Красный капюшончик

Многие знают сказку “Красная шапочка”, но оригинал читали не многие. Мне пришла в голову идея исправить это недоразумение и, скажем честно, понифицировать оригинал, опираясь только на воспоминания когда-то прочитанной сказки.

Свити Белл Зекора Другие пони

До последнего

— Она всего лишь невинное дитя, Луна. Почему ты её так ненавидишь? — Она дочь своего отца, Тия, — горько ответила принцесса. — Она дочь своего отца.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра

Семь Путей

Немного из событий после окончания "Cold War, Hot War, Galaxy War"

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Лира Человеки

Чувство полета

У пегаса невозможно отнять небо. Отнять полет.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Отклонения От Нормы

Рассказ о простой пони, которая оказывается совсем не той, кем кажется на первый взгляд.

ОС - пони

Теперь ты пегас или как стать пони

Пегас по прозвищу Бастер в раннем детстве угодил в компанию драконов-подростков, и те воспитали его как своего. Он настолько забыл свою истинную природу, что сам стал считать себя драконом. Но в один прекрасный день Бастер сталкивается с M6. Естественно, те не могут оставить его в покое и пытаются перевоспитать бедолагу. Что из этого выйдет?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Твайлайт сДУлась! [Twilight DONE!]

Чтобы обсудить некие важные вопросы, правительницам Эквестрии потребовался недельный отпуск. К счастью, Твайлайт заменит их, взвалив на свои хрупкие плечи всю тяжесть управления государством. Вероятность того, что что-то пойдёт не так, практически равна нулю. Это сиквел рассказа "Дэринг сДУлась!" Третий рассказ цикла "Шайнинг сДУлся!"

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони

Обыкновенное чудо

О том, как в поезде, рассекающем заснеженные долины Эквестрии, произошло самое обыкновенное чудо.

ОС - пони Чейнджлинги

Погода ясная, ожидаются гости

Древняя раса, поверженная собственными творениями, уже столетиями ищет способ вернуть свое положение, и находят шанс на это немного не там где ожидали. Что случиться с Эквестриеей - её завоюют, как и сотни миров до этого, или пони найдут способ защитить родной мир?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда

Заблудившиеся

«Кто здесь? Вы потерялись? Я могу вам чем-то помочь?»

ОС - пони

Автор рисунка: Devinian

Ведьма средь бела дня

Парази

Скуталу поняла, что что-то не так, как только попыталась воспользоваться своими способностями.

Это было примерно, как попытаться сделать шаг вперёд и вдруг осознать, что ноги больше нет. Что-то отсутствовало. Она почувствовала острую боль в голове. Она попыталась схватиться за неё, но её копыта могли только беспорядочно метаться.

Скуталу всё ещё могла двигать ими, но они почти не слушались.

В глазах у неё потемнело. Острая боль прошла, но она почувствовала себя... отделённой от боли. Она была уверена, что что-то важное пропало, но не могла сказать, что именно!

В панике она попыталась пошевелить ушами. Она почувствовала их оба, но управление ими требовало гораздо больших сознательных усилий. Казалось, что у неё просто пропала способность к координации движений.

То, что заставляет части тела двигаться плавно без необходимости управления каждой мышцей. Она всё ещё могла двигаться, но каждое движение теперь должно было быть осознанным и обдуманным.

Вскоре после этого она поняла, что её магия аликорна тоже исчезла. Попытка откатить время назад даже не началась. Она вообще могла хоть что-то сделать?

Ей нужно было сосредоточиться. Скуталу сумела неуклюже взмахнуть крыльями. Она всё ещё ощущала свою обычную пегасью магию. Этого было достаточно, чтобы принять сидячее положение.

Она по очереди переставила копыта и неуклюже поднялась на ноги, но обнаружила, что в её нынешнем состоянии балансировать невозможно.

По крайней мере, ей удалось сесть прямо. Если бы Скуталу хотела куда-нибудь добраться, ей пришлось бы ползти по полу.

И куда она могла добраться?

Её окружала чернота.

Пока она не почувствовала, как что-то тёплое обвилось вокруг неё, будто её схватила другая пони. Скуталу ощутила магию, похожую на её собственную магию аликорна. Она моргнула, и мир вернулся.

Теперь в мире не существовало темноты! Небо стало таким голубым, какого Скуталу никогда раньше не видела, и яркие радуги освещали всё вокруг. Скуталу слабо повернула голову и обнаружила, что находится на парящей платформе из белого камня.

И там, на другом конце платформы, на массивном троне, окружённом радужными спиралями, восседала сама Дэш. Она выглядела величественно, завораживающе!

Это было её воображение? Ей нравилась Рэйнбоу Дэш, но всё же её воображение немного перегнуло палку с возвеличиванием.

– Рэйнбоу Дэш? Это ты? – Скуталу неуклюже повернулось, глядя на сверкающее всеми цветами радуги голубое небо. – Я думаю, у меня галлюцинации. Мы всё ещё в твоём доме?

– Я, технически, да, – Рэйнбоу Дэш спрыгнула со своего трона. – Не волнуйся, у меня тоже галлюцинации.

– И мне от этого должно стать легче?

– Не знаю, – Дэш помогла Скуталу принять более естественное положение и крепко обняла её крылом. – Тебе больно?

– Не совсем? – Скуталу попыталась положить копыто себе на голову, но промахнулась. – Просто... неудобно? Что это за место?

– Мы сейчас находимся в иллюзии ускоренного мышления, – сказала Дэш. – Не заморачивайся особо. Я привела кое-кого, кто способен помочь. Кстати, почему она такая?

Дэш повернулась, чтобы обратиться к загадочной пони, кем бы она ни была. Скуталу с трудом удалось проследить за её взглядом.

– Если вы ищете её базовые моторные функции, то они прямо здесь! – объявил новый голос.

Скуталу, наконец, удалось повернуть голову в сторону голоса. Там стояли бок о бок две пони, и Скуталу не была уверена, какая из них смущает её больше.

Первой была Голден Фэзер?

