Fallout: Equestria - Rapture

Подводное Гидроубежище Восторг было основано на базе идеи равенства, свободы и политического невмешательства Смотрителя в экономику. Место также населили Стальные Рейнджеры и стали местными стражами порядка и рабочими одновременно. Броня сделала их невосприимчивыми к давлению на морском дне, а воздушные талисманы в масках дали им возможность находитсья там без всяких ограничений. Все идет как надо... До поры.

Другие пони ОС - пони

Хмурое солнышко

Сансет Шиммер - бывшая ученица принцессы. И своеобразная королева Кантерлотской школы. Но при этом она просто запутавшаяся единорожка.

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Дуэтом

В общем, ничего особенного. Лёгкий флафф, не несущий особой смысловой нагрузки. Так, чисто мозгам отдохнуть.

Зекора Другие пони

Остров

Для созданий земли страх перед необъятными безднами моря и неба, пожалуй, естественен, и едва ли его можно поставить кому-то в укор. Но иногда находятся безумные смельчаки, решающие предать себя полной власти этих таинственных сфер. Тогда среди чуждой стихии происходят странные вещи, порой завораживающие, но гораздо чаще — ужасные.

ОС - пони

Эквестрия слушает

Решив выбраться в отпуск после своей долгой и нелегкой службы, Бон-Бон получила неожиданное задание...

Черили Лира Бон-Бон

Праздники

Хочешь ли ты узнать истории о появлении праздников? Если да, присядь у трескучего костра, возьми чай в копыто и слушай. Если нет, можешь просто погреться у огня. Итак, начнем.

Другие пони

...И всё?

В самый разгар сражения со Старлайт Глиммер Твайлайт Спаркл узнаёт причину, по которой её соперница стала такой, какая она есть. Получив возможность заглянуть в прошлое Старлайт, Твайлайт собственными глазами видит «ужасную трагедию», ставшую всему виной. Однако вместо сочувствия Старлайт получает более циничную реакцию.

Твайлайт Спаркл Спайк Старлайт Глиммер

Длинною в вечность

Жизнь, длинною в вечность. Это дар или проклятье? Мельершер не знает ответа на этот вопрос, пусть и живёт дольше чем все, а это значит, что и знает то, что было погребено под прахом времени

Другие пони

Герой эквестрийского времени

Гвардейская жизнь не всегда бывает лёгкой, с каждым защитником Эквестрии рано или поздно что-нибудь случается. Когда речь заходит об обыкновенном члене рядового состава гвардии, капрале Кэде Пиллсе, то эти слова буквально приобретают издевательский смысл: он вечно вляпывается в переделки, порой нестандартные, наживая себе проблемы на пятую точку, по-прежнему не меняя своего стиля жизни и отношения к службе. Чем же судьба порадует его в ближайшее время?

ОС - пони

Что-то о ком-то

Это история об одном... э... который... эм... Ещё раз, что это?

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: aJVL

Повелители Жизни

Глава 39

Глава, в которой две Богини наконец встретились лицом к лицу.

Пришедших было семеро. Страшные, черные, обильно покрытые патиной и слоем серого пепла солдаты, гордо прошествовали к принцессе Селестии, и даже тот факт, что на доспехе одного из них кристаллизовался темный обсидиан, а у другого отсутствовал окуляр на шлеме, ничуть не смущал воинов. В голове Норда почему-то сложилось мнение, будто эти парни – злые противоположности тех светлых и сияющих на солнце рыцарей, которые ожидали их по эту сторону жизни. Эдакая армия тьмы. Ему даже стало немного стыдно за свои мысли, но радость от предвкушения скорой встречи с зеленой пони Арией затмила собой всё. Вот-вот он должен был придти и спасти её из мертвецкого плена… ну, и признаться в любви разумеется.

