Не в метке дело...

В Эквестрии появляется жеребёнок, которому не дали имени. Не успели. И, сбежав от приёмных родителей, так и не давших ему имени, он хочет найти себе призвание. Или, хотя бы, своё имя.

Другие пони ОС - пони

Виниловая пластинка

Сия история рассказывает о том, как Винил Скрэтч случайно находит некую пластинку для граммофона, которая даёт возможность перемещаться между мирами.

Дерпи Хувз DJ PON-3 Доктор Хувз Октавия

Быть чейнджлингом — это страдать

Вряд ли жизни чейнджлинга можно позавидовать. Но что если твоя главная проблема решится внезапно и резко — как камнем по голове?

Мод Пай Чейнджлинги

Другая Твайлайт

Анон купил себе Твайлайт-бота на китайском сайте, и поначалу решил было, что вайфу ему досталась ущербная. Но потом он понял: нет, не ущербная. Просто... другая.

Твайлайт Спаркл Человеки

Талассофобия

Сколько Эпплджек себя помнит, она всегда смертельно боялась глубокой воды, и Рэрити — ее самая близкая подруга решила узнать, почему.

Рэрити Эплджек

"...я буду помогать пони!"

О том, как Принцесса Луна полюбила ночь.

Принцесса Луна

Дар

Эх, что ж так плохо-то выходит эта зарисовка? Еле-еле набралось четыре сотни слов, но я должен рассказать вам эту версию истории о том, как Твайлайт стала аликорном и какую цену заплатила за это.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Тетрадь Смерти: Эквестрия

Эквестрия растёт, а вместе с этим и отвращение Твайлайт Спаркл к преступности с коррупцией, возникшими на почве этих изменений. Её жизнь навсегда изменилась, когда она нашла Тетрадь Смерти, блокнот с необъяснимыми и смертоносными возможностями. Единорог использует его для правосудия над теми, кто, по её мнению, не достоин жизни, с целью создать мир, свободный от тьмы. Но, когда принцессы наняли для расследования загадочного детектива Л, игра в кошки-мышки нарушает планы Твайлайт.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Бон-Бон Колгейт

Как должна была закончиться серия "Слишком много Пинки Пай"

Когда Твайлайт и Спайк встретили настоящую Пинки, грустящую за столиком кафе, Спайк устроил тест, основываясь на серии "Party of One". Пинки прошла его, и это полностью изменило ход развития событий. В этот раз обойдётся без истребления клонов Пинки Пай.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Зов приключений

Мир такой непредсказуемый, особенно когда посмотришь на него другими глазами. Во время путешествия наш герой не только увидит все краски этого мира, но и поймет, что значит быть взрослым, поймет в чем смысл его жизни и просто любить того, кого совсем не подозреваешь. Мир, полный приключений, таит в себе много опасностей и ловушек стоит только переступить порог своего дома и устремиться в неизведанную часть леса как все абсолютно меняется...

Другие пони

S03E05

Повелители Жизни

Глава 40

Глава, в которой все приходит к своему завершению.

Использование этого артефакта отнимало чертовски много сил и могло даже убить смертного, решившего активировать его в одиночку, но произведенный эффект стоил того. Ни одно существо во вселенной не могло спастись от луча Элементов Гармонии, и даже Боги боялись его, ведь сила этого артефакта действовала одновременно и на тело, и на дух, давая возможность уничтожить и то и другое. Не удивительно, что Кристальный дракон так дорожил им, когда вторгся в их мир на заре времен. То была великая битва, в результате которой недостойный обладать этим оружием был повержен и навсегда потерял его.

Селестия медленно открыла глаза. Ослепительная вспышка магической энергии закончилась, и теперь ей оставалось лишь удостовериться в своей победе. Вот только оказалось, что праздновать её пока рановато.

– Но как?.. – выдохнула Богиня Жизни.

Не сместившись ни на шаг, Смерть стояла на своем месте и все также безразлично глядела на своего оппонента. Словно не её только что пытались уничтожить, разрушив божественную сущность на миллиарды несвязанных меж собой осколков. Подобное презрение не могло не задеть принцессу. Как это наглое, полуразумное существо посмело не подчиниться своей судьбе?! Ну, второй раз она не промахнется. Селестия зажмурилась и вновь активировала артефакт. Вспышка. Выстрел получился явно слабее предыдущего, – из-за спешки она не сумела должным образом сконцентрироваться, – зато в этот раз принцесса тщательно прицелилась, чтобы наверняка поразить свою цель.

Открыв глаза, она увидела перед собой все ту же картину. Костяная кобылица как будто бы не заметила атаки.

– Это невозможно! – крикнула принцесса. – Как ты это делаешь?!

