Письма недовольной ученицы, 2й сезон.

Продолжение писем Твайлайт Спаркл принцессе Селестии в переводе Гоблина

Твайлайт Спаркл Спайк

Только на одну ночь

Фестиваль Дружбы в самом разгаре, и Темпест Шэдоу думает, что по идее она должна томиться в тюремной камере, ожидая своего приговора. Но вместо этого, Твайлайт спрашивает — не хочет ли та остаться с ней на ночь? Вся эта история с дружбой может оказаться куда более запутанной, чем она думала.

Твайлайт Спаркл Другие пони Темпест Шэдоу

Дивантавия

Октавия живет в Понивилле недавно, и она только что купила диван. И как оказалось, ей придется тащить эту тяжелую штуковину через весь город совершенно в одиночку. Но это не проблема. Проблема - это проклятые сумасшедшие пони, которые от нее все никак не отстанут.

Октавия

Большой секрет

Умеете ли вы держать в тайне чужие секреты? Некоторые-то и своих не могут сохранить...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош Дискорд

В коридорах "Соляриса"

Кроссовер MLP и Dead Space.

ОС - пони

Half-Life: Эквестрия

Что, если бы вместо переезда в Понивилль, Твайлайт покинула Кантерлот, чтобы работать в научно-исследовательском центре Пони Меза? Что, если бы вместо того, чтобы бороться с Найтмер Мун, она бы боролась против Каскадного Резонанса? И что, если бы вместо того, чтобы встретить своих друзей на подготовке к празднику летнего солнцестояния, она бы встретила их впоследствии этого Каскадного Резонанса? Это история о Твайлайт Спаркл, которая берет на себя роль всем известного Гордона Фримена из оригинального Half-Life, и друзьях, которых она встретит на своем пути.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Спайк Другие пони

На глазок

Тирек вернулся, и в этот раз ничто не смогло остановить его. Элементы гармонии повержены, Дерево Гармонии выкорчевано, заклинания оказались бесполезным. Лишь вопрос времени, когда он найдет аликорнов и все будет потеряно. Никто не был готов к тому, что произошло дальше.

Человеки Флари Харт Тирек

Нас делит океан

История про то, как чрезмерное желание выслужиться и быть замеченным может выйти боком тому, кто не знает границ дозволенных знаний. Иногда секреты должны оставаться секретами.

Принцесса Селестия Другие пони

Несокрушимая и легендарная

Как известно, русский солдат непобедим, потому что ему нечего терять, ведь у него ничего нет: ни денег, ни престижа или чего-либо ещё, кроме формы и верности Родине. И кого только не повстречали доблестные российские солдаты за тысячелетие существования Родины. Но волшебные и говорящие цветные лошадки - это слишком даже для них. Выстоят ли Россия и Эквестрия, при таком столкновении друг с другом?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки

Пустая оболочка

Древние роботы-изгои находят в стерильной пустоши, в которую превратилась Земля, пустую оболочку - тело робота без памяти и искусственной личности, почему-то способную работать без батареи. Чудом получив собственное "я", она отправляется в полное опасностей приключение на поиски своего прошлого и ответов на мучающие её вопросы. Всё, что у неё есть для этого - она сама. Хрупкая пустая оболочка разумной машины в виде... маленькой пони из древнего мультсериала про магию дружбы.

ОС - пони Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach
Предисловие Шанс на спасение

На казнь

В древние времена, когда Эквестрии не существовало, когда понятие “гармонии” отсутствовало, когда, в конце концов, племена пони были разделены враждой, существовал один клан единорогов. Его основатели в свое время были приближенными короля, но их не устраивала политика последнего. В частности, им не хватало власти. Тогда эти единороги решили создать тайный орден, целью которого было свержение власти. В те годы они называли себя “Ночные вестники”. Подобное название было выбрано неслучайно. Эти единороги подговаривали жителей столицы на восстание преимущественно по ночам. Особо углубляться в историю тех дней я не буду, скажу лишь, что восстание все-таки состоялось, и к власти пришел один из единорогов, который был всего лишь жалкой марионеткой в копытах Совета Ордена.

Даже мне, пони с доступом в исторические архивы Кантерлота, неизвестно, в какой момент времени и почему этот клан стал называться Орденом Драконоборцев. Я могу лишь предположить, что Совету пришлось начать вербовать сильных и выносливых единорогов для борьбы с драконами, которые стали часто появляться у северных границ. Расправившись с этой угрозой, Орден решил обезопасить единорогов от новых опасностей, уничтожив ВСЕХ драконов. Так началась великая борьба с драконами, от которой остались лишь обрывочные записи. Во многом скупость информации обусловлена желанием драконоборцев уничтожить не только драконов, но и любую информации о них.

