Сентри в деле

Второе вторжение подменышей в Кантерлот. Принцессы похищены, и именно лейтенанту Флешу Сентри (самопровозглашенному трусу и бабнику) и Специальному Агенту Голден Харвест (она же Кэррот Топ) приходится спасать ситуацию... нравится это Флешу или нет. Третья часть Записок Сентри.

Другие пони Кэррот Топ Торакс Чейнджлинги Флеш Сентри

Не спрашивай, по ком звонит колокол

Твайлайт Спаркл отправляется в Царство Мёртвых в отчаянной попытке воскресить свою возлюбленную и вернуть в мир живых. Всё, что ей нужно делать — это следовать условиям, продиктованным богиней подземного мира. Просто, не правда ли?

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Луна

Хроники Рокки Географа - Тайна первооткрывателей

Цикл из рассказов My Little Pony: Rift chronicles. Этот рассказ посвящается Эквестрийскому путешественнику, который переживает изгнание из семьи, и встречается лицом к лицу - с новыми подстерегающими его, опасностями. Вернется ли он домой с честью, или так и останется без крова над головой? Найдет ли он себе друзей, и что за тайну он скрывает? На эти и другие вопросы, ответ вы найдете в фанфике с увлекательнейшим сюжетом!

Другие пони ОС - пони

Рэйнбоу Дэш представляет — «Дружба — это Магия»

Рассказ в стиле старого доброго «Rainbow Dash Presents», где характеры пони отличаются от изначальных в сериале, и ими обыгрываются почти дословно события различных фанфиков о пони в юмористической форме. Обыгрываются события первого эпизода сериала «Friendship is Magic»

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк

Оккулат.

"Тьма и свет - две стороны одной медали. Когда научишься понимать их, тогда и обретешь истинное могущество!" Кем был Старсвирл? Кем были его друзья? Почему нам так мало известно о детстве принцесс? А что было там, в прошлом? Что за ужасы скрывает оно? Этот фанфик дает ответы на вопросы, которыми задавался каждый брони. Он о прошлом. Далеком прошлом, о котором нам так мало известно. Вообще, по сути, является личным мнением автора, о том "как оно могло бы быть". Надеюсь вам понравится! Evil eternal!!!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Другие пони Король Сомбра

Радужные яблочки

Эпплджэк попадает в больницу и сходит с ума.. а дальше гримдарк во все края =)

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Метка для человека

Продолжение приключений Кира, но уже в мире пони. На этот раз нет войны. Все тихо и мирно. Но внезапно пропадают сразу трое пони. Более того, эти пони - дети! Метконосцы! Куда занесло детей и успеют ли Кир с друзьями вернуть их - это еще не решенный вопрос...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Fallout Equestria: Heroes

Вдохновлённая великой Обитательницей Стойла, Сильвер Шторм, простая охранница из города Мэйрфорт, решается идти на отчаянный поступок, чтобы освободить своего брата, захваченного в плен. Конечно же, всё идёт не по плану, и попытка стать героем тащит её в паутину тайн и заговоров между враждующими фракциями, которые хотят захватить контроль над последним свободным в Пустоши городом – Дайсом.

ОС - пони

My Little Pony: the lost "Cupcakes" fan-art

Как-то раз спросил друга-брони, известна ли ему какая-нибудь крипота, связанная с "MLP". Он сказал, что есть такая, скачивал месяца три назад. После прочтения я поинтересовался ресурсом, но друг ответил, что сайт не помнит, ссылку ему кидали в Контакте, и сейчас тема с той перепиской удалена.Но своё авторство он отрицает и прямо заявил, что я могу постить этот рассказ когда, где и как угодно. Так что автор, равно как и достоверность этой истории... ХэЗэ, ХэЗэ, может автор откликнется и подтвердит )

Пинки Пай

По стопам прошлого

Твайлайт получила от принцессы Селестии важнейшее задние, ведь Луне требовалась помощь так, как никогда раньше

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Devinian

Грехи Прошлого

Предательство

Двери школы Понивилля распахнулись с криками и летящими бумажками, волна кобылок и жеребят с улыбками на лицах выплеснулась на улицу. Среди них были и Метконосцы, полные смеха и веселья на равнее со всеми. Черили посмотрела на разбегающихся маленьких пони с улыбкой, после чего вернулась в школу, слегка подпрыгивая, что случалось с ней лишь раз в году.
Причина такой радости учительницы и учеников была одна: начались школьные каникулы.
— Ни какой школы, ни какой школы, ни какой школы! — чирикала Эппл Блум, прыгая как Пинки Пай; все четверо шли в центр города.
— Ага, у нас целое лето на поиски наших меток! Это будет просто зашибенно! — согласилась Скуталу. — С чего начнём? Катание на скейтах? Прыжки с парашютом? О, нет, я знаю... надо нам попробовать прыжки с верёвкой!
— Всё это звучит очень опасно, Скуталу, — с опаской сказала Свити Белль.
— И... пугающе... — слегка вздрогнула Никс.
— Может, начнём с чего-нибудь полегче? — предложила Свити Белль. — И кажется, мы уже прыгали с парашютом.
— Разве? — спросила Скуталу, пока Свити Белль задумчиво высунула язык.
— Погоди, а зачем пегасу парашют в принципе?
— Эм... — неуверенно начала Никс, — кажется... у меня есть идея, как проследить за нашими успехами.
— И какая? — спросила Эппл Блум.
— Ну, Твайлайт всегда составляет список, это помогает ей быть организованной, так что... давайте каждый из нас напишет, чем можно заняться, а потом мы всё соберём и составим один большой список? Так мы всегда будем знать, что уже пробовали, а что — нет.
— Это отличная идея! — поддержала Эппл Блум.
— Правда?
— Ага. Если мы так сделаем, то сразу же найдём наши метки!
— Точно! — весело согласились остальные. Никс улыбнулась, радуясь, что смогла помочь, ведь из-за своего робкого характера ей было нелегко принимать активное участие в команде, а некоторых идей она откровенно боялась.
После уточнения некоторых деталей плана, четвёрка согласилась встретиться в библиотеке Твайлайт на следующий день после обеда. После традиционной кричалки Метконосцев, группа разошлась. Каждая поспешила домой, чтобы придумать как можно больше способов получить желанные метки.
Весь путь до библиотеки Никс неслась на всех парах, и просто влетела сквозь двери. Твайлайт и Спайк как раз работали в главной комнате. Дракончик проверял книги для земных пони, в то время как единорожка расставляла по полкам остальные книги. Неожиданно её сбили с ног, и оказалось, это была непрерывно смеющаяся Никс.
— Я дома!
— Заметно, — ответила Твайлайт, сидя на новом месте, пока маленькая кобылка прыгала вокруг неё. — Как прошёл последний день в школе?
— Весело! Черили угостила нас сладостями, а ещё раздала табели с оценками.
— И какие же у тебя оценки? — спросила Твайлат. Никс очень хотелось похвастаться, так что она магией открыла сумки и достала оттуда свой табель. Твайлайт взяла его в свою магию и стала внимательно изучать. Её лицо озарила улыбка, когда она увидела отличные оценки. Не идеальные, конечно, но всё равно весьма хорошие, как для кобылки, занимавшейся всего две третьи учебного года.
— Ну, так... я справилась? — спросила Никс, слегка волнуясь. — Черили сказала, что справилась, но... я справилась?
— У тебя великолепные оценки, — сказала Твайлайт, оставляя табель на столе. — Знаешь, думаю это дело нужно отметить. Что скажешь, Спайк? Сходим куда-нибудь и повеселимся?
— А что с библиотекой? Ты всегда говорила, что она должна быть открыта, если кто-нибудь захочет взять книгу.
— Да ладно тебе, Спайк, это особый случай. Конец учебного года бывает лишь раз в году.
— Эй, меня не надо просить дважды, — усмехнулся дракончик, делая последние заметки в инвентарной книге, прежде чем захлопнуть её. — Так что, чем займёмся?
— Думаю, Никс следует решать.
— Правда? Я могу выбирать?
— Ага, всё что захочешь, Никс.
— Мы можем пойти в Сахарный Уголок?
— Да.
— А потом в парк играть?
— Да.
Маленькая кобылка была на грани взрыва от радости, подпрыгивая не хуже всем известной розовой пони. Твайлайт и Спайк поспешили за нею. Закрыв библиотеку, трио ушло праздновать.