В ответ мертвый аликорн цокнула копытом и выпрямила шею. В ярости принцесса Селестия оставила Элементы и скастовала несколько солнечных дуг. Похожие на извивающихся желтых змей молнии устремились к черной плоти нежити. Трон за спиной Смерти распался на тысячи кусков. Разбились многие статуи, но как только всё улеглось костяной аликорн снова предстала перед ней не получив ни царапины. Следом полетели вихри, звездный огонь, мерцающие клинки и даже кое-что из арсенала темных заклинаний, но ничего из этого не помогло Селестии понять, каким образом её враг избегает урона. Тронный зал тем временем превратился в руины. Наконец, рассвирепевший аликорн создала миниатюрную звезду в конце зала, прямо на том месте, где стояла сейчас Смерть, но прежде чем она успела закончить свое заклинание, и шар раскаленной плазмы завис над землей, испепеляя все, что находилось к нему ближе нескольких метров, нежить пропала, а спустя мгновение Селестия услышала у себя за спиной тихий вдох. Обернувшись, она с ужасом обнаружила там своего врага.

«Так быстро?!» – удивилась Богиня. Её зрение было куда лучше, чем зрение простых смертных, но и его оказалось недостаточно, чтобы уследить за её движениями. Отпрыгнув в сторону и создав столб белого пламени, она едва сумела защититься от удара, но Смерть снова оказалась рядом с ней, теперь уже с левого бока. Сбить с её головы диадему она посчитала достаточным, после чего также быстро переместилась куда-то в другую часть зала, где снова застыла, уставившись на принцессу пустыми глазницами.

Вот теперь Богиня Жизни не на шутку испугалась. Преимущества в грубой силе в этом случае оказалось недостаточно. С такой скоростью её противоположности не составляло никакого труда уворачиваться и от Элементов Гармонии и от любого другого её заклятия. А вот козыри принцессы уже подходили к концу. Пока что ей оставалось только пускать волшебные снаряды во все стороны без разбора и надеяться на то, что Темная Богиня когда-нибудь совершит ошибку, но этого не происходило.

– Стой на месте и сражайся со мной! – гневно крикнула ей Селестия и опять попыталась атаковать, заперев Смерть в сияющей клетке. Следовало хотя бы на несколько секунд задержать нежить на одном месте, и она будет обречена, однако еще до того как заклятие успело сформироваться Повелительница Некрополиса легко и непринужденно выскочила из области его действия, после чего приблизилась к Селестии и срубила локон волос с её головы. Затем снова и снова. Мертвый аликорн полностью осознавала свое превосходство над противником и хоть и не могла убить не рассчитавшую свои силы Богиню, вполне успешно выводила её из душевного равновесия. Вместо ответных атак принцесса всякий раз получала лишь небольшие порезы, да состриженную шерсть. Ни одной серьезной атаки; c ней даже не пытались сражаться. Долго так продолжаться не могло. Чувствуя как струиться по раненной щеке золотая пыль, Селестия перестала атаковать и с головой ушла в оборону, создав вокруг себя непроницаемое защитное поле. Здесь она наконец смогла получить небольшую передышку и обдумать свои дальнейшие действия. Смерть застыла неподалеку, на мгновения появляясь то здесь, то там и вновь возвращаясь на место. Она могла подождать. Невредимая, в отличие от своего израненного оппонента.

«Она хочет загнать меня, как дикого зверя, – глядя в лицо Смерти подумала Селестия, – Выжать все силы, вымотать, чтобы потом… Нет, к ней требуется иной подход. Но как мне победить её? Как обездвижить настолько молниеносное существо? Как заставить её замереть?»

Зрачки принцессы исчезли, уступив место яркому свечению. Моргнув, она использовала заклинание истинного зрения, взглянув на мир в самых темных тонах. Каждое мгновение сохранялось в этом видении и вот, спустя всего несколько секунд, тысячи белых силуэтов Смерти заполнили собой пространство вокруг, медленно и неохотно оседая на пол. Новые дорожки появлялись так быстро, что возникало подозрение, будто Владычица Некрополиса находится вне времени, хотя Селестия уже давно подозревала об этом. Главное, что среди всех этих хаотичных передвижений сильно выделялась одна дорога, куда она бегала почти постоянно – ведущий вверх проход. Очевидно, то, что находилась там, было настолько важно для неё, что даже в сражении она не могла повременить с посещением этого места.

«Ну что ж. Узнаем, что ты там прячешь» – сказала себе Селестия и, сняв с себя защитный барьер, устремилась к источающему ядовито-зеленое сияние проходу. Принятое решение явно пришлось не по духу Повелительнице Смерти и, едва приблизившись к лестнице, белый аликорн с удивлением обнаружила торчащий из шеи наконечник серебряной косы.

