Возрождение

Пони и люди дружат уже несколько лет. Торгуют, проводят совместные исследования, общаются. Эквестрия процветает, Альянс затягивает последние раны от давней ужасной войны. Что будет, если дивный мир пони столкнётся со своим «отражением»? Некогда прекрасной страной, ныне павшей перед безжалостными захватчиками. Томящейся в рабстве у тех, чьи аппетиты неуёмны?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Зекора Лира Другие пони ОС - пони Человеки Кризалис Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Найтмэр негодует! (Супер-мега-эпично-короткий фанфик)

Возвращается как то раз Найтмэр Мун с луны...

Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Сказка рассказанная на ночь

Последствия вечеринки у Пинки и сказки вкупе.

Улыбка ценой в целую жизнь

Когда окружающая действительность начинает давить, а все цвета превращаются в оттенки серого, начинаешь задумываться о смысле жизни. Но что делать, если его нет?

Другие пони ОС - пони

Принцесса Селестия лежит в твоей кровати

Принцесса Селестия лежит в твоей постели, но ты не знаешь, почему. Что же делать?

Принцесса Селестия Человеки

Чай, Луна и прочая мишура.

Так ли Эквестрия нуждается в поднятии Луны?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Невероятные приключения Джоджо - Упавшая звезда

Рассказ, повествующий об истории, развернувшейся в мире пони еще до возвращения Найтмер Мун и появления главной шестерки. История о том, как пони стремятся к своей мечте, о том как вера в мечту дает странствующим силы, недоступные большинству, о мечтах, которым суждено, или не суждено сбыться. История о друзьях и врагах и о том, как первые становятся вторыми, а вторые - первыми.

Другие пони

Попаданцы достали

Твайлайт приходится поступиться своими принципами и просить помощи у ненавистных ей антипопаданцев.

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Другие пони Человеки

Любимое занятие Флаттершай

То, что обязательно делает Флаттершай в большинстве эпических и не очень фанфиков про попаданцев в Эквестрии.

Флаттершай Человеки

Fallout Equestria: Последний парад

Они вошли в вечный город, сияющие в лучах своих побед...

Автор рисунка: Noben
Темные делишки Гордость Принцессы

Игра теней

Ночь – самое опасное время суток. Во всяком случае, так считают те пони, которые вешают на свои двери замки побольше и плотно укутываются одеялом, гарантирующую им самую надёжную защиту от всех монстров, прячущихся под их кроватями. И уж точно так считает лишенная всей этой защиты Ночная Стража, которой приходится отважно бороться с преступностью на темных улицах родного города. Причем так успешно, что для того, чтобы бросить вызов этой самой преступности им порой даже не приходится вставать из-за своего столика. Когда никто тебе не мешает можно спокойно выполнять свою работу — такое положение дел устраивало и доблестную стражу и коварных преступников. До недавнего времени.

С внезапным появлением Принцессы Луны одна из главных обязанностей стражника – патрулирование городских улиц превратилось из небольшой прогулки до ближайшего трактирчика в четырехчасовое бесцельное плутание по городу. И это еще не считая времени на поиск обратной дороги в штаб–квартиру….

Нет, иногда, конечно, случалось что-нибудь интересное. Например, с крыши падал кусочек черепицы или мимо пролетала веточка, подхваченная порывом того самого ветра, который покидает города во времена душной жары и возвращается при первых признаках холодов, а если уж совсем повезет, то можно было обрадоваться полету маленькой пташки – она-то уж точно знает куда летит…. Но самым захватывающим ночным событием, конечно, был дождь – лучший друг стражника. Не то чтобы кто-нибудь из них радовался приходу дождя или сочинял ему хвалебные оды. Скорее за этим следовали бы пара высказываний в адрес пегасов погодной службы и срочный поиск укрытия, но зато совершать преступления в дождь способны только совсем уж странные личности. Ну, вроде того, кого сейчас ищет Стража.

Именно такие мысли посещали в ту ночь капитана Хейдэна вместе с мыслями о теплой постели и чашечке горячего чая. А также о том, что если этот грифон не вернется через пять минут, то…

… Бедняге Хейдэну придется ждать его еще пять минут.

