Как два яблока

Биг Маку нужно научиться быть отцом. Слишком много в нём странного, но что если и его сын станет таким? Как тяжело ему будет воспитывать не своего сына и что из этого выйдет.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк Зекора Биг Макинтош Другие пони ОС - пони

Мои маленькие принцессы: Королева Коробкии и ужасная Драпони

Вероломное нападение на жителей маленькой, но гордой страны Коробкии! Ужасная драпони Селестия кружит над городом в поисках печенья сокровищ. Только бесстрашная королева Луна и стойкие защитники государства, вооружённые смертельно точными подушко-катапультами смогут остановить вторжение!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор - Петербург

Петербург - это очень эксцентричный господин. Если вы слышите историю, которой, по вашему, не могло никогда произойти, то эта история произошла в Петербурге и окрестностях. Ведьмы? Призраки? Честные политики? Те еще сказки, но, может, в Петербурге найдется парочка? И, конечно же, только в этом городе могли встретиться два человека не в себе. Молодой человек, страдающий внезапной амнезией, пытается найти свое прошлое, но находит нечто иное - странную англоязычную девушку, которая утверждает, что является пони из параллельного мира! Что еще остается этим двоим, кроме как, раз встретившись, помочь друг другу? Правильно, ничего. Потому что таких совпадений не бывает в нормальном мире. А в Питере - да. А что, вы искренне думали, что этот город находится в нашей реальности? Нет, друзья. Ведь Пушкин, Тютчев, Некрасов, Блок, Ахматова, Мандельштам… Это всё — псевдонимы. Автор — Петербург.

Твайлайт Спаркл Человеки

Заклинание, которое всё поправит

Твайлайт побеждает Дискорда одним махом.

Твайлайт Спаркл

Хроники новой Эквестрии

Сборник информации о "Новой Эквестрии"

Другие пони ОС - пони

О Пинки Пай и Стене

Эта зарисовка — иной подход к тому, какой была бы Пинки Пай, если бы она _и_правда_могла_ видеть четвёртую стену и всё за нею, как и её мнение по тому, что существует за гранью текста истории. Грустная ли она? Я не знаю. Комедия ли? Уверен, с чьей-либо точки зрения будет ею. ООС ли? Сильно зависит от вашего истолкования.

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай

Путь к спасению

Пони пробрались в мир людей (И как обычно сами люди понятия не имеют как это произошло...)! И кто бы мог подумать - мир изменился на глазах! Исчезло всё что мы знали о нашем старом мире... Главный герой - хейтер (!). Ему не нравиться что творится вокруг, и у него яркое желание всё это остановить, и в этом ему помогут...ПОНИ! Изменит ли хейтер свою позицию? Почему ему помогают те, кого он ненавидит больше всего на свете? Эпичная история начинается!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Человеки Кризалис Король Сомбра Стража Дворца

Служанка

Кервидерия. Далёкая страна оленей, что раскинулась в полных жизни лесах и горах. Место, где среди деревьев, ручьёв и ветров обитают духи, а города уступают величию Природы. Где-то в глубинке этой страны робкая лань ищет своё место... И получает шанс найти его с предложением самого Лесного Херрена, от которого тяжело отказаться.

Другие пони ОС - пони

Fallout: Equestria - Дедушка

Военный летчик знает, на что идет. Бледная Кобыла всегда незримо стоит рядом, когда он на земле. И неотступно сопровождает, когда он летит, рассекая грудью облака. И когда в один прекрасный момент она устало прикроет глаза и молча кивнет, «Пора», он не станет спорить. Он лишь беззвучно, с надеждой, спросит: «Задача выполнена?». Майор Гэйлвинд был, в общем, согласен с этим раскладом. Ведь задача, которую он всегда перед собой ставил, того стоила. И потомок, глядя на его орден, невольно задумается и над важностью той боевой задачи, которая ждет его самого. Ведь не многим героям Эквестрии довелось самим подержать в копытах свое Золотое Солнце...

ОС - пони

Темнейшие уголки вселенной

Отважные носительницы элементов гармонии не раз спасали мир от злодеев и катаклизмов, всегда выходя победителями. Но никто и предположить не мог, что самое могущественное зло таится в них самих.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Старлайт Глиммер

S03E05

Ведьма средь бела дня

Ведьмы 9: Твайлайт отправляется в ад

– О да, я тоже никогда не переставала думать, что Summer Nights – крутая группа! – Скуталу поднесла к лицу две пачки по пятнадцать карт.

Это было ложью. Скуталу, должно быть, было четыре или пять лет, когда эта группа перестала быть популярной. Она, наверное, даже не слышала её до сегодняшнего дня. Но Дэш не собиралась её расспрашивать подробнее.

На первом этаже на диване были только Дэш и Скуталу, которые просматривали все запасные карты Дэш. Твайлайт всё ещё спала, измученная поездкой в Кантерлот.

Скуталу больше интересовали картинки на картах, а не их параметры. В частности, она пыталась найти в запасных картах какое-нибудь изображение пегаса, чтобы отложить его в сторону.

Они решили, что для неё не будет большой проблемой жить на этой стороне, при условии, что она не будет выходить на улицу. В конце концов, малышка могла просто заставить любого пони, который заметит её, прийти на несколько минут позже и пропустить её.

Как только они приняли это решение, Скуталу решила приходить сюда как можно чаще. Не то чтобы Дэш была против. Трудно ненавидеть кого-то, кто так сильно хочет быть рядом с тобой. Кроме того, Дэш знала, каково это, когда в твоей жизни есть только никчёмные взрослые.

Скуталу активировала иллюзию на одной из карт, и над ней появились три крошечных пегаса в доспехах.

– Эй! – Скуталу оторвала взгляд от иллюзии. – Почему они больше нигде не используют эти голограммы?

– Эмм, – Дэш подняла мордочку. Как бы ей ни хотелось выглядеть крутой, она не смогла придумать ответ. – Знаешь, я не уверена.

Дерпи вбежала в комнату, чтобы спасти Дэш.

– Сансет Шиммер здесь, – Дерпи отдала честь Дэш. – Возможно, тебе лучше...

– Дерпи попыталась взглянуть на Скуталу, но обнаружила, что та уже ушла.

– О, точно, – Дэш и забыла о Сансет. У неё было сегодня ещё одно обязательство. – Впускай её, наверное.

Дерпи ушла и вскоре вернулась с Сансет.

Сансет Шиммер привела с собой ещё одну пони, которая и являлась причиной её прихода сюда. Она привела Трикси в комнату буквально на поводке. Частью их сделки было то, что они должны были иногда брать Трикси под свою опеку. 'Сильвершторм' была одной из немногих пони, которым доверялось держать Трикси под контролем.

На Трикси было надето что-то похожее на лёгкую броню. В целом она была сделана из гладкого чёрного металла с несколькими приспособлениями, соединёнными светящимися зелёными линиями. На всех четырёх копытах были надеты сапоги такого же дизайна. На голове был не просто роговой глушитель, а целый подавляющий шлем, скрывающий её рог полностью. Она не могла использовать магию или экстрасенсорные способности в этой штуке.

Наконец, на груди находился круглый выступ, излучающий яркий зелёный свет как раз напротив того места, где должно было находиться сердце. От этого выступа тянулся ярко-оранжевый шнур, который крепился к ботинку Сансет, образуя поводок.

– Это Сдерживающий Трикси Агрегат, или СТА, – Сансет сняла ботинок и передала его Рэйнбоу Дэш. – Один из вас двоих должен постоянно носить его. Если никто не наденет ботинок в течение десяти минут, он начнёт посылать в позвоночник Трикси электрический ток, парализуя её. Он также пронзит её сердце, нанося смертельную рану, спустя полтора часа или если она попытается снять его, когда никто не носит ботинок.

– Ого! – в панике Дэш надела ботинок так быстро, как только могла. – Не слишком ли это экстремально?

– Это экстремальная ситуация, – сказала Сансет. – Послушай, это самое лучшее, чего я смогла добиться. Никто не согласился бы на меньшее. Если она ничего не выкинет в течение двух-трёх лет, то, возможно, мы сможем ослабить меры предосторожности.

– Это куда лучше, чем гнить в зоне 5Х, – пожала плечами Трикси. – Они рассказали мне обо всём, что делает СТА, и я согласилась на это. Кроме того, это всего на пару лет, как она и сказала. И затем я свободна.

– Я бы не заходила так далеко, – предупредила Сансет.

Дэш не была уверена, согласится ли она надеть на себя смертельную ловушку, чтобы избежать пожизненного заключения. Тем не менее, она не могла придумать другого способа позволить такой пони, как Трикси, гулять на свободе.

– Длина поводка растягивается до тридцати футов, – продолжила свои объяснения Сансет. – На ботинке вы найдёте переключатель-предохранитель и семь кнопок с цветовой кодировкой. Кнопки от синей к красной активируют всё более интенсивные меры предосторожности. Какие именно – можно узнать в руководстве по эксплуатации.