И парочка слов об устройстве Ордена. Им управлял т.н. Совет, состоящий из 12 единорогов, потомков основателей. Об их личности никто не знал, кроме четверых приближенных, которых называли Отцы. Отцам они были потому что каждый из них имел свою небольшую “семью”. В каждой “семье” была своя собственная иерархия, которую устанавливали обозначенные выше Отцы. Собственно, система приказов в Ордене была примерно такая: Совет принимает какое-то решение, и приказывает одному из Отцов выполнить поручение, связанное с этим решением. Отец, получивший задание, передает указания Совета своим приближенным, т.н Сыновьям. Ну а те, в свою очередь, доносят глас глав Ордена до низкостоящих членов, которые и выполняют поручение.

Орден просуществовал примерно 170 лет, но был уничтожен разъяренными единорогами, которые узнали о том, что ими тайно управляла данная организация. Это произошло из-за того, что каким-то невиданным образом, к власти пришел не очередной послушник Ордена, а некий пони, объявивший себя наследником того самого короля, которого в свое время свергли! Сумев взять власть в свои копыта, этот единорог решил уничтожить Орден, объявив охоту на его членов.

Фух. Ну, хватит, наверное, на сегодня уроков истории. Можно уже перейти непосредственно к самому рассказу. Наша история начинается в нескольких часах пути от столицы единорогов. Вечер. Солнце медленно опускалось за горизонт. В его последних лучах, по дороге мерным шагом шел небольшой отряд единорогов. Их было шестеро. Двое тащили большую повозку, в которой находилась клетка. Остальные четверо их охраняли. Это были члены регулярной королевской гвардии. Они были одеты в стандартную по тем временам форму: доспехи из серебра, скромно украшенные парочкой драгоценных камней и красивым тонким узором, который могли сделать только единороги. Вооружение тоже не отличалось какими-либо изысками. У двоих единорогов из охраны были копья с, понятное дело, серебряными наконечниками, а у двух других были арбалеты с изысканной резьбой.

Единороги всегда старались подчеркнуть свое богатство, и неудивительно, что даже обычные солдаты были вооружены чуть ли не произведениями искусства. Огранка драгоценных камней, которыми были обычно украшены доспехи, была идеальной, а резьба на арбалетах... она была просто прекрасной. Линии соединялись в причудливые узоры, из которых впоследствии получались цельные композиции. Причем, резьба на КАЖДОМ из арбалетов была уникальной. Но для создания таких потрясающих вещей требовалось глубокая сосредоточенность и точность. Именно поэтому этим могли заниматься только единороги с помощью своей магии. Другие племена, понятное дело, завидовали такому положению вещей. Особенно пегасы, которые, будучи воинственным народом, выделяли армии большую часть своих средств.

Лица этих гвардейцев были полны суровости, но вот в душе каждый из них ликовал. И как могло быть иначе? Им наконец-то удалось поймать того, за чью голову была назначена награда, которой хватило бы всем шестерым гвардейцам на всю оставшуюся жизнь. Как жаль, что она будет не такой уж и долгой...

В клетке, которую тащили за собой два гвардейца, сидел, склонив голову, единорог. Его ноги были скованы цепями, а во рту был кляп. А также была наложена парочка другая заклинаний, не позволяющая пользоваться магией. Это была не параноидальная осторожность, никак нет. Этот пони был действительно опасен. Даже со скованными ногами, невозможностью использовать магию, он с легкостью может выбраться из клетки, используя только свой рот. Вы же уже поняли, о ком я сейчас говорю, не правда ли? Именно. Драконоборец. Причем последний.

Звали его, если верить записям, Харт. Последние парочку лет, вплоть до дня, о котором я рассказываю, ему удавалось скрываться от гвардейцев, да и от обычных пони, в глубине лесов. Но по причинам мне не известным, Харт решил отправится в небольшое поселение земных пони. К сожалению, именно в этот день отряд гвардейцев посетил это поселение, чтобы забрать некоторое количество еды. И, понятно дело, ничем хорошим для драконоборца этот день не кончился.