Скуталу не была лучшей ученицей в мире, но даже она смогла узнать основательницу Эквестрии. Это должен был быть костюм или что-то в этом роде. Голден Фэзер жила, наверное, десять тысяч лет назад или около того!

Второй пони рядом с Голден Фэзер была сама Скуталу.

По крайней мере, она была очень похожа на Скуталу, только более дикую? Она вела себя как собака, принюхиваясь и оглядываясь с самым ошарашенным выражением лица на свете.

И самым странным было то, что Скуталу почти слышала её мысли, или тень мыслей, которые могли бы быть у собаки, словно это действительно была она. Она думала образами и цветами. Вид радуг над головой навёл её на мысль о какой-то имитации лица Дэш и её запаха.

Вторая Скуталу тоже помнила о недавней боли. Она искала её источник, ревниво оберегая что-то от плохого. Но не могла найти то, что причинило боль.

– Я всё больше запутываюсь, – Скуталу прижалась к Дэш, самому здравомыслящему существу в этом месте.

– Ладно, давай тезисно, – Дэш указала на Голден Фэзер. – Это элемент смеха. Она немного вредная, но она сказала, что хочет нам помочь. Просто будь с ней осторожна.

– Помочь с чем? – спросила Скуталу.

– С тем, чтобы обуздать эту штуку, – Дэш указала на другую Скуталу. – Думаю, это то, что живёт в твоём мозгу.

Скуталу скептически покосилась на своего двойника, не совсем понимая, что это значит. Это объясняло, почему Скуталу могла чувствовать то, что чувствовала она. Она всегда могла чувствовать паразита, но до недавнего времени тот испытывал только слепой гнев и усталость.

Разве он не должен был выглядеть как перо? Скуталу всегда представляла его себе чем-то средним между пером и насекомым. Временами она чувствовала его у себя в голове, его тонкие усики впивались в неё, как маленькие ножки, пытающиеся ухватиться поглубже.

Но теперь он казался больше похожим на собаку. Каким-то образом, он был ещё более сбит с толку, чем она. Он продолжал смотреть на радугу и принюхиваться, думая о Дэш. Он чувствовал её запах, но ещё не осознал, что Дэш находится в другом конце комнаты.

– Вы вытащили его из моей головы? – Скуталу не спешила обнадёживаться. – Я всё ещё чувствую связь с ним.

– Кто-то ментально разделил вас двоих! – Смех сделала рубящее движение копытом. – Поскольку паразит отвечает за твои моторные функции, у тебя возникли проблемы с ходьбой. Но есть и положительный момент: каждый из вас может в какой-то степени чувствовать, о чём думает другой. Разделение позволило вам впервые увидеть друг друга.

Скуталу повернулась к Дэш, всё ещё не понимая, в ожидании более простого объяснения.

– Насколько я понимаю, кто-то сотворил заклинание, которое вогнало клин между тобой и твоей второй частью, – сказала Дэш. – Это всё иллюзия.

Скуталу не хотелось называть это существо "её второй частью". Она молчала, но это не помогало.

Этот паразит вспоминал всё, что расстраивало Скуталу, каждый раз, когда просыпался. Он мог быть невнимательным в большинстве других вопросов, но в этом отношении припоминал даже несущественные мелочи. И теперь его взгляд устремился на Рэйнбоу Дэш, когда он, наконец, заметил старшую пегаску.

В прежние времена, он тут же набросился бы на Дэш, но с тех пор, как Скуталу начала носить ожерелье, подаренное ей Твайлайт, он стал более сдержанным.

Скуталу поняла, что у него имелись некоторые её воспоминания. Он помнил прошлую ночь, когда Скуталу лежала между Рэйнбоу Дэш и Твайлайт и чувствовала себя в безопасности.

Поэтому он отправил то, что, по его мнению, являлось телом Скуталу, к Рэйнбоу Дэш и лёг, надеясь, что Дэш каким-то образом всё исправит.

Дэш была вынуждена приподнять второе крыло, чтобы приютить его с другой стороны. Она огляделась по сторонам, прижимая по Скуталу к своим бокам.

Просто наблюдая за этим, Скуталу пришла в негодование от такой наглости. Рэйнбоу Дэш была на её стороне, а не на стороне этой твари!

– Нет! Убирайся отсюда! – крикнула она ему с другой стороны Дэш.

Скуталу перекатилась на бок, чтобы посмотреть ему в глаза.

Её гнев на него, как ни странно, смутил его. Он понятия не имел, что происходит. Он почти понял, что Скуталу – это Скуталу, но не до конца. Он не понимал, как ему реагировать на то, что гнев Скуталу направлен на него самого.

Будто она никогда раньше на него не сердилась?

Может быть, это был шанс для Скуталу, наконец, заставить его понять.

Он всё ещё ничего не понимал! Каждый раз он всерьёз думал, что помогает ей.

Разве он не был рядом с Скуталу всегда? Разве он не защищал её? Когда она злилась или боялась, он всегда был рядом! Всё, что он делал, он делал ради её безопасности.

Она знала, что он всерьёз верил во всё это. Каким-то образом его невежество делало ситуацию только хуже.

Скуталу хотела его ненавидеть. Его поступки никогда не приводили ни к чему хорошему. Ни разу. Имело ли значение, насколько хороши были его намерения, если он всегда лажал?

– Нет! – Скуталу покачала головой, смахивая слёзы. – Нет, это не так! Ты только причиняешь мне боль.

Как он вообще мог так думать после всего, что он с ней сделал?!

– Как ты можешь? – Скуталу крепко зажмурилась, сдерживая слёзы. – Как ты можешь не знать, что я тебя ненавижу?!

Она лежала, дрожа, едва в силах открыть глаза. Она почувствовала, как её накрыло крыло. Дэш помогла ей поднять голову, чтобы посмотреть в глаза старшей пегаске.

– Скуталу, – сказала Дэш. – Я понимаю, почему ты злишься, но...

– Нет, не понимаешь! – Скуталу отвернулась, крепко зажмурив глаза. – Ты не представляешь, каково это!

