S03E05
/ ///

//

— Это… — стоя разинув рот посреди библиотеки, Твайлайт держала перед собой левитацией серебряный цилиндр с лицами кривляющихся единорогов. — Это просто невероятно!

Она глянула вбок.

— Где ты его нашла?

— Боюсь, наткнулись на него Свити Белль и её очаровательные друзья, а не я, — заявила сидящая за читальным столиком Рэрити. Окна библиотеки дрожали и звенели под напором растущей в деревне суматохи. — Я бы и не подумала, что в нём есть что-то особенное, ну, помимо чарующего блеска, конечно.

Она кратко усмехнулась, затем вздохнула.

— Кхм. Я не сомневаюсь, что ты наблюдаешь очевидную связь, — она указала на серебряный тотем, а затем на нули, висящие над их головами.

— Точно! — кивнула Твайлайт, почти не дыша. — Я работала всё утро, пытаясь найти объяснение этой таинственной вспышке, которая возникла над городом несколько часов назад…

Она осторожно опустила левитацией жезл на деревянный стол по центру комнаты.

— Сначала возникли эти числа, но теперь еще и такое…

— Может ли он быть причиной обрушившегося на Понивилль хаоса? — спросила Рэрити, вытянув шею, чтобы оглядеть повнимательнее блестящий, очень блестящий предмет. — Едва бедняжка Эпплблум прекратила заливаться горючими слезами, она всё мне рассказала, и её показания совпали с показаниями других девочек. Она всегда была самой честной в этом милом маленьком трио, как, думаю, нетрудно догадаться.

— Я определённо ощущаю связь, — заметила Твайлайт. Она внимательно щурилась на тотем, а её рог сиял в пульсирующем резонансе. — Я чувствую сложную паутину лейлиний, исходящих из этого артефакта под бессчётным количеством углов. Я нисколько не сомневаюсь, что именно он ответственен за заклинание, от которого мы видим числа.

— Древний измеритель лжи! Ха! — Рэрити встряхнула копытом синие локоны гривы и улыбнулась. — Кто бы мог себе представить подобную штуку!

Твайлайт строго поглядела на неё:

— Рэрити. Это ничем подтвердить нельзя.

— Но чем же ещё это может быть, дорогая? — широко улыбнулась Рэрити. — Ты бы видела этих феечек, когда они стояли на моём пороге, сочиняя одну невероятную небылицу за другой! О! Воздух определённо звенел неземным звоном от их стремительно растущих чисел!

— Только тщательное изучение может дать ответ на всё это. Кстати говоря, — Твайлайт развернулась и нахмурилась в сторону противоположного конца библиотеки. — Спа-а-а-айк?

— Да иду уже! Ну в самом деле! — Спайк скатился по ступенькам, изо всех сил стараясь удержать в равновесии на руках толстый пыльный фолиант. — Мне и без твоих криков непросто сосредоточиться, из-за всех этих городских пони, которые готовы поднять под окнами восстание!

— О-о-ох-х, Спайки-Вайки! — проворковала Рэрити. — Они совершенно точно не поднимают восстание! Хехехех…

Она замолчала, потом пару секунд спустя побледнела.

— В-ведь правда?

— Короче говоря, мне кажется, я кое-что нашёл! «Древней старины эквестрийскыя диковины»! — Спайк поднял с победной ухмылкой книгу. — Зацените!

Твайлайт подняла левитацией том с его рук. Не обращая внимания на по-прежнему дребезжащие поблизости окна, она внимательно оглядывала потрёпанные временем побуревшие страницы. Единорожка метнулась глазами с текста на иллюстрацию, изображающую тонкий предмет, затем быстро подняла взгляд со страниц на серебряный тотем и тщательно осмотрела его ещё раз.

— Вот, похоже на правильное описание, — в задумчивости произнесла Твайлайт. — Из серебра стержень сияющий пони поставит под истины взгляд всезнающий.

— Благие небеса! — не веря своим ушам, воскликнула Рэрити. — А у этой адской штуковины есть название?

— Тут говорится, что за две сотни лет до окончания палеопонического периода в центре современной Эквестрии существовала цивилизация, известная как Правдианская Империя, — Твайлайт водила лавандового цвета копытом по странице, продолжая говорить: — Это было утопическое общество, построенное на принципах доверия, пацифизма и общественной автократии. По-видимому, Правдианские пони так стремились жить в согласии друг с другом, что искали способа достичь также и полного единомыслия. И для этого они создали Четыре Связующих Жезла.