Капитан устало вздохнул. Идея с патрулированием улиц парами была, конечно, хороша – теперь можно посылать кого-нибудь за едой и не бегать по всему городу в поисках пары яблочек, но что-то смутно подсказывало капитану, что две пары стражников за одну ночь сделают еще меньше, чем два стражника. Если такое вообще возможно.

Наконец, за спиной Корэджа послышалось хлопанье крыльев и жизнерадостное восклицание его напарника, которое было немного неуместным в час ночи. Особенно для тех, кто в это время предпочитает спать.

— Все чисто, синьор капитанос!

— Да, да. Спасибо, младший констебль. Так значит, мы можем без проблем пройти дальше по улице?

— Си, но зачем? – удивился грифон. – Все спокойно как в сиесту, и…

— Вот поэтому мы там и нужны, — заявил Корэдж. – Нам нужно оберегать покой этой улицы всеми силами. Кто знает, что случится с ней, когда мы уйдем?

Младший констебль кивнул и последовал за капитаном. Какой блестящий стратегический ход! Ведь преступники даже не подозревают, что на этой улице их ждет ловушка! Это его шанс показать, на что он способен…

— Кстати, на этой улице случайно нет трактира? – задумчиво спросил Хейдэн. – Для конспирации очень важно остаться незамеченными до самого последнего момента.

— Уно трактиро, но он, кажется, закрыт…

— А жаль… Отличное место для засады, — капитан снова задумался. – А где Принцесса Луна?

— Сеньорита командор? Этой ночью она должна быть во дворце…

— Тогда нам нужно найти подходящий трактир, — решительно заявил Корэдж. – Будем бороться с преступностью старым проверенным методом. Он еще никогда не подводил.


Сказать, что уходишь из Гарцующего Губоникуса и на самом деле уйти оттуда — это две абсолютно разные вещи, различающиеся степенью возможности исполнения. И когда Свифтвинд наконец-то решилась полной грудью вдохнуть окружающий ее воздух, то почувствовала себя альпинистом, взобравшимся на непокоренную вершину с помощью шнурка и зубочистки. Судя по всему капрал был ну очень голоден – то, что он еще не выкинул купленный сендвич в ближайшее подходящее отверстие ничем другим объясить было нельзя.

Несмотря на то, что Хубо обладал взглядом, который заставлял вас вспомнить не только о кошельке, жене и дочке, оставшихся дома, но и о двоюродной сестре в Филлидельфии, а в некоторых случаях даже и о бабушке в Мэйнхэттэне, он несомненно обладал особым талантом. За пять минут разговора с вами он мог обрушить на вас гигантские водопады бессмысленного словоизвержения, при этом не забывая подать вам полусъедобное нечто, улыбнуться и взять из ваших копыт пару-тройку блестящих монет. Что касается сдачи… Ну кто может уследить за всеми этими пустяками?

Свифтвинд как-то раз рискнула попробовать невиннй салатик от Хубо – о таких свойствах помидора пегаска никогда и не задумывалась, а от огурцов она до сих пор шарахается…

А еще Свифтвинд не покидало ощущение, что за ними кто-то следит. Может, это были посетители, которые очень близко познакомились со всеми неровностями стен трактира, а может и сам Хубо, провожающий капрала удивленным взглядом – наверное ни один из завсегдатаев даже не совсем в здравом уме не согласится купить Сендвич-Сюрприз-С-Начинкой. Некоторые до сих пор видят его в своих кошмарах.

Ну вот, опять! Какие-то тени мелькнули в ближайший переулок всего в десяти шагах от пары стражников. Пегаска, конечно, не была трусихой, нет. Просто если она вдруг решит проверить этот подозрительный тупик и совершенно случайно обнаружит там нечто с когтями, легко разрыавающими листовую сталь, то тут одной смелости скорее всего не хватит. Тут нужны совсем другие качества – лучше всего спринтерские. Хотя бежать быстрее чудища совсем необязательно, достаточно бежать быстрее капрала…

Кстати о капрале – тот похоже начал понимать, что не все, что пони называют едой действительно годится в пищу. Во всяком случае, сейчас он подозрительно рассматривал начинку своей покупки, которая с не меньшей подозрительностью уставилась на капрала, и был полностью поглощен этим увлекательным занятием так сильно, что не заметил появления трех темных фигур в черных плащах, которые на первый взгляд когтями не обладали, но менее устрашающими от этого не становились. Свифтвинд тихонько произнесла что-то неразборчивое – осталась лишь надежда, что они не раскусят их маскировку…

— Добрый вечер, офицеры! – жизнерадостно-могильным тоном поприветствовала их одна из фигур.

