Сломленная

Твайлайт, наконец, возвратилась домой, и ее друзья, а также все жители Понивилля с нетерпением ждут встречи с ней. Но она изменилась. Все еще страдая от полученных ран, практически потерявшая возможность использовать магию и преследуемая по ночам кошмарами о Земле, Твайлайт все сильнее и сильнее отдаляется от тех, кто когда-то был ей невероятно дорог. Будет ли отчаяние единорожки и неспособность друзей понять ее стоить ей того, что она ценила сильнее всего до сделки с Дискордом?

Твайлайт Спаркл

Война миров: Вторжение в Эквестрию

Эквестрия подверглась нападению инопланетян, которые передвигаются на огромных треножниках и уничтожают всё вокруг лучами смерти. Стоит ли говорить, что привыкшая к гармонии страна оказалась совершенно не готова к вторжению и понесла страшные потери.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Стража Дворца

Отчужденные

Скоро состоится свадьба Принцессы Кейденс и Шайнинг Армора. Но вмешиваются силы зла, и в бой вступают лучшие из лучших. Они сражаются по разные стороны - сильнейший воин Роя и командир легендарного Легиона. «Война меняет каждого...», но насколько изменятся они?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Старлайт и Трикси сидят с Флари Харт

Если пользуешься гостеприимством Твайлайт, будь готов и предложить ей свою помощь. Впрочем, какое гостеприимство, такова и помощь - никто и никого не спрашивал...

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер Флари Харт

Хранители чая

Заплутав в собственных мыслях, Отум Блейз оказалась в творческом тупике. И то, что ей действительно может помочь найти путь к свету - чай. И в поисках свежих чайных листьев киринка отваживается углубиться в леса пиков Страха вдали от родной деревни. Вот только старые сказки говорят о странных вещах, происходящих с путниками в тени тех вековечных деревьев...

Другие пони

Отчёты Твайлайт

Когда Твайлайт узнала, что ей нужно отправиться в Понивилль и узнать про силу дружбы, то она сразу почуяла что-то неладное. Но она даже представить не могла, что её ожидало. Всё то время, проведённое в Понивилле, она потихоньку разочаровывалась насчёт не только магии дружбы и Гармонии, но и насчёт своей настоятельницы. Возвращение Найтмер Мун, троллинг с билетами, изгнание дракона, параспрайты и прочая хрень медленно сводила её с ума. Гранд Галлопинг Гала окончательно уничтожило её веру в свою наставницу, а когда ей и её друзьям была дана задача остановить духа хаоса и раздора, то её письма обрели совсем другой характер.

Твайлайт Спаркл

Герои Новой Эквестрии

Единороги-националисты, коммунисты и либералы. Все они ведут между собой постоянную вражду, ведь каждый считает свою идеологию единственно правильной. Но политические споры идут не только среди политиков, писателей и философов, но и среди обычных пони, причисливших себя к той или иной фракции. Эта история о том, как судьбы трех молодых пони, имеющих абсолютно противоположные друг другу политические взгляды, неожиданно сплелись.

Другие пони Стража Дворца

Вот как мыслит единорог

Иззи узнаёт, что беззаботной быть не так уж и просто.

Другие пони

Будущее Меткоискателей

Давайте представим, что было бы если судьба меткоискателей сложилась по-другому. ЭплБлум- стала алхимиком, и переехала к Зекоре. Скуталу- могла бы летать, и Реинбоу Деш заходотайствовала за неё у Вандерболтов, а Свити Бель- прославилась в Понивилле, и поехала завоёвывать сцену в Маинхетене. Действия происходят когда меткоискателем 18 - 20 лет. Давайте же посмотрим на мою версию событий.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Зекора Другие пони ОС - пони

Конец Вселенной

Сейчас Есть Мрак. Есть Холод. Есть Пыль. Ты не знаешь когда, сейчас, ведь прошло абсурдно много времени. Ты Анон. И Вселенная закончилась.

Принцесса Селестия Человеки

Автор рисунка: Stinkehund

Музыка Миров, том первый

Глава 8. Поиски себя

Музыка в главе:

Depeche Mode – Sweetest Perfection
Not A Clever Pony – For The New Lunar Republic

«Да опять стекло есть?!
Я уже сегодня пил чай, если что!»

Всю последующую неделю Сергей погрузился с головой в работу. С раннего утра он направлялся в спа-салон, где довольно быстро освоил азы и нюансы массажа различных видов пони. Благо, клиенты были понимающие, да и, в целом, нетребовательные. Помогало и то, что какими-никакими навыками массажа он обладал ещё с Земли, пусть и обучался ему на своих бывших девушках, а не где-то на профессиональном уровне. Когда смена в салоне заканчивалась, он передавал своё место Балк Бицепсу, с которым даже нашёл общий язык и подружился, и сразу же шёл на ферму, где помогал Эпплам по хозяйству до самого заката. Ужинал там же.

Домой он возвращался уже после подъёма Луной спутника, чистил одежду и заранее готовил себе и Принцессе Ночи завтрак, стараясь избегать контактов с кобылой. Парню было слишком больно находиться так рядом с нею – и в ту же секунду бесконечно далеко. Луна же, хоть и продолжала ночевать в коттедже, посвятила себя, в основном, работе в замке Кантерлота, также избегая своего друга и опасаясь завести разговор с человеком, боясь окончательно разрушить их и без того сильно треснувшие взаимоотношения.

Если они, всё же пересекались по вечерам или утром, то общение Луны и Сергея было коротким, а фразы односложными. Каждый из них отчётливо видел в глазах собеседника, что второй хочет начать разговор, хочет протянуть другу руку или копыто и забыть, как страшный сон, тот злополучный диалог. Но никто из них не мог себя пересилить... Каждый по-своему боялся либо оттолкнуть, либо навредить, хоть очень нуждался в простом и искреннем разговоре по душам. И своим молчанием каждый из них ещё больше усугублял ситуацию. Луна хотела, было, сделать первый шаг к примирению, поговорив с человеком в его сне, но... Сергей будто заблокировал от неё своё подсознание, либо человеку в эти дни абсолютно ничего не снилось, что тоже было вероятно, учитывая, что работал он буквально на износ. Долго, подобное, впрочем, продолжаться не могло – и кто-то из них обязан был рано или поздно решиться на разговор по душам. Возможно, с некоторой помощью со стороны или из-за воли случая.


– Сегодня у тебя будет насыщенный день, Сергей, – проговорила с русским акцентом Лотус, – к нам приходит одна из наших постоянных посетительниц, которая заказывает обычно весь комплекс процедур. А сестре нездоровится сегодня, нечего было пробовать острые блюда чейнджлингов. Так что, возможно, тебе понадобится чуть задержаться и взять на себя и часть работы Алое.

– Хорошо, Лотус, спасибо за предупреждение. Найн проблем, мне доставляет искреннее удовольствие работа здесь, механический труд и беседы с клиентами позволяют неплохо занять собственные мысли.

– Всё в порядке, товарищ?

– В полном, – улыбнулся парень, – просто беру всё от работы. Как говорится, если ты будешь заниматься трудом, который тебе нравится, тебе не придётся работать ни одного дня в жизни. А тут ещё и зарплата достойная, так что почему бы мне не насладиться по максимуму процессом?

– Резонно, – ответила кобылка, – твоя сегодняшняя посетительница единорог. Хоть ты с ними ещё не практиковался, думаю, проблем не будет. Надеюсь, ты не забыл обучение?

– Изи. Само тело массировать с умеренной силой. Нежнее с шеей, потому что оттуда собирается магия в рог, сам рог ни в коем случае не трогать, просто потому что это является дурным тоном или довольно интимным действием.

– Умница! – похвалила парня Лотус. – Сегодня особого наплыва гостей не ожидается, так что никто беспокоить вас не будет, беседуйте на здоровье. Как я поняла по отзывам, твои разговоры нравятся не только тебе. Но, естественно, не забывай и про массаж, к тебе приходят, всё же, в первую очередь за ним – и лишь потом пообщаться.

Кобылка голубого цвета с розовыми волосами покинула массажный кабинет, а Сергей подошёл к умывальнику помыть руки перед приходом клиента. С зеркала на него посмотрело слегка осунувшееся лицо с заметными тенями под глазами – всё же, эмоциональные переживания и собственный жёсткий график давали о себе знать. К своему неудовольствию, парень вновь начал курить, пока что по сигарете в день по пути домой с фермы, хоть с момента попадания в Эквестрию ему вообще ни разу не захотелось возвращаться к своей вредной земной привычке и прикасаться к валявшейся в рюкзаке без дела пачке. Но, учитывая крушение мечт неделю назад, ему стало несколько безразлично на самого себя. Какая разница, сколько именно он проживёт, если его время – это всё равно капля для океана жизни любимой, которая так и не подпустит его к себе как раз из-за его смертности? Невесёлые мысли человека прервал звук открываемой двери массажного кабинета.

Сергей высунулся из-за ширмы. К его удивлению, на кушетке укладывалась знакомая белоснежная единорожка с аккуратно закрученной фиолетовой гривой и хвостом. Что было довольно удачно, ширма с умывальником располагалась вне зоны видимости посетительницы, так что человек слегка усмехнулся потенциальному сюрпризу для подруги. Он тихо подошёл к кушетке, на которой улеглась кобылка, положив голову в сторону окна, с нарочито громким звуком достал пробку из бутылки с маслом и аккуратно стал смазывать себе руки.

