Только на одну ночь

Фестиваль Дружбы в самом разгаре, и Темпест Шэдоу думает, что по идее она должна томиться в тюремной камере, ожидая своего приговора. Но вместо этого, Твайлайт спрашивает — не хочет ли та остаться с ней на ночь? Вся эта история с дружбой может оказаться куда более запутанной, чем она думала.

Твайлайт Спаркл Другие пони Темпест Шэдоу

Надо платить

В жизни так бывает, что за хорошую жизнь одних расплачиваются совсем другие. Грустный фик о несправедливой жизни, и о тех безымянных, что делают ее лучше

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Fallout Equestria: Mutant

История эльдара оказавшегося на Эквестрийской Пустоши и превратившегося в нечто... странноватое.

ОС - пони

Просто добавь любви

Подготовка к свадьбе в Кантерлоте идёт полным ходом - а в это время в пещерах томится принцесса Кейденс. Но не одна, а вместе с надзирателем.

Принцесса Миаморе Каденца Чейнджлинги

Первый раз Твайлайт

Твайлайт Спаркл изучила и испытала в своей жизни гораздо больше, чем обычная кобылка, но одно событие, значимое событие, в жизни каждой молодой поньки всё время ускользало от неё (или она от него), но встретившись в очередной раз со своей подругой Рарити, Твайлайт всё же решилась довериться профессионалам.

Твайлайт Спаркл

Грива в сапогах

Взорвать Клоудсдейл, убить принцессу Селестию, попутно прикончив еще с пару-тройку десятков существ разной степени разноцветности и лошадиности и чтобы ничего за это не было. Откровенно говоря, когда я получал звездочки в военном училище, то мечтал немного о другом, но и так и сойдет. В конце концов, в этой унылой Пониляндии всё не так уж и плохо - есть яблочная водка, казарма и четверо идиотов за которыми нужно постоянно следить. Если бы не говорящие лошади, то я бы и не заметил разницы…

Лира Другие пони ОС - пони Человеки

Совпадение, изменившее жизнь

Жизнь обычной пегаски по имени Винил, резко изменилась в один из её день рождения и ей уже придётся отвечать не только за себя одну, но и за жизнь маленькой и беззащитной единорожки, которая когда-то как и она сама была подброшена под случайную дверь. Справится ли пегаска с ролью не родной матери для единорожки? Сможет ли она измениться в лучшую сторону? Случайно ли единорожка была подброшена под дверь пегаски? Ответы на эти и другие вопросы вы уже узнаете сами!

Другие пони ОС - пони

Сверхубермегагиперчрезгранднаивеликолепнейше!

Какой самый лучший способ заставить "каменную" пони проявить эмоции?

Пинки Пай Мод Пай

Играя в бога

У него нет имени. У него нет лица. Он - аноним. Он - попал. Он не может выйти из леса. Он не знает язык. Всё, на что он может положиться - на верный лук и зоркий глаз. И это его дневник.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки Кризалис

Бумажка

Сложный и трудный урок принцессы Твайлайт Спаркл из-за одной бумажки

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Доктор Хувз

Автор рисунка: aJVL

Музыка Миров, том первый

Глава 9. Встреча

Музыка в главе:

Александр Пушной – От винта!
RADIO TAPOK – Фантом

– Ура, возвращение крутой бороды!
– Знаешь, мне искренне обидно.

Человек и синяя пегаска с фиолетовой гривой и меткой в виде полной луны сидели в кафе и ужинали, тихо переговариваясь.

– Хорошая маскировка. Тебя практически не узнать, Лу...

– Селена. Меня зовут Селена, обыкновенная кобылка, ни в коем случае не связанная с Принцессой Ночи. Просто погодная пони. Простые жители немного переживают, если видят одну из своих правительниц, без причины гуляющую среди них.

– Всё могут короли, как говорится? – усмехнулся Сергей. – Поправь меня, если я ошибаюсь, но, учитывая события, которые случались в Понивилле за последние несколько лет, я думаю, они бы только обрадовались, что за ними лично приглядывает одна из более опытных принцесс. Не в обиду Твайлайт. Она, может, и крайне талантливый маг, но она не настолько авторитетный лидер. Ещё не, по крайней мере. К тому же, близится ваш аналог Хэллоуина – Ночь Кошмаров. Думаю, они бы лишь посчитали твоё присутствие просто желанием проконтролировать подготовку к празднику – и чтобы всё прошло максимально весело и красиво.

Пони благодарно улыбнулась:

– Спасибо за тёплые слова. Да, пожалуй, твои рассуждения вполне верны. Но что если я хочу просто провести этот вечер в приятной компании без шепотков за спиной и без того, чтобы кто-то постоянно отрывал нас какими-то вопросами, без сомнения, жизненной важности?

– Настолько всё плохо?

– Не то что бы. Иногда у меня создаётся ощущение, что в Понивилле меня встречают с куда большей теплотой и дружелюбием, чем в Кантерлоте. Но некоторого официоза и, – кобылка слегка сморщила носик, – немного суеверного трепета, к сожалению, всё равно не избежать. Не так уж и много пони здесь знают, что я, в принципе, до сих пор нахожусь в городке, так что пусть это так и остаётся.

– Хорошо, я подыграю. Хоть мне, со стороны и не было бы понятно, что такая красивая и умная кобыла забыла в компании лысой обезьяны без способностей к магии, который едва-едва научился говорить на эквестрийском. Дак, ещё и хищника.

Луна возмущённо фыркнула и ткнула копытом в грудь человека:

– Если эта кобыла и выбрала компанию лысой обезьяны... примата, то, скорее всего, по причине, что что-то в нём её заинтересовало, даже несмотря на его странное желание принизить себя в её глазах.

– Я тронут до глубины души вашей искренностью, миссис Селена.

– Мисс, – хитро улыбнулась лошадка. – А что до твоей неспособности к магии, сам же мне говорил и показывал, как люди сильно оторвались от нас по техническому прогрессу – и что в вашем мире правит наука. Может, там ты и не был учёным, но это не отменяет, что ты знаешь и видел то, что здесь просто не получилось бы вообразить. И, кстати, если помнишь, я была на той импровизированной лекции о людях у Твайлайт Спаркл, как уже далеко не раз и не два принимала пищу в твоей компании. Ты не хищник, ты всеядный. Да и стал бы хищник с таким аппетитом поедать овощной салат?