— Это лучший день в моей жизни! — щебетала Никс. Она, Твайлайт и Спайк возвращалась домой, когда солнце уже опускалось за горизонт. Все были безумно довольны проведённым днём, посвятив его играм в парке. Салки, прятки и сражения с Твайлайт, игравшую роль страшного монстра, которого Никс и Спайк побеждали множество раз. День незапланированного веселья. В своё время Твайлайт часто пропускала такие развлечения, сидя за книжками.
— А можно завтра мы ещё раз так поиграем?
— Может не завтра, — немного устало улыбнулась единорожка, — но не исключено, что на этой неделе. Кроме того, разве ты ничего не планировала с друзьями на завтра?
— Точно, каждый из нас должен придумать, чем можно заняться этим летом, чтобы получить наши метки, — весело чирикнула Никс, прежде чем улыбка слетела с её лица. — О нет! Я... я забыла начать свой список...
— Ну, я бы так сильно не волновалась. У тебя есть время до завтра. Уверена, если ты начнёшь список сегодня вечером, то успеешь придумать много всего.
— Ага, не о чем волноваться, Никс, — подтвердил Спайк. — У тебя есть целая ночь на... эм, Твайлайт?
— Да, Спайк?
— Разве это не колесница принцессы Селестии возле библиотеки?
Твайлайт, уделявшая внимание сидящим у неё на спине дракончику и кобылке, посмотрела вперёд. Спай был прав: возле их дома расположился королевский экипаж, а несколько гвардейцев стояли на страже у двери.
Заинтересовавшись, Твайлайт вошла в библиотеку, осторожно заглядывая внутрь.
— А, Твайлайт, я как раз думала, куда же ты пропала, — произнесла Селестия, сидя на подушке возле стола для чтения, который казался кофейным столиком в сравнении с высокой принцессой. — Надеюсь, ты не возражаешь, я решила заглянуть в гости.
— Конечно, нет, — ответила Твайлайт, войдя в комнату. — Почему же вы не предупредили, я бы хоть прибралась в библиотеке.
— И заставила всех пони украсить город к моему приезду, — с улыбкой подметила принцесса. — Я надеялась на более личный визит. Ты не против?
— Ну что вы. Но разве вы не должны быть в Кантерлоте и опускать солнце?
— Одно из преимуществ возвращения сестры — можно иногда увильнуть от обязанностей. Сегодня Луна опустит солнце.
— Что ж, передайте ей «спасибо» от меня, — улыбнулась единорожка. — Кстати, вы не голодны? Мы как раз собирались поужинать.
— Нет, спасибо, Твайлайт, однако, не позволяй мне мешать вам. Похоже, у вас троих был длинный день.
— Да, но кроме того ещё и очень весёлый, — сказала фиолетовая пони и повернулась к сидевшей на её спине детворе. — Спайк, Никс, давайте вы приготовите ужин? Знаю, сегодня моя очередь, но...
Спайк жестом остановил её.
— Не беспокойся, Твайлайт, ты уже давно не общалась с Селестией. Пойдём, Никс, пороемся в холодильнике.
Дракончик и кобылка спрыгнули на пол и направились на кухню. В свою очередь, Твайлайт подошла к столу и села напротив принцессы, улыбнувшись.
— Так что же привело вас в Понивилль? Очередной храпящий дракон завёл в горах? — пошутила единорожка.
— Нет, но есть кое-что важное, о чём я хочу с тобой поговорить, — голос Селестии, обычно весёлый и задорный, звучал серьёзно. Рог аликорна засветился и позади хозяйки дома произошла вспышка, а когда она обернулась, то вокруг кухонной двери мерцали несколько огоньков.
Твайлайт сразу узнала это заклинание, — блокировка звука — принцесса однажды применяла его. Значит, Селестия не хотела, чтобы их разговор услышали Спайк или Никс.
— Что ж, Твайлайт... Я здесь, чтобы поговорить о Никс, которая не приходится тебе двоюродной сестрой.
Сердце Твайлайт упало, когда она повернулась к Селестии и встретилась с её всезнающим взглядом. Сперва единорожка хотела соврать, но... нечто в глазах принцессы подсказало, что так просто ей не уйти от ответа. Такое уже случалось несколько раз в прошлом, когда у них возникали разногласия.
Больше не было смысла отпираться.
— Много вы уже знаете?
— У меня есть некоторые подозрения, и отчасти поэтому я здесь. Но прежде чем сказать что-либо, я хочу услышать полную правду о Никс. Расскажи мне всё.
У Твайлайт пересохло во рту, а в горле засел ком, но всё же нашлись силы начать. Она рассказала Селестии о том, как нашла Никс, о происшествии в Вечносвободном лесу... обо всём. Некоторые моменты подкрепила своими собственными теориями. Но на протяжении всего рассказа Твайлайт постоянно твердила, что Никс не может быть Найтмэр Мун, даже не смотря на все очевидные доказательства.
Пока Твайлайт говорила, Селестия внимательно слушала. Её лицо хранило обычное королевское хладнокровие, идеально отточенная маска для подобных ситуаций. Твайлайт всё время заглядывала принцессе в глаза, надеясь узнать, о чём она думала, но ничего не вышло. Тысячелетие правления наделили монарха лучшей маской невозмутимости во всём королевстве.
Повествование не заняло много времени, но под конец единорожка жутко устала. С каждым словом, внутри Твайлайт нарастала тревога, а в голове звенело: из-за этого появилась слабость в теле.
— Спасибо за честность, Твайлайт, — наконец произнесла аликорн, ответив самой тёплой улыбкой. — И хочу сказать — я горжусь тобой, хоть и следовало сразу рассказать мне обо всём. Не многие согласились бы на такой поступок. Ты не только помогла кобылке, похожей на Найтмэр Мун, но и забрала к себе. Ты... ты окружила её настоящей заботой.
— Д-да, — Твайлайт сумела выдавить слабую улыбку.
— М-могу, — кашлянула Селестия, стараясь говорить уверенно, — могу ли я спросить, как сильно заботилась?
— Что вы имеете ввиду, принцесса?
— Кто для тебя Никс? Ты просто заботилась о ней или, быть может, она видит в тебе друга?
— Ну... хе хе... вообще-то, забавно, что вы спросили. Никс, она... ну, она думает, что я... — Твайлайт смущённо потёрла шею и что-то тихо пробормотала.
— Повтори, пожалуйста, Твайлайт.
— Она... считает меня своей мамой. — призналась единорожка, сказав достаточно громко, чтобы её услышали. Наступила тишина, Селестия замерла, даже ей понадобилось время, чтобы переварить сказанное. Мгновение спустя, принцесса изменилась, маска невозмутимости распалась, усталость и чувство вины отразились на лице.
— Твайлайт... лучше бы ты не говорила мне этого, — призналась Селестия. — Я так неадеялась, что ты просто присматриваешь за ней и ничего больше... ведь тебе будет тяжело принять то, что мне придётся сделать.
Я... я должна забрать Никс в Кантерлот.
Гробовая тишина повисла в комнате после этих слов, Твайлайт смотрела на учителя широко открытыми глазами, она начала осознавать истинную причину визита Селестии. Именно этого визита боялась пони.
— Прошу, пойми, Твайлайт, мне самой это не нравится, — продолжала аликорн, заметив смятение единорожки, — но даже если нет очевидных признаков, нельзя отрицать, что Никс может стать угрозой для всей Эквестрии. Ведь она может притворяться. Может, Найтмэр Мун внутри неё скрывается и выжидает.
Даже если это не доводы, ты сама говорила — у Никс память Найтмэр Мун. И со временем, когда память начнёт возвращаться, она может вспомнить свою ненависть ко мне, зависть к солнцу и... вновь подвергнуть опасности Эквестрию.
— Но... но Никс никогда так не сделает! — возразила Твайлайт с твёрдой уверенностью в голосе. — Она не Найтмэр Мун, и ненавидит эти воспоминания. Когда они впервые появились, бедняжка рыдала у меня на копытах. Она вспомнила, как хотела навредить мне, но не понимала почему. Снова и снова она просила у меня прощения за это.
— Твайлайт...
— И-и-и что с того, если даже она и правда Найтмэр Мун?! Она ничего плохого не сделала! Она живёт со мной уже много месяцев. Она хотела сделать ночь вечной всего дважды, и то не всерьёз! Первый раз, когда играла свою роль в спектакле и ей пришлось сказать эти слова, а второй раз, когда мы смотрели на звездопад, и она пожелала этого, чтобы мы могли подольше наблюдать вместе. Но она никогда не говорила об этом серьёзно!
-Твайлайт... — Селестия пыталась вставить хоть слово, но единорожка не останавливалась, в её глазах появились слёзы.
— Я знаю, о чём вы думаете. Я тоже так думала сперва. Что, наверное, Найтмэр Мун пытается меня обмануть, притворяясь кобылкой... но это не правда. Не спрашивайте как или почему... у меня нет доказательств... я просто знаю — Никс хорошая пони. Она не Найтмэр Мун. Она не такая. И...
Неожиданно Твайлайт замолчала, но не от грубых слов или чего-то подобного. Селестия просто обошла вокруг стола и заключила свою ученицу в объятия. Белый аликорн держала фиолетовую пони шеей и одним копытом.
— Пожалуйста... пожалуйста, Твайлайт... остановись, — молила принцесса, в её голосе звенело отчаяние. — Ты только всё усложняешь.
— Но... но почему вы должны забрать её?
— Потому... потому что... я боюсь, Твайлайт, — призналась Селестия. Эти слова раскатом грома пронеслись в сознании пони, и пошатнули основы её веры.
— Меня преследуют кошмары, где Никс превращается в Найтмэр Мун. Я вижу, как она грозит не только всей Эквестрии, но каждому пони. Она преследует тебя, мою сестру, всех, о ком я забочусь. Во сне она отбирает всё, что дорого мне, и... я не могу остановить её. Эти кошмары преследуют меня каждую ночь, с тех самых пор как Никс проявила свои магические способности.
— Но она не Найтмэр Мун...
— И всё же... меня преследуют страхи... кроме того, как принцесса Эквестрии, я должна думать о всеобщем благе. Я должна внимательно относиться к любой опасности, и Никс... если есть хоть малейший шанс, что она станет Найтмэр Мун... значит, она самая величайшая угроза Эквестрии, когда-либо существовавшая. Мой долг сделать всё необходимое, Твайлайт. Тысячу лет назад, чтобы солнце вновь возвысилось над Эквестрией, я обязана была одолеть сестру. Я должна была сделать это... и сделаю ещё раз. Мой поступок спас тысячи жизней, вернул радость в королевство... но я никогда не прощу себя за тот день.
Селестия крепче обняла Твайлайт, горькие воспоминания всплыли в сознании аликорна.
— Я должна была сделать что-нибудь, Твайлайт, должна была остановить Луну, не дать превратиться в этого монстра. Я должна была увидеть, заметить знаки... но этого не случилось. Я позволила моей маленькой сестрёнке стать этой... этой ведьмой... и это именно я заточила её на тысячу лет в луне. Я подвела её, Твайлайт... потому, что сразу ничего не сделала.
Но это не повторится, Твайлайт. Я не стану ждать, пока Найтмэр Мун возродится. Я не оставлю ей ни единого шанса вновь забрать мою сестру или навредить кому-либо... особенно тем, кто дорог мне. Я... я просто не могу этого позволить.
— Но она не... — снова начала возражать Твайлайт, но её прервала Селестия.
— Я знаю, Твайлайт... знаю... я не ослепла от страха, чтобы не видеть милую кобылку, которой Никс является. Но... я не могу игнорировать её. Не могу закрыть глаза, как тысячу лет назад, когда зависть охватила мою сестру. Не могу претворяться, что всё само собой решится... что всё будет хорошо... потому что в прошлый раз эта ошибка стоила мне Луны.
— Но она же ничего плохого не сделала! — противилась Твайлайт со слезами на глазах, единорог почувствовала бесполезность её протестов.
— Я знаю, Твайлайт, но успокой своё сердце знанием того, что я не собираюсь наказывать Никс.
— Н-не собираетесь?
Селестия отрицательно покачала головой.
— Нет, я хочу взять её с собой в надежде избавиться от страхов. Спелл Нексус приготовил древнее, могучее заклинание, которое позволит мне увидеть истинную сущность Никс, заглянуть не только в её разум, но и в душу. Если там не будет ничего, кроме намёков на Найтмэр Мун, то на рассвете я верну Никс домой.
— А если там будет больше, чем просто намёки?
— До тех пор, пока в Никс нет злобы, зависти и ненависти Найтмэр Мун — её вернут тебе. Именно эти чувства превратили Луну в монстра, таким образом, если их нет в Никс, значит, она не может быть той, кем была моя сестра. Также, это заклинание можно повторить, так что мы сможем за ней следить за всеми изменениями в процессе роста.
— Но... что, если вы найдёте эти чувства? Если найдёте...
— Пожалуйста... прошу тебя, Твайлайт... не заставляй меня говорить о том, чего ты не захочешь услышать, — умоляла Селестия, обнимая свою ученицу ещё крепче. Но Твайлайт вырвалась из объятий, отходя в сторону, с глазами полных слёз.
— Нет! Я не позволю забрать её! Никс моя дочь, и я знаю, она не Найтмэр Мун! Вам достаточно знать этого, или вы мне уже не доверяете?
— Твайлайт, я доверяю тебе, но...
— Тогда прошу, поверьте мне! Никс. Не. Найтмэр Мун!
Селестия подошла к Твайлайт; единорожка хотела отойти, но её вновь заключили в мягкие объятия. Богиня солнца даже села, чтобы не только прижать к себе Твайлайт, но и окутать её крыльями. Это было самое ласковое и нежное объятие Селестии.
— Твайлайт... — произнесла принцесса, слеза покатилась по её щеке, — мне очень... очень жаль... Я не хочу этого. Но... но я должна убедиться. Я не могу закрыть глаза... делать вид, что всё хорошо. Я не могу думать, что зло Найтмэр Мун просто растает... Поступив так в прошлый раз, я потеряла Луну... подвела сестру. Из-за моего бездействия ей пришлось нести наказание... и мне пришлось страдать без сестры, без лучшего друга, целую тысячу лет.
Твайлайт... обещаю, если станет ясно, что Никс не представляет угрозы, я верну её к тебе утром. Я сделаю всё ради спасения Эквестрии... но я не бессердечна. Если у Никс есть малейший шанс не быть Найтмэр Мун, шанс быть собой — она получит его.
Также было и с Луной. Когда она изменилась... превратилась в эту ведьму, я умоляла опустить луну, снова стать моей сестрой. Лишь когда я поняла, что нет иного пути, только тогда использовала Элементы Гармонии.
Пожалуйста... Твайлайт, умоляю тебя... умоляю не как принцесса Эквестрии или твой учитель. Я прошу тебя как пони, которая боится за всех, кем дорожит... боится за свою сестру... разреши забрать Никс. Позволь избавиться от этих страхов... ты не представляешь, как они мучают меня.
В этот момент Твайлайт почувствовала то, что заставило её разум замолчать, а дыхание застыть в лёгких. Маленькая капля упала на тело единорожки, прежде чем скатиться на пол. Это была слеза... одинокая слеза, вырвавшаяся из глаз принцессы.
Твайлайт никогда не видела, чтобы Селестия плакала, не считая тот случай, когда вернулась Луна.
В тот же миг сопротивление пало. Неужели так сильно боится Селестия? Насколько ужасна была Найтмэр Мун, когда появилась в первый раз? И... Твайлайт задумалась над причинами страха Селестии. Она отрицала это... отрицала связь Никс и демона луны... но доказательства об обратном существовали.
Никс аликорн... и Твайлайт видела её поразительные магические способности. Но... всё это терялось наряду с памятью Найтмэр Мун. Маленькая кобылка помнила своё поражение, ненависть к Твайлайт. Что... что если эти чувства вернуться не как воспоминания... но как желания?
Сомнения стали разрушать уверенность Твайлайт, она отчаянно старалась ухватиться за какую-нибудь мысль, которая позволила бы продолжать верить, что Никс не Найтмэр Мун... но такой не было.
— Я... я разрешаю. Ино-иногда мне было интересно, ч-что если она действительно... но... даже если она и правда Найтмэр Мун... это же не значит, что она плохая, так ведь? — спросила единорожка, запинаясь. — Пони могут измениться, если дать шанс. Я... сейчас у меня есть пять замечательных друзей, а ещё год назад моим единственным другом была библиотека. Пони меняются... мы же дадим ей такую возможность?
Пожалуйста... я... просто... не хочу её потерять.
— Твайлайт, даю слово, я сделаю лишь самое необходимое, — заверила Селестия, капля силы вернулась в её голос. — Если для Никс есть хоть какая-то надежда избежать её прошлого — я приложу все силы, чтобы помочь. Но... мне нужно знать насколько всё плохо... должна проявить осторожность. Просто... я должна защитить свою сестру. Я волнуюсь за неё, Твайлайт... так же как и ты — за Никс.
Потому, пожалуйста, дай мне забрать её в Кантерлот. Всего один тест и сомнения оставят нас в покое.
Остатки обороны Твайлайт превратились в пыль, этот тест не только прекратит кошмары Селестии, но и развеет все подозрения, заполонившие голову единорожки. Возможность удостовериться, является ли Никс Найтмэр Мун или нет. Разум Твайлайт зацепился за эту мысль, чтобы подавить нарастающий шторм сомнений.
Какое-то время Селестия продолжала держать Твайлайт, даже когда стало очевидно, что она согласна на просьбу. Однако, спустя несколько минут аликорн медленно отошла, постаравшись ободрить ученицу уверенной улыбкой, после чего направилась на кухню. Заклинание тишины рассеялось, и в комнате раздались звуки возни, когда принцесса заглянула к Спайку и Никс.
— Оу, это вы, Селестия, — сказал дракончик, заметив аликорна. — Решили всё же поужинать с нами?
— На самом деле, Спайк, мне уже пора уходить, но... я подумала, что Никс должно быть интересно прокатиться со мной в колеснице.
У маленькой кобылки, державшей какие-то продукты, расширились глаза, и она уронила всё на пол.
— Правда?! Вы прокатите меня?! — не верила своему счастью малышка.
— Да, только не очень долго, скоро мне нужно вернуться в Кантерлот, — ответила Селестия, улыбаясь. Никс начала прыгать от радости, быстро проскользнув мимо принцессы, последовавшей за нею. Спайк улыбнулся и остался готовить ужин. Он уже ездил в королевской колеснице, так что для него это было не ново.
Селестия шла к выходу, а рядом скакала Никс, пытаясь представить себе, каково будет ехать на такой чудесной колеснице. Но когда белый аликорн открыла дверь, Никс посмотрела на Твайлайт, сидевшую с опущенной головой.
Весь настрой кобылки сразу улетучился, она сделала шаг к единорожке.
— Твайлайт? — осторожно спросила малышка. — Что случилось? Почему ты плачешь?
Фиолетовая пони не ответила, даже не повернулась к Никс. Она просто продолжала смотреть в пол, слегка подрагивая; тонкие ручейки слёз струились на лице.
— Твайлайт? — Никс отважилась спросить ещё раз, но её остановила Селестия.
— С нею всё будет хорошо, Никс, — заверила малышку аликорн, копытом ненавязчиво подводя к выходу. — Ей просто нужно время подумать. Поэтому я решила взять тебя с собой, чтобы Твайлайт не мешать.
— Но... но почему она грустит? — спросила Никс, сопротивляясь Селестии. — Почему я не могу остаться и помочь?
— Пожалуйста, Никс... Твайлайт нужно побыть одной.
— Нет! Я... я останусь с Твайлайт! — выкрикнула кобылка, выскальзывая из копыт Селестии и мчась к своей маме. Однако, её подхватила магия. Белый аликорн покинула дом как можно скорее, не давая Никс возможности запаниковать и кричать. Она запрыгнула в колесницу вместе с кобылкой, охрана расправила крылья и взлетела.
Принцесса магией держала Никс, хоть она и сопротивлялась. Селестия начала готовить успокоительное заклинание, чтобы малышка не проснулась до приезда в столицу и завершения ритуала. Но прежде чем усыпить кобылку, Никс открыла рот и закричала во всю силу своего детского голоса.