– Как я поняла, сегодня Алое не будет. Лотус упомянула, что в спа-салоне новый masseur, и отзывалась о вас tres bien, очень хорошо. Искренне надеюсь, что тоже не разочаруюсь в ваших способностях.

Вместо ответа человек хитро ухмыльнулся и сразу же аккуратно обвил плечи Рэрити своими ладонями. По замеревшей от необычных ощущений подруге он понял, что ожидала та явно кого-то с копытами. Сняв напряжение в области плеч, человек спустился к лопаткам, аккуратно разминая их. Рэрити издала облегчённый вздох – и парень действительно ощущал, как от размеренных движений рук понемногу спадало напряжение в спине дамы, которая, наверняка, до этого, сутулясь, часами сидела за выкройками, в том числе, и его одежды.

– У-у-у-у, c'est magnifique... – пробормотала кобыла. – Простите, если отвлекаю, но ваша техника очень впечатляет. Могу ли я спросить, кто вы? Вы ведь явно не пони...

Человек спустился чуть ниже, в район грудной клетки подруги и стал осторожно давить пальцами на межрёберные мышцы. Он это сделал не только потому, что так было необходимо для процедуры, но и чтобы Рэрити не делала резких движений, возможно, чуть бурно прореагировав на его ответ. Парень мягко ответил:

– Человек разумный, вероятнее всего, единственный в Эквестрии. Доброе утро, Рэрити.

Serge! – сквозь очередной полный блаженства вздох пробормотала ошеломлённая кобылка. – Что ты тут делаешь?

– Как ты можешь заметить, работаю над снятием усталости из твоих мышц. Расслабься, я не кусаюсь. Это, конечно, экзотический массаж, но не настолько экзотический, – парень самодовольно отметил, что Рэрити чуть покраснела. – Основная экзотика заключается именно что в моих руках, оказывается, в спа-индустрии царит просто ужасный дефицит рабочих рук, в основном, тут только копыта и, в лучшем случае, лапы. Странная тенденция, не находишь?

– М-хм... – согласно пробормотала единорожка, в основном, потому что человек спустился в сторону поясницы.

– Самое сложное в этой профессии, – продолжал ломать комедию Сергей, – это, пожалуй, соблюсти тонкую грань... – на этих словах парень настойчиво прочертил пальцем на шкуре кобылки линию чуть выше роскошного хвоста. – Грань между настоящим, качественным массажем и всякими непотребствами, которыми явно не пристало заниматься приличной мадмуазель или даже леди в общественном месте... – очередная вспышка румянца на белоснежных щёчках заставила человека улыбнуться. Он беззастенчиво дразнил подругу – и не из какого-то пошлого умысла, а просто потому что ему искренне нравилось наблюдать за реакцией единорожки.

– Откуда... Ох, douce Celestia, прошу, удели особенное внимание моей пояснице, дорогуша, в последнее время я очень много времени провожу за шитьём. Откуда ты научился так хорошо делать массаж?

– Тебе ответить честно или нейтрально?

– Честно.

– Честный ответ может смутить. Уверена, Рэрити?

Oui, mon ami. Мне действительно интересно, Серёж... Ох, как же приятно...

– Честно, я научился этому навыку, лаская в кровати бывших девушек, – ответом, ожидаемо, была очередная вспышка румянца, но в этот раз Сергей решил не продолжать невинный флирт, а продолжил рассуждать: – Чуть подтянул знания за эту неделю, перепрофилировав их на чувствительные зоны пони, – и вуаля. Думаю, тут даже больше заслуга не собственных навыков, а строения моего тела – большое количество мышц и суставов в кистях рук, мощный пояс верхних конечностей – всё это позволяет мне лучше контролировать вкладываемую в нажатия силу. И соответственно, достигать более приятных для клиента, как я надеюсь, результатов по сравнению с копытным массажем.

– Ох-х, несомненно. Если ты так будешь продолжать и дальше, я буду планировать свои визиты в спа-салон в соответствии с графиком твоей работы – и буду заказывать массаж только у тебя, Серёж... Надеюсь, что ты задержишься тут подольше.

– Не напрягай спину, я сейчас пойду снова вверх, но в этот раз больше сконцентрируюсь на боках, а потом вновь приду к лопаткам, ключицам – и, наконец, к шее. А так, посмотрим. Не в обиду Эпплджек, но пока что массаж пони моими руками – это самое приятное и оплачиваемое дело, до которого у меня доходят руки, прошу прощения за ситуативный каламбур. А если я и решу уйти, я думаю, никто меня не осудит, если я порой буду заглядывать к своей дорогой подруге и снимать с её утомлённых дизайнерских плеч весь накопленный стресс.

– Ох, как же счастлива будет та кобыла, которой ты будешь делать массаж чуть ли не каждый день... – муркнула довольная Рэрити. Сергей слегка напрягся. Чисто случайно, подруга вновь напомнила ему, почему он здесь вообще оказался – и почему он проводит на работах куда больше времени, чем требовалось, и тратит куда больше сил, чем следовало. Вдруг, Рэрити охнула: – Чуть-чуть понежнее, пожалуйста, дорогуша. Я что-то не то сказала, раз ты замолчал?

– Да нет, просто задумался. Извини за дискомфорт, Рэрити, закончилось масло, сейчас исправлю ситуацию, – парень взял паузу, чтобы обновить масло на руках. Вернувшись к процессу массажа боков кобылки и повторяя монотонные действия, Сергей стал мычать себе под нос какой-то незатейливый мотивчик, чтобы отвлечься от неприятных мыслей. Рэрити мягко хихикнула:

– Витаешь в облаках, mon ami. Но я не прошу тебя останавливаться, мелодия очень красивая. Что ты поёшь?

Вместо ответа, поскольку название песни мало о чём сказало бы подруге, парень просто стал вслух напевать текст:

The sweetest perfection,
To call my own.
The slightest correction,
Couldn't finely hone.
The sweetest infection,
Of body and mind.
Sweetest injection,
Of any kind.

I stop and I stare too much,
Afraid that I care too much,
And I hardly dare to touch,
For fear that the spell may be broken.
When I need a drug in me,
And it brings out the thug in me,
Feel something tugging me,
Then I want the real thing, not tokens...

– Красивая песня. Но немного грустная, как мне кажется.

– Просто навеяло. Я могу прекратить, если тебе не нравится.

– Напротив, Serge... Ты очень красиво поёшь, при этом как-то умудряясь массировать мои мышцы в такт песне. А что за исполнитель? Что-то с Земли, как я полагаю?

– Ага. Думаю, ты оценишь название группы. Группа называется «Depeche Mode» – «Вестник моды» с французского, – ответил Сергей на вопрос Рэрити, – кстати, а как так получилось, что ты знаешь французский? Это же язык с Земли, откуда у тебя его знание?

– Я не знаю, Serge. Mon ami, знание этого языка само пришло ко мне ещё в детстве, когда я получила свою метку. Я никогда не обучалась ему, да и неоткуда было, раз ты говоришь, что это один из земных языков... Его, к слову, знают и некоторые другие пони, например, Флёр де Лис. Извини за навязчивость, но ты не мог бы продолжить песню, дорогуша? Мне интересно дослушать её до конца.

Человек вновь начал петь вслух «Sweetest Perfection». Однако, как бы он ни пытался отвлечься, теперь его мысли упорно возвращались в сторону Луны и желания поговорить с ней. Вновь массируя лопатки единорога, человек неосознанно повторял движения, которые бы больше подходили для массажа зон у крыльев пегасов. Или, скорее даже, аликорнов. Подруга, побывавшая в спа явно не один раз в компании Флаттершай, не могла не отметить эту странность:

Oh, Serge, mon cher, я не хочу тебя останавливать, потому что это поистине приятные ощущения, но мне кажется, что ты уже какой раз проводишь по моей спине так, как будто бы у меня растут крылья.

– Прости, – слегка закусил губу Сергей от досады на самого себя, – я просто слегка увлёкся. Я уже почти закончил, – парень наконец-то перешёл к шее единорожки, что сопровождалось чередой нежных и чуть томных постанываний кобылки. Наконец, закончив с массажем, Сергей легонько почесал ногтями всё ту же белоснежную шейку и встал, чтобы помыть руки. Довольная и расслабленная Рэрити продолжала лежать, улыбаясь разливавшемуся по телу чувству неги. Когда её друг вернулся и присел на соседнюю кушетку, та приподнялась на своём ложе, внимательно посмотрела на парня и серьёзным голосом произнесла:

– Дорогуша, без обид, но ты выглядишь... tres fatigue, очень уставшим. Ты вообще высыпаешься в последнее время?

– Куда высыпаюсь? Я же не порошок, чтобы сыпаться, – попытался отшутиться Сергей, но встретившись с обеспокоенным взглядом подруги, вздохнул и сдался: – Нет, Рэр. Сплю я мало и плохо. Частично это сознательное решение, частично мне просто очень хреново в последнее время...

Кобылка покачала головой:

– Я поняла это. Я и подумала, что тебя что-то гложет.

– Настолько заметно, что ли? – грустно усмехнулся человек, посмотрев на свои руки.

