Ночь, когда луна остановилась

Можно назвать это легендой, байкой Так или иначе - перед вами - вариант событий тысячелетней давности.

ОС - пони Найтмэр Мун

Главный герой

История о том, как с Мэри Сью сняли корону. Согласитесь, это интереснее обычной истории о Мэри Сью.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Человеки

Принцессы и королевы

Через несколько месяцев после "аликорнизации" Твайлайт решает заняться исследованием ченжлингов и делает неожиданное открытие. Она направляется в Кантелот, чтобы рассказать о нем Селестии, но разговор проходит совсем не так, как Твайлайт могла бы ожидать.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Стихи из дневника Спайка

Новый стих аллилуйя!!!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк

Семейная идиллия

Шайнинг Армор всю жизнь мечтал жениться на своей возлюбленной Каденс и когда пришёл день их свадьбы, был на седьмом небе от счастья. Но в итоге всё пошло совсем не так как он рассчитывал, и ему пришлось взять в жёны сразу двух супруг.

Другие пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Детектив Свити Дропс

Детективная история с малышкой Свити Дропс в главной роли. Вместе со своей помощницей, она идет по следу коварного похитителя...

Бон-Бон Кэррот Топ

У Принцессы возраст не спрашивают

Твайлайт узнает тайну Принцессы. Но сможет ли она её сохранить?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

На периферии тьмы

Когда вернулась Кристальная Империя, с ней возвратился тот, кому следовало кануть в небытие — проклятый король Сомбра, тиран, одержимый тьмой. По стечению обстоятельств, он был низвергнут магией Кристального Сердца, к которому так стремился. Откуда я это знаю? Потому что я и есть король Сомбра. Вернее, я тот, кого призвала его магия, но в глазах окружающих я то же чудовище, что и он. И это почти правда. Потому что как и у Сомбры, моя душа одержима тьмой... и я не знаю, смогу ли ей противостоять.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Стеклодув

Она — прекрасна и грациозна, как луна, и так же недоступна. Он — молодой творец, которому ещё многое предстоит узнать о мире. Приняв вызов создать истинный шедевр, завоюет ли он её сердце или усвоит жестокий урок о природе красоты и любви?

Рэрити

Талон для принцессы

Есть процессы и явления повлиять на которые практически невозможно, даже сверхсильному существу.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Devinian

