Потерянный мир

Насколько сильно отдельные пони способны влиять на историю и искажать ее ход? Мало кто об этом думал. Любое наше действие способно привести либо к благу, либо к катастрофе, которую, может быть, вы и не хотели создавать. Не задумывались ли вы о том, к чему, казалось бы, незначительное решение может в итоге привести? Нет? А стоило бы...

Другие пони ОС - пони

Маленькое дарование

Узнав о конкурсе изобретателей в Школе для одарённых единорогов, Меткоискатели тоже решили поучаствовать в нём.

Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони

Теперь ты Флаттершай

Это рассказ о самой обычной девушке по имени Анастасия, которая очень любила мультсериал «Мой маленький пони», а особенно одну жёлтую пегаску с розовой гривой. И вот, однажды утром…

Флаттершай Человеки

Ксенофилия: Продолжение Истории

Продолжение истории Леро в Эквестрии. События этого рассказа начинаются после окончания основной истории, поэтому настоятельно рекомендую вам ознакомиться с ней, прежде чем приступать к чтению. Ах да, в моём рассказе клопоты вы не найдёте (нет, непристойных сцен с участием человека и маленьких лошадок не будет), зато её предостаточно в основной истории, считайте, что я вас предупредил. А теперь самое главное, огромное спасибо AnonAuthor и AnonponyDASHIE за то, что пустили меня поплескаться в свой бассейн. Надеюсь, что у них хватит хлорки чтобы отмыть его после меня. Также хочу поблагодарить моих соавторов и приглашённых авторов. Вы просто чудо, все до единого. — TheQuietMan

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Лира Человеки

Вьюга

Жил-был один пони тёмно-синего цвета. Он очень любил писать рассказы и подвыпить, и однажды решил совместить эти занятия. Причём весьма интересным способом...

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони

Хранитель

Сказ о том, как Дракон Эквестрию хранил...

Зекора Дерпи Хувз Другие пони

Если друг оказался вдруг...

Если кто-то и знает о дружбе больше других пони - то это шестёрка известных жителей Понивилля, принцессы дружбы и её соратников. И Флаттершай в их числе. Однако, знает ли она о дружбе всё? Так или иначе, ей придётся разобраться в этом...

Флаттершай Дискорд

Всё будет хорошо

Принцесса и маленькая кобылка проводят вместе последнюю ночь.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Звезда по имени Солнце

Сансет Шиммер - личная ученица принцессы Селестии, однажды возжелала больше силы и знаний, для этого она решила раскрыть одну из тайн своего учителя. Ей это удалось, но добилась ли она того, чего хотела? Даже через год, идя по вечерним улицам советского Воронежа, она не могла дать на это ответ.

Человеки Сансет Шиммер

На всё воля Силы

Император Палпатин и Дарт Вейдер строят великие планы... а ещё у них есть печеньки.

Человеки Принцесса Миаморе Каденца Флари Харт

Автор рисунка: Siansaar

Грехи Прошлого

Конец кошмара

Твайлайт нервно ходила перед закрытыми дверьми тронного зала. Единорожка слышала, что Луна и Никс разговаривают где-то далеко за ними, но не могла разобрать слов и как ни напрягала слух, голоса всё равно были приглушёнными. Она даже прижалась ухом к двери, но это не сработало.
Перед тем, как закрыть дверь, Селестия прошептала, что «это займёт всего несколько минут». Несколько минут уже прошли, и терпение Твайлайт начинало иссякать. Что Луна собиралась сделать с Никс? Ей нужно было знать.
Единорожка была так погружена в свои раздумья, что даже не сразу заметила, как через щель между дверьми начал пробиваться свет. Но когда она всё же обратила на это внимание, её опасения разрослись ещё больше. Что там происходило? Луна исполняла наказание? Из-за чего могло быть столько света? Все эти вопросы кружились в голове Твайлайт, и, почти мгновенно, её мысли метнулись к самому худшему исходу.
Её изгоняли! Принцесса изгоняла Никс на луну ещё на тысячу лет!
Вот что происходило! Твайлайт была уверена в этом и быстро заколотилась в двери тронного зала, пытаясь туда ворваться. Ей нужно было убедить принцессу в том, что изгнание на луну не было ответом. Они могли запереть её в тюрьме или изгнать из Эквестрии. Так Твайлайт хотя бы могла быть вместе с Никс или навещать её.
Но луна?! Твайлайт не могла добраться до луны. В нарастающем волнении единорожка воззвала к магии, пытаясь телепортироваться внутрь зала, но ощутила преграду. Кто-то не позволял ей этого сделать, поставив заслон из своей магии. Твайлайт догадывалась, что это была Селестия. Скорее всего, солнечная принцесса стояла по другую сторону двери и не пускала единорожку внутрь.
Поняв, что её магия заблокирована, Твайлайт снова начала бить и лягать дверь, крича до хрипоты и умоляя впустить её. Казалось, это длилось целую вечность, но вскоре свет рассеялся, и сквозь щели дверей стала видна лишь темнота.
Твайлайт почувствовала, как от этого её сердце ухнуло вниз.
Она села, припав спиной к стене, и уставилась на дверь, которую не смогла открыть. Она... она подвела её. Она снова подвела Никс. Она позволила Луне забрать дочь и ничего не смогла с этим поделать. В глазах единорожки заблестели слёзы.
Почему она не настояла на том, чтобы остаться внутри? Почему она позволила Селестии вывести её из зала? Она должна была быть там, должна была остаться с Никс. Почему она доверилась Селестии? Почему она не...
Твайлайт вздрогнула, когда дверь зала отворились, и из-за них показалась голова Селестии.
— Твайлайт, мы...
Ярость Твайлайт воспламенилась, как будто кто-то кинул спичку в сухой хворост. Её грива вспыхнула огнём, а шёрстка запылала цветом раскалённого железа. Она воспылала яростью, крича так, что её голос разнёсся эхом по коридорам замка, заставив всех в нём замереть и слушать.
— ВЫ ИЗГНАЛИ ЕЁ!!! ПОСЛЕ ВСЕГО, ЧТО ОНА СДЕЛАЛА, ВЫ ЕЁ ИЗГНАЛИ!!! — дико выкрикнула Твайлайт. Она начала хватать всё, до чего могла дотянуться, вырывая кирпичи из стены и бросая прямо в Селестию.
— Твайлайт, — твёрдо сказала аликорн, магией обороняясь от града камней.
— Почему вы не позволили мне ПОПРОЩАТЬСЯ?!
— Твайлайт!
— Вот почему вы меня не пустили! Чтобы я не могла вас остановить! Она этого не заслужила! Она не засл...
Селестия нахмурила брови и распахнула крылья, а рог её засиял со слепящей яркостью. Аликорн освободила свою магию, и энергия захлестнула Твайлайт, словно приливная волна. Эта магия подавила волшебство единорожки, и ярость той испарилась.
— Твайлайт, мы не изгоняли её на луну, — наконец смогла вставить слово Селестия.
— ВЫ... вы... не делали этого? — голос Твайлайт из пронзительного крика превратился в недоверчивый шёпот.
— Нет.
— Но свет... и вас так долго не было. Что вы с Луной там делали, если не изгоняли её?
Селестия позволила себе улыбнуться и прошла обратно в тронный зал.
— Взгляни сама.
Единорожка последовала за ней, оглядываясь по сторонам. Она не была уверена, что должна увидеть, но в первую очередь искала Никс. Тем не менее, её взгляд оказался прикован к другой пони.
В конце комнаты стояла принцесса Луна, пережившая большие изменения. Теперь она могла померяться ростом с Селестией, а грива, сохранив прежний цвет, сверкала, как водный поток под ночным небом. Она стала намного длиннее и свободно развевалась, словно ласкаемая несуществующим бризом.
Во всём Луна выглядела как настоящая правительница Эквестрии и властительница ночного светила, с такой же, как у Селестии, царственной красотой. Твайлайт пару секунд не могла отвести глаз, потрясённая точно так же, когда в первый раз увидела Селестию. Наконец, придя в себя, она опустила взгляд и заметила тёмное пятно перед Луной.
Маленькая чёрная кобылка с рогом, крыльями, фиолетовыми волосами и парой бинтов безвольно лежала на боку.
— Н... Никс?! — почти не дыша, выдавила Твайлайт, пока её разум с трудом пытался осознать увиденное. В следующий момент она почувствовала лёгкое прикосновение к плечу, обернулась и увидела, как белая аликорн единожды кивнула, молча уверив единорожку в том, что происходящее реально.
Для Твайлайт не потребовалось большего. Она пронеслась через комнату и упала на колени рядом с чёрной кобылкой, лежавшей без сознания на полу. Твайлайт обняла её и потёрла носом голову, улыбаясь так широко, как только могла.
Пока Твайлайт держала Никс в своих объятьях, Селестия с Луной подошли ближе и тихо наблюдали за происходящим, стоя рядом друг с другом. Луна по-прежнему была слегка ниже Селестии, и мелкие детали в строении мордочки и комплекции, а также разница в окрасе делали принцесс легко различимыми. Лунная принцесса, тем не менее, выглядела не только правительницей Эквестрии, но и сестрой Селестии.
— Но... но я думала... как у неё получилось? — наконец выдавила Твайлайт, подняв голову к сёстрам.
— Аликорны — не просто обычные пони, Твайлайт, и не только из-за рога и крыльев, — пояснила Луна. — Ещё мы особенны благодаря тесной связи со своим волшебством.
Бессмертием и силой мы обязаны магии, так же дело обстоит и со зрелостью. Вот почему после того, как меня спасли Элементы Гармонии, я была настолько меньше Селестии. Элементы забрали большую часть моего магического запаса, и поэтому я стала младше, меня едва можно было назвать взрослой.
— Так что вы сделали? — спросила Твайлайт.
— Я вернула то, что было моим, — ответила Луна, но не грубым тоном, а очень мягко. — Силы Никс никогда не принадлежали ей. Заклинание Нексуса наделило её частью моей мощи, оставшейся в осколках, и добавили к ней естественную магию, извлечённую из самой Эквестрии.
Я забрала большую часть магии, потому что она изначально была моей, и развеяла остатки, чтобы сделать Никс снова той, кем она была до похищения культом.
А также, — продолжила Луна, переведя взгляд на кобылку, — я забрала воспоминания, которые не должны были у неё быть. Воспоминания о лунной тюрьме и обо всём, что случилось до того, как ты нашла её в Вечносвободном лесу. В какой-то степени она будет знать об этих воспоминаниях, но не сможет ничего чётко осознать. Но, тем не менее, она будет помнить о фактах из нашего общего прошлого, о том, что должен знать каждый пони.
Говоря проще, Твайлайт, я забрала всё, что принадлежало мне и только мне.
— Так она будет помнить всё остальное? — осторожно спросила единорожка.
— Да, Никс должна жить со всеми своими решениями. Она будет помнить всё содеянное, те последние несколько недель. Но предупреждаю, Никс больше не может мыслить как взрослая. Вместе с телом омолодился и её разум, став снова детским.
— Но я думала, вы её накажите. Изгоните на луну, или...
— Никс хочет возместить всё, что наделала, — проговорила младшая принцесса всё тем же мягким голосом, заставив Твайлайт прерваться, — и она старалась исправить все ошибки. И это значит, что такой пони надо дать шанс искупить свои грехи, а не наказывать её.
— А как же остальная Эквестрия? Они знают, что Никс была Найтмэр Мун. Если они увидят её...
— Конечно, Твайлайт, Никс придётся встретить тех, кому она причинила боль, — объяснила Луна предостерегающим тоном. — В Эквестрии, и даже в Понивилле, найдутся такие, которые категорически не согласятся с тем, что я сделала. Но Никс должна столкнуться с ними лицом к лицу. Это последствие её действий.
— А что, если кто-то захочет ей навредить? — нервно спросила Твайлайт, снова мысленно переносясь на Весенний Фестиваль, где, как ей показалось, в один момент собралась агрессивная негодующая толпа.
— Она аликорн, Твайлайт. Даже будучи кобылкой она намного крепче других пони. Тем не менее, если кто-то будет доставлять вам слишком много хлопот, достаточно просто мне написать, — мягким тоном развеяла беспокойство единорожки Селестия.
— И предоставь нам право волноваться о том, что думает Эквестрия, — добавила Луна. — Пони, несогласные с моими действиями, могут прийти ко мне и озвучить свои претензии. Всё же это было моим решением, и я останусь в полной уверенности, что оно было и наилучшим.
— Вы просто так возьмёте и отпустите её? — спросила Твайлайт, происходящее для которой казалось чересчур хорошим, чтобы быть правдой.
— Нет, — решительно сказала Луна, и её губы сжались в узкую полоску. — Есть ещё и следующая часть её наказания, которая касается тебя, Твайлайт Спаркл.
Твайлайт вздрогнула и прижала Никс к себе ещё крепче, начиная бояться того, что ставшая-намного-больше лунная принцесса собиралась сделать. Спустя несколько напряжённых секунд Луна твёрдо посмотрела на единорожку, подошла поближе и заговорила серьёзным, но не угрожающим тоном:
— Твайлайт Спаркл, сим я помещаю Никс под твоё призрение. Ты станешь её официальным попечителем и теперь обязана проследить, чтобы она больше никогда не стала Найтмэр Мун. Ты должна растить её. Будь уверена в том, что она смеётся, играет, учится, живёт и дружит. Прошу тебя помочь ей насладиться своим детством, которого она чуть не лишилась, и убедиться, что она растёт тем, кем хочет быть.
Справишься с этим? — спросила Луна более мягким голосом, и на её устах расцвела озорная улыбка. Единорожка пару секунд осознавала сказанное и затем яростно закивала головой.
Твайлайт снова прижала к себе Никс и потёрла её носом, расплывшись в широкой улыбке, а по щекам единорожки побежали слёзы. Селестия с Луной стояли какое-то время, безмолвно наблюдая за этой сценой, а потом солнечная принцесса наклонилась и тихо шепнула сестре Луне слова, которые услышала только она:
— Молодец, сестра.