— И какой же из Жезлов этот? — спросил Спайк, корча уродливые рожи в попытке повторить рельефные изображения единорогов, составляющих собой тотем. — Жезл Самого Плохого Скульптора в Мире?

— Серебряная чеканка… лица единорогов… Сияет бледным свечением… — Твайлайт подняла глаза от фолианта. — Это совершенно точно «Жезл Огорождения». По-видимому, его назначение в Правдианской Империи состояло в поддержании честности в обществе с помощью демонстрации пони их собственной измеренной недобросовестности!

— Итак, значит… — Рэрити улыбнулась и снова приподняла копытом локоны. — Измеритель лжи?

Твайлайт закатила глаза.

— Рэрити, разве ты не понимаешь, насколько это серьёзно? — она наклонилась вперёд с встревоженным выражением лица. — Мы имеем дело с магией, которая древнее всего неоэквестрийского волшебства! У м-меня даже во всей библиотеке не сыщется заклинания, которое можно было бы противопоставить чему-то подобному!

Она повернулась обратно к книге и указала на другую страницу.

— Ещё здесь говорится, что едва заклинание начнёт действовать, всё ближайшее окружение источника магического излучения будет непрерывно привязано к Жезлу, пока сила тотема не будет нейтрализована, — Твайлайт закусила губу и добавила: — Другими словами, нам не избавиться от этих чисел, пока мы находимся в Понивилле, или до тех пор, пока этот артефакт отсюда не уберут.

— Так что это значит? — спросил Спайк, судорожно переводя взгляд с единорожек на дрожащие стёкла позади них и обратно. — Теперь эти числа над нашими головами навсегда, пока мы в городе?

— Безусловно, ты должна же найти способ убрать вызванный этим предметом… ох-х-х… — Рэрити содрогнулась. —… совершенно омерзительно яркий недуг!

— Я, в одиночку? Сомневаюсь, — Твайлайт поглядела за окно, шепча в задумчивости: — Но Принцесса Селестия…

Она просияла, прянув пушистыми ушами:

— Конечно! Она аликорн, а магия аликорнов — самая древняя и могущественная магия в мире! Она без проблем сможет разбить Связующее заклинание Правдианского артефакта!

— Ну так пошли ей письмо! — потребовала Рэрити. — Или пошли ей сам тотем!

Твайлайт прижала уши.

— В этом-то всё и дело. Правдианская магия ужасно стара и непредсказуема. Я не хочу никуда телепортировать жезл и рисковать его разрушением или чем похуже. Кто знает, вдруг, если артефакт сломается, заклинание станет необратимым?

— Мы можем отправить его Селестии с посыльным пегасом! — возразила Рэрити. — Мисс Хувз в последнее время только и делает, что буквально умоляет о дополнительной подработке.

Спайк прочистил горло.

Рэрити закатила глаза, вздохнула и затем сказала:

— О, так и быть, значит. Пусть Рейнбоу Дэш этим займётся. Кобыле не помешают лишние биты.

— Благодарю тебя за замечательные идеи, Рэрити, но этот предмет уже доказал нам, что он опасен и магически нестабилен, — Твайлайт закусила губу, глядя на мерцающий тотем. — Я не хочу рисковать влиянием на другие поселения пони между нами и Балтимэром.

Рэрити изобразила недоумение.

— Балтимэр? И причём здесь Балтимэр?

Твайлайт устало улыбнулась.

— Так сложилась судьба, что Принцесса Селестия в данный момент в Балтимэре. Она решила устроить неожиданный визит, чтобы оценить урон, который городу нанёс недавний очень сильный град. Даже если мы пошлём Селестии письмо и она получит его сразу же, она не сможет добраться до сюда ещё в течение нескольких дней, если, конечно, не произойдёт чего-нибудь плохого и непредвиденного.

— Вот как это, например?! — выдавил Спайк.

— Ох-х-х-х-х, Спа-а-а-айк… — Рэрити погладила его зелёные шипы и, подмигнув, похлопала по плечу. — Ты недооцениваешь уживчивость пони нашего городка!

— Э-э-э-э-э… — Спайк сглотнул, по-прежнему чувствуя себя напряжённо от царящей снаружи суеты. — Правда?