Грехи Прошлого

Замок Кошмара

Они опоздали. Опоздали, упустили из под самого носа воплощение всех страхов Селестии. Никс превратилась в Найтмер Мун... и это именно солнечная принцесса отдала ее в копыта культа.
Оставив Луну в Понивилле выяснять подробности случившегося, Селестия ринулась в Кантерлот. Приказ всем генералам немедленно явиться она издала стоило лишь ей достигнуть замка. Многих из них вытащат из теплых постелей, часть — из объятий супругов, но Селестии было все равно. В первый раз за долгое время она использовала свою корону для приказа.
Когда самые верные из ее стражи были отправлены за генералами, Селестия наконец осталась наедине с собой. Она решила дождаться их возвращения сидя на троне, используя каждую секунду для отдыха.
Впрочем, возможности передохнуть ей не представилось. Селестия услышала открывающиеся двери тронной залы, удивленно поднимая голову, чтобы взглянуть на посетителя. По правде говоря, она совсем не ожидала, что генералы прибудут так быстро и ее ожидания были оправданы: Луна быстрыми шагами шла от двери к трону. Селестия поднялась и двинулась навстречу к ней.
— Луна, ты вернулась так быстро. Неужели ты успела опросить всех свидетелей?
— Я поручила это задание нескольким стражникам. Единственная, с кем я хочу сейчас разговаривать — ты. Например, о том, что ты прятала от меня все это время.
Селестия вздрогнула, как от удара, понимая, что подошло время для того разговора, которого она так боялась. Натянув заботливую улыбку в попытке сохранить лицо, солнечная принцесса ответила:
— Я не понимаю о чем ты, Сестра.
— «Сестра» тут не сработает, Селестия, — парировала Луна. — Ты что-то знала обо всем этом, об этой кобылице, которая выглядит слишком похожей на меня саму. На ту меня, которая хотела принести вечную ночь в Эквестрию. Итак. Что. Ты. Прятала. От. Меня?
Селестия отвернулась, она не могла смотреть Луне в глаза — и начала рассказывать правду.
— Ранней весной мою личную ученицу Твайлайт Спаркл похитил культ для невообразимого заклинания. К счастью, она отделалась крохотным порезом на ноге и ожогами от веревки. Упомянутое заклинание использовало также обрывки, оставшиеся после заклинания Элементов Гармонии
— И?
— В этих обрывках содержалась остаточная магия... эхо той кобылицы, которой ты была раньше... Они хотели возродить Найтмер Мун.
— Возродить... Найтмер Мун? — Луна эхом повторила за старшей сестрой, в ее голосе звучало недоверие. — Я... но... Как это вообще возможно?! Это я была Найтмер Мун! Это я была той кобылицей, когда позволила моему гневу и зависти взять получить надо мной контроль! Они насытили мое тело магией и сделали меня сильнее, но... но ведь эти эмоции были уничтожены Элементами.
— Нет, не были. Луна, Элементы Гармонии не призваны разрушать. Они смогли лишь отделить твои эмоции и твое могущество от тебя и заточить их в тех обрывках.
— Но ведь тогда там осталось всего лишь эхо тех эмоций и магии, как можно создать взрослую кобылицу лишь из этого?
— Я не говорю, что полностью понимаю... но ты знакома с путями магии не хуже, чем я, Сестра. Чистая магия встречается крайне редко; любая магия несет с собой отпечаток создателя-единорога. Некоторые заклинания усиливаются под действием гнева или радости и нет на свете двух единорогов с одинаковой магией. Магия и душа очень крепко связаны между собой.
Я могу только предполагать, но заклинание не только усиливало и взращивало оставшееся от Найтмер Мун после атаки Элементов, но и использовало всю старую силу тех заклинаний, что ты творила в Вечносвободном лесу. Все, что могли найти, все что оставалось было собрано одном месте.
Концентрация магии, эмоций и твоих прежних мыслей стала достаточной для формирования новой Найтмер Мун.
— Но... но даже если заклинание смогло создать тело для... для Найтмер Мун, новое, отдельное от меня тело... разве это не значит, что у нее теперь должна быть ее собственная...
— Это уже не имеет значения, — Селестия прервала, находя в себе силы снова повернуть голову к Луне. — Она вернулась и мы не можем позволить ей разрушить все.
— Сестра, ты, конечно же, права, но... если все это случилось сразу после зимы, то почему я узнала только сейчас?
— Я не хотела отягощать тебя этим ужасным знанием. Я должна была сама со всем этим разобраться, и тебе бы не пришлось...
— Не пришлось?! Селестия, да что с тобой такое?! Я была Найтмер Мун! Все, что она когда-то сделала — моя вина! Если кто-то, когда-то попытался вернуть эту... эту... эту пони к жизни в ее личном отдельном теле — это тоже моя вина. Я дала ей начало!
— Луна, прекрати! Ты не вино...
— Нет, Сестра, — Луна повернулась спиной к Селестии — Если бы я не позволила зависти и гневу взять надо мной верх, то даже этого разговора сейчас не было бы. Не было бы никакой Найтмер Мун, если бы не моя ошибка в прошлом.
— Луна, я просто думала, что...
— И когда же ты собиралась рассказать мне обо всем этом?
— Сестра, прошу...
— Ты... ты вообще не собиралась рассказывать? — обвиняющий взгляд Луны теперь был прикован к солнечной принцессе. Селестия, казалось, потеряла дар речи, ей нечего было ответить младшей Сестре. Но даже ее молчание сказало Луне достаточно. Ее лицо отразило гримасу недоверия.
— Вообще... ничего и никогда. Ты собиралась сохранить все это... все это в секрете!
— Я только хотела защитить тебя, уберечь от необходимости...
— Уберечь?! Уберечь от ответственности за мои прошлые ошибки? Защитить от моего королевского долга перед страной, перед каждым ее обитателем?! Найтмер Мун, та, которой я была... та, которой она стала теперь — какая разница?! Я должна отвечать за ее поступки. А ты... ты обязана была рассказать мне обо всем с самого начала!
— Да и вообще, Селестия, мы были единым целом — я куда лучше подхожу для решения этой проблемы, чем ты. Будь я на твоем месте, я сказала бы правду.
— Я знаю... ты повела бы себя лучше чем я, но... на тебя и так свалилось достаточно. Ты только начала осваиваться в замке, только-только изучила историю и законы Эквестрии. Ты трудилась не покладая копыт чтобы догнать ушедшие годы и начать помогать мне... и я просто не хотела нагружать тебя еще сильнее. Я сделала это лишь как сестра.
Луна топнула копытом в гневе... но через несколько мгновений взяла себя в руки и кивнула.
— Я понимаю, Тия... да. Ты защищала меня от всего с момента моего возвращения и я очень ценю это. Но все-таки, хоть ты и моя старшая сестра, мы обе принцессы. Когда-нибудь ты сможешь доверять мне подобные тайны...