Mon cher ami, сначала ты слегка не рассчитал силы, когда я упомянула про кобылку, которая была бы с тобой и наслаждалась твоими руками. Потом стал напевать печальную песню. А потом, что, хоть и было безумно приятно, но массировал мою спину так, словно я пегаска. Или, рискну предположить, что более вероятно, аликорн. Мне не нужно быть детективом Шедоу Спейд, чтобы увидеть, что между тобой и Луной что-то произошло, что очень сильно задело тебя. Ты можешь спокойно поделиться со мной этим, может быть, я смогу чем-то помочь.

Сергей посмотрел в глубокие и полные сочувствия синие глаза Рэрити и, вздохнув, рассказал ей, что произошло между ним и кобылой его мечты. А также и то, как он начал избегать Луну, специально работая до изнеможения. Внимательно выслушав его, она произнесла:

– Ох, дорогуша... Как же тяжело тебе сейчас должно быть. Но это не повод себя загонять. Ещё несколько таких дней – и ты упадёшь без задних ног... То есть... Ах, ты меня понял.

– Я знаю, Рэр. Я и сам прекрасно ощущаю, что мои силы уже почти на пределе. И выходит парадокс. Я хочу с ней обсудить наши разногласия, но я безумно боюсь этого разговора и стараюсь избежать возможной боли от него... Помнишь, я сказал про сознательное решение? Если я устаю, я практически не вижу снов. А сны являются доменом Луны. Я невозможно сильно хочу с ней поговорить, это правда. Но хотел бы я это сделать, абсолютно уверенный в том, что это не сон, что мы оба вспомним на следующий день наш разговор...

– Отчаянное решение, mon ami, – покачала головой кобылка, – но, наверное, на твоём месте, я бы поступила точно так же. Я бы тоже хотела проводить подобные беседы, уверенная в том, что это не вымысел. Это слишком важно, чтобы полагаться на мир снов, не в обиду Принцессе Ночи...

– Что вот мне делать, Рэрити?

– Во-первых, хорошо выспаться. Думаю, сегодня ферма «Сладкое яблочко» спокойно обойдётся и без тебя и твоих рук. И завтра тоже. Во-вторых, сразу же утром наконец-то решиться поговорить с Луной. И извиниться перед ней за избегание. Может быть, стоит пригласить даму твоего сердца посидеть в кафе как друзья? Просто дай ей понять, что ты всегда будешь рядом с нею, всегда заинтересован в ней. И совершенно неважно, сколько времени будет длиться это «всегда». Пусть это и несколько... infantile мысль, но пока ты жив, ты бессмертен. Как и Луна. Мне кажется, когда она примет твою смертность как должное, у вас обязательно всё получится. Я... хотела бы увидеть вас вместе. Вы подходите друг другу, как мне кажется.

– Что ж, не то что бы я что-то терял. Так и поступлю. Спасибо. У тебя есть какое-то кафе на примете?

– Есть одно, где подают замечательный кофе... – загадочно улыбнулась Рэрити. – Но скажу я тебе его адрес только после очередного массажа. Я не шутила, что теперь буду стараться подбирать день своего визита в соответствии с тем, когда работаешь ты: мне действительно понравилось ощущение твоих рук на своей спине. Только в этот раз, дорогуша, я тебя попрошу уделить внимание и моим ногам, и моему крупу... – кокетливо проговорила Рэрити и снова улеглась на кушетку. Парень закатил глаза и ответил:

– Знаешь, если бы я не знал наверняка, то подумал, что ты весьма талантливо и довольно своеобразно флиртуешь со мной, Рэр.

– Ну что ты, Серёжа, никакого флирта, я бы не позволила никогда себе поставить тебя в неловкое положение на рабочем месте, и особенно после твоего рассказа об возвышенных чувствах к Принцессе Ночи. Хотя, если бы флирт и был, он был бы безобидным, лишь чуточку подогревающим взаимный интерес... Mon ami, я всего-то хочу, чтобы все части моего тела ощущали себя также роскошно, как и выглядели.

«Ой-ой. Кажется, всё же, флиртует...» – подумал парень, вновь откупоривая бутылку с маслом.


Луна сидела на очередном ужасно скучном собрании в замке Кантерлота и всячески старалась не клевать носом, делая вид, что внимательно слушает докладчиков. С вечерним визитом объявились министры, отвечающие за продовольствие в стране. Один лысый пожилой земной пони особенно активно пытался агитировать использовать все пустые пространства страны для того, чтобы засеять их кукурузой, от чего собрание уже давно превратилось в фарс, где делегаты перекрикивали друг друга и чуть ли не переходили на личности. Принцесса Ночи подавила очередной зевок и подумала:

«И как сестра с этим справляется, как терпит их всех? Это же такая скука, слушать всех этих министров, особенно, когда они спорят абсолютно ни о чём. Я бы сейчас лучше сидела в тихом уютном коттедже, беседовала с Сергеем или слушала бы его песни, позволяла бы ему себя расчесать... Ох, Селестия, что же я наделала... Как я вообще додумалась так поступить с ним? Я должна что-то сделать, чтобы всё исправить. Если, конечно, ещё не поздно исправлять это...»

– Виннер Краст, достаточно, – прервала Луна лысого спорщика, почему-то уже грозившего особенно несогласному министру показать «дискордову мать», – я услышала абсолютно всю необходимую информацию. И нет, мы не будем сажать кукурузу на абсолютно всей свободной территории страны, даже не учитывая затраты на это, не хватит никаких сил следить за этим урожаем. Лучше субсидировать уже имеющихся кукурузных фермеров для покупки новых земель или найма рабочей силы, а также помогать им с удобрениями и сбором продукции, мотивируя их на уже имеющихся площадях выращивать более богатый урожай. План конкретно по кукурузе на шестой год диархии понятен? – получив согласные и одобрительные кивки, Луна потёрла лоб копытом и произнесла: – Какие-то ещё вопросы, касающиеся аграрного дела? Нет? Отлично, тогда простите, господа, но мне нужно готовиться к поднятию спутника. Я или моя сестра будем ждать отчёт с первыми результатами принятых сегодня решений по вопросам сельского хозяйства. Объявляю это собрание закрытым. Хорошего вам вечера.

Луна подождала, пока все покинут зал для совещаний, магией открыла окно и, расправив крылья, вылетела в сторону Понивилля. Путь был недалёкий, а на короткие расстояния она предпочитала перемещаться своими силами. Но и не прибегая к телепортации: свежий воздух освежал голову. К тому же, это позволяло ей в одиночестве обдумать свои мысли:

– Я должна извиниться. Обязана поговорить с ним. Но прежде мне необходимо обсудить ситуацию – а в идеале, узнать о нём со стороны – с кем-то, кто хорошо знает Серёжу. Лучше, чем я. Лучше, чем Элементы Гармонии и другие его друзья отсюда... Ну, конечно же, как же я сразу не догадалась! – аликорн, не отвлекаясь от полёта, легонько хлопнула копытом по своему лбу, невольно имитируя привычку Сергея, когда тот вспоминал что-то, о чём забыл. – Луна, ты умница!


Довольно необычная компания из четырёх персон сидела за большим столом, на котором были карты, напитки и коробки с пиццей. Главный из них – совершенно незнакомый Луне человек сидел, закрывшись от трёх своих товарищей бумажной ширмой. Рядом с ним лежали несколько раскрытых книг и какой-то светящийся экран, напоминавший телефон Сергея, но раз в пять больше.

– Итак, ваша компания наткнулась на наёмников, лидером которых является пожилой дворф по имени Шибздли. Они очень плохо относятся к чужакам, да и, фактически, у них приказ короля захватить вашу команду. Наёмников двадцать рыл – и они вас окружили, пока вы ночевали в лесу. Какие ваши действия? Найт Глайд, у тебя самая большая инициатива, что ты будешь делать? – спросил ведущий у фестралки.

– Я взлетаю и прячусь на ближайшем дереве – и попытаюсь напасть на их командира, если тот предпримет попытку дёрнуться в сторону моих друзей. В этом случае я попробую взять его в заложники.

– Ладно, кидай на ловкость, обнаружат ли солдаты твой манёвр. Нет? Хорошо, тебя никто не заметил – и ты успешно уселась в засаду на соседнем дереве. Лев, твой ход.

– Не Лев, а Прав. Обращайся по имени персонажа, пока мы играем. Я великий паладин Прав.

– Ладно-ладно, чертила, прав, так прав, что бубнить-то? Паладин Прав, что ты делаешь?

– Так как мой персонаж хаотично-добрый, я пытаюсь прочитать лекцию на тему того, что негоже будить посреди ночи незнакомцев, даже если у них приказ захватить нас. Заодно готовлю молот для атаки, если они решат напасть.

– Окей, кидай на харизму. Ух, хе-хе, критический провал, ты заплетаешься в своих словах из-за того, что соревновался прошлой ночью в состязании с Сержем Вечноночем, кто кого перепьёт – и ещё не оправился от последствий. Также у тебя из рук падает молот. Наёмники ржут над тобой, тебе стыдно и ты ещё больше путаешься в словах. Ты пропускаешь следующий ход, потому что пытаешься собраться с мыслями. Впрочем, наёмники тоже пропускают, потому что смеются. Вечноночь, твои действия?