— Вот, посмотри хотя бы на собственную наставницу! — Рэрити указала на Твайлайт. — Видишь, какой у неё маленький счет? Наверняка и другие наши друзья столь же преданны искренности и правде!

Твайлайт глянула на своё отражение в фоторамке. И действительно — над головой у неё висел поблёскивающий «0». Она украдкой глянула на подругу, чувствуя, как заливает щёки румянец.

— Ах-х… ну, я… э… всегда ценила искреннюю честность при общении с миром, — Твайлайт слегка поёрзала. — Это добродетель, которую меня ещё с раннего детства научила ценить Принцесса Селестия. Насколько я представляю, если ты совершенно честна с друзьями, то у тебя больше шансов разрешить проблемы, едва они только появятся, потому что ты, по крайней мере, будешь знать, что сумеешь сыграть свою роль в исправлении ситуации. К тому же… Это ведь хорошо быть честной, разве вы не согласны?

— О, безусловно! — Рэрити закатила глаза и элегантно усмехнулась. — Я всегда честна с пони, которых люблю!

Раздался звон колокольчика…

Твайлайт моргнула.

— Эм, Рэрити?

— Да, дорогая? — Рэрити уставилась на неё, затем моргнула. Она бросила взгляд на Спайка.

Спайк, сжавшись, указывал пальцем ей на голову.

Модистка подняла маленькое зеркало со стола и посмотрела на недобро светящуюся над головой «1». Её бледные черты слегка покраснели.

— Эм… я-я имела в виду, Твайлайт, что честность всегда служила мне хорошую службу в п-прошлом!

Ещё один колокольчик.

Взгляд Твайлайт переплавился в суровый прищур.

— У-гу…

— О! Э-э-э-э… э-э-э-э… — Рэрити начала потеть, а зеркало задрожало в её магическом захвате. — Я серьёзно! По крайней мере, я прилежно стараюсь быть честнее Свити Белль!

Колокольчик. «3». Она скривилась.

— Я её единственный объект для подражания, и она равняется на меня куда больше, чем на других! — «4». — Ох, да чтоб тебя… — Рэрити вскочила с сиденья, чуть не запутавшись в своих элегантных ногах. — Если вы меня простите, я должна быть в Бутике, так как несколько незаконченных платьев требуют моего безотлагательного внимания… — «5» — Нет! Я определённо не думаю принять долгую, обжигающе горячую ванну с лавандой, чтобы успокоить свои нервы… — «6» — Рррррргхх! — с по-королевски утончённым шипением она, подобно бледной комете, бросилась прочь из комнаты.

После её ухода в библиотеке повисла тишина.

Спайк моргнул, затем сказал:

— Обожаю, когда она злится, — пауза: он глянул наверх, на висящий над его головой «0», и вскинул в воздух кулак. — Да! Ха! Не такой уж я теперь и младенец-дракон, а?

Он повернулся к Твайлайт с широкой улыбкой.

Твайлайт опять глядела на свое отражение. Она печально опустила унылые глаза, уведя взгляд от мерцающего над головой серебристого эллипса.

— Э-э… Твайлайт?

Она очнулась из задумчивого транса и бросила на него взгляд.

— Хм-м-м? Да, Спайк?

 — Значит… э… — он переступил с ноги на ногу. — Мне послать сейчас письмо Принцессе? Ну, знаешь… с просьбой о помощи, чтоб очистить Понивилль от этого проклятья?

Твайлайт переводила взгляд с него на сияющий Правдианский артефакт и обратно.

— Очень бы хотелось, чтоб нам не пришлось этого делать.

Он нахмурил чешуйчатый лоб.

— Твайлайт?

— Кхм. Да. Приготовь письмо, Спайк, — Твайлайт обошла мерцающий тотем кругом. — Я пойду наружу, чтобы сообщить жителям новости.

— Я бы на твоём месте туда не совался.

— О, прошу тебя, Спайк… — она улыбнулась ему через плечо, положив копыто на дверную ручку. — Ты недооцениваешь понивилльцев! Не порвёт же этот древний счетчик деревню до самого основания!




— Это полная катастрофа! — выкрикнул Доктор Хувз с «5» над головой.

— Я даже не могу вести дела — пони постоянно на меня сердито пялятся! — рычала Роузлак, носящая «9».

— Не говоря уж о том, что эти светящиеся номера распугивают наш скот на кормёжке! — добавила Кэррот Топ с мерцающей «7».

