Автор рисунка: aJVL
Глава 4. Глава 6.

Глава 5.

Большое спасибо Icarax-у за оказанную помощь в написании этой главы.

— Подъем, рабы! Живо встали, чего разлеглись?! – К лежавшим на земле, забывшимся в тяжелом сне, подбежал здоровенный, темнокожий урук и тут же начал будить всех пинками. — Команды отбой не было! Эй, там! Поднимите этого слабака или сделайте так, чтобы он уже не встал!

Очередной рабочий день в Грэме, все как всегда. Голодные варги воют, требуя мяса, орки изображают бурную деятельность, уруки орут и командуют, рабы работают и стараются выкроить хотя бы несколько минут на отдых.… Только в пещерах, где обосновались пауки, все тихо.

— Дорогу! Дорогу! – Внезапно прокричал кто-то. – Важное послание для Верховного Вожака!

Через грубо сделанные широкие ворота промчался верхом на варге, с высунутым от усталости наружу языком орк. Соскочив со своего волка, который тут же разлегся на земле, он стремглав подбежал к Акулуну и пал ниц.

— Господин! Лугазаг пал! Тиран Тарбил бежал! Я послан сообщить об этом…. Армия свободовцев сильно потрепана…. Тиран готовится отбить башню…. Но у него мало сил, ему нужно подкрепление….

Акулун презрительно усмехнулся, после чего схватил орка за горло и поднял его над землей.

— Опять дурные вести? Ты разочаровываешь меня, Трат. Непростительная ошибка.… Которую я на сей раз тебе прощу. Ты мне еще пригодишься на серных ямах. Сгинь с глаз моих! – С этими словами урук отбросил от себя лазутчика, после чего заорал на весь лагерь:

— Свободные народы захватили Лугазаг и подступают к Подножью Грэм! Отбить его, жалкие немощи! Верните его, если вам дорога ваша шкура!

В лагере все засуетились. Злить Верховного Вожака, а если переводить на язык свободовцев – Главнокомандующего, никто не хотел, ибо чревато. Да и, наконец, у орков будет, чем заняться. Не все же им у костров байки травить.

Вскоре ударный отряд был готов. В него, помимо, собственно, пушечного мяса в лице орков, входили еще и тролли – огромные создания, способные ударом кулака вбить тарка в землю по ноздри. А броня, навешанная на них, делала из этих существ абсолютную машину смерти. Ведь, даже если в тролля попадут и ранят, он будет еще пару минут сражаться, прежде чем поймет, что сдох. Правда, вместе с силой им прилагалась еще и невероятная тупость, но это никого не волновало.

К слову, некоторые из троллей умудрялись пробиваться наверх, к званию Надсмотрщика. Поскольку туда можно было попасть не только благодаря уму и хитрости, а еще и грубой силе.

— Эй, немощь! – Пинок привел чуть живого орка-следопыта в чувство. Над ним стоял его хозяин. Надсмотрщик Скутум. Трат разлепил и поднял глаза вверх.

— Да, хозяин?

— Вставай и седлай варга. Ты поведешь воинов на соединение с Тираном Тарбилом. А потом пойдешь вместе с ними на штурм. Это и будет твой шанс искупить свою вину перед Акулуном.

Трат, находящийся до этого в полной апатии, встрепенулся. Значит, его не пошлют на серные ямы, как раба? Еще есть возможность избежать этого? Усталость, конечно, никуда не ушла, но зато теперь у него появилась надежда.


Слабенький тычок в плечо. Хех, что-то надсмотрщики слабые нынче пошли. Вот то ли дело раньше – пнут так, что аж удивляешься, как у тебя кости целыми остались.

— Мне кажется, Меткоискатели немного…. Переусердствовали. – Раздался знакомый мне голос. – Он валяется без сознания уже несколько часов.

Кто такие Меткоискатели? Неужели на мне опять что-то испытывали? М-м-м, как голова то раскалывается! Где там мое бодрящее зелье?

— Да брось, Твайлайт! Этот единорог получил по заслугам! Хоть он и дохляк с виду, но я уверена, что он скоро очнется. – Еще один, несколько задорный, голос. – Особенно, если его поторопить! – Снова тычок, на сей раз более чувствительный.

