Героями не рождаются

Не получается быть героем в своем мире? Так почему бы не попробовать в чужом?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Из чего состоит радуга

Из чего на самом деле создаётся радуга? Ужасный кошмар, приснившийся Скуталу незадолго до экзамена Лётной Академии, заставляет её задуматься над этим вопросом. Но она даже не предполагала, что вскоре ей предстоит узнать на него ответ.

Рэйнбоу Дэш Скуталу

За краем света - Бесконечность

Спустившись в свой погреб, Флаттершай никак не ожидала, как изменится её жизнь и жизнь всего мира, когда она нашла странную металлическую дверь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Broken Rainbow

Сбывается старинное пророчество и королевские сёстры теперь даже не знают о существовании друг друга...

ОС - пони

Играем вечером, ведёт Анон

Продолжение приключений Анона, любителя настольных ролевых игр.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Трикси, Великая и Могучая Черили Лира Доктор Хувз Бэрри Пунш Человеки Бабс Сид

The Last-Last Problem

Все мы с трепетом на сердце и слезами на глазах встречали финальные серии такого любимого, можно даже сказать, родного мультсериала. Кому-то они очень понравились, кому-то не очень, но речь сейчас не о том. В адрес создателей моментально посыпалось куча вопросов, на тему «Что за… прелесть мы только что увидели?» и «Как это развидеть?». И откровенно говоря, ответов мы так и не получили. Но, как говорили древние эквестрийцы: «Мнение создателей – это хорошо, но мнение самих персонажей – куда лучше». Вот его-то я Вам и предлагаю прочесть…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Дерпи Хувз Другие пони

Кто прошлое помянет

Кто не любит посидеть в весёлой компании у костра, рассказывая страшилки? Но, оказывается, не все из них так безобидны, как могут показаться...

Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Луна Найтмэр Мун Бабс Сид

Хозяйка моего сердца

Вместо дружбы и любви в Эквестрии воцарились деньги и насилие, но может ли это помешать истинным чувствам? Даже если они начинались жестоко и несправедливо... Не является пропагандой рабства и жёсткого секса - по сути, ровно наоборот, пропаганда против них. Ведь большую нежность можно испытать именно в мягких добровольных отношениях...

ОС - пони

Законы природы

Пони противостоят гигантскому механическому монстру на улицах Понивиля.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Лира

Забвение

Смерть - это навсегда? Я думаю, все задумывались над этим вопросом. Но не советую проверять. Я - редкое исключение, первый пони, вырвавшийся из Забвения. Но надолго ли?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Колгейт

Автор рисунка: MurDareik
Однажды в Сиэтле Третья рота

- Хьюстон, у нас проблемы

— Спайк, завари пожалуйста... Чай... Эм, ладно. Я сам. — Дракончик уснул на кушетке, свернувшись клубком, и умиротворенно сосал коготь. Зекора была в главном зале библиотеки, тратя свободное время в неопределенных поисках литературы, а с улицы доносились едва различимые звуки, докладывая об уже очевидных успехах Твайлайт в овладевании человеческой версии колдовства. Оставив цветочный сбор томиться в толстостенном глиняном чайнике, я вышел на улицу. Лишь едва различимое зарево, добавлявшее контраста перед небом для силуэтов холмов, говорило, что недавно был вечер. Потянувшись, и смачно зевнув, я сделал пару глубоких вдохов, наслаждаясь ещё теплым, чистым воздухом. В свете масляных фонарей я увидел единорожку, восторженно левитируювшую здоровый булыжник. И получалось у нее отменно. Я, при освоение этого заклинания, долгое время не мог поднять ничего тяжелее соседской собаки. Правда, не любила она летать. Ох, как не любила...