Дэш наморщила нос, разглядывая семь кнопок. Она очень надеялась, что Трикси не будет вынуждать её их применять.

– Технически, по закону носить ботинок должен кто-то из вас двоих, – сказала Сансет, – но я доверяю вам. Просто не попадитесь, если отдадите ботинок кому-нибудь ещё. Вы также можете перевести СТА в 'стационарный' режим, который заключит её в силовое поле, что позволит вам временно оставить её на одном месте. Предполагается, что вы будете использовать этот режим только в экстренных случаях.

– И под экстренными случаями она подразумевает походы в туалет, – сказала Трикси. – По крайней мере, я бы предпочла, чтобы это было это именно так.

Трикси прошла мимо Дэш, чтобы осмотреть дом.

– Так где же Сильвершторм? – Трикси продолжила поиски.

Словно по зову, Твайлайт начала спускаться по лестнице несколько мгновений спустя, зевая и протирая глаза.

– А! Вот и ты! – Трикси чуть не подпрыгнула на месте при виде Твайлайт.

– О! – Твайлайт отступила на шаг, явно недостаточно проснувшись, чтобы разбираться с этим. – Привет!

– Я заберу её обратно через неделю, – сказала Сансет.

– Неделю? – Дэш почувствовала, как её хватка на поводке ослабевает.

– Это то, о чём вы просили, – Сансет Шиммер пожала плечами.

Это была правда. И почему они об этом просили? Сансет ушла вскоре после этого, и они втроём уселись на диване.

Трикси смотрела на Твайлайт с широкой улыбкой. Твайлайт села на дальний край дивана, как можно дальше от Трикси. Но никто из них не знал, с чего начать.

Некая рыжая кобылка положила копыта на спинку дивана и медленно подняла голову. Она бросила один взгляд на Трикси и избавила остальных от неловкости.

– Ты первая ведьма, которую Рэйнбоу Дэш победила, верно? – спросила Скуталу.

– Рэйнбоу Дэш не сделала ничего, что можно было бы назвать 'победой' надо мной, – Трикси закатила глаза.

– Это она придумала план и собрала команду, – Скуталу забралась на диван и прижалась спиной к груди Дэш. – По-моему, это считается!

Дэш покраснела. Ей действительно нравилась эта малышка.

– Ничего не 'считается'! Твайлайт победила меня в одиночку! – Трикси прищурилась.

– Ладно, круто! – Скуталу посмотрела на Дэш. – Итак, теперь, когда Трикси здесь, мы можем вернуться к тому, чем занимались?

Трикси хмуро посмотрела на Скуталу, оценивая соперницу.

– Вы, безусловно, не можете вернуться к тому, чем вы занимались! – Трикси встала и указала копытом на Скуталу. – Вы что, забыли о важной миссии, на которую вы меня отправили?

Дэш посмотрела на Твайлайт. Она действительно забыла на секунду.

– Сансет Шиммер не изменила своих подростковых взглядов? – спросила Твайлайт. Вот оно!

– Она совсем не изменилась, – сказала Трикси. – Она действительно верит, что править должны сильнейшие, и что АИ должна поддержать сильнейшую пони и назначить её своим лидером. Я абсолютно уверена, что, если ты скажешь ей, что ты мастер-ведьма, она склонится перед тобой.

– А! Хорошая работа, – Дэш вздохнула с облегчением. – Это значительно облегчит нам жизнь. Думаю, нам просто нужен хороший способ, э-э, раскрыть ей правду.

Твайлайт решительно кивнула.

– Ты видела что-нибудь ещё? – спросила Дэш. – Ты ведь пробыла в зоне 5Х какое-то время, верно?

– Мне пришлось пробыть там несколько недель, пока они собирали эту штуку, – Трикси указала на поводок. – Думаю, я могу сказать, что технически я была в зоне 5Х.

– Там правда есть инопланетяне? – Дэш задала очевидный вопрос.

– О, да! Они устроили мне замечательную экскурсию по всем запретным зонам и показали самые мрачные секреты Эквестрии, – сказала Трикси без тени сарказма. – Или нет. Мои глаза постоянно были завязанными, и я побывала только в тюремной части комплекса. Всё, что я могу сказать, это то, что тюремные камеры интересного синего оттенка. В камере напротив меня сидел лич, который без умолку твердил о том, насколько лучше звучала музыка двести лет назад. Угрх!

– О! Рэйнбоу Дэш! – Скуталу встала на диване между ней и Трикси. – Я пробыла в зоне 5X дольше, чем Трикси, и видела там классные вещи, которые не должна была видеть!

– Да? И какие? – Дэш положила копыто ей на голову.

– Например, э-э-э! Например, Наутилус! Это, э-э-э, – Скуталу пыталась вспомнить слово. – О! Это подводная лодка. Военный корабль, который плавает под водой. Но никто не должен знать, что у них такое есть.

– Хм. Значит вот какого вида штуки там храняться, – Дэш всё ещё не могла избавиться от чувства лёгкого разочарования. – Ну, это довольно круто.

– И, эмм! – Скуталу сделала паузу, пытаясь вспомнить другие интересные вещи, которые она видела, но не преуспела. – Ну, это всё равно больше, чем увидела Трикси!

Трикси ощетинилась и слегка надулась, будто пыталась соревноваться с ребенком.

– Ну, зато я повидалась с другими заключенными, – Трикси подняла голову. – Так что мне есть что сказать по этому поводу. Например, в камере напротив меня сидел этот лич, который не переставал твердить о том, насколько всё было лучше двести лет назад, и как нам нужно в буквальном смысле 'убить время'. Я увидела около двадцати других заключенных. И думаю, я первая, в честь кого назвали сдерживающий агрегат.

Трикси резко улыбнулась и повернулась к Твайлайт, будто это было впечатляющее достижение.

– Да? – Скуталу снова расправила крылья. – У меня тоже был свой собственный Сдерживающий Скуталу Агрегат ещё до того, как сдерживающие агрегаты стали модными. И знаешь что? Мой ССА был куда более суровым, чем СТА Трикси.

Скуталу высунула язык при одной только мысли об этом.

– Ещё более суровым? – Дэш на секунду забеспокоилась. – В нём тоже имелся механизм, способный оборвать твою жизнь?

– Ха? – глаза Скуталу открылись, и она покраснела. – Эм. Нет. Но, держу пари, я смогла бы легко вырваться из того, который надет на Трикси. Вот что я имела в виду.

– Извините меня, – Трикси подняла копыто, – но кто, ворона подери, эта девчонка? И откуда у неё взялся свой собственный сдерживающий агрегат? Её арестовали за то, что она была слишком назойливой?

– О, это же я. Скуталу! – Скуталу подняла голову и улыбнулась. – Я всё время была здесь. Разве ты не помнишь?

Трикси опустила голову, чтобы посмотреть Скуталу в глаза.

– Можем лучше не будем этого делать? – попросила Дэш.

– Я просто пошутила! – Скуталу резко повернулась к ней лицом. Малышка выглядела испуганной. – Я не использовала свои способности или что-то в этом роде!

– Я знаю. После встречи со Старлайт мне не хочется иметь дело с подобными вещами.

– Ой! Прости, – Скуталу опустила голову.

– Это Скуталу, – Дэш притянула её поближе, чтобы успокоить маленькую пегаску. – Мы...… короче говоря, никому нельзя говорить, что она здесь.

– Подождите. Это что, перо аликорна? – Трикси скептически приподняла бровь, затем широко раскрыла глаза. Она посмотрела на Твайлайт. – Это то самое перо аликорна?

– Это моё перо аликорна, – сказала Скуталу. – Твайлайт подарила его мне. Теперь у меня два пера аликорна. Это, наверное, больше, чем у любого пони в истории.

Трикси оглядела её, пытаясь найти второе. Не преуспев, она поняла правду.

– Ты действительно оторвала перо у аликорна? – спросила Трикси. – Ты не понимаешь, насколько это было глупо? Как тебе это вообще удалось? Ты же такая крошечная! Посмотри, какие у тебя слабые крылышки!

К сожалению, Трикси не преувеличивала.

Как только Дэш увидела Скуталу, она сразу поняла, что той не хватает физических упражнений. Её крылья были настолько тонкими, что, когда она ими двигала, виднелись косточки. Её перья были короткими и ломкими – явный признак того, что они не подвергались достаточному воздействию магии или ветра.

Как ни парадоксально, из-за этого они выглядели пушистыми, блестящими и чистыми. Но Дэш сразу раскусила эту иллюзию здоровья. Источником блеска являлись масла для ухода за собой, которые, судя по всему, использовала Скуталу.