— Надеюсь, ты права, Дэш.

Дэш? Что-то знакомое. Я попробовал напрячь память…. Но лучше бы я этого не делал. Почему? Да потому, что я начал вспоминать.

В моей голове один за другим начали вспыхивать эпизоды моих похождений в неведомой «Эквестрии»: прибытие, первый контакт с врагом, допрос с применением угроз, новый талант, заменивший мне руки, бегство и погоня…. И полный провал в конце. А я то думал, что удача повернулась ко мне мордой…. Ага, сейчас. Когда это удача была на моей стороне?

Но почему они меня не убили? Зачем я им нужен? Для пыток? Вроде со стороны они не походили на маньяков то…. Разве что позовут кого. Хотя, если по внешнему виду только судить, можно очень сильно ошибиться….

Видал я одного ангмарца, который ну прямо фанател от пыток. Прямо таки дикое удовольствие от этого получал. Да и не только от пыток, а еще и от любых мучений других. А сам по себе вроде нормально выглядел. Почти как свободовец – так же безобидно.

Слыхал я одну историю…. Был этот ангмарец дружен (насколько это вообще возможно) с одним из глашатаев Ангмара – Фаирониром. И любил, как и он, особенные шутки. Ну и, в результате, заманил своего «друга» на территорию горцев, а тех искусно вывел на глашатая. В итоге Фаиронир получил множественные ранения и ожог от факела на всю рожу. А сам был неподалеку и ржал со всего этого действа. Вот и ходит теперь глашатай исключительно в маске. И распространяет вокруг себя вонь горелой плоти.

Но самое главное, что это еще не конец истории! Фаиронир чуть позже отомстил Фалдену (так звали этого маньяка). Не на смерть, но тоже с увечьями. Завалил бревнами в его же доме. Мастер пыток словил одно из бревен себе в грудь. Теперь у него весьма серьезная травма с дыхалкой на всю жизнь, так то!

Хотя, мне кажется, я этим поням все же нужен для допроса. Особенно учитывая тот факт, что о Средиземье они не знают….

— Смотрите-смотрите-смотрите, у него уши шевелятся! Значит, он очнулся! Давайте устроим вечеринку в честь этого события!

— Эй, хватит притворяться, что ты без сознания! – Прокричал мне кто-то прямо в ухо. А-а-а! Черт, знали бы вы, каково моему слуху этот ор слышать! Ну все, держись, тварь!

Я чуть-чуть приоткрыл глаза, чтобы сориентироваться в пространстве. Вокруг меня, как я понял, был сарай. Чистый, ухоженный, ни намека на грязь и гниль. Я лежал в довольно просторной клетке, а светло-голубая постоянно тыкала в меня своими ногами – видимо, шутки ради. Остальные стояли чуть позади – даже мой «живой щит». Но сейчас меня интересовала эта радужногривая.

Выждав для надежности еще пару тычков, я внезапно для летающего недоразумения открыл глаза и цапнул ее за ногу. Иех, почти получилось! Небольшая кровавая борозда теперь украшала ногу этой, как ее…. Рейнбоу. Ха, будет знать!

— Ах ты!

Я демонстративно облизнулся, глядя на кровь, что текла из ее ноги.

— Тебе никогда не говорили, что в супе ты бы выглядела гораздо лучше? – Поздоровался я.

ТЫДЫЩ!

Ее левая передняя конечность внезапно выстрелила вперед и вмазала мне по морде. Было больно. Да и удар был не хиленький – меня отбросило на дальнюю стенку клетки. Перед глазами тут же начали отплясывать маленькие эльфы в рогатых шлемах. Правда, это недолго продлилось.

— Ха! Слабак. – Ну, прямо как домой вернулся, честное слово! Аж на ностальгию пробивает…. Только в лагере моем все равно выражения позабористее будут. И удары побольнее.

Проморгавшись и поднявшись на ноги, я сплюнул на пол. Один выбитый зуб (хорошо, что не клык) и немного крови. Ну, ничего, новый вырастет.