Как и в первый раз, Норд не расслышал ни слова из беседы гостей с принцессой и мог только догадываться о нынешней обстановке на «линии фронта». Беседовали они долго, обстоятельно, порой переходя на повышенные тона или же весело посмеиваясь, но, несмотря на позитивное настроение солдат, Селестия с каждым словом всё больше и больше хмурилась. Очевидно, что-то шло не по плану. Как только бойцы завершили свой отчет принцессе, пони развернулись и быстрым шагом удалились обратно в иной мир. Никто из пришедших даже не подумал разоружиться и немного передохнуть. Следом за ними в пространственную брешь прошествовала и принцесса, передав что-то напоследок тысяченачальнику.

В воздухе повисла гробовая тишина. Все взгляды устремились на поставленного во главе второй тысячи молодого члена королевской фамилии Айвенго Блюблада, младшего брата верховного главнокомандующего. Каждый из них сейчас пытался залезть ему в голову и узнать о происходящем в Мире Мертвых. Решив удовлетворить их любопытство, он кашлянул и негромким, но хорошо слышимым голосом произнес.

– Верховный главнокомандующий Тибальд Блюблад не счел необходимым ввод дополнительных сил в Некрополис. Армия нежити повержена, в данный момент войска Эквестрии осаждают цитадель – он надолго замолчал, дав солдатам возможность переварить полученную информацию, после чего продолжил. – Одиннадцатая сотня – вы остаетесь на охране портала до возвращения Её величества, остальные могут снимать броню и идти отдыхать в казарму.

Когда смысл сказанного дошел до солдат, площадь наполнилась одобрительными выкриками, многие зааплодировали, постукивая копытами по каменной мостовой. Возмущенным остался только Норд:

– Эй! Так это получается, что мы никуда не идем?! – гневно воскликнул он.

Тысяченачальник естественно не мог его расслышать и тем более ответить ему, вместо него это сделал кто-то из стоящих рядом солдат.

– Да. Мучение закончилось, дружище, можно вылезать из наших консервных банок и ждать возвращения Её величества где-нибудь в тенёчке.

– А чего вы тогда радуетесь?! – вспылил пони. – Это же не честно! Я тоже хочу сражаться! Столько времени ждать, чтобы потом снова остаться в стороне?! Где справедливость!?

– Хей, остынь, – попыталась остепенить его одна из стоящих рядом земнопони.

– И не подумаю! – он зло посмотрел на кобылок, – Не вы ли только что жаловались на судьбу и рвались в Мир Мертвых лишь бы не жариться на этом солнцепеке? Зачем нам стоять тут, если мы можем отправиться в Некрополис вместе с принцессой Селестией и помочь ей в бою со Смертью? Давайте потребуем, чтобы и нас взяли! Мы же все хотим в бой, верно?!

– Я вообще-то ничего не хочу, – невозмутимо ответила ему пони.

– Хорошо, пусть в бой отправятся только те, кто хочет сражаться, а остальные пойдут отдыхать. Это будет правильно! – кольт замолчал, ожидая поддержки соратников, но никто ничего не произнес. – Да, плевать, я могу и один пойти, раз вы все такие…

– Рядовой! – гаркнула на него стоявшая неподалеку Файерхарт. – А ну не сметь вносить смуту в мое отделение! Никто никуда не идет. Приказано разоружаться и идти отдыхать, значит надо разоружаться и идти отдыхать. Немедленно!

– Но мне срочно надо попасть в Некрополис! – взмолился пони.

– Затяни удавку на шее и сразу попадешь… – с усмешкой раздалось со стороны.

Иногда все выходит совсем не так, как хочется. Норд сердито выругался и пошел прочь.

Залп, и огромное теряющееся в вышине здание вновь окрасилось огненными цветками взрывов. Вместе с тоннами пыли на землю посыпались обломки стен и парапетов, а с ними и прислужники Темной Богини, имевшие неосторожность высунуться из своего укрытия. Новый залп тысячи орудий начисто снес небольшую, прилегавшую к основной, башню, от которой теперь остался только мост, ведущий в никуда. Следом исчезли балконы, непонятные статуи естественного происхождения, сталактиты и всё то, что не могло соревноваться в прочности с чугунными и свинцовыми снарядами. Весь комплекс сооружений, который солдаты уже нарекли Башней Смерти, долгое время находился в осадном положении и если бы не полупрозрачный зеленый купол, который словно непроницаемый щит окружал крепость, воины пошли бы на штурм. К несчастию для местной Богини щит не мог спасти её логово от снарядов. Конечно, они не могли нанести серьезного урона огромному зданию, высота которого измерялась километрами, но зато успешно держали под контролем все входы и выходы, заперев Смерть внутри него.