– Каюсь, пойман с поличным. Но не в моих силах сопротивляться настолько свежим и приятно сочетающимся овощам! Ладно, шутки шутками, но что это за заклинание, которое позволило так легко тебе изменить свой внешний вид? Это же явно не естественная способность к маскировке, как у чейнджлингов. Я понимаю, что я в магии разбираюсь, как... о! Как параспрайт в астрофизике, но всё же, мне интересно.

– Потом обязательно расскажи, что такое астрофизика, – улыбнулась замаскированная под пегаску принцесса. – Всё элементарно. Это простейшее заклинение иллюзии. Абсолютно не затратное с точки зрения энергии, но и обмануть таким получится максимум обычных пони без углублённых познаний в магии, а таких, что удачно для нас на данный момент, большинство. Эффект, который и требуется нам для приятного вечера, где можно забыть обо всём и просто болтать с интересным и необычным собеседником...

Её речь прервало раздавшееся откуда-то сверху шуршание крыльев. Над кафе планировала молодая и симпатичная фестралка тёмно-серого цвета с фиолетовой гривой и крыльями, словно от летучей мыши, явно намереваясь присесть отдохнуть на соседней крыше после полёта.

– О! Это же бэтпони, – заметил Сергей, – как я понимаю, довольно редкий для Понивилля гость, хоть я и видел уже некоторых, но как-то не обращал особого внимания.

Луна добродушно хихикнула:

– Бэтпони? Так их только маленькие жеребята называют, – улыбаясь, ответила она. – Это фестрал. Ночная пони. Фестралы – превосходные охотники и очень сильные воины, крайне верные мне ещё... ещё с тех пор, – заметно омрачилась «пегаска».

Сергей положил ей руку на копыто и тихо произнёс:

– Прошлое в прошлом, Л... Селена. Не давай плохим воспоминаниям омрачать твоё настоящее.

– Да, я понимаю... Просто... Это, всё же, не так легко оторвать от себя и отпустить.

– Никто и не говорит это отрывать. Найтмер Мун, – услышав это имя, его собеседница слегка вздрогнула, – такая же важная часть тебя, как и ты сама. Принесла ли она печаль миру? Возможно. Но было ли её появление ошибкой? Не думаю, я прекрасно понимаю, почему она родилась. Я тебя ни в коем случае не осуждаю за ту, кем ты предстала в час скорби и тоски. Наоборот, искренне сочувствую. Может, я и не видел и никак не мог видеть тех звёзд, которыми ты щедро одаривала небосклон Эквестрии в те времена, но уверен, что они были прекрасны. И, попав сюда, я точно ловил себя на том, что долго не иду спать, наслаждаясь видом ночного неба.

– Я помню это, – тепло улыбнулась Принцесса Ночи, – я даже несколько раз ловила себя на мысли, что ты, наверное, никогда не видел ничего подобного на Земле...

– Ага. И дело даже не в том, что в своём мире, как ты, наверное, помнишь, я очень редко видел богатое на звёзды ночное небо: дома был огромный световой фон. А потому что я действительно наслаждаюсь твоим небом. Ночным небосводом, созданным именно тобой. Оно, – человек сделал рукой в воздухе странный жест, будто помогая себе тем самым найти подходящие слова, – совершенно другое, в сравнении с тем, которое я хоть изредка, но видел там. То было завораживающим, но бесконечно далёким и безразлично холодным. Созданное же тобой как будто... вселяет в сердце ощущение спокойствия и тепла. И это ночное небо ощущается куда ближе и, как это ни странно, значительно роднее, – последние слова землянин произнёс, не отрывая взгляда от больших глаз пони, оставшимися такого же цвета, как и вне маскировки. Из бесконечно глубокой бирюзы на синюю шёрстку пролилось несколько слезинок, которые Сергей осторожно стёр большим пальцем.

– Спасибо... – тихо проговорила, всхлипнув, кобылка. – Спасибо тебе, Серёжа. Ты не представляешь, насколько сильно важны для меня эти слова. Быть может, если бы тогда рядом был ты или кто-то, думающий также и не боявшийся мне сказать подобное, то всего этого кошмара и не случилось... А что до Найтмер, то, наверное, ты прав. В самом деле, это часть меня. Может, о которой я и сожалею, но от того не менее важная. Это моё прошлое, желаю я того или нет. И я не стану от него отказываться.

– Хорошая позиция, – улыбнулся парень, – но главное, не давать себе утопать в этом самом прошлом, а жить сегодняшним днём. Есть такое выражение у людей, не знаю, есть ли аналог в вашей речи, «capre diem» – лови момент. Смысл его в том, чтобы не давать себе погружаться в тоску о прошлом или бессмысленные рассуждения о возможном будущем. А именно что наслаждаться текущим моментом и брать от этого момента всё. Может, такая идея и звучит немного инфантильно, но не раз и не два меня выручала там. Советую взять на вооружение эту концепцию. А теперь я предлагаю доесть наш ужин, за важным разговором всё уже слегка остыло. Что нисколько не помешает, впрочем, нам двоим насладиться моментом этой трапезы, – подмигнул поняшке Сергей.

Замаскированная аликорночка и её спутник продолжили приём пищи, каждый улыбаясь своим мыслям. С соседней крыши раздалось красивое женское пение. Собеседники стали прислушиваться к голосу фестралки, о которой они оба уже благополучно позабыли к тому моменту:

Кто мечтает стать фестралом.
Очень смелый видно тот,
Потому что только смелый
Сам отправится в полёт!

Лицо вслушивавшегося в песню человека внезапно переменилось с любопытного на крайне удивлённое. Принцесса Ночи не заметила перемены в своём спутнике, с интересом рассматривая поющую фестралку и вслушиваясь в слова незнакомой ей песни.

Потому что только смелых
Уважает высота,
Потому что у фестрала
Всё зависит от крыла!
От-от-от крыла!
От-от-от крыла!