— О! Питер! — Единорожка отвлеклась, и камень грузно вернулся в обьятия земли. — Знаешь, колдовать Палочкой так здорово! Вот только очень странно. — Не согласиться с ней я не мог. Это действительно было странно: Подхватив телекинезом украшенную резьбой рукоять Палочки Вальмонта, она, приноровившись, ловко совершала все движения, необходимые при выполнение того, или иного заклинания. Правда, из-за отсутствия прямого контакта с юной волшебницей, магический инструмент не распознавал невербальных команд.

— Вижу, ты быстро продвигаешься. Поди, не зря лучшая ученица принцессы. — Даже при неверном желтом свете лампы я заметил, как она зарделась. До чего же падкая на лесть поняша! — Ну и на чём мы остановились? — Я склонился над раскрытой на земле книгой.

— Кажется, это я освоила. А вот следующее...

— Изменение цвета. Это должно быть забавно! И вот тебе первый кандитат. — Я поставил перед ней горшочек с синим цветком. Совершенно не представляю, как он назывался, но это было не важно.

— Хм... — Она внимательно изучила описание заклинания, после чего, усевшись прямо на траву, поднесла палочку по ближе. — "Колорум!" — Несчастный цветок завял и засох прямо на глазах. — В чем дело?!

— Ты закрутила Палочку не в ту сторону. — Сверившись с книгой, я решил дать рекомендацию. — Спираль Против часовой, и взмах. Попробуй ещё.

За следующие несколько попыток другой испытуемый примерил половину цветов радуги, оставшись целым. Довольная, она захлопала в передние копыта, переворачивая телекинезом страницу.

— Твайлайт! Питер! — Луна едва только думала подниматься из-за Вечнодикого леса, а редкие городские фонари не горели. Но и без подсветки я признал в тени, несущейся прямо к нам, Рэйнбоу Дэш. По голосу. Но она-то меня видела, и тем не менее, не стала тормозить. Столкнувшись, мы пару раз кувыркнулись, прежде чем я оказался прижатым к земле запыхавшейся пегаской. — Питер!... Там идут... Они... — Взглянув через её плечо, я увидел на фоне темнеющего неба падающий в нашу сторону белый шарик света. Оправдались мои худшие опасения.

— Ложись! — Времени не оставалось, и скинув с себя пони, я повалился поверх Рэйнбоу, укрывая её от фонтана взлетевшей грязи, возникшей когда "белый шарик" коснулся земли. Воронка, в которой я мог спокойно поместиться, образовалась шагах в десяти от нас. — Твайлайт!

— Я в порядке! Что происходит?!

— Нет времени! Все в дом! — Я увидел, как со стороны леса в воздух поднялось ещё несколько аналогичных заклинаний. — ЖИВО! — Растерявшиеся было поняши дружно рванули в укрытие. — "Мэтро Хьягаре!" — Оранжевый купол лениво принялся обволакивать территорию вокруг библиотеки.

— Что это было? — От взрыва Спайк проснулся, и сейчас, оставаясь в неведение относительно произошедшего, казался напуганным.

— Всё потом! — Я одернул собравшуюся ответить библиотекаршу. — Где остальные?

— Где ты и сказал: у Эпплов. Я попросила Пинки Пай, и она собрала всех жителей на вечеринке в амбаре. Думаю, мы единственные оставшиеся в городе... А это что?! — Били прямой наводкой, буд-то знали куда. От ударов весь защитный купол сотрясался, отдаваясь в Палочку легкой дрожью. В прочем, сложно промахнуться мимо трехэтажной светящейся мишени, даже с окраины города. Одна, вторая... Ещё две. Подсчитав вспышки, я пришел к выводу, что атакующих четверо, или больше. Это становится серьезной проблемой. — Твайлайт! Я не смогу долго поддерживать чары. Соберитесь вместе, и как только я отпущу заклинание, телепортируйтесь в к Эпплам. Собери там всех единорогов, создайте защитный купол, и держите до моего прихода.

— Но как же ты? Ты не можешь здесь остаться один. — Отлично! Мне тут дешевой сопливой сцены из второсортного дамского романчика не хватало! .