— Мамочка!!!
В голове Твайлайт щёлкнуло, зрачки превратись в точки. Единорожка повернулась к приоткрытой двери. Плач Никс ножом врезался в сознание, сметая всю нерешительность. Крик ворвался в душу, высвобождая нечто потаённое, вспыхнув ярче молнии с небес.
— Что это она делает?!?!
Не важно, является Никс Найтмэр Мун или нет. Плевать, что однажды Никс ввергнет Эквестрию в хаос. Никс... Никс её дочь! Она понимает опасения Селестии, но... всё это неправильно. Твайлайт относилась к кобылке как к собственному ребёнку.
И ни одна мать не отдаст своё дитя без боя.
Без единого промедления, Твайлайт рванула через дверь, рог уже светился. Она не знала, что будет делать. Даже в мечтах ей не выстоять против Селестии... но и позволить забрать Никс не могла. Она сделает всё возможное, будет сражаться со всей доступной силой... даже если после этого её запрут в подземелье.
Никс того стоит.
Но к тому времени, когда Твайлайт очутилась снаружи, было уже поздно. Колесница взлетела и уносилась вдаль. Единорожка пыталась догнать их, не упуская из виду. Она не смотрела, куда бежит, и в скорее споткнулась о камень, глухо падая на землю. Когда Твайлайт вновь посмотрела в небо, колесница была очень далеко, направляющаяся в Кантерлот на мощных крыльях королевской стражи.
Твайлайт разрыдалась на том же месте, не заботясь, что кто-то увидит её. Она допустила непростительную ошибку. Даже если Никс вернётся утром, даже если никогда не станет Найтмэр Мун... она ни за что не простит себя за этот проступок.
Всё случилось слишком быстро, осознание и боль переполнили единорога. Она просто физически не рыдать так быстро. Отчаяние разрывало душу. В конце концов, Твайлайт больше не могла сдерживать и закричала. В ночь ворвался самый пронзительный, исполненный безграничной горечи и печали, вопль.
— НИКС!!!


