Самое раздражающее заражение

Рэйнбоу обнаруживает, что у нее есть проблема с вредителями в ее доме. Вот только он оказывается более привлекательным и раздражающим, чем она ожидала.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Падение Эквестрии: Вот так страх!

Вновь для жителей Эквестрии наступает Ночь Кошмаров. Карибу позволяют пони отметить событие — правда, в своём понимании. И к празднеству вновь присоединяется Зекора, чтобы поведать серьёзно откорректированную легенду о Найтмер Мун.

Принцесса Луна Зекора ОС - пони Найтмэр Мун

О птицах и характерах. Бонусная глава. к "Неправильному"

О том, как тяжело бедным и несчастным перелётным птицам делить небо со всякими... непонятными существами.

Спитфайр ОС - пони Вандерболты

Clock is ticking!

Кто-то опоздал :3

Межсезонье

Старлайт Глиммер всегда рада ответить на все просьбы — когда администрируешь факультет магического университета, этих просьб мало не бывает. Ну, на самом деле не на все и не всегда.

ОС - пони Старлайт Глиммер

Воспоминания в Вечер Теплого Очага

Беззаботное детство Селестии и Луны закончилось неожиданно. Безопасная и мирная жизнь в Долине аликорнов, в изоляции от остального мира оказалась потревожена пугающими событиями. Аликорны встали лицом к лицу с тем, от чего они бежали когда-то, и теперь им предстоит вновь сделать выбор. А двум маленьким девочкам достались зрительские места в первом ряду.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Пила

Думаю, многие из вас знают культовый фильм "Пила". Что если в Понивиле заведется такой же маньяк? Я хочу сыграть с вами в игру.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Другие пони

История одной пони

Однажды обычная пони попала в необычную ситуацию: она проснулась прямо на улице заброшенного города и совсем ничего не помнила. Ей нужно было найти ответы, и найти быстро, ведь с заходом солнца улицы перестанут быть пустыми.

Рассвет

Проходят года, Твайлайт, аликорн с вечной жизнью, никогда не сможет забыть тех, кто были ей дороги. Каждую ночь она страдает, зная, что ничего не изменится.

Твайлайт Спаркл

Принцесса Оцеллия

После встречи молодой шестёрки со своими страхами, Оцеллия завела разговор о своём прошлом.

Другие пони Чейнджлинги

Автор рисунка: Devinian

Скайрич

2. Пролог, тридцать восьмой день до отъезда


⧫-Пролог-⧫


Город Монкилор, Виндия, за тридцать восемь дней до отъезда…


В условиях надвигающейся тени гражданской войны в Виндии стоимость угля выросла слишком сильно, чтобы Дэринг Ду это могло понравиться. Она, конечно, винила во всем культ головорезов, последователей Колли Ма. Она никогда бы не сказала этого вслух, но головорезов нужно было усыпить, как бешеных собак, чтобы вернуть мир в это место. Цивилизация умирала, и сама земля казалась больной.

Корабль Индевор нуждался в высококачественном коксе для своих двигателей, но стоимость кокса была слишком высока. Корабль мог работать на неочищенном угле, но от него двигатели становились грязными, покрытыми копотью и нуждались в обслуживании. Тем не менее, уголь мог доставить их домой. С другой стороны, им не нужно было возвращаться домой, им просто нужно было добраться до цивилизованного места, возможно, до Гриттишских островов, но это могло оказаться сложным, а Дэринг Ду не хотела иметь дело со сложностями.

Вся эта поездка пошла псу под хвост.

К ним приближался большой отряд единорогов и один очень чванливый пегас. Вздохнув, Дэринг Ду покачала головой: этих пони ей сейчас хотелось видеть меньше всего, она знала, кто они и зачем здесь. Хитрая пегаска огляделась, оценивая ситуацию, и сделала жест крылом Рейнбоу Дэш.

Толпа расступилась, открыв взору одного очень перебинтованного земного пони. Дэринг Ду снова фыркнула.

— Посол Темз, я поняла, что пахнет чем-то нечистым, но я думала, что это джунгли, — сказала Дэринг Ду, когда группа приблизилась, и почувствовала огромное удовлетворение, когда посол поморщился от возмущения.