Ох…

— Добрый вечер, господа, — ответил капрал, оторвав наконец взгляд от своего несъедобного приятеля.

— И куда же держат путь отважные защитники родного города в столь поздний час? – спросил незнакомец, лучась дружелюбностью паука, интересующегося здоровьем мухи, попавшей в его паутину.

— Вообще-то мы никакие не стражники, — возразил капрал с актерским мастерством, от которого разрыдались бы даже картонные декорации, — мы просто два законопослушных гражданина, которые торопятся домой.

— Знаешь, я бы тебе поверил… — сочувствующе кивнула фигура, — но у тебя на груди висит значок… Да и со шлемом ты немного переборщил.

Ох… Свифтвинд всегда считала, что в черных плащах цвета ночной мглы уж точно не разгуливают добродушные любители хорошего розыгрыша. Уж точно не в два часа после полуночи…

— Ладно, меня ждут дела, — фиугра развернулась, театрально взмахнув плащом у которого обнаружилась алая подкладка, которая сулила не совсем веселое продолжение вечера, — а вы пока познакомьтесь с моими приятелями.

— Челюсти раздвинем, да внутрь соломы наваляем, — мрачно сообщила фигура справа.

— Ох, с ними не соскучишься… Прощайте, господа офицеры. Может и не увидимся больше, — обнадеживающе сообщила фигура и, как и предполагала Свифтвинд, растаяла в ночной тьме.

— Здорово, правда? – радостно воскликнула Пегаска, пихая капрала в бок и обращаясь к новму собеседнику, — А как вас зовут? Чем живете? Как дела вообще?

Фигура угрожающе промолчала.

— Как жизнь-то? Все нормально? Ну и хорошо. Кстати, у тебя что-то на подбородке, прямо вот тут, — заботливо произнесла Свифтвинд, придвигаяась поближе...

… И со всей силы врезала копытом по челюсти одного из «приятелей», который повалился на своего напарника.

— Бежим прооочь! — что есть мочи крикнула пегаска, разворачивая капрала в противоположную сторону. Надо признать, что единорог быстро уловил суть происходящего. Просто на старт ему требовлось некоторое время, чтобы до окраин его тела наконец дошел тот факт, что копыта уже двигаются и ждать никого не собираются.

На самом деле, легкая пробежка еще никому не причияла особого вреда. Но когда несешься по темной улице на которой вдруг решили уйти в отпуск все фонари, а сзади слышится топот копыт личностей, с которыми не особо хочется встречаться в подобное время суток, как-то не задумываешься о здоровом образе жизни. Свифтвинд оглянулась. Она в общих чертах представляла себе основные правила убегающего – преследователи должны оставаться сзади и уменьшаться. Но эти ьемные фигуры похоже и слыхом не слыхивали ни о каких правилах, все ближе и ближе приближаясь к капралу, который, несмотря на заданное в начале ускорение, уже начал терять темп.

В общем-то, ситуация складывалась непростая – вряд ли эти незнакомцы пригласят их на чашчку горячего чая, когда нагонят. А еще ее копыта начали создавать свой профсоюз с требованием немедленного отдыха, что никак не улучшало ход мыслей, которые в данной ситуации были просто необходимы. Но тут ей на глаза попался небольшой домик, который покрасили пони, ни разу не слышавшие о несочетаемости цветов. Однако, от остальных зданий на этой улице его отличала одна немаловажная деталь – его двери были широко и гостепреимно распахнуты.