– Вот видишь, а ты мне не верила, – улыбнулась Кентаврина, вполоборота повернувшись к ведьме.

Две кобылки неторопливо подходили к осаждающим по проходящей над верхушками зданий дороге. Спешить им было некуда. Кентаврина не хотела отвлекать белого аликорна от работы и готова была подождать, но – на случай если Богиня Жизни все-таки проиграет – маленькая леди рассчитывала поговорить с принцессой до финального столкновения двух Богов.

– Но почему они это делают? – ошеломленно спросила Ария, внимательно глядя на то, как от тела колосса с грохотом и ярко-фиолетовыми вспышками отделяется новая порция снарядов.

– Как почему? Они хотят сделать это жуткое место таким же прекрасным, как и их родной дом.

– Но мой мир и так прекрасен… – вздохнула мертвая пони и звякнула цепочкой. – Зачем им понадобилось разрушать его?

Кентаврина повела плечами. Она уже успела заметить, как тяжело ей понимать чувства зомби. Также и чейджлинги, вероятно, считают свой склизкий и противный мир прекраснейшим местом на земле. С другой стороны, ведь эта ковыляющая позади неё кобылка, которую она предусмотрительно привязала к себе цепочкой, чтобы не потерять, совсем недавно была самой ярой сторонницей смены власти в Некрополисе. Куда подевалось её рвение? Что эти монстры сделали с её характером? Кентаврина не могла ответить на свои вопросы, но все-таки искренне надеялась, что сумеет обратить этот процесс.

– Между прочим, то, что эти парни сейчас громят Башню Смерти – целиком твоя заслуга, помнишь? Только благодаря твоим стараниям они сумели добраться сюда.

– Я? Нет, я бы так не поступила, – покачала головой нежить.

– Еще как бы поступила! – парировала призрачная кобылица, – Ты вообще была классной раньше. Зловещей. Сильной. Я хочу вернуть тебя такую.

– Зачем?

– Эм… – сначала Кентаврина хотела было выпалить: «Потому что мне скучно без тебя!», – но потом передумала и произнесла. – Хочу, чтобы ты стала сама собой. Настоящей.

– А сейчас я ненастоящая? – спросила пони, потупив взор.

– Конечно, нет! Ты совсем другая на самом деле.

Рядом с ними снова громыхнуло. Несмотря на приглушение всех шумов в Мире Мертвых, выстрелы слышались здесь даже слишком хорошо.

– А что если я наоборот: раньше была ненастоящей, а теперь стала такой, какой должна была быть?

– Нет, – уверенно замотала головой Кентаврина. – У тебя отняли воспоминания. Ты не можешь быть собой без них.

– Значит, моё «я» зависит только от моих воспоминаний? – продолжила напирать на неё ведьма.

– Да. Видимо так, – повела плечами кобылка.

– А если мне дадут не те воспоминания? Другие, фальшивые, – Ария оторвалась от панорамы битвы и взглянула на свою спутницу. – Получается, из меня могут сделать кого угодно и это всё равно буду «настоящая я»?

– Нет, тогда ты будешь уже не собой, а кем-то другим! – рассердилась Кентаврина, в тон её голосу загрохотали пушки. Она явно теряла терпение. – Ты можешь быть собой, только когда помнишь о своем прошлом. Своем, а не чужом. Понятно?

– Но как я об этом узнаю? Сейчас я ощущаю себя «собой», а ты мне говоришь, что я совсем не такая. Не такая как кто?

– Э… – никогда не являвшаяся великим диспутом в области бытия, она не нашлась что ответить. – Давай просто вернем тебе твои воспоминания, подруга. Полагаю, когда ты будешь рассуждать здраво, ты сама сумеешь дать себе ответы на все свои вопросы. Ну, и на несколько моих.