— Дэринг Ду, у вас есть то, что принадлежит Короне Великой Гриттишской Империи. — Посол Темз остановился в нескольких метрах от нее, не делая никаких движений, чтобы сократить расстояние. — Артефакт был найден нашим полевым агентом, доктором Кабаллероном. Будьте добры, отдайте его, мисс Ду.

— Ни за что. — Дэринг Ду одарила посла приятной улыбкой. Они могли быть врагами, но не было причин, по которым они не могли быть вежливыми. Она также начала задаваться вопросом, где Тарниш, и может ли эта ситуация потребовать его грубости. — Подумайте хорошенько, прежде чем действовать, посол Темз. В данный момент вы имеете дело с находящимся под защитой эмиссаром Короны Эквестрии, Элементом Гармонии и очень близким и равноправным другом самой принцессы Селестии. Я верю, что если вы причините ей вред, солнце никогда больше не будет светить на островах Гриттиш.

— Сейчас там почти ничего не светит, — насмешливо произнесла Рейнбоу Дэш. — Это место еще мрачнее, чем Грифонстоун.

— Я не могу позволить вам уйти с артефактом, — сказал посол Темз Дэринг Ду осипшим, почти гнусавым голосом. В том, что это был голос, созданный для телеграфа, сомневаться не приходилось.

Дэринг Ду увидела проблеск шоколадно-коричневого цвета за угольными контейнерами и сохранила нейтральное выражение лица — все как обычно. Она не знала, что задумал Тарниш, и ей было все равно. В этот раз она собиралась позволить ему заниматься тем, что у него получается лучше всего, и свести нотации к минимуму. Он умел преподносить грубые сюрпризы.

— О, но я ухожу с артефактом, и вы не сможете меня остановить, — сказала Дэринг Ду громким, ясным голосом, который разнесся по угольному двору. — Доктор Кабаллерон отказался от всех своих прав на артефакт, когда нанял для помощи культистов-тугов. Посмотрите, что они делают с этим местом! Посмотрите, что они сделали со здешними пони! Может быть, мы сделаем это международным достоянием, посол Темз?

Выглядя весьма раздраженным, посол Темз раздул ноздри и покачал головой:

— Мы никак не можем нести ответственность за то, что происходит в одной из наших бывших колоний. Вы блефуете, мисс Ду.

Когда он заговорил, сзади раздался зловещий щелчок.

— Нет, я тяну время, — поправила посла Дэринг Ду. Пегаска прищелкнула языком, увидев, что держит в копытах Тарниш, — она не одобряла этого, ни в малейшей степени. — Господин Типот, огнестрельное оружие… правда?

— Это тот самый револьвер, из которого меня ранили в задницу. — Глаза Тарниша сузились под ободком его шлема, и он держал пистолет направленным на доктора Кабаллерона. — Этот надоедливый маленький прыщ приказал одному из своих головорезов выстрелить мне… в задницу!

— Вы совершали кражу, — шипел посол Темз, стоя очень и очень неподвижно.

— Забавно, что этот револьвер, — начал Тарниш хриплым от боли и напряжения голосом, —  судя по клейму сделан на Гриттишских островах, точнее, в Ливрепуле. Интересно, что скажет на это принцесса Селестия, наши дорогие, близкие друзья, Гриттиши, дающие огнестрельное оружие головорезам? Я знаю принцессу Селестию, я знаю ее очень хорошо, и я думаю, что она была бы расстроена этим. Это было бы тем, что потревожило бы ее ночной сон.

— Будь ты проклят! — посол Темз плюнул в доктора Кабаллерона, бросив косой взгляд на забинтованного земного пони. — Почему вы не сказали мне об этом?

— Я не счел нужным, — пробормотал в ответ доктор Кабаллерон.

Несколько единорогов слегка зашевелились, но не стали двигаться, тем более что Тарниш направил на доктора Кабаллерона револьвер. Ситуация, как и все вовлеченные в нее тугодумы, становилась все более напряженной. Рейнбоу Дэш стояла на палубе Индевора с распростертыми крыльями, готовая подхватить Тарниша и удрать, если что-то пойдет не так.

