Опера про Дэринг Ду

Отем Блейз приезжает в Понивилль, чтобы поставить там оперу о Дэринг Ду и среди множества пони решивших принять в ней участие оказывается Даймонд Тиара. Но все не так просто, ведь по слухам в местном театре живет привидение. Однако Тиару так просто не испугаешь, и она готова дать решительный отпор любому, кто осмелится помешать ей стать актрисой.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Другие пони

Одиннадцать минут

Небольшая хронология жизни Дежурного космического корабля.

Другие пони

Удивительные приключения Пинки Пай

Самое обычное утро Понивилля, тишина и покой. Но Пинки-чувство предупреждают одну определённую пони о том, что вот-вот опять произойдёт фанфик с Мэри Сью в главной роли. Но дела обстоят настолько ужасно, что хуже и быть не может - в город вторгнется не один омерзительный персонаж, а сразу два! Под угрозой сама ткань пространства и времени, два ОС-пони сталкиваются лицом к лицу в сражении за своё превосходство и только Пинки может спасти четвёртую стену от разрушения. Мы обречены.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Хроники Роя

Два роя. Две Королевы. Одна судьба. Обе потеряли всё. Они сражались и погибли, чтобы объединившись, создать новый рой. Предатели, должны быть наказаны, враги повержены. Побеждает сильнейший, это закон жизни.

Кризалис

Наркоманская кулстори.

Вот что бывает если стакан с йодидом молока попадает автору в мозг, разбивая шаблоны на 42 кусочка и все это сопровождается музыкой из немых фильмов 2055 года от рождения Иисуса Федоровича Сосницкого.

Йона уметь говорить с животными?

«Эмпатия — это способность видеть глазами другого, слышать ушами другого, чувствовать сердцем другого». Альфред Адлер.

Флаттершай Другие пони

Мир, в котором пони быть не должно.

С тех самых пор как я начал осознавать себя как личность,моя душа постепенно начала заполняться ненавистью.Сначала школа со всеобщей травлей.Затем институт с идиотами-преподавателями и кучей ненужной информации,а затем и работа.Но больше всего я ненавидел интернет,где царил полнейший хаос и где тебя могли унизить так,что и в самом страшном кошмаре не приснится.И я,проходя все эти этапы своей жизни,потихоньку ожесточался,учась видеть сей мир сквозь призму чистой ненависти.И казалось ничто не способно излечить мою душу,как внезапно появилась ОНА.<br/> Но обо всем по порядку...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Прокол

Свити Белль наконец-то получает свою кьютимарку в... весьма неожиданном деле. Немного запачкаться она не боится, ведь однажды ей будет суждено свершать великие дела. Вот только Свити не может понять, почему Рэрити реагирует так плохо.

Свити Белл

Пламя предательства

Принцессы объединили Эквестрию под своё крыло, стали её духовными наставниками и верными защитниками. Время шло, и они закономерно обратили своё внимание на Сталлионград. Вот тут-то и начинается моя история.

ОС - пони

Брошенный за Борт

Одного перевертыша обвинили в провале плана Кризалис по захвату Эквестрии. Он с позором изгнан из улья и брошен на произвол судьбы, с расчётом, что он закончит свою жизнь в какой-нибудь глуши. Но к счастью, его закидывает неподалёку от одной всем известной деревушки, где он сможет напитаться до отвала. Стоит ли говорить о том, что всё как всегда пошло наперекосяк?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Noben

Музыка Миров, том первый

Глава 13.5. Ночь романтики (18+)

На случай, если кто-то проглядел, но не хочет читать подобное (хотя, скорее резонный вопрос, а что вы вообще тут тогда делаете?) я предупреждаю только один раз:

В «.5» главах будет большое количество клубнички. Хотя, в данном случае, «чернички», хе-хе. ТО ЕСТЬ, ЧТИВА НЕ ДЛЯ ВСЕХ.
Так будет во всех главах с подобной меткой. Для общего сюжета они значительной роли не играют и их, хоть подобные главы и дополнительно раскрывают персонажей, при желании, можно пропустить. Я прекрасно понимаю, что не для каждого подойдëт подобное, но и вы, если решили пропустить, потом не задавайтесь вопросами, а что же там произошло. Моё дело предупредить.