Единорог вновь посмотрел на свой бок, точнее на свою метку. Хотя, даже не на метку, а на клеймо. Согласно записям, обряд вступления в Орден был очень суров и жесток. Пройдя все испытания, и выжив при этом, молодой пони должен был столкнуться с последним крещением огнем. Это было примерно так: у будущего послушника выжигали его метку, а на её месте ставили клеймо Ордена. Оно оставалось на всю жизнь, заменяя собой старую метку. Пони, получивший это клеймо, был вынужден забыть всю свою прежнюю жизнь. Тот талант, которым он обладал, просто... выкидывался на свалку истории, грубо говоря. Для нового послушника была всего лишь одна цель — служить Ордену. Если вы считаете, что заключительный этап посвящения был не таким уж и тяжелым, то вы о-очень сильно ошибаетесь. Давайте буквально на пару минут представим, что вас заставили забыть всю вашу предыдущую жизнь, в угоду какому-то сомнительному Ордену. Это приятно? Ладно, уточню. Вам придется забыть ВСЕ: родных, друзей, да даже вашу любимую работу. Вы будете вынуждены жить так, как вам прикажет Совет. И я опять спрошу: это приятно? Думаю, нет.

Именно из-за этого предательского клейма наш герой попал в копыта королевской гвардии. Нет, Харт, конечно, пытался скрыть его под плащом, но, видимо, пегасы в тот день были не в настроении, т.к. ветер был слишком уж сильным. Ну и, ко всему прочему, каждый гвардеец знал, что метка в виде падающего дракона со стрелой в сердце — верный признак того, что перед тобой драконоборец.

Вообще, Харту было абсолютно все равно, что его поймали. Его больше волновало то, что он — последний драконоборец. Но не в том плане, о котором вы могли подумать. Этот единорог ненавидел Орден, и всегда мечтал, чтобы его когда-нибудь уничтожили. Мечта, конечно, исполнилась, но с последствиями для нашего героя. Из-за того, что Харт был последним выжившим, с ним собирались поступить не так, как с остальными драконоборцами. Вообще, Харта должны были убить прямо на месте, как обычного драконоборца, но т.к. Орден вел перепись своих членов, было известно, что он — последний. Из-за этого нашего героя везли в столицу, чтобы публично казнить.

“Лучше бы меня убили, как Слафта, — думал Харт, — отрубили бы голову, да сбросили труп в какую-нибудь канаву. Всяко лучше, чем терпеть насмешки и оскорбления обычных пони, пока меня везут по городу, а затем публично быть убитым.”

Время тянулось медленно. До столицы оставался час, если идти с такой скоростью. Для Харта этот час казался вечностью. Но и вечность когда-нибудь может закончится.

Короткий вскрик, и повозка остановилась. Харт поднял голову, чтобы посмотреть, что произошло. Один из гвардейцев, тащивших повозку, упал замертво из-за стрелы, попавшей ему в шею. Несколько капель крови упали рядом с клеткой. Харт безразлично взглянул на эту кровь, а затем на труп. “Сейчас начнется...” — подумал он.

Четверо гвардейцев из сопровождения стали озираться по сторонам, стараясь найти убийцу. Но вокруг было абсолютно пусто. Дорога проходила через огромную равнину, на которой на многие километры не было ни единого кустика или дерева. “Ох, идиоты, — подумал Харт, попытавшись ударить себя копытом по лбу, но не получилось из-за цепей на ногах, — хоть раз посмотрите на небо...” Если бы у драконоборца не было кляпа во рту, он бы все равно не сказал эту здравую мысль своим тюремщикам. Да и зачем? Лучше умереть от копыт разбойников, чем на площади от топора палача.

 — Вон там!.. — крикнул один из гвардейцев, указывая копытом в небо. Но стоило ему произнести эти слова, как ему в глаз прилетела стрела, заставив замолчать навечно.

Арбалетчики не стали церемониться и рассматривать труп своего товарища, а начали стрелять по тому месту, куда указал погибший. Стрелы пронзили обозначенное облако, но в убийцу не попали. Пока гвардейцы перезаряжали свои арбалеты, из-за этого облака вылетел пегас, и выстрелил в единорога с копьем. Тот попытался увернуться, но стрела все равно поразила цель. Пегас целился в голову гвардейцу, но попал в бок. Единорог, похоже, был крепким пони, т.к. продолжал твердо стоять на ногах, даже успев окрасить в алые тона близлежащую траву.

Пока арбалетчики были увлечены парящим в небе стрелком, из-за другого облака вылетела пара пегасов с копьями наперевес. Один из них летел к раненому гвардейцу, в надежде добить последнего. Собственно это у него и получилось. Да и я не думаю, что можно было выжить после такого удара. Почему? Ну, во-первых, скорость, с которой летел пегас, была огромной, а значит и сила удара не маленькой. Во-вторых, давайте не забывать, что гвардеец был уже ранен и с трудом держался на ногах. Ну и, наверное, самое главное: копье пронзило горло жеребца.