По запаху орехов и клубники Дэш даже смогла определить бренд – PegaPosh. Масло для ухода за перьями для пегасов, которые рассматривали свои крылья как модный аксессуар, а не как важные конечности. Оно выглядело великолепно и защищало от грязи, но было вредно для здоровья и начинало затвердевать и трескаться, как только пегас взлетел.

Этот Снап из Олгуд, должно быть, был единорогом-аристократом, раз он научил Скуталу пользоваться этой штукой.

– Во всём виноват Снап. Он постоянно продолжал говорить, что полёты 'перевозбудят' меня. Будто хоть что-то на свете меня не перевозбудит.

Дэш знала, что она имела в виду. Обычно родители поднимали жеребят-пегасов в небо и отпускали, позволяя им парить вниз, а затем подхватывали, когда первые несколько раз у них неизбежно не получалось. Как только жеребёнок обучался парению, дальнейшее обучение палёту вызывало куда меньше трудностей.

Дэш могла понять, в каком тяжёлом положении оказалась Скуталу. Никто из родителей Скуталу не смог помочь ей. Отец Дэш просто сказал ей спрыгнуть со скалы. И она спрыгнула. И сломала ногу. Но спустя несколько попыток она всё же научилась парить самостоятельно.

Разумеется, остальные пегасы в школе смеялись над ней из-за того, как поздно она научилась летать, и вскоре Дэш стала отставать от них во всём.

Она не собиралась позволять другой кобылке-пегаске подвергаться такому же унижению!

– Знаешь что? Я обучу тебя парению! – объявила Дэш.

– Правда?! – Скуталу бросилась к Дэш, глядя на неё снизу вверх блестящими глазами, будто Дэш только что объявила, что в этом году у неё будет дополнительная вечеринка по случаю дня рождения.

– Ага! Думаю, всё будет хорошо, пока на тебе это перо, которое тебя стабилизирует, – Дэш коснулась пера.

– Эмм.

– А вот и твоя первая проблема, – Дэш потрогала крыло Скуталу. Не потребовалось особых усилий, чтобы выбить одно из блестящих оранжевых пёрышек. – Ты пользуешься этой PegaPosh-дрянью, верно?

– Эм, – Скуталу на секунду отвела взгляд. – Разве это плохо? Это самое дорогое масло, поэтому оно должно быть самым лучшим, разве не так?

– Конечно, если ты хочешь, чтобы какие-нибудь чопорные единороги похвалили тебя за то, какие у тебя пушистые крылышки.

– Эй! – Твайлайт и Трикси одновременно посмотрели на неё.

– Я сказала, чопорные единороги! – Дэш, защищаясь, подняла копыта. – В любом случае. Если ты хочешь летать, то эта штука тебе не поможет. Лучше всего использовать собственные гланды.

– Эмм! Я, вроде как, могу создавать своё собственное масло, – Скуталу заставила бутылочку с каким-то обычным маслом появиться в её копытцах.

Дэш решила, что это означало, что Скуталу не могла получать масло из гланд.

Любому биологу было очевидно, что самыми первыми пони были пегасы. И у земных пони, и у единорогов имелись крошечные рудиментарные крыльевые кости, которые были заметны только в скелетах. У каждого племени также имелись гланды для масла. Просто они оставались недоразвитым и не производили масло, если ими никогда не пользовались. К пегасам это тоже относилось.

– Мы разберёмся с этим, – Дэш встала с дивана. – Пошли. Давай для начала смоем эту дрянь.

Скуталу нетерпеливо побежала за Дэш вверх по лестнице.

– Подожди! – Твайлайт окликнула её. – А как же Трикси? Ты действительно оставишь меня наедине с ней?

– Она же в сдерживающем агрегате. Всё будет хорошо, – Скуталу уже подталкивала Дэш наверх.


И остались только Твайлайт, Трикси и неловкое молчание.

Трикси сидела на другом конце дивана, пристально наблюдая за Твайлайт и широко улыбаясь, будто чего-то ожидая. Чего именно, Твайлайт понятия не имела.

Твайлайт подумала, что ей следует сказать что-то перевоспитывающее. Она чувствовала, что ей стоит рассказать какую-нибудь притчу, но не могла вспомнить ничего подходящего. Как могла Твайлайт научить чему-то, в чём она сама не разбиралась?

– Ну и как? – Трикси наклонилась вперёд.

– Что и как? – Твайлайт слегка отодвинулась.

– Меня было сложнее победить, чем Менуэт, верно? – Трикси подняла голову.

– О. Нет, не совсем, – Твайлайт покачала головой. – На самом деле, у неё получилось нанести мне несколько сильных ударов.

Улыбка Трикси погасла, и она ошеломлённо уставилась на Твайлайт.

– Тсс! – Трикси отвернулась. – Только потому, что ты напала на меня исподтишка! Если бы у меня был месяц на подготовку, победить меня было бы в десять раз труднее! Следуя этой тенденции, Скрюболл, скорее всего, тоже нападёт исподтишка. Вот тогда вы поймёте, каково это.

– Да. Вполне возможно, – Твайлайт неловко усмехнулась.

И снова воцарилось неловкое молчание.

Предполагалось, что это работа Рэйнбоу Дэш! У Твайлайт не было абсолютно никакого опыта с подобными вещами! Почему Дэш бросила её здесь одну?! Твайлайт не могла никого перевоспитать!

Трикси проследила за взглядом Твайлайт к потолку, и, возможно, уловила ход её мыслей.

– Я всё ещё не понимаю, что ты в ней нашла, – Трикси уставилась в потолок, будто могла видеть Дэш сквозь него. – Разве Дэш не использует тебя ради собственной выгоды? Ты намного сильнее её. Тебе не нужна эта пегаска, и всё же ты делишь с ней награды пятьдесят на пятьдесят или что-то в этом роде. Почему бы просто не выгнать её и не оставить всё себе?

Такая мысль никогда даже не приходила Твайлайт в голову. Она отвела взгляд в сторону, когда ответила на этот вопрос сама себе.

Идея вовсе не казалась заманчивой. Твайлайт ввязалась в это не с намерением заработать побольше денег. Главным достоинством денежных наград было то, что они делали Дэш счастливой.

Жить в этом большом доме со всеми этими модными вещами? Твайлайт была бы рада вернуться в свой домик-в-дереве, но Дэш была просто в восторге от всего этого. Будь её воля, Твайлайт отдала бы Дэш все деньги.

– Потому что это не то, чего я хочу, – ответила Твайлайт. – Мне нравится жить с Рэйнбоу Дэш. Я затеяла это всё только потому, что не хотела, чтобы она куда-то ушла. Кроме того, если мы и так всем делимся, то не имеет значения, кому 'принадлежат' деньги.

– Понимаю, – Трикси звучала побеждённой.

Она закрыла глаза и устало вздохнула.

– Но почему она тебе нравится? – Трикси открыла глаза. Из-за резкого движения Твайлайт отодвинулась к краю дивана. – Она такая слабая по сравнению с тобой! Даже по сравнению со мной! Ты действительно собираешься провести всю свою жизнь, заботясь о какой-то идиотке только потому, что она оказалась первой пони, с которой ты столкнулась? Не лучше ли было бы подружиться с кем-нибудь твоего уровня?

– Что? – Твайлайт наполовину свесилась с дивана, когда Трикси нависла над ней. – Ты имеешь в виду, вроде тебя?

– Ну-у, – Трикси, наконец, отстранилась от Твайлайт, выпрямилась и покраснела, будто это был комплимент. – Это не обязательно должна быть я, но я определённо была бы полезнее её! Я, наверное, могла бы побить всех остальных твоих друзей, вместе взятых. Плюс я готова делать абсолютно всё, что ты мне прикажешь.

В этом был определённый смысл, если Твайлайт была честна сама с собой. Логичнее и разумнее было бы дружить с кем-то сильным, а не с кем-то слабым.

Как Рэйнбоу Дэш вообще стала её подругой?

Она была единственной пони, желающей найти Твайлайт. Но, опять же, изначально она делала это, чтобы убить Твайлайт, так что…

Нет. Теперь она вспомнила, как Рэйнбоу Дэш пыталась показать Твайлайт, чего она лишилась из-за своей одержимости силой. Той же одержимости, которой была подвержена Трикси.

– Хорошо, – Твайлайт сунула копыто под стол. – Если ты хочешь быть моей подругой, как насчёт того, чтобы сыграть в игру?

– Игры – это пустая трата времени. С какой…

Трикси увидела, что Твайлайт достала, и сморщила нос.

– Э? – Трикси попыталась схватить одну из карт рогом, но СТА ей не позволил. Ей пришлось взять карту копытом, держа её перед собой с отвращением, будто та была покрыта слизью. – Разве это не та глупая карточная игра для новорождённых, которую все много лет назад окрестили кринжовой?

– Рэйнбоу Дэш играет со мной в кринжовые игры, – Твайлайт тасовала колоду с закрытыми глазами.

Трикси нахмурилась, будто её только что вызвали на дуэль.