Дальше они шли молча. Одна продолжила размышлять над тем, почему она не такая какой должна быть, а другая – как же ей поступить с этой наивной и чистой пони если окажется, что она все-таки жестокая и бездушная. На спине Кентаврины перевернулся с боку на бок и зевнул окрашенный в розовый цвет призрак кота. Она очень обрадовалась, когда обнаружила его семенящим следом за Арией совсем недавно и уже успела приручить и затискать несчастное животное. Случайно или нет, но именно такого питомца она просила у ведьмы перед своей смертью и то, что Ария его таки создала, Кентаврина сочла хорошим знаком. С другой стороны это опять же могла быть издевка или просто часть рабочего процесса при перемещении душ от одного владельца к другому, ведьма ведь не рассчитывала на свое внезапное возвращение сюда.

«Не буду загадывать, пока не узнаю наверняка» – в очередной раз пообещала себе поняша.

Тем временем у башни собиралось всё больше народу. Со всех концов Некрополиса сюда потянулась нежить привлеченная происходящими здесь событиями. Сотни и тысячи тел ковыляли на площадь перед главным зданием загробного мира, не чтобы встать на защиту, – нет, это качество у нежити давно атрофировалось, – а просто чтобы увидеть что же произойдет с их Богиней в ближайшее время. Были там и пони, и пегасы, и минотавры; были и чейджлинги, и даже такие твари, которых ни в Эквестрии, ни в окружных землях нельзя было более встретить. Солдаты стали чувствовать себя неуютно, и их настороженность едва не сорвала все планы двум кобылицам, потому как стоило им подойти к порталу, как несколько бронированных бойцов обернулись и наставили на них пушки.

– Эй вы! Лучше не приближайтесь к Колоссу, если не хотите получить несколько килограмм свинца в тушу! – рыкнул первый из них.

– Ничего личного, – извиняющимся тоном добавил второй. – Не поймите нас неправильно, дамы, но нам приказано не подпускать нежить к порталу.

– Что?! Вообще-то именно мы открыли вам путь в этот мир и поэтому имеем полное право ходить там, где захотим! – Кентаврина смело двинулась вперед, силой потащив за собой Арию, но закаленные в бою солдаты оказались куда решительнее, тех, что недавно не хотели её выпускать из Мира Живых. Снаряд со свистом влетел в каменную кладку у неё под ногами, явно намекнув, куда полетит следующий. Испуганный кот спрыгнул на землю, и ошалело поглядел по сторонам.

Пони опешила.

– Вы…вы с ума сошли? – чуть не задохнувшись от возмущения, выпалила мертвая единорожка. – Или вам память отшибло, и вы забыли, с кем имеете дело!?

– Ты – нежить. Нежить приказано к порталу не подпускать, – невозмутимо ответил ей солдат.

– Кажется, они настроены серьезно. Я, пожалуй, обратно пойду, а память как-нибудь в другой раз вернем – Ария развернулась и потянула за собой цепь, но её спутница пока еще не собиралась сдаваться. Глазки её сузились, а над головой заплясали угрожающим блеском зеленоватые искорки.

– Ну, уж нет! Я пройду туда, даже если мне придется с боем прорываться к этому порталу, – она уже начала кастовать заклинание, но в этот момент из портала вышло нечто, вмиг приковавшее к себе всё внимание окружающих.

Словно Солнце, принцесса Селестия появилась в этом проклятом месте. Высокая, статная – идеальная. Ослепительный свет, исходящий от её тела, разорвал туманную завесу и отогнал её словно мрак ночи далеко от площади. Само пространство рядом с ней вибрировало и подергивалось, чувствуя появление чуждого этому миру Бога. Её прекрасное белоснежное одеяние не сохло и не дымилось, как другая одежда, а золотые доспехи с инкрустированными в них Элементами Гармонии даже и не думали темнеть. Они не смели делать это, находясь на Её теле.

Она не останавливалась и не спрашивала «где?», она медленно и размеренно пошла прямо на Башню Смерти, увлекая за собой свое воинство. Её лицо не выражало никаких эмоций.

