Автор рисунка: Noben

Глава первая и единственная

Твайлайт нервничала, сильно нервничала. Сердце билось так, что казалось, скоро вырвется из груди. Рёв толпы эхом отдавался по коридорам Кантерлотского замка. Казалось, все пони со всей Эквестрии собрались здесь отпраздновать коронацию новой принцессы.

— Твои подданные ждут тебя, — ободряюще прошептала Селестия Твайлайт.

— Я не думаю, что смогу сделать это, мне ещё столько нужно выучить, я не готова стать принцессой! — начала паниковать Твайлайт.

Селестия улыбнулась.

— Это совершенно нормально — чувствовать тревогу перед коронацией, но не волнуйся, моя верная ученица, ты готова, — сказала Селестия.

Твайлайт осмотрела своё отражение в зеркале. Закатное солнце играло бликами на её тиаре, новые крылья были плотно прижаты к платью, ей становилось не по себе от одного взгляда на них.

— Твои крылышки такие милые, — проворковала Селестия.

Твайлайт попыталась ответить, но не смогла найти слов, поэтому лишь коротко кивнула.

Магия Селестии изменила всё тело Твайлайт, она стала чуть-чуть выше. Пройдёт несколько месяцев, прежде чем она сможет научиться летать.

— Это момент, к которому ты шла с тех пор как стала моей ученицей. Все твои приключения и уроки, почерпнутые из дружбы, предназначались для того, чтобы подготовить тебя к роли принцессы, — мягко сказала принцесса дня.

— А что с моими друзьями в Понивилле? Я не хочу оставлять их, — спросила Твайлайт.

Селестия понимающе покачала головой, прежде чем ободряюще улыбнуться единорожке.

— То, что ты станешь аликорном, вовсе не означает, что тебе придётся забыть твоих друзей. У меня было множество друзей не-аликорнов в течение моей долгой жизни, — мягко ответила Селестия.

— Правда? — с надеждой спросила Твайлайт.

— Конечно, мы были хорошими друзьями с пра-пра-прадедом Эпплджек, пока он не скончался, — сказала Селестия.

Твайлайт вдруг почувствовала себя очень удручённо.

— Это один из аспектов долгой жизни, — сказала Селестия, — Твои друзья стареют, а ты остаёшься молодой и красивой.

Твайлайт представила, как ей приходится наблюдать за тем, как её друзья медленно стареют. Ей показалось, что она вот-вот расплачется.

Внезапно в дверь постучали, это пришли гвардейцы, чтобы проводить Твайлайт на торжество.

— Принцесса Селестия, пора, — сказал стражник.

— Благодарю, — сказала Селестия, — Мы скоро будем готовы.

Селестия обернулась к Твайлайт, которая глубоко и часто дышала.

— Достаточно разговоров, настало время для твоей коронации, — сказала Селестия.

Твайлайт не могла оторваться от собственного отражения в зеркале, ей казалось, что она принимает участие в состязании в гляделки с куролиском.

Селестия, казалось, и не заметила неловкой ситуации, она отошла от ученицы и вышла из комнаты, напоследок сказав, — Я буду ждать на церемонии, постарайся не опаздывать...

Твайлайт и её эскорт остались одни. Живот Твайлайт скрутило узлом, а язык пересох и стал похож на наждачную бумагу.

Возникшую паузу нарушил сопровождающий Твайлайт.

— Я служил под началом твоего брата, — сказал стражник ,— Он прекрасный командир.

Ещё одна пауза, Твайлайт думала, что ей следует ответить. Её новые крылья слегка взъерошились, показывая возросшее недовольство их хозяйки.

— Тогда почему Селестия не сделала его новым аликорном? Он же женился на аликорне, само собой они захотят быть вместе навсегда! — раздражённо ответила Твайлайт.

— Не моя обязанность строить предположения о воле Принцессы Селестии, — сказал стражник — Кстати, меня зовут Пристин Плакард.

Твайлайт обернулась к охраннику и заметила кьютимарку гвардейца, это был лист метала.

— Принцесса не просто так выбрала вас, я уверен, вы будете таким же благородным лидером, как и ваш брат, — сказал Пристин.

— Хотя бы один из нас станет, — сказала Твайлайт, снова обернувшись к зеркалу.

Тиканье часов постепенно приближало коронацию.

— Принцесса Спаркл, я бы не хотел торопить вас, но ваши подданные ждут, — нарушил тишину голос.

— “Не уверена, смогу ли я когда-нибудь привыкнуть, что все называют меня принцессой, хотя, думаю, в течении своей ненормально долгой жизни рано или поздно свыкнусь”, — подумала Твайлайт.