– Так как я дворф, я кричу «СКАЛА И КАМЕНЬ» и предлагаю лидеру наёмников выпить – и попутно отвадить его группу от нас, мотивируя, что это всё какое-то недоразумение. Так как я победил в соревновании вчера, у меня действует бафф на увеличенный ролл.

– Заявку принял, кидай. Ого, Д-20! Критический успех. У тебя всё прекрасно получилось осуществить. Чёртова гномская имба.

– Да это просто у тебя рак кубов.

– Ладно, Амир, когда там уже этот сегмент закончится? – обратился к ведущему Лев. – Я есть хочу – и уже семь раз глазами сожрал этот треклятый кусок пиццы перед собой.

– А тебе лишь бы пожрать, Левис... – хохотнула копия Сергея из сновидения.

– Неправда, иногда я ещё могу храпуна давать – фиг разбудишь! – весело ответил Лев.

– Что ты как раз сейчас и делаешь, – обратилась к сновидцу Принцесса Ночи. – Доброй ночи, Лев, и прошу прощения за вторжение в твой сон.

– Принцесса Луна! – радостно отозвался парень в очках, после чего встал и поклонился, – а я всё думал, когда вы появитесь.

– У меня были причины не тревожить твои сны до этого. И можно на «ты».

– Луна! – одновременно отозвались «фестралка» и «Сергей». Копия парня материализовала в руках розу и попыталась подарить её Луне, но та покачала головой:

– Тихо ты. Ты лишь фигмент воображения Льва, а не настоящий Сергей. Я не со сновидением пришла говорить, а с его создателем. Как Хранительница Снов приказываю вам, фантомы из грёз, вернуться к тому, что вы делали – и не мешать мне общаться со Львом, – строго произнесла кобыла. Копии вновь расселись на своих местах и продолжили играть, как ни в чём не бывало. Лев слегка удивлённо поднял бровь:

– Впечатляет. Лично я никогда не мог взаимодействовать со своими снами – слышал об этом только от Серёги. Как я понимаю, раз ты обращаешься ко мне по имени и упомянула его, ты с ним уже знакома. Что не может не радовать. Как у вас двоих дела?

– Не очень, если честно, Лев. Это как раз причина, по которой я сюда пришла. Мы... скажем так, у нас появились некоторые разногласия и мы с Сергеем несколько поссорились из-за этого, – покачала головой Луна. Парень в очках заметно огорчился при этих словах:

– Эх, ну, я очень надеюсь, что вы помиритесь с ним. Сергумба души в тебе не чает, Луна...

– И именно поэтому я здесь. Расскажи мне, пожалуйста, о нём. Кто он, как вы познакомились – всё, что ты сможешь вспомнить о своём друге. Друге же, верно?

– Конечно! – с энтузиазмом кивнул Лев, – наверное, Серёга – один из моих лучших друзей. Познакомились мы с ним примерно два года назад, а свёл нас случай. Он загорелся желанием перевести с английского на русский одну видеоигру, а одновременно этим же заинтересовались ещё несколько моих друзей. Они добавили его в наш большой чат, поначалу мы лично с ним не очень-то беседовали. Но постепенно мы стали общаться, я узнал его как очень разностороннего человека, который способен поддержать разговор на многие темы. Даже если он в чём-то не разбирался, он всё равно старался изучить этот вопрос, спрашивая что-то или читая самостоятельно. Его иногда, бывает, заносит в плане некоторого высокомерия, когда он чувствует себя значительно умнее собеседника, он иногда может обидеться на безобидный розыгрыш, и может быть очень мстительным, если кто-то обидит его близких... Но в остальном он классный и весёлый чувак, с которым всегда интересно общаться, пить сидр, играть в видеоигры, петь песни и обсуждать совместные интересы. Больше всего нас, разумеется, объединила любовь к земному сериалу про цветных лошадок – он рассказывал тебе о нём?

– Конечно. И говорил о своих наблюдениях, что наша история отличается от той, что была показана в вашей... как же он говорил? А, мультипликации. И что это скорее хорошо, чем плохо.

– Так вот, мы очень скорешились, когда узнали, что нам обоим нравится «Май литтл пони». Я даже несколько раз приезжал в Москву к нему в гости на конвенты и фестивали, посвящённые мультсериалу. Живу я далеко, в Красноярске, а это примерно три с половиной тысячи километров от него. Собственно, в тот день, когда мы оба попали в Эквестрию, настоящую Эквестрию, я как раз в очередной раз гостил у Серёги – и мы посещали очередной фестиваль.

– К слову, он очень скучает по тебе, – тепло улыбнулась Луна, – ты несколько раз ему снился, собственно, откуда я тебя и знаю, а также он иногда упоминает тебя. Думаю, я не ошибусь, предположив, что не ты один считаешь его своим лучшим другом, но и он тебя. Я прекрасно понимаю, что у тебя были здесь обязательства по спасению жизни юной Найт Глайд. Но мне кажется, сейчас уже пора отправиться на встречу со своим другом.

– Как раз планировали. Нáйти, – Луна снова улыбнулась, когда человек упомянул фестралку в уменьшительно-ласкательной форме, – уже полностью поправилась, Зекора сказала, что теперь это безопасно. Моя мышка как раз думала проведать свою тётю в Понивилле. А что на тему того, что ты сказала про лучшего друга... Я ценю это. И тем более ценно услышать это от тебя, Луна. Я предполагаю, ты хочешь услышать чуть больше от меня, что касается лично вас обоих, я прав? – как-то хитро спросил её Лев.

– Даже не думай! – хихикнула Луна. – Я не первый день общаюсь с Серёжей – и я прекрасно знаю, как ты собираешься пошутить. Тем более, я видела эту шутку в твоём сне вот только что, о великий паладин, – Лев слегка смутился и от того, что его так просто раскусили, и от того, что Хранительница Снов была свидетельницей его отыгрыша персонажа, пусть и во сне. Луна продолжила: – Но да. Мне действительно важно знать, как Сергей относится ко мне. Я не могу быть уверена, что не обманываю сама себя – и хочу быть уверенной в его искренности.

– Вот тут ты можешь не сомневаться, Луна. Искреннее человека по отношению к своим чувствам я не видел. Шутка ли, он набил себе татуировку с твоим изображением – а это очень и очень больно, долго и дорого. Просто потому что хотел, чтобы ты всегда сопровождала его на Земле. Я уж не знаю, как он тебя полюбил, я думаю, тут он сам тебе лучше моего ответит, но я никогда не встречал кого-нибудь, кто так невероятно сильно и искренне любил. Для него не существовало границ между Землёй и Эквестрией, для него ты никогда не была персонажем из мультфильма, а всегда – любимой, как девушка. Ты бы видела его стихи, которые Серёга посвятил тебе, Луна! Я имел честь лицезреть их и, если честно, они меня всегда пробивали на слёзы – настолько проникновенно они были написаны, но, в то же время, сколько тоски в них было по тому, что ты находишься бесконечно далеко от моего друга – ты не представляешь... Но он, всё равно, всею душою верил, знал, что когда-нибудь он сможет тебя увидеть лично и поделиться всей своей любовью к тебе. А его страстное желание очутиться рядом с тобой, потихоньку заразило и меня: я всегда мечтал о любви бэтпони. Ещё бы с киринкой какой-нибудь познакомиться, было бы вообще замечательно... Но я отвлёкся. Так вот, пусть сначала его любовь была с далёкой Земли, а перспектива встретиться со своей «космогривой няшей», как он сам говорил, была не радужной, но теперь-то для него всё вполне реально. Он ни много, ни мало – горы готов свернуть, чтобы ты, Луна, была счастлива. Я знаю это также чётко, как дату своего рождения или своё имя. Ты для него буквально воздух... Я боюсь, без твоей любви или хотя бы дружбы, он очень быстро зачахнет, потому что очень много лет его заставлял просыпаться по утрам именно твой образ. И сейчас, когда он сумел, судя по всему, узнать тебя ближе, он, наверное, даже готов будет при необходимости пожертвовать собой, если, скажем, тебе будет угрожать смертельная опасность.

Луна молчала. Лев этого не видел, потому что она, пользуясь своей властью в мире снов, создала иллюзию внимательно слушавшей его кобылы, но, на самом деле, Луна плакала. Она сильнее прежнего осознавала, насколько сильную ошибку совершила, оттолкнув искренность человека. Если уж это видел и ощущал его лучший друг, значит, это не могло быть неправдой. Сергей, действительно, любил её всем своим сердцем. И он хотел для неё только лучшего. Может, чуть навязчиво, но та, кто пробыла в заточении на спутнике десять веков, прекрасно понимала, как сильно начинаешь ценить дорогих тебе пони, когда наконец-то исполнилась твоя давняя мечта быть рядом с ними. Сергей, стремящийся к Луне, ничем не отличался от её самой, стремящейся к своей сестре – и наоборот. Лев продолжил, восприняв молчание кобылицы как желание услышать окончание его мыслей о друге:

– Меня, правда, печалит или, как говорит Серёга, делает грустить, тот факт, что вы с ним сейчас на ножах. Не знаю, может, это немного наивно, но мне казалось, что раз уж его решительность попасть к своей любимой, захватила и меня, и при этом, я уже нашёл свою любовь в Эквестрии – прекрасную фестралку по имени Найт Глайд – то уж его собственные мечты должны осуществиться даже быстрее моего. Жаль, что это не так. Луна... – Лев обратился к кобыле, посмотрев в глаза иллюзии. Настоящая Луна быстро приняла подобающий Хранительнице Снов достойный вид и вернулась на место подделки, внимательно посмотрев в карие глаза, видимые через линзы очков, – не отталкивай его так сразу. Серёга, может, и поступает часто, руководствуясь холодным рассудком и голосом разума, но в случае с тобой его всегда вело собственное сердце. Хотя бы будь его другом. Ты не представляешь, насколько сильно ему это важно...