– Ты видишь её? – спросила Кентаврина, указав копытцем на Селестию. – Она твой ключ к воспоминаниям.

– Красивая… – протянула Ария.

В ответ на это пони-призрак скривилась и потащила свою подругу за собой – ведьма никогда не сказала бы так про Богиню Жизни, будь она в своем уме, а значит, желанного эффекта они пока не добились.

– Нам же нельзя идти за ними, – начала было ведьма.

– Теперь можно! Пойми, одного взгляда на неё недостаточно. Ты должна приблизиться к ней, дотронуться, и может даже поговорить с Тией!

– Но зачем мне это?

Вопрос Арии остался без ответа. Кентаврина знала, как ведьма относилась к тем кто смел её игнорировать, но снова отвечать ей на двусмысленные вопросы не хотела. Лучше она позже попросит прощения у настоящей Арии, чем сейчас будет тратить время на её тень.

Принцесса подошла к стенке купола и остановилась. Мощнейшее заклинание, которым можно было держать на расстоянии любую душу и живую и мертвую. Подобную защиту использовали в Кристальной Империи, дабы защититься от Темного Единорога – Сомбры, вот только в этом случае поле существовало с незапамятных времен. Только настоящее божество могло позволить себе такую защиту. Она поблагодарила благоразумие Тибальда, ведь приблизившись к ней они обрекли бы себя на погибель. Снова. Воспоминание о том, что все отправленные сюда бойцы мертвы болезненным уколом пронзило её сердце. Они не заслужили такой участи. Никто из них.

Стиснув зубы, Богиня сконцентрировала свою ярость и луч солнечной энергии, в сравнении с которым молния пробившая портал в Некрополис была жалкой хлопушкой, ударил в зеленую стену, растекшись по ней на сотни метров вокруг. А еще через мгновение с мерзким, похожим на звон стекла, звуком по поверхности купола паутинкой пошли трещины. Поднимаясь все выше и выше, они достигли его середины, после чего магический барьер раскололся на несколько частей. Даже после этого он не рассыпался, как это обычно бывает с пробитыми щитами, но остался стоять, медленно и неохотно разрушаясь и обращаясь в пылинки энергии. Однако уже сейчас в образовавшиеся в нем прорехи свободно могли пройти все жаждущие мести бойцы, что они и сделали, наполнив воздух Некрополиса победоносным боевым кличем.

Она не стала останавливать их. Она не меньше их хотела отомстить Темной Богине за каждую отнятую у неё жизнь.

Вскоре с грохотом упали тяжелые ворота, и войско как ручей потекло вовнутрь, наполняя нижние этажи огромного здания и истребляя всех обитавших там прислужников. Оборона дворца, которую вообще сложно было назвать таковой, ничем не смогла остановить их напор. Сама же принцесса предпочла, не теряя времени понапрасну, пойти в сторону широкой, ведущей вверх лестницы, прямо в тронный зал Богини Смерти.

Изнутри здание было обставлено шикарно. Колонны с изумительной огранкой, сверкающие от полировки полы, сложнейшие узоры на потолке и облицовке, сотни и тысячи статуй, вид которых пугал пришедших сюда своим мрачным величием. Но при этом, ни одно из изваяний не держало в руках оружия или иного предмета. Ни одно не посвящалось какому-то конкретному герою или героине. Каждый из них был одинаково гол, безлик и ужасен. Каждый из них олицетворял собой только свою расу перерожденную после смерти.

Также не было здесь и драгоценных металлов. Золото, серебро, платина – все это никогда не имело ценности за гранью жизни, и даже те серебряные безделицы, что носили порой местные дамы, являлись не чем иным, как пародией на оставшуюся позади реальность. В отделке цитадели использовался только один материал – обсидиан разной степени яркости: от почти белого, до темно-темно-серого и черного. Именно благодаря широкому спектру цветов окружение выглядело не таким мрачным и серым как остальные постройки загробного мира.