Росчерк огня и изувечивший её прекрасное тело противник исчез из виду. В этот раз Смерть едва успела избежать урона, ей даже пришлось на время оставить косу в теле Селестии, чтобы уклониться от атаки, но, мгновение спустя она вернула себе свое оружие и атаковала вновь. Каждый шаг принцессе пришлось отбиваться от бесконечно повторяющихся атак, пропуская выпад за выпадом. Тело даже не успевало регенерировать, восстанавливая раны, ставшие бы смертельными для любого, кто не занимал свое место в пантеоне Богов. Ей же они доставляли разве что некоторые неудобства при ходьбе. Щиты и прочие барьеры ломались слишком быстро, а потому единственным спасением для неё стал ответный шквал огня.

Как только она взобралась немного выше, узкий коридор закончился, и принцесса очутилась в огромной темной комнате цилиндрической формы, в середине которой располагался столб зеленоватой энергии, окруженный странными на вид обсидиановыми плитами. Впечатляющее зрелище. По нему как рыбы в ручье плыли мерцающие призрачные эссенции, спускаясь от потолка до самого пола, где они разделялись на отельные потоки и расходились по каналам в разные концы Некрополиса. Совсем недавно здесь также работали слуги, обслуживавшие это странное устройство, но в пылу битвы она даже не заметила, как перебила их всех. Быть может, одна из солнечных волн испепелила их? Неважно.

Вновь воспользовавшись истинным зрением, Селестия огляделась по сторонам. Нет, в этой комнате Смерть не задерживалась. Она взбиралась выше, далее, по ступеням, на самый верх своей Башни. Именно туда незамедлительно направилась и Богиня Жизни, виток за витком приближаясь к святая святых Мира Мертвых.

Норд совершал этот переход далеко не впервые. Работая вместе с Арией он чаще любого живого существа посещал Мир Мертвых и, можно сказать, привык к этому месту, однако сегодняшнее его появление стало для кольта настоящим шоком. Туман отступил, вокруг виднелись десятки высоких мрачных построек, мерцали зеленые блики – крошечные пылинки от распадающегося купола, – но больше всего Норда поразило другое – огромное количество народа. Сотни, тысячи, а возможно даже и миллионы мертвецов занимали всё свободное пространство вокруг, всё прибывая и прибывая с разных концов города мертвых.

Едва оказавшись в Некрополисе, он уже ткнул в спину какое-то тощее двуногое создание с выпирающими костями, извинился, попытался отойти, и вновь врезался в кого-то. Испугавшись, пони посильнее сжал зубами спусковой крючок, но быстро успокоился: мертвые не проявляли к нему агрессии, и вообще почти не обращали на него внимания, податливо расступаясь и давая ему пройти. Все они были заинтересованы тем, что происходило сейчас на верхушке огромной башни, откуда раз за разом вылетали яркие огненные сполохи. Тысячами звучали однообразные вопросы типа «Что происходит?», но вразумительного ответа на этот вопрос не давал никто.

«Да уж… в такой толпе я Арию никогда не найду. Жизни не хватит, – грустно подумал кольт, разглядывая собравшихся здесь существ. – Может у них есть хотя бы справочник с адресами?»

Встретив среди разномастной нежити мертвого представителя одной с ним расы, Норд тут же решил обратиться к нему за помощью:

– Эй, друг, не видел ли ты здесь пони по имени Ария?

– Я? – зомби встрепенулся. – Боюсь, что нет. А как она выглядит?

– Ну, она зеленая, крылатая, с длинными козьими рогами и фиолетовой гривой. Еще у неё красные глаза… хотя они тут у многих такие.

Мертвый пони на секунду задумался.

– Нет, не видел. Прости. Я думал, что ты ищешь большую белую кобылицу в золотой кирасе. Она появилась здесь незадолго до тебя.

– А она где? – «в конце концов, Селестия мне тоже могла бы пригодиться, – мысленно добавил кольт – уверен, ей про Арию будет известно куда больше чем мне».

– Прямо перед тобой, в Башне, где восседает наша правительница. Наверное, они сражаются друг с другом. Интересно, почему?

Зомби пытливо уставился на своего собеседника. Скорее всего, он догадался, что «теплокровный» лучше знает о планах принцессы и теперь очень хотел удовлетворить свое любопытство.

– Эм… не имею ни малейшего представления, – быстро ответил Норд и принялся проталкиваться вперед. Туда, откуда все еще слышались отдаленные выстрелы.

Именно из-за этого столба главная башня Некрополиса напоминала собой маяк. Пробивая верхушку здания, зеленая энергия смерти вырывалась наружу где, разгоняя туман, терялась в бесконечной выси, выходя за пределы этого мира. Странное строение для портала, но и руны, использовавшиеся при его создании, были столь древними и сложными, – в своем большинстве – что о них знала лишь сама Богиня Мертвых. Эти узоры ярко сверкали сейчас под ногами Селестии, покрывая всё свободное пространство на небольшой огороженной площадке.