Принцесса Ночи хотела ответить Льву, но её взгляд замутился внезапной вспышкой, а рог слегка запульсировал. Кому-то из спящих снился кошмар, притом, по-настоящему сильный, – и она должна была разобраться с ним как можно скорее. Лев заметил эту перемену и с беспокойством посмотрел на аликорна. Та спешно ответила:

– Меня зовёт долг. Кто-то видит очень сильный кошмар, который нельзя игнорировать. Спасибо тебе большое за честные ответы, Лев, они, правда, очень сильно помогли. И да... – рог Луны загорелся синим, – прости, но я сделаю так, чтобы ты забыл, что видел меня в этом сне и о нашем разговоре. Спокойной ночи, друг моего друга – и увидимся вне мира снов...

Хранительница Снов исчезла из сна второго человека в Эквестрии. Тот снова уселся за стол и, как ни в чём не бывало, продолжил играть за паладина Права в настольно-ролевую игру.

Луна оказалась в лимбе, соединяющим сны, и направилась в сторону врат в чьё-то сновидение, где нужна была её помощь. Когда она заметила нужный сон, сердце кобылы сковало болью, от чего она издала небольшой стон. Вратами в кошмар оказался разум Сергея.


Человек направлялся в сторону замка Твайлайт Спаркл. В Понивилле стояла хорошая, солнечная погода, так что парень по пути к подруге с добродушной улыбкой махал встречавшимся ему по пути пони. Те кивали или махали копытцами в ответ. Наблюдавшая за всем этим из лимба Хранительница Снов не могла понять, откуда ждать угрозы. Сигнал кошмара был крайне сильным, но внешне ничего не предвещало беды. Фон сменился. Парень находился уже в самом замке и шёл в сторону зала с картой, где, судя по всему, ожидал найти Твайлайт. Она действительно была там, при этом, со своими пятью подругами. Кобылы задумчиво окружили трёхмерную магическую карту и что-то тихо обсуждали.

– Твайлайт, доброе утро! И привет всем дамам. Я вижу, все ваши метки сияют над Понивиллем. У вас новый Квест Дружбы?

– Да, Сергей, – холодно ответила тому «Принцесса Дружбы», – и мы как раз не могли понять, в чём заключается проблема дружбы. Но теперь, когда ты пришёл, мы видим, что основная причина – это ты. Ты и есть проблема дружбы.

– Я? – удивлённо воскликнул человек. – Если это из-за того, что я поссорился с Луной, то я раскаиваюсь всем своим сердцем. И как раз сегодня собирался с нею нормально поговорить. И в этом меня поддержала Рэрити.

– Я никогда бы не поддержала такое мерзкое, двуличное и жестокое существо, каким являешься ты! – гневно возразила парню копия белоснежной кобылы. Сергей нахмурился:

– Я не уверен, что правильно тебя понял. Что случилось? Мы же только вчера абсолютно нормально общались, а я делал тебе массаж – и не позволял себе ничего свыше того, что полагается в профессиональном плане.

– После твоего, так называемого, «массажа» я была вынуждена просидеть в душе несколько часов, отмываясь от твоих... Бр-р-р, hideux прикосновений! Мне противно даже находиться с тобой в одной комнате!

– Кстать, сахарок, Лотус и Алое передали, что ты уволен. Спа-пони тя не хотят видеть больше. И, если честно, не они одни, – задумчиво произнесла «Эпплджек».

– Никто не рад тебя видеть... – буркнула «Рейнбоу Дэш».

– Ч-что?.. Я не понимаю...

– Девочки, давайте не будем так с ним строги, – вступилась «Твайлайт». – Вы же сами видите, что ему мозгов не хватает даже понять, что с ним не так. Видишь ли, Сергей, мы не можем с тобой общаться, потому что ты жестокое и тупое животное. Ничего личного.

– Я, конечно, люблю животных, но таких как ты, даже моя доброта не способна вытерпеть... Надеюсь, я тебя этим не обидела... – пробормотала «Флаттершай».

– Да что, чёрт побери, тут происходит?! – в сердцах воскликнул Сергей. – Почему вы так жестоки ко мне сейчас?! Пинки, ну хоть ты скажи им, чтоб придержали лошадей и нормально объяснили, что не так!

– Зачем? – ответила «Пинки Пай». – Чтобы ты воспользовался их доверием и кровожадно убил их, как твой вид убивает всех себе подобных и всех, кто от них хоть как-то отличается? Я не могу устроить вечеринку на похоронах, знаешь ли, даже у меня есть стандарты. Хотя, зная тебя... ты же ведь запёк бы наши тела в кексики и съел, правда?

Всё это время Принцесса Луна пыталась пробиться в сон парня, но что-то, словно иссиня-чёрным туманом, упорно не пускало её, а если она пыталась вырваться, то вместо прохода в сновидение словно упиралась в невидимую стену. Аликорн могла с возрастающим ужасом лишь наблюдать со стороны за интенсивно развивающимися событиями.

– Видишь ли, Сергей, – снова взяла слово «лавандовая аликорн», – мы тут посовещались и пришли к выводу, что человеку не место среди нас. И я даже сейчас не про нас шестерых. Ты не можешь быть другом в принципе совершенно никому в Эквестрии. Тебе нельзя доверять. Ваш вид слишком кровожаден. Он убивает себе подобных. Он убивает животных. И он убивал бы даже пони, если бы добрался до Эквуса. Так что, учитывая все обстоятельства, как младшая Принцесса Эквестрии я возьму на себя ответственность говорить и от лица диархов. Пошёл вон отсюда. Из моего замка, из этого города, из Эквестрии!

– Да! Вали отсюда, пока цел, лошара! – воскликнула «Рейнбоу Дэш».

– Возвращайся-ка ты на свою поганую планетку, сахарок. К таким же, гадам как и ты.

– Прочь! Убирайся! Видеть тебя не хотим! Мразь! Человек! Гнида! Враг! Хищник! Чужак! – раздавались голоса со всех сторон. Пони стали кидаться в человека камнями, от которых тот пытался заслониться руками. Он кричал и пытался протестовать, но никто его не слушал и не слышал. Камни оставляли на теле парня заметные синяки, один, особенно острый, от которого он не успел заслониться, рассёк пополам правую бровь. Сергей не выдержал бессердечной атаки и побежал.

– Да, во имя любви моей сестры, – крикнула в пустоту Луна, – почему я не могу пробиться в его сон?! Если он заблокировал своё подсознание от меня, то я искренне не понимаю, как. Я Хранительница Снов или нет?!

«А кто сказал тебе, что это он блокирует тебя?» – раздался в голове Принцессы Ночи очень знакомый вкрадчивый шёпот, который бы она предпочла бы больше никогда не слышать.

– Найтмер! Я должна была догадаться! У тебя нет надо мной больше власти! Пусти меня в сон Серёжи, я приказываю тебе!

«Я не Найтмер Мун, Луна, – спокойно ответил шёпот в голове, – но я могу ей стать, если ты захочешь дать мне силы. Кобыла Кошмаров – это твой гнев, твоя зависть и твоя скорбь. Я же – твоя совесть. Ты сама создала меня, чтобы ругать себя за свои ошибки, не позволить себе их повторить...»

– Тантабус?! Да, в любом случае, кто бы ты ни был, пусти меня!

«Я не держу тебя. Ты сама себя загнала в ловушку. Ты боишься...»

– Боюсь? Чего я боюсь?..

Тем временем, во сне начался сильный ливень. Сергей бежал через Вечнодикий Лес. Шум ветра и дождя заглушал рыдания бегущего человека. Он спотыкался об огромные корни и поскальзывался на мокрой грязи, ветви хлёстко били по лицу парня, но он продолжал нестись вперёд, не разбирая дороги, подстёгиваемый всё новыми ударами камней из пустоты и оскорблениями, летевшими ему в спину. Парень, наконец, выбрался из чащи – и увидел перед собой Замок Двух Сестёр. Как по щелчку пальцев, и ливень, и погоня прекратились. У порога старого замка стояла принцесса Луна. Сергей с облегчением вздохнул и, дав бешеному ритму сердца чуть успокоиться, подошёл к кобыле.

– Ох, Луна, очевидно же, что всё это лишь кошмар! Ты не представляешь, как сильно я рад тебя видеть, моя ты хорошая!

Но настоящая Принцесса Ночи продолжала слушать свой внутренний голос вне ткани этого сна:

«Боишься, что тебя кто-то действительно по-настоящему любит. Хочешь этого, больше тысячи лет хотела – и боишься даже дать шанс, когда жизнь предоставила тебе такой подарок. Сама же строишь стену вокруг себя, отталкивая не только любовь, но и дружбу того, кому ты не безразлична. И кто не безразличен тебе... Ты всё ещё думаешь, что это я или Найтмер не даём тебе пробиться в его кошмар?..»