– Хорошо, – Дэш медленно выдохнула. – Наверное, ты права. Я не пытаюсь сказать, что твоя жизнь не была несправедливой.

– Но?!

– Иногда ситуация остаётся несправедливой, пока ты сама не заставишь её измениться, – сказала Дэш. – Я понимаю, что эта штука – ужасный монстр, и это нормально, если ты её ненавидишь. Но она меняется, разве нет? Может быть, она не должна оставаться вечным бременем?

Скуталу оглянулась на монстра, что всё ещё смотрел на неё широко раскрытыми невинными глазами.

Она не хотела признаваться в этом себе, но всё действительно изменилось с тех пор, как Твайлайт подарила ей ожерелье. Он стал менее агрессивным. Даже сейчас он не стремился разрушать всё вокруг, а просто сидел с ошарашенным видом и верил, что всё будет хорошо, пока он лежит рядом с Рэйнбоу Дэш.

– Он не менее агрессивен, – Смех закрыла глаза и подняла копыто, – Просто более умён. Дружелюбие – это способность знать, кто твои друзья. Глупый аллигатор кусает всё, что видит, но умный аллигатор не станет кусать своих друзей.

Как ни странно, Скуталу понимала, о чём она говорит, и знала, что это правда. Даже в те разы, когда она чувствовала, как он просыпается, его гнев был более сосредоточенным. Раньше он едва мог понять, что именно его злит, и просто разрушал всё подряд, не останавливаясь даже после исчезновения угрозы.

Значит, разница была только в том, что теперь он мог определить, откуда исходит опасность?

– Я помню, что в моей голове он был умнее, – Скуталу посмотрела на своего двойника, всё ещё хмурясь. – Я имею в виду, недавно. Несколько раз я почти слышала, как он разговаривает со мной словами. Что-то вроде "если ты не собираешься нас спасать, то это сделаю я". Почему сейчас всё не так?

– Вы – две разные части мозга, – сказала Смех. – Точно так же, как ты не можешь нормально ходить без него, он не может преодолеть животные инстинкты без тебя.

В этом был кое-какой смысл. Даже в последнее время казалось, будто у него не было собственных мыслей, кроме "уничтожить то, что причиняет боль". Иногда он реагировал на мысли и эмоции Скуталу, но не более того.

– Ну, что ж, – Скуталу закрыла глаза. Она всё ещё дрожала, несмотря на все попытки успокоиться. Может быть. Может быть, это было самое близкое к тому, чтобы избавиться от него. – Что конкретно мне нужно с ним сделать?

– Ты должна признать, что он это ты, – Смех перелетела на другую сторону и присела рядом с ним. – Точно так же, как твои глаза – это ты, и твои воспоминания – это ты, так и он – это ты. Это то, чего он хочет. Если ты примешь это как часть себя, то он будет не бо́льшей обузой, чем твои крылья и копыта.

Дать ему то, чего он хочет?

– Нет! – Скуталу попыталась покачать головой. – Меня не волнует, что он сидит у меня в голове. Я хочу, чтобы он не делал ничего и никогда. Я та, кто думает. Это единственная 'сделка', на которую я готова согласиться.

– Жаль, что это не сработает, – сказала Смех. – Ты не сможешь получишь полный контроль над ним, пока не избавишься от своей ненависти к нему.

– Ха?

– Ага! Перестань ненавидеть это хотя бы на несколько секунд и дай этому имя, и у вас всё получится, – Смех стукнула передними копытцами. – В любом случае, на этом всё. Пора просыпаться!

– Подожди! – Дэш подняла копыто, чтобы остановить её. – Уже? Не может быть, чтобы прошло одиннадцать минут!

– Что? На данный момент я уже сделала всё, что могла. Я не могу заставить их поладить, – Смех поднялась в воздух, задрав передние копыта вверх. – Им уже лучше из-за того, что они могут видеть друг друга. Так что, покедова.

Дэш попыталась что-то возразить, но Скуталу уже чувствовала, как меняется её реальность.


Несмотря на то, что Олгуд знал о нападении заранее, официальный ответ Олгуда не мог быть слишком быстрым, иначе это выглядело бы слишком подозрительно. Нужно было подождать, пока кризис не станет достоянием общественности.

События приняли неожиданный оборот и в лучшую, и в плохую сторону одновременно.

Сансет Шиммер решила вмешаться лично. Эвакуация школы даже от относительно сильного монстра не была чем-то, до чего опустился бы член элитной четверки. Снап знал, что нападение на такую богатую школу, как Пони-Таун Хилл, вызовет волну слухов, но благодаря Сансет Шиммер все эти слухи были серьёзными и говорили об огромной опасности.

Ему не пришлось долго ждать, пока один из агентов его корпорации не услышал об инциденте и не позвонил в службу экстренной помощи.

Ситуация ухудшилась только тогда, когда Снап прибыл на место происшествия и увидел полное отсутствие разрушений. Он находился на борту дирижабля, специально предназначенного для этого, и смотрел вниз на школу, не имеющую снаружи видимых повреждений. Все жеребята уже ушли, даже паникующей толпы не образовалось.

Это глубоко обеспокоило Олгуда.

'Субъект 2' реагировала не так, как он ожидал. Где была вся эта сдержанность, когда она выходила из себя бесчисленное количество раз в прошлом? Тогда она без труда уничтожала оборудование и сооружения стоимостью в миллионы битсов. 'Субъект 2', которую он знал, уничтожила бы всю школу, а затем принялась бы крушить всё, что находилось поблизости.

Этого было недостаточно! Всё, на что он мог надеяться, это на то, что погибли хотя бы один или два жеребёнка!

Если он не сможет спровоцировать более серьёзные разрушения, то ему не удастся отстоять свою точку зрения. По крайней мере, он должен был быть тем, кто обезвредит Скуталу. Это была тонкая грань между тем, чтобы вырубить её, и тем, чтобы позволить ей разрушить бо́льше. Он соревновался не только с Рэйнбоу Дэш, но и с другими пони S ранга, и с гильдией экстрасенсов, которые вскоре должны были мобилизоваться.