P.S. Дисклеймер для роскомнадзорасов. Все персонажи, описываемые в данных главах, являются вымышленными разумными существами из других (отличных от известной обозримой) вселенных, с сознанием, разумом и собственной волей — никто ни к чему никого не принуждает. Все участники этой и будущих подобных глав достигли половой зрелости, а сами действия происходят в полном соответствии с правилами и законами вымышленной страны Эквестрия. Все совпадения случайны, вы ничего не докажете.

Музыка в главе:

Сектор Газа – Лирика

– Я думаю, все же в курсе правил на тему глав с индексом «.5»?
– А что ж сразу не назвал тогда «Кобыла, за которую стоит бороться»?

– Ты готова, любовь моя? – спросил у ожидавшей и к тому моменту справившейся со стояком крыльев кобылки парень примерно через три минуты. Луна, уже не скрывая своего нетерпения, тепло и нежно фыркнула наклонившемуся поцеловать её Сергею в ухо. Парень счёл это за согласие и подхватил любимую обеими руками, игнорируя протесты оной и, в очередной раз, удивившись в своих мыслях относительной лёгкости местных обитателей; поддерживая правой рукой упругий кобылий круп, а левой – аккуратно придерживая за спину свою космогривую аликорночку. Человек медленно и осторожно понёс свою любимую наверх, попутно напевая:

Сигарета мелькает во тьме,
Ветер пепел в лицо швырнул мне,
И обугленный фильтр на пальцах мне оставил ожо-о-ог...
Скрипнув сталью, открылася дверь:
Ты идёшь, ты моя теперь.
Я приятную дрожь ощущаю с головы до но-о-ог.

Ты со мною забудь обо всём:
Эта ночь нам покажется сном,
Я возьму тебя и прижму, как родную дочь, ах-ха!
Нас окутает дым сигарет.
Ты уйдёшь, как настанет рассвет,
И следы на постели напомнят про счастливую ночь.

Сергей донёс Луну до прикрытой двери её спальни и аккуратно опустил синюю поняшку на пол. Та приготовилась к чему-то необычному, что придумал для неё её жеребец, и затаила дыхание, пока тот нарочито медленно приоткрывал перед носом кобылки дверь. И Луна не была разочарована открывшимся перед ней зрелищем! Вокруг огромной кровати, на полочках и на полу мерно горели свечи, источавшие приятный и расслабляющий аромат ванили. Сам пол и кровать были устланы лепестками роз, притом, на кровати благоухающие части цветов располагались в форме стилизованного рисунка сердца. Огромное окно было расшторено, и на всю комнату, куда не касался отблеск огня свечей, разливался нежный свет от смотревшего прямо в окно лунного светила и миллионов звёзд вокруг. Луна с благоволением вздохнула, искренне впечатлённая заботой Сергея и произнесла:

– Спасибо тебе, мой любимый. Наше с тобой совместное ложе выглядит просто божественно!

– Да ладно тебе, расхваливать меня, Луняш... Я ничего прям особенного не сделал: лишь добавил несколько деталей к тому шедевру, который создала ты в эту ночь, – смутившись, ответил Сергей. – Мне просто показалось, что ты оценишь эту мою маленькую вольность.

– Оценю? Да я так в жизни никогда не была впечатлена чьей-то искренней заботой и любовью, какой ты окружил меня в этот день! – воскликнула принцесса и обняла своего любимого. – А теперь, если ты не возражаешь, позволь, и я окажу и тебе свой маленький жест нежности. Я прошу тебя не подглядывать, Серёжа, – покраснев, закончила она уже шёпотом. Человек тепло улыбнулся, кивнул, и вышел на балкон, вдыхая ночной воздух уснувшего городка и наслаждаясь великолепием неба, созданного Луной. Бесчисленные звёзды, прекрасная ночь, даже сиявший огромным диском на небе Эквестрии далёкий волшебный спутник планеты – всё было прекрасно и обещало незабываемые ощущения с любимой. Наконец, он услышал томный голосок за своей спиной:

– Я готова, мой любимый...