— Я... я постараюсь, Сестра.
— Ну, хватит об этом, — проворчала Луна, пытаясь сфокусироваться на более важных вещах. — Итак, нам надо отправить весточку твоей студентке и ее друзьям. Скоро нам снова придется использовать силу Элементов Гармонии, если мы хотим победить Найтмер Мун еще раз.
— Я боюсь... мы не можем рассчитывать на Элементы Гармонии в этот раз, Луна, — отметила Селестия
Луна наклонила голову: «Почему нет?»
-... ты же помнишь двоюродную сестру Твайлайт, Никс? Она играла Найтмер Мун в школьной пьесе, на Весеннем Фестивале.
— Конечно я помню, она сидела рядом со мной, когда мы ужинали вместе. И все время спрашивала обо всем, что только приходило ей в голову: в основном о луне и звездах. Но почему?
— Эта кобылка... у Твайлайт никогда не было никакой двоюродной сестры и Никс не была ее родственницей. О ней нет никаких записей до ее прибытия в Понивилль, которое, кстати, произошло через несколько дней после понихищения Твайлайт.
Несколько мгновений понадобилось Луне для того, чтобы переварить информацию и сложить два и два. Она поняла, почему Селестия упомянула Никс и ее челюсть упала на пол.
— Нет... нет, ты же не имеешь ввиду... Ты же не хочешь... Ты не говоришь, что она...
— Кобылка, известная нам с тобой как Никс на самом деле была продуктом заклинания культа. Незаконченная, несовершенная копия Найтмер Мун. А сегодня вечером... культ снова нашел ее и они смогли завершить начатое... К Никс сегодня вернулись воспоминания и силы, но она всегда была Найтмер Мун.
— Но... как, когда члены культа забрали ее? Я поговорила с парой-тройкой пони в Понивилле, и, по их словам, Найтмер Мун возникла в центре заклинания. Они не видели, чтобы кого-то втаскивали в ритуал. Да и Твайлайт наверняка сообщила бы тебе, если бы узнала об исчезновении Никс.
— Нет, Луна, ей не пришлось бы этого делать.
— Почему?
— Потому что... я была той, кто забрал Никс... Это я доставила ее прямо в копыта культа, — Селестия выкрикнула в гневе, вскидывая голову от злости. Она злилась себя, на свою неспособность увидеть волка в стаде.
— ЧТО?! Селестия, да как ты... Ты могла не говорить мне, но... ты забрала Никс от Твайлайт? Что на тебя нашло?.. Ты понимаешь, что...
— ДА, Я ПРЕКРАСНО ПОНИМАЮ, ЧТО! — солнечная принцесса оборвала обвинения Луны на полуслове.
— Но... зачем тебе было забирать Никс от Твайлайт? — интонация Луны требовала ответа.
— Некоторое время назад, когда я узнала о Никс правду... я испугалась. Она могла быть затаившейся Найтмер Мун — все же она была связана с этим ужасающим заклинанием. На школьном фестивале она смогла превратить пони в раскидистое дерево. Я сомневаюсь, что даже Твайлайт на такое способно. А произошедшее после... Кошмары начали терзать меня, кошмары о Никс вырастающей в королеву ночи, угрожающую, мучающую всех тех, кто мне дорог.
— Я... должна была быть уверена. Я должна была узнать и принять необходимые меры, пока она не начала представлять опасность для Эквестрии... для Твайлайт... для тебя. Нексус пообещал мне заклинание, которое позволило бы нам заглянуть в самые потаенные глубины души Никс. Узнать наверняка — осталась ли в кобылке темная сущность или нет... для этого я и забрала Никс, всего лишь чтобы узнать правду.
— Но, конечно, — Селестия прорычала расстроенно. — Конечно же, великая угроза исходила не от Никс, но от самого Спелл Нексуса. Он подвергся влиянию темных сил, заточенных в останках Найтмер Мун, еще в начале осени. Даже попал в больницу на несколько недель... но внешне оставался таким, как раньше... он ведь не просто член культа, он, похоже, высшего ранга.
— Ведь он был моим учеником... почему он предал меня?
— А почему ты предала Твайлайт? — спросила Луна, меняя тему. — Тебе не кажется, что Твайлайт заметила бы, если бы поведение Никс было похоже на... на мое прежнее поведение. Разве она не прислала бы тебе письмо, если бы что-то пошло не так? Ты однажды говорила мне, что целиком и полностью доверяешь Твайлайт... откуда тогда взялись столь сильные сомнения?
— Почему ты не дала им времени? Если бы Никс, взрослея, действительно превращалась бы в Найтмер Мун, не думаешь ли ты, что не было бы знаков, указывающих на это... уж точно, она не превратилась бы за одну ночь. Почему... почему ты начала предотвращать угрозу, которой не было еще и в помине? Ты же понимаешь, что это твоя вина? Твоя вина, что Найтмер Мун...
— Я ЗНАЮ!!! — Селестия взревела, ее самообладанию пришел конец. Принцесса была вымотана произошедшим и не могла больше сдерживать те чувства, которые мучали и преследовали ее уже не один день. Они выплеснулись, словно отвратительное кипящее варево, выливающееся через край котла. — Ты на секунду подумала, что я хотела всего этого?! Причинить такую боль любимой студентке? Не тебе рассказывать мне о той мерзости, которую я сотворила! Я отправилась к Твайлайт, но я не имела понятия о том, как много кобылка значила для нее. Она стала для нее матерью, я ожидала лишь обычного опекуна.
— Но я не имела права ждать. Не имела права позволить Никс вырасти в Найтмер Мун. Может мне стоило ждать до того момента, пока эта ведьма сама не постучалась бы в дверь замка, разрушив пол-Эквестрии? В этом бою я должна была получить преимущество. Я должна была приготовиться... и если бы Никс превратилась в Найтмер Мун, я не позволила бы ей навредить никому.
— Но почему ты не могла просто подождать, Селестия? — ярость Луны, подпитываемая разочарованием, снова начала медленно закипать. — Почему ты не отмерила семь раз, перед тем как отрезать?.. Разве ты не могла просто подождать?
— Да потому что однажды я уже подождала, а после потеряла тебя... на тысячу лет!.. — выкрикнула Селестия, стараясь сдержать непрошенные слезы. — И... Я... не хотела... по-потерять тебя снова...
Гнев Луны мгновенно стих, стоило ей увидеть Селестию, всхлипывающую, не способную больше справляться с виной и страхом, разрывающими ее сердце на части. Все это усугублялось стрессом и истощением от последних событий, солнечная принцесса не могла больше бороться со слезами, которые блестящими бусинками катились по ее щекам.
— Я ждала в прошлый раз... в прошлый раз я решила пустить все на самотек... дать тебе время справиться с твоей завистью. Я думала... думала, что ты сможешь и проигнорировала первые знаки грядущей катастрофы. Мне казалось, что со временем пони заметят и оценят красоту твоей ночи... как ценила ее я сама перед каждым закатом и восходом. Я решила ждать... быть может все разрешилось бы само собой?