И только одна из них была на его стороне.

Лайтнинг Даст, одна из пони S ранга, была вызвана по тревоге максимального уровня, объявленной Олгудом, сразу после того, как было получено сообщение об инциденте.

Она поднялась на борт, пока Снап ждал и надеялся на ещё один взрыв внизу.

На Лайтнинг Даст была массивная металлическая броня, которая отливала синим. Она хмурилась, зная, что броня замедлит её движения. Однако это было единственным, что могло противодействовать способностям 'субъекта 2'. Без брони поймать её было бы слишком сложно.

Зелёная кобыла была худощавой даже для пегасов, и даже в таком снаряжении можно было заметить несколько глубоких шрамов. Ни одной из этих травм не удалось поселить в ней никакого страха, если судить по тому, как она себя вела.

Лайтнинг Даст подошла к левому борту и посмотрела на школу, недовольная тем, что увидела.

– При всем моём уважении, я привыкла бороться с вещами, которые способны взорвать всю школу целиком, – сказала Лайтнинг Даст. – Мне неинтересно сражаться с монстром, которому даже такое не под силу. Другие, вероятно, скоро появятся и справятся с этим сами. Так вы сэкономите деньги.

Олгуд поморщился, но его лицо всё ещё было повернуто от неё. Это был почти идеальный план.

– 'Субъект 2' ведёт себя странно, – Олгуд вернул самообладание и повернулся к ней. – Но это только делает её ещё более опасной. Вы видели фотографии того, на что она способна. Сансет Шиммер сама там, внизу. Она серьёзно отнеслась к этой угрозе, но у неё нет необходимого оборудования, чтобы нейтрализовать 'субъект 2'.

– Да, да, – Лайтнинг Даст, похоже, не выглядела впечатлённой. Она поёрзала в неудобных синих доспехах. – Целить надо в шею?

Лайтнинг Даст достала один из шести предоставленных ей в лаборатории шприцов.

Это был толстый цилиндр с автоматически убирающейся иглой. В нём содержалось достаточно транквилизатора, чтобы погрузить 'субъект 2' в кому на несколько дней, независимо от того, насколько тяжёлым был её приступ.

Лайтнинг Даст нахмурилась на шприц. Несомненно, такая пони предпочитала просто пробить голову своему противнику.

– Да. Даже если будет казаться, что она ведёт себя нормально и контролирует себя, ей всё равно нужно это ввести, – это было неожиданно. Обычно подобное не входило в протокол. – 'Субъект 2' находится в крайне нестабильном состоянии и в любой момент может перейти от нормального состояния к хаотичному. Мы не можем допустить, чтобы её следующая вспышка привела к смертельным исходам.

– Хорошо, я разберусь с этим, – Лайтнинг Даст поднялась в воздух. – Но если эта малышка даже сопротивляться не станет, я больше никогда не буду с вами работать.

Она ускорилась так резко, что взрыв воздуха заставил Олгуда вздрогнуть. К тому времени, как он открыл глаза, голубая полоса уже достигла школьных ворот.

Он сильно нахмурился. Времени оставалось мало. Он подождал ещё секунду, чтобы убедиться, что никто посторонний его не услышит, прежде чем заговорить со своим инженером.

– В следующий раз я хочу поразить её всеми тремя одновременно, – сказал Олгуд. – И на этот раз включи один из них на полную мощность.

– Сэр, – Инженер запнулся, услышав приказ. – Полная мощность была предназначена для того, чтобы уничтожить её.

– Она, очевидно, выработала устойчивость к нашим атакам! – Олгуд повернулся, чтобы отдать ему приказ. Идиоты! В их обязанности не входило задавать ему вопросы. – Я лучше воспользуюсь этим шансом, чем альтернативой. Выполняй!

У тех, кто не был рождён для власти, всегда был рабский склад ума. Поэтому, даже считая это неправильным, инженер подчинился.

Олгуд повернулся к склону горы на противоположном берегу реки Пони-Тауна, гадая, когда же его менее законопослушные коллеги сделают свой ход.


Единственное, чего Масс Хисстерий терпеть не мог в Пони-Тауне, так это чёртовых экстрасенсов.

К этому месту нельзя было приблизиться, пока ты не готов идти вперёд с оружием наперевес. Поэтому он оказался на голом горном склоне напротив реки с несколькими другими наемниками из "Призрачной Гадюки". Двенадцать элитных агентов в тяжёлой броне и с оружием, которое можно было достать только у Картеля Безумных Учёных, сидели с заряженным оружием наготове.

У одного из них было несколько десятков огромных ракет, которые умудрилась раздобыть Скрюболл. Радиус поражения у этих штуковин составлял несколько миль. Они были не слишком точны, но им и не нужно было попадать во что-то конкретное.

Хисстерий наблюдал в телескоп за школой, где, по словам Олгуда, было установлено первое устройство. Там было какое-то движение, но его было куда меньше, чем он ожидал. Лучше бы их плану не провалиться из-за этого.

Этот город стоял на таком крутом склоне, что, чтобы добраться хоть куда-нибудь, приходилось бежать в гору. Удовольствие ниже среднего.

Наконец, его рация ожила. Единственный агент, которого он осмелился послать в город, был готов доложить о ситуации.

– Сильвершторм пытается обезвредить её магию. Она отвлечена, – сказала Кинг Кобра. Несмотря на своё имя, на самом деле она была миниатюрной кобылкой с высоким, хоть и бесстрастным, голосом. – В доме: Пинки Пай, Рэйнбоу Дэш, Дерпи Хупс, Трикси. В школе: Мунлайт Рейвен, Сильвершторм, Сансет Шиммер. Лайтнинг Даст и ещё три пони S ранга направляются в школу.

У них была сделка с Олгудом. Он должен был предупредить их, когда его устройство активируется, что даст им шанс захватить пони из списка Скрюболл. В свою очередь, их нападение создаст впечатление, что за состояние Скуталу ответственны "Призрачная Гадюка" или картель "Кровавый Шторм".