Парень обернулся на голос и замер от открывшегося перед ним зрелища. На огромной кровати перед ним, прямо поверх лепестков роз, полубоком лежала загадочно улыбавшаяся Луна. Передние и задние ноги той были облачены в потрясающе нежные на вид чулочки, состоящие из тёмно-синих и нежно-голубых широких полосочек. Чулочки, или даже скорее длинные носочки, доходили прекрасной пони примерно до середины бёдер сзади и плечей спереди, выгодно подчёркивая её круп и её грудку. Переливавшаяся в свете ночи и свечей ещё прекраснее обычного грива кобылки была аккуратно заплетена в очень милый хвостик резинкой тех же цветов, что и чулки. Принцесса, заметив искреннее восхищение в глазах своего человека, привстала, ещё чуть повернулась, показывая себя сбоку во всей красе, и кокетливо согнула переднюю ножку, подражая своему образу на плече человека и явно наслаждаясь произведённым на Сергея эффектом. Луна была крайне польщена смесью непревзойдённого восхищения, умиления, желания, любви и нежности, легко читавшейся во взгляде любимого, но, повинуясь исключительно женскому самолюбию, решила разорвать интимную тишину, спросив напрямую:

– Ну, как тебе мой маленький сюрприз? Нравится?

Ещё несколько секунд Сергей жадно рассматривал роскошную и милую кобылицу, даже не сразу осознав, что та к нему обратилась. Луна тихо хихикнула в копытце и аккуратно прокашлялась, привлекая внимание возлюбленного.

– А? – влюблённый по уши парень вновь вернул себе связь с реальностью и принял более осмысленное выражение лица: – Прости, я немного потерял дар речи и забыл, как говорить. Хотя нет, признаться, я даже забыл, как дышать. Луна, тебе когда-нибудь говорили, насколько ты ошеломительно и прекрасно выглядишь, особенно в этих вещах?

– Настолько выразительно, как это сделал ты, ещё никто и никогда до этого, – мило засмеялась кобылка и с любовью посмотрела на Серёгу, – я, действительно, очень рада, что тебе понравилось. Я искренне боялась, что, зная о моём сюрпризе наперёд, ты испортил бы себе все впечатления от увиденного. И моё сердце поёт от того, что я ошиблась в своих нелепых страхах влюблённой кобылы. Как насчёт того, чтобы рассмотреть мою обновку чуть поближе? – игриво заметила Луна, укладываясь на бок, мордочкой к возлюбленному. Намёк вполне недвусмысленный и понятный кивнувшему и снявшему с себя футболку человеку. Вслед за ней на прикроватную тумбочку легли и джинсы с ремнём, и носки с нарисованными собаками породы вельш корги, и майка. Парень остался в одном белье, слегка поёжился от дунувшего со спины ветерка, смущённо почесал одной ногой другую и вдруг подмигнул своей принцессе и направился в другую часть комнаты.

– Давай-ка отметим твою замечательную и крайне удачную покупку, – произнёс Сергей, подойдя к столу и наливая вино в заранее принесённые бокалы. Луна подобрала телекинезом протянутый длинной рукой бокал и дождалась, пока возлюбленный поставит бутылку поближе и устроится рядом с нею на кровати. Тот, полулёжа, приподнял бокал, прищурившись, посмотрел сквозь его алое содержимое на Принцессу Ночи и предложил тост: – Я предлагаю выпить за этот прекрасный вечер, проведённый в приятнейшей компании моей любимой. И надеюсь, что его кульминация принесёт нам обоим исключительно сладость и наслаждение...

Улыбающаяся пара чокнулась и пригубила вино. Судя по всему, Гильда своё дело знала превосходно, раз даже на мордочке явно более знакомой с дорогими сортами вин принцессы Луны выступило наслаждение. Серёга же в вине разбирался постольку-поскольку, отдавая на Земле предпочтение более крепким напиткам или сидру, но тоже не мог не отметить богатый и разительно отличающийся от земных вин вкусовой букет. Опорожнив бокалы, человек и аликорн отставили их на пол и, наконец, обратили внимание друг на друга.

Парень аккуратно положил свою кобылку на спину и лёг рядом, смотря той в глаза и любуясь их цветом. Левой рукой он нежно начал гладить шёрстку на грудке и животе Луны, выписывая пальцами ничего не значащие символы и восьмёрки, иногда, как бы случайно на излёте очередной фигуры, касаясь уже не скрываемого магией вымечка и торчащих на нём сосочков, но не спешил продвигаться ниже, растягивая удовольствие и, в тот же момент, поддразнивая и слегка распаляя кобылку. Правой же рукой парень сначала медленно снял стягивавшую гриву резинку, распустив по кровати тем самым её роскошные волосы, а потом стал ласково гладить у кобылицы за ушком, которое возбуждённо подрагивало каждый раз, когда другая рука заходила на территорию двух волшебных бугорков снизу. В ночи раздался тихий шёпот человека:

– Я люблю тебя, Луна.