С тяжёлым вздохом Твайлайт обернулась и медленно последовала за стражником, ведущим её по длинному коридору.

Сердце Твайлайт ушло в пятки, комок в горле стоял такой, что она не знала, что случится раньше — вырвет ли её или она задохнётся.

— “Мои друзья. Я буду вечно молодой, а они будут постепенно умирать от старости. Я не хочу этого!” — подумала Твайлайт.

Внезапно в мысли Твайлайт вмешался ещё один голос.

— “Ты ведь понимаешь, что речь не только о том, что хочешь ты. У тебя есть обязательства перед твоими подданными”, — сказал голос.

Твайлайт тут же остановилась.

— Ты это слышал? — спросила она у сопровождающего её жеребца.

— Извините, я не слышал ничего, кроме ликующей толпы, ждущей вашей коронации. А теперь давайте двигаться дальше, — ответил гвардеец.

Твайлайт неохотно возобновила своё шествие. Её глаза метались по коридору, пытаясь разглядеть хозяина таинственного голоса.

— “Не волнуйся, Твайлайт Спаркл. Ты не сошла с ума, это всего лишь я — Принцесса Луна”, — с эхом отдалось в её голове.

— Принцесса Луна? Что вы делаете в моей голове?! — прокричала Твайлайт.

Эскорт Твайлайт обернулся, выглядя слегка обеспокоенным. Твайлайт покраснела.

— Я просто... вспомнила принцессу Луну, мы отлично повеселились, когда она приезжала к нам в Понивилль, — робко ответила Твайлайт.

Поколебавшись секунду, эскорт кивнул и, кажется, поверил, но всё равно осторожно обернулся глянуть на будущую принцессу, а потом продолжил вести её по коридору.

— “Как вы это делаете?” — подумала Твайлайт.

— “Как принцесса ночи, в моей власти проникать во сны пони”, — мысленно ответила Луна.

— “Но я ведь не сплю, и, кроме того, сейчас день”, — возразила единорожка.

— “Ты грезишь, а это считается”.

Твайлайт жадно ухватилась за ниточку надежды.

— “Так это всё грёзы? На самом деле я сплю? Вся эта коронация и всё остальное, всё в моей голове?”

— “Нет, всё это реально. Я пришла в твои мечты, потому что я чувствовала, что ты будешь нервничать по поводу коронации”.

— “Конечно, я нервничаю, если бы у вас или у Селестии друзья старели и умирали на ваших глазах, вы бы не нервничали?”

— “А почему ты думаешь, что этого не было?” — ответила Луна.

Твайлайт чувствовала, что её спокойствие постепенно росло, в то время как она разговаривала с принцессой ночи.

— “Не думай, что ты одинока, Твайлайт Спаркл. Моя сестра и я отлично знаем, о чём ты переживаешь, лучше, чем кто-нибудь ещё. После возвращения из изгнания единственное знакомое лицо, встретившееся мне — это лицо Селестии. Всё остальное было совершенно незнакомо”.

— “Даже не могу представить каково это, но я точно знаю, что я не хочу быть принцессой. Всё, что я хочу — это оставаться милой заучкой в библиотеке Понивилля, и ходить вместе с друзьями на поиски приключений, ведь есть ещё столько вещей, что я не попробовала”.

— “Например, не занималась сексом?” — предположила Луна.

Твайлайт покраснела.

— “Как... как вы узнали?” — подумала Твайлайт.

— “Такие мысли похоронены прямо под поверхностью сознания, когда имеешь дело в течении столь долгого времени с таким количеством пони, получаешь способность за милю замечать разум девственницы. Твоя похоть пожирает твои желания, как голодная мантикора сандвич”.

Твайлайт стала самим олицетворением смущения.

— “Незачем стыдится. Быть принцессой означает, что ты можешь иметь секс когда пожелаешь”, — заметила Луна.

Глаза Твайлайт расширились, и она прикусила губу.

— Правда? — тихо спросила она, голос был одинаково нервным и нетерпеливым.

— “Конечно. Зачем, думаешь, нам столько стражников? Для защиты? Едва ли. Селестия и я предпочитаем всегда держать жеребцов поблизости, чтобы иметь возможность унять... королевский зуд”.

Твайлайт сглотнула, в то время как её взгляд гулял по крупу идущего перед ней гвардейца. Она задумалась, а сможет ли она приказать сделать ему что-то такое, и подчинится ли он.