Глаза принцессы вновь вспыхнули. Да, именно сюда мертвая кобылица уходила каждую секунду, каждый миг, дабы привести в свой мир новую почившую душу. Их всех следовало встретить и доставить в Некрополис и даже падение этого города, даже идущая в самом разгаре битва Богов не позволяла ей задержаться. Каждая из тысяч эссенций, которые нескончаемым потоком стекали отсюда на нижние этажи, хотела успокоения. Они все были одиноки, напуганы и только она – Смерть, могла составить им компанию и увести с собой в новый, пока еще чужой для них мир, которому предстояло стать для них вечной обителью. Они ждали от неё тепла. Она давала им его. И не могло быть иначе, ведь за всю историю мироздания не было ни одной души, которая не пошла бы за Смертью. Именно поэтому для неё не существовало такого понятия как время.

Впервые Богиня Жизни задумалась о том, какой груз свалится на её и без того нагруженную спину, если она одолеет Смерть. Сумеет ли она также быстро доставлять души в Некрополис? Удастся ли ей изменить его в лучшую сторону? Сколько душ будет безвозвратно потеряно, прежде чем она сумеет восстановить процесс перехода мертвецов в иной мир? В сердце принцессы закралась тень сомнений. Владычество над загробным миром являлось адским трудом, даже для Богов и, приняв его, она обрекала себя на вечное бдение. Вечное рабство, в котором даже секунда отдыха, когда никто во вселенной не умирает, станет для неё желанней любой награды.

Селестия внимательно посмотрела на застывшую с другой стороны площадки Смерть. Неудивительно, что во взгляде её читается такая усталость. В сравнении с этим царствование в Эквестрии и управление солнцем и луной казались чем-то несерьезным и мелким. Вращать небесные светила вокруг одной маленькой планеты – плевое дело. Но и его она не могла оставить. Даже сейчас, для всех жителей Эквестрии станет неприятным сюрпризом тьма, в которую погрузится весь мир, пока она находится в Некрополисе. Солнце наверняка уже скатилось за горизонт, а луна пока так и не появилась. Как будто во всём мире выключили свет…

Сражение прекратилось само собой. В какой-то момент она уже готова была развернуться и уйти, оставив всё, как есть, но подумав о том, как счастливые и жизнерадостные существа превращаются в безликие тени, принцесса вновь опечалилась. Миллиарды существ обращались здесь в бездумных зомби. Влюбленные пообещавшие быть вместе всегда, проходили здесь мимо и не замечали друг друга. Художники всю жизнь желавшие посвятить вечность своему творчеству, более не интересовались ничем кроме однообразных прогулок по Некрополису. Воины, уверенные, что получат награду за храбрость и мужество, проявленные в бою, ходили бок о бок с трусами и предателями. Нет, ради них она не могла отступить. Это не то место, в котором души должны проводить вечность.

– Я понимаю. Ты необходима своему миру, – взвешивая каждое слово обратилась к ней Селестия. – То, что ты создала достойно уважения и твой труд действительно велик, но это не тот труд. Твои подданные мучаются в твоих владениях. Они не счастливы, а насильно избавлены от всех своих мыслей, дабы не замечать находящееся вокруг несовершенство. Ты не учитываешь желания своих существ. Не выполняешь ни одной их просьбы. Это не правильно! – белый аликорн выдержала долгую паузу, прежде чем продолжить. – Я вновь прошу тебя изменить этот мир. Соглашайся! Я лично помогу тебе изменить его в лучшую сторону. Вместе мы сделаем твоих подданных по-настоящему счастливыми!

Смерть вновь проигнорировала её предложение. Ни кивком, ни покачиванием головы она не указала свою позицию.

– Я обещаю, что буду заботиться о них, – сжав зубы сказала принцесса.

Разговор окончен. Скастовав солнечный луч Селестия вновь атаковала. Теперь она знала, что делать. Она была уверена в правильности своего решения и готова была идти до конца. Костяная кобылица увернулась от всех брошенных в неё заклинаний и появилась позади Богини жизни, готовая разрубить её пополам. Принцесса не стала защищаться. Даже не обернулась. Вместо этого Селестия создала магическую сеть вокруг портала, и Смерть уже была там, держа в копытах маленькую эссенцию только что почившего существа. Шах и Мат. Исполненная решимости, но не получая ни капли удовольствия от содеянного, Богиня использовала Элементы Гармонии и радужный луч пронзил темного аликорна насквозь, сжигая его в вихре магического пламени. С громким визгом Смерть обратилась в ничто.

Всё закончилось. Остались лишь тихий гул, да разбросанные по площадке тлеющие кости, бывшие некогда пристанищем сильнейшей божественной сущности во вселенной.

Кентаврина и Ария находились в тронном зале, когда услышали громкий визг, после которого всё стихло. Одна из Богинь потерпела поражение.

«Хоть бы не Тия, хоть бы Тия…» – мысленно повторяла про себя единорожка, ведя свою подругу в обход всё еще пышущей жаром звезды. Как белое, так и зеленое свечение, исходившее из проходов расположенных за троном, погасли. Не теряя времени, кобылка поскакала вверх по ступеням, лишь на секунду задержавшись, чтобы взять в охапку своего призрачного питомца. Всё-таки он пока еще был символом их дружбы, и она не хотела бросать его здесь. Да и вообще, розовый призрачный кот – это здорово.