Спелл Нексус стоял в ожидании, аспидно-серые глаза следили за приближающейся колесницей. Он стоял возле дверей в тронный зал. Внутри Дети Найтмэр работали над заклинанием, но в данный момент культисты были замаскированы под обычных пони, помогающих с ритуалом. Королевская охрана и Селестия ни о чём не догадывались.
Королевский экипаж спустился с небес и сел рядом с входом. Селестия ступила на землю, вид у неё был такой, будто проплакала всю дорогу. Позади принцессы шла охрана, неся спящую Никс.
— Вы в прорядке? — сымитировал интерес Нексус.
— Нет... нет, я не в порядке, — ответила Селестия, стараясь сохранить хладнокровие, но всё же дрогнув. — Я только что украла кобылку у её матери... если Никс не Найтмэр Мун... значит, я совершила самую не простительную ошибку.
— Вы не должны нести столь тяжкий груз в одиночку, ваше высочество, — торжественно произнёс Нексус. — К счастью, на рассвете вы сможете вернуть малышку невредимой.
— Нет... вред уже нанесён, Нексус, — возразила Селестия, вместе с тёмно-синим единорогом направляясь в глубь тронного зала.
Нексус ничего не сказал в ответ. Спящую Никс отнесли в центр хитроумного заклинания. Там же квадратом разместили четыре колонны, на их вершинах горели факелы. Единороги-помощники направляли свою магию в эти столпы, светящиеся древними рунами.
— Как работает заклинание, Нексус? — спросила принцесса, взглянув на магическую конструкцию.
— Оно само всё сделает. Вам нужно лишь встать в центре и направить магию в колонны. Когда заклинание наберёт достаточно силы — сразу активируется.
Солнечная богиня кивнула, направившись в центр ритуального рисунка, в то время как все единороги, пегасы и земные пони разошлись по краям комнаты. Нексус единственный кто остался на краю заклинания, наблюдая за принцессой своими тёмно-серыми глазами.
Селестия медленно дошла до нужного места, её тень нависла над спящей Никс. Маленькая