— Спаркл! Это приказ! Выполнять! — И без того неприятная ситуация усугублялась тем, что я начал срываться. Однако крик возимел эффект, и призаткнувшаяся единорожка подошла к столпившимся Спайку, Зекоре и Рэйнбоу. Последняя явно не хотела трусливо (как ей видимо показалось) покидать поле боя, но мне плевать. Не солдат, значит проваливает. — На счет три я снимаю защиту, а через секунду вас уже не должно быть. Ясно? — Твайлайт сосредоточилась и кивнула, а её рог начал слегка искриться. — Раз... Два... Три! — Дрогнув, оранжевый купол растворился, а за моей спиной возникла яркая вспышка. "Вот они и в безопасности."- Ну а я — нет.

Наспех оградив свой форт Нокс заклятием недосягаемости, я ломанул в подвал. Склеив две Палочки вместе, я взял их как основные, свою же заткнул за пояс. Затем, в несколько прыжков я поднялся по лестнице и поспешил на второй этаж, попутно гася все источники света. Лучшими местами для обороны оказались балкон, пристроеный к спальне единорожки, и используемый последней в качестве обсерватории, и моя комната, ибо выходили в одну сторону. Но поскольку из окна был маленький обзор, выбор пал на первый вариант. Скинув мешавший мне телескоп, я заметил, как несколько заклятий угодив в моё магическое поле замирали, быстро теряя силу. Жаль, что это не задержит на долго. Кстати, судя по характеру заклинаний, атакующие боялись серьезно навредить. Бомбардировка была произведена в качестве устрашения и в счет не идет. Зато никто не использовал проклятий, и это радовало. Антитрансгрессионное заклинание не давало людям быстро подобраться к библиотеке, и в наглую демонстрируя свою позицию, они пробирались пешком, осаждая здание разрозненными залпами.

Пока я спешно размышлял от том, как не сделать всё ещё хуже, "хуже" пришло само.

— Твайлайт! Какого... Что ты здесь делаешь?! — В распахнутую дверь спальни вбежала фиолетовая единорожка. — Я же сказал тебе охранять остальных.

— Они в порядке. А вот тебе нужна помощь, и я это так не оставлю.

— Я!.. Ты!.. Э-э-х! — Времени на споры не оставалось, а залетевшее в окно заклятие сообщило о прорыве периметра. Луна взошла на небосвод, и библиотекарша принялась ловко отстреливаться от обнаружившихся силуэтов своим "классическим" методом. К моему стыду, она успела добраться до одного из них раньше меня. Спаренные Палочки давали в купе весьма внушительный эффект, но достойно прицелиться как-то не выходило. — Вспышка с права! — Не знаю, для кого я это говорил, но в следующую секунду дом-дерево содрогнулось от корней до верхушки, устроив нам двоим своё личное землетрясение со всеми вытекающими. Когда я выбрался из-под свалившихся на меня книг, и откашлялся от пыли, Твайлайт уже была на ногах. Осторожно выглянув на улицу, я увидел в том месте, где только что было окно моей спальни, огромную зияющую дыру...

До меня далеко не сразу дошло, что происходит, но в следующую минуту сложный бой превратился в невозможный. Я начал осозновать, что едва ли из моих ничтожных попыток выйдет толк. Я уже обречен: через несколько минут они войдут, и убьют нас. Отчаяние сковало голову, и каждое следующее заклинание я произносил тише предыдущего. Какой смысл продолжать боротся, если все обречены? Я не справился. Я не смог никого защитить. Я опять всех подвел... Безвольно опустив руки, я выронил Палочки и рухнул на колени. Боль и страх парализовали разум, глаза увлажнились, а из горла готовился вырваться надрывный крик. Морозный воздух обжигал легкие, а изо рта валил пар. В голове мельтешили образы. Казалось, всё худшее, что со мной когда-либо случалось, решило напомнить о себе разом. В жизни не осталось добра, не осталось смысла...