– Я тоже люблю тебя, Серёжа.

– Любимая, ты, правда, уверена в своём желании провести со мной эту ночь?..

– Да, любимый. Я действительно сейчас больше всего на свете хотела бы возлечь с тобой... – томно пробормотала на ухо человека аликорночка, уже нетерпеливо пофыркивая и перебирая передними копытцами.

– Только предупреждаю, любовь моя, в порыве страсти я могу слегка увлечься и проявить несколько первобытные и более дикие черты. И, например, легонько укусить. Я не хочу тебе случайно навредить, так что если что-то не понравится, обязательно сразу скажи мне, хорошо? – ответом ему был немой кивок и уверенный взгляд влюблённых бирюзовых глаз.

Парень улыбнулся и запечатал губы любимой поцелуем. Обе руки же, словно предоставленные сами себе, в ту же секунду кинулись к бокам лунной принцессы, настойчиво поглаживая и расчёсывая нежную и чувствительную зону под крыльями. Величественные крылья Луны с шорохом перьев и ткани под ними распахнулись, смахивая лепестки роз и открывая человеку, по истине, восхитительный вид царственной кобылы синего цвета. Сергей оторвался от губ возлюбленной и приподнялся на коленях, наслаждаясь открывшимся перед его глазами зрелищем, впрочем, не прекращая гладить любимую, вынужденно возвращаясь своими руками в область живота прекрасной кобылицы.

Лежащая со всеми распростёртыми конечностями, четыре из которых были в очаровательных носочках под цвет шкуры; космические грива и хвост распущены и искрятся, переливаются, лучатся в мягком свете свечей и одноимённого с аликорном светила. На приподнявшейся и ожидающей продолжения восхитительной голове двумя прекрасными камнями натуральной бирюзы сияли два волшебных глаза, выше которых опасно и в тоже время благородно возвышался величественный рог. Алые лепестки роз, размётанные крыльями, словно языки пламени, окаймляли тело грациозной кобылицы. Часто вздымающаяся от ещё сдерживаемой страсти грудь. Игриво топорщившиеся две вершинки на женственных холмиках пониже живота, которым человек уделял уже большее внимание своими руками, то аккуратно сдавливая их меж пальцев, то нежно поглаживая сами бугорки вымечка. И, разумеется, самая пикантная, не прикрываемая никакой скрывающей магией часть кобылицы: её жадно ждущие своей очереди два прекрасных иссиния-чёрных лепестка уже слегка промокших губок. Парень с предвкушением задержал взгляд на самой сокровенной детали и пробормотал, даже больше обращаясь к себе, нежели к своей партнёрше:

– Э-э-э, нет, самое вкусное мы оставим на потом. Начнём с малого...

Сергей впился губами в прекрасную шейку аликорна, вызвав у той томный вздох и поцелуями исследуя каждый миллиметр её тела. Да, поначалу было очень щекотно от ощущения нежной шёрстки на своих губах, но разгоревшаяся уже в нём самом страсть и желание удовлетворить любимую будто заблокировали в его голове необычные тактильные ощущения. Или же он просто очень быстро привык, с каждым поцелуем продвигаясь всё ниже и ниже. Руками же человек гладил внутреннюю сторону крыльев своей любимой, по большому счёту, импровизируя и следуя какому-то наитию. Но томные и страстные вздохи Луны, всё громче раздававшиеся после каждого аккуратного поглаживания перьев, весьма недвусмысленно давали понять, что Сергей всё делал правильно. Парень спустился ниже в своих ласках, интенсивно дразня языком и губами топорщащиеся сосцы, а руками стал поглаживать два прекрасных полумесяца на чёрном фоне – метки на крупе кобылки.

– А-аах! Прошу, помедленнее, я с ума сойду от такого темпа! – с придыханием и сквозь стоны раздалось откуда-то сверху кровати. Парень приостановил свои ласки и страстно посмотрел в глаза любимой, в которых одновременно промелькнула похоть, любовь, испуг, наслаждение и благодарность.