В высокой цилиндрической комнате их окружила темнота. Непривычная для Некрополиса, гораздо темнее, чем было в ничем неосвещаемых помещениях города. А в воздухе медленно и плавно парили фосфоресцирующие эссенции. Множество. Невесомые и безвольные, словно пылинки, движущиеся по одним им известной траектории.

– Красиво… – благоговейно прошептала Ария.

– Угу, но нам нужно торопиться, если мы хотим встретиться с принцессой Селестией.

Поднявшись на самый верх и попав на площадь, они увидели её там. Одеяния Богини, как и само её тело, были покрыты порезами и от них по воздуху медленно разлетались частички золотой пыли. Несмотря на ранения, выглядела она сейчас куда более величественно, чем обычно. Особенно помогли в этом тысячи маленьких душ парящих в воздухе, и клубящийся вдалеке туман, который быстро, уносимый неощутимыми ветрами, отступал всё дальше и дальше, рассеиваясь после гибели создавшего его аликорна. Только сейчас у них появилась возможность лицезреть масштабность этого города. Вся земля, насколько хватало глаз, была плотно заставлена темными обсидиановыми домами. Внизу столпилось огромное количество народа, который взирал сейчас на застывшую высоко-высоко Богиню. Новую Владычицу этих земель.

– Принцесса Селестия? – негромко обратилась к ней Кентаврина.

Она медленно обернулась. На глазах принцессы не блестели слезы радости. Лицо её не выражало ничего, кроме внутренней борьбы, которая даже сейчас продолжалась в её сердце.

– Кентаврина? Мне жаль, что так вышло. Твой отец никогда не простит меня за то, что однажды я позволила тебе умереть.

– Я? Да не… ничего страшного, – немного смущенно ответила поняшка, – Я привела к вам Арию.

Зеленая пони вышла вперед и боязливо подошла к принцессе. Селестия грустно улыбнулась и медленно провела копытцем по гриве своей давно почившей первой ученицы.

– Приветствую, Ария. Вот мы и добились своего, не так ли?

– Мы? – удивилась ведьма. – Принцесса, я никогда не желала гибели нашей Богине. Мне нравится Некрополис.

Опустив взгляд Ария уставилась на лежащий там вытянутый конский череп. Он все еще держал форму, но вот-вот должен был рассыпаться.

– Как?! Ты так ничего и не вспомнила? – рассердилась единорожка. – Принцесса Тия, ей стерли память. Мы всё перепробовали, ничего не помогает. Почему она не может вернуть себе свои воспоминания?

– Может потому что она больше не сердится на меня? – подняв её голову и глядя прямо в широко распахнутые глаза ведьмы, предположила Селестия, – Её обида прошла.

– Но…но как же так?! А воспоминания?! Неужели она так и останется пустышкой?

– Один Бог отбирает у вас воспоминания, другой может их вернуть…

– Тогда верните их ей! – резко сказала пони, и только после этого сообразила, что не следовало таким тоном обращаться к Богине. – Принцесса, вы сказали, что вознаградите меня за мою смерть, так? Я хочу, чтобы вы сделали Арию такой, как прежде.

– А она сама этого хочет? – поинтересовалась Селестия.

Ария оглянулась на свою подругу и кивнула головой:

– Хочу.

Повелительница Жизни прикрыла глаза, и белое сияние окутало зеленую пони с ног до головы. Заклинание волнами прошлось по её телу, а затем отделилось от головы и, сформировавшись в небольшую сферу, врезалось в лоб. Свечение прекратилось. На глазах шерстка и грива ведьмы становились всё ярче, а в застывшие от тихого восторга глаза возвращалась жизнь.

– Ария, помнишь ли ты меня теперь? – спросила принцесса.

Кентаврина примостилась поближе к ним, чтобы как можно скорее поговорить со своей бессмертной подругой. В голове её уже прокручивались тысячи мест, куда они могли бы отправиться, – если конечно она не злюка, – а также сотни тем для разговоров, ведь так много успело произойти за время её беспамятства.

Внезапно с лица Арии стерлась блаженная улыбка, а глаза широко распахнулись.

– Ну, вот и всё, – устало выдохнул Танде, кое-как усевшись на круп.

Он, а вместе с ним и остальные бойцы, выстроились вокруг захваченной башни сразу после того, как услышали душераздирающий визг и поняли, что Смерть повержена. Все её слуги разом обратились в пепел, и сражаться стало попросту не с кем. Они победили.

– Кстати, видел тех больших парней с диагональными глазами? – спросила Уайтсонг. Пегаска встретила его совсем недавно, и они решили побыть вместе, прежде чем их вновь построят в боевой порядок. Она так обрадовалась, увидев его, что давно уже говорила без умолку. – Жуткие ребята. Я пристрелила парочку и только потом поняла, что это вовсе не слуги смерти, а какая-то раса. Не могу поверить, что такие вообще существовали.