— Так себе удар…. Подойди поближе, я покажу, как надо.

— Послушай, ты! – Начала было радужногривая, но ее прервала фиолетовая:

— Дэш! Отношения потом выяснять будешь! А нам нужно задать нашему «гостю» пару вопросов….

Что-то мне это напоминает. Вот почти точно так же было, если верить недавно подслушанному разговору, несколько часов назад, только спрашивал я. А теперь мы поменялись местами.

— Урх, ладно! Но я с тобой еще не закончила! – Пробурчало крылатое недоразумение и отошло назад.

Фиолетовая же выступила вперед, отогнав назад радужногривую, на которую я уже положил глаз (если сбегу, а сбегу я обязательно, буду знать, кого буду бить первым. Или жрать первой, ежели остальные потом разбегутся) и выудила откуда то перо и пергамент, явно собираясь записывать мои ответы. Хорошо, посмотрим, что из этого выйдет. Ни одного правдивого слова они от меня не услышат. По крайней мере, пока пытать не начнут. Там да, там я в красках им опишу, кто они такие и что я с ними сделаю, когда выберусь из клетки.

— Итак... для начала... — попыталась начать допрос фиолетовая, как ее вдруг перебила ярко-оранжевая пони. — Ты кто такой? Отвечай начистоту, сахарок.

— Можете звать меня чудовищем, мешки с мясом, чего уж там. Как я уже говорил до этого, я простой пони, который хочет выжить. Любой ценой. — Ответил я.

— Ты такой же мешок с мясом. — Ответила фиолетовая, что-то записывая. — Что тебе нужно?

В животе забурчало. Пожрать бы!

— О-о-о, ты глубоко в этом заблуждаешься, фиолетовая. И будь уверена, что едва я выберусь отсюда, тебя не спасет ничто. – Далее меня понесло. Хотя, наверное, стоило бы уже привыкнуть, что когда я становлюсь голодным, все мои мысли съезжают на жратву. — Интересно, какая ты на вкус? Лучше той, которая желтая, или нет? Мммм... Чего? Что мне нужно? Хе-хе-хе, а вы еще не поняли? Ну, тогда не буду вам мешать, хе-хе. Угадайте.

«Желтая» задрожала и съежилась, прикрывая голову копытами. — Не н-надо мен-ня есть...

— Чегой то? Твоя кровь мне понравилась. Она была... Здоровской. Хотя тарки все равно вкуснее. Рааах, дайте чего-нить пожрать что ли...

 — Ничего мы тебе не дадим! Отправишься прямиком к принцессе! – Крикнула на меня радужногривая. Я не понял, это типа угроза была такая?

— Ой-ой-ой, напугала! Бу-га-га! — Смех смехом, а приказ можно выполнять и в клетке... Выяснилось, оказывается, что тут существует какая-то принцесса. Интересно, какая она... Буэээ, мысли опять не в ту сторону. — Принцесса? Пхах, и что же мне эта немощь сделает? Застыдит досмерти? — Попробовал ткнуть наугад я. Что то как то тухло они на меня давят. Свободовцы уже давно меня избили бы чисто для профилактики. А эти, тоже мне... Даже подойти боятся.

— Своего врага она сослала на Луну на тысячу лет. — Спокойно ответила Фиолетовая. — Еще одного заключила в статую. Другую выкинула из королевства так, что та пролетела по воздуху километров тридцать. А Сомбру мы всего-навсего развеяли.

— Пфф, всего то? Я бы придумал чего-нибудь по оригинальнее. Ну там, знаешь, отдать ткачихам или Хелхгаму на съедение, передать в лапы кровопускателям, которые потом, медленно-медленно, в течение долгих и долгих лет, сломают твою волю и тело, а потом... — Поняв, что сболтнул лишнего, я замолчал. Однако, серьезный противник. Правда, половину того, что она тут назвала, могут совершить и наши колдуны... Наверное. Ну, в любом случае, информацию я получил.

Твай записала и это, после чего медленно перевела взгляд на жеребца. — Боюсь... потребуется магическое вмешательство.