– Да ладно! Это же невозможно, это же... – человек, было, хотел ещё что-то сказать своей синешкурой собеседнице, но поперхнулся ещё не до конца проглоченным салатом и закашлялся. Луна обернулась на звук – и тут же среагировала, постучав парня копытом по спине.

– Да не... кхе... не стучи... кха-ха-а, если... кхе... идёт кашель. Уф. Вроде, отпустило. Ха-а-а... Стучать надо, если подавившийся уже задыхается, сбивать ритм кашля не надо, так скорее вызовешь закупорку дыхательных путей. А если пострадавший чело... пони действительно не может дышать, то нужно уже пять раз ударить сзади, наклонив бедолагу вперёд, потом обхватить рук... копытами со стороны спины и пять раз сильно толкнуть в живот под нижнюю часть диафрагмы. И повторять цикл из этих двух процедур, пока тот не откашляет инородное тело – и снова не начнёт дышать. Но спасибо за попытку помочь... Я уже в порядке.

Тем временем, фестралка продолжала петь, даже не заметив сцену, развернувшуюся в кафе у соседнего дома:

У фестрала есть работа –
Контролирует полёт,
У фестрала есть забота –
Если вдруг фестрал уснет!
Потому когда, приятель,
Ты надумаешь летать,
Не забудь что ты летатель,
И не смей в полёте спать!
От-от-от крыла!
От-от-от крыла!

«Пегаска» с беспокойством спросила у человека, что случилось – и почему тот вообще закашлялся. Тот горячо ответил:

– Да потому что я знаю эту песню! Вернее, как она звучала изначально. И она отнюдь не из вашего мира!

Луна сначала не поняла смысл сказанной её другом... нет, даже больше, чем другом, в чём она бы и сама себе пока не осмелилась признаться – фразы. Но осознав её, она удивлённо приоткрыла рот и вперилась взглядом в человека. Возможно, самую чуточку перестаравшись с наигранным удивлением. Однако, Сергей этого не заметил. Он кивнул, будто в ответ на её мысли:

– Ага, именно. Я сначала подумал, что мне показалось, потому что тут другие слова, но когда я вслушался... Собственно, ты видела мою реакцию. Это песня с Земли, из моей страны. Изначально из одного мультсериала, потом перепетая одним известным музыкантом и телеведущим. И я тебе сто процентов могу сказать, что мне не послышалось. Смотри, сейчас она будет петь «Сон полезен для здоровья, а здоровье нужно всем». И бэт-пони, действительно, продолжила петь именно эти слова, к уже вполне искреннему удивлению Луны:

Сон полезен для здоровья,
А здоровье нужно всем!
Но когда завис в полёте...
– Здесь должно было быть «Но когда ты в самолёте», – вставил комментарий человек.
...У тебя милльон проблем:
Под тобою километры,
Над тобою облака,
И вздремнуть ты можешь только
До земли летишь пока!
От-от-от крыла!
От-от-...

– От винта! – тихо закончил за фестралку человек, после чего загадочно улыбнулся, показав клыки, – и я имею вполне себе неплохую теорию, кто может одновременно знать и любить эту песню, а также обучить ей представительницу вида конкретно фестралов. И я очень, очень, ОЧЕНЬ сильно надеюсь, что я прав, – на последних словах Сергей почти беззвучно пробормотал что-то себе под нос и почему-то мягко засмеялся, – Луна, мне понадобится твоя помощь.

Кобылка, казалось, даже не заметила, что человек обратился к ней по настоящему имени, а не её пегасьего альтер-эго и задумчиво кивнула:

– Я помогу... Но правильно ли я тебя поняла, что это всё значит, что в Эквестрии может быть ещё один человек?.. – Луна решила не умалять энтузиазм Сергея комментарием, что она это уже и так знает, и решила подыграть, позволив ему в полной мере насладиться встречей со своим другом.

– Абсолютно. Но не абы какой, а, с огромной вероятностью, очень даже мне знакомый и дорогой.


– Ты точно уверена, что она направилась в сторону парка?

– Никаких сомнений. И, будучи их покровительницей, я могу с уверенностью ощутить, что она там и осталась.

– Отлично! Тогда очень надеюсь на то, что ты мне посодействуешь в моём безобидном розыгрыше. Пока что всё идёт по плану, – за этими словами последовала очередная хитрая улыбка.

Двое направились по направлению к парку Понивилля. Там они увидели отдыхающую на скамейке необычную компанию из молодой фестралки и человека.

Человек сидел и что-то бренчал на гитаре, периодически отвлекаясь на почёсывания своей подруги, пони же лежала на спине на скамейке, закрыв глаза и положив голову на ногу человека, и тихо млела от музыки и ласки. К ним и подошла необычная компания из единорога и пегаски.

– Добрый вечер! Простите, что отвлекаем вас от отдыха, но не могли бы вы помочь мне и моей коллеге?

К игравшему на гитаре человеку обратился высоким голосом статный единорог цвета бургундского вина и длинной антрацитово-серой гривой с серебряными прядями. На его метке был изображён свёртнутый в трубку пергамент, поверх которого лежало перо. Внимательные глаза пони были малахитового цвета, взгляд его выражал искреннее любопытство. Компанию ему составляла красивая синеглазая пегаска тёмно-фиолетового цвета и с тёмно-синей гривой с меткой в виде ноты поверх ночного неба.

– Конечно, – дружелюбно отозвался человек. – А с кем я имею честь говорить?..

– Ох, простите меня, сэр, где мои манеры. Меня зовут Сонг Кэтчер, а эта милая кобыла рядом – Найт Сайленс, – с этими словами единорог протянул человеку копыто, в которое тот, немного задумавшись, приветственно ткнул кулаком. Пегаска, молча и с улыбкой, кивнула человеку.