Далее следовал второй этаж, затем третий, четвертый… Они были очень похожи друг на друга. Величественные залы, арки, переходы, но все без какого-либо предназначения, без изюминок. Они были в какой-то мере прекрасны, бесспорно, однако бесполезность всех этих помещений слишком бросалась в глаза. Принцесса почему-то была уверена, что никто и никогда, до сих пор, не посещал этих мест. Да и откуда в Некрополисе послы, важные гости и званые вечера. Даже Смерть вряд ли захаживала сюда хотя бы раз.

Когда голоса и выстрелы остались далеко позади; когда бесконечные ступени закончились, а вместо поворотов и ответвлений перед ней предстала только одна просторная галерея, заканчивающаяся массивной дверью, Богиня поняла, что путь её завершен. За этой дверью и располагался тронный зал, где восседала Смерть. По обе стороны от входа стояли особенно крупные слуги с горящими черепами вместо голов и длинными тонкими руками, венчающимися тяжелыми тесаками, слишком большими даже для них. Этих шестиметровых, долговязых, но мускулистых тварей Богиня Смерти создала как личных телохранителей и свирепые слуги готовы были защищать существование своей создательницы. Пламя вспыхнуло ярче и, сделав свои смертоносные конечности нематериальными и невесомыми, они проворно устремились к принцессе. Глупцы. Сегодня Богиня не намерена была играть с кем-нибудь в поддавки, и целью её было не преподавание урока очередной ученице, а уничтожение. Они даже не успели добежать до неё. Одного её сияния хватило для того, чтобы испепелись осмелившихся приблизиться к ней врагов. К ногам Богини с лязгом и скрежетом упали обугленные тесаки.

Дверь медленно отворилась и Селестия прошла вовнутрь.

Тронный зал не сильно отличался от прочих помещений Башни Смерти, разве что потолки располагались еще выше, колонны были разукрашены еще искуснее, а статуи, посвященные самым древним и самым жутким расам Мира Живых, заполнили собой всё свободное пространство у стен. В конце зала, на специальном возвышении располагался пустующий черный трон, за которым она заметила еще два входа. В одном из них поблескивало белое сияние, в другом зеленое.

«Решила воспользоваться черным ходом, чтобы улизнуть от меня?» – мысленно спросила её Селестия, но, переведя свой взгляд на трон, обнаружила там своего врага.

Смерть выглядела именно так, как и описывала её Ария. Костяная кобылица-аликорн в черной попоне, сотканной из некой энергетической материи. Вместо крыльев у неё имелись только костяшки, хвост же, как и грива, состояли из тьмы, отчего тяжело было разобрать, где заканчивается попона и начинаются волосы. Да и была ли разница между этой стелющейся по земле субстанцией? Справа от неё прямо в воздухе висела коса. В ней также использовались странные магические материи, разве что лезвие состояло из осветленного серебра, в котором отражалась сейчас сама принцесса. Лик Смерти не выражал никаких эмоций, – что неудивительно, если учесть, что голова её венчалась конским черепом, – однако где-то в душе Селестия поняла, что смотрит она с тоской и невообразимой усталостью. Контур её постоянно подрагивал, иногда едва заметно, а порой достаточно сильно, словно она сама никак не могла решить, какую позу ей лучше занять и оттого постоянно дергалась.

Она долго ждала, когда владычица Некрополиса хоть как-то отреагирует на её появление, но так ничего и не дождавшись, громко спросила:

– Ты готова расплатиться за свои преступления?

Прежде чем Смерть обратила на неё взгляд пустых глазниц, принцесса увидела странное наваждение: словно мертвый аликорн буквально на мгновение переместился за трон, в сторону дверей, но едва она успела удивиться этому, как Смерть вновь вернулась на свое законное место. Вскоре наваждение повторилось.

– Ты слышишь меня?!

Темная Богиня помедлила, но все-таки кивнула головой.

– Мир, созданный тобой, совсем не то, чего мы от тебя ждали! Ты обещала нам достойную вечность для упокоенных душ, но вместо этого смастерила для них ад!

Молчаливая собеседница наклонила голову набок. Хотела она выразить этим свое удивление или же позвонки её просто не выдержали и подогнулись, Селестия так и не сумела понять. Да она и не собиралась.