кобылка лежала точно в середине магических линий и колонн: в точке фокусировки магии. Селестия взглянула на малышку, казавшуюся испуганной даже сквозь сон. Принцесса солнца наблюдала за ней какое-то время, после чего закрыла глаза и тихо прошептала:
— Пожалуйста... дорогая... пусть Твайлайт окажется права.
Селестия глубоко вздохнула и расправила крылья, рог засветился. Постепенно начали появляться тонкие потоки магии, тянувшиеся от принцессы к четырём колоннам. Нити извивались и танцевали, будто дул неосязаемый ветер. Со временем появлялось всё больше и больше нитей, соединявших рог Селестии и столпы силы.
Пока заклинание набирало силу, Нексус не спеша обошёл ритуальный круг, оставаясь за пределами. Когда он достиг противоположной стороны, его глаза стали лазурными, мерцая в свете заклинания Селестии.
— Сколько магии оно требует, Нексус? — крикнула богиня.
— Ещё немного, ваше высочество. Колоннам нужно чуть больше заряда.
Принцесса вскинула голову от напряжения, направляя в заклинание ещё больше энергии. Селестия бросила взгляд на Никс, кобылка по-прежнему спала, в то время как вокруг неё загорелись линии. Скоро она узнает, стоит ли бояться Никс, узнает правду... если бы только она знала, что нужно делать.
Селестия почувствовала приступ боли, когда заклинание наконец-то достигло полной силы, и приготовилась к его активации. Она не знала, чего ожидать. Возможно, ей предстанет видение или она увидит превращение Никс в кобылу-демона, но вместо этого Селестия почувствовала природу заклинания. Пламя каменных колонн, сиявшее синим цветом, приняло угрожающе-красные тона.
Селестия почувствовала, как что-то ударило её в грудь, будто её лягнули. Удар был достаточно сильный, чтобы оторвать принцессу от земли. Белый аликорн пролетела через всю комнату, прежде чем врезаться в массивную дверь зала. Это выбило весь воздух из её лёгких, но всё равно она сумела быстро встать, посмотрев в сторону магического круга.
Пока Селестия приходила в себя, все пони в комнате сгруппировались. Все вошли в кольцо на полу, а среди них в самом центре стоял Нексус. Он смотрел на Селестию, в его лазурных глазах торжествовала победа.
— Во имя вечной ночи, во славу истинной королевы Эквестрии! — воскликнул Нексус, дьявольски ухмыльнувшись, прежде чем его рог засиял. Между колоннами начала трещать энергия, резкий красный свет становился всё ярче и ярче, пока полностью не окутал Нексуса и всех пони. В конечном итоге, всё исчезло в яркой вспышке.
Было уже слишком поздно, когда Селестия осознала, насколько глубоко проник яд предательства в королевском дворе.