«Луна» села на верхней ступени входа в замок и ничего не выражающим взглядом посмотрела на Сергея, словно ожидая от него чего-то. Парень встал на колени перед ней и продолжил:

– Я очень хотел обсудить это в реальном мире, а не во сне, но лучше скажу это сейчас, раз ты здесь. Луна... Прости меня, пожалуйста, за эту неделю игнорирования тебя. И за то, что так всё вывалил на тебя, не подумав о твоих чувствах. Да, ты самое дорогое для меня существо в обоих мирах, но я не должен был навязывать тебе свои чувства. Я очень сильно виноват перед тобой – и хочу попросить у тебя прощения. Я обещаю, что не стану тебя терзать своей любовью, если ты сама не захочешь. И я клянусь, что буду самым лучшим твоим другом, пока я дышу, без попыток передвинуть это на новый уровень. Я прошу лишь дать мне шанс...

У Хранительницы Снов замерло сердце от сказанного Сергеем. Она снова попыталась вырваться из окутавшего её тумана, но тот словно сильнее собирался вокруг настоящей кобылы. Голос продолжал свой вкрадчивый шёпот:

«Как иронично. Он просит у твоего двойника, созданного его же подсознанием, шанс быть твоим другом, хотя в твоих собственных силах дать ему шанс быть любимым – и наполнить своё сердце его ответной любовью. Как думаешь, что произойдёт дальше? Ведь ты прекрасно знаешь, что кошмар Сергея ещё не закончился...»

– О, нет...

«Луна» всё также, молча, смотрела на человека. Парень внимательно посмотрел в бирюзовые глаза и тихо спросил:

– Луна?.. Ты меня слышишь?

– Я тебя прекрасно слышу, Серёж, – отозвался двойник, – я думаю, что тебе ответить. Да, ты прав, это кошмар. И да, я принимаю твои извинения. Но... Мне, если честно, совершенно безразличны твои слова, – Сергей дёрнулся, словно ему дали сильную пощёчину, – после того, что ты так необдуманно спросил у меня неделю назад, скажи спасибо, что я вообще с тобой говорю.

НЕ СЛУШАЙ ЕË! ЭТО НАГЛАЯ ЛОЖЬ! – воскликнула Королевским Кантерлотским Криком настоящая Луна.

«Какая жалость, что он тебя не слышит, и что ты так и не сумеешь пересилить свой страх...»

– Я не боюсь... Не после того, что я услышала о Серёже как от его лучшего друга, так и прямо сейчас от его самого.

– Ложь! Ложь. Ложь... – эхом, от которого с деревьев взлетели вороны, раздалось внутри сна. Сергей вздрогнул, словно очнувшись от наваждения, и слегка блуждающим взглядом огляделся. Он тихо ответил кобыле на крыльце замка:

– И вот именно по этой причине я и не хотел говорить подобные вещи в ткани сна... – парень встал и злобно посмотрел на двойника Принцессы Ночи, – ты не настоящая Луна, а подделка. Ты такой же сон, как и всё вокруг. Тупой фейк, который я сразу не распознал... Моей Луне были бы небезразличны мои слова. Она всегда бы выслушала и, всё равно, даже если была бы разочарована, постаралась отнестись с сочувствием и пониманием. Я люблю её не только потому, что она самая красивая и умная кобыла, которая только может быть. Она способна на сострадание, искренность, радость, отзывчивость – и никогда бы не встретила холодом тех, кто ей дорог. Никогда бы не отвернулась. Она самое волшебное создание в обоих мирах, где я был. И в то же время, самая настоящая, – твёрдо сказал человек. У настоящей Луны скатилась слеза от его слов. Вторая слезинка вырвалась из бирюзовых глаз от осознания того, что, искренне говоря все эти вещи о ней, Сергей неосознанно и иносказательно приписал ей черты Гармонии. Двойника же, впрочем, это никак не тронуло:

– А ты догадливый, быстро додумался. Ладно, раскусил, я тоже твоё воображение. Но согласись с одной вещью. У мрачных версий твоих подруг из кошмара действительно есть одно рациональное зерно в их утверждениях.

– Какое у них может быть зерно? Это лишь мои собственные страхи, при этом даже ни разу не обоснованные!

– Это правда, но один из страхов истинный – и ты чётко знаешь, какой. Ты чужак для Эквестрии, Сергей, – парень отвернулся, направив свой взор обратно в сторону Понивилля.

Копия ночной принцессы материализовала из ниоткуда и стала удерживать синим телекинезом перед собой какой-то серебристый предмет, на который уставилась настоящая Луна. Предмет был относительно небольшого размера, немногим больше копыта, и мягко блестел сталью при свете полного ночного светила. Луна пыталась разглядеть каждую деталь, чтобы понять, что это такое и зачем оно было нужно её двойнику. При более тщательном рассмотрении, аликорн увидела, что это была какая-то полая трубка, к которой крепились несколько крючков и словно подвижный цилиндр, в котором по кругу лежали золотые цилиндры поменьше. Вся эта конструкция упиралась в деревянную рукоять. Идеально подходящую под человеческую руку рукоять, а один из пальцев как раз лёг бы на нижний крючок. От внезапной догадки Принцессу Ночи бросило в холодный пот.

«Появление огнестрельного оружия очень сильно и навсегда изменило войны. Ружья, пистолеты, револьверы, автоматы, дробовики, винтовки... Теперь люди могли убивать друг друга издали, не подвергая свою жизнь непосредственной опасности...» – это был уже не её внутренний голос, это был голос Сергея, неделю назад рассказывавшего своим друзьям о человеческой жестокости.

– НЕТ!

Принцесса Луна вырвалась из остатков опутавшего её чёрно-синего марева и резко ударила передними копытами по вратам в сон. От этого не пускавший её прежде волшебный пероход в сновидение Сергея покрылся трещинами. Пусть она и прекрасно знала, что смерть во сне не была опасной в реальности, максимум, парень бы проснулся с учащённым сердцебиением, но в этот момент пони действовала инстинктивно. Да и даже успей она осознать всё это, Луна не могла бы позволить своему двойнику убить своего искреннего друга... больше, чем друга. Пусть даже и во сне.

– Неужели я действительно настолько чужд для этого мира? – горько произнёс Сергей, с тоскою смотря в сторону города, где прожил три с лишним недели. – И что, я, и правда, чужак? – копия усмехнулась и, наведя сзади прицел на сердце парня, с мягким щелчком взвела курок.

– Всегда был им...

НЕ-Е-Е-Е-ЕТ! – раздался крик аликорна одновременно с треском разрываемой материи сна и с грохотом выстрела. Сергей резко обернулся на все эти звуки, чтобы успеть увидеть, как пуля, почему-то выпущенная в его сторону двойником его любимой, впивается в грудь второй принцессы Луны. Настоящей Луны. Человек закричал и проснулся.


Сергей обнаружил себя лежащим на полу у дивана и запутавшимся в одеяле. Но разбудил его не кошмар. Горький крик Луны из сна продолжался и в реальности, что и стало причиной пробуждения человека. Парень, со всей возможной прытью, освободился от сковавшей его ткани и побежал наверх, перескакивая через ступени лестницы. По инерции он чуть ли не выбил плечом дверь в её спальню. На огромной кровати лежала свернувшаяся калачиком Принцесса Ночи, по прекрасным синим щекам которой лились безутешные слёзы. Кобылка бросила взгляд на дверь и уткнулась в подушку, давая безудержным рыданиям вырываться из её груди. Сергей тихо подошёл к кровати и прилёг рядом, осторожно обнимая свою подругу и поглаживая той шёрстку на шее. Парень тихим, успокаивающим голосом стал приговаривать:

– Луняша... Всё в порядке, это был лишь кошмар. С нами обоими всё в порядке, ты жива, я жив, никто никого не убил... Это сон, страшный сон, сейчас всё хорошо. Извини меня за всё это, если бы я сам достаточно рано смог это понять, я бы не довёл всё до такого некрасивого финала.

– Т-ты... не виноват в этом, – сквозь всхлипы произнесла уже потихоньку начавшая успокаиваться кобыла. – Это мой долг, оберегать ночной покой всех жителей Эквестрии, а я не смогла его исполнить...

– Да ладно тебе, Луняш... Я ни разу не поверю, что это первый и единственный плохой сон, который ты не смогла или не успела развеять.

– Дело не в этом, – аликорн в очередной раз сильно всхлипнула, что могло быстро перерасти в новые слёзы, так что парень стал нежнее гладить шею Принцессы Ночи, возвращая прекрасной пони её самообладание, – я... я боялась посетить именно твой кошмар. Мой страх заговорить с тобой удерживал меня от того, чтобы предотвратить это всё, так что я была вынуждена наблюдать за твоим сном со стороны, бессильная сделать что-либо... Прости меня, пожалуйста, – кобылка опустила голову, готовая к самому суровому приговору. Вместо этого она ощутила нежное почёсывание человеческими руками под нижней челюстью. Парень взял её снизу головы в ладони и легонько гладил пальцами шейку. Удивлённая, она посмотрела на тепло улыбавшегося Сергея и спросила: – Разве ты не злишься на меня?..