– Именно ад! Одинаковый ад для всех: и добрых, и злодеев. Тюрьму под охраной церберов подавляющих волю любого существа, превращающих души в пустышки. Серый, лишенный каких-либо радостей мир, в котором только безумный не сойдет с ума. Не этого я желаю своим пони! Отжившие свой век подданные Эквестрии достойны большего.

Смерть долго думала, а потом медленно помотала головой из стороны в сторону.

– Ты не согласна со мной?! – рассердилась Селестия. – Сейчас, когда твое государство разрушено, я, с высоты своего величества, даю тебе еще один шанс. Исправь этот мир. Сделай его таким, каким велю тебе его сделать я, и тогда ты сможешь сохранить за собой трон. В противном случае мне придется уничтожить тебя!

Темная Богиня замерла. Ни словом, ни жестом она не стала отвечать на предложение принцессы.

– Чтож, значит, нам придется сражаться, – горько вздохнула Селестия. Внутренне Богиня Солнца знала, что столкновения не избежать, но ей следовало оставаться учтивой. – На моем теле единственный артефакт могущий повергнуть Бога – Элементы Гармонии, как принято называть их в Эквестрии. От этого великого оружия невозможно защититься. Прощай сестра, мне действительно жаль, что приходится вновь применять его на своих родственниках.

Закрыв глаза, она сконцентрировалась, сосредоточившись на самых сильных чертах своего характера и, спустя несколько секунд, артефакт ответил ей. По телу волнами разошелся жар, после чего все шесть камней вспыхнули разными цветами, образовав собой мощный луч, который устремился в ту, кто осмелилась не подчиниться Повелительнице Жизни.

– Ну, быстрее, ты… – шепотом Кентаврина добавила слово «кляча». – Разве ты не понимаешь, что они уже начали сражаться?

– Я не очень хочу идти туда, оттого и медлю – честно призналась Ария, плетясь вверх по огромной лестнице.

Крепость ходила ходуном, но на их этаже пока никого не было. Разве что шумы, которые почему-то начали возвращаться в этот мир, доносились и сверху и снизу, отражаясь от стен, играя, и перекрикивая друг друга. Из-за этой внезапно возникшей акустики мертвой единорожке показалось, что сейчас они находятся гораздо ближе к миру живых, чем к обители мертвецов.

– Но почему?! – рассердилась кобылка. – Неужели ты хочешь всю вечность оставаться такой же скучной, как сейчас?

– Не хочу, просто… – Ария задумалась. – А что если окажется что я плохая? Мне ведь придется принять это, так?

– О чем ты?

– О том, что сейчас мы с тобой подруги… вроде как. Ты дорожишь нашей дружбой, заботишься обо мне, да и я хорошо отношусь к тебе, несмотря на то, что ты навязчивая, вредная. Возможно даже наглая. Но это ничего. Мне нравится, что ты постоянно тормошишь меня…

– Дальше, – мертвая единорожка приостановилась, поняв, к чему клонит её спутница.

– А если окажется, что на самом деле я вовсе тебе не подруга, а та, кто убила тебя без зазрения совести, то мне придется измениться. Я должна буду подстроиться под себя новую. Все мои взгляды на мир должны будут перевернуться с ног на голову.

– Они просто станут такими, какими должны быть и всё.

– Но мне нравятся мои теперешние взгляды! Я не хочу их менять. И тем более я не хочу насильно заставлять себя ненавидеть кого-то или что-то к чему не испытываю ненависти.

– Я полагаю, что если ты ненавидишь что-то, то оно заслуживает того, – заметила призрачная кобылка.

– Да? Как та красивая Богиня? – ведьма указала копытцем вверх, туда, куда ушла Селестия. – Почему я должна испытывать неприязнь к ней, если она мне нравится?

– Она плохая. Сослала тебя и лишила нормальной счастливой жизни, только ради достижения своей цели.

– И всё? Моя жизнь так или иначе давно закончилась и я не хочу сожалеть о ней. – Ария потянула назад и спустила Кентаврину на несколько ступенек вниз. – Меня всё устраивает. И ты. Я не хочу портить с тобой отношения, только из-за того, что вспомню какую-нибудь гадость.