Вскоре после этого Селестия и Луна отбыли в Кантерлот, планируя утром возвестить в Эквестрии о своём возвращении. Новости должны быстро расползтись по стране, и Твайлайт почти наверняка знала, что Пинки Пай устроит Принцесса-Селестия-и-принцесса-Луна-вернулись-вечеринку, как только обо всём узнает.
Тем не менее, сейчас Твайлайт сосредоточилась только на одном: вернуться домой вместе с маленькой чёрной кобылкой. Библиотека пережила атаку, и в данную минуту единорожка хотела, а может даже нуждалась в том, чтобы немного побыть с Никс наедине.
Выскользнув из замка, Твайлайт быстро побежала по пустынным улицам Понивилля. Входя в библиотеку, она обрадовалась, что Совелий там отсутствовал. Единорожка увидела Спайка, который спал на полу посреди комнаты, утомившись своими домашними хлопотами. Именно в этот момент Твайлайт почувствовала себя дома из-за такой привычной, родной сцены. Единорожка ненадолго отвлеклась, отлеветировала корзину Спайка из спальни, уложила его туда, и, убедившись, что дракончик спал в комфорте, отнесла Никс наверх.
Лишившись магии, Никс потеряла сознание, хотя Твайлайт решила, что это даже к лучшему. Если бы Никс пришла в себя в замке, было бы гораздо труднее отнести её в библиотеку без привлечения внимания. Тем не менее, сейчас она по-прежнему была неподвижна, и Твайлайт осторожно переправила малышку-аликорна по воздуху в её постель. Затем единорожка нежно потёрлась мордочкой о кобылку, этим желая ей спокойной ночи.
Тем не менее, Никс шевельнулась, тихо охнув, открыла глаза и с замешательством на мордочке оглядела комнату. Когда она заметила Твайлайт, и как та увеличилась в размерах, кобылка перевела взгляд на себя и в потрясённом неверии уставилась на своё прежнее маленькое тело.
— Как ты? — спросила Твайлайт.
— Нормально... только... — начала Никс, но вдруг пискнула и схватилась за горло. Её голос снова стал прежним, и растерянность кобылки заставила Твайлайт хихикнуть.
Неудивительно, что Никс спросила о случившемся, и Твайлайт объяснила, как аликорн снова стала маленькой. Никс сосредоточенно слушала, внимая каждому слову единорожки, и спросила в конце:
— Значит... Луна всё забрала?
— Забрала то, что было её, но ты должна помнить всё, что недавно произошло.
— Я... я помню, — проговорила Никс, — но как-то непонятно.
— Непонятно?
— Я всё помню. Я помню, как я раньше думала, как я всё знала, и что я делала, но это кажется кошмаром. Как будто я заснула, мне всё это приснилось, и сейчас я проснулась.
— Луна сказала, что и твоё тело, и твой разум снова стали детскими. Но ты ведь знаешь, что это всё произошло, да? Ты понимаешь, что это не было ночным кошмаром.
— Да, — ответила Никс и слегка повесила голову, вспомнив о содеянном. — Я помню всё, что делала. Так что со мной будет? Луна и Селестия опять меня заберут?
— Нет.
Никс подняла взгляд, и в её глазах читалось недоумение:
— Они... они отправят меня на луну?
— Нет, — снова сказала Твайлайт и начала улыбаться.
— Они вообще меня накажут?
— Да.
— Ч-что они сделают?
— Они заставят тебя остаться тут и быть моей дочерью, — ответила Твайлайт и ослепительно улыбнулась. Глаза кобылки зажглись в неверии, и, не сдержав радости, малышка-аликорн выпрыгнула из кровати и накинулась на Твайлайт. Скоро обе потонули в смехе, и Твайлайт отомстила Никс за внезапное нападение, защекотав кобылку.
Они скучали по такому веселью. Твайлайт всегда знала, что Никс когда-нибудь вырастет, что однажды она станет высокой, царственной аликорн, которая может двигать солнце и луну. Но сейчас она была просто безумно рада снова быть рядом с дочерью, снова способная растить и заботиться о Никс больше, чем просто несколько месяцев.
Закончив щекотать Никс, она помогла малышке-аликорн устроиться в постели. Как и множество ночей назад до ухода Никс, Твайлайт осторожно укрыла её одеялом и прикоснулась губами ко лбу кобылки.
— С возвращением домой, Никс — нежно сказала Твайлайт, поцеловала её в щёку и забралась в кровать, магией погасив свет.
В темноте комнаты Никс зевнула и уютно устроилась под одеялом, её глаза принялись слипаться, и она ждала, пока погрузится в сон. Для её юного мышления было странно снова стать маленькой кобылкой.
Воображение Никс, как и в давние времена, начало играть злую шутку с ней, и кобылке почудились снующие по комнате тени, заставив возникнуть тяготящее чувство страха в груди. Она снова ощущала себя беззащитной. Никс лишилась мощи, которой обладала, будучи взрослой, и мир снова стал для неё пугающим.
Намного легче быть смелым и храбрым, когда ты обладаешь силой поджарить молниями что угодно.
Несмотря на то, что теперь мир вокруг пугал её больше, Никс всё равно нашла, чему улыбнуться. Она посмотрела на Твайлайт, которая лежала в своей постели. У Никс была мама, любящая её больше всех на свете, которая никогда не бросит. Малютке-аликорну больше не надо было быть королевой или монстром.
Она просто могла быть собой.
Но вдруг, пока Никс смотрела на Твайлайт, в голову кобылки прокралась одна мысль. Это было дурацкой, глупой мыслью, но она всё равно заставляла нервничать. Её породил детский разум, и Никс забеспокоилась, хотя взрослая кобылица попросту бы это проигнорировала.
— Эм... Твайлайт?
— Да, Никс? — отозвалась единорожка, приподняв голову над подушкой.
— Можно вопрос?
— Ну конечно.
— Я знаю, что Луна уже меня наказала, и я рада снова быть маленькой, только... ну... я и вправду много плохого наделала. Ну, поэтому я думала, и если ты скажешь да, то я не обижусь, но... я под домашним арестом?
Твайлайт не смогла справиться с охватившим её смехом. Пока Никс сидела и недоумевала, что в этом смешного, единорожка успокоилась и ответила заверяющим тоном:
— Нет, нет. На твою долю и так много чего выпало, и, я думаю, ты усвоила свой урок.
— Правда?
— Да, а теперь не волнуйся и спи.
— Хорошо, — Никс зевнула, закрыла глаза и коснулась головой подушки. Превращение из взрослой пони в маленькую кобылку было довольно утомительным, и вскоре Никс спала крепким сном.

