрыт плиткой из песчаного камня, а потолок был просто гладким песчаником с трещинами в разных местах.

Пони шли несколько минут вдоль всего коридора, пока не наткнулись на еще одну арочную двустворчатую дверь, но уже поменьше и без символов. Команда встала и Бурн с досадой воскликнул:

— Снова дверь?!

— Успокойся, — попыталась успокоить его Клэр, — это всего лишь обычная дверь. Надеюсь…

Серая единорожка поправила очки и приблизилась к двери. Она двумя передними копытами уперлась к ней и надавила со всей силы, но дверь не поддавалась.

— Давай я помогу, — предложил Дирт, подошел к двери и тоже уперся в него передними копытами.

Дверь не стала противиться силе земного пони и разрешила пройти команде Клэр, открывая перед ними круглый зал, который тут же стал освещаться кристаллами света.

— Ва-а-а-у! — воскликнула Санни, — Это просто…

— Невероятно! — продолжила за нее Кристал.

Пони стали заходить в круглый зал, который был довольно большого размера. Диаметр зала был примерно десять метров, а высота до потолка — шесть. Стены, которые уходили в единую точку в потолке, образовывая купол, были расписаны разными красивыми узорами, но теперь рисунков было гораздо больше. Это заметили Клэр и Бурн, которые стали пристально их изучать и рассматривать.

— Смотри, — разговаривала Клэр с Бурном, указывая копытом на рисунки, — эти рисунки, похоже, рассказывают какую-то древнюю историю.

— И, по всей видимости, являются очередной выдумкой, — повел в воздухе копытом красный единорог, — Все, что здесь нарисовано, не похоже ни на одно описываемое событие в истории древней Эквестрии.

Оба пони ходили вдоль стен и рассматривали рисунки, изображающие события давней эпохи. Вот на одном рисунке строй пони в доспехах из трех колонн маршировали сквозь огонь, на другом — толпа молящихся пони золотой статуе аликорна на возвышенности, которая излучала свет. Были и другие рисунки, изображающие разных земнопони, пегасов и единорогов, которые, по всей видимости, являлись важными личностями.

Но все рисунки затмевал один единственный, нарисованный в центре напротив входа в зал, рисунок, на котором были изображены два аликорна, стоящие напротив друг друга. Оба аликорна выглядели величественно, они стояли с раскрытыми крыльями и пускали из своих рогов магические лучи друг в друга. Но в этом рисунке было одно отличие. За спиной аликорна белого цвета левитировали шесть светящихся разными цветами камней, из которых выходили лучи света в огненного аликорна.

— Посмотри на это! — воскликнула Клэр, подбегая ближе к изображениям аликорнов, — Это же Принцесса Селестия! А слева напротив нее… Бурн, кто это?

— Без понятия. В истории известны лишь два аликорна, не считая недавно возвысившихся Принцесс Каденце и Твайлайт. А эта совсем другая и не похожа ни на одну из них: вся пылает огнем, да к тому же еще и, по всей видимости, злая, раз сражается против Селестии.

— Владычица огня значит? По описанию похожа… Странно, что она может быть злой, ведь в надписях сказано, что она защищала Эквестрию и сражалась с демонами… Тогда возможно ли то, что мы находимся в ее усыпальнице и сейчас ходим по ее могиле? — ужаснулась единорожка.

— У каждого может быть своя правда в истории. И у каждого она может быть приукрашена. И мы пока не знаем наверняка действительно ли это чья-то усыпальница.

— А кто тогда эти пони слева? — Клэр указала копытом на левую половину стены зала, на которых были изображены пони в доспехах цвета бронзы, — Может, это те самые культисты, которые построили этот зал?

— Вполне вероятно. Все таки у обеих диархов, хотели они того или нет, появлялись культы, благословляющие их. Скорее всего, и у нее тоже были свои почитатели.

Пока оба пони рассматривали рисунки, Дирт уже вовсю изучал небольшое углубление в стене слева от входа, которое было похоже на спрятанную арочную дверь. Санни и Кристал все это время стояли возле входа и не решались заходить глубже в зал. Они бы так и продолжили стоять там, пока Клэр не позвала Кристал:

— Крис, ну, чего стоишь как вкопанная? Давай фотографируй все это!

— Эм… Ребят? — обратилась к троице нетерпеливых пони Кристал, — Может, не стоит так просто ходить по этому залу? А вдруг тут есть ловушки?

— Да брось ты, Кристи, — стал успокаивать ее Дирт, который так и не смог открыть запечатанную дверь и стал идти в сторону своей сестры через центр зала, — Если бы тут были ловушки, то нас бы уже не стало, пока мы шли по коридору.

— М-да… умеешь ты успокаивать, — встрял в разговор красный единорог.

— Заткнись! — ответил ему Дирт, — Если бы тут были ловушки, я бы точно это почувствовал!

После того, как Дирт закончил говорить, его копыто наступило на выпирающую небольшую круглую плиту в центре зала. Послышался щелчок и скрежет камней где-то за стенами зала. Все пони тут же встрепенулись и стали оглядываться по сторонам.