– Да уж… – протянул Танде.

Она много ему рассказала. Не то чтобы ему было интересно слушать об её приключениях, но каждая секунда, проведенная с ней вместе, почему-то казалась ему особенно ценной. Ради этого он мог и потерпеть.

– А еще я видела маленького кошмарика. Представляешь? Ничем не отличается от взрослого, только размером, ну… не больше моей головы. Такой, забавный, – она ненадолго замолчала, а потом вдруг спросила, – Куда пойдешь, когда вернемся в Эквестрию?

– Я пока не думал об этом, – пожал плечами кольт.

«Точно. Нам же еще возвращаться. Интересно, мне придется ходить потом в саванне, чтобы меня видели, или принцесса все-таки вернет нам наши тела? Почему-то я всё больше начинаю в этом сомневаться…».

Последнее время он часто об этом думал. Осознание того, что их убили, все еще оставалось очень тяжелым, даже несмотря на очевидные плюсы – бессмертие, отсутствие усталости и прочее. Обидно было, что под слоем брони больше ничего нет, и ему больше никогда не представится возможности взглянуть на свое отражение в зеркале. Им всем. Особенно тяготило то, что приходилось держать это знание в секрете от соратников.

Вдалеке что-то громыхнуло. Через несколько секунд едва заметно задрожала земля.

– А я домой полечу, к родичам. Буду помогать им облака разгонять, тучки над полями вешать, и прочую скучную работу выполнять, – Уайтсонг повернулась к нему и лукаво добавила. – Ну, если конечно какой-нибудь храбрый жеребец не позовет меня с собой.

– Опиши мне свою внешность, – сказал Танде.

– Что? – вспыхнула пегаска, – Тан, как ты можешь?! Нет, я не косая, не кривая, не толстая, не…

– Цвет – прервал её речь кольт, – я знаю, что ты прекрасна, просто расскажи мне о своей раскраске. Я хочу представить тебя.

– А… Ну, я, как наверное понятно из имени, белая, а если точнее то светло-кремовая, с желтыми полосками на боках, ближе к крупу – просто, у меня прабабка зеброй была, поэтому у нас в роду много полосатых. Вот… На шее тоже узор красивый и мех там более густой внизу, так что на ожерелье тратиться не надо. На ногах тоже… Ой, что-то так жарко стало.

– Жарко? – удивился кольт.

– Ага. Может, система охлаждения накрылась? Так, на чем мы остановились… Ноги… ноги… блин, мне лень себя описывать, давай так: когда вернемся, тогда сам всё и осмотришь?

«Вряд ли…» – беззвучно ответил на её предложение пегас, вслух же произнес:

– Я нетерпеливый. А грива у тебя какая?

– Желтая, как желток, прямая и тоже в «зебрианском стиле». Все вверх ирокезом росла, но я её отрастила побольше и набок зачесала. Зачем мне панк? Хвост обычный: прямой, длинный, нормальный в общем.

– Теперь о метке своей расскажи.

– И о том, что вокруг неё? – с улыбкой уточнила Уайтсонг.

– Особенно о том, что вокруг, – хихикнул джентлькольт.

– Хорошо, тогда слушай…

Пегаска замерла, будто бы задумалась о чем-то, но отвечать больше не стала. Подождав так какое-то время, Танде постучал по её плечу.

– Эй, ты что уснула?

Ни движения, ни слова – ничего. Кольт забеспокоился и осмотрелся по сторонам. Толпа вокруг них волновалась, издалека до него доносились крики. Что-то произошло. Гул стал сильнее. Сквозь ряды солдат к нему подбежал Матион. Он остановился, и хотел было что-то сказать, но старший брат начал первый:

– Мат, что-то произошло с Уайтсонг! Она…

– Да пофиг мне! – перебил его Матион. – Там нежить на части разваливается. Повсюду!

Неожиданно для себя пегас обнаружил, что ощущает сильный жар на уровне груди.

«Только не это…»

Ария как безумная переводила взгляд, то на череп, то на Селестию, то на Кентаврину. Нет, это просто не могло быть правдой.

«Они уже всё сделали. Они уничтожили Смерть. Господи, зачем?!» – от страха у ведьмы перехватило дыхание.

– Эм. Ария. Так ты убила меня по долгу службы, или просто потому, что я бесполезная? – поинтересовалась единорожка.

– Ты… Вы… Вы понимаете что вы натворили!? Идиоты… идиоты…

Даже не подумав отвечать на глупый вопрос Кентаврины, ведьма принялась искать хоть что-нибудь, чем можно было бы изобразить руны. Костную пыль, тушь, мел – что угодно. Времени у неё почти не было. Вернее, его уже вообще не было. Земля под ногами ходила ходуном, души-эссенции одна за другой лопались, обращаясь в чистую энергию. То же самое в самое ближайшее время должно было произойти и с ними. Подняв более или менее плотное ребро, оставшееся от Темной Богини, Ария, продолжая сыпать оскорблениями, побежала в сторону ступеней.