«БУЭ-Э-Э-Э-ЭРП»!
Глаза Твайлайт распахнулись. Единорожку пробудил знакомый звук того, как Спайк изрыгает письмо. Этого звука она не слышала те несколько недель, пока сидела в темнице. Твайлайт села и зевнула, прежде чем медленно выползти из кровати и побрести к лестнице.
Спайк также был внезапно разбужен своей же отрыжкой, и, когда Твайлайт спустилась на основной этаж библиотеки, дракончик уже встал из постели и читал письмо.
— Доброе, Спайк.
Дракончик заметно подпрыгнул от раздавшегося голоса Твайлайт и повернулся на пятках. Удивление на его лице быстро сменилось радостью.
— О, Твайлайт, я думал, ты останешься ночевать в замке.
— Я так и собиралась, но... кое-что произошло. О чём письмо?
— Отличные новости, Селестия с Луной вернулись!
— А, я уже знаю, — равнодушно бросила Твайлайт и направилась к кухне.
— Вот и я говорю, отл... — начал было Спайк, но замер на полуслове и недоумённо посмотрел на единорожку. — Погоди, ты знаешь? Откуда?
— Я расскажу за завтраком, — ответила Твайлайт. — Ты не мог бы подняться и разбудить Никс?
— Никс наверху!? — воскликнул дракончик, взглянув на лестницу.
— Только не говори, что боишься её, Спайк. Это наша Никс.
— Твайлайт, она аликорн, вдесятеро больше меня, и ещё она стреляет молниями. В смысле, она спасла тебе жизнь, поэтому в целом у меня к ней претензий нет. Я не боюсь, но и не дурак. Мне не хочется вдруг обнаружить, что Никс встала не с того копыта. Как, во имя Эквестрии, ты вообще запихнула её в спальню? Она слишком большая для ступенек... ну, если она не обернулась облаком или ещё чем. Тогда она бы где угодно поместилась.
— ...Спайк, просто разбуди её.
— Ладно-ладно, уже иду, — проворчал Спайк, поднимаясь по лестнице, в то время как Твайлайт двинулась на кухню. С помощью магии единорожка начала пододвигать к себе всё нужное для приятного искреннего завтрака. Это будет первым завтраком Никс после возвращения в библиотеку, и Твайлайт хотела сделать его отменным. Кроме того, единорожка вчера не поужинала, и тоже была не прочь поесть.
Твайлайт открыла шкафчики и телекинезом достала оттуда основные ингредиенты и пару мисок. У неё был настрой для блинчиков, и, к счастью, на кухне оказались все необходимые составляющие для их единственного рецепта, который она знала.
— Посмотрим, — задумчиво пробормотала Твайлайт, припоминая рецепт, — мука, сахар, корица, разрыхлитель, молоко, растительное масло, вода, ваниль, масло. Отлично, похоже, у меня есть всё, что...
ШАРАХ!!!
Твайлайт чуть не уронила продукты, которые парили в воздухе, но смогла всё удержать... кроме пакета муки, ухнувшего на пол как камень и разразившегося взрывом белого порошка.
Единорожка закашлялась в облаке оседающей муки. Твайлайт оказалась почти целиком покрыта белым, как и кухня. Она хмуро оглядела этот огромный беспорядок и повернулась к кухонной двери, где стоял Спайк и скромно улыбался.
— Ой... эм... прости, Твайлайт.
— Ничего, — буркнула единорожка, — хотя мне интересно, почему ты так ломанулся через дверь.
— Твайлайт, Никс снова маленькая!
— Да, я знаю, Спайк, — отозвалась Твайлайт и встряхнулась, пытаясь очиститься от муки.
— Погоди, так ты об этом тоже знала? Когда всё успело случиться?
— Вчера вечером. Луна превратила её обратно.
— Но почему...
Твайлайт прервала дракончика, сунув ему в когти веник и совок:
— Объясню, когда приберёмся.
Спайк кивнул, и по мере уборки Твайлайт просвещала его обо всем случившемся. Пару раз единорожке приходилось повторять сказанное, но к тому времени, как кухня стала чиста, дракончик уже имел достаточно представление о произошедшем.
— Значит... Никс снова стала собой, но помнит всё, что случилось? А ещё Луна теперь большая и высокая, как Селестия, потому что забрала силы у Никс?
— Так и есть.
— Ух ...