– За что, Луняш? Ты, всё равно, ведь в итоге смогла пробиться в мой кошмар. Ты бросилась своему злому двойнику из глубин моего подсознания наперерез, чтобы защитить меня от пули. Да, она не убила бы меня, но не мне тебе рассказывать, что смерть внутри сновидения – крайне неприятный опыт для сознания в реальности. Я даже добавлю. Ты готова была пожертвовать собой ради меня, даже не смотря на всю эту ужасную неделю, которую мы оставили позади, не смотря на то, что я буквально выбил тебя из равновесия своими словами... Мне... очень жаль, что так получилось, правда. Я действ... – поверх губ Сергея вдруг возникло красивое и ухоженное копытце. Луна внимательно посмотрела в зелёные глаза человека и покачала головой:

– Не извиняйся ещё раз. Мы оба виноваты в этом по-своему. Я, оттолкнув твою искренность, а ты – решив излить разом всё своё одиночество на ту, которую ты годами превозносил. Я слышала твои извинения в кошмаре. И я извиню тебя, если сможешь простить меня и ты – из-за своих страхов я разбила тебе сердце... – парень слегка опустил взгляд, однако, Принцесса Ночи ещё не закончила: – Но... Теперь я вижу, что была неправа.

– Повтори, пожалуйста?..

– Я ошиблась, посчитав, что так будет правильнее. Но нет. Это была, пожалуй, вторая самая большая ошибка в моей жизни – и обе были допущены из-за страхов. И я хотела бы исправить ситуацию. Я... я не говорю, что я смогу изменить свои взгляды и избавиться от своих страхов по стуку копыт, на это потребуется время. Может быть, дни, может, года. Но я хочу попробовать в будущем прикоснуться к тому миру, которым ты хочешь поделиться со мной, Серёж. Я чувствую, что мне это будет необходимо. Пока что... я предлагаю оставить всё как есть, чтобы я смогла свыкнуться с самой идеей, что я могу быть любимой... и могу без страхов полюбить в ответ.

– Этот вариант меня более чем устроит, – тепло обнял парень лежачую кобылку. Та ответила на объятия, заключив его в свои копыта. Они так пролежали какое-то время. Сергей убрал руки и сказал: – Раз уж мы помирились, может быть, завтра возьмём выходной от наших дел? Или хотя бы попробуем освободиться раньше и сходим куда-нибудь? Как хорошие друзья, которыми мы, несомненно, являемся. Есть у меня на примете одно интересное кафе...

– Это было бы просто замечательно, Серёж!.. Я согласна с твоей задумкой. Давай, действительно, завтра отдохнём от всего. Мне кажется, мы оба это по-своему заслужили.

– Хорошо, договорились! Тогда буду ждать тебя дома ближе к вечеру, – парень сделал шутливый «буп» милому синему носику кобылки и начал вставать с кровати. Вдруг его окликнул тихий голосок Луны:

– Серёжа... Не уходи, пожалуйста... Я... я не хочу оставаться со своими собственными страхами наедине... – парень кивнул в ответ и лёг рядом. Он смотрел на довольно быстро задремавшую Луну и любовался ею, слегка накручивая на пальцы пряди роскошной космической гривы кобылицы. Человек тихо шёпотом произнёс:

– Глупая ты моя одинокая аликорночка...


Сергей открыл глаза – и обнаружил себя снова возле Замка Двух Сестёр, абсолютно в том же месте, где и закончился его кошмар, из которого его, всё же, вытащила Луна, пусть и ценой некоторых нервных клеток и человека, и аликорна. Кроме парня, вокруг не было вообще ни души.

– Интересно. Судя по всему, я задремал наверху. Надеюсь, Луна не испугается при пробуждении. Так, это ведь точно сон? – с этими словами парень привычным движением ущипнул себя, а не получив никакого результата, прикусил себе щёку, – ага, это сто процентов сон. Кошмаром он не ощущается, но даже если это и он, я теперь готов его остановить сам... А это что ещё такое?

В том месте, где в сон ворвалась настоящая Принцесса Ночи, пространство сна как будто рябило. При ближайшем рассмотрении под другим углом это выглядело так, как будто сама ткань пространства в этом месте порвалась – и из просвета мягко струился синий цвет.

– Занятно. Ведь именно здесь же появилась Луняша, чтобы заслонить меня от пули своей копии, созданной моим подсознанием. Ну-ка, а привязана ли эта фигня к конкретной точке? – чуть задумавшись, парень сменил декорации сна на свою квартиру в Москве. Разрыв остался на том же расстоянии от человека, где и был, теперь просто сливаясь с входной дверью квартиры. Ещё одна смена фона – почему-то парень подумал о массажном кабинете в спа-салоне Понивилля. Но нет. Рябь теперь находилась за ширмой рядом с умывальником. Сергей осторожно просунул руку в разлом и, не ощутив ничего, решил засунуть в аномалию и голову – в конце концов, это был сон, так что ничего с ним случиться не могло.

С удивлением, парень себя обнаружил в длинном коридоре, состоящем из разноцветных дверей разных размеров и форм. Сама структура, в которой он оказался, как будто висела посреди космоса – и пол, и стены, и потолок состояли из миллионов созвездий. Сновидец огляделся и, не увидев ничего опасного, полностью вошёл в разлом. Немного недоумевая, он попробовал снова сменить вид вокруг, но на этот раз ничего не произошло. Человек снова прошёл через разлом обратно – и тут уже декорации по его воле вновь сменились, на этот раз, на «Сахарный уголок», по крайней мере, каким человек себе его представлял, так как ни разу в жизни ещё не был там. Снова вернувшись в коридор, он произнёс себе под нос:

– Очень интересно. То есть, здесь я не могу влиять на структуру сна, но с обратной стороны разлома – могу. Есть у меня ощущение, что я попал в сам домен Луны, опять же, как я его сам представляю. Если не ошибаюсь, Селестия, махнувшись метками с сестрой, видела это измерение скорее пузырями со снами жителей страны. Ладно, это легко проверить...

Сергей подошёл к ближайшей двери и, приоткрыв её, заглянул внутрь.

– О, Модалина Дейзи Пай, ты такая весёлая! Расскажи мне ещё раз, пожалуйста, про все-все-все камни, о которых ты знаешь, мне безумно, просто невероятно сильно интересно! – раздавался голос Пинки Пай, скачущей вокруг своей сестры в центре структуры, чем-то напоминавшей земной Стоунхендж. Вокруг кобылок летали различные камни, совершенно разных цветов, форм, размеров и состава. Серая земная пони легонько улыбнулась, прислонилась копытом к огромной структуре и стала с несвойственным ей в реальности энтузиазмом описывать камни вокруг:

– Это базальт, магматическая вулканическая горная порода нормального ряда щёлочности из семейства базальтов. Широко распространена на юге страны, но можно найти даже недалеко от горы Кантерлот из-за её вулканической природы...

Сергей отстранился и закрыл дверь. Он увидел на ней изображение большого камня, внешне похожего на огранённый алмаз, но очень тёмного.

– Понятно. Это реально домен Луны. Надо смотреть на метки на дверях – это позволит увидеть мне, кто из сновидцев видит сон. Интересно, как обстоят дела с теми, у кого меток нет? Найти бы свою собственную дверь...

Как по заказу, рядом появилась дверь, по иронии судьбы выглядевшая как входная дверь в земную квартиру Сергея. На ней, как это ни странно, было изображение его татуировки на плече, то есть, принцессы Луны с раскрытым крылом. Человек открыл перед собой дверь и вновь увидел пустой «Сахарный уголок».

– В принципе, логично. Хотя, если честно, я ожидал, что моя метка будет, всё же, другой... Не знаю, более отражающей характер? – парень прикрыл дверь и снова произнёс вслух, обращаясь к миру вокруг, поняв, что тот прислушивается к его мыслям: – Я понимаю, что я не должен здесь находиться – и я обещаю, я не собираюсь подглядывать за чужими снами. Но, в то же время, я верю, что случайности не случайны – и раз я нашёл сюда путь, то, значит, я могу быть полезен в Мире Снов. И, судя по всему, ты понимаешь меня, хоть это немного странно и чуток попахивает шизой, обращаться к измерению, как к личности. Скажи же мне, домен Луны, лично я могу сейчас быть где-то полезен? Покажи мне пожалуйста, сон, который ты мне мог бы доверить.

К удивлению Сергея, измерение отреагировало на его просьбу. Перед парнем появилась большая скруглённая тёмно-синяя дверь с изображением полумесяца на фоне чёрного пятна. Дверь пульсировала красным – и издавала странный неприятный шум.

– Ох... Нет покоя грешным душам, да? А я-то надеялся, что с ней всё в порядке... Ладно, давай посмотрим, что там снится такого Луне, с чем я мог бы помочь. Хм... Если я не могу влиять на этот мир по своему желанию, логично предположить, что прав на воздействие на чужие сны у меня тоже нет. Тогда, может, я могу сделать что-то с самим собой? Раз это мир снов, где возможно всё, почему бы и не попробовать?.. – парень задумался и материализовал перед собой свой телефон, – Опа. Неплохо. А вот и саундтрек подъехал. Чувствую, он тут понадобится, не зря же меня измерение Луны привело к её же сновиденью, а вернее, кошмару... «Not a Clever Pony – For The New Lunar Republic»? Самое то...