– Лев. А эта, тщательно делающая вид, что спит, но явно прислушивающаяся к нашему разговору, мышца – Найт Глайд, – после этих слов бэтпони зевнула, театрально потянулась и приняла нормальное лежачее положение, с интересом разглядывая неожиданных собеседников. Человек не преминул ткнуть её пальцем в бок, от чего та звонко хихикнула, и сказать: – Ага, так мы и поверили тебе, что ты спала. Так что вы хотели? – спросил он, уже обращаясь к единорогу. Сонг Кэтчер с энтузиазмом ответил:

– Дело в том, что мы с моей коллегой путешествуем по всей Эквестрии и собираем фольклор с боевой тематикой, особенное внимание уделяя песням. Записываем новое, делимся уже изученным. Так уж получилось, что когда мы прогуливались по Понивиллю, мы услышали пение вашей очаровательной спутницы, – фестралка мило клацнула зубами, услышав комплимент в свой адрес, – и нас крайне заинтересовала эта песня. Мы никогда до этого не слышали подобного – и мы бы хотели бы узнать об этих строках как можно больше.

– Это творчество фестралов? Крайне необычный мотив, – подала голос молчавшая до этого фиолетовая пегаска.

– Не совсем... Я принёс эту песню со своей родины, из Рос... – Лев поправился, чтобы не вызывать у новых знакомцев ненужных вопросов, – из Сталлионграда, вы, весьма вероятно, слышали о таком месте, хоть оно не имеет отношения к нашей беседе. Я слегка переделал изначальный текст, чтобы он больше подходил фестралам – и это крайне понравилось моей крылатой подруге, – ответил Лев, нежно погладив рукой гриву ночной охотницы.

– Как интересно! Сколько путешествуем по миру, в том же Сталлионграде бывали не раз, а я и слыхом не слыхивал подобный мотив, – пегаска кивнула, соглашаясь со словами своего коллеги. – А мелодия? Вы тоже её взяли из тех краёв?

– О да. Для основы я использовал гитарную версию этой песни одного бывшего физи... кхм, мага. Эта песня существует точно лет десять – и немало кто её пытался перепеть.

– Как я могу посудить, – указал на гитару рогом единорог, – вы и сами сведущи в исполнении музыки. В связи с чем, у меня к вам есть интересное предложение. Но, для начала, вы позволите нам записать эту песню? – после этих слов пегаска с готовностью аккуратно достала из седельной сумки лист бумаги и перо, положив их на свои выставленные вперёд крылья.

– Конечно! Я буду только рад, если эта песня будет раздаваться как можно чаще, в конце концов, это будет живым напоминанием о моих родных краях, – человек кивнул, обращаясь к своей серошкурой подруге: – Нáйти, поможешь нашим новым знакомым записать текст? – после согласия фестралки, уже снова обращаясь к Сонг Кэтчеру, спросил: – А что за предложение?

– Песня за песню. Раз уж вы столь любезно согласились пополнить наши знания ещё одной песней, я предлагаю обучить вас другой, не менее приятной.

– Ого! А почему бы и не да? – у человека загорелись глаза. – А что за песня?

«Вот ты, львиная морда, и попался!»

Единорог увидел энтузиазм в глазах человека и улыбнулся своим мыслям, озвучил, однако, он лишь часть из которых:

– Я знал, что смогу заинтересовать вас. Это боевая песня про одного героического летуна из королевства чейнджлингов, который использовал свои... скажем так, природные способности по маскировке и притворялся грифоном во время очередной стародавней битвы в грифоньих княжествах. Этого летуна перевёртышей звали... хм, как бы это правильнее перевести на эквестрийский с версипелльского... Боюсь, на оригинальном наречии его имя ничего вам не скажет, но, если дословно, то его звали «Лис, помилованный Небом». Довольно подходящее имя для лётного аса, который может притворяться кем-то другим, не находите? Может быть, вы слышали эту песню до этого, может, и нет, но я вам её сейчас исполню. Вы готовы, уважаемый?

– Всегда готов. Начинайте, Сонг.

Сонг Кэтчер как-то слишком широко и хитро улыбнулся, мягко прокашлялся и запел:

Я бегу по выжженной земле,
Гермошлем захлопнув на ходу.
Мой «Фантом» стрелою белой
На распластанном крыле
С рёвом набирает высоту.
Мой «Фантом», как пуля быстрый,
В небе голубом и чистом,
С рёвом набирает высоту...

Единорог, не отрываясь от пения, переглянулся с пегаской, кивнул ей, после чего они оба хлопнули копытами. «Единорог» замолчал. Перед опешившими Львом и Найт Глайд стояли улыбающиеся Сергей и принцесса Луна.

– К слову, я не знал, как мне правильно сказать «Иван Лисицын», чтобы сразу не спалиться. Видел бы ты сейчас своё лицо, дружище, – хохотнул второй человек и заключил друга в объятия.


– Хеллоу? Эквестрия вызывает Льва, – Сергей помахал ладонью перед лицом друга, всё ещё стоявшего с открытым ртом, – знаешь, если честно, я ожидал, что ты как-то чуточку поактивнее будешь радоваться встрече со мной, – в шутку обиделся парень, скрестив на груди руки и задрав бровь. Лев помотал головой, наконец, улыбнулся и ответил:

– Да я безумно рад, Серёг. Только прошу тебя прояснить мне кое-что, потому что я не пойму: то ли я дурак, то ли просто лыжи не едут.

– Удиви-ка?

– ТЫ ТОЛЬКО ЧТО БЫЛ ЕДИНОРОГОМ?! – воскликнул Лев. От его искренней реакции засмеялись и Сергей, и Луна, ожидавшие примерно такого эффекта.

– Совершенно мимо, дружище. Как говорила та китайская азбука из дурацкого видео: «Попробуй ещё раз».

– Но я же своими глазами минуту назад видел, что ты... Вон, Найт Глайд не даст мне соврать! – в сердцах воскликнул Лев. Фестралка, с благоговейным трепетом и не меньшим шоком, чем Лев на Сергея, во все глаза смотревшая на Принцессу Ночи перед собой, очнулась от наваждения и интенсивно закивала.

– В этом и смысл этого простенького заклинания иллюзии, – с добродушной улыбкой вклинилась в диалог Луна. Ночная принцесса наклонила голову, а её рог засиял синим цветом. Через секунду перед людьми и бэт-пони стояла та же пегаска, что и до этого, только отличалась метка, а цвета гривы и шкуры были поменяны местами. Сергей отвесил ей шутливый полупоклон и произнёс:

– И снова приветствую вас, уважаемая мисс Селена. Я полагаю, вы пока останетесь в таком виде, чтобы почём зря не смущать честной народ своей истинной персоной?