– Ладно, хорошо! – Трикси сгребла стопку карт. – Но не удивляйся, когда у меня от кринжовости лицо потрескается...

– У тебя же всё ещё есть супер-регенерация!

– Это к делу не относится! Ты знала, что эта игра обанкротила всю индустрию создания иллюзорных изображений. Они потеряли из-за неё миллиарды. Эта технология была бы повсюду, если бы этого не случилось.

Как и следовало ожидать, Трикси начала собирать всех монстров с наибольшими показателями атаки.

Это навело Твайлайт на мысль. Она вспомнила, как нечто подобное происходило в мультсериале по Рыцарям-Призывателям.

– Пожалуй, я даже дам тебе фору, – сказала Твайлайт. – Я буду использовать только карты с нулевой атакой

– Ха? – Трикси подняла взгляд от своей стопки мощных карт. – Я не знаю, как работает эта игра, но разве это не сделает победу невозможной? Кажется, ты не так уж хороша в этой игре.

– Думаю, я удивлю тебя.


Скуталу и Дэш стояли около ванной. Они смыли с её крыльев всё масло, но это выявило ещё одну проблему. Большинство её перьев были слишком атрофированы, чтобы служить магическими проводниками. Другими словами, они не могли помочь ей летать.

Дэш выщипывала всё слабые или сломанные перья, чтобы на их месте могли выросли новые. К тому времени, как ванна опустела, на полу образовалась небольшая кучка оранжевых перьев.

Здоровых перьев осталось не так уж много. Смущённая тем, как сейчас выглядели её крылья, Скуталу туго закуталась в полотенце.

На то, чтобы перья отрасли обратно, уйдёт всего неделя или две, и тогда Дэш сможет помочь Скуталу научиться парить. Но Дэш было неловко так обнадёживать Скуталу, а потом оставлять её ждать.

– Вообще-то, – Дэш склонила голову набок. – Учитывая то, с какими чудаковатыми пони мы живём, могу поспорить, что у кого-нибудь из них найдётся средство, которое поможет твоим пёрышкам отрасти быстрее.

– О, да! – Скуталу перестала хандрить. – Я знаю, что Эппл Блум могла бы это сделать! Она уже отращивала шерсть и гриву.

Тем не менее, Скуталу настояла на том, чтобы надеть толстовку, скрывающую крылья, когда они направились на другую сторону портала.


Где же могла быть Эппл Блум? Дэш предположила, что, скорее всего, в подвале.

Чтобы попасть туда нужно было пройти мимо лаборатории, где усердно работала Рэрити.

Рэрити усыпила Сахарин и подсоединила к ней всевозможные провода и прочее, в чём Дэш совсем не разбиралась. До турнира роботов оставалась всего неделя, и последние приготовления оставляли Рэрити мало времени на что-либо ещё.

Дэш не знала, насколько сильными будут другие роботы, но они не могли сравниться с улучшенной Сахарин. По крайней мере, насколько она знала...…

Дэш покачала головой, вспомнив о важном вопросе. Она была такой уставшей всё это время, что так и не спросила о той штуке.

– Эй! Подожди секунду, – Дэш похлопала Скуталу по плечу, затем подбежала к Рэрити.

Скуталу натянула капюшон и отступила на шаг. Свити Белль тоже была в комнате, отчасти потому, что в каком-то смысле она была повсюду.

– Эй! – Дэш огляделась в поисках чего-нибудь, на что можно было бы безопасно опереться, но не нашла. – Можно задать тебе один короткий вопрос?

– Один короткий – можно, – Рэрити оторвалась от работы, выглядя такой же усталой, как и Дэш. Возможно, даже более усталой. Маска скрывала синяки под глазами. – Мне нужно ещё многое успеть. До Madcon осталась всего неделя.

– Я хотела спросить, слышала ли ты когда-нибудь о 'проекте лунный камень'? – Дэш склонила голову набок. Ей было немного неловко спрашивать об этом. Рэрити и так уже многое для них сделала. Но это был не столько вопрос доверия, сколько простое любопытство, уверяла себя Дэш.

– Проект лунный камень? – Рэрити выпрямилась с озадаченным выражением лица. – Где ты о нём услышала?

– Нейлбат сказал, что я должна спросить тебя о нём, – призналась Дэш.

– Неужели? – Рэрити нахмурилась и подпёрла подбородок копытом, не в силах объяснить происходящее лучше самой Рэйнбоу Дэш. – Что ж, боюсь, я не смогу помочь в этом вопросе. Насколько мне известно, этот проект закончился полным провалом. Ни у кого не получилось создать заклинание азато́с.

– Аза-что?

– О! Ты не знаешь, что это такое, – Рэрити перешла в режим лекции. – Целью проекта лунный камень было создание невероятно мощного атакующего заклинания, способного полностью стереть материю и энергию из реальности. Заклинание азато́с, как оно называется, по принципу действия было бы похоже на магию аликорнов.

– И для сотворения этого заклинания необходимы камни с поверхности луны?

– Нет-нет. Это просто кодовое название, чтобы запутать интересующихся этим пони. Насколько мне известно, история этого заклинания примерно такая. Один лич разрабатывал это заклинание для уничтожения призрака Могильного Кратера. Это должно было быть атакующее заклинание, способное сразить даже самого сильного противника. От такой атаки невозможно защититься, и она приведёт к мгновенной смерти любого, кто под неё попадёт. Но он так и не закончил своего заклинания. Однако его заметки каким-то образом оказались в Институте Безумных Учёных и у правительства Эквестрии.

– И они дали вам копию? – спросила Дэш.

– О, да! Несколько лет назад мы, возможно, и украли кое-какие документы у Института Безумных Учёных, – Рэрити слегка кашлянула. – Но они сами постоянно у нас что-то воруют, знаешь ли! И, несмотря на все их крики об опасностях искусственного интеллекта, именно они постоянно теряют контроль над своими собственными творениями. Уверяю тебя, Лига Безумных Учёных куда более компетентна.

– Значит, вы, ребята, не пытаетесь создать заклинание, способное взрывать города или что-то в этом роде?

– Нет, конечно! Во-первых, азато́с заклинание разрабатывалось для одиночных убийств, а не для разрушения городов. Во-вторых, оно не такое уж надёжное. Для его использования необходим огромный резервуар магии, каких во всём мире наберётся не больше двадцати. В-третьих, и Институт Безумных Учёных и зона 5X потратили более десяти лет и несчётные миллионы битсов, пытаясь завершить его, но всё равно потерпели неудачу. Я бы не стала об этом беспокоиться.

Но зачем тогда Нейлбат вообще о нём упоминал? Дэш закрыла глаза, пытаясь понять, почему это может быть важно. Он сказал, что если Рэрити притворится, будто не знает о чём речь, то ей нельзя доверять.

Получается, Рэрити на самом деле не знала чего-то, что могло бы заставить её скрыть правду от Дэш. Но что это могло быть?

– Полагаю, я могла бы показать тебе документы, которые у нас есть, – Рэрити откинулась на спинку стула. – Хотя у нашего бесстрашного лидера могут возникнуть вопросы относительно того, что я намерена делать с этой информацией. Ах! Но, с другой стороны, я сама собираюсь стать новым лидером лиги! До Madcon осталось всего несколько дней. Как только власть сменится, я смогу делать всё, что захочу, не так ли?

Дэш открыла глаза. Точно! Лидер Лиги Безумных Учёных!

– Подожди! Возможно ли, что твой лидер всё это время тайно работал над этой штукой? – спросила Дэш. – Кто он вообще такой? Нейлбат говорил так, будто секрет его тайной личности это большое дело.

– О, да! – Рэрити кивнула и улыбнулась. – Шокирующая истинная личность нашего таинственного лидера! Ты бы и за миллион лет не догадалась, кто он такой!

– Но ведь ты можешь просто сказать мне? – спросила Дэш. – Думаю, это может быть важно.

– О, небеса, нет! – Рэрити прижала копыто к груди и громко вздохнула. – Ты же знаешь, какими... эклектичными нас могут сделать неоднократные погружения во внешний мир. Моя склонность носить маску и всё такое? Наш лидер был преисполнен всепоглощающей потребностью оставаться загадочным. У него будет нервный срыв, если он узнает, что я раскрыла тебе его личность.

– Нейлбат пытался предупредить меня о чём-то. Думаю, это важно.

– Уверяю тебя, ты ничего не сможешь сделать с этой информацией, – сказала Рэрити.

– Можешь просто сказать мне, чтобы я была на сто процентов уверена?

– О, хорошо. Я назову тебе его имя, если ты так сильно этого хочешь, – Рэрити всё ещё отчитала её. – Но ты должна будешь помнить, что, если он когда-нибудь об этом узнает, то ужасно разозлится.

В дверях показалась голова Скуталу. Её смущения оказалось недостаточно, чтобы преодолеть соблазн шокирующего разоблачения.