Пегаске удалось развернуть капрала, который влетел в дверной проем по замысловатой траектории и даже преодолел пару ступенек лестницы на второй этаж, пока его копыта не решили, что прилечь и отдохнуть прямо сейчас – не самая худшая идея. Правда это не понравилось, тем частям тела единорога, на которых потом обязательно будут красоваться живописные синяки, а также самому капралу, который уже через мгновение внимательно рассматривал замысловатые узоры, нарисованные на следующей ступеньке. Однако, это увлекательное занятие было прервано младшим констеблем, которая решительным рывком поставила капрала на ноги. Ну во всяком случае, она попыталась это сделать, но ее мышцы быстро оценили границу между возможным и непосильным, так что капралу пришлось подниматься без посторонней помощи.

Наконец, у пегаски появилась возможность хорошенько оглядеться вокруг – похоже, что изнутри домик был еще не совсем готов к проживанию, а значит у внутренних стен был хоть какой-то шанс избегнуть ужасающей разноцветности своих внешних собратьев. Но Свифтвинд не удалось поразмыслить об этом подольше — близкий топот копыт заставил ее вспомнить, что в этот дом они забрались совсем не для того, чтобы подобрать подходящий цвет для обоев.

— Эм… Наверное надо подняться на второй этаж, — неувренно предложил капрал.

Свифтвинд кивнула – если у них и был шанс оторваться от погони, то он заключался во внезапном исчезновении. Ну и в надежде на то, что в головах этих громил не так уж много серого вещества. То, как быстро один из них пришел в себя после знакомства с копытом Свифтвинд определенно говорило в пользу этого предположения. Капрал неторопливо заковылял наверх.

На втором этаже их ожидала абсолютная пустота, граничащая с вакуумом, а также две небольших перегородки, которые закрывали им дорогу к окнам. Кому пришла в голову эта идея так и осталось загадкой, но этот пони определенно знал толк в бесполезных вещах – вероятнее всего он раньше работал продавцом сувениров. А звук двери, сорванной с петель, тем временем предвещал весьма интересный поворот событий. Свифтвинд внимательно посмотрела на перегородки.

— Капрал?

— Что? – осторожно спросил Нерд, предчувствуя не самое спокойное будущее.

— Как думаете, какая из них тоньше? Вот эта с бабочками? Ну ладно! – с этими словами пегаска схватила капрала и придала ему нужное ускорение в сторону упоминаемой перегородки.

Несколько слоев неизвестного науке, но очень дешевого материала с треском пропустили через себя двоих стражников, позволив им продолжить свое путешествие в вертикальном направлении, конечной точкой которого являлась большая куча строительного мусора, которая была свалена здесь вовсе не для того, чтобы останавливать летящих вниз пони.

— Я кажется что-то сломал, — простонал капрал, извлекая из-под себя два куска какой-то деревяшки.

По крайней мере они остались целы и относительно невредимы, несмотря на то, что круп Свифтвинд торжественно пообещал болеть еще пару-тройку дней, а кроме того им удалось оторваться от преследователей. Во всяком случае, пегаска старалась убедить себя в этом.

— Это все Хубо! – взорвалась младший констебль. – Он все подстроил… Ну я ему задам, ну я ему покажу!

Тут она увидела, что капрал все еще не расстался со своим Сюрпризным Сендвичем, который был весь покрыт слоем строительного мусора и от этого казался даже съедобнее чем раньше. По крайней мере, можно было попробовать съесть опилки, не задевая эти странные овощи…

— Эм… — пробормотал капрал, извлекая этот опасный объект, и критически осматривая его.

— Да брось ты этот… эту… штуку, — предоложила Свифтвинд. – Давай, я тебе яблочко куплю, что ли…

— Это не он! – наконец выпалил Нерд. – Хубо был нашим информатором! Вот, посмотри.

Капрал ткнул копытом в бутерброд, который переломился с ужасным чавканьем. В остатках красноватой массы, когда-то бывшей родственником томата, пегаска разглядела клочок бумаги. Она осторожно извлекла его, стараясь не касаться особо хищных кусочков. На крошечном пространстве умудрились уместиться целых четыре слова.

Тень Сенная Улица Четырнадцать.