— Каждый заходящий в город торговец разворачивается и бежит без оглядки, едва эти тупые номера появятся у них над головами! — гневно ворча, размахивал копытом Эйс. — Как мне теперь достать новую теннисную ракетку?! Вы с этим можете что-нибудь сделать, Мэр?!

— Я… э-э… эм… — на трибуне, возведённой над самыми верхними ступенями крыльца ратуши в центре Понивилля, дрожала Мэр, внезапно обратившаяся в дёрганую пони с перекошенными бифокальными очками и растрёпанной гривой. — Я... р-рассылаю письма в области, находящиеся за пределами радиуса действия этого заклинания, связываюсь со всеми, кто обладает необходимыми силами, чтобы... — она сглотнула. — Я прошу помощи у с-самых могущественных магов Кантерлота, чтобы они п-пришли и разобрались с этим!

Она нервно улыбнулась.

— Мы мигом исправим эту проблему!

— Да неужели?! — ворчали пони. — И с чего бы нам верить вам?!

— А? О. Да… Ну… — она поправила воротничок, бросив взгляд дёргающихся в нервном тике глаз вверх. Над её головой висела зловеще сияющая «72». — Видите ли, штука в том, ч-что у меня была этим утром встреча с несколькими делегатами из Троттингема, не говоря уж о дюжинах и дюжинах бумаг на подпись, свитков под печать: обычная рутина в управлении городом. И да, ну… эхехех… я всегда делала то, что д-должно быть сделано, и говорила то, что должно быть с-сказано исходя из интересов процветания деревни!

Звон колокольчика прозвучал как выстрел: её «72» сменилось на «73». Она моргнула, глядя на толпу и обильно потея.

— К-как насчёт снижения налогов в этом году на две десятых процента? — предложила она, натянуто улыбаясь.

Пони продолжали орать, плеваться и выть в гневе. Целая их тесная группа столпилась уже у самых стен ратуши: еще несколько дюймов, и они опрокинули бы подиум.

С другой стороны городской площади Большой Мак и Карамель с относительно маленькими числами над головами шли бок о бок, таща за собой через деревню телеги, полные яблок. Они одновременно посмотрели на толпу.

— Эй, Большой Макинтош… — Карамель повернулся и лукаво ухмыльнулся своему огромному красному кузену: — Заметил, что у всех кобыл числа почти в два раза выше, чем у жеребцов?

— Хехехех… — Большой Мак улыбнулся поверх стебелька соломы, который он жевал. — А-а-а-а-а-а-а-а-ага.

— Пони! Пони! Прошу вас! — кричала мэр, размахивая передними ногами. — В этом хаосе совершенно нет никакой нужды! Я же уже сказала вам, что я вызвала самых могущественных магов из…

— Но разве у нас и без того нет самого могущественного мага-единорога во всей Эквестрии прямо здесь, в Понивилле?!

— Ага!

— Элемент Магии!

— Где она?!

— Спросите, вдруг она может нам помочь!

— Э-э-э-э… — Мэр жевала копыто. — Эм-м-м…

— Здравствуйте! Привет! Эм… Извините! Ой! Простите! Прошу прощения! — сквозь плотную толпу пробиралась лавандовая фигурка. Тяжело дыша, Твайлайт Спаркл взобралась на платформу и встала рядом с начальником городка. — З-здравствуйте, Мэр. Прошу прощения, что перетягиваю внимание на себя…

— О, п-пожалуйста! — растрёпанная пожилая пони улыбнулась нервно подрагивающими губами и попятилась, делая приглашающие жесты в сторону трибуны. — Конечно…

Наконец, когда Твайлайт встала за трибуной, пони повеселели и громоподобно затопотали копытами по земле.

— Эм… — она нервно прошлась копытом по локонам гривы и смущённо улыбнулась. — Извините, что не захватила сегодня с собой шпаргалок. Я была занята перепиской с Принцессой Селестией и изучением этой недавно возникшей ситуации, и я не хочу срезать никаких углов…

— Просто скажите уже нам, что происходит! — крикнул кто-то, и многие пони поддержали его гулом одобрительных голосов.

— Что ж, ладненько. Кхм, — Твайлайт сделала глубокий вдох. — Компания маленьких кобылок случайно раскопала древний артефакт эпохи Правдианской Империи. Вместо того чтобы вдаваться в непростую историю древнего происхождения тотема, позвольте мне просто подтвердить, что этот объект ответственен за… ну… числа, летающие по городу. С того момента, когда тотем испустил магический всплеск, охвативший собой территорию Понивилля и окружающих его ферм, эта область, имеющая круглую форму, оказалась под воздействием заклинания. Все обитатели этой территории в пределах досягаемости заклинания и те, кто в неё входит извне, получают эти числа над головами.