– Клянусь, я притворюсь шокированной до глубины души, если это когда-нибудь всплывёт, – Дэш подняла копыто, произнося клятву.

– Хорошо. Тогда я расскажу тебе правду.

Рэрити кивнула и приготовилась к откровению. Её глаза стали жёсткими.

– Видишь ли. Шокирующая личность лидера Лиги Безумных Ученых! – Рэрити огляделась в поисках чего-нибудь, что можно было бы использовать в качестве сцены. Не найдя ничего лучше стула, она запрыгнула на него. Пегасы наклонились, затаив дыхание. – Это не кто иной, как Бриллиант Гир!

Скуталу и Дэш хранили гробовое молчание. Скуталу посмотрела на Дэш, будто та могла что-то сказать по этому поводу.

– Кто? – спросила Дэш.

– Я только что назвала тебе его имя, дорогая.

– Да, но! Кто? – Дэш склонила голову набок. – Я понятия не имею, кто такой этот Бриллиант Гир.

– А что ты думала, когда я сказала, что вы ни за что не догадаетесь, кто он такой? – Рэрити приподняла бровь.

– Вы все так раздували эту тайну, что я ожидала, что он, по крайней мере, окажется кем-то, о ком я слышала. Ты сама повторяла, что я буду шокирована, когда узнаю, кто он такой! Каким образом 'просто какой-то парень' может быть шокирующим ответом?

– Ну, да! Никто никогда не подумал бы, что наш таинственный лидер – просто случайный пони, о котором никто никогда не слышал, – Рэрити улыбнулась и кивнула. – Разве это не разрушает все твои ожидания? Хм?

– Ургх! – Дэш шлёпнула себя копытом по лицу и медленно опустила его. – И ты на сто процентов уверена, что этот как-его-там не является личностью-маскировкой кого-то, кого я знаю?

– Если бы я знала это, то это была бы довольно плохая личность-маскировка, – сказала Рэрити. – Так что, полагаю, всё возможно.

– И что же получается? Нейлбат просто дурачил меня?

– Хоть Найлбат и является самым солидарным ко мне и мне подобным политиком, – сказала Рэрити, – но он всё равно политик. Он, безусловно, солгал бы тебе по той или иной причине, как и все остальные политики. И я слышала, что он имеет репутацию пони, вводящего других в заблуждение.

– Наверное, – Дэш направилась к двери. – У меня просто плохое предчувствие по этому поводу. Будь осторожна на Madcon, ладно?

– О, я буду не просто осторожна. Я буду готова ко всему, – Рэрити подмигнула ей.

И две пегаски отправились дальше на поиски Эппл Блум.

Скуталу продолжала смотреть на Дэш, словно хотела что-то сказать. Когда они отошли на безопасное расстояние, она, наконец, заговорила.

– Знаешь, Рэйнбоу Дэш! – Скуталу прижалась к ней. – Я могу позволить тебе повторить твой разговор с Рэрити! Ты могла бы задать ей другие вопросы и выяснить всё, что она от тебя скрывает. Олгуд постоянно заставлял меня это делать.

– О, ясно, – Дэш посмотрела в потолок, пока они шли. Она всё время забывала о том, ко сколь многим сверхспособностям у неё теперь имелся доступ. Единственная проблема заключалась в том, что Дэш пришлось бы заманивать к себе в дом того, кого бы она хотела таким образом 'расколоть'. – Но думаю, Рэрити была с нами откровенна.

Скуталу кивнула.

– Но, э-э-э... – Дэш наклонилась, чтобы оказаться на одном уровне с ней. – Эй, если я когда-нибудь скажу что-то, что сильно расстроит Твайлайт, ты сможешь меня прикрыть, правда?

– О, конечно! – Скуталу чуть не сбросила толстовку, распахнув крылья. – Ну, знаешь. Если я буду рядом. Так что, думаю, мне просто придётся постоянно быть рядом!

Они спустились в самую глубокую часть подвала. Дэш вспомнила, как она пришла сюда в первый раз и как ей было страшно, когда за ней охотились роботы Рэрити. Некогда опасное место теперь было почти знакомым. Просто продолжение её нового дома.

Дэш решила, что ей нравится такой образ жизни – жить с кучей других пони в одном огромном доме. И она продолжала задаваться вопросом, как долго это продлится. Она надеялась, что хотя бы Твайлайт захочет остаться даже когда всё закончится.

В дальнем конце подвала, под помещением с бурлящими чанами с кислотой, находилась литейная мастерская Рэрити, где обычно работала Эпплджек. Именно там они нашли Эппл Блум и её сестру.

Дэш почувствовала перемену в воздухе сразу же, как только вошла. В помещении было душно, и сухость воздуха была единственным спасением. Искусственное освещение комнаты тонуло в красном свечении компрессионной камеры. Толстые трубы вели из потолка в центральный светящийся резервуар. Здесь готовился белый металл для брони 8100-х.

Эпплджек усердно трудилась всё это время, и ей было что показать. Ряды белых корпусов тянулись вдоль стены. Двадцать штук в длину, три в высоту, подвешенные один над другим.

Конечно, у неё была помощь. Чем больше 8100-х она собирала, тем больше помощи получала. В настоящее время десять роботов работали в разных частях кузницы. Они выполняли работу, слишком опасную для пони из плоти и крови, придавая расплавленному металлу необходимую форму под душем из искр.

Эпплджек работала с относительно холодным металлом, выполняя более тонкую работу. Ей всё ещё нужно было носить толстые ботинки, чтобы не обжигаться, работая молотками.

Дэш оглядела ряды 8100-х, размышляя, стоит ли ей беспокоиться о том, насколько могущественной становится сестра Рэрити. И это ещё даже не было 'массовым производством'. Как только Рэрити возглавит Лигу Безумных Учёных, у неё появится доступ к ещё бо́льшему количеству сырья и производственных мощностей. И тогда повсюду будут бегать сотни, а может быть и тысячи, ещё более продвинутых 8200-ых.

Эппл Блум не была ничем занята, просто сидела позади своей сестры и болтала о чём-то, чего Дэш не могла расслышать из-за шума кузницы.

– Эппл Блум, – прошептала ей Скуталу, не снимая капюшона. – У тебя ведь есть зелье, которое может отрастить перья обратно?

– Конечно. Что-то случилось? – Эппл Блум вытянула шею, пытаясь разглядеть крылышки Скуталу.

– Мне просто нужно было избавиться от нескольких старых перьев, чтобы на их месте выросли новые, получше, – Скуталу направилась к котлу. – Их было совсем немного. Два или три... или пять...

– Можно мне посмотреть? – спросила Эппл Блум.

– Что? Нет!

Вскоре они уже спорили о том, должна ли Эппл Блум увидеть почти лишённые перьев крылья Скуталу в обмен на её помощь или нет. В конце концов Эппл Блум согласилась приготовить зелье без такой оплаты.

Маленькая ведьмочка, безусловно, впечатляла своим особым талантом. На колпаке Эппл Блум уже имелся один колокольчик, указывающий на её способность раскручивать макаракарн до ста оборотов без каких-либо последствий. Рэйнбоу Дэш... всё ещё была на двадцати. Зато её больше не рвало.

Она знала, что не должна чувствовать себя плохо или даже вообще сравнивать себя с этим жеребёнком. У неё просто не было достаточно свободного времени, чтобы заниматься колдовством!

Это напомнило Дэш о старых временах, когда она была в возрасте Эппл Блум. Боевые искусства были частью школьной программы в Эквестрии, и именно они определяли социальный статус в школе, особенно среди пегасов. Ученикам приходилось постоянно драться с другими жеребятами в классе, поэтому не имелось никаких сомнений в том, кто является лучшим бойцом.

Дэш начинала с самого низа, даже намного ниже Дерпи. Она упорно трудилась, чтобы достичь среднего уровня, но к тому времени, когда Дэш стала выше среднего, средняя школа закончилась. Поэтому её репутация так и не восстановилась. У неё никогда не было момента возмездия, когда она повалила бы Рейндропс на лопатки.

Она не хотела об этом думать! Дэш и так уже многого добилась! Ей просто нужно было сменить тему разговора.

– Привет, – Дэш повернулась к Эпплджек. – Ты ведь Эпплджек, верно? Кажется, мы никогда толком не разговаривали.

– Да. Я была немного занята. Зато я неплохо поднаторела в умении собирать роботов, – Эпплджек вытерла пот со лба. – Или, по крайней мере, в следовании инструкциям. Честно говоря, они практически сами себя собирают.

Дэш потрогала готовую лицевую пластину. Все до единой выглядели точь-в-точь как Свити на тех старых фотографиях.

– Эта малышка действительно будет управлять целой армией? – спросила Дэш.

– Их можно настроить на автоматический режим.

Эпплджек дала подзатыльник одному из собранных, но неактивных 8100-х, и он отправился к остальным.