— И мы обе знаем к чему это привело.
— Ну так осуди меня за мои деяния, Луна; я не заслуживаю большего. Я украла дочь у матери, потому что я боялась монстра... монстра, который возможно прятался в глубине... и я помогла моему страху обрести плоть. Но я... не могла просто сидеть и ждать. Не могла позволить Найтмер Мун снова вырваться на свободу и причинить боль моим любимым. Причинить боль Твайлайт... навредить тебе... я просто... не...
Не могла не вмешиваться... не могла надеяться просто на естественный ход вещей... только не снова.
— Сестра... — в голосе Луны начали прослеживаться первые нотки утешения с момента начала их разговора. Селестия уклонилась и направилась к трону. Чувство вины все еще захлестывало ее с головой, ей казалось, что она не заслуживает утешения.
— Нет, нельзя думать об этом. Я не могу сейчас позволить себе взвешивать все «если» и «бы»... думать о том, что я должна была сделать... о том, что я сделала. Сейчас нужно сосредоточиться на том, что у нас впереди... на угрозе, исходящей от Найтмер Мун. Я должна быть готова противостоять ей.
— Не «Я», Сестренка... «Мы»... — Луна двинулась и встала бок о бок с Селестией. — Мы. Мы обе правим в этом королевстве. Найтмер Мун представляет такую же угрозу тем, кто мне дорог. Ведь она придет не только по мою, но и по твою душу... я не позволю никому навредить моей старшей сестре. Вместе мы найдем ее... и если она откажется выслушать... мы сделаем все необходимое для защиты Эквестрии.
Селестия улыбнулась, и, кивнув, наклонилась к лунной принцессе
— Спасибо, Луна... Я... Я не думаю, что смогла бы столкнуться с этим лицом к лицу, если бы ты не была рядом со мной
— Для этого и существуют сестры.
________________
Найтмер Мун стояла в элегантном холле, оформленном белым мрамором. Королевские колонны, словно гигантские атланты, устремлялись к потолку. Потолок же был исполнен в форме арки, звезды-бриллианты сияли в изображаемом им ночном небе, а самый огромный играл роль полной луны. Все вокруг было задрапированно тяжелыми фиолетовыми занавесками, а в факелах мягко светились магические драгоценные камни. Все это окружение создавало в комнате приятный полумрак элегантной ночи.
— Нравится ли моей Королеве? — спросил Спелл Нексус в уважительном полупоклоне.
— Да, — Найтмер Мун проследовала к своему новому трону. Дорогие занавески цвета летнего неба после заката оттеняли редчайший черный дуб из драконьих земель. Она опустилась на трон, взмахнув крыльями — усаживаясь поудобнее. Найтмер Мун улыбалась, осматривая комнату... ее тронную залу.
— И все же, мне любопытно, каким образом у вас получилось построить столь величественную комнату в полной тайне.
— Это не просто комната, моя Королева, но целый замок, — Нексус поднял голову, отвечая. — Мы нашли неожиданных союзников в лице диких дворняг, которые называют себя Алмазными Псами. Их рабочая сила пришлась как нельзя кстати. Стоило нам пообещать помощь в поиске дорогих драгоценных камней здесь, под землей, как их клан сразу согласился помочь.
— Они вырыли всю эту пещеру и после помогли в строительстве замка. Этот замок отделяет от поверхности всего лишь несколько футов породы, стоит лишь вам победить Селестию и Луну и вы сможете поднять этот замок на поверхность... как провозглашение вашего несравнимого могущества и будущего вечного правления в Эквестрии.
— И Алмазные Псы вложили столько усилий ради одних лишь драгоценных камней? Но какая цель?
— Мы... честно говоря, мы не знаем, Ваше Величество. Мы никогда не спрашивали, зачем им нужны драгоценные камни... просто нужны и все. Может быть, они едят их, как драконы. Или они складывают из них кучи и катаются, как свиньи в грязи. Какая не была цель этих псов, они оказались сильной, быстрой и трудолюбивой рабочей силой.
Во взгляде Найтмер Мун мелькнуло любопытство. Ей внезапно очень захотелось узнать, что же на самом деле делали псы с драгоценными камнями? Зачем псам камни? Неужели они правда едят их? Или катаются? Но разве это не больно? А может у них на самом деле очень толстая кожа, прямо как чешуя драконов? А вдруг они просто любили ювелирные изделия или использовали камни для декора одежды и домов?
Найтмер Мун ничего не могла поделать, кроме как думать о множестве самых разнообразных вопросов. Где они живут? В рудниках, или у них есть дома? А что они едят? Очевидно, что не понину, если уж они работали с Нексусом и Детьми Кошмара. Хищные они, или всеядные? А может, даже травоядные?
Носят ли они одежду, и если носят — то постоянно или иногда, как пони? Есть ли у них свои модельеры? Откуда они берут ткань для одежды? Может они используют шерсть овец?.. а может остригают длинношерстных собратьев?
Есть ли у них правительство? Кто их лидер? Находятся ли Алмазные Псы в ведомстве Королевских Сестер или их рудники под землей — уже не Эквестрия? Разум Найтмер Мун терроризировали десятки вопросов и она хотела получить ответы. Хотя бы на часть.
— Спелл Нексус, я хотела бы встретиться с главой Алмазных Псов. Если такой возможности нет, или у них нет лидера, то тогда я хочу увидеть хотя бы трех-пятерых, по которым можно было бы судить об их обществе.
На лице Нексуса отразились любопытство, беспокойство и смущение — причем в равных долях.
— Простите меня, Ваше Величество, но... частью нашего соглашения с Алмазными Псами было то, что по окончанию работ они удалятся глубже в свои тоннели. С тех пор их никто не видел.
Найтмер Мун взглянула на Нексуса сверху вниз, не показывая на своем лице ни единой эмоции. Она еле слышно вздохнула, закрыв глаза.
— Понимаю... как неудачно. Все же, если кто-нибудь случайно встретит Алмазного Пса, пожалуйста, передайте сообщение о том, что я, Найтмер Мун, хотела бы сохранить с ними связь.
— Как пожелаете, Ваше Величество.
Найтмер Мун все же не смогла сохранить безразличное выражение лица и немного нахмурилась. Она ненавидела, когда вопросы оставались без ответов. Ее слабость — неутолимое любопытство — заставляло ее узнавать о каждом предмете, пока кобыла не знала о нем абсолютно все или не могла придумать еще вопросов. Именно поэтому она так любила классную комнату и уроки Черили. Ох, это было неописуемое удовольствие — узнавать столько новых вещей от темно-красной пони, которая...
Найтмер Мун закрыла глаза, прогоняя прочь мысли, которые вновь начали клубиться в ее голове. Она сосредоточилась и восстановила контроль над разумом. Ей