– Рэйнбоу Дэш ведёт себя странно. Она сунула голову в контейнер с мороженым. Пинки и, по крайней мере, ещё трое экстрасенсов заметили меня. У меня осталось максимум минута, – закончила Кинг Кобра, листая свои записи.

Сунула голову в контейнер с мороженым, когда вокруг происходит такое? Мир полон ужасов, и именно её боялась Скрюболл?

Что ж, все опасные пони покинули здание. Это выглядело как "лёгкий миллиард".

– Неважно, – Хисстерий отряхнулся. Он ткнул в импровизированную карту, назначая каждому из своих агентов точки для атаки. – Помните, у нас недостаточно огневой мощи, чтобы уничтожить одного из их сильных бойцов. Если вы увидите пони S ранга или кого-то похуже, немедленно отступайте. Единственные реальные цели здесь – Дерпи Хувс и Рэйнбоу Дэш.

– Извините! – Анаконд, самый крупный из них, поднял копыто. – Если мы нападём на такой богатый город, Эквестрия наверняка объявит войну пиратскому побережью. Скрюболл может…

– Это именно то, чего хочет наш босс, – Хисстерий постучал себя по голове. – Они все передерутся друг с другом, если мы взорвём достаточно бочонков с порохом. Даже Сильвершторм. Таков план.

Он жестом приказал пони с ракетницей начинать. Затем остальные разделились и побежали к своим целям.


Скуталу моргнула. Внезапно она вернулась в реальный мир.

Вроде бы.

Она огляделась. Цвета больше не были слишком насыщенными. К ней вернулись моторные функции, и она подняла одно копыто, чтобы отпраздновать это событие. Но она также не была дома. Это никогда не было хорошим знаком.

Скуталу никогда не ходила в обычную школу, но она видела их в мультфильмах. Там были классные комнаты и доски объявлений с приколотыми к ним грубыми рисунками. Вот где она была, в какой-то случайной школе. Скорее всего, начальной.

Вот только знакомый ей чёрный шпиль обычно в школах не присутствовал. По крайней мере, криков, которые обычно его сопровождали, слышно не было.

Она в панике огляделась по сторонам и увидела, что Твайлайт и незнакомая, но хорошо вооружённая единорожка смотрят на неё сверху вниз. Твайлайт, казалось, была готова сотворить какое-то заклинание. Скуталу сомневалась, что оно было предназначено для того, чтобы причинить ей боль, но всё равно отшатнулась.

– Подожди! Я снова всё контролирую! – заверила Твайлайт Скуталу.

Они расслабились. Хотя, по правде говоря, Скуталу сама не была уверена в своём состоянии.

Она всё ещё чувствовала этого безымянного уродца, хоть и немного по-другому. Тот небольшой эпизод сделал его гораздо более активным, но и гораздо более 'разумным'. Разумнее чем в том тронном зале.

Он вполне доходчиво передал мысль о том, что Твайлайт хотела сделать Скуталу холодно. В этом не было никакого смысла, и Скуталу несколько раз мысленно приказала ему успокоиться и заснуть. С ними всё было в порядке. Было совсем не холодно. В конце концов, он её услышал и позволил ей самой во всём разбираться.

Твайлайт обратила больше своего внимания на шпиль. Должно быть, она могла сдержать его. По крайней мере, Скуталу надеялась, что это так.

Прямо под ней были трещины, которые Скуталу заметила только сейчас. Многочисленные трещины вокруг неё! Прошло много времени с тех пор, как всё становилось настолько плохо за пределами её специально построенного изолятора.

– Я! – Скуталу сглотнула и прижала уши. – Я никому не навредила?

– Насколько я могу судить, всё в порядке, – Твайлайт кивнула ей. – Сансет Шиммер лично эвакуировала всех пони.

Скуталу вздохнула и снова навострила уши.

– Ты знаешь, что именно произошло? – спросила Твайлайт, не сводя глаз с уменьшающейся колонны. – Я подозреваю, что против нас было использовано что-то, нацеленное на магию аликорнов. Ты почувствовала что-нибудь странное?

– Элемент смеха говорил со мной и Дэш, – сказала Скуталу. – Она сказала, что кто-то... разделил мой мозг на две части? Я потеряла сознание, но она помогла мне. Со мной всё будет в порядке, если только...

Несмотря на все усилия Твайлайт, трещины уже распространились достаточно далеко, чтобы одна из стен обрушилась, обнажив пустой класс.

– Если это не повторится, – Твайлайт бросила взгляд в окно. – Нам нужно найти того, кто несёт за это ответственность.

– Подозреваемых не так уж много, – заговорила единорожка в доспехах. – Старлайт. Олгуд.

– Олгуд? – уши Скуталу повернулись к кобыле, и она сразу же предположила, что за всем этим стоит именно он. – Это, должно быть, они, верно? Они изучали меня всю мою жизнь! У них, вероятно, есть всевозможные устройства, специально разработанные против меня!

– Мы пока не можем сказать этого наверняка, – предупредила Твайлайт.

Словно в доказательство её неправоты, в окно ворвалась незнакомка, разбив стекло вдребезги.

Зелёная пегаска, по телу которой пробегали молнии, скользнула по земле и остановилась прямо перед Скуталу. Молнии погасли, но из-за её ярко-жёлтой гривы казалось, будто они всё ещё сверкают.

Самым важным и более пугающим, чем всё её шрамы, была броня, которую она носила. Она была такой же, как у всех её "воспитателей", и была разработана Олгудом.

Скуталу попыталась предупредить их, но кобыла не сводила с неё глаз. Скуталу чувствовала неизбежность атаки. Паразит уже доставлял ей проблемы.

Прежде чем она успела что-либо предпринять, между Скуталу и пегаской материализовалось причудливое руническое копье и вонзилось в землю, привлекая внимание последней.

– Не вмешивайся, Лайтнинг Даст, – предупредила серая кобыла. – Мы держим ситуацию под контролем.

– А? – Лайтнинг Даст оглянулась на неё через плечо. – Заткнись, Рейвен. Ситуация не под контролем, пока эта тварь взрывает школу. Мне сказали, что этот ребёнок – угроза максимального уровня. У меня есть успокоительное, которое может её вырубить.