— Ой-ей… — только смог проговорить коричневый земнопони, прежде чем стал задом отходить к стенке.

Через мгновение круглая нажимная плита отодвинулась в сторону и из отверстия стал выдвигаться наверх круглый пьедестал. По высоте он был небольшой и еле доставал до головы среднего пони. Над пьедесталом засветился большой кристалл света, направляя огненно-желтый луч прямо на предмет, находящийся на пьедестале. На нем в небольшом углублении находилась черная сфера крупного размера. Она была идеально гладкой, а внутри в ее центре виднелся крохотный огонек, который тянул щупальца света к краям сферы. После того, как скрежет камня замолк, все пони стали медленно подходить к пьедесталу.


Свет… Я чувствую, как его сила наполняет меня. Искра стала словно громадной дырой, но я до сих пор не вижу в ней выхода…

30%

Нужно больше… Еще больше света… А лучше… Огня…

Да! Пламя, вот что мне нужно!

И, о небеса, мое желание исполнилось! Теперь я вижу, как белый свет перекрашивается во что-то желтое. Но я чувствую жар, исходящий из него. И что-то еще… Пять пучков света. Они окружили меня. Что-то внутри меня просыпается. Это голод? Значит это чьи-то души? Неважно… Я хочу посмотреть на них поближе. Дотронуться до них. Схватить их. Одна из них слишком светлая и скользкая, но в то же время слабая. Не годится. Еще одна уже получше и имеет магию, но тоже слабая. Не годится. Две других почти похожи друг на друга, но они слишком черствые… не вкусные. Но вот она… самая светлая из них… Самая сильная. Хочу облизнуться, но не могу… Мой голод усиливается… Больше не могу сдерживаться… Я хочу тебя попробовать… Вкусить твою плоть! Ну же, подойди ближе… Еще ближе!


— Это просто…

— Невероятно!

— Значит, нет ловушек, говоришь? — огрызнулся Бурн на коричневого земного пони.

— Что же… Хотя бы ничего такого не произошло, — ответил Дирт.

— Не произошло?! А что, если бы это все-таки была ловушка? Тебе нужно аккуратнее смотреть, куда наступаешь. В прошлый раз это были ведра, а теперь…

— Послушай сюда, остроголовый!..

— Ребята! — пыталась урезонить их Кристал, — Хватит, прошу! Сейчас не время для очередных споров!

Но шум, казалось, только усиливался. Теперь не только Дирт, Бурн и Кристал стали громко спорить, но и Санни вклинилась в спор и тоже пыталась урезонить двух жеребцов. Осталось надеятся только на Клэр, которая могла остановить спор одним только словом, но она стояла как вкопанная и смотрела прямо в центр сферы на танцующий огонек. А огонек смотрел на нее в ответ.

— Это тебя не касается! — прокричал Бурн.

— Бурн! Дирт! Хватит!

— Да кто бы говорил! — ответил тому Дирт.

— Клэр! — позвала ее Кристал, — Ну, скажи им, чтобы они прекратили! Клэр! Клэр?!

Но серая единорожка их не слушала. Ее глаза приковались к черно-огненной сфере, а все вокруг будто стало во мраке и было почти невидимым. Она слышала шепоты, которые с каждым разом все усиливались и звучали у нее в голове:

«Ближе… Подойди ближе…».

— Клэр! Клэр!!! Что с ней такое!? — забеспокоилась Кристал.

«Еще ближе! Возьми то, о чем ты мечтаешь!», — теперь Клэр видела перед собой не сферу, а красивый жемчуг, который она нашла когда-то в детстве, и теперь ее разум полностью затуманился.

— Эй, Клэр, что с тобой? — спросил Бурн.

«Я нужна тебе! Ты нужна мне! Помоги мне!», — единорожка почти дотронулась копытом до сферы. Еще чуть-чуть и…

— Клэр! — дотронулся за ее плечо Дирт, — С тобой все в порядке?

— А… да-да, — она помотала головой, а с ее глаз будто спала черно-серая пелена, — все хорошо, да… Все нормально. Что-то случилось?

Все пони переглянулись и Кристал спросила ее:

— Ты что, ничего не слышала?

— Нет… я, — схватилась за голову Клэр, — Нет. Я, видимо, утомилась за сегодня. Мне нужно отдохнуть. Начинайте пока без меня. Кристал, ты знаешь что делать. Дирт, унеси эту сферу наверх. Санни поможет тебе. Бурн, ты сделай необходимые записи и найди аналогию событий на рисунках с проверенными источниками. Я присоединюсь к вам позже, как только немного отдохну.

После этих слов она не спеша пошла на выход. Пони лишь снова переглянулись и Санни удивленно спросила:

— Она что, сама решила пойти отдохнуть?

— Да… Не похоже на нее, — согласилась с ней Кристал, — Что с ней произошло?

Клэр добралась до своей палатки и улеглась в лежанку. И только одна мысль звучала у нее в голове:

«Что это такое было?».