– Вы правы, о, благородный сэр Сергей, – подыграв манере общения, кивнула «пегаска» и обратилась уже ко Льву и Найт Глайд: – Так что да, заклинание простое, но легко позволяет избежать лишних глаз.

– Или разыграть ничего не подозревающего друга, – хихикнул Сергей. – Я тебе больше скажу, Левчанский. Я всё это время даже стоял на своих двоих. Заклинание, наложенное на меня Луной, довольно достоверно, впрочем, изображало меня четырёхногим, как и полагается ходить пони. Если бы я протянул левую руку, мой... аватар, назовём его так, протянул бы переднюю левую ногу.

– Интересно. А если бы ты протянул обе руки?

– Думаю, в этом случае Эквестрия увидела бы не виданную доселе картину! А именно, стоящего только на задних ногах единорога с торсом, расположенным параллельно земле, однако, вопреки законам физики, не теряющего своего равновесия, – хохотнул старший человек и с вопросом во взгляде посмотрел на Луну. Она на несколько секунд задумалась и кивнула:

– Всё так и было бы, верно. Но, предположу, что эту нелепицу потенциально возможно исправить. Надо будет посоветоваться с Твайлайт Спаркл на тему более тщательной адаптации этого заклинания под физиологию людей. Мало ли, что.

– Занятная идея. Но, тем не менее, у меня теперь возник важный вопрос. Что мы делать-то будем сегодня?

– В плане? – спросил Лев. Кобылки тоже непонимающе взглянули на Сергея.

– Да вот, дилемма выходит. По причинам, которые я не могу озвучить тебе, Левис, я не хотел бы сегодня расставаться с Луной. Мы и так нормально не общались последнюю неделю... Но и с тобой я хотел бы наверстать потерянное время, наверняка, тебе есть, что рассказать. Например, об этой милой кобылке с кожистыми крыльями и янтарными глазками, которая, судя по всему, да-а-алеко не просто так рядом с тобой трётся... – на этих словах фестралка, которая, действительно, словно кошка, стала ластиться к ногам Льва, с милым писком отпрыгнула от своего избранника и слегка пристыженно зашипела на Сергея. От неожиданности, парень встал в боевую стойку, скрестив руки и подняв одну ногу. Вдруг он помотал головой и, снова встав на обе ноги и опустив руки, произнёс:

– Де жа вю какое-то... И слишком знакомый звук... Подожди. Это не ты ли на меня шипела в лесу несколько недель назад, когда я только появился здесь?! – с удивлением спросил у мышепони Сергей.

– Я... – кивнула пони, успокаиваясь. – Ты тогда меня немного напугал, если честно. Как своими криками на непонятном мне языке, так и тем, как ты точно так же, как и сейчас, вскочил.

– Прости, пожалуйста... Найт Глайд, верно? – пони кивнула, но человек вдруг хлопнул себя по лбу, не давая ей продолжить: – Стоп. Стоп-стоп-стоп. Ты ведь, как и все остальные, не понимала меня. Как же ты тогда понимаешь сейчас Льва, а он тебя? Я что-то дико сомневаюсь, что у него всё... в плане речи случилось так же, как и у меня!

– А-а-а! – радостно улыбнулся Лев. – Так мне Дискорд помог. Он просто, что этот ваш Танос, щёлкнул своими пальцами – и я научился понимать эквестрийский, как и местные жители поняли меня... Всё в порядке, Серëг? – беспокойно спросил Лев, заметив странную реакцию друга. Второй землянин заметно побелел и, схватившись за голову, простонал:

– А ЧТО, ТАК МОЖНО БЫЛО, ЧТО ЛИ?!


Хоть Сергей и был несколько против, Луна, всё же, настояла на том, чтобы два друга провели хоть немного времени вместе и узнали, как у каждого из них прошли последние почти четыре эквестрийских недели, которые они были разлучены. Она предложила фестралке, лишь восхищённо запищавшей в ответ, долететь до ближайшего облака и побеседовать друг с другом на всякие «кобыльи темы». Люди могли лишь пожать плечами и с лёгкой тоскою проводить взглядом своих любимых дам, в отличие от землян, способных к полёту.

Они вкратце пересказали друг другу события, произошедшие с момента их разлуки, тактично не спрашивая друг друга о каких-то возможных сокровенных моментах. Когда Лев закончил своё повествование, Сергей помотал головой и произнёс:

– Лев. Друг мой прекрасный, которого я безумно рад видеть рядом с собой здесь и сейчас. Ничего личного и без обид, но ты идиот. Катастрофический.

– А что я мог сделать? – слегка взъярился парень в очках. – Откуда я вообще мог знать, что корона перекинется на кого-то из мира пони?! Мне теперь что, с фестралами было не общаться?! Особенно учитывая, что первая же, кого я в этом мире увидел, не считая пары минут диалога с Дискордом, это была как раз фестралка, вдобавок, спасшая мне жизнь. Знаешь, не то что бы у меня был большой выбор... К тому же, будучи отравленным и теряя сознание от яда, это вообще было последним, о чём я мог подумать.

– Да я понимаю, блин, не шуми... – поморщился Сергей. – Я и не говорю, что ты должен был избегать Найт Глайд, наоборот, ты поступал правильно всю дорогу. Да и вообще, этого действительно никто не мог предугадать. Но ты представляешь, какие катастрофические последствия могли бы быть для Эквестрии в других условиях? А что, если зелья не сработали бы? И оно бы перекинулось с фестралов на других пони? И это мы даже не знаем, насколько летальна эта китайская вирусня была бы для местных...

– Да... Я не думаю, что я мог бы себе простить подобное, – с горечью кивнул Лев. – Но теперь-то всё должно быть в порядке. Тебя обработали заклинанием местные эскулапы. Я, Зекора и Найт Глайд выпили особый сбор, значительно уменьшающий патогенность и вирулентность тех бактерий и вирусов, что я неизбежно принёс с собой с Земли. Так что, будем считать, что обошлось – и впредь такого не случится.