– А ведь мы даже не перешли ещё к самой интересной части, а ты уже скоро всех соседей разбудишь своими стонами, любимая... – с театральным сожалением произнёс кобылке Сергей и, явно дразнясь, нарочито медленно обвёл языком вокруг киски Луны, не касаясь, впрочем, самих губок.

– Ты Дискорд-искуситель, а не человек... – с непередаваемым стоном донеслось из уст милейшим образом покрасневшей кобылки, накинувшей на свою мордочку подушку и постанывавшей уже в неё.

– Терпение, моя любовь, ты ещё недостаточно разогрета... – мягкий ответ своей любимой. Язык человека вновь вернулся к вымечку и стал медленно выводить вокруг сосочков восьмёрку. Руки лежали уже на внутренней стороне бёдер и настойчивыми поглаживаниями плавно разгоняли кровь аликорна от ног к животу. Парень уже аккуратно, растягивая удовольствие кобылки, взялся губами за левый сосочек и сначала несколько раз нежно поцеловал его, а потом осторожно сдавил губами и слегка потянул вверх, будто желая заставить тот лактировать. Немного потягивая и помусолив его в своих губах, парень со звонким чмоканьем отпустил возбуждённую вершинку вымечка. Улыбнувшись в ответ на раздававшиеся из-под подушки придыхания кобылки, он провёл по эрегированному от ласк соску передними – и довольно острыми, по понячьим меркам, – зубами, естественно, рассчитав всё так, чтобы не навредить, а лишь усилить впечатления любимой. Сдавленный тканью и перьями стон дал понять парню, что его цель была достигнута, так что тот повторил те же действия и с правым сосочком.

– Если ты так будешь продолжать, я скоро сгорю от твоего такого разогрева! – несколько более высоким, чем обычно, голосом, раздалось из-под подушки. По тону любимой парень понял, что та была уже довольно близка, притом, к его искреннему наслаждению, исключительно за счёт грамотной прелюдии, и решил больше не мучить прекрасную аликорночку.

– Воля Принцессы Ночи для меня закон, – произнёс Сергей и резко подтянул к себе руками возлюбленную за бёдра, захватывая жадными губами уже давно набухший от возбуждения клитор кобылки. Парень успел сделать буквально несколько ловких движений языком, а перевозбуждённая ласками Луна уже задрожала от хлынувшего на неё цунами наслаждения. Кобылье естество сжалось, щедро окропляя человеческое лицо своими соками, а бывшая в этот момент самой обыкновенной, но безумно любимой, кобылкой принцесса громко вскрикнула в многострадальную подушку от наступившего оргазма. Сергей с нескрываемым удовольствием облизнулся, слизывая довольно необычные, но приятные на вкус соки любви, и сладко потянулся, разминая затёкшую спину, пока его любимая нежилась в эйфории впечатлений. Парень решил дать ей чуть оклематься и нежно поглаживал шёрстку любимой, наконец, убравшей с мордочки мягкую опору для сна; попутно, аккуратно снимая умилительные чулочки с прекрасных ног и сопровождая свои действия прерванной до этого песней:

Эротичный лунный свет
Запретит сказать тебе «нет»,
И опустится плавно на пол всё твоё бельё.
Шум деревьев и ветер ночной
Стон заглушат твой и мой
И биение сердца, пылающего адским огнём!

Ты со мною забудь обо всём:
Эта ночь нам покажется сном,
Я возьму тебя и прижму, как родную дочь, ах-ха!
Нас окутает дым сигарет.
Ты уйдёшь, как настанет рассвет,
И следы на постели напомнят про счастливую ночь.

– Ну и как тебе первые впечатления, Луняша?

– О-о-о, – сладостно простонала она, глядя в глаза любимого человека, – это было просто великолепно!

– Мы только начали, любовь моя, ещё вся ночь впереди, и, поверь, у меня ещё есть тузы в рукаве, – хитро подмигнул ей человек, – хочешь вина?

– Да, пожалуйста... – приподнялась растрёпанная кобылка. Луна ещё не совсем пришла в себя после оргазма, и её взгляд немного блуждал, но она с готовностью подтянулась поближе и приобняла всё ещё раскрытыми крыльями любимого, наливавшего им по очередному бокалу.

– За что пьём?

– За то, чтобы эта ночь никогда не кончалась...

– «Вечная ночь»? Хе-хе. Хороший выбор. Как ты себя чувствуешь?