нельзя было возвращаться к этим воспоминаниям; теперь она королева. Черили больше не была ее учителем, лишь очередным слугой. Именно этим они и были.
Все они были слугами и ничем больше.
________________
Найтмер Мун проследовала за Нексусом по одному из множества коридоров замка в своем большем путешествии по своему новому дому. Замок и правда был восхитительно красивым, но... аликорн не могла сказать тоже самое по поводу всех украшений. За каждым углом притаилась фреска или статуя, изображающая ее.
Одного этого уже было достаточно, чтобы вызвать у кобылы мурашки, но и это было не все. Эти изображения были не просто портретом ее стоящей или царственно сидящей. Каждая фреска, каждая статуя рисовала картину: вот она стоит над избитыми, побежденными телами Селестии и Луны; вот она тенью нависла над сжавшимися в комок дрожащими пони. Это были изображения ее триумфа и неминуемого будущего Эквестрии.
Темного будущего. Найтмер Мун даже не была полностью уверена, что оно ей нравилось.
— А вот и Королевская Библиотека. — Нексус отвлек внимание аликорна от украшений. Они вошли в библиотеку. — Прошу простить мне отсутствие книг. Мы построили эту библиотеку для того, чтобы вы могли перенести коллекцию книг из Кантерлота... если конечно вы предпочтете остаться в этом замке, когда свергнете Королевских Сестер.
Найтмер Мун бросила взгляд на полки, большинство из которых пустовало. Красота этой комнаты оставалась вне всякого сомнения, башни книжных шкафов поднимались к потолку, цветовое оформление — прохладные темные тона. Это была бы одна из красивейших комнат замка, но Найтмер Мун заметила картину, висящую над камином, изображавшую ее стоящей на обугленных черных руинах.
Отвернувшись от картины, Найтмер Мун обратила внимание на нескольких пегасов, снующих туда-сюда и расставляющих книги по полкам.
— Почему у всех вас глаза такого же цвета, как у меня? — спросила Найтмер Мун
— Это ваше благословение, моя Королева. Как вы, наверное, знаете, однажды я был директором в Школе Селестии для Одаренных Единорогов. После вашего недавнего поражения, она поручила мне изучить и после уничтожить оставшиеся обрывки. Именно когда я исследовал их, я стал просвещенным вашей силой и мудростью.
— В тот же день мои глаза сменили цвет на бирюзовый и остаются такими по сей день. Это стало символом ордена. Я дарую сие благословение каждому, кто присоединяется к Детям Кошмара, кто верно служит вам. Благословение, которое растет и процветает внутри меня... внутри всех нас.
Найтмер Мун выслушала заинтересованно и подумала, что это довольно интересная правда. Все же, это было лишь небольшое любопытство, и, пока Нексус вел ее через библиотеку, аликорн скользила взглядом своих драконьих глаз по полкам. Одна из книг привлекла ее внимание.
Остановившись, Найтмер Мун при помощи магии сняла книгу с полки, открывая. Великие Истории Эквестрии, гласил заголовок.


