Жадный грифон подхватил щедрость

Когда речь заходит щедрости, Галлус перестаёт понимать уроки. Поэтому его друзьям приходится помогать грифону. Но никто из них даже не представлял себе, как трудно заставить жадное от природы существо расстаться со своими, "честно" заработанными деньгами.

Волки

Даже у самой крутой пони в Эквестрии есть свои страхи...

Рэйнбоу Дэш

Тьма

Начало войны с Королем Сомброй, финал пятого сезона. Селестии нужно начинать войну, ей не на кого положиться.

Принцесса Селестия

Окно в Эквестрию

Снежный Занавес над Сталлионградом рассыпался и сладкая, многовековая дрёма Эквестрии подошла к концу. Тому приметой пробуждение Элементов Гармонии, Найтмер Мун, Дискорда, и — теперь — Медведя. Шайнинг Армор, живший, как и вся Эквестрия, в полусне, едет в страну снегов. Там, на чужой земле, благородному рыцарю предстоит беззаветно оберегать покой Её Величества. Но почему так тревожится Принцесса? То, что Шайнинг знал об истории родного королевства — истина ли это? Кто, наконец, прав? Сталлионградцы, готовые лечь костьми за общее дело, или эквестрийцы, для которых личная свобода — величайшее сокровище? Вопросы загадочные, словно сталлионградская душа. И Шайнингу придётся добывать ответы: наперекор интересам дипломатии и воле Её Величества, наперекор своему личному неприятелю, пониссару Кремлину, наперекор чести гвардейца.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Фото Финиш Спитфайр Филомина Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Октавия Фэнси Пэнтс Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Новые невероятные союзники

Спин-офф к фанфикам "Невероятные союзники" и "Приговор времени". Знакомство с упомянутыми фанфами совершенно не обязательно. Что делать в мире, где герои уже победили? Злодеи уже побеждены и унижены, неприятные жители убиты, злодейские планы разрушены. "Невероятные союзники" уже разворошили все разворошаемое и стали могущественней некуда. Население только-только отдышалось пожиная плоды их победы, как пришли новые «герои». Осталось ли что-нибудь для них?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Трикси, Великая и Могучая Лира Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Октавия Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Старлайт Глиммер Темпест Шэдоу

Там, где кончается мир: Сияние Вечности

Нелегко жить, родившись в одной из приближённых к престолу семей, но постоянно пребывая в тени своих знаменитых родственников и не обладая и толикой их могущества. Однако как всё может измениться, когда незнатного потомка одного из дворянских домов Эквестрии, зарабатывающего на жизнь наёмничеством, наймёт царственно-холодный посланник иной расы, прибывший из-за моря с загадочной целью поиска неимоверно древнего артефакта?

ОС - пони

Флаттершай против!

Сатирическая юмореска, пародирующая так называемые клопфики.

Флаттершай

История Лаки

Я родился в Кантерлоте, в последний день зимнего периода. Мои родители назвали меня Лаки Клаудом, что означает облако удачи, видимо, кто-то из них думал, что если назвать жеребёнка Лаки, то его жизнь будет просто переполнена удачей. Они ошиблись...

Другие пони ОС - пони

Blue Angels

Соарин живёт по собственно сочинённым правилам, нигде не останавливаясь и ни к кому не привязываясь надолго. Однако рано или поздно появится пони, которая заставит его пересмотреть свои принципы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Спитфайр Сорен Вандерболты

Принцесса Селестия и Найтмер Мун объединяются, чтобы спасти всех

Твайлайт Спаркл, принцесса Луна, принцесса Кейденс и королева Кризалис оказались обращены в камень. Освободилась Найтмер Мун. Всех надо спасать. Принцесса Селестия не думала, что ее любовная жизнь будет такой.

Принцесса Селестия Другие пони Найтмэр Мун Шайнинг Армор Чейнджлинги

Автор рисунка: Noben

Скайрич

51. Олений страх


— Я не выдержу больше ни дня в этом месте… Я не могу. Я не могу так жить. Все это, конечно, хорошо, и мне нравится использовать эти кристаллы в качестве дневника, но условия здесь, в Скайриче… Я даже не могу сказать. Нет слов. Пегасам нельзя доверять, что бы там ни говорил Оушен Голд. С каждым днем Копьеносец становится все более безумным, и никто этого не замечает. Все пони на взводе. Все больше и больше пони едят мясо. Мне пришлось сурово наказать солдат под моим командованием за это, так как я этого не допущу.

— Я планирую сбежать в ближайшее время, наперекор командиру Оушен Голд. Я возьму с собой солдат, которые еще верны, еще в здравом уме, и мы уйдем отсюда. Есть второй лифт, который ведет наверх, он находится за карантинными лабораториями. Во время последнего "инцидента" главный паровой лифт был поврежден, и несколько несогласных пострадали от "несчастного случая", убившись насмерть.

