Автор рисунка: MurDareik
Глава девятая «Цыплёнок» Глава одиннадцатая «Память»

Глава десятая «Удивление»

Шлюз Анклава. Двадцать шестой день после перехода. Семь утра.

Плиты ворот бесшумно скользнули в стороны, ветерок забросил внутрь щепотку мягкого снега. Земля пока была серой, ещё слишком тёплая чтобы терпеть белизну.

— Зачем надо было убирать всю траву вокруг? — непонимающе пробормотала единорожка. — Странные вы.

— Я тоже тогда не понял. Привычка заставила.

— Почему ты всегда в этом, в скафандре?

Она никогда не прекращала свой поток вопросов. Но вот неожиданность, с помощью этих вопросов можно было учиться самому. Это оказалось интереснее, чем он думал поначалу.

— Скафандр очень прочный, Лира. Ни один из ваших драконов не сможет его раздавить, разорвать или сжечь, надеюсь.

Единорожка поперхнулась, остановилась закашлявшись и наконец хихикнула.

— Рядом с Кантерлотом не летают драконы, друг! И никакой жеребёнок тебя не убьёт!

— А ещё скафандр помогает двигаться. — он прыгнул вперёд на десять метров. — Вот так.

В ту секунду единорожка замечталась о скафандре для пони. Но прочь глупая мысль, мерзко-чёрный цвет и минотавровая форма раздражали. Пилот в обычном комбинезоне выглядела гораздо изящнее.

Давай наперегонки! — она привычно мигнула янтарной вспышкой и очутилась на камне в дюжине шагов.

Бирюзовая мордочка с улыбкой до ушек. Лира никак не могла поверить, что вытащила его наружу. Столько всего интересного ждало впереди.

— Вот ты какой, Кантерлот. — он смахнул камешек в пропасть.

Башни внизу, улочки и домики, открывающиеся магазинчики и удивительно много утренних пони. Забраться на самую верхушку скалы стоило чтобы это увидеть. Единорожке пришлось тяжелее, она устало лежала рядом вытянув ножки.

— Ну, пошли? Хватит тянуть.

— Ага, но я обязательно загляну сюда позже, красивое это местечко, Лира. И воздух особенный, гораздо чище чем внизу.

Человек сидел над обрывом и беззаботно дышал, свесив ноги.

— А если так?.. Не пугайся, встретимся внизу!

Тело камнем полетело к золотистым крышам. Она вздрогнула, провожая его взглядом, и побежала по серпантину вниз. Рог побаливал, человечки оставались такими непонятными.

Классно это: летишь вниз, а в голове пустота. Страх исчез, испарился. Теперь можно делать что угодно!

Жаль, быстро. Мелькнули крыши. Тело потеряло вес, сработал антиграв, скафандр скорректировал падение.

Он приземлился, будто сделал один шаг. Скучно это, не помешало бы перенастроить скафандр для следующего раза.

А кто это там?

Светленькая пони смотрела оцепенев, из окна своего домика.

Она что, боится? Точно. Она же боится!

Пони бросилась за дверь, сбив корзинку со стола.

— Значит пони тоже пугаются. — хмыкнул человек. Он легко бежал вперёд, к центру города.

— А человек ли я, если не боюсь? — думал он.

— А какая теперь разница? — он улыбался.

Самое время осмотреться, а потом ждать друга, замечательная она понька.

— Зайдём, Лира. — он махнул в сторону магазинчика драгоценностей.

— Разве что посмотреть. Я на нуле. — она чего-то стесняясь повела копытом.

— Зачем просто смотреть, будем выбирать имя для меня.

— Что?

Но он уже скользнул внутрь. Единорожка мотнула головой, не понимая, и толкнула дверь.

Жадеит. Малахит. — человек разглядывал драгоценности на полках под поражённым взглядом торговца.

— Знаешь, Лира, что самое красивое в ваших камнях? Они светятся изнутри, как лампы. Я люблю лампы.

Ещё пара шагов, теперь он разглядывал полку с фиолетовыми.

— Смотри, аметист. Красивый. Как тебе это имя, нравится? Пони редко выбирают имена камней.

Лира фыркнула:

— Нравится, мою подругу из Кантерлота зовут Аметист.

— Ага, ты любишь лавандовый, — он нисколько не смутился. — Этот, с оттенком лимонного, аметрин, тоже неплох?

— Ты серьёзно решил выбрать имя взглянув на камень?

— Да, моё имя за сегодня трижды спрашивали. Надоело каждый раз техником называться.

— Аметрин. Аметри. Ами… — Бирюзовая задумалась.

— А тебя Лирой зовут, и ничего. — теперь человек улыбался прямо перед её мордочкой.

— Я могу вам чем-нибудь помочь? — наконец опомнился продавец, степенно выплывая из-за прилавка.

— Спасибо, уже ничем. Хорошего дня. — Аметри обернулся с улыбкой и исчез, хлопнув дверью.

Лира гналась за Ами, поражаясь его стремительности. Она нашла в городе будто другого человека: Аметрин не вздрагивал от чего-то незнакомого, оглядывался повсюду с огромным любопытством и иногда, что совсем удивительно, снимал фильтр принюхиваясь. Он отлично знал карту и сейчас бежал впереди к зданию издательства.

— У-у, Лира, так ты в самом деле словила человека! — светло-жёлтенькая пегаска таращилась на чудо.