— И этим последним ударом волки были выдворены прочь из города, — Твайлайт подняла взгляд от книги, которую читала вслух — И возрадовались пони, вновь спасенные кобылой, смелой настолько, чтобы оставаться во тьме ночи тихим черным стражем деревни: Никс из клана Ночи.
— И ты правда назвала меня в ее честь?! — аликорн спросила недоверчиво. Никс уютно устроилась в своей кроватке. Твайлайт закрыла книгу, откуда она читала кобылке сказку на ночь.
— Да... хотя, стоит отметить, это большей частью потому, что она — единственная пони с черной шерсткой о которой я слышала, — Твайлайт ответила, откладывая книгу в сторону.
— Как ты думаешь, стану ли я хотя бы на чуточку такой же... храброй, как она?
— Конечно. Храбрость — это не особенный талант; тебе всего лишь нужно встать во весь рост против вещей, которых ты боишься.
— А тебе когда-нибудь приходилось стоять лицом к лицу с чем-нибудь действительно страшным?
— Ну... однажды мне и моим друзьям пришлось довольно близко познакомиться с драконом. (дважды, мисс Спаркл, ты забыла тот случай со Спайком и Алоизием)
Никс широко раскрыла глаза от удивления: «Правда?!»
— О, да. Он дремал в одной из ближайших гор и его храп исторгал огромные облака черного дыма. Селестия попросила... эй, подожди-ка! Я уже рассказала тебе сказку на ночь и не планировала рассказывать еще одну.
— Нууууууу...
— Обещаю, я расскажу тебе эту историю завтра, — заверила Твайлайт, нежно целуя Никс в лоб. — Все, тебе пора спать.
— Ладно, — ответила Никс, зевая, устраиваясь поудобнее и отправляясь в путешествие на волнах надвигающегося сна.