— Питер...Что... Что происходит?.. — Шепот единорожки заставил меня обернуться. Взглянув на свернувшуюся клубком пони, я апатично перевел взгляд к дверному проему. Кажется, её знобило, но не было сил подойти и помочь, и я скорбным взглядом уставился на медленно вплывающую в комнату фигуру. Бесшумно взявшись длинными, покрытыми струпьями и язвами, белыми пальцами за дверной проем, укрытая рваным балохоном тень сначала показала свою голову. Она так же была укрыта капюшоном, но из-под черной вуальи мрака до моих ушей доносилось тяжелое дыхание, сдобренное хрипом, и легким присвистыванием. А потом влетело и всё остальное. Не касаясь пола, фигура направилась в сторону Твайлайт, медленно вытягивая в её сторону уродливое подобие руки, а воздух пропитался запахом гнилой плоти.

Мысли превратились в вязкую, липкую глину... "Это из-за тебя они все погибли... Это ТЫ виноват. Если бы не ТЫ, ничего бы не произошло. Ты помнишь, как он молил тебя о помощи?...

— Ты нам не нужен!...

— Я тебя никогда не любила...

— Спаси меня! Прошу...

— А помнишь..."
"Я помню. Я помню свой первый полет на метле. Запах свежескошенной травы. Её улыбку. Те часы, проведенные вместе с Сашкой. Я помню как оказался в "Хогвартсе". Как попал в Эквестрию. Я помню, с кем познакомился здесь, кого узнал. Я помню, что чувствую здесь, и где я счастлив находиться. Счастлив...

— "Экск!"... "Эспекто Патронум!" — Сотканный из серебрянного ветра ястреб вырвался из Палочки, и расправив крылья, кинулся на склонившегося над пони дементора. Последний, бесшумно отлетев к противоположной стене, бросился к балкону и исчез, скрывшись во тьме. Проводив его взглядом, я увидел, как на небе вновь разгораются звезды, а библиотека наполняется призрачным светом луны. — Твай... — Я бросился на деревянный настил возле единорожки. Она была безчувств, и сильно дрожала покрывшись испариной, словно в лихорадке. Но главное было лишь то, что я успел... Это существо не успело исполнить свое гнусное дело, и остальное не имело значения. Собственно, меня самого бил колотун, и после пары попыток разбудить пони, я, бросив Палочку подле, обнял бесчувственную единорожку, обернув нас одеялом.

С улицы доносились непонятные звуки. Кто-то кому-то кричал, что-то несколько раз хлопнуло. Потом ещё. Раздался взрыв, а пару минут спустя всё стихло...

С трудом удерживая равновесие, я поднялся, неся на руках Твайлайт. Положив её на кровать, я вернулся за Палочкой, и повернувшись к дверному проёму, приготовился к бою. Эй! Кто выключил свет?...

— Сэр, кажется он просыпается.

— Да, ты прав. — Не поднимая век, я крепко зажмурился, покачав головой из стороны в сторону. Руки-ноги не двигались. Решившись взглянуть на происходящее, я пару раз моргнув, удивленно выпучив глаза. Я находился в гостинной... Нет, вот так: МЫ находились в гостинной. Помимо меня в комнате расположились четверо облаченных в золотую броню единорога. Они распределились по углам (хотя вообще-то комната круглая) и каждый по отдельности удерживал телекинезом по одной моей конечности. С боков от меня стояли два пегаса в такой же броне. Разве что, на вид она была полегче. А перед моим взглядом прохаживался по комнате ещё один единорог. Абсолютно белый, как и остальные, и скорее даже белоснежный, он ежеминутно, хоть и непроизвольно, резким движением головы отбрасывал от глаз длинную синюю челку. Было видно, что он чем-то очень сильно взволнован. Его доспехи были не из золота, но определить металл не удалось. А на крупе красовалась кьютимарка в виде пурпурной шестиконечной звезды, нанесенной на синий щит, и тремя звездами над ними. Вот тут следует такое громкое и многозначительное "ХМ-М-м".