– Как будто одновременно зачерпнула из колоссального по мощности источника магии и легла на самое мягкое облако, которое только существует в Клаудсдейле. Спасибо огромное, – не совсем понятно, правда, за что конкретно: новые ощущения, заботливое беспокойство или предложенное вино; поблагодарила кобылка, левитируя к себе протянутый бокал и жадно напиваясь из него. Парень последовал её примеру, поцеловал любимую и хитро спросил:

– Мне кажется, ты уже достаточно отдохнула. Продолжим?

– И у тебя ещё совести хватает спрашивать? Конечно! – кобылица с готовностью и уже без былого смущения попыталась, было, наклониться и зубами стянуть с парня трусы, но тот ловко увернулся и игриво шлёпнул любимую по крупу, покачав головой:

– Луняшка-хорняшка, ну куда же ты так торопишься? Каким же я буду джентльменом, если хоть ещё разок не захочу удовлетворить свою любимую вперёд себя? Ложись давай, страстная моя, и предлагаю тебе опереться спиной на изголовье кровати, – очередной мягкий шлепок ладонью по уже противоположной метке судьбы, – только, пожалуйста, не прячь от меня своё милое личико в этот раз, я хотел бы смотреть на твои эмоции.

– А как же соседи? Я ведь, действительно, оказалась довольно шумной... особенно, для принцессы, – удобно устраивая уже закрывшиеся крылья на всё той же подушке, прислонённой к спинке их ложа, смущённо поинтересовалась Луна, видимо, вспомнив о подобающей ей царственности.

– Да ну в пень этих ханжей и снобов! Пусть завидуют, что не у них в постели такая прекрасная девушка... пардон, кобылка, которая не стесняется в выражении своих чувств любимому! – горячо возразил Сергей, уже обхватывая бёдра принцессы и вторгаясь своим языком в сокровенные глубины её лона. Луна тут же отреагировала, нежно взвизгнув и в очередной раз неконтролируемо раскрыв на всю длину свои прекрасные крылья. Парень улыбнулся уголками губ, не отрываясь от своего занятия. Одной из своих рук он решил чуть посильнее стимулировать кобылку и стал аккуратно тереть большим пальцем её клитор, всё также прорываясь своим языком в сочащуюся от вожделения пещерку. Внимательно следя взглядом за реакцией любимой, парень, наконец-то, нащупал языком нужную область внутри влагалища – увидев закатившиеся от неги и удовольствия глаза Луны, он сконцентрировался на вылизывании этой особенно чувствительной зоны. А заодно стал потирать налившийся кровью бугорок клитора Луны сразу несколькими пальцами, чем вызвал ещё более бурную реакцию у возлюбленной:

– Ах! А-а-ах! Святая моя сестра, как же это приятно! О-о-ох, молю же, любимый, сильнее! – не совсем контролируя свои действия, кобылка чуть подобралась и накрыла своими передними копытами затылок человека, чем сильнее прижала ими его голову к своей киске. И Серёга не разочаровал ожиданий аликорна: уже сам теряя голову от желания, ещё больше увеличил натиск, одновременно ускоряя работу языком и пальцами.

– Я.. Я уже сейчас... А-А-А-А-а-а-ахх! – значительно громче, чем в первый раз, простонала, задрожав всем телом, кобылица, погружаясь в пучину очередного оргазма и ещё обильнее прошлого раза орошая лицо человека своими соками. На этот раз парень решил поделиться с Луной плодами её же любви и заключил губы аликорна в долгом и страстном поцелуе, измазывая мордочку той в любовных секретах. Совершенно внезапно, Сергей ощутил, как его тело вдруг резко изменило положение в пространстве – и он оказался под восседающей на нём и слегка безумно смотревшей на него синешкурой кобылкой, явно перевернувшей его телекинезом. Остатки одежды охватил синий свет, одновременно окруживший рог принцессы, – и исподнее землянина почти мгновенно слетело, не выдержав магии вожделеющей и жаждущей продолжения эквестрийки.