— Ну, рискни. Только подойди поближе... Арргх, давайте не будем ломать комедию, мешки с мясом. Отвечу вам сразу: я ничего вам не скажу. Можете убить меня сразу.

— Мы и не спросим... просто сами посмотрим твои мысли. — Холодно ответила единорожка. — Не думаю, что ты такой грозный, раз даже не можешь отсюда сбежать.

— Мне почему-то кажется, что вас пока слишком много, чтобы лезть наружу. Хе, истинные сво... Эээ, что? Мысли? А если я буду думать о вкусной и питательной понятине?

— Думай о чем угодно... мы просто покопаемся и достанем все, что найдем. — Устало ответила единорожка-лидер. — А если ты отпираешься тем, что нас много, кобылок, против жеребца, ты и впрямь слабак. – Выдав эту тираду, та она замолчала, устало зевнув.

— Да! Слабак! — крикнула радужная. — Расходимся, девочки.

— Пф, ты явно многого не знаешь, фиолетовая. Впрочем, я не буду тебя разубеждать. Недооценивать врага — смерти подобно. И когда вы ошибетесь, я уже не буду вас жалеть. Хотя, я все равно не умею этого делать. Да и поймали вы меня исключительно потому, что вам повезло. Скаи ор сках! (черн. нареч. Выражение презрения/неуважения).

— И тебе пока. — Буркнула усталая единорожка, уходя. — По сравнению с Сомброй, ты ничтожество.

На последнюю фразу я не обиделся. Я и так знаю, что я ничтожество, и что моя жизнь не стоит ни гроша. Надсмотрщики же неспроста нас величают как им только ни лень. Перечислять я не буду, уж не обессудьте.

Дверь за ними закрылась, и я остался один в полной темноте. Впрочем, меня это никоим образом не смутило – я прекрасно в ней ориентируюсь. Так, ладно, на чем мы там остановились? Ах да, сбежать! А потом отомстить…. Или просто сбежать – зачем мне эти лишние проблемы? Вот если бы за мной был еще десяток ребят….

Итак, что мы имеем? Клетка. С виду — вполне прочная. Но при внимательном рассмотрении нет. Здесь явно содержали какую-то скотину, причем не опасную – уж у меня-то на это глаз наметан.

В общем, мне нужен рычаг – пусть даже слабенький, дабы высадить один из прутьев. А уж в дырку я пролезу….

Беглый осмотр сарая показал, что рычагов тут – хоть отбавляй. Да, он был ухоженный. Но это вовсе не означало, что тут не было ничего вообще. Подобрав себе какую-то железку при помощи магии, я применил ее по прямому назначению.

То есть, высадил прут. Отлично, путь свободен! Где там мой ятаган?

Как ни печально, осмотр места заключения ничего мне не принес. Моего оружия тут не было, а шарить по соседним домам я бы не решился. Ну ладно, в конце концов, мой второй клинок я всегда найду в камне неподалеку от городка.

Тьфу, идиотки. Они даже сарай не заперли! И стражу не выставили. Хех, всегда бы так!

Снаружи была прекрасная ночь! Безлунная, с затянувшими небо облаками. Как раз по мне. В такую темень меня никто не найдет.

Кстати о птичках. Те, кто меня допрашивал, еще не разошлись особо далеко – ну, по крайней мере, все. В частности, я заметил фиолетовую, белую, желтую и розовую, бредущих вместе вниз по дороге. Точнее, нет – розовая двигалась вприпрыжку.

Остальных двух – оранжевой и радужногривой, с ними уже не было. То ли стоят на сутках у моего сарая, то ли, что более вероятно – все разбежались спать, просто их дома ближе. Скорее всего – второе, учитывая их отношение ко мне и к своей службе в целом.

Однако излишняя осторожность не помешает. Да, в эту ночь не видно ни зги – им, по крайней мере, но все-таки….

Ползком выбравшись наружу из своего сарая и закрыв дверь (которая даже не заскрипела!), я отправился вслед за четверкой пони, которые, позевывая на все лады, двигались в сторону города. Интересно, где живет фиолетовая? И все-таки, какова она на вкус?