Из левого ботинка костюма Лайтнинг Даст торчал шприц. Скуталу вздрогнула от его вида. Однажды ей уже делали инъекцию этого вещества, и ей это не понравилось. Даже после того, как она проснулась, её ещё неделю мучил озноб.

– Если ты нам понадобишься, мы тебя позовём, – решительно заявила Рейвен. – Подожди снаружи.

– Ты не можешь мне приказывать! – Лайтнинг Даст приняла боевую стойку.

У Скуталу сложилось впечатление, что эти двое вот-вот начнут драться, поэтому она отступила. Ей нужно было сосредоточиться на сохранении контроля.

Твайлайт телепортировалась к Скуталу.

– Я возьму успокоительное, если тебе станет от этого легче, – предложила Твайлайт. – Но нам оно не нужно! Сейчас она не опасна.

Лайтнинг Даст колебалась, хмурясь на Твайлайт. Но в конце концов она расслабилась.

– Хорошо, я позволю тебе попробовать твой безукоризненно блестящий план, – Лайтнинг Даст закатила глаза. – Но я останусь здесь на случай, если всё пойдёт наперекосяк.

– Нет, – решительно заявила Рейвен. – Ты уходишь.

Лайтнинг Даст снова приняла боевую стойку.

– Ты слишком категорична, – пожурила Твайлайт Рейвен, которая лишь спокойно покачала головой. – Просто позволь ей постоять в стороне.

– Ты не понимаешь. Эта пони – самое худшее, что только...

Скуталу снова почувствовала это! Так же, как было раньше, но с куда большей интенсивностью. Жгучий жар пронзил её голову и дошёл до глаз, которые пульсировали так сильно, что она испугалась, что они лопнут!

Удивительно, но на этот раз она не потеряла сознание. Просто её мысли затуманились. Они не смогли избежать этого огня в её голове.

Паразит заставил её закричать и призвал волны тьмы! Он снова вёл себя, как в старые времена. Ему не хватало ума направить свой гнев на то, что на самом деле причиняло им боль.

И Скуталу не могла приказать ему остановиться! У неё просто не получалось сосредоточиться!

Тело Лайтнинг Даст засветилось синим, и она в то же мгновение оказалась рядом.


Спитфайр и Флитфут встретились, как только появились признаки чрезвычайной ситуации. Они поднялись высоко над Пони-Тауном, чтобы оценить ущерб.

Слишком громко. Разрывные снаряды. Нападавшего было слишком легко заметить на крыше.

Более молодая и менее опытная Флитфут почти клюнула на приманку, но Спитфайр остановила её, не дав полететь вниз.

– Не может быть, чтобы тот один парень думал, что сможет справиться с нами двумя, – предупредила Спитфайр. – Он пытается отвлечь нас.

Флитфут кивнула. Спитфайр осматривала город в поисках подозрительной активности.

Вскоре она её обнаружила. Огонь нёсся в их сторону с гор на другой стороне озера. Вскоре стало ясно, что это были большие ракеты, выпущенные по городу, хотя Спитфайр не могла определить их цель.

Похоже, они просто стреляли случайным образом по населённым районам, пытаясь посеять панику.

– Перехватывай ракеты. Подожди, пока они прекратят стрелять, затем отправляйся за стрелком, – скомандовала Спитфайр. – Я подожду, чтобы посмотреть, что они задумали.

Флитфут кивнула и помчалась прочь в порыве ветра. Она уже приблизилась к ближайшей ракете. Умудрившись пролететь под ней, она смогла перенаправить ракету вверх мощным ударом воздуха. Затем, с невероятной ловкостью, она развернулась к следующей.

Если бы только Спитфайр всё ещё могла так двигаться.

Она увернулась от очередного разрывного снаряда. По крайней мере, она всё ещё была достаточно хороша для этого.

Она огляделась, уклоняясь от выстрелов и оценивая ситуацию. Школа подверглась нападению, но присутствующие там пони могли с этим справиться. Затем возле дома Пинки прогремел взрыв. Маловероятно, чтобы находящимся там пони угрожала реальная опасность.

Интуиция подсказывала ей, что и то, и другое было всего лишь отвлечением, чтобы занять сильнейших пони в городе. Но для чего?

Ещё один громкий выстрел. Спитфайр без особых усилий увернулась, наградив нападавшего суровым взглядом.

Он правильно истолковал её взгляд и отступил.

Она повернулась к школе как раз вовремя, чтобы увидеть, как молния пробила стену здания.

Проклятье! Неужели там была Лайтнинг Даст?


Дэш тряхнула головой, возвращаясь к реальности.

И теперь вся её голова была липкой. Хоть она и избавилась от мороженого в пространстве ускоренного мышления (или как там называлось это место), здесь её голова всё ещё была покрыта зелёным мятным мороженым с шоколадной крошкой.

– Окей, мне интересно, – сказала Трикси. – Для чего это было?

Дэш застонала и пошла к раковине.

– Это был розыгрыш, – Дэш схватила полотенце.

– Хороший? – Трикси смущенно отвела глаза. – Сейчас не самое лучшее время для...

– Пригнись! – Пинки повалила Дэш на землю.

Снаружи раздался выстрел! Кухонное окно разлетелось вдребезги. Судя по отметине на полу, стреляли в Дэш.

– Хех, – Трикси это даже не смутило. – Либо это попытка убийства, либо соседям не понравился твой...

Прежде чем она успела закончить свой глупый комментарий, прогремел второй выстрел, попавший ей в шею. Трикси лишь немного пошатнулась. Она просто вытащила пулю, и отверстие затянулось почти без крови.

– Ауч! – Трикси поморщилась и посмотрела на пулю. – Я знаю это оружие. Их производит КБУ. Бьюсь об заклад, это те самые ”Призрачные Гадюки"...

Третий выстрел снова поразил Трикси, заставив её замолчать ещё на секунду.

Выстрелы происходили слишком быстро. Даже опытному стрелку требовалось пять или шесть секунд, чтобы перезарядить оружие.