– Ты никогда не сможешь простить себе всё то, что ты сделала и продолжаешь делать! Ты всегда будешь одинокой! – тёмно-синий туман вился вокруг плачущей принцессы Луны, которая лежала в тронном зале Замка Двух Сестёр и прятала голову за копытами. По красивым синим щекам аликорна текли слёзы.

– Нет... Прошу, перестань меня мучать! – в сердцах воскликнула кобыла.

– Я мучаю тебя? Мне напомнить, что я голос твоей же совести? Пока ты не примиришься с тем, кем ты была, с тем, что ты отталкиваешь от себя тех, кто заботится о тебе и даже любит тебя, я буду вечно немым упрёком преследовать тебя. Ты не можешь избавиться от своих же собственных сожалений!

– Тантабус... Я уже поняла свои ошибки... Разве этого мало?

– Раз я всё ещё здесь, значит, мало! – гулким злобным эхо раздалось по всему замку. – Это не моё решение. Ты сама считаешь, что искупила свою вину недостаточно!

– Это не правда – и ты это прекрасно знаешь... У меня появились за это время потрясающие друзья, которые ценят меня за то, кто я есть, не обвиняя в ошибках прошлого! Которые я стараюсь постепенно исправлять! Раньше ты по-настоящему помогал мне, но сейчас, когда я ступила на путь искупления своей вины, ты перестал быть нужен! Когда я попыталась прогнать тебя, ты отказался уходить. И ты стал паразитом, питающимся моими сожалениями и страхами! Ты больше не голос моей совести, ты эмоциональная пиявка... Уходи, прошу!

– Нет. У тебя нет власти надо мной, аликорн!

– ОСТАВЬ ЕЁ! – во сне Луны раздался как гром среди ясного неба знакомый и чуть приглушённый голос, сопровождаемый громкой музыкой, лившейся как будто из самих стен вокруг кобылки. Луна удивлённо обернулась на крик. Со стороны дверей бежал на двух ногах рыцарь, облачённый в чёрный с синими вставками металлический доспех с серебристым плюмажем на шлеме, с большим мечом и щитом наперевес. На щите был изображён её собственный профиль, который она уже несколько недель имела возможность видеть лично на кое-чьём плече.

– Серёжа?.. – поражённо пробормотала сновидица. – Но... как?..

Тень перестала кружить над Принцессой Ночи и обратила внимание на пришельца:

– Не может быть... – пробормотал эмоциональный паразит, не менее кобылицы удивляясь ворвавшемуся рыцарю. – Я был уверен, искренне думал, что никто, кроме меня, не может проникнуть в её сны!

– Подумай ещё раз! – гулко отозвалось из-под шлема – и фигура замахнулась по тени огромным мечом. Тантабус, будучи туманом, без проблем увернулся от замаха, но атакующий не думал отступать и закричал: – За Луну! И за Новую Лунную Республику! Вперёд, врукопашную! – всё новыми взмахами он теснил тень дальше от Принцессы Ночи, в глазах которой загорелась надежда. Тантабус, видя, что его лишают его пищи, разъярился и принял образ чёрной с острыми зубами кобылицы в доспехах, с изображением полумесяца на нагруднике. Сходство с Найтмер Мун было бы практически идеальным, если бы не сияющие розовым глаза, пасть и доспех твари. А ещё почему-то розовые слюни или слизь, капавшие из пасти. Кошмар зарычал и бросился в сторону вновь сжавшейся от страха Луны, чтобы лишь получить по ощерившейся морде щитом в ответ на свой манёвр. Туманная злая кобылица помотала головой, не ожидав такого, и оскалилась уже на человека. Тот ещё раз нанёс удар щитом, на этот раз сверху, и последующим ударом меча уже попал по туману-гриве, от чего паразит злобно зашипел.

– Я СКАЗАЛ. ОСТАВЬ. МОЕГО. ДРУГА! ТЕБЕ НЕТ МЕСТА НИ В СНАХ ЛУНЫ, НИ В ЧЬИХ-ЛИБО ЕЩЁ! – снова грозно пророкотало из-под шлема. Каждый раз, когда фигура кричала, это эхом вместе с ударными и скрипками красивой мелодии раздавалась по всему тронному залу, как будто сам сон прогонял Тантабуса из головы Луны. Тень, привыкшая к тому, что можно было всегда просто спокойно питаться сожалениями ночной принцессы, была явно напугана успешной атакой и криками, но и отступать от добычи не собиралась. Она снова кинулась в сторону кобылки, которая уже не лежала, а гордо стояла на своих четырёх ногах и презрительно смотрела на паразита. Заметив перемены в Луне, Тантабус словно увеличился в размерах и хрипел, пытаясь вновь и вновь бросаться на аликорна. Но все атаки мрачной тени раз за разом парировал человек. Тантабус прокричал:

– Не-е-ет! Подумай о том, что ты сделала! Подумай, сколько скорби ты принесла своей собственной сестре и своему народу, сколько печали ты принесла человеку, который сейчас тебя пытается защищать! Ты отвергла его сердце – и ты готова себе это простить?!

– Прошлое в прошлом, – раздалось из-под шлема парня, который защищал свою любимую от кошмаров. – Луна, не слушай его! Ты прекрасный и замечательный друг, а также очень сильная и мужественная аликорночка! Ты прекрасно знаешь, что я на тебя не злюсь! Как и твоя сестра! Как и твои друзья! И все жители Эквестрии! Вспомни Ночь Кошмаров! Тебе действительно были рады – и тебе рады каждый день! И я буду доказывать тебе это снова и снова, при первой же возможности! Я обещаю! Но только в твоих силах прогнать этого паразита! Давай же, вместе, у нас получится! – парень обратил меч в посох и ударил в злобную тень электрическими молниями. Луна уверенно кивнула и наклонила свой рог, чтобы со всей силы зарядить по Тантабусу и своим лучом синей магии. Два заклинания, слившись в одно, буквально испепелили злобный дух, который не успел даже сказать ничего напоследок. Человек с металлическим лязгом доспехов упал на колени и шумно выдохнул. Он освободил себя от шлема, за которым скрывались влажные от пота волосы, и обратился к Принцессе Ночи:

– Фу-у-ух... И ты так каждый день сражаешься с ужасами в снах эквестрийцев?

– Далеко не всегда... Как правило, кошмары пони и прочих жителей Эквестрии не принимают такие сильные формы, я стараюсь до подобного не доводить. И ситуацию разрешить можно куда проще, как правило, и вовсе обсудив со сновидцем его собственные страхи. К тому же, здесь Тантабус долгие годы питался моими сожалениями, возможно, появившись ещё даже во время моего изгнания, что сделало его по-настоящему сильным паразитом, которого мне не хватило бы духу окончательно изгнать, если бы не ты... Серёжа?.. Ты реален.

– Ну да. Реален настолько, насколько возможно, если учитывать, что моё тело сейчас, судя по всему, спит в твоей спальне. Надеюсь, оно не лезет обниматься, – слегка покраснел парень. Принцесса Ночи хихикнула:

– Я готова простить тебе тёплые объятия... Я даже скажу, что не отказалась бы от них сейчас. Ты не мог бы избавиться от всего этого железа, и обнять меня здесь, во сне?

– А-а-ав... – разочарованно протянул человек, принимая свой привычный облик. – Я думал, тебе понравится образ сказочного рыцаря и фоновая музыка.

– Я не сказала, что не понравилось. Особенно красивым у тебя получился щит.

– Оригинал всё равно лучше, Луняш, – тихо ответил человек, заключая аликорна в тёплые и искренние объятия. – Мы ведь, действительно, с тобой победили Тантабуса, тебя это ужасающее нечто не будет больше беспокоить?

– Даже если он и вернётся, в чём я сильно сомневаюсь, теперь уже я не позволю Тантабусу отравить ни мои, ни чьи-либо ещё сны. Спасибо тебе... – тихо ответила кобыла, обнимая Сергея.

– Всё, что угодно для моего друга... – улыбнулся человек.

– Один только вопрос, как ты сюда проник? Поверь, я удивилась не меньше паразита, когда увидела тебя в моём сне. Я не думала, что это вообще возможно до текущего момента.

– Я расскажу, если пообещаешь, что не будешь ругаться. И не будешь меня прогонять из мира снов, возможно, я смогу помочь ещё – и не только тебе.

– Ругаться не буду. А на тему помощи – я подумаю, – хитро произнесла Луна.

– Тогда я тебе это расскажу завтра в кафе, а не сиюсекундно, – не менее хитро ответил человек, – а сейчас пока что давай оба насладимся хорошей спокойной ночью без кошмаров. Покажешь что-нибудь красивое? Я уверен, что самой Хранительнице Снов не составит ни малейшего труда создать что-то восхитительное, чем мы оба могли бы насладиться. Не составит же?

– Конечно, я сейчас что-нибудь придумаю, – муркнула принцесса Луна, приобнимая человека ещё и крыльями. В этом сне они были куда больше оригинала – и огромным шатром, высотой в метра три, закрыли их обоих. Когда кобылка раскрыла крылья и отпустила Сергея, тот увидел, что они находились на островке посреди сияющего от различных растений озера. А над их головами синело восхитительное ночное небо, не похожее ни на эквестрийское, ни на земное.

– Ва-а-ау... – поражённо огляделся парень, – спасибо тебе, Луна, за этот сон.

– Тебе спасибо, что пришёл на помощь...