— Кто ты такой?! Отвечай по хорошему. — Палочки в комнате не обнаружилось.

— Я человек, если вам это интересно. -А вот этого свитка на столе я что-то не помню.

— Я вижу, что ты человек! Я спрашиваю, кто ты такой, Дискорд тебя побери! — Уоу-оу-оу. Полегче, парень.

— Мое имя Питер Пенроуз. И вы не могли бы мне передать письмо от принцессы. Вдруг она ответа ждёт. — По муштре не трудно было догадаться на чьей эти ребята стороне, и теперь пришёл их черёд удивляться . Синегривый единорог сначала удивленно посмотрел на меня, потом на письмо, а потом, задумчиво нахмурившись, кивнул остальным. В следующий миг сияния, сдерживающие меня, исчезли, и я смог растереть запястья. Не знаю зачем, но как-то не произвольно вышло. После чего, схватив левитировавшее передо мной письмо, я сломал печать, и пробежал глазами по содержимому. — Ну что же, — Я отбросил пергамент, и тот не преминул опять свернуться. — Искренне рад познакомиться с вами, Шайнинг Армор. Очень рад вашему... — Я окинул взором всех семерых. — Присутствию, но сейчас прошу меня извинить: я спешу. — Отправившись прямиком на кухню, я подошел к дальней тумбочке, и раздвинув с нижней полки, банки и упаковки, достал заначку. Вообще в рацион местных драконов в целом входят драгоценности и самоцветы. И поверьте, вид гигантского ящера, с аппетитом уплетающего салат из топазов не самый изысканный. Однако наш старый знакомый шел на перекор своей природе и прямым запретам хозяйки библиотеки, зачастую балуясь обычными сладостями. "Прости Спайки-Вайки, но ты теперь без десерта." — вытащив на свет здоровый кусок шоколада, я отправился на второй этаж.

— Что с ней? Почему она не приходит в себя? — Сидя на полу, единорог держал в передних копытах ногу Твайлайт.

— Она в порядке. Но совершенно без сил. — Я поднял с пола свою Волшебную Палочку, и уселся на угол кровати. — Ей пришлось в один миг пережить весь ужас мира. Это кого угодно выбьет из колеи. Хочешь? — Я разбил шоколад на куски, и протянул один Шайнингу.

— Ты предлагаешь мне сладости, когда моя сестра в опастности? — Он казался возмущенным.

— Она вне опастности. И да, я предлагаю тебе очень хорошее лекарство. Вообще-то оно для Твайлайт, но здесь много. Она столько не съест. — Похоже мой спокойный тон, и дружелюбная улыбка немного его успокоили, и он с помощью телекинеза отправил "лекарство" себе в рот...

— Почему вы здесь? — Закрыв балконные двери, я принялся зажигать свечи. — Я, конечно, просил у Селестии помощи, но не заказывал национальную гвардию. Ведь если память мне не изменяет, ты начальник королевской стражи?

— Да, начальник. — Подоткнув спящей сестре одеяло, старший брат принялся помогать мне разбирать учиненный беспорядок. — И именно по этому мы здесь. Получив твоё письмо, принцесса Селестия тут же приказала послать за мной. Когда я явился во дворец, она сказала, что я должен собрать своих лучших жеребцов, и срочно явиться в Понивилль. Она так поступила не без оснований, и как видно, в самый подходящий момент.

— Да уж, очень своевременно. — Меня передернуло от воспоминания произошедшего. — А где все те, что напали?

— Убежали. Как только поняли, что перевес теперь не в их пользу, отбежали на окраину, и исчезли. Мои пегасы не смогли их выследить. — Мы спустились на первый этаж, к гвардейцам. Не имея приказа, единороги укрепились по периметру, а пегасы посменно отправлялись патрулировать воздух.