Дэш сотворила заклинание убийства и отправила восемь ворон на разведку.

Она обнаружила относительно маленькую кобылу, закутанную в несколько шарфов и курток, с оружием, которого Дэш никогда раньше не видела, с подзорной трубой, прикреплённой к верхней части. К её спине были пристёгнуты две пушки гораздо бо́льшего размера, а на её поясе было полно взрывчатки.

Должно быть, она знала о воро́нах, потому что ассасинка сразу же пристрелила одну из них, как только та выбралась наружу. Затем, даже не передёрнув затвор, она выстрелила во второй и в третий раз.

Где, чёрт возьми, она раздобыла такое ружьё? Казалось, будто она могла стрелять из него без остановки, вообще не перезаряжая. Замечание Трикси подразумевало, что оно было создано с помощью безумной науки.

Затем кобыла достала огромную ракетницу, привязанную к её спине, и направила её на дом Дэш. Ракета вылетела, но далеко не улетела. Пинки схватила её своей телекинетической хваткой, заставляя её сжигать топливо, оставаясь на месте, всего в нескольких дюймах от ракетницы.

Это заставило ассасинку бросить ракетницу и скатиться с крыши на задний двор Пинки, как раз перед тем, как ракета взорвалась.

– Ещё трое! – крикнула Пинки Дэш, перепрыгивая улицу. – Сначала нужно поймать эту! Нельзя позволить им взорвать поле для мини-гольфа!

В этот момент одна из ворон в доме решила обернуться назад. На другой стороне улицы всё ещё слышались выстрелы и взрывы, пока они дрались.

– Готова поспорить, что за нападением на Скуталу стоят эти же пони, – сказала Трикси. – Я уже сражалась с этими наёмниками раньше. По силе они четыре из десяти, но действуют с хитростью.

– Дэш! – в комнату вбежала Дерпи. – Что происходит? Может, стоит позвать роботов?

Если это ещё не всё, возможно, им стоит отступить.

Дэш посмотрела на элемент смеха. Казалось, что он парит в воздухе прямо у неё на груди, из чего Дэш заключила, что в какой-то момент она решила его надеть. Она почти ощущала невидимую цепочку на своей шее.

Сможет ли она помочь Скуталу из замка? Вроде как, воздействие элемента было глобальным.

– Возвращаемся в замок! – Дэш потянула Трикси за поводок и побежала к лестнице, ведущей в подвал.

Они добрались до гостиной, когда взрыв сорвал входную дверь с петель.

За дверью оказался вооружённый до зубов пегас. Он сильно ударил Дэш прикладом по лицу, заставив её упасть спиной на диван.

Их главарь, как предположила Дэш, приставил ружьё к её голове, прежде чем она смогла подняться. Дэш не была уверена, что успеет сотворить заклинание убийства до того, как он выстрелит.

В довершение всего, из кухни появился второй пони, гораздо более крупный. Этот ударил Дерпи в бок, повалив её на пол. Затем он навалился на неё всем своим весом, придавив к полу и усевшись ей на спину. Большое ружьё сильно надавило ей на голову.

Дэш взглянула на Дерпи, затем снова на главаря, решив, что они, похоже, не спешат никого убивать. Дэш нужно было тянуть время. Поэтому она осталась лежать, оглядывая комнату.

Трое, как и предупреждала Пинки, по одному каждого вида. Справа от Дэш была единорожка, а слева — высокий земнопони. У них получилось окружить дом.

У двоих из них были такие же ружья с оптическим прицелом, как у пони на другой стороне улицы. У жеребца земнопони были гораздо более крупные пушки, такие, что прикрепляются к бокам.

И это было далеко не всё их снаряжение. Все они были одеты в зелёные бронежилеты с ремнями вокруг живота и ботинок, и все ремни были увешаны оружием поменьше. На их боках, там, где должны были находиться кьютимарки, было изображение фиолетового змеиного черепа.

Их предводитель был заметно старше двух других, но Дэш была уверена, что именно он был самым опасным.

Он чем-то напоминал ей Арахнадо, одного из тех химерных пони, которых создала Скрюболл. У него были зрачки, как у змеи, а изо рта торчал один серебряный клык. Он слегка лизнул этот клык раздвоенным языком, смазывая его чем-то.

Значит у них были пауки и змеи. Интересно, кто ещё на них работал?

– Найди портал! Закрой его! – он отдал приказ единственной кобыле в группе.

Дэш предположила, что она телепортировалась в подвал. Теперь подкрепление было отрезано! Как они вообще узнали о портале?

– Теперь, – их предполагаемый лидер достал небольшой пистолет.

Не сводя глаз с Дэш, он выпустил единственную пулю в бок Трикси.

– Серебряная пуля, – его серебряный клык сверкнул, когда он ухмыльнулся. – Это за проклятие, которое ты наложила на Страйкинг Вайпер.

– Да ладно тебе! – Трикси свернулась калачиком на полу. Пуля, застрявшая в её теле, жгла её с той же скоростью, с какой она заживала, причиняя боль, но не нанося реальной раны. – Это было единственное хорошее проклятие, которое я наложила. Почему именно за него меня наказывают?

– Теперь ты, – он навёл прицел на Рэйнбоу Дэш. – Меня зовут Хисстерий, через две 'с'. Мы пришли за наградой. Скрюболл хочет заполучить тебя живой, но у меня нет причин не убивать вторую пегаску.

Он взмахнул крылом в направлении Дерпи, ружьё приставилось к её затылку.

– Разве что ты сможешь дать мне причину, – он снова сверкнул серебряным клыком. – Восемь. Семь. Шесть.

Всё происходило слишком быстро! Дэш нужно было сосредоточиться!

Она крепко зажмурилась, отчаянно пытаясь найти ответ.

В её распоряжении действительно находился артефакт неизмеримой силы. Это должно было что-то да значить. Но как использовать то, что не хотело, чтобы его использовали?

Ему не нравилось, когда к нему прикасались без его согласия. Если бы Дэш смогла заставить их попытаться отобрать его, он мог бы сыграть с ними злую шутку.