— Ваше Величество?
Найтмер Мун встряхнула головой, захлопывая книгу и отправляя ее назад на полку.
— Мои извинения: иногда я не могу удержаться от чтения.
— Не нужно извинений, моя Королева. В конце-концов это ваша библиотека. И вы решаете, когда вам наслаждаться чтением, — ответил Нексус. — Хотя вы еще не видели и половины великолепия замка.
— Тогда веди. Я должна увидеть все, что вы приготовили для меня, мой верный слуга.


— Здесь расположены бараки, где мы тренируем неофитов для защиты этого замка. Хорошая новость — весть о вашем возвращении распространяется и я уже отправил нескольких верных братьев для набора новых яростно желающих присоединиться и заслужить благоволение будущей королевы Эквестрии.
Найтмер Мун не отвечала. Она наблюдала за солдатами в черной броне. Выпад, еще выпад, удар, уклонение от несуществующего меча. Солдаты тренировались на манекенах, каждый из которых выглядел знакомо... до ужаса знакомо.
— Почему тренировочные манекены выглядят как Твайлайт Спаркл и другие носители Элементов Гармонии?
— Но ведь они — величайшая существующая угроза вашему могуществу, моя Королева. Именно с их помощью Селестия одержала над вами победу. Мы не можем допустить этого снова и им лучше держаться подальше от этого замка. В ином случае, стоит им лишь показаться здесь и попробовать вновь свою мерзкую магию и тут-то мы их как следует и поприветствуем.
Словно иллюстрация к ответу Нексуса, один из стражей атаковал куклу Твайлайт Спаркл с такой силой, что набитая хлопком голова покатилась по земле.
— Нет, — Найтмер Мун уверенно заявила, в ее голосе звучала сталь, а взгляд был прикован к обезглавленному манекену.
— Моя Королева?
— Если носители Элементов Гармонии осмелятся проникнуть в мой замок, им не должен быть причинен никакой вред. Твайлайт Спаркл должна быть немедленно доставлена ко мне, а остальные ее друзья заперты в подземельи. До тех пор, пока я не решу как наказать их за их жалкую попытку противостоять мне вновь. Конечно, сами Элементы Гармонии должны быть отняты у них и сохранены в надежном месте. Я сама разберусь с ними когда и как я посчитаю нужным.
— Конечно же, — улыбка Нексуса была поистине дьявольской. — Я полностью понимаю ваше желание разделаться с ними своими собственными копытами.
— Да... и я требую перенести одну из тренировочных кукол ко мне в комнату. Одну из тех, которые выглядят как Твайлайт Спаркл... и она должна быть неповрежденной.
— Да будет так. Она будет ждать вас там в конце нашего тура.


— Обеденный зал, конечно же, достаточно просторен для любого мероприятия, если вы когда-нибудь захотите организовать раут или любую подобную фривольность, — Нексус продолжал рассказ. Они прошествовали вдоль длинного королевского стола из коричневого дуба легкого оттенка, накрытого небесно-синей скатертью.
— Мы наняли одного из лучших королевских поваров, который готов утолить любой ваш каприз и доставить вам удовольствие своими десертами.
Неожиданно для себя, Найтмер Мун обнаружила единорога, удерживающего в воздухе поднос и стоящего прямо позади нее. На подносе покоилась целая гора вкуснейших с виду кексов. Поверх толстого слоя фиолетовой глазури на черном пироге, словно завершающий штрих от мастера-повара — завиток белого шоколада, небольшой и элегантный.


— Нет, серьезно, кто мог подумать что печь кексы — такая сложная работа? — ворчал Скуталу, четверо Метконосцев стояли в центре вселенского бардака — на перевернутой вверх дном кухне.
— Я, тащемта, предупреждала, — ответила Эпплблум
— Эй, девочки, как продвигается? — чирикнула Пинки Пай, земная пони просунула голову сквозь кухонную дверь.
— Не слишком хорошо, — отметила Свити Белль
— Пожалуйста, не злись за беспорядок! — попросила Никс.
— Ох, девочки, я совсем не злюсь. Вы должны были видеть тот беспорядочный беспорядущий беспорядок, который я устроила в своем начале пекарской карьеры. Все-таки мой талант — самые веселые вечеринки в Эквестрии, а не готовка, понадобилась во-о-от такая тонна времени, чтобы научиться, — заверила Пинки Пай — Итак, почему бы вам теперь не прибраться здесь. А потом я еще разик покажу вам, как нужно печь кексики?
Четверо кобылок, грустные секунду назад, в то же мгновение зажглись от радости, охотно помогая друг-другу с уборкой и одновременно пытаясь печь еще одну порцию кексов. Под пристальным наблюдением Пинки Пай и используя свой поистине безграничный энтузиазм, каждая кобылка ушла домой с корзинкой кексов, которые были по меньшей мере приемлимы, если не сказать чертовски хороши.