много же всего вчера было.
— Ага, — подтвердила Твайлайт и счистила остатки просыпанной муки. — Ты не мог бы теперь подняться и разбудить Никс?
Спайк кивнул и метнулся из кухни, а Твайлайт взяла телекинезом продукты, осторожно отмерила нужное количество и начала смешивать их в миске. Скоро тесто стало идеальным, и Твайлайт принялась печь первый блин на плите. Захотев немного соригинальничать, единорожка решила не пользоваться лопаточкой и перевернуть блинчик своей магией.
— УИ-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И!
Голосок Никс заставил Твайлайт подпрыгнуть во второй раз за утро. Наполовину готовый блин, парящий в воздухе с помощью магии, взмыл ввысь и совершил кувырок, прежде чем полететь вниз. С громким шлепком блинчик упал сырой стороной на голову Твайлайт, и с нахмуренных бровей единорожки закапало масло.
— Твайлайт, Твайлайт! — донеслось со стороны вбежавших на кухню Спайка и Никс и затормозивших мгновением позже.
— Ух ты, Твайлайт, ты пытаешься приготовить блинчик на своей голове? — пошутил Спайк, заработав угрюмый раздражённый взгляд.
— Нет, — проворчала единорожка, сняла телекинезом блин с головы и взяла из раковины мокрую тряпку, чтобы вытереть масло. — По какому поводу крики?
— У Никс есть кьютимарка!
Раздражённость Твайлайт мгновенно испарилась, и она убрала тряпку с мордочки:
— Правда?!
— Ага! — прощебетала Никс, повернувшись боком. — Видишь?
Твайлайт слегка подвинулась и внимательно посмотрела на круп Никс. Её кьютимарка была простой единственной картинкой: щитом цвета ночного неба. Сам щит формой напоминал ромб, с квадратным верхом и краями, и сужался книзу. Синий цвет отливал сталью, а металлические отблески были слегка светлее.
— Ну ведь потрясно же? — спросила Никс.
— Конечно, — ответила Твайлайт. — Ты только что её получила?
— Нет, и этого мы никак не могли понять, — пояснил Спайк. — Я увидел её, когда Никс выбралась из кровати, но я до этого не слышал, чтобы пони получали кьютимарку во сне... ну, если только их особенный талант это не сон. В общем, это значит, что метка появилась до того, как Никс легла спать, но она не помнит, чтобы видела её.
— Мы подумали, вдруг ты заметила, как она возникла, и понимаешь её значение, — добавила Никс.
— Прости, но я не знаю. Может, Селестия в курсе.
— Почему Селестия?
— Она вчера была со мной и Никс много времени, и, может, что-то видела. Спайк?
Дракончик улыбнулся, метнулся из кухни и снова прибежал через пару секунд, держа перо и лист бумаги в когтях.
— Готов.
— Дорогая принцесса Селестия, надеюсь, у вас нет проблем с возвращением в Кантерлот, — начала Твайлайт. Спайк записывал за ней. — Я знаю, что вы, скорее всего, заняты, но этим утром мы обнаружили кьютимарку Никс, однако не знаем, когда она появилась. Я хотела бы поинтересоваться, не видели ли вы вчера чего-нибудь, так как у Никс не было кьютимарки до атаки. Ваша вернейшая ученица, Твайлайт Спаркл.
— Твайлайт... Спаркл, — отозвался Спайк, заканчивая письмо. Свиток пропал во вспышке изумрудного пламени, и, после подбадривания со стороны Никс и Спайка, Твайлайт попробовала в третий раз испечь блинчики. Пока она готовила, дракончик и кобылка пытались угадать значение кьютимарки. Твайлайт присоединилась к обсуждению, как только наполнила три тарелки аппетитными воздушными блинчиками.
— Ты так считаешь?
— О да, она точно значит именно это, — Твайлайт поставила тарелку перед Спайком, который в чём-то убеждал Никс. — Твайлайт меня поддержит.
— В чём? — спросила единорожка, ставя на стол порцию Никс.
— Я думаю, кьютимарка Никс означает то, что её особенный талант — быть стойкой.
— Да?
— Ну, вспомни о том, что она делала, когда была Най... когда была большой. Она отмутузила кучу монстров и победила Селестию. Такой пони надо быть стойкой, а щиты стойкие и крепкие.
— Но Эпплджек, Пинки Пай и Флаттершай помогли мне справиться с этими чудовищами, и Селестия не пыталась по-настоящему бороться, когда мы дрались, — заметила Никс. Твайлайт села за стол со своей тарелкой еды.
— Ты всё равно её победила.
— Прости, Спайк, но если ты прав, то разве кьютимарка Никс не должна была появиться после победы над Селестией? — возразила Твайлайт, наблюдая, как дракончик обмакивает блинчики в кленовый сироп.
— Ладно, наверное, ты всё же... — начал было Спайк, но его щёки вдруг вздулись. Мгновением позже дракончик рыгнул, и облако дыма завертелось, превращаясь в свиток. Секундой позже сформировавшееся письмо полетело вниз. Твайлайт быстро использовала немного магии и ухитрилась спасти его от приземления на политые сиропом блинчики Спайка.
— Так Селестия знает? — поинтересовалась Никс, полностью игнорируя еду.
— Секунду, сейчас прочитаю, — ответила Твайлайт, разворачивая свиток.
«Моей вернейшей ученице,
В дворце сейчас много забот и суматохи, большей частью оттого, что все хотят отпраздновать наше возвращение. Тем не менее, приятно быть дома, и мы уже всё налаживаем.
Что до твоего вопроса, думаю, я знаю, когда Никс получила кьютимарку. Это случилось вчера, когда она сдалась мне с Луной. Сразу после того, как она закончила говорить, я заметила вспышку света на её боку. Кьютимарку Никс не было видно из-за бинтов, но я считаю, что появилась она именно в тот момент.
Надеюсь, это вам поможет, и передайте Никс мои поздравления.
Искренне твоя,
Принцесса Селестия, правительница Эквестрии
P.S. Луна также просит поздравить Никс от своего имени».
Твайлайт мысленно перенеслась в тот час. Она хотела остановить Никс, но та всё равно сдалась Селестии и Луне. И в конце Никс сказала то, что могло бы оказаться её последними словами.
«Меня можно избить, смять и оглушить, но, пока мои лёгкие не испустили последний вздох, я буду защищать пони. Я буду защищать их, потому что то, что может убить их, я могу пережить, потому что то, что ранит их, оставит на мне только царапину, потому что это единственная вещь, которую я могу сделать правильно».
— Так что сказала Селестия? — спросил Спайк с набитым ртом.
— Она вспомнила, что видела вспышку, и думает, что в тот момент Никс получила кьютимарку. Если она права, тогда я знаю, каков твой дар.
— Какой он? — взволнованно спросила Никс.
— Я думаю, что твой особенный талант — защищать пони.
— Защищать пони... — повторила она с недоумением.
— Да, как ты защитила Понивилль от нападения монстров. И как ты желала сдаться не только за всё сделанное тобой, но и за то, что сделали Дети Найтмэр. Как щит, — продолжила Твайлайт, указав на кьютимарку Никс, — ты готова подвергнуть себя опасности, чтобы защитить других пони, неважно, кто они.
Никс посмотрела на свою кьютимарку и затем повернулась к блинчикам, смотря на них и обдумывая свой особенный талант. Затем кобылка снова взглянула на Твайлайт, выглядя слегка обеспокоенной
— Э... Твайлайт? Если мой талант — защищать пони, то мне сейчас надо пойти сражаться с чудовищами?
Единорожка тихонько засмеялась и качнула головой.
— Нет, тебе сейчас не нужно об этом беспокоиться. Ты просто маленькая кобылка, и Луна забрала большую часть твоей магии. Хотя, даже если бы у тебя и остались все эти силы, я бы всё равно не позволила тебе драться с монстрами из Вечносвободного леса.
— Почему?
— Потому что я даже думать не хочу, что ты с кем-то сражаешься, пока не достигнешь хотя бы моего возраста. Несмотря на то, что защищать пони — это потрясающий дар, тебе придётся подождать несколько лет, чтобы я позволила решиться на что-то опасное.
Мордочка Никс озарилась улыбкой. Малышка-аликорн запрыгала бы на стуле не только из-за охватившей её радости по поводу кьютимарки, но и потому, что Твайлайт она нравилась. Тем не менее, хоть кобылке и пришлось по-прежнему сидеть на месте, она тут же начала выражать свой восторг, поедая блинчики. Каждая вилка сопровождалась огромной улыбкой. Даже чавканье Никс излучало счастье.
— Это отличный талант, — заметил Спайк, запив блинчики стаканом воды, — но я всё же был немного прав.
— Прав в чём? — спросила Твайлайт.
— Ну, дар Никс. В смысле, чтобы успешно защищать пони, ей надо быть довольно стойкой.
Твайлайт хихикнула и уже была готова откусить от блинчика в первый раз.
— Ну, мне кажется, для этого надо больше, чем просто стойкость, но...
ТУК-ТУК-ТУК!
Единорожка вздохнула, размышляя, удастся ли ей вообще позавтракать за утро из-за прерываний. Твайлайт всей душой хотелось не обращать внимание на пони за дверью, но зазвучавший во второй раз стук вынудил единорожку отложить вилку и подняться из-за стола. Твайлайт достигла двери, открыла её и обнаружила земную розовую пони с яркими голубыми глазами.
— Привет, Пинки Пай.
— Твайлайт, что ты вообще там делаешь?
— Пытаюсь позавтракать. А что?
— Глупенькая глупышка, если хочешь позавтракать, то приходи на вечеринку!
— Какая вечеринка? — спросила Твайлайт, и Пинки Пай указала куда-то копытом. Твайлайт высунулась из-за двери и увидела, что через несколько кварталов улицы Понивилля преображались, украшенные вывесками и флагами с солнцем и луной. Снаружи яблоку негде было упасть из-за толп пони. Твайлайт даже слышала музыку, доносившуюся откуда-то из-за домов.
— А это что?
— Это моя Принцесса-Селестия-и-принцесса-Луна-вернулись-вечеринка! — заявила Пинки Пай, подпрыгивая. — Утром из Кантерлота прилетел пегас и сказал Мэру, что Селестия с Луной вернулись, и Мэр сказала Дитзи Ду, и Дитзи Ду сказала Кэррот Топ, и Кэррот Топ сказала мистеру Кейку, и мистер Кейк сказал мне и миссис Кейк, и я была так счастлива и обрадована, что устроила вечеринку прямо там в ту же секунду!
— Погоди, ты уже устроила вечеринку?
— Конечно! — ответила Пинки Пай. — Такую же большую вечеринку, как ту в честь спасения Луны, и ведь у меня тогда почти не было времени! В этот раз удалось привлечь пони к украшению, и я сделала пунш, и сейчас у меня пекутся пять тортов!
— Погоди, как ты можешь делать пять тортов? В Сахарном Уголке только одна печь.
— Это просто, глупенькая! Я использовала печи других пони.
— Логично, — отозвалась Твайлайт, откровенно ждавшая более странного ответа от розовой земной пони.
— Так ты придёшь на вечеринку?
— Вообще-то, может и нет, Пинки Пай.
— О-о-о, но почему? В смысле, это же было бы так ужасно и я думала, что ты больше всех обрадуешься возвращению Селестии и Луны!
— Я рада, но мне не хочется оставлять Никс одну в библиотеке, и она вряд ли желала бы пойти на эту вечеринку. Раз это праздник по поводу возвращения принцесс, некоторые пони на нём будут отмечать то, что Никс исчезла.
— А, да все уже знают о Никс.
— Зна... знают? — переспросила Твайлайт, нервно сглотнув.
— Ага. В объявлении, которое сделали Селестия с Луной, написано, что Никс освободила принцесс из заточения, и они наказали её, забрав силы и поместив под надзор пони, следящей за тем, чтобы Никс снова ничем не смогла угрожать Эквестрии, и этой пони Селестия полностью доверяет.
И, — продолжила Пинки Пай, — Селестия доверяет тебе больше всех, так что я знала, что Никс у тебя. И ещё пара пони видела вчера, как ты покидаешь замок с маленькой чёрной кобылкой. И всё же это наказание такое смешное. Все, знающие тебя и Никс, понимают, что если она живёт с тобой, то это совсем не наказание!
Твайлайт улыбнулась, про себя поблагодарив Селестию и Луну. Принцессы сказали Эквестрии о Никс чистую правду, но таким образом, что большинство жителей страны действительно считали бы, что Никс отбывает наказание. Для обычного пони это звучало, как будто аликорна тщательно охраняли и забрали у неё мощь насильственно.
Но жители Понивилля, которые знали Никс лучше, догадывались о правде. Большинство бы разозлилось, что кобылка отделалась так легко, но некоторые были бы рады слышать, что Никс вновь находилась под заботой единорожки. Глупо было надеяться, что вся Эквестрия не узнает чистую правду рано или поздно, но Твайлайт всё равно была благодарна принцессам.
— Звучит и вправду очень весело, Пинки Пай, но мне кажется, что мы со Спайком и Никс должны провести этот день вместе.
Пинки Пай понимающе улыбнулась:
— Ладненько, Твайлайт, надеюсь, вы там втроём повеселитесь! О, и если передумаешь, то сразу же приходи на вечеринку за тортиком.
— Буду иметь в виду, — ответила единорожка и уже приготовилась уйти, но тут к ней в голову пришла одна мысль. — Э, Пинки Пай?
— Ась?
— У Кейков есть какие-нибудь запланированные вечеринки в Сахарном Уголке на неделе?
— Вроде нет... а что?