– Они просто не очень умные. Им надо отдавать конкретные и простые приказы. Честно говоря, я понятия не имею, что происходит этажом выше.

Дэш тоже недостаточно разбиралась в роботостроении, чтобы поддерживать эту тему разговора.

– Так ты сектантка, да? – спросила Дэш. Вопрос прозвучал немного резче, чем она хотела. – Что заставило тебя решить, что это правильное жизненное решение? Я имею в виду, с точки зрения статистики...

– Я так понимаю, тебя не сильно волнуют вопросы религии? – спросила Эпплджек.

– А кого они волнуют? – спросила Дэш. – Священники и другие религиозные деятели постоянно говорят о мире, любви и всякой такой ерунде, а потом они призывают огромного демона-кальмара, который пожирает целый город. Что это, как не лицемерие?

– Не могу сказать, что ты не права, – призналась Эпплджек. – Большинство богов нам не друзья. И лучше от них держаться подальше, особенно если ты не знаешь, во что ввязываешься.

– Но Тёмный Лорд – наш друг?

– Он единственный, кто не бросил нас и не отправился во внешний мир, – спросила Эпплджек.

– А у него был выбор? Помню, там было смехотворное количество цепей.

– Вырваться из них и вернуться в материальный мир намного сложнее, чем сбежать в мир внешний. По крайней мере, мне так говорили, – сказала Эпплджек. – Он выбрал оставаться запертым, побитым и лишённым сил просто чтобы остаться рядом с нами.

– И это хорошо?

– Моя семья помогала ему со времён мифической эры. Одно могу сказать точно: он всегда держит свое слово, хорошо это или плохо. Он пообещал Голден Фэзер присматривать за нами… в смысле, за пони. Голден Фэзер считала всех нас своими детьми. Так что... по большому счёту он – единственная причина, по которой наша планета до сих пор не взорвалась, несмотря на то, что на половину состоит из различного рода взрывчатки. Так что можешь поблагодарить его хотя бы за это.

Может, Дэш и согласилась бы, если бы не слышала примерно то же самое от множества других пони по поводу других богов. Это был ответ на вопрос, заданный Старлайт несколько дней назад. Один из множества почти идентичных ответов. Похоже, все пони соглашались с тем, что практически все боги были против них. В самом оптимистичном сценарии имелось одно или два исключения.

– Я всё ещё считаю, что если бы он действительно был на нашей стороне, то он бы был честен со мной, – сказала Дэш.

– Не пойми меня неправильно. Я понимаю, откуда у тебя такие мысли. Он ведёт себя так, будто знает всё лучше нас, так что у него нет проблем с тем, чтобы водить нас за нос. Но дело в том, что он почти всегда прав. Ни я, ни моя мама, ни моя бабушка не можем привести тебе примера, когда он был неправ. Пришлось бы перерыть не менее семи поколений Эпплов, чтобы отыскать хотя бы один такой случай. Я не просто верю в него. Я доверяю ему полностью. Я знаю, он нас защитит.

Дэш смогла только покачать головой. Сама она ни за что не смогла бы довериться этому парню.

– Старлайт затронула интересную тему во время нашего разговора, – сказала Дэш. – Вселенная не очень-то гостеприимна. Существует квадриллион звёзд, и все они, кроме нашей, мертвы? Какие бы существа ни создали всё это, не похоже, чтобы им было до нас дело.

– Почему всё так, не загадка для меня, – сказала Эпплджек. – Тёмный Лорд рассказывал, что ранняя вселенная была местом невообразимого хаоса. Но, полагаю, если рассуждать чисто статистически, то хаос рано или поздно образует порядок, верно? Тёмный Лорд всегда говорил, что если перетасовывать колоду карт достаточное количество раз, то в конце концов у тебя получится четыре флеша-рояля подряд.

Дэш редко придавала значение подобным разговорам. Слишком много лжи витало в воздухе на такие темы. Но то, что говорила Эпплджек, звучало довольно знакомо…

– Королева Света была первым аликорном – существом, олицетворяющим чистый, совершенный порядок и свет. Она презирала вселенную, какой она была тогда, и создала Эквестрию, все звёзды и остальных семерых аликорнов. Полагаю, ей действительно нравилось, когда всё было светло, потому что она создала ну просто очень много звёзд. Только тогда все шестьдесят триллионов звёзд вращались вокруг одной планеты.

– Звучит довольно ужасно, – сказала Дэш. – Разве мы не испарились бы мгновенно на планете с шестьюдесятью триллионами солнц?

– Ну, это было задолго до того, как появилась жизнь, – объяснила Эпплджек. – То, что ты только что сказала, и является истинной причиной, из-за которой всё изменилось. Когда Голден Фэзер была создана, она оказалась на ужасной планете, где не было ни воздуха, ни воды, ни других живых существ. Но она была достаточно сильной, чтобы пережить всё это.

– Голден Фэзер предполагала, что её жеребёнок родится таким же, как она, взрослым и сильным. Но он родился очень хрупким и сразу же умер. Голден Фэзер была в отчаянии и прибежала к Королеве Света, вся несчастная и плачущая. В конце концов, она убедила верховную аликорну сделать мир более гостеприимным, и Королева Света переместила все звёзды подальше, кроме одной.

– И воздух тоже она создала? – спросила Дэш.

– На этом всё не закончилось, – сказала Эпплджек. – Голден Фэзер отправилась к остальным аликорнам, то есть к семи сыновьям королевы, и каждый из них изменил мир, сделав его более гостеприимным для нашего вида. Последний, Тёмный Лорд, который был самым молодым, создал тьму именно по этой причине.

Дэш предположила, что именно такую версию событий Тёмный Лорд рассказал Эпплджек. Хотя теперь, когда она подумала об этом, это, по крайней мере, частично соответствовало теории Твайлайт о том, что 'истинная пустота' является первоисточником всего сущего.

Цепочка событий в теории Твайлайт была таковой. Из пустоты появился хаос, из которого появился порядок. Вот только, предположительно, у Старлайт имелся контрпример.

– Ладно. Если Голден Фэзер была единственной живой пони, как у неё могли быть жеребята? – спросила Дэш.

– Думаю, пони, вроде неё, могла просто забеременеть по желанию. Хотя я знаю, что были и другие пони, появившиеся из других перьев аликорнов.

– Рэйнбоу Дэш! – Скуталу вприпрыжку вернулась с восстановленными перьями.

Не то чтобы Дэш могла не обратить на них внимание. Скуталу сбросила толстовку и расправляла крылья так широко, как только могла.

– Да! Так намного лучше! – Дэш опустила голову, чтобы осмотреть новые пёрышки. Теперь они были в идеальном состоянии.

– Да-а! Пошли уже! – Скуталу схватила Дэш за хвост и почти потащила её прочь.

– Хех. Извини. Не думаю, что она позволит мне задержаться, – Дэш позволила вывести себя из комнаты. – До скорого.


Во сне, Флаттершай чувствовала, как солнце движется по небу. Ближе к закату, когда солнце перестало быть ослепляющим, она решила проснуться.

Она поднялась из-под земли в лесу, окружающем замок Рэрити, и начала потягиваться. Она знала, что другие разрешили бы ей спать внутри, если бы она попросила, но спать в лесу было приятнее. Не имея тела, ей не нужно было беспокоиться о стихиях. Кроме того, у Флаттершай никогда не получалось заснуть над поверхностью земли.

Лес всегда был прекрасным местом для пробуждения. Флаттершай хотела бы жить в таком месте вечно… и, возможно, так и будет.

Флаттершай понюхала воздух и сразу же обнаружила всех остальных пони. Она заметила, что Рэйнбоу Дэш летала над территорией замка, по-видимому, тренируясь в чём-то. У Флаттершай тоже были свои тренировки.

Она повернулась налево и увидела, как что-то поднимается из-под земли, пробуждаясь вместе с ней. Это была всего лишь сфера прозрачного синего света. Когда-то эти орбы наполняли её ужасом.

Орбы были разновидностью 'низших призраков'. Высшие призраки, такие как Флаттершай, после смерти сохраняли все свои воспоминания и личность. Низшие призраки не сохраняли ничего. Они просто образовывались в результате смерти пони.

Их можно было приравнять к костям или каким-либо другим останкам некогда живущего пони, к теням живущих давным-давно, к отпечатку их воли.

Орбы были самыми слабыми и неразумными из всех видов призраков. В то время как домовые и духи обладали животным уровнем интеллекта и инстинктов, орбы не обладали абсолютно ничем. Они были тупы, как камни, и беспомощно плавали в волнах аур, создаваемых другими призраками и экстрасенсами.

Это не означало, что они были бесполезны для высших духов. Она вспомнила, как Босс Ратлер использовал их в качестве вьючных животных. Их можно было заставить таскать предметы и выполнять другие заранее установленные действия. А значит… если соединиться с их аурой и направить свою волю.