— Я понимаю, что нарушаю прямой приказ командира Оушен Голда, но я предан тем, кто все еще верен мне. После своей… трансформации Оушен Голд становится все более непохожим на себя. Я должен спасти своих солдат и себя. Это капитан Хард Нокс, и если вы услышите это, я надеюсь, что вы тоже бежите из Скайрича, пока не стало слишком поздно.

Осколок кристалла начал рассыпаться в пыль, и после него наступила глубокая тишина. Дэринг Ду выглядел задумчиво, Рейнбоу — встревоженно, Винил кивала, а Тарниш с надеждой поднял голову, его глаза горели неукротимым духом пони, которым он обладал. И хотя никто ничего не говорил вслух, все они наверняка думали об одном и том же.

Был еще один путь наверх.

Это была именно та надежда, которая так необходима им в их нынешнем положении, пусть даже это была слабая надежда, неопределенная, неопознанная надежда. Выражение лица Рейнбоу сменилось с обеспокоенного на облегченное, и она даже смогла слегка тряхнуть хвостом. Это единственное действие было свидетельством, доказательством смены настроения, и тут, ни с того ни с сего, в буквальном смысле слова, так как лицо у нее было синее[1], Рейнбоу улыбнулась.

— Итак, где находятся карантинные лаборатории? — спросила она.

— Не знаю. — Тарниш мог бы пожать плечами, но не стал этого делать, так как ему было не до того, чтобы прилагать усилия. — Может быть, нам удастся найти карту, которая не была уничтожена? Может быть, нам повезет. Даже если лифт не будет работать, а, скажем прямо, он может и не работать, это может быть безопаснее, чем шахта, о которой мы сейчас знаем. — Он смотрел, как сверкающие пылинки падают вниз, словно снежинки, и в его взгляде было что-то отстранённое.

— Пони в той записи… он казался умным. Образованным. — Дэринг Ду сжала губы на мгновение, достаточно долгое, чтобы она поморщилась от боли, а затем продолжила: — Он не был простым солдатом. Жаль, что нет возможности сохранить эти записи. Мы слышим историю в том виде, в каком она происходит. Она будет существовать в наших головах до тех пор, пока мы не умрем, и тогда эта история будет действительно потеряна.

Тарнишу эти слова показались отрезвляющими.

— Интересно, может быть, принцесса Луна сможет сохранить нашу память? — рассеянно заметила Дэринг Ду. — Пойдемте, мы уже достаточно отдохнули, наверняка нам уже лучше, и мы должны идти.

Спутники молча кивнули, соглашаясь.


Болотный запах становился все более едким, и спутникам снова пришлось опасаться мест, где действовала плохая магия. Каждая из кобыл держалась поближе к Тарнишу, ведь именно его магия защищала их от сильнейшего магического излучения и воздействия искусственных лей-линий. Стены были в выбоинах, камень перестал быть гладким, но нельзя было сказать, что послужило причиной повреждений.

На полу местами были лужи, склизкая, липкая грязь, с потолка капала вода. Над головой, в некоторых местах, в потолке зияли дыры — места, где осыпался камень, и в полумраке виднелись трубы. Из одних труб шел пар, из других — вода, и все это создавало влажную, сырую атмосферу.

— Вон дверь, — сказала Рейнбоу, указывая на нее, но не отходя от Тарниша.

Вместе, как один, компаньоны двинулись к двери, но обнаружили, что она разрушена. Винил достала старинные очки, надела их на мгновение, а затем покачала головой. Затем она поднесла их к глазам Тарниша, чтобы он тоже смог разглядеть и прочитать выцветшую, покрытую ямами надпись.

Наука пегасов…

Остальные слова были нечитаемы, камень был изъеден и немного растворен. Дверь, металлическая, была деформирована, частично оплавлена и сплавилась с дверной коробкой вокруг нее. На двери виднелись вмятины, и Тарнишу они показались странными. Это были не вмятины, уходящие в дверь, а выступы неправильной формы, которые, казалось, были выдавлены с другой стороны двери. От одной мысли об этом у него леденела кровь. Что могло так колотить по двери и деформировать металл?

Похоже, что-то пыталось выйти из научного крыла пегасов.

— Осмелимся ли мы открыть дверь? — спросила Дэринг Ду.

— Дэринг, не надо. — Рейнбоу Дэш начала хихикать, но без особого усилия.

— Эта дверь состоит из нескольких дюймов какого-то металла, я не знаю, какого, и что-то ударило по ней с достаточной силой, чтобы оставить вмятины. Кроме того, некоторые ее части выглядят оплавленными. Думаю, что-то или кто-то из пони постарался запечатать дверь. Если вы помните, другой вход в научное крыло пегасов тоже был разрушен. — Дэринг Ду постучала по двери, и ее уши насторожились от звона, который издало копыто, ударившись о странный металл.

— Винил? — спросил Тарниш, но даже в момент произнесения этого слова кобыла качала головой из стороны в сторону. — Я уверен, что тот, кто выбивал дверь, давно мертв… но да, давайте поищем в другом месте. Пока что. Может быть, мы найдем другой путь в научное крыло пегасов.