— Спайк... Твайлайт!? — позвала Никс, медленно спускаясь по ступенькам лестницы на основной этаж библиотеки.
Прошло несколько дней с возвращения Селестии и Луны, и эти дни кобылка веселилась с Твайлайт, Спайком и Совелием, снова привыкая к обычному ритму жизни. Но не всё было спокойно, несколько пони приходили к Твайлайт и требовали посадить Никс под замок, или даже забрать у единорожки. Твайлайт, тем не менее, только осуждала их и захлопывала дверь прямо перед ними, всегда уверяя Никс в том, что она не заслуживает тех наказаний, на которых они настаивали.
После этого наступило затишье но потом пришли сразу три пони, намереваясь забрать и запереть Никс, пока не убедили бы Селестию, что кобылку нужно изгнать. Вечер был напряжённым, но в итоге Твайлайт победила. Затем, чтобы подбодрить Никс, единорожка нарушила своё обычное правило и пообещала рассказать на ночь две истории.
Никс была так взволнована, что не легла, пока не послушала обе, и поэтому проспала больше обычного. Было почти десять утра, и кобылка не удивилась отсутствию Твайлайт и Спайка в их постелях, но пришла в недоумение, когда не обнаружила их на кухне или главном этаже.
«Г-где же все?» — спросила Никс про себя, проверив все комнаты. Кобылка почувствовала секундный страх внутри, вызванный её предательским юным разумом. Она не могла не подумать о том, что её снова бросили, но затем развеяла эту мысль, твёрдо потрясся головой.
Она знала, что Твайлайт не оставила бы её вот так. Никогда.
Но Никс по-прежнему размышляла, почему все пропали, и начала обыскивать библиотеку. Когда она спустилась на основной этаж, до её ушей донёсся стук копыта по дереву.
Кто-то стучал в дверь. В какой-то момент Никс не была уверена, стоит ли открывать дверь, вспомнив приходивших к библиотеке пони, от которых, как ей казалось, она легко отделалась. Но всё же она понимала, что за дверью может быть Твайлайт или другая хорошая пони, так что решила хотя бы посмотреть, кто пришёл.
Никс поскакала к двери, а рог кобылки начал светиться. Она слегка замялась с ручкой, не успев привыкнуть к своей намного более слабой магии, но, тем не менее, кобылка отпёрла дверь и приоткрыла её носом.
— Вот ты где!
Никс отпрыгнула, испуганно пискнула и рванулась назад в библиотеку. Праздничная пони, Пинки Пай, стоящая на пороге двери, успела схватить кобылку, метнулась внутрь, встала рядом с Никс и принялась взъерошивать ей гриву.
— Я так волновалась, что ты проспишь вечеринку, но Твайлайт сказала, что я не могла будить тебя до одиннадцати. Это было немного грустно, ты ведь уже так много веселья упустила, но потом я услышала движение. Так что я подумала, что ты проснулась, постучала в дверь и оказалась права! И теперь ты можешь прийти на вечеринку пораньше и хорошенько повеселиться! А если мы о-о-очень постараемся, то оторвёмся за тот час, который ты была Соней Засоновной!
— Пинки Пай, хватит! — наполовину захихикала, наполовину прохныкала Никс, спасаясь от настойчивого, но озорного тисканья Пинки Пай. — Что случилось? Какая вечеринка?
— О, моя Спасибо-за-спасение-Понивилля-от-целой-кучи-злобных-монстров-вечеринка, и угадай, кто наш почётный гость?
— Твайлайт?
— Не-е-е-е-т, — пропела Пинки Пай.
— Рэйнбоу Дэш?..
— Хи-хи, не-а!
— Эпплджек?..
— Неправильно.
— Флаттершай?..
— ...ух, тебе и вправду нужно тренироваться играть в угадайку. Это ты, глупенькая глупышка!
— Я?..
— Ну да-а. Да, Эпплджек и Рэйнбоу Дэш и Твайлайт и Флаттершай помогали, но ведь именно ты всех спасла. Ты пришла и создала кучу своих клонов и потом летала и помогала пони, как армия супергероев! А ещё ты стреляла молниями с большим ШАНДАРАХ, и дралась против монстров с огромным БАБАХ, а потом забросила их обратно в лес с таким ТЫДЫЩ!!! Это было та-а-а-к потрясно!
— Да?
— Ага! Пойдём, все наши знакомые собрались в Сахарном Уголке, и они будут так рады тебя видеть! Ну, вообще там все твои знакомые. Я знаю всех в Понивилле, и они бы не втиснулись в Сахарный Уголок. А ещё среди моих знакомых много больших злючных злюк. Некоторые из них узнали о вечеринке и пришли сказать, что я не должна её устраивать, потому что ты не заслуживаешь вечеринки. Разве это не злючно?
Ну так вот, все мои друзья и все твои друзья уже там, и ещё там есть парочка других пони.
А теперь пойдём! — весело воскликнула Пинки Пай. Прежде чем Никс успела что-либо сделать, Пинки сунула копыто под животик кобылки, одним стремительным движением подкинула Никс в воздух и подставила свою спину так, что малютка-аликорн приземлилась точно на неё. Земная пони встала на дыбы и бросилась вскачь по улице, а Никс изо всех сил вцепилась в её гриву.