Флаттершай сглотнула, наблюдая, как шар плавает в её ауре. Конечно, она добилась какого-никакого прогресса. Раньше её фобия заставляла её прятаться под землю, как только появлялся другой призрак. Ей всё ещё было не комфортно, но теперь она могла посмотреть им в глаза… если у них были глаза.

'Взросление' в качестве спектра включало в себя заботу о других призраках. В глубине души Флаттершай понимала, что, избегая других призраков, она отвергает важную часть себя.

Флаттершай так и не смогла избавиться от своего медвежонка при жизни. Ей придётся носить его с собой до скончания веков, как напоминание. Она потерпела неудачу, будучи предмёртвой, и она подвела Рэйнбоу Дэш, когда они впервые встретились, но теперь…

Флаттершай подплыла поближе и соединила свою ауру с орбом, не встретив никакого сопротивления. Она вздохнула с облегчением, преодолев самую трудную часть, и начала их обычную тренировку. Она потратила около часа, заставляя его крутиться вокруг неё и приносить палочки и тому подобное.

Как только она привыкла к нему, это уже не казалось таким уж плохим.

Флаттершай улыбнулась. На самом деле, она чувствовала себя комфортнее рядом с орбом, чем когда-либо раньше! Она постепенно увеличивала продолжительность их соединения, начиная с нескольких секунд, и достигнув пары часов. Но теперь? Она чувствовала, что может продолжать так бесконечно. Мысль о разрыве связи и необходимости её восстановлении потом наполняла её беспокойством. Может быть, она просто оставит связь.

Если она смогла сделать это, значит она, наконец, готова разговаривать с другими призраками! Может быть, для следующего шага ей нужно найти духа? Хотя, они всегда злые и рычащие. Возможно, Флаттершай следует найти другого высшего призрака... только хорошего.

Она решила не делиться этой новой целью с остальными, пока не добьётся реального прогресса.

К этому времени солнце достигло самой низкой точки. Вот-вот начнётся ночь. Мир стал ясным для Флаттершай.

Похоже, Рэйнбоу Дэш закончила свои полёты, так что Флаттершай направилась в том же направлении.

Она подплыла к ним и высунула голову из-под земли, чтобы увидеть, что все остальные пегасы собрались вместе. Дерпи, Скуталу и Дэш оживлённо беседовали. кобылка выглядела уставшей и тяжело дышала. Не желая перебивать, Флаттершай сначала слушала молча.

– Ни у кого не получается с первого раза, – Дэш погладила Скуталу по спине. – Но к концу ты была очень близка.

– Я чуть не сломала ногу в первый раз, – сказала Дерпи. Она с улыбкой повернулась к Дэш. – Дэш сломала. И не только ногу!

– Да-а, вот только моим 'наставником' был утёс, – фыркнула Дэш. – Думаю, есть причина, по которой кости пегасов заживают так быстро.

Дэш и Дерпи обучали Скуталу парить? Флаттершай вспомнила, как её родители обучали её. Казалось, это было так давно.

Флаттершай с улыбкой выплыла из своего укрытия. Увидев Флаттершай, Дерпи расправила крылья и отошла на пару шагов.

Из всех них Дерпи меньше всего доверяла Флаттершай. Даже Твайлайт не вызывала у серой пегаски такой реакции. И, по правде говоря, обычно призраки были опаснее.

– Сколько раз мне тебе повторять, что Флаттершай преодолела свою зависимость, – Дэш повернулась к ней. – Даже Флэш Бэнг подтвердила, что иногда такое случается.

– Ну, не знаю, – Дерпи покачала головой. – Я слышала много историй о пони, которые пытались подружиться с призраками, и в течение нескольких месяцев всё шло хорошо. А потом призрак срывался и замораживал их до смерти. По крайней мере, у ведьм нету хищнических инстинктов. Хотя, думаю, твоя подруга-оборотень тоже им обладает... И у Рэрити может в любой момент поехать крыша! А ещё этот робот-убийца...

Флаттершай нахмурилась. По крайней мере, Дерпи ничего не сказала о Скуталу, пока кобылка была рядом.

– А, ворона. Ведьма действительно самая безопасная из всей группы, не так ли? – Дерпи села и закрыла голову копытом. – Я определённо умру.

– Нет! Всё будет хорошо, – Дэш потёрлась о неё носом. – Тебе просто нужно привыкнуть к ней. Как ты привыкла к Твайлайт. Почему бы тебе не подойти к ней прямо сейчас, а?

Дерпи наблюдала за Флаттершай, но не подходила ближе.

– У меня нет ни малейшего желания съесть тебя, – пообещала Флаттершай. – Если это поможет.

– Эм. Спасибо, – Дерпи отвела взгляд. – И прости. Но ты же понимаешь, откуда у меня такие страхи, да?

– О, всё в порядке, – Флаттершай улыбнулась ей. – Раньше я тоже боялась призраков. Я всё ещё их боюсь. Но, эм, не так сильно.

Флаттершай сглотнула, решив, что это хорошее время, чтобы поднять эту тему.

– Я хотела вам кое-что показать, – сказала Флаттершай. – У меня есть… что-то вроде 'домашнего животного'.

Уши и крылья Дэш приподнялись. Без сомнения, она ожидала, что Флаттершай призовёт духа. Они были эквивалентом собак для высших призраков. Это будет следующий шаг Флаттершай.

Вместо этого Флаттершай подняла свой орб из-под земли.

Её воля синхронизировалась с ним, и у неё не возникло проблем с тем, чтобы покружить им вокруг себя. Затем она приказала ему взять палку и принести ей.

Она знала, что на другого призрака такое зрелище не произвело бы никакого впечатления. Управление орбами было самым первым, что призраки учились делать своей аурой сразу после смерти. Это было всё равно, что ожидать, что другой пегас будет впечатлён парением.

Важная вещь, которую эти призраки упустили бы, заключалась в том, что Флаттершай больше не боялась орба.

– Я усердно работала, – Флаттершай покраснела. Ей было так неловко из-за того, что она хвастается такой простой вещью! Она не стала бы винить Дэш, если бы та указала на Флаттершай копытом и крикнула: "Кри-инж!"

– Ты работала с ним несколько дней? – Дэш наблюдала за орбом. – Я помню, как ты пряталась от этих ребят. У тебя действительно получается намного лучше, чем раньше!

– Да, – Флаттершай покраснела. – Это потребовало больших усилий.

– Но я надеюсь, ты не считаешь, будто обязана это делать.

– Нет. Я хочу этого! Мне нужно преодолеть свой страх, – сказала Флаттершай. – Именно я должна общаться с другими призраками. Я не могу просто жаловаться на то, как призракам плохо живётся, и ничего не делать. Не тогда, когда все остальные так много всего делают.

Дэш кивнула.

– Вообще-то, я хотела кое-что обсудить с тобой по этому поводу, – Дэш полезла в карман куртки и достала визитку.

Флаттершай перевернула её. На ней была фотография голубой пегаски по имени Соната, которая, похоже, работала в какой-то газете.

– Санни Сайд Газетт? – прочитала Флаттершай.

– Да! Они хотели взять у тебя интервью. Насколько я понимаю, они борются за права призраков, – Дэш повернулась к Дерпи.

– Да, я иногда их читала, – сказала Дерпи. – Они также пишут много статей, в защиту Могильного Кратера. Например, о том, что мы должны уважать их автономию. Или о том, мы не имеем права судить их, даже если они в буквальном смысле используют контроль сознания для подчинения других призраков. Что звучит немного подозрительно, учитывая, э-э...

Услышав последнюю часть, Флаттершай нахмурилась. Она никогда не слышала, чтобы другие призраки говорили хоть что-то хорошее о Могильном Кратере. Бедный Пампкин считал, что лучше работать на Трикси.

Даже Ратлер был в ужасе от обитающего там призрака. Одной из главных причин, по которой он держал Флаттершай поблизости, было его желание защитить свою банду от их влияния. Он никогда не поднимался на поверхность не из-за страха перед предмёртвыми, а из-за других призраков. Флаттершай старалась не думать о том, что за монстр мог вселять такой страх в других.

Те немногие призраки, которых она встречала, мало что говорили об этом месте и всегда только шёпотом. У каждого из них имелся какой-то план спрятаться или убежать далеко на север. Ни у кого даже мысли не возникало о том, чтобы дать отпор.

Она задавалась вопросом, где сейчас находятся все эти призраки? Нашли ли они какое-нибудь безопасное место, или это чудовище достало их всех?

Если бы она была посильнее и похрабрее, возможно, Флаттершай смогла бы защитить кого-то из них. Теперь она пожалела о своём решении отправить Пампкина одного. Насколько она знала, его спокойно могли затащить обратно. Аура Флаттершай смогла бы защитить его. Она смогла бы защитить многих призраков.