ВСПЫШКА.... БАБАХ....
Нексус вместе с Детьми Найтмэр появился в центре Понивилля, их прибытие сопровождалось яркой вспышкой света и неимоверным грохотом, в разы сильнее, чем любая гроза. Этот гром разбудил всех пони в городе, многие вышли на улицу посмотреть, откуда взялся шум.
— Занять оборону, — приказал Нексус. — Ни кого не подпускать. Заклинание запущенно, но требуется время, пока оно соберёт достаточно энергии.
Культисты кивнули и быстро разошлись по сторонам. Земные пони и единороги сформировали плотное кольцо вокруг красных столпов, в то время как пегасы угрожающе кружили в воздухе. Остальные культисты, которым было приказано ожидать в Понивилле, начали выбегать из ближайших домов и магазинов, присоединяясь к остальным. Они принесли с собой сумки с плащами, каждый надевал накидку, их глаза меняли цвет на бирюзовый.
Среди ожидавших в городе были и Найт Винд, Грэй Гейл и Стоунволл: Командиры Нексуса. Вместе с ними был ещё один пони в броне, худой земной пони с благородной сапфировой гривой и аккуратно уложенными усами. Для местных он был известен как Хорт Кьюзин, официант в здешнем ресторане. А для одной розовой пони он был ещё и шпионом.
Для Нексуса Хорте Квизин был информатором, его глазами и ушами на дне Учёбы и Игр. Обычный пони в обществе, такого не заподозришь в измене. В конце концов, кто бы мог подумать, что пони-официант работает на тайный культ по воскрешению павшей принцессы?
— Так это она и есть? — поинтересовалась Грэй Гейл, посмотрев на спящую чёрную кобылку.
— Да; пока Селестия сомневается в силе кобылки, я вижу истину. Перед нами лежит наша королева, — ответил Нексус, глядя в небо. Красные столпы силы работали как магниты, притягивая свободную энергию, что витала в воздухе. Среди всей магии виднелись следы синеватого дыма, который начал вращаться и закручиваться в своеобразный водоворот, вливаясь в спящую Никс. Чёрная кобылка начала физически меняться, стремительно вырастая из своего жилета, очков и повязки на голову.
— Что на счёт жителей? — Стоунволл заметил очень быстро растущую толпу пони, привлечённых светом красных колонн, заметного в любом уголке города.
— Наши братья и сёстры удержат их, а сама Селестия не успеет догнать нас и вмешаться. Глядите, королева уже достигла половины своего размера. Нам нечего бояться... никто нас не остановит.