— МЫ ЗДЕ-ЕСЬ!!! — пропела Пинки Пай, ворвавшись в Сахарный Уголок и напугав несколько пони своим внезапным появлением. Едва не сбив пару гостей, которым не посчастливилось встать на пути, розовая земная пони резко затормозила в центре комнаты, а слегка ошарашенная Никс крепко прижалась к её спине.
Когда аликорн осмелилась распахнуть глаза, её взгляду открылся Сахарный Уголок в праздничном убранстве, набитый серпантином, вывесками и воздушными шариками. Никс едва смогла разглядеть торт, украшенный простой, но узнаваемой фигуркой взрослой её, которая возвышалась над поверженным Большим Волком с крестиками вместо глаз и смешно высунутым языком.
И самое главное — Никс увидела дружелюбные, улыбающиеся мордочки пони, то, чего ей так глубоко недоставало, пока она была Найтмэр. Приглашённых было не слишком много, комната наполовину пустела, но это всё равно превысило ожидания Никс. Гостями вечеринки были Твайлайт с друзьями, Черили, родители Скуталу и другие кобылки и жеребцами. Несколько пони Никс даже не узнала, но они всё равно радовались ей.
Однако присутствовали не только взрослые. Никс даже не успела прийти в себя после суматошной пробежки по Понивиллю с Пинки Пай, как оказалась погребённой под кучей пони. Эппл Блум, Скуталу, Свити Белль и Твист прыгнули, снесли малютку-аликорн со спины розовой пони и крепко сжали её, смеясь и хихикая.
— Видать, Твайлайт не врала! Ты и вправду снова в порядке! — радостно объявила Эпплблум, выпрыгнув из поникучи. Другие тоже стали нащупывать пол под своими копытами.
— Наверное, странно больше не быть взрослой, — заметила Скуталу, — но мы рады, что ты вернулась, Никс.
— Спа-спасибо. Мне тоже очень приятно снова увидеться. Я так по всем вам скучала, — проговорила Никс с улыбкой, но та быстро померкла, и кобылка опустила голову.
— Послушайте... я... простите меня за то... ну... что я заперла вас в темнице...
— Не волнуйсь, — заверила её Эпплблум и обхватила копытом за плечи. — Мы знаем, ты просто хотела нас защитить, хотя сидеть взаперти — это всё ж скучно.
— Да, просто до ужаса... Э-Э-ЭЙ! — воскликнула пегасочка, быстро метнувшись к боку Никс. — Когда ты успела?
— Успела что? — спросила Твист, недоумённо склонив голову вправо.
— У Никс есть кьютимарка! — подпрыгнув, чирикнула Эппл Блум.
— Правда?! Что там?
— О, я знаю, это лопата! — уверенно заявила маленькая жёлтая кобылка.
— Не-а, у неё ручки нет. Это наконечник стрелы, — донёсся протест со стороны Свити Белль.
— Не та форма для стрелы. Э, может, это... э... — начала Скуталу, но её прервали.
— Это щит, — сказала Никс с гордой улыбкой, несмотря на непонимающие взгляды друзей.
— Щит? Что у тебя за особенный талант, раз кьютимарка — щит?
— Твайлайт говорит, что мой дар — защищать пони, даже если это навредит мне, как тогда, во время атаки на Понивилль
— О-о, круто. Не круче кьютимарки Рэйнбоу Дэш, но всё равно круто, —

одобрительно сказала Скуталу и улыбнулась.
— Но... я же всё равно останусь Меткоискателем, да? — спросила Никс.
— Конечно! — воскликнула Свити Белль. — После того, как ты посвятила Твист в Меткоискатели, мы обновили правила. Пони с кьютимаркой могут быть участниками, пока они помогают тем, кто без неё, отыскать их таланты. Хотя тебе надо будет хорошенько потрудиться, чтобы нагнать Твист. Она изо всех сил старается.
— Да я просто приношу поесть, — заметила Твист, потирая шею.
— Но твоя еда славная, и ты помогаешь нам найти то, чего мы ещё не пробовали для получения кьютимарок, — возразила Эппл Блум.
— Эй, — начала Скуталу, — может, у кого-то из нас кьютимарка, как у Никс! Мы должны попробовать защищать пони.
— Но от чего мы можем их защищать?
Никс почувствовала небольшую тяжесть в груди. Кобылке вовсе не хотелось, чтобы друзья побежали в Вечносвободный лес бороться с одним из чудовищ, которое она прогнала. Но тут её взгляд наткнулся на пиньяту в форме гидры, подвешенную к потолку.
— Знаете, — на лицо Никс прокралась хитрая улыбка, — эта большая гидра выглядит злобно и страшно. Мы же не хотим, чтобы кто-то на вечеринке пострадал...
— Да... она и вправду большая и мерзкая... — согласилась Скуталу, потирая подбородок. Четыре кобылки быстро смекнули, к чему клонит Никс, и все пять друзей широко улыбнулись и закричали хором, перепугав полвечеринки:
— МЕТКОИСКАТЕЛИ-БОРЦЫ С МОНСТРАМИ-ПИНЬЯТАМИ!!! УРА!!!
Меткоискатели, теперь насчитывающие пять резвых кобылок, быстро убежали искать повязку на глаза и палку, чтобы разломать пиньяту... или скорее защитить посетителей вечеринки от бумажного монстра, который совершенно случайно оказался наполнен сладостями.