— Думаю, мне стоит ввести тебя в курс дела, ведь вряд ли вы сейчас отправитесь обратно. — Я грустно заглянул в теплый чайник, и принялся разогревать воду. — Кстати, как вы так быстро добрались? Здесь же несколько часов ходу.

— Свои маршруты. — Он вышел на улицу, и осмотрелся. — А где все остальные?

— Все на "Сладком яблочке"... Я сейчас. — Из головы совершенно выскочило, что целый город поняш сейчас находится на ферме, и никто не в курсе последних событий. По этому, я быстро накорябал сообщение Спайку, и поспешил отправить. — Теперь касательно того, что происходит...

— Твайли! — Вздрогнув, я сначала почесал глаза, потом подбородок, и щюрясь от утреннего, но уже яркого солнца, метко бившего прямо по дивану, на котором я задремал, посмотрел на лестницу. Со второго этажа к нам осторожно спускалась фиолетовая единорожка. Легкая дрожь, измученный взгляд и растрепанная грива говорили о том, что не я один плохо сегодня спал. — Ты в порядке? — Шайнинг Армор поспешил к сестре. Увидев его она улыбнулась, и неприменула угодить в обьятия брата.

— В полном. Просто не выспалась. — Спустившись, она села на диван рядом со мной. — Мне... У-у-а-а-х... — Глубокий зевок не дал ей договорить. — Мне приснился кошмар. А что здесь происходит? — У неё было основание спросить об этом: сегодня ночью королевская стража расположилась в полном составе в гостинной, устроив военный совет. Ну как совет: вводную по заданию. Обидно, но меня восприняли только как консультанта, что коробило мои чувства бывшего спецбойца девятого отдела Министерства. Затем в библиотеку вернулись Спайк и Зекора, в довесок к пяти воплощеням элементов гармонии. В общем, в дереве-доме стало людн... Э-э-э... Поняшн... Много народу посетило библиотеку разом. Пинки Пай мастерски управилась со своей задачей, и довольные вечеринкой горожане даже ничего не заподозрили, не считая тех единорогов, что Твайлайт отобрала для поддержания защитного купола.

— Мы считаем, что эти люди опасны для нас. Я пока не вижу конкретных песпектив, но думаю... — Синегривый единорог решил поделиться своими умозаключениями с остальными. Но я всё это уже слышал, и мне не интересно. Сразу видно, что не смотря на выучку, у местной армии нет никакого опыта войны. Тем более с людьми. На тот момент самой лучшей идеей было пробраться в лагерь и, воспользовавшись моментом неожиданности, и устроить "двуногим" полный блицкриг. Выглядело это тупее некуда, но даже для меня идея была безальтернативной. Разумеется, черезчур упрощенная задумка не может принести результатов без должной подготовки. Думаю, мне ещё предстоит раскритиковать тактическое мышление этого синегривого.

— Как ты? — Хрустнув пальцами, я решил позаботиться о состояние фиолетовой единорожки.

— Мне страшно. Это чудовище... Что это было такое? — Я быстро окинул всех собравшихся взглядом, и поняв, что все слишком увлечены речью полководца, успокоился. Меньше всего прямо сейчас мне хотелось пугать поней рассказами о дементорах. Хватило того, что одна из них вчера встретилась с ним лично. И вообще, откуда он взялся?

— Идём. — Кивнув Твайлайт, в сторону лестницы, я осторожно поднялся с дивана. Эппл Джек внимательно посмотрела мне в глаза, но жестами я дал ей понять, что всё в порядке. -Ты пока поешь, а я тебе расскажу, с чем ты вчера столкнулась. — Призвав шоколад из спальни в коридор, я протянул его ей.

— Я не голодна.

— Ты должна его съесть: тебе станет лучше. Поверь.