Но в то время она была слишком напугана, чтобы сделать что-то другое.

Флаттершай посмотрела на своего нового 'питомца'. Больше она не повторит тех же ошибок.

– Я сделаю это, – сказала Флаттершай. – Я сделаю всё, что поможет нам.

– Только есть одна загвоздка, – сказала Дэш. – Пони, которая дала мне эту визитку, тоже призрак. Поначалу она скрывала этот факт от нас. Но совершенно очевидно, что она баньши, потому что на Менуэт было наложено смертельное проклятие сразу после того, как она попыталась взять её в заложницы. Она не сделала ничего плохого, но, раз уж она работает с этой газетой...

Флаттершай всё ещё немного нервничала из-за мысли о встрече с другим призраком. Но она ведь только что пообещала! Ещё даже десяти секунд не прошло!

– Что ж, это должно означать, что Соната тоже вегетарианка! – Флаттершай заставила себя улыбнуться. – Это единственный способ, которым она могла бы жить среди предмёртвых. Иначе бы ей было слишко опасно заходить в город одной. Разве что...

Шестерёнки в голове Флаттершай прокрутились.

– Подожди! Ты же не думаешь, что она из Могильного Кратера? – спросила Флаттершай.

– Я тоже об этом подумала, – Дэш подняла копыто. – Но мы не можем сказать наверняка. Она не писала тех статей, о которых говорила Дерпи. И мы познакомим её с Пинки, чтобы убедиться.

– Ч-что ж, даже если она из Могильного Кратера, даже если она хочет навредить мне, я всё равно хочу с ней встретиться, – сказала Флаттершай.

Даже Дэш была удивлена этим.

– Я знаю, что тамошний призрак использует свою ауру, чтобы подчинять своей воле других призраков. Я просто не знаю, насколько сильна её воля. Я знаю, что рано или поздно мне придётся столкнуться с ней лицом к лицу, – Флаттершай сделала короткий вдох. – Мне нужно увидеть это место. И мне нужно узнать, смогу ли я помочь призракам, попавшим под её влияние.

Став свидетельницей такого заявления, Дерпи посмотрела на Флаттершай совершенно по-другому. Её крылья наконец опустились, и она посмотрела на спектра не со страхом, а с восхищением.

– Должна сказать. Ты намного храбрее, чем я думала, – Дерпи одобрительно кивнула ей.

Флаттершай очень надеялась, что она не замахнулась на что-то непосильное…


Трикси нахмурилась, глядя на свою сторону доски, заполненную ямами с токсичными отходами, которые каждый ход высасывали жизнь её чемпиона. Она посмотрела на двадцать карт в своих копытах, не имея возможности разыграть ни одну из них. Затем посмотрела на заканчивающиеся карты в её колоде.

Со временем она поняла, что Твайлайт делает, и, к её чести, начала противодействовать. Её вторая колода имела, по крайней мере, ненулевой шанс на победу, в отличие от первой.

– Окей, окей! – Трикси откинулась на спину, потерпев второе поражение. – Значит ты хочешь сказать, что Рэйнбоу Дэш обладает какой-то раздражающей способностью, верно? Например, заставляет противника брать слишком много карт или что-то в этом роде?

– Не совсем, – хотя, оглядываясь назад, Твайлайт понимала, как Трикси пришла к такому выводу. – В какой-то степени. Она великолепна в поиске нестандартных решений. И ей удалось объединить множество самых разных пони.

– Многие пони могут делать такие вещи, – сказала Трикси. – И эти качества не помогут ей стать ведьмой. Ты же знаешь, что она никогда не достигнет моего уровня? Не говоря уже о твоём.

– Возможно, – Твайлайт заёрзала на диване. – Но мне всё равно, насколько она полезна. Возьмём эту игру! Никто не думает, что она для чего-то полезна, но мне нравится в неё играть! Тебе ведь тоже понравилось играть со мной? Разве это не лучше, чем когда все просто ненавидят друг друга? Даже если эта игра такая 'кринжовая'?

Твайлайт почувствовала, что наконец-то заработала очко в их мета-игре, в которую они играли. У Трикси не нашлось немедленного ответа. Твайлайт знала, что ей понравилось изучать основы игры и улучшать колоду.

– И это всё? Ты гораздо мягче, чем я думала, – Трикси покачала головой. – В этом и заключается твоя самая главная слабость.

– Ха?

– Я не хотела признавать этого во время битвы, но ты сдерживалась, не так ли? – Трикси опустила взгляд на своё копыто. – Ты ни разу не ударила меня в полную силу. Ты всегда немного отступала в последний момент. Я точно знаю, что если бы ты сражалась с Менуэт изо всех сил, то убила бы её. Ты хоть когда-нибудь била кого-нибудь изо всех сил?

Твайлайт слышала эту критику раньше. Когда они устраивали спарринги, Старсвирл всегда предупреждал её, что её сдержанность в бою была её самой большой слабостью. По его оценкам, она могла сражаться с ним, только используя семьдесят процентов своей силы.

Он объяснил ей, что эмпатия не позволит ей обрести полную силу.

– Нет, – призналась Твайлайт.

– Но почему? – спросила Трикси. – Ты же понимаешь, что если бы ты могла атаковать в полную силу, то могла бы… я не знаю… спасти твоих друзей в критической ситуации, например?

– Я понимаю, – Твайлайт кивнула. – Я не знаю, правильно это или нет, но мне тяжело причинять боль другим пони. Я испытываю к ним слишком много сочувствия и… Я не уверена, верила ли я когда-нибудь в философию ведьм по-настоящему. В то, что мы не должны беспокоиться о других. Даже если это правильно… Наверное, я просто не верю, что это правильно.

Трикси на мгновение задумалась.

– Я не уверена, что у меня когда-либо была такая способность к сопереживанию, – сказала Трикси. – Если и была, то благодаря тренировкам я от неё избавилась. Я ничего не чувствую, когда вижу боль другой пони. Я могу ударить со всей силы, не колебаясь. Думаю, это единственное преимущество, которое у меня есть перед тобой.

Трикси подняла голову. Это была единственная часть тренировок, в которой Трикси превзошла Твайлайт.

– Завидуешь? – Трикси хитро улыбнулась, словно за её вопросом скрывалась какая-то шутка. По крайней мере, Твайлайт теперь знала, что Трикси не давала ей эту тридцатипроцентную фору в бою. Так что…

– Нет.

Трикси рассмеялась.

– И тебе тоже не следует завидовать.

Трикси замолчала и опустила голову.

– Ты завидуешь мне? – спросила Твайлайт.

Трикси подняла глаза и ответила на этот глупый вопрос взглядом.

– Нет! – Твайлайт подняла передние ноги. – Я имею в виду, не моей силе. А тому факту, что у меня есть подруга. Ты завидуешь моей дружбе с Рэйнбоу Дэш?

Глаза Трикси снова опустились. Ответ был таким же очевидным, но не таким уж глупым.

То, что она не сказала сразу же 'нет', в значительной степени рассеяло неуверенность Твайлайт в себе. Даже последовательница гораздо более экстремальной версии философии ведьм не смогла заставить себя отрицать это.

– Я не знаю, – солгала она. – Я никогда... я не понимаю таких вещей. Ведьма, которая обучала меня...… она была единственной, кто когда-либо...

Но затем она снова замолчала, всё ещё не желая раскрываться.

– А мы теперь друзья? – спросила Трикси. – Я сыграла с тобой в эту игру.

– Почти.

– Хех! – Трикси снова улыбнулась. – Это намного лучше, чем у меня получалось раньше!

Наконец-то Твайлайт получила то, чего желала изначально. Дэш и Скуталу поднялись из подвала. Младшая пегаска выглядела измученной и готовой отключиться.

– А вот и единственная и неповторимая Рэйнбоу Дэш, – Трикси бросила на неё быстрый взгляд.

– Единственная и неповторимая? – Дэш приподняла бровь.

– Ты чемпионка мира по этой глупой детской игре, не так ли? – Трикси подняла стопку карт.

– О, да! – улыбнулась Дэш. – Я уже и забыла о них. Хех. Шестикратная чемпионка!

– Что ж, я хотела предупредить, что я намерена отобрать у тебя этот титул и доказать раз и навсегда, насколько глупой и никчёмной на самом деле является эта игра! И я буду использую только монстров с высокой атакой, потому что я так решила! – заявила Трикси. – Когда следующий чемпионат мира?

– Э-э-э, – Дэшу пришлось задуматься над этим. – Думаю, когда я решу. Я единственный член комитета Рыцарей-Призывателей.

– Удачи с этим! – Скуталу вышла вперёд и прижалась к Дэш. – Рэйнбоу Дэш никогда не проигрывала ни одного матча на чемпионатах мира!

– Ну, технически.

– Окей, – Трикси указала на Скуталу. – А если серьёзно. Кто она всё же такая? Я так и не получила ответа на этот вопрос.