– Ты так и не ответила мне! – встала на её пути Кентаврина.

– Уйти прочь, дура! – рыкнула на неё ведьма и, чувствуя, как в теле уже начинает появляться теплота, оттолкнула свою подругу и начала чертить различные символы. Она сильно нервничала и спешила, из-за чего линии получались кривыми, и их приходилось переделывать.

Когда до её ушей долетели крики собравшейся под стенами Башни Смерти толпы, Селестия тоже задала ей вопрос:

– Ария, ответь мне, что происходит?! Почему местные жители пропадают?

– Ария, ты обещала! – плаксиво добавила Кентаврина.

– ЗАТКНИТЕСЬ!!! Обе!

«Руна жизни…руна души… цифры. Моя метка. Так…к чему прицепитсья? Я ведь не знаю, какая руна может олицетворять Селестию! Может, так? – вдруг ребро чиркнуло и рассыпалось. Ария даже не заметила, как прокусила закушенную губу. Следовало срочно найти новое пишущее средство, – Зачем, зачем, зачем? Зачем вы убили её так рано!?»

– Ария, ты всё еще подчиняешься мне! – рассерженно заметила Богиня, – Я приказываю тебе ответить!

«Какая теперь разница… Все равно я ничего не успею»

– Ах, приказываете?! – ведьма поднялась с земли, отшвырнула от себя остатки ребра Смерти и полным презрения и желчи голосом продолжила. – Произошло то, Ваше Величество, что вы в вашей погоне за властью нарушили устои мироздания! Тупорылая, безмозглая кобыла Жизни! Ты даже не удосужилась вернуть меня и поинтересоваться, все ли подготовки закончены и можно ли нападать на Некрополис! Как надо на него нападать?! Как убивать Смерть?! Что надо делать после того, как она будет повержена?! Конечно! Зачем мне моя ученица, после того как я достучалась до города мертвых?! Расходный материал! Можно наплевать на неё и тупо напасть на противника, до которого наконец дотянулись мои клешни. В лоб! Как будто речь идет не о наших душах, а о племени диких бизонов! Напали? Победили? Получили власть в свои грязные копыта?!

Принцесса не нашлась что ответить. На её лице застыло недоумение.

– Неужели вы не могли найти меня в Некрополисе и вернуть в Мир Живых, до атаки? Неужели так сложно было самой догадаться, что душам после уничтожения Смерти потребуется новый хозяин? Ты участвовала в сотворении мира, как ты могла об этом не знать?! Как?! Будь ты проклята Селестия вместе со всей твоей страной!

– Ария, мне очень жарко, я горю! – пискнула Кентаврина. Она уже заметила, что её тело теряет форму и это сильно напугало единорожку.

– Терпи и благодари Её Высочество за это, – безразлично бросила ей Ария. – Она создала нам новый мир. Прекрасный новый мир, в котором ничего нет, кроме пустоты и забвения, – она повернулась к принцессе и крикнула. – Я искренне надеюсь, что ты ответишь за это, тварь!

Издав протяжный крик, Кентаврина распалась на невесомые частицы. Навсегда. Ария и сама уже чувствовала, как её тело разрушается. Теряет физические очертания. Также разрушался и мир вокруг них. Небо уходило всё дальше, уступая место черноте, земля трещала по швам, от тумана, – вечного хозяина этих земель, – давно уже не осталось и следа. Странно было чувствовать приближение конца. Впереди не было ни хорошего мира, ни плохого. Ничего. Ария опустила взгляд на недочерченную руну и увидела, как по лестнице бежит кто-то в тяжелых громоздких доспехах.

Не доходя даже до тронного зала, Норд понял, что происходит что-то очень-очень нехорошее. По стенам и полу шли трещины, здание вот-вот грозило обрушиться. Он почти не боялся. Так и должно было быть. Он ведь шел к исполнению своей мечты, и без трудностей никак нельзя было обойтись.

Когда лестница уже подходила к концу, он даже не удивился, увидев впереди Арию.

– Я здесь! – обрадовано крикнул он ей и прибавил темп.

Ведьма что-то громко говорила, потом замолкла и опустила взор, но, увидев его, вдруг оживилась. Стукнула копытом по земле и как кошка прыгнула прямо ему навстречу, едва не врезавшись в медный щиток на груди. Почему едва? Встретившись с ним глазами, Ария распалась. Лопнула как мыльный пузырь и волной энергии прошлась сквозь него. Секундная радость сменилась удивлением и печалью.