— Если ты считаешь...

— А теперь слушай. — Я открыл дверь в свою комнату, и мои брови сами поползли вверх. Непривычно много света проникало через огромную круглую дыру в стене. Видимо кто-то решил применить ночью взрывное заклятие. Всё, что находилось у окна, теперь валялось по всему полу. А ещё там стоял комод, ныне разнесенный в щепки, содержимое которого разлетелось во все стороны. Незаметив, я пнул ногой небольшой стеклянный шарик, который покатился по деревянному полу с характерным звуком. — Это был дементор.

— Дементор? — Единорожка оторожно выглянула на улицу, и посмотрела вниз.

— Да. — Стеклянный шарик подлетел, и резво ударился мне в ладонь. — В мире нет ни одного живого существа, которому я бы пожелал встретиться беззащитным с таким созданием. — Шар оказался полым, и пустым. — Они — самое ужасное, что ты можешь повстречать на пути. — Широкая молниевидная трещина прошлась по стеклу, едва не располовинив его. — Они воплощение ужаса. — Вот откуда он здесь. Я привел его сюда, из самого своего мира, и хранил под боком всё это время. — Ужаса... Дементоры питаются тем, что есть в каждом из нас: радостью, счастьем, душами...

— Душами? — Веки Твайлайт распахнулись, а зрачки слегка сузились.

— Ага. Если бы мне не удалось его прогнать, он бы забрал наши души.

— Это ужасно...

— Ещё как. Гораздо хуже смерти.

— Когда он подлетел ко мне, я вспомнила всё самое худшее, что когда-либо испытывала, или могла испытать. Мне показалось, что...

— Что всё счастье ушло навечно. — Я закончил за неё, сев на кровать.

— Да, именно так. Опустив ушки, она отвернулась.

— Вот вы где! Мы вас обыскались. — Распахнув дверь, в комнату влетела Рэйнбоу Дэш. За ней зашли остальные.

— Яблоки и груши! Чё эт-то здесь было-то? — Эппл Джек удивленно осмотрела увеличенную версию оконного проёма.

— Твайлайт, с тобой всё хорошо? — Флаттершай заботливо обняла подругу. Когда и без того скромное помещение удостоилось присутствием ещё Рэрити, Пинки Пай и Шайнинг Армором, я почувствовал себя не комфортно. Бочком протиснувшись в дверь, я спустился на кухню. Не смотря на все события, Спайк продолжил исполнять свои обязанности первого пощника, на данный момент хлопоча у большого чана с овощным рагу.

— Весёлая ночка была. — Блюдо практически сготовилось, и я принялся наполнять три глубокие чашки.

— Ага, очень. — Что-то дракончик сегодня грустный.

— В чём дело? — Я полез в шкафчик за ложками.

— Не знаю. Просто, как плохое предчувствие. — Вытерев передние лапы о фартук, он принялся сервировать стол.

— Думаю, тебе не о чем беспокоиться. Все целы, у нас есть поддержка, и мы теперь не можем быть застигнутыми в расплох. Осталось только выяснить, что здесь происходит, и ты не успеешь глазом моргнуть, как всё вернется на круги своя.

— Звучит разумно. Наверно, я просто не выспался. — Судя по тому, как его взгляд смягчился, беседа принесла свои плоды. Ни кому не хотелось признаваться, но у меня тогда самого кошки скребли на душе. Как-то это всё было не правильно, не естесственно. Был себе отдельный мир, никого не трогал, и тут раз! И люди пришли. А с ними и проблемы.

А ещё я понимал Спайка: у меня тоже было предчувствие. Живот сводило от ожидания подвоха, и все мысли так или иначе сводились к тому, что есть несостыковка, неправильность. Наверное по этой причине, когда я спустился в подвал, и открыл комнату в которой недавно находились люди, я лишь облегченно выдохнул, никого там не обнаружив...