— Идемте, мистер Типот, мы уходим. — Дэринг Ду сделала жест копытом, показывая, что он должен подойти, чтобы они могли улететь. — Мистер Типот сейчас находится в состоянии сильного стресса, вы должны его простить. Он только что стал отцом чудесного маленького отродья, созданного в самых необычных магических условиях. Он обожает ее, как и положено любящему отцу. Но это очень напряженный период в его жизни. Постарайтесь не воспринимать все, что он делает, однозначно.

— Поздравляю. — Голос посла Темза был напряжен до предела, а на его рубашке цвета хаки виднелись внушительные пятна пота. — Я буду рад уладить все это, как только вернусь домой. Пожалуйста, не стесняйтесь, уходите в любое время.

Ни один сфинктер не разжался.

Тарниш, по-прежнему направляя пистолет на доктора Кабаллерона, начал жевать нижнюю губу и переминаться с ноги на ногу:

— Простите, но от этого никуда не деться…

— Господин Типот, не будьте таким грозным!

— Со мной произошло много очень плохих вещей, — продолжал Тарниш, его голос становился все громче. — Некоторые из них произошли во время этого путешествия. То, что меня чуть не загрызла большая кошка из джунглей, было совсем невесело, но я могу смириться с этим как с неким опытом. А то, что меня бросили в яму с кобрами, будет забавной историей, которую я когда-нибудь расскажу всем пони дома. Думаю, я смогу посмеяться над этим вместе с женой и семьей.

Доктор Кабаллерон сглотнул, и его многочисленные бинты зашуршали.

— А вот с чем я не смогу смириться, так это с тем, что мне прострелили задницу. — Пока он говорил, Тарниш чуть наклонил пистолет вниз и прицелился правым глазом. — С тех пор я не могу ни сидеть, ни срать.

На палубе Индевора Рейнбоу Дэш разразилась хохотом, а Дэринг Ду каким-то образом сохранила спокойное выражение лица. Посол Темз повернул голову, чтобы посмотреть на Тарниша, глаза посла расширились от страха. Оранжевый язык посла на мгновение стал виден, когда он облизнул губы, а его бока вздымались и опадали, как мехи кузнеца.

— Ну и черт с ним, в таком состоянии его просто не образумить. — Дэринг Ду покорно вздохнула. — Не тяните, мистер Типот. Сделайте то, что должны сделать, и покончите с этим, чтобы мы могли уйти. Или ты намерен заставить его тоже страдать из-за своего монолога?

— Ну, я хотел, — ответил Тарниш, когда вокруг курка появилось бледно-голубое сияние. — Все эти злорадства по поводу его интеллектуального превосходства и того, что я просто тупой провинциал, которому не место в академических кругах. Это немного задело мои чувства, но не так сильно, как пуля в заднице.

Ничего больше не говоря, Тарниш нажал на курок, и раздался громовой раскат выстрела из револьвера. Звук эхом разнесся по угольному двору, заставив взлететь несколько разноцветных птиц из джунглей. Доктор Кабаллерон издал громкий вопль боли и упал на землю, хватаясь за лишнюю дыру в заднице. Несколько головорезов-единорогов с ужасом отвернулись от этого жуткого зрелища.

Направив револьвер в сторону, Тарниш выхватил Фламинго и перешагнул через лежащего доктора Кабаллерона. Длинные ноги Тарниша преодолели расстояние, и он направился в сторону Дэринг Ду, держа револьвер нацеленным на посла и его головорезов. На прощание Тарниш, как всегда вежливый, снял свой шлем.

— Мы уладим это во время праздничной вечеринки, когда все мы будем вести себя вежливо друг с другом. — Дэринг Ду приподняла крылом свой шлем и склонила голову. Она поморщилась, когда доктор Кабаллерон издал долгий, протяжный стон боли, и посмотрела на Тарниша. — Я не могу винить вас за то, что вы сделали, мистер Типот. Может быть, нам уйти?

— Да, думаю, мне нужна чашка чая… позволь нам уйти, Дэринг…