– Ария, для меня важно знать, кем я была для тебя, – твердо сказала единорожка и несильно, но настойчиво потянула цепочку за собой. – Пожалуйста, пойдем вверх.

– Действительно важно? Мы могли бы начать всё с начала.

«А ведь она в какой-то мере права, – пришла на ум пони предательская мысль, – мы можем забыть о том случае и счастливо прожить оставшуюся вечность… С другой стороны, это совсем не та Ария, которую я люблю. Зачем мне подделка, пусть даже и такая миролюбивая?».

– Важно, – уверенно сказала Кентаврина.

– Хорошо, я сделаю это ради тебя. Но тогда пообещай мне, что мы всё равно останемся подругами.

– Я хм… – пони задумалась, а потом вдруг весело улыбнулась и обняла свою спутницу – конечно, обещаю, если только ты сама потом не передумаешь.

Постояв так еще некоторое время, две мертвые кобылицы, не сговариваясь, поскакали в тронный зал, где сейчас решалась судьба Некрополиса.

– Кто тебе сказал, что теперь мы должны патрулировать впятером? – с подозрением спросил один из рыцарей.

– Сотник, Кто же еще! – тут же ответил Норд.

– Да? И с чем это связано? Портал ведет себя как обычно, с чего командиру Террею увеличивать численность охраны, да еще и не моими бойцами, а кем-то… из какого ты десятка?

– Третьего! – ответил первое, что взбрело в голову пони.

– Тем более. Третий десяток базируется у кристалла, за щитами. Зачем ему пересылать одного из них к нам, а?

– Блин, ну спроси у него сам, если мне не веришь! – обиженно воскликнул Норд, дотошность офицера заставила его нервничать.

Идея затесаться в патруль, воспользовавшись однообразностью моделей брони, грозила обернуться жутким провалом. Но они не оставили ему выбора. Он не хотел больше подчиняться судьбе и ждать, когда все случиться само собой. Еще два часа назад, до того, как начало смеркаться, он должен был войти в Некрополис и одолевать орды нежити, вместе с принцессой и своими друзьями Танде и Матионом, а вместо этого его разоружили и отправили на ужин… далеко не самый лучший, кстати.

– Хорошо, я спрошу, – вдруг ответил офицер и, развернувшись, пошел в сторону ангаров, на ходу добавив своим солдатам, – никуда не уходите, ничего не делайте, я скоро вернусь.

Возможно, фортуна решила преподнести ему нежданный сюрприз. Норд, дождавшись, когда офицер отойдет на почтительное расстояние переместился чуть ближе к порталу.

«Всего каких-то семьдесят метров. В принципе, я легко смогу преодолеть их, если никто не решится выстрелить мне в зад…»

– И чё, тебе правда приказали патрулировать с нами? – спросил его какой-то кольт.

«…с другой стороны здесь столько пушек… Кажется, меня о чем-то спросили»

– А? – встрепенулся Норд.

– Ну, тебя ведь прислали к нам, да? Иначе, зачем тебе понадобилось к нам подходить. Без причины.

«Интересно, как быстро им отдадут приказ открыть огонь?»

– Да. У меня есть одна причина… – растягивая каждое слово, проговорил земнопони, шаг за шагом отдаляясь от них, – Очень такая важная…

«Пошел!»

– Пока, дурачье! – крикнул им пони и сиганул к порталу.

Настолько быстро, насколько позволяли громоздкие доспехи, Норд побежал к порталу. Каждую секунду он ждал выстрелов и молился, чтобы доспех оказался достаточно крепким, и его не разорвало в клочья первым же снарядом. Сердце бешено колотилось в груди. С дальней стороны портала раздались предупредительные восклицания.

«Пусть кричат! Главное, что пушки не используют» – подумал Норд.

И вот, достигнув, наконец, заветной зеленой стены он, не оборачиваясь, прыгнул в иной мир.

– Может, остановим его? – глядя на убегающего пони в доспехах, спросил один из солдат.

– Не. Нам приказано ничего не делать, – безразлично ответил другой.