– Теперь твоя очередь... – чуть ли не хищно прорычала обычно весьма миролюбивая принцесса, устраиваясь поудобнее над уже давно стоявшим колом членом и с горящим похотливо-обезумевшим взглядом оглядывая своего любовника. Луна резко опустилась, нанизываясь своим влажным нутром на всю длину ствола Сергея. Парень успел лишь успеть поразиться тому, куда пропало былое смущение и робость никогда не испытывавшей подобного на протяжении всей своей, по истине, длинной жизни принцессы этой страстной ночи. Но его мысли в ту же секунду были прогнаны прочь на самые дальние уголки сознания застилавшей разум розовой пеленой удовольствия. Луна, повинуясь исключительно природным инстинктам и затуманившей её сознание страсти, набирала темп, раз за разом с пылом нанизываясь своим сочившимся кобыльими соками влагалищем на член своего любимого пришельца из другого мира. Можно было бы подумать, что для неё секс с представителем совершенно другого вида не будет настолько приятным, однако оказалось, что человеческий член даже очень пришёлся по душе синешкурой аликорночке – видимо, сказывалось, что местные пони были меньше их «аналогов» с Земли – и там тоже, так что человек и аликорн подходили друг к другу идеально.

Понимая, что подобная бешеная скачка уже скоро приблизит его собственный оргазм, парень вцепился обеими руками в два полумесяца поверх чёрных пятен кьюти-марок на бёдрах любимой и рывками стал помогать ей довести их обоих до пика. Также Сергей и сам стал ускорять движения своего таза, с каждым ударом её бёдер всё сильнее вгоняя в кобылье естество всего себя. Когда силы сдерживать ураган наслаждения уже иссякли, землянин, что есть силы, вонзился в любимую, обильно кончая в её сжавшееся от настигшего и её саму в этот момент оргазма влагалище. Преисполненная наслаждением, Луна громко, уже не скрывая своих эмоций и чувств от кого-либо, закричала и, обессиленная, рухнула на грудь своего любовника, одновременно схлопнув на спине свои крылья.

– Вот уж не думал, что тебе так сорвёт крышу во время твоего первого раза... И кто ещё из нас двоих может увлечься и проявить первобытную дикость? – наконец, сумев отдышаться, пробормотал Сергей. Упавшая на его мокрое от пота тело и не менее влажная Луна, могла лишь довольно фыркнуть в грудь любимого, порывом выдыхаемого воздуха заставив шевелиться волосы на его теле. Два любящих друг друга сердца из совершенно разных миров лежали рядом друг с другом и бились в унисон. Парень задумчиво и счастливо гладил свою прекрасную принцессу за ушком, попутно перебирая пряди распрямившейся и непривычно покрывавшей обоих любовников обычно эфемерной гривы космических цветов и вновь стал тихо напевать окончание прерванной песни:

Твои бёдра в сиянии луны
Так прекрасны и мне так нужны,
Кровь тяжёлым напором ударит прямо в сердце мне.
Вымя плавно качнётся в ночи,
Слышишь, как моё сердце стучит?
Два пылающих тела сольются в ночной тишине...

Ты со мною забудь обо всём:
Эта ночь нам покажется сном,
Я возьму тебя и прижму, как родную дочь, ах-ха!
Нас окутает дым сигарет.
Ты уйдёшь, как настанет рассвет,
И следы на постели напомнят про счастливую ночь,
И следы на постели напомнят про счастливую ночь,
И следы на постели напомнят про счастливую ночь...

Сергей закончил петь и нежно посмотрел в бирюзовые глаза Луны. Та уже оклемалась и внимательно дослушивала песню из другого мира о любви, страсти и нежности и тихо произнесла:

– Замечательная песня. И это самая прекрасная и замечательная ночь в моей жизни... Я искренне благодарна тебе за этот незабываемый вечер и его жаркое продолжение. Может, Серёж, даже сейчас, я не всегда понимаю смысл всех твоих непривычных слов, высказываний и песен с твоей родины, но я совершенно точно знаю, что, не взирая даже на это, я всем своим аликорньим сердцем люблю тебя.

– Я тоже люблю тебя, моя ночная принцесса. Моя чудесная Луна...

Пара обменялась лёгким своей воздушностью поцелуем, всё также обнимаясь и слушая дыхание и биение сердец друг друга. Вдруг в ночной тишине раздался голос землянина, не скрывающего в нём хитрых ноток:

– Ну что, любимая, по бокальчику вина, и устроим, как минимум, ещё один раунд?.. Но теперь, чур, я сверху. И давай на этот раз уже не так быстро, ненасытная ты моя...