– Резонно. Но, тем не менее. Не то что я не доверяю навыкам и разуму местной зеброчки, но, всё же, мне было бы значительно спокойнее на душе, если ты и Нáйти завтра сходите в понивилльскую больницу и попросите жахнуть вас тем же заклинанием против заразы, которым... Хм, облучили? Вдарили? Колданули? Непривычно, блин, до сих пор говорить о магии в повседневной речи, я даже толком глагол не могу подобрать адекватный. Неважно, применили на мне. Я даже готов ради симметрии посетить завтра лесную знахарку, чтобы всё было честно.

– Так и поступлю. Лучше перебздеть, чем недобздеть, – пошутил парень в очках, вызвав смешок у своего друга.

– Я скучал по нашим тупым шуткам, Лев. И, если честно, даже не думал, что вообще тебя увижу. Я думал... я тут один. И нет, я не хочу возвращаться, мне кажется, здесь я на своём месте.

– Ты знаешь, пожалуй, я тоже. Хотя, возможно, было бы неплохо сгонять домой и захватить десяток-другой нужных вещей и, вообще, сказать близким, что мы в норме.

– Попроси Твайлайт, – пожал плечами Сергей, – может, она сможет снова открыть портал. Хоть это и маловероятно, если честно. Как я понял, наткнуться на Землю у неё вообще вышло случайно – и это как-то было связано именно с нами. Надо будет потом, кстати, спросить подробно, что она думает по этому поводу. А без созданного ею же и единственного в своём роде в этом мире компьютера, который, как мне кажется, она ещё не починила, думаю, это будет ещё сложнее.

– Да ну... Чего я её зря буду тревожить? Ну, напряжётся она как не в себя и откроет его, а дальше? Кантоваться где-то, например, у тебя, экстренно покупать билеты, мчаться через ваш огромный город во Внуково или Домодедово. Потом лететь обратно в Сибирь, там судорожно собираться, со всеми говорить, скорее всего, напиваться с друзьями, а потом повторять путь обратно? Я что-то сомневаюсь, что, тыкнув в случайную точку пространства в первый раз и открыв временный выход в Москве, она сможет уже прицельно попасть в Красноярск во второй, чтобы я не тратил время. Уж не в обиду её способностям, просто маловероятно это.

– Угу. К тому же, не только временный. Портал вообще не удержался долго в первый раз, как я, опять же, услышал от неё и Луны, а значит, вероятнее всего, ей бы пришлось открывать его и по третьему кругу. Уже статистика не на стороне успеха подобного исхода: три раза подряд открыть брешь в одной и той же точке, пусть даже и в пределах одной галактики... Координат этой точки, кстати, толком, не знает никто из нас. Это уже почти на грани фантастики. Второй раз уже был бы подвигом, хоть и не скажу, что нереальным. Третий же... Вообще не верится мне в это.

– Тогда нам остаётся только надеяться, что у наших там всё нормально. И что они не сильно переживают за нас, ведь мы просто исчезли...

– Думаю, не хуже обычного, – улыбнулся Сергей. – А что до волнения... Учитывая кучу камер, понатыканных по Москве, скорее всего, мы будем считаться... считаемся без вести пропавшими. Потому что оба испарились в никуда в одном из парков. Так что те, кому мы не безразличны, всё равно будут верить, что с нами всё в порядке. И, на самом деле, не будут далеки от истины. Лучше, чем в порядке, на самом деле.

– Хех. Спасибо, за ободряющие слова, Серёг. Мне кажется, ты прав.

– Конечно, я прав. Я же не ты.

– Боже, как же мне не хватало этой потрясающе-отвратительной шутки! – расхохотался Лев, легонько ударив друга в плечо.


Через какое-то время люди позвали кобыл, так что фестралка и аликорн спустились с облака, явно довольные беседой. Луна извинилась и отправилась готовить ужин, так как сегодня была её очередь кашеварить. Сергей пошёл вместе со Львом и Найт Глайд в сторону дома Лайт Фезер – пегаски и тёти кобылки.

Когда они дошли до нужного дома, бэт-пони постучалась. Но так как никто не ответил, заглянула в окно кухни.

– И-и-и-и, – слегка недовольно пропищала она, – тёти нет дома. Ладно, план «Б».

Найт Глайд взлетела в сторону крыши и заглянула в дымоход. Немного пошебуршавшись там, фестралка спустилась с ключом в зубах, вложенным в лист бумаги, дико довольная собой, хоть и немного перемазанная сажей.

– Нáйти, ты вся измазалась, – укоризненно заметил Лев. Та сплюнула ключ, ловко, при этом, поймав копытом бумажку, оказавшуюся запиской, и ответила:

– Ничего страшного, отмоюсь. Всё равно, в душ идти после дороги из леса. Тётя Лайт оставила записку, – пони развернула бумажку и начала вслух читать:

– «Моя дорогая Нáйти я примерно на три недели уехала в Филлидельфию помочь своей подруге с подъёмом воды для готовящейся зимы. Она слегка вывихнула крыло, а Клаудсдейл, увы, ждать не станет... Так что, если ты захочешь зайти или пожить тут, ключ должен быть прикреплён к этой записке, как мы и договаривались. Если не забудешь, полей, пожалуйста, растения, но, в ином случае, ничего страшного не случится.

С любовью, твоя тётя Лайт Фезер.

P.S. Чтобы мне не было потом стыдно за свою любимую племянницу, выбирай самого красивого жеребца, если планируешь пригласи-и-и-и...»

Фестралка не дочитала до конца и мило запищала, сильно покраснев. Сергей хохотнул и обратился к другу:

– Лев, а ты красивый жеребец?

– Я-то? Самый красивый из всех жеребцов и самый жеребцовый из всех красавцев, – подыграл он другу. Клыкастая поняша не знала, куда себя деть от смущения, так что молниеносно открыла дверь дома и поспешно ретировалась.

– Ты знаешь, она довольно милая. Она тебе очень подходит.

– Да она только прикидывается няшей-стесняшей. На самом деле, она развратница ещё та, – подмигнул другу Лев, – но об этом как-нибудь в другой раз расскажу – и с тебя на время этой беседы много сидра.

– Замётано, – кивнул Сергей. – Тебе, кстати, деньги нужны? Ты же всё время в лесу был.