— “У него милый зад, не так ли?” — внезапно раздался в голове Твайлайт голос принцессы.

Твайлайт зажмурилась.

— “Вы можете видеть, что вижу я?!” — нервно спросила Твайлайт.

— “Ну конечно же, я ведь в твоей голове, забыла? Кроме того, здесь нечего стеснятся. Твои сексуальные желания абсолютно нормальны. Ну, может, за исключением того, с участием пингвина и банки майонеза. И да, возможно по этому поводу тебе стоит обратиться к профессионалу”.

— “Убирайся из моей головы!” — сердито подумала Твайлайт. Её лицо просто пылало от смущения.

— “Хорошо, я уйду, но просто не забывай, что быть принцессой — это не только самоотверженная жертва и нестареющее благородство”.

— “Не только?” — подумала будущая принцесса.

— “Конечно же нет, время вне выполнения твоих обязательств будет наполнено чувственными наслаждениями”.

— “Когда вы стали такой извращённой?” — сокрушённо подумала Твайлайт.

— “Ты бы тоже занималась подобным, проведя тысячу лет в одиночестве. Кроме того, мне нужно набрать ещё тысячи, прежде чем я смогу догнать Селестию”, — голос умолк.

Повисла небольшая пауза, в ходе которой Твайлайт старалась понять, действительно ли ушла принцесса ночи.

— “Принцесса Луна? Вы ещё здесь?”

В её мыслях не было никаких ответов. Когда Твайлайт удостоверилась, что осталась одна со своими мыслями, она продолжила обдумывать сложившуюся ситуацию.

“Конечно, подобные безумства, может быть, то, что нужно для Селестии и Луны, но это не для меня. Я хочу, чтобы мой первый раз с жеребцом был романтичным“.

— “Агась, влюбиться, прожить с ним всю жизнь, пока не постареет, похоронить, повторить. Я тоже какое-то время ограничивалась стабильными отношениями с одним жеребцом. Поверь мне, это быстро надоедает“, — снова вмешался голос.

— “Принцесса Луна! Я думала вы уже ушли!” — яростно подумала Твайлайт.

— “Ушла, ушла, я просто пыталась поддержать тебя”.

— “Вы говорите мне, что я никогда не смогу найти кого-то особенного в моей долгой жизни принцессы, что все мои друзья когда-то умрут, как это всё поможет мне почувствовать себя лучше?”

— “Все пони будут особенными для тебя, если ты принцесса. Ты сможешь сама составить себе личный гарем из стражи, готовой удовлетворять твои потребности дённо и нощно. Что в этом плохого?“

— “А что насчёт любви?” — спросила Твайлайт.

— “Быть аликорном — значит любить свой народ и свою жизнь. Угрюмая принцесса не вызовет ни доверия у народа, ни желания у любовника”.

— “Когда Принцесса Селестия впервые сказала мне, что я стану принцессой, я подумала что она шутит, теперь же, после разговора с вами, я нервничаю ещё больше чем когда-либо”.

— “Тебе нужно на что-то отвлечься. Подумай обо всех благах, что будут твоими после коронации”.

Луна услужливо наполнила разум юного аликорна образами. Целый полк готовых на всё гвардейцев в услужении. Признаться, после такого сердечко Твайлайт стало биться гораздо чаще.

Твайлайт не хотела этого признавать, но такие разговоры сильно её возбудили, теперь, казалось, крылья зажили своей жизнью, и вот они встали во всю длину, жёсткие как никогда.

Огромная платформа была воздвигнута за пределами Кантерлотского замка. Шайнинг Армор с женой стояли рядом с улыбающейся и машущей толпе Селестией. Принцесса ночи также стояла рядом с Селестией, её глаза были закрыты, словно она стояла в трансе. Вдруг её глаза резко распахнулись, и она взглянула на белоснежную сестру.

— Ну как? Как чувствует себя моя ученица? — спросила Селестия.

— Нервничает, как и ожидалось. Я постаралась отвлечь её от тревожных мыслей, — ответила Луна.

— Она придёт?

— Да, будет через секунду.

Лучшие друзья Твайлайт тоже были здесь, стояли в ряд в вычурных платьях. Здесь были все: Рэйнбоу Дэш, Флаттершай, Пинки Пай, Рэрити, Эпплджек. Даже Спайк стоял здесь в модном галстуке-бабочке.

Копыто Рэрити лежало на плече плачущей Пинки.

— Ну, ну, Пинки, всё будет хорошо, мы ещё увидимся с Твайлайт.