Кое-как поднявшись на последнюю ступень, он нашел и принцессу. Она должна была ему всё объяснить. Почему Ария снова исчезла и что здесь вообще творится? Кольт открыл рот, но та часть башни, на которой он стоял, с треском и грохотом отвалилась. Пони полетел вниз.

Мир Мертвых вновь сумел поразить кольта. Внизу больше не было ни толпы, ни огромного Некрополиса, кои он ожидал там увидеть. Только падающие в бесконечную бездну куски обсидиана, на одном из которых летел он сам. Земнопони ни разу не бывал в разрушающейся вселенной и никому бы не пожелал побывать в таком месте. Зрелище захватывало дух, но вместе с тем ясно давало понять тщетность любых усилий. Вокруг не было ничего. Рушилось всё, от неба, до последнего куска земли. Падало, сталкивалось друг с другом и раскалывалось на еще меньшие кусочки.

Кольт полностью отрешился от происходящего, и просто летел вниз, размышляя о том, каким же все-таки глупцом он был, веря в надежность камней. Все опирается на что-то большее и даже самому крупному валуну есть куда падать. Мир бесконечен не только над нами.

Где-то там, впереди летел сейчас Танде, Матион и другие знакомые и незнакомые ему солдаты. Умерли ли они, расплющенные камнями или пока еще просто падали? Может они уже были мертвы, когда он появился здесь?

«А может, я сейчас просто сплю? – пришло в его голову внезапное осознание. – Вдруг мы пока даже не напали на Некрополис? Или может я все еще в цитадели? Нельзя исключать и того, что это очередная галлюцинация, и я сейчас брожу по пустоте Мира Мертвых вместе с Саддамом, потерянный из-за его внезапного помутнения рассудка. Да кто такой вообще этот Саддам? На самом деле, проснувшись, я просто пойду относить утреннюю почту, и скучная жизнь в Понивилле будет течь дальше своим ходом. Да… должно быть это самый длинный сон в моей жизни. Скоро он закончится».

Пони расслабился и полностью смирился со своей судьбой. Сон это или нет – какая теперь разница?

Вдруг из темноты появилось огромное белоснежное существо. Сначала он подумал, что это дракон, ведь размерами оно ничуть им не уступало, но потом понял, что это нечто другое. Копытное, крылатое, похожее на аликорна, но слишком громадное. Аликорнодракон подхватил его зубами, как котенка, и полетел куда-то в сторону. Куда они летят Норд не понимал, но, когда под ними обнаружился летящий в бесконечность Медный колосс со все еще открытым порталом, в его сердце появился лучик надежды. Гигант мотнул головой и с силой швырнул его туда, а спустя мгновение Норд пулей вылетел из портала прямо на каменную площадь.

Бойцы гарнизона охнули. Все-таки главное это эффектное появление. На улице стояла кромешная тьма, но за счет факелов и больших фонарей на площади все еще оставалось светло. Кобылицы и кольты окружили его и помогли подняться на ноги, а еще через секунду из портала вышла Селестия. Сильно помятая и израненная она приковала к себе всё внимание окружающих.

– Закрывайте портал. Немедленно! – приказала принцесса.

Толпа загомонила. Это был очень странный и дикий приказ, которого никто не ожидал услышать от принцессы Селестии.

– Но там ведь больше тысячи пони, Ваше Величество?! – выразил общее мнение, подоспевший сюда Айвенго Блюблад.

– Их нет. Они погибли. Мы потерпели поражение.

Богиня медленно прошествовала к возвышению, по пути едва слышно сказав Норду всего одно слово: «Молчи!».

– Как поражение? – ахнула Виолстар. – Но ведь мы не могли проиграть? Принцесса, это произошло из-за меня, да?

– Из-за меня, – коротко ответила Селестия, – Мертвецы оказались слишком сильны. Нет смысла продолжать с ними войну.

Несмотря на все протесты солдат и их желание немедленно идти в атаку, портал всё равно отключили. Как только дело было сделано она еще раз обратилась к собравшимся:

– Мои дорогие пони! Даже моих сил оказалось недостаточно для продолжения этой войны. Я прошу вас забыть об этом дне. Об этой войне. Забыть о Мире Мертвых и никогда более не пытаться установить связь с этим страшным местом, – она перевела взгляд на своих исследователей во главе с шестой ученицей, – Некрополис может принадлежать только мертвецам. Я совершила ужасную ошибку, когда решила оспорить этот факт.

Под громкие возмущения и призывы к ответу, принцесса Селестия расправила крылья и улетела. Естественно никто не хотел принимать эту новость. Почти каждый из присутствующих на площади потерял там своих близких, а им предлагали просто забыть об этом.

Норда тоже о чем-то спрашивали и отчаянно трясли, но, освободившись от доспехов он тоже ушел, так и не раскрыв рта. Видения рухнувшей вселенной и последний взгляд Арии обещали преследовать его до конца жизни. Нет, они не проиграли мертвецам. Никто не победил в этой войне.

Конец первой книги.