Вообще, стоит сказать, что пегасы были в те времена прекрасными воителями. Их крылья позволяли устраивать сложные засады в небесах и дерзкие налеты на одиночные караваны. Ну и, к тому же, главнокомандующий армией пегасов был прекрасным тактиком, и всегда с умом подходил к делу войны. Все бы хорошо, да вот только вооружение у этого племени пони было в, так скажем, не слишком идеальном состоянии. Пегасы не имели таких способностей к магии, как единороги и поэтому не могли изготавливать хорошее оружие и доспехи. Но это с легкостью компенсировалось отличной боевой подготовкой и способностью летать.

Та небольшая стычка, о которой я сейчас рассказываю, как раз была примером излюбленной тактики пегасов. Один или несколько стрелков отвлекали внимание противника на себя, пока оставшиеся войска неожиданно атаковали с тыла или фланга. Такой тактикой им удавалось побеждать армии врага численностью вдвое большей, чем у пегасов. Но был один небольшой изъян в этой тактике. Её можно было применять только на равнинах или, в крайнем случае, холмистой местности. Попытка провести подобное в каком-нибудь ущелье приводила к неминуемому поражению. Банально не хватало места для атаки с фланга. Да и атакованным было проще обороняться.

Благодаря вышеописанной тактике, атакующим разбойникам удалось уравнять силы. Пегасов было трое, а теперь и единорогов тоже было трое, причем один безоружный, который пытался выбраться из упряжи и подобрать копье. Собственно, именно ему посчастливилось поймать левым глазом стрелу пегаса.

В живых осталось лишь два единорога. Один из них оставил попытки попасть в парящего стрелка, и теперь судорожно пытался перезарядить свой арбалет, собираясь выстрелить в летящего на него пегаса с копьем. Расстояние между ними было не слишком большим, но гвардеец успел перезарядить арбалет и сразу же выстрелил в пегаса. Но выстрел без должного прицеливания всегда дает мизерный результат, если вообще дает. Так и в нашем случае, стрела попала в крыло пегаса, чем сбила его с траектории полета. Пролетев несколько метров в сторону, разбойник упал на землю. Вообще, если подумать, то кое-какая польза от этого выстрела все-таки была. Ну, максимум, благодаря ему единорог прожил на пару секунд дольше. Ну, посудите сами, мало кто сможет выжить, когда ему в затылок на огромной скорости прилетит стрела.

В конце концов, в живых остался последний арбалетчик. Этот единорог не чувствовал страха, он знал, что скоро умрет. Ему хотелось лишь забрать с собой кого-нибудь из этих чертовых разбойников, которые так легко убили его друзей. Бросив свой арбалет, он подобрал валяющееся рядом копье, и побежал в сторону пегаса, которому в крыло попала стрела. Тот только смог оклематься от сильного удара о землю, и поэтому даже не догадался взять копье, чтобы защититься от единорога. Он просто смотрел на бегущего гвардейца широко раскрытыми глазами. Еще пара секунд, и одним разбойником в этом мире станет меньше...

Как бы не так! Предсмертную атаку единорога прервал другой пегас, налетев на гвардейца сбоку и проткнув того копьем насквозь. Они вместе отлетели на несколько метров в сторону, а раненый разбойник продолжал смотреть недоуменно в одну точку. Постепенно он начал приходить в себя. Как только пегас вышел из ступора, он посмотрел на своего друга, который лежал на трупе единорога весь покрытый кровью. Разбойники переглянулись и тот, который был ранен, едва заметно кивнул головой в знак благодарности за спасение.

За всем эти описанием битвы и своими мыслями, я совсем забыл о нашем главном герое. Какие чувства он испытывал, наблюдая за противостоянием гвардейцев и разбойников? Да никакие! Не будь у него кляпа во рту, он бы начал демонстративно зевать от скуки. Пришлось ограничиться мысленной оценкой происходящего. Все описывать нет смысла, ибо большинство мыслей Харта было примерно такого плана: “идиоты...”. Единственное, драконоборца заинтересовал пегас-арбалетчик, убивший большинство гвардейцев. И ведь правда, его точность была поразительной.

“Ну, хоть не придется ехать в столицу на казнь, — думал про себя Харт, пока разбойники медленно шли до повозки с клеткой, — либо убьют на месте, либо поведут с собой, а там уже и сбежать удастся.” Все бы хорошо, да вот только эти пегасы были не такими уж и обычными разбойниками...