— Твайлайт будет слишком большой и важной шишкой, чтобы гулять с нами! Она захочет завести себе новых друзей-аликорнов, — плакала Пинки.

— Я уверена, что у Твайлайт будет время для нас, ведь мы её лучшие подруги, — мягко ответила белая единорожка.

Сантименты Рэрити были прерваны рёвом труб. Принцесса Твайлайт вышла на платформу. Все пони уставились на неё, но вовсе не по той причине, о которой думала Твайлайт.

Тишина повисла над площадкой, все уставились на Твайлайт. Её лицо пылало, а крылья были жёсткими. Из-за Луны, единственная вещь, о которой Твайлайт могла думать в данный момент — это был личный гарем с толпой намасленных жеребцов. Конечно, её платье смогло скрыть некоторые признаки её состояния, но остальные скрыть было сложнее.

— О богини, — тихо сказала Флаттершай зардевшись, пытаясь спрятаться в свои роскошные волосы.

Толпа молчала, пока один умник не выкрикнул: “Хороший стояк!”

Лёгкой искры хватило, теперь вся толпа гудела. Возможность увидеть стояк крыльев было слишком редкой возможностью, чтобы её игнорировать.

Толпа смеялась, а лицо Твайлайт всё больше краснело.

— Ч-что происходит? — спросила Твайлайт, она чувствовала себя ещё хуже, чем в худший день в детском саду.

Селестия подавила смешок и дотронулась до жёстких крыльев. Ощущение прикосновения отправило волну приятной вибрации по всему телу Твайлайт.

Селестия наклонилась и прошептала на ухо Твайлайт:

— Я понимаю, ты очень рада из-за коронации, но постарайся быть посдержаннее, всем вокруг вовсе не обязательно видеть твою радость.

Внезапно Твайлайт сникла, она поняла, почему все смеялись.

— Нет, — прошептала она, а на глазах стали появляться непрошеные слёзы.

— У меня вечно встают крылья, нужно просто принять холодный душ, — сказала Рэйнбоу Дэш, стараясь быть полезной.

Толпа взревела ещё громче. Твайлайт стояла, зажмурив глаза и моля богинь, чтобы огромная комета смела весь Кантерлот и всех свидетелей её позора с лица Эквестрии.

Селестия сжалилась над смущённой донельзя единорожкой. Она подняла копыто, и толпа мгновенно замолкла.

— Подданные, нет нужды в такой реакции, у кого из нас не бывает признаков возбуждения в неподходящих ситуациях? — спросила у толпы Селестия.

Гул возобновился, и здесь и там раздавались согласные возгласы. Твайлайт открыла один глаз, две царственные сестры ступили ближе к гудящей толпе.

— Я очень горжусь своей верной ученицей, она без возражений согласилась принять эту трудную ношу, — продолжила солнечная богиня.

— А что касается стояка крыльев, здесь нет ничего постыдного. Хорошая принцесса пряма и откровенна в своих суждениях и желаниях. Твайлайт просто следует этому принципу, не скрывая от вас своих чувств, какими бы неловкими они не были, — вторила ей ночная сестра.

Зависла пауза, в ходе которой все обдумывали сказанное Луной и будто ждали продолжения.

— Когда ей что-то нравится, она показывает это, — сказала Луна со страстью.

Не произнеся ни слова, Луна повернула голову и поцеловала Селестию в губы. Вся толпа тут же ахнула, в то время как Селестия и Луна продолжали страстно целоваться.

Селестия была потрясена поначалу, но, поняв план Луны, решила подлить масла, издав пару громких чувственных вздохов.

Твайлайт и её подруги уставились на целующихся сестёр.

После небольшой паузы (растянувшейся, казалось, на вечность) Селестия и Луна наконец отпустили друг друга из объятий, тонкая нить слюны растянулась между их губами, их щёки пылали. Луна обернулась в сторону зрителей.

Поцелуй принцесс имел ошеломляющий эффект на всех гостей, впрочем, лучше всего эффект был виден у пегасов.

— Теперь у вас всех стояк! — крикнула Луна кантерлотским голосом.

Все пони тут же рассмеялись и поняли, как мелочны они были.

— Здоровое либидо — это хорошо, не стоит над ним смеяться.

Селестия довольно кивнула, сделала шаг вперёд и обратилась к толпе.

— А теперь, не могли бы вы присоединиться ко мне и моей сестре и поприветствовать новую принцессу — Твайлайт Спаркл.

Толпа взорвалась аплодисментами, обе сестры отошли в сторону и представили толпе Твайлайт. Её смущение улетучилось, когда она заметила подруг и семью.