— Моя Королева, кексы разочаровали вас? — спросил Нексус, заметив отсутствующий взгляд Найтмер Мун.
— Нет, — она ответила, магией перемещая поднос подальше. — Я просто не голодна. Пусть доставят их в мою комнату, я попробую их позже.
Шеф-повар кивнул, практически галопом отправившись с десертами в спальню Найтмер Мун. Тем временем, Нексус и аликорн отправились в кухню, единорог рассказывал о современных технологиях и мощностях, подходящих великой королеве — ей.


— И вот, наконец, ваша спальня, моя Королева, — Нексус открыл магией большую, элегантно отделанную дверь. — Пара стражей приставлена к дверям, они сохранят ваш покой и предоставят любую помощь. Самая лучшая мебель и украшения, подобраны лично мною. Удалось ли мне угодить вам?
— Да, — Найтмер Мун ответила, практически не взглянув на убранство комнаты.
— Я польщен слышать это, моя Королева. Несомненно, вы устали. Я оставлю вас, отдыхайте, а когда будете готовы начать военный поход для захвата власти, просто скажите одному из стражей — он передаст мне.
— Хорошо, — Найтмер Мун ответила бесцветным голосом, наблюдая за прощальными поклонами Нексуса. Черная аликорн бросила быстрый взгляд на двух стражей у ее двери, перед тем, как захлопнуть ее, запереть и наложить магический щит — не только для защиты от нежелательных гостей, но и для звукоизоляции. После она обернулась и огляделась по-настоящему, рассматривая мебель.
Как и остальной ее замок, декор был выполнен в стиле ночного неба, иссиня-черные и фиолетовые тона, подчеркнутые луной и звездами. Идеально круглая кровать в самом центре комнаты, достаточно большая для того, чтобы на ней могла комфортно устроиться принцесса-аликорн. Она стояла точнехонько под филигранной фреской на потолке, изображавшей полную луну.
Стены были выдержаны в том же стиле, что и оставшаяся мебель: камин, зеркало, несколько платяных шкафов, несколько небольших столиков, книжная полка, дверь на небольшой балкончик и письменный стол. Все, чего могла желать пони для спокойного отдыха.
Найтмер Мун обошла комнату, исследуя новую обстановку, пока, наконец, не обратила свое внимание на кровать. На небесно-синем покрывале покоились вещи, которые она просила в течение дня. Кексы от шеф-повара и тренировочный манекен, изображавший Твайлайт Спаркл.
Она подняла в воздух один из кексов, чтобы аккуратно откусить небольшой кусок. Они были хороши... вкус их немного напоминал вкус кексов Пинки. Те кексы всегда были такими вкусными... такими... похоже, что шеф...
Секундой позже кексы ударились о дверь, отправленные в полет магией аликорна. Они превратились в бесформенную липкую массу, медленно сползающую по деревянной облицовке. Найтмер Мун уставилась на кексы так, словно они были ужасными демонами из глубин. Добавляя последний штрих, она метнула магией поднос из под десертов, расплющивая кексы и прижимая их к двери. Через несколько мгновений Найтмер Мун отпустила свою магическую хватку, позволяя липкой массе сползти вниз, оставляя за собой след из сахарной пудры и крошек.
Следующей вещью в расстрельном списке Найтмер Мун оказалась кукла Твайлайт Спаркл. Аликорн подняла ее в воздух, удерживая двойника осторожно, а после ее магия начала сжиматься вокруг шеи Твайлайт.
Найтмер Мун стояла, пытаясь задушить безжизненную куклу, прежде чем бросить ее об землю и растоптать. Снова и снова она опускала свои копыта на набитое чучело и лишь когда часть внутреннего хлопка начала пробиваться сквозь множество дыр — Найтмер Мун швырнула ее через всю комнату, к своему новому письменному столу.
Найтмер Мун издала протяжный, тяжелый стон — ее гнев, огнем выплеснутый на куклу Твайлайт, начал угасать. Оставались лишь уголья — другие мысли, начинавшие заполнять ее, причиняя ей невыносимую боль. Пытаясь прогнать их прочь, Найтмер Мун рухнула на кровать, не заботясь о том, приземлилась ли ее голова на подушку.
Она лежала долго, глаза плотно закрыты... но когда она нашла силы открыть их, она увидела свое отражение. Зеркало, часть круглой стены, было его источником. Это отражение отличалось от печально известной Темной Королевы, какой ее знали в Эквестрии. На ней не было брони, ее веки не были покрыты фиолетовой тенью... более того, у нее не было даже кьютимарки. Она была просто очень большим черным аликорном, с переливающейся звездами и цветами ночного неба гривой... но и этого было достаточно.
Она была Найтмер Мун, и скоро вся Эквестрия ляжет у ее ног. Она будет править стальным копытом и погрузит страну в вечную ночь.

Ведь именно этого она хотела... этого от нее хотели.