— Хоть кьютимарок и нет, но конфеты обалденные, — сказала Эппл Блум, сидя на столе вместе с остальными Меткоискателями. Поблизости валялись на полу остатки разломанной пиньяты. Победительницей разноцветной гидры из папье-маше стала Скуталу, устранив ужасную угрозу для вечеринки и всех присутствующих на ней пони. Этот великолепный взрыв сладостей вызвал бурные овации у всех гостей вечеринки, и затем они поспешили поскорее получить свою часть угощения.
— Ну, Никс, — начала Свити Белль, проглотив маленькую шоколадку, — каково быть королевой?
— Если честно, мне не очень-то и понравилось, — ответила Никс, высунув язык и поморщившись от неприятных воспоминаний.
— Да ладно? Разве не зашибенно жить в таком огромном замке, и чтобы все на тебя трудились? — поинтересовалась Эппл Блум.
— Замок был славный, но все те пони хотели, чтобы я вела себя как настоящая Найтмэр Мун. Вот, и ещё они всегда заставляли меня краситься, и носить броню, и мне не нравилась эта броня.
— Ну, еда-то была хороша? — спросила Свити Белль.
— Иногда, но повар в замке всегда делал мою еду слишком заковыристой. Я просила сэндвич, а он его превращал в произведение искусства.
— Но та выпечка была потрясной! — воскликнула Скуталу. — Даже после того, как Свити Белль на неё села.
— До сих пор не верю, что ты это съела... — донёсся комментарий Свити Белль.
— Что? Всё равно было вкусно, просто немного расплющило, — оправдалась пегасочка и закинула в рот очередную конфетку. Тем не менее, Свити Белль не пожелала отступать так легко, и через пару секунд она со Скуталу уже вела дискуссию о том, нормально ли есть раздавленный десерт или нет. Время от времени Эппл Блум, Твист и Никс тоже вступали в спор, но по большей части просто сидели в стороне и слушали. Когда Скуталу открыто сказала, что съела бы всё, даже если бы выпечку изваляли в грязи и потом почистили, трио скорчило рожи.
Вдруг во время разговора Никс заметила краем глаза какую-то вспышку и посмотрела в сторону. Знакомая парочка кобылок миновала главный вход Сахарного Уголка, и отблески солнца играли на тиаре одной из них.
— Разве не так, Никс?
Малышка-аликорн потрясла головой и снова взглянула на друзей.
— Что? Простите, я не слышала.
— Я спрашивала, разве не круто ходить с волшебной гривой, как у Селестии, — ответила Свити Белль.
— Мне казалось, мы говорили о том, что Скуталу хочет съесть.
— Так и было, но потом Эппл Блум сказала что-то о гриве и хвосте, которые были у тебя взрослой, и мы сменили тему. Ты вообще не слушала? — спросила Твист и откусила немного ириски.
— Извините, я отвлеклась, но да, наверное, это было бы круто.
— Мне бы хотелось гриву Селестии, — протянула Свити Белль. — Она же така-а-ая...
— Да никаковская она, вот я б хотела гриву, которой можно делать всякую всячину — запротестовала Эппл Блум. — С бывшей гривой Никс я б могла достать ту банку печенья, которую Большой Мак прячет в верхнем шкафу.
Друзья принялись обсуждать преимущества магической гривы, а Никс сказала, что ей надо отойти на пару мгновений. Немного побродив среди гостей, кобылка обнаружила Твайлайт и Дитзи Ду, которые стояли около чаши с пуншем и разговаривали.
— Ты точно не против?
— Совсем нет, — заверила её Твайлайт. — Я с удовольствием помогу Динки в магии.
— Спасибо, Твайлайт. Мой кексик только и говорит о магии с тех пор, как сыграла тебя в весенней постановке. Она так обрадуется, что ты будешь её учить.
— Э, Твайлайт? — тихо вмешалась в слегка застопорившийся разговор Никс.
— О, Никс, ну как, веселишься?
— Да, но... зачем пришли Даймонд Тиара и Сильвер Спун? — спросила маленькая кобылка и посмотрела на задир, которые стояли в углу, ни с кем не общаясь и не играя.
— Я знаю, что они тебе не нравятся, но я попросила их сюда прийти.
— Зачем?
— Помнишь, что ты сделала с ними, когда была взрослой? — спросила Твайлайт более строгим голосом.
Никс прижала уши, вспоминая, как фактически обвинила двух кобылок в воскрешении Найтмэр Мун.
— Да... помню.
— Не думаешь, что надо у них попросить прощения?
Малышка-аликорн насупилась и взглянула на пару кобылок, которые изрядно портили ей школьные дни.
— Наверное... а если они не захотят меня прощать?
— Им же хуже, — ответила Твайлайт и легонько подтолкнула малышку-аликорна копытом. — А теперь иди.
— Ладно... — Никс надула губы и направилась в конец совершенно без какого-либо желания разговаривать. Её голову переполняли мысли о том, как отреагируют Даймонд Тиара и Сильвер Спун, и мысли эти были не самыми оптимистичными. Тем не менее, Никс продолжила к ним идти. Ей не нравилась эта затея, но Твайлайт была права. Надо было извиниться перед всеми за сделанное, в том числе перед Даймонд Тиарой и Сильвер Спун.
— Погляди-ка, Сильвер Спун, это же «великолепная» королева Эквестрии, — насмешливо и саркастично протянула Даймонд Тиара, заметив подошедшую чёрную кобылку. — Чего надо, Ваше Величество? О, погоди, дай-ка угадаю. Ты опять хочешь унизить нас перед всем городом. Или ты опять хочешь отнять у меня папу.
— Я... я... — Никс замялась под обвиняющим взглядом Даймонд Тиары. Сейчас малышке-аликорну снова надо было управляться со своим юным разумом. Если бы она оставалась Найтмэр Мун, то и ухом бы не повела из-за этих упрёков, но теперь, будучи снова кобылкой...
Но и теперь она не собиралась сдаваться. Вина навалилась на неё, слова Даймонд Тиары ранили, и Никс ощутила желание сорваться, но знала, что не должна этого делать. Конечно, она опять была маленькой кобылкой, но это не значило, что ей опять надо становиться трусихой и плаксой.
Никс не собиралась снова бояться и трусить. Она может быть смелой и может встретить свои страхи лицом к лицу. Если уж она смогла справиться с кучей монстров, то с парочкой задир и подавно.
— Я хотела извиниться.
Даймонд Тиара и Сильвер Спун переглянулись. Очевидно, они не ожидали, что маленькая аликорн подошла поговорить из-за этого.
— Извиниться? Извиниться!? Да ты за кого нас принимаешь? Мы не дуры! Ты нас ненавидишь почти так же сильно, как мы тебя, так с чего тебе извиняться? — взъярилась Даймонд Тиара.
— Потому что я всё делала неправильно, и... и неважно, нравитесь вы мне или нет. Вы всё равно заслуживаете извинений.
— Ну, огро-о-омное тебе спасибо. Мне прямо стало намноо-о-ого лучше.
Никс слегка ощетинилась:
— Я просто хотела быть вежливой. Почему вы двое вообще пришли, раз так меня ненавидите?
— Мы просто хотели глянуть, насколько тупа эта вечеринка, и поесть торта. Почему бы теперь тебе не двинуться обратно к своим друзьям-пустышкам и не побыть вежливой с ними? — процедила Даймонд Тиара и отмахнулась от Никс копытом. — Нам не нужно твоё сочувствие, Найтмэр Мун.
Никс нахмурилась, борясь с желанием магией перевернуть Даймонд Тиару вверх тормашками. В чёрной кобылке заиграла часть её старой личности, личности Найтмэр Мун, которая по-прежнему напоминала о себе, даже когда Никс снова стала маленькой. Уже пару раз, будучи взрослой кобылицей, Никс доказала, что скора на расправу. Из-за своего характера Никс кидалась на стражей и слуг, когда они не повиновались или задавали вопросы, и этот характер заставил её сдавить тощую шею Нексуса за то, что он чуть не убил Твайлайт.
Никс по-прежнему обладала этим нравом, но теперь сумела с ним совладать, чтобы не ляпнуть того, о чём пожалеет. Она извинилась, и если эти двое хотят остаться надменными и грубыми, то это их проблемы. Никс развернулась на копытах и пошла прочь от кобылок, изо всех сил стараясь оставаться спокойной. Она не хотела, чтобы задиры поняли, что они сумели её задеть, хотя и не удержалась от того, чтобы топнуть.
Никс так злилась на Даймонд Тиару и Сильвер Спун, что почти прошла мимо Твалайт, и единорожке пришлось ловить малютку-аликорна, наступив ей на хвост.
— Ты извинилась? — строго спросила Твайлайт, продолжая стоять на хвосте кобылки.
— Да, — произнесла Никс полусердито-полужалобно, — но они не приняли извинения.
— Всё в порядке, — уверенно сказала единорожка, отпустив хвост Никс и позволяя ей повернуться. — Самое важное, что ты поступила правильно. Почему бы теперь не пойти разрезать торт?
Никс слегка улыбнулась, её злость на кобылок стала остывать, и малютка-аликорн пошла к десертному столу вместе с Твайлайт. Никс не нужна была симпатия Даймонд Тиары и Сильвер Спун, ведь у неё были Твайлайт и друзья.
Да и торт выглядел аппетитно.