— Ага, Рэйндэнс, и он в вашем распоряжении. Спрашивай! — Ами смеялся глазами совсем рядом.

— Не находишь слов? Тогда я расскажу о нас сам. И запишу. — он выхватил блокнот из её удивлённых копыт.

Слова сами выстраивались в голове. Сотни идей кружились, ища себе место.

— Кстати, почему ты без денег, Лира? Разве журналы не платят за фотографии? На фотках из Анклава ты должна была сколотить целое состояние.

— Если бы, кучу битов пришлось отстегнуть стражникам; видел бы ты мои штрафы за попытки пролезть в замок. Ещё подруге деньги понадобились.

— У тебя сотни подруг повсюду?

— Меньше. Они все нужны мне.

— Я заметил, ты влюбляешься во всё странное. — Аметри легонько тронул ушко бежавшей пони. — Почему у тебя лира на бочку?

— Из музыкальной школы, мне нравилось там.

— Ты бросила?

— Да, я не умею придумывать новую музыку, совсем. — она остановилась. — Смотри, мы дома.

— Башня?

— Радиобашня! Добро пожаловать в царство Винил Скрэтч. — она церемонно распахнула дверь, слегка поклонившись.

Из полутьмы внутри сверкнула пара жёлтых глазок.

— Привет, Дёрпи! Лира рассказывала о тебе. Ты первой встретила нас.

Он внезапно замер. Глаза неподвижно уставились на знак серенькой пони.

— Эй, что с тобой? — толкала копытцем Лира.

Дёрпи непонимающе молчала. Из соседней комнаты высунулась мордашка маленькой единорожки.

— Невероятно. Это же миры. — тихо говорил он — Откуда они у тебя на знаке?

Сразу опомнился:

— Прости, удивление убило мою вежливость. Я — Аметри.

Протянул ладонь. Дёрпи копытце. Улыбнулись.

— Спанж, это наша вселенная. Она как губка, её плоть — хаос, пузырьки — миры. Один пузырёк — Эквестрия. А у тебя, Дёрпи, на бочку аж девять пузырьков.

— И я на секунду подумал, может пони тоже путешествуют между мирами? Странное совпадение, пони-метки продолжают меня удивлять. Теперь прикажу скафандру все метки запоминать. Что ещё открою? Кто знает.

Аметри почему-то любил рассуждать вслух, впрочем, сейчас его никто не слушал. Дёрпи пекла свои любимые маффины, она ни на секунду не отводила взгляд от печи. Динки куда-то убежала. Лира, найдя наушники и кассетный магнитофон, улетела далеко, покачивалась в такт музыке.

— Я люблю девятки и пузырьки. — всё же ответила Дёрпи.

Но Ами тоже никого не слушал, думая о чём-то своём.

— Попробуешь маффин?

— Извини, Дёрпи, но ни кусочка. Не привык есть то, что когда-то было живым, — он улыбнулся, — Про бактерии знаю, но они не бросаются в глаза.

— Жаль, Винил в Мэйнхэттене, устроили бы интервью с человеком на всю Эквестрию. Она никого к своей радиостанции не подпускает. — вздохнула Лира.

— На всю пару дюжин радиолюбов с приёмниками, ты хотела сказать? Эквестрия — странное место.

Он бросил батончик, которым перекусывал за компанию со всеми. Встал, приглядываясь к магнитофону.

— Давай немного потанцуем, Лира, и спать? Дёрпи и Динки наверняка понравится. Ты ловкая и быстро учишься.

Тёмный аликорн поднимала луну. За окном медленно плыли снежинки. В маленькой золотистой башенке неумело танцевали человек и пони. Там было тесновато, но кого это волновало?..

— А-а-а! — он кричал, схватившись за голову, сорвал шлем.

Лира откатилась в сторону, одним движением вскочила на ноги.

— Что? — она дико озиралась.

Из-за двери высунулись ещё две заспанные мордочки.

— Сон, не бойтесь, это был сон — тихо ответил Аметри, ощупывая шею.

— Очень страшный? Расскажи. — бирюзовая мордочка ткнула его в щёку.

— Скорее странный. — он достал блокнот, собираясь записывать.

— Я вёл через скам пару детей, девочек, большеглазых как пони. Странный был мир, отвратительно рябящий разными цветами. Стрелял по тварям, они отступали. Потом была последняя, выстрелил, кажется убил. Тело превратилось в червя и ухватило меня за голову.

— Шутка в стиле Луны, — Лира поморщилась, — Ночная любит выдумывать сны и разбрасывать их по миру когда скучает.

— Почему ты спишь в шлеме, Ами? — это Дёрпи спрашивала.

— В шлеме? Люди не спят без гипношлемов, — он задумался нахмурившись, — я всегда переключаю его на режим «без сновидений», но иногда сны прорываются. В последнее время чаще и чаще.

— Никогда не спите без шлемов? Странно.

— Разве что когда очень устаём и забываем надеть.

— Попробуй уснуть без шлема. Если что-то не срабатывает ищи другой путь. — Дёрпи исчезла за дверью. — Хороших снов.

Спокойной ночи. — другая пони прижалась к боку, щекоча шёрсткой. Скафандр мог передавать ощущения, когда хотелось.

Аметри не спал, он что-то задумал и вместе с компьютером набрасывал план. Фабрикаторы Анклава были всегда готовы. Спутник на орбите передавал сигнал.

Мир менялся, а пони не замечали.