Как ни странно, но болото теперь казалось многообещающим. Над головой мерцало сине-зеленое небо, сквозь веселые желтые облака просвечивало солнце. Возможно, по ту сторону болота можно найти другие лаборатории или другие места. На деревьях виднелись паутины необычайных размеров, и это было хорошим визуальным напоминанием о том, что здесь их подстерегает опасность.

— Принцесса Селестия, когда она сделала тебя героем страны, тогда же она дала тебе титул Губитель Пауков, верно? — спросила Рейнбоу.

— Да, а что? — ответил Тарниш.

— Я не получила титул, когда меня сделали героем страны. — Рейнбоу Дэш наступила в грязь, и та захлюпала. — Я получила только медаль и больше ничего.

— Ну тогда… мы назовем тебя… Рассекатель Ветра… сокрушитель ветра и защитник земель! — Тарниш изо всех сил старался выглядеть царственно, но при этом настороженно следил за опасностью.

— Тарниш?

— Да?

— Заткнись.

В воздухе висела неприятная сырость, и вонь стояла, как сопли, забивающие ноздри. Рейнбоу тихонько смеялась, а Винил слегка покачивалась на копытах — ей было трудно стоять на неровной поверхности в ее нынешнем состоянии. Дэринг Ду расправила крылья, сделала несколько взмахов, чтобы они размялись, а затем снова сложила их по бокам.

— Что это? — Рейнбоу прищурилась, сузив глаза, и, обладая самым острым зрением среди своих спутников, посмотрела вперед.

Тарниш тоже прищурился в ту сторону, куда смотрела Рейнбоу, пытаясь разглядеть. Он увидел деревья и маленькие цветные вкрапления на них. Может быть, фрукты? Свежие фрукты могли быть хороши, и, поскольку ему хотелось чего-нибудь сладкого, стоило рискнуть и съесть их. Затем он увидел то, что видела Рейнбоу, и у него перехватило дыхание.

Под фруктовыми деревьями сидели олени, но не просто олени. Это были высокие, худые, долговязые существа, очень похожие на него самого, но в то же время и другие. У этих оленей не было рогов, но с того места, где он стоял, казалось, что у них из головы, где должны были быть рога, растут руки. Эти руки срывали плоды с деревьев, совершая быстрые движения, и плоды в мгновение ока переносились с дерева в рот.

— Большой Парень, ты видишь то, что вижу я? — спросила Рейнбоу, почти не дыша.

— Да, и это странно, очень странно.

— У меня есть вопросы. — Дэринг Ду тоже прищурилась.

— Какие? — спросил Тарниш.

— В сезон гона, поскольку у них нет рогов, они просто бьют друг друга по морде?

Хм… Тарниш кивнул:

— Возможно. — Он понял, что смотрит на еду. Не плоды на деревьях, а странных оленей. Несомненно, пауки ели их и все остальное, что им удавалось поймать. В Скайриче была своя экосистема, и это пугало его. Кентавры давно исчезли, а древние захватчики давно сгинули, оставив жизнь процветать самостоятельно в этом жутком месте, в этом хранилище ужасов.

— Тарниш, дай им имя. — Дэринг Ду повернула голову и посмотрела на Тарниша.

— Что? — Произнеся это слово, он понял, что Винил достает фотоаппарат. — Назвать их?

— Да. — Дэринг Ду отрывисто кивнула. — Ты. Назови их. Прямо сейчас. Ты — друид. Мы видим новую форму жизни. А теперь займись делом.

— Как ты думаешь, они тыкают друг друга в глаза, если не нравятся друг другу? — спросила Рейнбоу.

— Тише, Рассекатель Ветра.

— Эй… — хныкнула Рейнбоу. — Это просто подло, Дэринг. — Не в силах держать лицо, она начала хихикать, но тихо, чтобы не спугнуть оленя.

— Боксерский олень, — сказал Тарниш, и через секунду камера Винил вспыхнула.

Олени, испугавшись, один за другим захлопали в ладоши, а затем начали улепетывать в безопасное место. Винил сделал еще один снимок, и Тарниш смотрел, как они исчезают из поля зрения. Его осенило, насколько велика эта подземная пещера. Неужели горы Скайрича были изнутри пустыми?

— Боксерский олень. — Дэринг кивнула головой — медленным, задумчивым движением, — а затем добавила: — Одобряю.

— Я возьму себе немного фруктов. — С этими словами Тарниш зашагал вперед, и Винил слегка покачнулась, когда она двинулась за ним. — У меня аппетит, и я хочу чего-нибудь сладкого. Мне все равно, что это будет, лишь бы съедобное. — Он поднял щит, предупреждая об опасности, и постарался не думать о том, что его седельные сумки трутся о его больную, нежную, ошпаренную плоть.

Три кобылы гораздо меньшего размера двинулись за ним.

blue — не только цвет, но гнетущая тоска :{