— Ну, сестра, похоже, что большинство в Кантерлоте восприняли твоё преображение хорошо, — сказала Селестия, пока она и Луна шли по замку во время короткой передышки между встречами и объявлениями. Для принцесс было сущей суматохой пытаться сочетать необходимую работу со всеми публичными появлениями, которые им надо было сделать.
— Они поняли это как знак моей победы над Найтмэр Мун, что я «покорила» великое чудовище и вернула себе свои силы. Это не чистейшая правда, но не вижу смысла их поправлять.
— Ты действуешь из лучших побуждений, сестра, но, боюсь, со временем «чистейшая» правда всё равно обнаружится. Некоторые жители Понивилля уже прислали мне письма о том, что Твайлайт не наказывает Никс так, как должна по их мнению. В одном письме Ригал Кат сообщил, что его дочь, Даймонд Тиара, была приглашена на вечеринку для Никс.
— Вечеринку? — недоумённо переспросила Луна.
— Судя по отправленному мне приглашению, это была «Спасибо-за-спасение-Понивилля-от-целой-кучи-злобных-монстров-вечеринка», которую устроила носительница Элемента Смеха, Пинки Пай. Если память мне не изменяет, то как раз сейчас эта вечеринка и идёт.
Луна тихо усмехнулась, вспомнив тот день, когда она впервые встретила шестёрку друзей.
— Знаю, Пинки Пай устраивает грандиозные вечеринки, я уже была на одной из таких. Надеюсь, Никс получает на ней удовольствие.
— Говоря о Никс, мне любопытно узнать кое-что. Я думаю, ты выбрала для неё наилучшее решение, забрав свою силу и воспоминания, но...
— Ты хочешь узнать, как я это сделала?
— Да, — ответила Селестия. — Это заклинание мне незнакомо.
Улыбка исчезла с губ Луны, и младшая принцесса стала смотреть в коридор перед ней.
— Это было заклятье, созданное из зависти и злых намерений. Я начала строить планы по удерживанию луны в небе ещё до превращения в Найтмэр Мун, и понимала, что не выстою перед тобой и солнцем слишком долго, ведь ты старше и превосходишь меня как минимум в силах.
Так что я придумала и разработала заклинание, которое позволило мне красть чужую магию. Цветы, деревья... пони... я крала не только их магическую энергию, если мне вдруг попадался пони с уникальным знанием магии, то я забирала и эти знания.
Я использовала заклинание, чтобы стать сильнее, — сказала Луна, и в её голосе послышались нотки стыда. — Когда я накопила достаточно знаний и магии, то с помощью этого превратилась в Найтмэр Мун. Я впустила в себя эти силы и стала монстром, который с лёгкостью бы выстоял против такой кобылицы, какой ты была тысячу лет назад. Это... это ужасное тёмное искусство.
— Не беспокойся, сестра. Всё уже в прошлом, и теперь ты смогла применить это заклинание на благо.
— Я не хотела, чтобы Никс жила с моими ошибками. Я хотела забрать их у неё... и это желание заставило меня подумать о заклятии впервые за века. Я почти полностью его забыла. Оно не приходило мне в голову с тех пор, как я стала Найтмэр Мун. Видимо, поэтому Никс и не знала этого заклинания. Чудо, если она помнит только то, о чём я думала, когда мы были одним целым.
Тем не менее, когда я вспомнила заклинание, то поняла, что это будет для неё самым лучшим выходом.
— Это и вправду был лучший исход, на который мы только могли надеяться,— согласилась Селестия. — Много пони в Эквестрии могут до сих пор бояться и презирать Никс за её действия, но пока есть те, кто видит в ней добро, она сможет найти свой путь.
— А ещё ты не сообщила Твайлайт, что отправила в Понивилль пару королевских стражей под прикрытием, чтобы удостовериться, что на Никс не нападёт разозлённая толпа, — понимающе добавила Луны.
— Просто предосторожность и ничего более.
— Не волнуйся, сестра. Я никому об этом не скажу, — уверила её Луна, и обе принцессы подошли к своей цели. Это был обеденный зал, который уже был забит до отказа пони. Очередной праздничный обед, в этот раз устроенный элитой Мейнхеттена, которые больше всех желали поздравить принцесс с возвращением.
Селестия и Луна сели во главе стола. Мэр Мейнхеттена и несколько самых крупных бизнесменских пони имели честь сидеть рядом с Королевскими Сёстрами, и, после приветствия со стороны принцесс, был подан обед.
Приглашённые пони скоро потонули в обсуждении того, как кратковременная власть Найтмэр Мун отразится на экономике, но принцессы слушали этот разговор вполуха. Луна энергично поглощала еду, а Селестия не решалась притронуться к своей порции.
— Что с тобой, Тия? Ты не голодна? — тихо прошептала Луна и вилкой положила в рот кусочек еды.
— Весьма, но я уже съела слишком много за завтраком, — шепнула Селестия в ответ, не желая привлекать внимание сидящих рядом бизнесменских пони. — После всей сегодняшней еды мне правда уже не стоит есть ничего, кроме зелёного салата, и это если я не хочу пропускать ужин.
Луна засмеялась про себя:
— Ты слишком волнуешься насчёт веса, Селестия.
— Ты, может, и ешь всё, что захочешь, но, как ты напомнила, я всегда следила за фигурой, — проговорила Селестия и повернулась к подошедшему слуге. Он прошептал что-то на ухо принцессе и торопливо удалился.
— Что случилось? — спросила Луна, держа вилку с насаженной на неё едой перед ртом.
— Это Спелл Нексус, — прошептала Селестия. — Он ворвался в темницу замка.
— Ворвался?
— Он смятён и обеспокоен тем, что участвовал в воскрешении Найтмэр Мун, даже несмотря на то, что Детьми Найтмэр ведала паразитная магия.
— Значит, он ворвался в тюрьму, чтобы его наказали и заперли?
Селестия кивнула, взяла салфетку и осторожно вытерла рот.
— Да. Спелл Нексус всегда был излишне драматичен. Ты бы видела его, когда он был моим учеником. Он случайно разбил вазу в замке и был уверен, что я должна изгнать его за это из Эквестрии. Иногда он бывает такой истеричкой.
— Ты хотела сказать «истериком»?
— Нет, истеричкой, — поправила Селестия с небольшой улыбкой. — Не говори никому, но кричит он очень тонким голоском.
— Так что ты собираешься делать?
— Оставлю пока гостей на тебя, а сама пойду и скажу Спелл Нексусу, что ему не нужно запирать себя в тюрьме, — ответила Селестия и поднялась с сиденья. — И, скорее всего, мне также надо будет убедить его, что он не должен отказываться от своих полномочий.
— Хочешь, чтобы я оставила тебе кусочек десерта? На сладкое должен быть облачный торт, твой любимый.
Селестия вздрогнула, остановившись в паре шагов от своего трона. После пары напряжённых моментов принцесса обернулась и посмотрела на сестру.
— Оставь мне один маленький кусочек... маленький кусочек, Луна.
Луна кивнула, проводила уходящую Селестию взглядом и вернулась к еде. Затем, когда рядом проходила служанка, Луна подозвала её к себе копытом, наклонилась и тихо прошептала, дьявольски улыбаясь:
— Пожалуйста, оставьте мой сестре огромный кусок торта, полностью покрытый глазурью. А вообще, лучше отложите один из тортов специально для неё и принесите в её спальню этим вечером.
— Конечно, Ваше Высочество, — ответила служанка и поспешно покинула комнату. Луна принялась пережёвывать очередную порцию еды, представляя реакцию Селестии, когда та найдёт в своей спальне целый облачный торт. Интересно, устоит ли она перед тем, чтобы не съесть его?

Твайлайт возвращалась обратно в библиотеку, изнурённо улыбаясь. Спайк и Никс дремали у неё на спине, утомлённые вечеринкой. Позади единорожки шла Рэрити, которая несла сонную Свити Белль.
— Думаю, после сегодняшнего даже Пинки Пай устала, — сказала Рэрити с ощутимым изнеможением в голосе. — Впервые увидела, как она поднималась на свой этаж обычным шагом, а не подпрыгивая.
— Да, но всё равно было весело.
— Что верно то верно, Твайлайт, — согласилась Рэрити. — Но я хочу сказать тебе кое-что, пока не забыла.
— Да, Рэрити?
— Ну, поначалу я думала, что ты с ума сошла, заботясь о кобылке, которая могла быть, и в итоге была, хоть и частично, Найтмэр Мун. И беспокоилась я не только о Никс, но и о тебе. Я знала, что ты заботилась о Спайке, но всегда считала, что тебе помогала его взрастить Селестия.
— Ну да, и ещё пара преподавателей в школе.
— Именно. Я волновалась о сущности Никс и о твоём благополучии, но ещё меня беспокоило и то, во что ты ввязываешься. Чтобы заботиться о кобылке, надо быть очень ответственной, а Спайк скорее твой помощник, и он сам о себе может позаботиться.
И я хотела сказать, что никогда не была так счастлива ошибиться. Тебе и вправду прекрасно удаётся заботиться о Никс.
— Спасибо, Рэрити. Для меня эти твои слова много значат.
— Только не думай о них слишком много, — предупредила белая единорожка. — Может, ты пока и хорошо справляешься, но тебе не следует расслабляться. Уверяю, если ты не будешь пристально следить за маленькой кобылкой, она натворит что-нибудь ещё быстрее, чем ты можешь себе представить. До сих пор не верю, что Свити Белль удалось стянуть мою золотую ткань для меткоискательных плащей, а я даже этого не заметила.
Твайлайт хихикнула, не в первый раз слыша, какие проблемы может вызвать Свити Белль для Рэрити:
— Буду иметь в виду.
— Весьма надеюсь, — отметила Рэрити, когда пара единорожек подошла к перекрёстку. — Кажется, здесь нам пора разойтись. Спокойной ночи, Твайлайт.
— Спокойной, Рэрити, — попрощалась Твайлайт, посмотрела, как белая единорожка направилась на другую улицу, и затем сама пошла в противоположном направлении. Через пару минут Твайлайт добралась до библиотеки и, уложив Спака и Никс спать, поднялась наверх. Подвинув к себе свиток и банку чернил, Твайлайт начала писать в свете свечей.

"Дорогая принцесса Селестия,
Я просто хотела ещё раз сказать вам и Луне спасибо за то, что позволили Никс остаться со мной. Хоть большинство пони Эквестрии, может, и не слишком приветливы

к ней, после сегодняшних событий я могу вас заверить, что у Никс есть друзья в Понивилле. Это пони, которые желают видеть её той, кем она есть, а не кем была.
Никс научила меня кое-чему. Если кто-то желает стать лучше, он может, особенно с помощью верных друзей. Когда я впервые увидела Никс, то, как и вы, испугалась, что она могла быть Найтмэр Мун, настоящей Найтмэр Мун. Даже быстро узнав её робкий на тот момент нрав, я по-прежнему боялась правды, и теперь понимаю, что активно отрицала всё, указывающее на то, кем она на самом деле была, просто чтобы облегчить свои страхи.
И, несмотря на то, что произошло, события могли закончиться намного хуже. Судя по всему, даже полностью воскреснув, Никс не была той Найтмэр Мун из книжных легенд. Все мгновения, которые она провела, будучи моей дочерью, которые она провела вместе с друзьями, изменили её к лучшему. Она не позволила себе стать настоящей Найтмэр Мун, и я уверена, что никогда ею не станет.
И если Найтмэр Мун смогла исправиться, то, я думаю, это может кто угодно.
Ваша вернейшая ученица,
Твайлайт Спаркл"

Конец