— Тогда почему бы нам просто его не разломать?! — проворчал пони.

Да! — подхватили в унисон дюжины голосов.

— Пожалуйста! Пожалуйста! — Твайлайт замахала копытами. — Выслушайте меня!

С обеспокоенным выражением лица она продолжила:

— Разрушение этого артефакта не остановит заклинание! Оно может только ухудшить положение! Равно как и перемещение его через наше королевство или даже просто малейшая встряска! Единственное возможное решение для отмены произошедшего — только наложить более мощное контр-заклинание! Но, к слову, я только ученица в эквестрийском волшебстве, и я недостаточно сильна для того, чтобы убрать числа! — она обнадёживающе улыбнулась. — Чтобы этого достичь, я сказала моему ассистенту Спайку отправить письмо Принцессе Селестии. Она уже ответила мне, выражая глубочайшее беспокойство относительно ситуации здесь, в Понивилле. Тем не менее, сейчас она занята в Балтимэре — помогает пони восстановиться после ужасной бури, повредившей и разрушившей многие дома, так что, с учетом всего, в самом лучшем случае она, скорее всего, не прибудет сюда раньше, чем через два дня!

Все пони застонали, вздыхая с досадой. На и без того безрадостной сцене загорелось множество злых взглядов.

Твайлайт, прижимая уши, подалась назад при виде недовольной толпы. Она услышала шипящий шёпот сбоку от себя и повернулась, чтобы посмотреть.

Мэр глядела на неё широко раскрытыми глазами, делая жесты в сторону толпы.

— Прошу вас, мисс Спаркл! — сдавленно воскликнула она. — Скажите что-нибудь позитивное! Облегчите чем-нибудь их страхи! Нельзя же говорить одни только плохие новости!

— Я… — Твайлайт поглядела на толпу, затем на серебристые числа различной величины, висящие у каждого над головой. — Я… я-я…

Пони, все как один, глядели на неё.

Она вздохнула, обессиленно опёршись о трибуну.

— Мне очень, очень жаль, мои дорогие пони. Но это самые лучшие новости, какие я могу вам дать. Мы просто не можем ничего поделать с этими числами, пока сюда не прибудет Селестия. Нам придётся хранить тотем в безопасности и ждать два дня… может даже дольше, пока артефакт не будет очищен от своей силы!

Все пони заворчали и начали расходиться, раздражённо пиная грязь под ногами. Мэр закрыла лицо копытом, осев на задние ноги с мучительным стоном.

Твайлайт воодушевлённо улыбнулась:

— Но… это же не конец света! Учитывая природу древней магии, нам повезло, что она не повлияла на нас поистине неблагоприятным образом! Мы ведь разбирались и с куда худшими ситуациями, когда в Понивилле бывали и Найтмэр Мун, и Дискорд, и всё равно мы умудрялись со всем справиться! Это значит, что мы куда сильнее, чем сами себя считаем! И, что важнее, мы в этой ситуации вместе! Так что давайте будем рады, что мы можем… доверять друг-другу... что можем б-быть честными…

Её слова замедлялись, падая как капли по мере того, как угрюмая толпа медленно расползалась в разные стороны, подобно нефтяному пятну на море. Все пони отказывались даже смотреть друг на друга.

— Что мне теперь делать? — хныкала Мэр, качаясь вперёд и назад, баюкая голову в копытах. — Моя карьера… все мои достижения рушатся в труху!

— Ну, эм… — Твайлайт повернулась к ней и переступила с ноги на ногу. — Просто будьте честными со всеми, мисс Мэр! Только это ведь и имеет значение, я права?

— В самом деле, мисс Спаркл… — встав и пройдя к входным дверям ратуши, пожилая пони уставилась на неё пустыми глазами. — Вы думаете, пони с моими полномочиями могла оказаться на том месте, где я сейчас нахожусь, будучи целиком и полностью добросовестной?

Твайлайт открыла рот, чтобы что-то сказать. Дверь ратуши холодно закрылась за Мэром, оставив единорожку в опустевшем сердце Понивилля наедине со своим «0».

Она вздохнула.