И если она сможет представить его таким образом, который можно было бы счесть забавным, то он, вероятно, позволит им его увидеть!

– Я пойду по-хорошему! – это остановило обратный отсчёт. Дэш подняла элемент смеха. – Но только если я смогу взять этот банан с собой.

Хисстерий открыл рот, но не смог произнести ни слова. Он слегка повернул голову и, прищурившись, посмотрел на Дэш. Скорее всего, до этого момента они не замечали банана.

– Это всего лишь обычный банан! – улыбнулась Дэш.

– Она хитрая, – прошептал большой пони. – Это, должно быть, взрывчатка. Или он проклят, или что-то в этом роде.

Хисстерий зашипел и махнул крылом в сторону кофейного столика.

– Нет, так не пойдёт, – Хисстерий не сводил глаз с Дэш. – Положи банан на стол. Медленно.

Это могло сработать.

Почти комично, но Дэш начала двигался со скоростью улитки. Она потратила добрых пятнадцать секунд, чтобы просто повернуться в нужном направлении.

– Не настолько медленно!

– С какой именно скоростью мне нужно двигаться? – Дэш оглянулась на него.

– Просто положи его на пол! – он топнул копытами. – В три раза быстрее, чем ты только что двигалась.

Его нетерпение было хорошим знаком. Это означало, что он тоже думал, что у него мало времени.

На этот раз Дэш двигалась с более разумной скоростью, но Хисстерий скрежетал зубами. Он хотел поскорее с этим закончить, но не мог торопиться. Дэш хорошо знала это чувство. Он мог потерять терпение и наделать глупостей, если Дэш его спровоцирует.

– Теперь! – его взгляд на мгновение упал на элемент смеха. – Отойди к стене. Двигайся вдоль неё обычным шагом, пока не дойдёшь до двери.

Дэш подчинилась. Она посмотрела на Дерпи и решила больше не испытывать его терпение. Возможно, она уже задержала их достаточно долго.

Когда Дэш прошла примерно половину пути, кобыла телепортировалась обратно.

– Си Снэйк! – крикнул Хисстерий единорожке, когда та вернулась из подвала. – Убери отсюда этот банан. В нём может быть взрывчатка, так что будь осторожна.

Единорожка оглядела комнату. Она совсем не выглядела впечатлённой, когда увидела элемент.

– Вы серьёзно купились на что-то настолько глупое? Стареете, босс, – Си Снэйк не сводила глаз с Хисстерия, пока поднимала своей магией элемент смеха с пола.

Встревоженные взгляды её спутников заставили её потерять часть своей уверенности. Оглянувшись, она обнаружила, что один банан парит в воздухе, а другой всё ещё лежит на полу. Она попыталась поднять и его, и бананов стало три.

Теперь трое нападавших явно нервничали, а Дэш изо всех сил пыталась придумать, что ещё она могла сделать. Если это была лучшая 'шутка' Пирит Фэзер, то Дэш не была ей впечатлена.

Дэш не могла придумать ничего, кроме как продолжать блефовать, когда все взгляды обратились к ней. Она улыбнулась, её самодовольство было почти таким же, как у Трикси, и посмотрела парню в глаза.

– Не знаю, что за глупый трюк ты пытаешься провернуть, но он только что стоил твоей подруге её жизни, – предупредил его Хисстерий. – Убей серую! А потом мы взорвём всё это здание.

Дэш больше не улыбалась! Она здорово облажалась! Её сердце пропустило один удар.

Но только один.

Не раздалось никакого звука. Даже щелчка.

– Э-э! – все пони повернулись к большому парню. Теперь он держал банан у головы Дерпи. Дерпи всё ещё морщилась. – Я пытался. Но моё ружьё превратилось в банан, сэр.

Наконец-то! Он перестал смотреть на Дэш!

Дэш превратилась в стаю ворон и заполонила комнату. Хисстерий выругался и начал отбиваться от тех, что насели на него.

– Совсем как в том храме! – глаза Си Снэйк расширились, она отскочила назад и прижалась к стене. – О! У меня теперь рак будет, не так ли?!

– Я знаю, что связываться с этим не стоит, чем бы оно ни было! – Хисстерий поднял копыто кверху. – Уходим! Обойдёмся одной серой!

Двое других повернулись и использовали небольшие взрывчатки, чтобы проделать дыры в стенах в противоположных направлениях. Тем временем Хисстерий прицелился в Дэш!

Хисстерий смог подстрелить шесть или семь ворон, затем отпрыгнул к разбитому окну и выкатился на лужайку.

– Я вернулась! – раздался голос Пинки, когда она приземлилась на лужайку.

– Пинки! – Дэш снова превратилась в пони. Она указала обеими передними копытами в направлении большого парня. – Иди налево! У них Дерпи!

– Поняла! – Пинки бросилась за большим парнем.

Сквозь разрушенную дверь Дэш увидела, как Хисстерий нерешительно посмотрел на неё, прежде чем побежать за Пинки.

Она лихорадочно огляделась. Каков был её следующий шаг? Погнаться за Дерпи или…

Она почувствовала, как что-то ударило её по крылу, заставив споткнуться. Она обернулась и увидела, что её крыло сильно кровоточит, и почувствовала, как по нему пробегает обжигающий жар.

Единорожка показала Дэш язык, опустив дымящееся ружьё, и убежала.

По крайней мере, у неё появилась причина использовать то исцеляющее заклинание, которое дала ей Твайлайт. Дэш села и сосредоточилась на том, чтобы закрыть рану.

Тем временем Трикси как раз закончила вытаскивать серебрянную пулю и встала на ноги.

– Сколько ещё времени нужно моей голове, чтобы остыть? – спросила Дэш у элемента смеха.

Словно в ответ на её вопрос, он вспыхнул снопом синих искр во второй раз. Теперь свечение было намного более ярким.

Дэш поняла, что это, должно быть, означало, что оружие, которое использовали против Скуталу, снова активировалось. И на этот раз с гораздо бо́льшей интенсивностью!