Твайлайт неслась во всю прыть, Спайк еле держался на её спине. Она видела вспышку, слышала грохот, но что более важно, ощутила волны могущественной магии. Единорожка не понимала, что происходит, но такое количество магической энергии говорило об огромнейшем заклинании.
Свернув за угол, Твайлайт увидела значительную массу пони, столпившихся вокруг красных колонн в центре города. Также она увидела тех, кто охранял эти постаменты, заметив их накидки. Это были культисты, похитившие её.
У единорожки кровь застыла в жилах, она впадала в панику по мере того, как старалась протиснуться к центру. Твайлайт не знала, что культ делает в городе, но это определённо было плохо. Она сделает всё, чтобы остановить их и не дать завершить заклинание. Ей нужно пройти через толпу, она должна...
Мощный раскат грома заставил Твайлайт застыть на месте и взглянуть в небо. В следах синего дыма над городом появлялись искры грубой голубой энергии. Треск появился, когда от кольца пошла волна энергии, расходясь под ночным небом, как рябь на воде.
Однако, волна неожиданно остановилась и начала возвращаться, стягиваясь в какую-то плотную сферу, застывшую в центре города. Синий дым и прочая свободная магия стекались в пульсирующий шар, а после, с мощным раскатом грома, вся энергия выплеснулась в центр заклинания.