– Да не. Я же ученик Зекоры – и что-то уже даже начинает получаться. Можно сказать, что она мне платит стипендию за сбор различных растений и мои первые попытки в варке зелий. Но за предложение спасибо. Если что, обязательно обращусь.

– Не стесняйся. Я всегда рад помочь своему другу, – улыбнулся старший из людей, после чего слегка усмехнулся. – Если совсем говорить честно, мне до сих пор с трудом верится, что ты тут, стоишь прямо рядом со мной. Какая-то немалая часть меня очень печалилась, что я тебя больше никогда не увижу. И тут такой подарок судьбы. Я безумно рад, что ты тоже в Эквестрии, дружище!..

– И я рад не меньше! – осклабился Лев, заключив своего товарища в объятия. Однако рядом с ними вдруг раздался глубокий вздох удивления:

– Ха-а-а! Если уж вы оба рады, то как я-то рада, вы даже не представляете! Правда, Гамми? Да неужели, я наконец-то дождалась, теперь уже точно можно устроить приветственную вечеринку вам обоим, заодно совмещённую с извини-за-то-что-была-пугающейся-тебя-букой вечеринкой!!! – розовое неугомонное облако по имени Пинки Пай сначала метнулось прочь, но потом резко вернулось на исходную позицию, явно желая, чтобы её представили.

– Привет, Пинкс. Знакомься, Левчанский. Это главная заводила Понивилля Пинки Пай.

– Кхе-кхе... – сделала вид, что прокашлялась, земная пони, взглядом указывая на что-то зелёное в своей гриве.

– Ах, конечно, как я мог забыть. И её ручной аллигатор Гамми. Пинки, это Лев, мой отличный друг.

– Если ты друг Серёжи, значит, ты и мой друг, – широко улыбнулась пони, тут же завалив нового человека вопросами: – А какой твой любимый торт? А цвет? А как давно вы знакомы? А ты тоже пришелец с Земли? А если ты лев, то где твоя грива? Ой, это же имя... А тогда ты бываешь прав? А ты уже с кем-нибудь подружился? А когда твой день рождения?

– Не буду мешать вам, Левис, – хитро подмигнул другу Сергей, сделав вид, что разворачивается. Но увидев, что в прикрытых глазах Льва с каждым вопросом всё больше читалась паника и просьба о помощи, решил, всё же, вытащить того из сердца урагана «Пинкамина».

– Пинки, оставь Льва в покое. Он устал с дороги – и ему с его кобылкой нужно отдохнуть. Завтра днём познакомишься с ними обоими. Лучше скажи мне, неугомонная ты юла наша, о ком ты тогда говорила, кому я должен буду передать привет? Кто такие Космос, Нова и Никс?

– Спойлеры-ы-ы! – хихикнула пони. – А так, я ещё совсем забыла, что приветы тебе надо будет передать ещё и Шайнинг Стару и Миднайт Хоуп! Но чуть попозже, чем первым трём. И нет, я не могу тебе сказать, кто это, потому что это сюрприз! А так, я всё поняла, отдыхай на здоровье, мой новый друг! И ты отдыхай, Серёж, явно тебе нужно хорошо отдохнуть после вчерашней битвы Луны за тебя и тебя за Луну внутри грёз... Что ж, очень приятно было познакомиться с тобой, Лев, я обязательно забегу завтра! – весело прощебетала Пинкамина Диана Пай и, помахав людям копытцем, словно мячик, ускакала прочь. Лев с любопытством посмотрел на открывшего рот друга, который лишь покачал головой и ответил:

– Я даже удивляться не буду, откуда она узнала про вчерашние сны... И да, прошу прощения, Лев, но ты сам прекрасно знаешь, что от Пинки спасения нет. Так что, максимум, я могу тебе дать отсрочку до завтра. Крепись, дружище, шквал вопросов только усилится, – сочувственно пожал Сергей руку друга.

– Прорвёмся. Она же сказала о вечеринке?

– Угу. И я точно тебе могу сказать, от неё никто из наших знакомых и друзей не отвертится. А мы, в особенности. Окончательно и бесповоротно.

– Понял. Нам вата, – довольно улыбнулся Лев.

– Полнейшая, – рассмеялся в ответ Сергей.


Сергей вернулся в коттедж Принцессы Ночи и сходу почувствовал запах жареного картофеля и почему-то печёных яблок. Луна напевала себе что-то под нос, стоя у разделочной доски, и с ловкостью, которой бы позавидовали азиатские повара, шинковала овощи, удерживая нож при помощи магии. Она услышала позади шаги и с улыбкой обернулась к человеку:

– Добрый вечер, мой друг. Признаться, я ожидала, что ты подойдёшь позже – и я успею всё приготовить. Неужели вам со Львом было нечего обговорить спустя столько времени? Что вы хоть обсуждали сегодня, если не секрет, о чём беседовали?

– О своём, о девичьем, о «КамАЗах», – отшутился парень, но увидев небольшое огорчение в глазах любопытной Луны, быстро ответил: – Да, в основном, обсуждали случившееся с нами, не более. Поговорить о чём-то ещё мы всегда успеем, у нас с ним ещё будет куча времени. Теперь-то уж точно. Я тут подумал вот о чём, пока шёл домой – и мне это не даёт покоя, если совсем уж на чистоту. Как-то ты уж слишком легко согласилась разыграть Льва.

– Что поделать, я люблю хорошие розыгрыши. Когда у тебя сестра – иногда та ещё иногда заноза в крупе и сама не прочь над окружающими подшутить, приходится как-то адаптироваться, – ответила Луна, вновь возвращаясь к перемешиванию лопаткой жарящейся картошки, как оказалось, с яблоками. Однако, чтобы развеять неловкую паузу, спросила: – А что, разве Льву не понравилось?