После церемонии Твайлайт повидалась с подругами и на прощание обняла Спайка.

— Отправляйся домой и упакуй вещи, скоро ты и Совелий переедете сюда.

Когда Твайлайт подняла глаза, она увидела своих друзей, смотрящих на неё с грустными глазами.

— Да ладно вам, девочки, я буду писать каждую неделю и приезжать как только выдастся минутка.

Нижняя губа Пинки Пай подрагивала, Эпплджек и Рэйнбоу Дэш старались быть сильными, но они тоже были заметно опечалены отъездом Твайлайт.

— Просто помните — благодаря вам я стала той, кто стоит сейчас перед вами. Без наших приключений я бы никогда не стала готовой к этой роли. Помните, я вас никогда не забуду.

Твайлайт до сих пор плохо чувствовала себя при мысли о коротком сроке дружбы своих подруг, но она решила про себя, что всегда будет помнить о них, даже после их смерти.

После прощальных слёз подруги Твайлайт направились к поезду в Понивилль. Твайлайт же пошла к собственной комнате, одной из многих комнат Кантерлотского замка.

— Спокойной ночи, Твайлайт, постарайся выспаться, на завтра у нас есть пара дел, которые необходимо решить.

Твайлайт ещё стояла и смотрела вслед уходившей Луне и Селестии. Луна повернулась и понимающе подмигнула, Твайлайт покраснела и отвела взгляд.

Затем она открыла глаза и повернулась, знакомый охранник стоял рядом.

— Плакард? — удивилась Твайлайт.

— Вы были великолепны, ваше высочество. Нам следует использовать больше таких, как вы, на поле боя. Вы бы точно не сломались под давлением, — ответил страж.

— Даже не знаю, — застенчиво улыбнулась она. — Я бы хотела отблагодарить тебя за оказанное доверие. Если бы не ты, я думаю, всё ещё бы сидела напуганная рядом с зеркалом в раздевалке.

— Помогать принцессам чувствовать себя хорошо — одна из моих обязанностей. Если вам понадобится что-то ещё, просто скажите, — он отсалютовал ей.

Образы, которые подсунула Луна, снова вспыхнули в сознании Твайлайт, где она и Плакард предавались разным сценам разнузданной похоти.

Твайлайт закусила губу и взбежала по винтовой лестнице, пытаясь сбежать от искушения. Но остановилась, прежде чем убежала слишком далеко.

— “Если уж я стала аликорном, я могу пользоваться специальными услугами”, — подумала Твайлайт.

Всё ещё стоя на лестнице, Твайлайт не оборачиваясь сказала охраннику.

— Пристин Плакард, — начала Твайлайт, стараясь говорить как можно более царственно.

— Да, принцесса? Я могу вам помочь? — сказал гвардеец, приближаясь к ней.

— Встретимся в моих покоях через час, — сказала она, стараясь теперь говорить как можно более соблазнительно, хотя в голосе явственно слышались нотки неуверенности.

Плакард усмехнулся. Жеребец был известен своей выносливостью, и удовлетворение нужд королевской семьи было любимой частью его работы.

— Да, ваше высочество, вам ещё что-нибудь понадобится? — спросил он с поклоном.

— Вообще-то да, захвати с собой банку майонеза и пингвина, — сказала она с хитрой усмешкой.

У гвардейца задёргался глаз.

Комментарии (33)

0

Ой, не R-13, а PG-13 — не привыкла ещё))))

Радужный_Штрих #26
+1

Отличный рассказ, но зачем майонез и пингвин?

kerik245 #27
0

Ох ты ж Ё... Банка майонеза и пингвин... Моё слишком живое воображение нарисовало мне ЭТО

Дядя Эскобар #28
+1

Это было клево) вот только вопрос, что остался "за кадром", кое-что напоминает. Что делает Твайлайт с пингвином и банкой майонеза? И как Сталонне пользоваться ракушками? Два вопроса на которые я никогда не найду ответа)

Reinar #29
0

Маленький пони: неадекватно это чудо.

Чудовищный неадекват.

Торжественный и величественный, как океан.

К черту это, впрочем.

Идиотия.

Kayoteyy #30
0

Забавно, только зачем этот пингвин с майонезом?..

Спасибо автору и переводчику!

Dream Master #31
+2

Великолепно!
Пингвин под майонезом...
Ржал...

Oil In Heat #32
+2

Тьфу. В юности мне казалось, что чем развратнее, тем приятнее. Сейчас вижу — нет, выше некоторого уровня наступает обесценивание и отвращение.

glass_man #33
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...