Никс проснулась, когда последняя капля магии вошла в неё, тело всё ещё потрескивало от остаточных следов энергии. Она поднялась, встав во весь рост; так высоко ей никогда не доводилось стоять.
Или нет... не совсем так. Она... она когда уже была такой высокой. Так было... давно в прошлом...
Она посмотрела вниз, где пять пони стояли вокруг неё в поклоне, всем своим видом выражая покорность.
Глядя на них, Никс начала улыбаться... а после и смеяться. Это было не хихиканьем кобылки, но более сухим хохотом, набиравший силу, и звучащий всё громче и надменнее. Аликорн вскинула голову в приступе безумного и маниакального смеха, звон которого разнёсся среди мёртвой тишины, павшей на Понивилль.
Это был смех пони, узнавшей жестокую правду.
Наконец всё стало ясно для Никс. Она поняла, почему проснулась в Вечносвободном лесу, почему помнила схватку с Твайлайт и желание навредить ей. Поняла, почему так легко играла роль в школьном спектакле. И, наконец, поняла, почему так выглядит.
Она вспомнила, чем она была. Кем она была.
Перестав смеяться, Никс посмотрела на огромную толпу пони, заполнивших весь центр Понивилля. Пони, всего несколько минут назад возвышавшиеся над нею, теперь казались карликами. Она вспомнила ещё один эпизод из прошлого, когда стояла перед ними, глядя на их солнцелюбивые лица. Тогда, в день празднования Летнего Солнцестояния, они смотрели на неё со страхом, хоть и не знали, кто она такая.
Теперь же они смотрели на неё с ужасом, ибо уже знали, кто она такая. Она должна была радоваться, что сумела поселить в них страх.
Но вместо этого... она чувствовала неловкость... почему?
Никс слегка тряхнула головой, избавляясь от глупых мыслей. Прежде чем начать говорить, на лице появилась недобрая улыбка, в её голосе одновременно сплелись царственность, мягкость и угроза.
— Друзья мои, соседи... подданные... отчего же страх в глазах ваших? Вы должны гордиться! Вы сможете поведать вашим детям и внукам, как именно вы стали свидетелями возрождения королевы. Именно вы стали очевидцами её воцарения и просветления... а также именно вы видели её доброту, когда она была несовершенной.
Никс сделала шаг вперёд, проходя мимо своих воскресителей, преклоняющихся и следующих в толпу жителей Понивилля. Никто не осмелился преградить ей дорогу, перед нею расступались, как и должно.
— Да, какое-то время я была среди вас, но у меня и мысли не было прятаться... хоть это и было в моих силах. Нет, я действительно не представляла где нахожусь, что происходило... кем я была. И всё же вы любезно приняли меня в свой город. Когда я заберу то, что по праву принадлежит мне, то о вашей доброте не забуду... до тех пор, пока вы подчиняетесь и выражаете должное уважение.
Никс продолжала своё шествие через толпу. Никто не осмеливался двигаться, говорить или хотя бы взглянуть на неё.
— Однако есть те, о ком нельзя забывать. Пони, заслуживающие отдельную благодарность, ведь без них я бы не стояла здесь с ясным умом и полной силой. Среди них есть две очень особенные кобылки. Интересно, где они могут быть.
— А, вот вы где... Даймонд Тиара и Сильвер Спун.
Все повернулись к двум маленьким кобылкам, трясущимся в объятиях друг у друга, когда Никс нависла над ним, как гигант.
— Да, мои верноподданные, взгляните на них. Когда я была лишь слабой, трусливой и любознательно кобылкой, именно они подшутили надо мной. Именно они послали меня в Вечносвободный лес, где среди деревьев я нашла частицу своей силы. Благодаря ним ко мне вернулись самые главные воспоминания... а также достаточное количество энергии, что привлекло внимание тех, кто завершил ритуал, дал мне собственное тело и жизнь, более не привязанные к этой жалкой Луне.
Да, можно с уверенностью сказать, что они всецело и полностью ответственны за моё пребывание среди вас, ведь не случись того рокового путешествия я могла бы остаться безобидной, робкой кобылкой.
Никс склонила голову, глядя на двух кобылок, испытывающих неподдельный ужас от одной лишь мысли, что перед ними та самая пони, над которой они издевались и подшучивали. Однако Никс одарила их самой ласковой улыбкой.
— Спасибо, вам обоим, — лился сладкий голос, звучавший ядом в ушах кобылок. — От всей души благодарю за то, что помогли мне превратиться из самой большой неудачницы Понивилля в ту, кем я и должна быть.
На этом, Никс поднялась, злобно ухмыляясь, когда несколько пони с неприкрытой злобой и презрением уставились на двух кобылок. О, да... такая месть значительно слаще, чем обычное сбрасывание в грязевую яму. Возможно, её новые подданные сделают ей одолжение и позаботятся об этих двух ничтожествах.
— Н-Никс? Это ты?... Почему ты делаешь это? Что случилось?
Никс застыла, услышав тихий голосок, её тело окаменело, а драконоподобные зрачки вздрогнули от неожиданности. Она опустила глаза на источник голоса, увидев маленькую кобылку, глядящую на неё. Это была Скуталу, оранжевый пегас смотрела на Никс не со страхом в глазах, но с безмерной печалью и непониманием. Никс сразу вспомнила, что Скуталу живёт рядом с центром города, потому она оказалась в самой середине толпы.
Однако она не могла смотреть пегасе в глаза или отвечать ей. Она могла только закрыть глаза, презрительно отвернуться и направится в противоположную сторону.
Лишь после нескольких шагов остановилась, слегка обернувшись назад, но не открывая глаз: она просто не могла заставить себя посмотреть на Скуталу.
— Нет, я не Никс... или, если точнее, я больше не она.
Произнеся эти слова, Никс повернула голову вперёд. Вдруг в её поле зрения попала знакомая тёмно-красная пони, Черили. Мгновенно разум Никс ухватился за возможность оторваться на учителе, лишь бы только забыть, что Скуталу смотрит на неё.
— Здравствуй, Черили, учитель мой. Да, я больше не Никс... но уверенна, ты сможешь всем рассказать, кто я есть на самом деле. В конце концов, это ты увидела сходство, равно как и другие. И разве не ты назвала меня «злой и подлой»? Не потому ли я идеально подходила на роль в твоём спектакле?
Черили испуганно сделала шаг назад, зажмурившись, когда мистическая грива Никс щёлкнула по её подбородку. Страх легко читался, Черили наблюдала за гривой, будто это змея, готовая к броску в любой момент. Спустя несколько долгих тяжёлых секунд Никс отступила, её внимание привлекла пони, рвущаяся к ней через столпотворение.
В тот же миг фиолетовый единорог протиснулся сквозь последний ряд пони, останавливаясь прямо перед Никс... из глаз текли слёзы, уже новые, но были видны следы и недавних.
— Здравствуй, Твайлайт, мой спаситель, мой лучших друг... и единственная, кого я когда-либо называла «матерью», — холодно произнесла Никс. — Ты здесь, чтобы снова мне лгать? Сказать, что я «жестокая, ведомая лишь жаждой мести, кобыла»? Сказать, что самый очевидный ответ — ложный, даже если доказательства прямо перед тобой?! Будешь успокаивать меня лживыми словами?!
Или ты здесь, чтобы извиниться? Умолять и подлизываться в моих копытах? Признать, что неправильно было скрывать правду от меня? Или ты просто так отчаянно заботилась о кобылке, что не желала признавать истину?
Твайлайт не могла придти в себя и сказать что-либо, что заставило Никс хмуриться и скрипеть зубами.
— Ну?! Отвечай мне!!! — закричала Никс, гнев переполнял её от одного лишь вида Твайлайт. Злость была не за прошлую победу Твайлайт в старинном замке, не за причинённую боль от разложения души и разума силой Элементов Гармонии. По крайней мере, не это стало причиной ярости.
Причиной стало чувство предательства. От осознания, что ей все лгали... покинули её. Она чувствовала, как на глазах наворачиваются слёзы, но усилием воли и гневом, Найтмэр Мун заставила их исчезнуть.
— Нечего сказать... прекрасно, потому что за тебя всё сказали поступки. Ты сговорилась с Селестией, позволила забрать меня. Ты покинула единственную пони, кого называла дочерью. Полагаю, теперь стало ясно, насколько мало я значила для тебя.
Найтмэр Мун сделала шаг вперёд, закрыв глаза, избавляясь от новых слёз, прежде чем сказать Твайлайт последние слова:
— Мне стыдно, что я называла тебя матерью.
Чёрный аликорн направилась в центр столпотворения, где пони в плащах держали под контролем небольшой участок. Пятеро пони, встретивших её после пробуждения, подбежали и поклонились, когда синий единорог произнёс:
— Найтмэр Мун, наша всемогущественная и величественная Королева, — обратился он к Никс, хоть и не имевшей брони, теней для век и метки, но она была именно той самой кобылой, которую они так ждали увидеть во всём её великолепии.
Мы заметили приближение Селестии и Луны, с ними множество гвардейцев. Думаю, не стоит здесь задерживаться и встречаться с Королевскими Сёстрами. Вы вернулись, но ваши силы восстановились не полностью. Предлагаю отступить, чтобы вы могли набраться сил, а после раздавить принцесс.
Никс смотрела на единорога с улыбкой. Наконец-то, хоть кто-то готов принять её, уважает так же, как и Королевских Сестёр.
— Полагаю, вы приготовили убежище.
— Разумеется, моя госпожа.
Чёрный аликорн улыбнулась и повернулась к народу.
— Запомните эту ночь, — воззвала она. — ибо положено начало конца старого правления! Цените грядущие дни, ведь они последние в вашей жизни! Скоро ночь будет длиться вечно, и Я, Найтмэр Мун, стану единственной законной королевой Эквестрии!
На этом Найтмэр Мун разразилась диким смехом, её невероятная грива завихрилась. Магическая аура подхватила всех культистов, затянув их в чародейский вихрь, после чего в единой вспышке все растаяли в ночи, оставив шокированных жителей Понивилля в абсолютной тишине.
Тишина продолжалась, даже когда прибыли Селестия и Луна. Найтмэр Мун вернулась.