– Да нет, как раз, наоборот. Вот только ты мне сейчас хочешь сказать, что стоящая передо мной собственной персоной Хранительница Снов на протяжении этих всех недель ни разу не была во снах Льва, Найт Глайд или Зекоры? Та же самая Хранительница Снов, которая, к слову, засекла и попала в мой сон спустя, может, максимум, час от момента, как я уснул в вашем с Селестией замке. Не находишь это са-а-а-амую малость странным? – скептически поднял Сергей бровь. Луна, хоть и не смотрела на него, но всё равно почувствовала недоверчивый взгляд своей спиной, а деревянная лопатка в её телекинетическом захвате дёрнулась, из-за чего несколько горячих нарезанных кусочков картофеля и яблок улетели со сковороды на плиту. Сергей подошёл и ладонью отправил их в свой рот.

– Быстро поднятое не считается упавшим. Вкусно. К слову, интересная мысль добавить яблоки в картофель, вкус необычный, – человек увидел, что аликорн всё ещё стояла, несколько напрягшись, и уже с теплотой в голосе вернул беседу в прошлое русло: – И нет, я тебя не собираюсь допрашивать на тему твоего знания, раз ты не сказала ранее, значит, у тебя была мотивация этого не делать. Всё нормально, Луняш, – чистой рукой человек аккуратно погладил шею Луны, позволив себе слегка специально провести ногтями под шёрсткой, вспомнив, как подобные почёсывания царственной шейки нравятся ей. Принцесса Ночи неосознанно потянулась головой в сторону ласкающей её конечности, но человек с некоторым сожалением убрал руку и отстранился.

– Картошка сгорит, Луна... Вдобавок, я же обещал тебе не травить твою аликорнью душу, если ты сама этого не захочешь. Но не могу не заметить, что с огромным удовольствием бы продолжил.

Луна лишь подумала «Да что ж такое?.. Опять недоглаженная и недочёсанная. И зачем я вообще тогда вынудила его дать мне время?..» вслух же Принцесса Ночи с нескрываемым в голосе сожалением произнесла:

– Ты верно рассуждаешь... По поводу Льва. Я, действительно, знала, что он тоже здесь. Если честно, я опасалась, что кто-то из вас отправится искать другого раньше времени – и попадёт в неприятности. Что либо он не досидит положенный ему и Найт Глайд срок лечения, подвергнув опасности горожан, либо ты отправишься на его поиски в довольно небезопасный лес. Я надеюсь, ты не обижаешься на меня?.. – тихо добавила принцесса.

– Нисколько, – искренне улыбнулся кобыле парень. – Как видишь, получилось даже лучше. Мне кажется, нашу встречу мы все четверо запомним надолго, настолько необычной и интересной она получилась. Так что, на самом деле, я благодарен тебе, о, прекрасная принцесса, – человек сделал шуточный полупоклон принцессе. Та закатила глаза:

– Ты же прекрасно знаешь, как я не люблю все эти поклоны, церемонии и отношение ко мне не как к простой пони.

– Дак, я же в шутку. Вдобавок, что-то это тебе сегодня не мешало мило беседовать с фестралкой, которая тебе чуть ли не в рот заглядывала от восхищения.

– С фестралами иначе... Когда-то, когда мы с сестрой ещё были юными кобылами и не правили Эквестрией, я спасла их народ от козней Духа Хаоса. Если бы это сделала Тия, они бы так же, как и мне, поклонялись ей, но сестра в этот момент занималась поисками средства борьбы с Дискордом, поэтому привязанность этого народа досталась мне. Я искренне считаю всех фестралов своими детьми, пусть и не родными, а они меня видят их духовной наставницей и предводительницей, даже сотни лет спустя. Так что, пожалуй, назовём их уважение исключением из моего же правила. К тому же, они абсолютно искренни в своём почитании, а лизоблюдствующие дворяне всегда лишь хотят отхватить больший кусок. Но даже фестралы не могли увидеть охватившие меня боль и зависть к сестре... И, кстати, огромное тебе спасибо за сегодняшнюю беседу. Твой свежий, пусть и немного предвзятый, взгляд со стороны дал мне большую пищу для размышлений на тему переоценки собственных ошибок и прощения самой себя. Как и твоя поддержка и помощь до этого. Спасибо... – аликорн отложила лопатку и, поднявшись на задних ногах, приобняла человека. Сергей ответил на объятия и нежно провёл несколько раз по волшебной и космической гриве. Отпустив дорогую себе кобылку, он произнёс:

– Всегда пожалуйста, Луна. А вы о чём беседовали с Нáйти, если не секрет?

– О своём, о кобыльем, о «Маказах», – на полном серьёзе кивнув, ответила Луна, возвращаясь к готовке. Человек сначала впал в небольшой ступор, но потом искренне и счастливо засмеялся:

– Луна, ты просто прелесть. Ладно, храни уж свои секреты.

– Я ценю твоё мнение обо мне, – улыбнулась кобыла. – А что до юной Найт Глайд, так никаких секретов тут нет. Мы обсуждали, чем она занимается – и планирует ли она и в дальнейшем охотиться на магических тварей. Сошлись на том, что проблема их наличия с каждым годом, действительно, становится всё насущнее – и я обещала, по возможности, помочь.

– Это хорошо. Скажи, если понадобится и наша со Львом помощь. Мы, может, и не маги, и не бойцы, но, наверняка, и для нас с ним найдётся выполнимая задача.

– Учту, – кивнула Луна, – но если такая надобность и будет, то явно уже в следующем году. Сам видел, что бывает, если будить уже впадающих в спячку тварей. Их, конечно, так и проще застать врасплох, но они и значительно сильнее и яростнее своего обычного состояния.

– Я тебя понял. И, пожалуй, не буду больше отвлекать. Мне пока кое-что нужно попытаться доделать, зови, если понадобится моя помощь.

Принцесса Ночи кивнула, про себя усмехнувшись. С того момента, как они помирились, Сергей хотел сделать Принцессе Ночи какой-то сюрприз – и что-то уже какой вечер писал на своей бумаге, перебирая губами и зачёркивая, если что-то не нравилось. Почему Луна знала, что это был именно сюрприз – и именно для неё – ведь человек каждый раз тщательно прятал от неё этот лист, а после делал вид, что занят другими вещами. Она покачала головой и с хитрой улыбкой подумала:

«Рано или поздно, я об этом узнаю. Хотя... Никто же мне не мешает подглядеть, пока он не смотрит? Хотя нет, это будет невежливо. Но что если, буквально, одним глазком?..»